Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 декабря 2017, четверг, 16:24
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

26 апреля 2010, 09:00

Таджикские трудовые мигранты во время кризиса

Институт демографии
Государственный университет Высшая школа экономики
ДЕМОСКОП Weekly

ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ БЮЛЛЕТЕНЯ
“НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО”

101000, Москва, Покровский бульвар, д. 11;
Факс (495) 628-7931

Над темой номера работали Саодат Олимова и Музаффар Олимов

Миграция из Таджикистана в кризис: первая зарисовка с натуры

Надежда Воробьева. Таджикская девочка. 1952

Трудовая миграция — одна из сфер, испытывающих наибольшее воздействие глобального финансового кризиса. В период экономического спада трудовые мигранты первыми теряют работу. Остановка или сокращение деятельности в строительстве, промышленности, сфере услуг, розничной торговле и туризме больно бьет по мигрантам, большинство из которых работает именно в этих секторах.

Вторичные последствия финансово-экономического кризиса также сильно затрагивают рынок труда и, соответственно, мигрантов: компании и работодатели стремятся уменьшить расходы, для чего сокращают зарплаты, социальные выплаты, уменьшают затраты на охрану труда. Все это снижает доходы, ухудшает качество жизни и труда мигрантов, вызывает волну возвратной миграции.

Пытаясь справиться с последствиями кризиса, правительства принимают протекционистские меры по защите национального рынка труда. Распространенные представления о том, что мигранты «отбирают работу» у местного населения, заставляют правительства принимающих стран ужесточать миграционную политику, так как это произошло в Италии, Испании, Великобритании. Россия наряду с Таиландом, Казахстаном, Малайзией, Южной Кореей также ввела протекционистские меры. Эти же представления, транслированные СМИ, способствуют усилению дискриминации и ксенофобии, а также росту противоречий между принимающими и отправляющими странами.

Однако опыт предыдущих кризисов показал, что взаимосвязь между миграцией и кризисом далеко не так проста, как кажется. Экономические кризисы мирового и регионального уровня, такие, как нефтяной кризис начала 1970-х годов, азиатский финансовый кризис 1998-го года, продемонстрировали, что трудовая миграция сохраняет свое значение и масштабы, независимо от кризиса. Более того, миграция помогает бороться с кризисными явлениями в экономике. Поскольку движение рабочей силы стимулирует экономическую активность и способствует созданию рабочих мест, то сохранение рынка труда открытым для мигрантов в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, сыграло важную роль в преодолении экономического спада и стимулировало быстрый экономический рост в посткризисный период.

Россия также пережила кризис 1998 года, однако масштабы миграции в тот период были меньшими, чем сейчас. Кроме того, мигранты из стран СНГ в России 1998 года еще не воспринимались как иностранцы, поэтому воздействие кризиса на миграцию имело характер внутренней проблемы. Иное дело — нынешний кризис, первый глобальный кризис мировой экономики и первый по-настоящему глубокий капиталистический кризис в постсоветских странах.

Современный кризис ставит перед исследователями миграции новые вопросы. Почему, потеряв работу, некоторые мигранты уезжают, а некоторые остаются? Какие факторы «выталкивают» мигрантов из страны приема, а какие их задерживают? Меняются ли в условиях кризиса стратегии миграции и возвращения? Что происходит с вернувшимися мигрантами на родине? Могут ли они реинтегрироваться в местные сообщества в условиях кризиса? Как они влияют на жизнь родины, на ее развитие? Что происходит с мигрантами, которые, несмотря на кризис, вновь едут работать за границу?

Авторы поставили задачу ответить на эти вопросы на примере таджикских трудовых мигрантов, работающих в России. Таджикистан — маленькая страна в самом центре Евразии, связана с Россией мощными потоками трудовой миграции.

Мы стремились описать ситуацию, запечатлев «текущий момент», так как кризис пока не завершен, и осмысление его воздействия, в том числе и на трудовую миграцию, еще впереди.

В феврале-апреле 2009 года нами было проведено качественное исследование «Воздействие глобального кризиса на трудовую миграцию из Таджикистана». Исследование было сфокусировано на четырех группах мигрантов: а) мигранты, остававшиеся в кризис в России [1]; б) мигранты, возвращавшиеся на родину из-за кризиса; в) вернувшиеся мигранты, реинтегрирующиеся в Таджикистане; в) мигранты, направлявшиеся на работу в Россию в период кризиса.

В зале прилета аэропорта г. Душанбе мы опросили 39 мигрантов возвращавшихся из Москвы, Екатеринбурга и Санкт-Петербурга. В этом же аэропорту в зале регистрации были опрошены 21 человек, направлявшихся на работу в Россию. Были также обследованы 15 домохозяйств с вернувшимися мигрантами в г. Душанбе, Вахдатском районе и Бохтарском районе Хатлонской области. В ходе исследования был проведен экспертный опрос (12 экспертов).

Кроме того, были привлечены данные опроса вернувшихся мигрантов, проведенного Министерством труда и социальной защиты населения Республики Таджикистан в апреле-мае 2009 г. (5533 респондентов) [2], а также материалы исследования возвратной миграции, собранные авторами в ходе реализации проекта МОТ «Миграция и развитие» [3]. Также были использованы данные обследования домохозяйств в рамках проекта Азиатского Банка развития (АБР) «Миграция и бедность» (2007 год) [4].

Несмотря на то, что история трудовой миграции на территориях, вошедших в современный Таджикистан, насчитывает несколько веков, современная трудовая миграция в Таджикистане — явление последних лет постсоветского развития. Наибольшее значение для ее развития имели гражданский вооруженный конфликт (1992-1997 годы) и исключительно высокая социальная цена перехода.

В настоящее время масштабы миграции в Таджикистане беспрецедентны по размеру, социальному и экономическому воздействию на страну. Согласно обследованию АБР в 2007 году, объем трудовой миграции составлял более 700 тысяч человек [5]. Это — значительная часть населения Таджикистана, насчитывающего 7 млн. человек, половина из которых — дети и молодежь до 18 лет. Каждое третье домохозяйство страны имеет, по крайней мере, одного члена, работающего за границей.

Несмотря на то, что география миграционных потоков из Таджикистана охватывает целый ряд стран (Казахстан, Украина, Китай, ОАЭ, Афганистан, США), трудовая миграция в основном ориентирована на Российскую Федерацию (97% всех мигрантов). Мигранты работают в таких областях, как строительство (74,1% всех мигрантов), торговля (10,8%) промышленность (4,8%), сельское хозяйство (5,4%) и другие сектора (коммунальные услуги, образование и др. — 4,8%). При этом типы и сектора занятости мигрантов внутри страны и на выезде сильно различаются.

В целом, трудовая миграция из Таджикистана приспособлена к потребностям и условиям рынка труда Российской Федерации. Климатические условия объясняют сезонность труда в России, особенно характерную для строительства, добывающей промышленности, сельского хозяйства, розничной уличной торговли и общественного питания, т.е. тех секторов, где трудится большинство мигрантов из Таджикистана — обследование АБР показало, что 73,1% мигрантов работает за границей сезонно, т.е. с февраля-марта по октябрь-ноябрь.

Формированию масштабной сезонной миграции способствуют как специфика условий жизни и работы в России, так и работа сезонников дома, в Таджикистане. Важными факторами являются также безвизовый режим, наличие развитой транспортной связи между Таджикистаном и Россией, низкий уровень заработной платы мигрантов в России, не позволяющий работникам привозить с собой семьи.

Трудно переоценить степень воздействия трудовой миграции на все стороны жизни Таджикистана. За короткий срок миграция стала структурной особенностью экономической и социальной жизни Таджикистана. На протяжении 2006-2008 годов объем денежных средств, переводимых трудовыми мигрантами в Таджикистан, возрос с 1 до 2,6 млрд. долл. (в 2,6 раза). Согласно данным Национального банка Республики Таджикистан, объем денежных переводов в 2008 году составил 46% ВВП страны.

Выезд трудовых мигрантов из Таджикистана сократился на 150-160 тысяч человек

Наиболее заметными последствиями влияния глобального кризиса на трудовую миграцию в Таджикистане стали: а) колебания числа мигрантов; б) волна возвратной миграции зимой 2008/2009 годов); в) изменение социально-демографических характеристик мигрантов; г) появление новых стратегий миграции и возвращения; д) сокращение денежных переводов.

Прежде всего, нас интересовала динамика колебаний численности трудовой миграции, связанная с воздействием кризиса. В последнее десятилетие трудовая миграция из Таджикистана в Россию развивалась бурными темпами и достигла максимума в 2008 году, когда в России работали не менее 800 тысяч человек, что составило 97% всех таджикских мигрантов. Несмотря на попытки диверсифицировать направления трудовой эмиграции, Россия остается основной принимающей страной для таджикских работников.

Начальный этап воздействия кризиса на рынок труда в России (октябрь 2008 года) совпал с сезонным возвращением мигрантов из России на родину. По данным местных властей [6] и транспортных предприятий, численность возвращавшихся осенью 2008 года сезонников была на треть меньшей, чем обычно. Так, согласно информации Министерства транспорта Республики Таджикистан, объем пассажиропотока в период с ноября по декабрь 2008 года был на треть меньше, чем за аналогичный период 2007 года. Это произошло из-за того, что сезонники не смогли собрать средства для возвращения домой из-за задержек и невыплаты зарплаты в России. Кроме того, часть мигрантов предпочла остаться в России для того, чтобы наблюдать за развитием ситуации.

Сезонное возвращение мигрантов не закончилось в декабре, как обычно. Кризис вызвал волну возвратной миграции, которая последовала за периодом увольнений и сокращений персонала в России в декабре 2008 года [7]. Возвратная миграция продолжалась вплоть до конца апреля 2009 года и на месяц задержала выезд сезонников в Россию. Они отслеживали ситуацию и отправились на заработки только в последних числах февраля 2009 года. Сезонный отъезд на работу растянулся на несколько месяцев — вплоть до июня. При этом число сезонников было на 35-40% меньше, чем годом раньше.

Сопоставив данные Министерства транспорта Республики Таджикистан, авиакомпаний, ГУП «Железные дороги Таджикистана» можно предположить, что сокращение числа мигрантов в Таджикистане в 1-м полугодии 2009 года составило 20-30%, т.е. 120–150 тысяч человек. Наши оценки совпадают с данными Миграционной службы МВД Республики Таджикистан, согласно которым число трудовых мигрантов из Таджикистана к концу мая 2009 года сократилось на 120 тыс. человек. Эти данные вполне согласуются с информацией, предоставленной директором ФМС России Константином Ромодановским, который сообщал, что за I квартал 2009 года трудовая миграция сократилась на 27%, а всего иностранцев въехало в Россию на 14-15% меньше, чем год назад [8].

Изменения числа мигрантов, связанные с воздействием кризиса, можно проследить на примере джамоата [9] Бахор Вахдатского района Таджикистана. Председатель и заместитель председателя джамоата Бахор сообщили в интервью, что в джамоате насчитывается более 1500 трудовых мигрантов, работающих в России. В последние годы направления выезда стали расширяться. Несколько десятков человек работает в Китае, Йемене, США и других странах. По словам представителей местных властей, в октябре 2008 года началось сезонное возвращение мигрантов, которое перешло в возвращение мигрантов, пострадавших от кризиса. Возврат продолжался и в феврале 2009 года. На момент интервью (начало марта) около 160 человек вернулись по обстоятельствам, связанным с кризисом, около 50 человек были выдворены или депортированы с территории России. Все эти люди собирались оставаться на родине в ближайшие годы. Остальные мигранты жили в обычном режиме, т.е. продолжали находиться в странах приема, либо, будучи сезонниками, готовились к выезду за рубеж. (Интервью с председателем и заместителем председателя джамоата Бахор, 3 марта 2009 года).

По нашей оценке, в целом в 2009 году произошло сокращение числа таджикских трудовых мигрантов в Российской Федерации на 150-160 тысяч человек.

Как кризис бьет по мигрантам

Проведенные в России и Таджикистане интервью показали, что кризис глубоко затронул мигрантов — 87% всех респондентов сообщили, что их жизнь изменилась из-за кризиса.

Кризис воздействовал на все стороны жизни мигрантов. Наибольшие изменения претерпела заработная плата — об этом сообщили 40,3% опрошенных (рис. 1). В меньшей степени кризис повлиял на занятость мигрантов — на увольнения и сокращения рабочего времени указали 23,6% респондентов, на ухудшение условий жизни — 19,4%. Комплексное воздействие кризиса отметили 13,7%. Около 10% сообщили, что, их жизнь стала неопределенной — они потеряли работу, но, несмотря на это, работодатели предлагают им оставаться в России и ждать восстановления деятельности, 4,2% сообщили, что ухудшились условия труда. Кроме того, в условиях кризиса трудовые мигранты стали значительно более уязвимыми к различным формам эксплуатации и злоупотреблений, чем местное население. Повысилась уязвимость мигрантов к торговле людьми, вымогательству, депортациям.

Рисунок 1. Изменения, связанные с кризисом. Ответ на вопрос: Что изменилось больше всего?

Рассмотрим отдельные аспекты воздействия кризиса на условия работы и жизни мигрантов.

Сокращение зарплат

Наибольшее воздействие кризис оказал на зарплату мигрантов. Согласно результатам нашего опроса, наиболее часто мигранты отмечали задержку выплат, прямые сокращения зарплаты, отмену премиальных и бонусов, введение различных штрафов. Аналогичные результаты были получены в ходе опроса вернувшихся мигрантов, проведенного Министерством труда и социальной защиты населения РТ .

Задержки зарплаты, наиболее значительные в строительной отрасли, начались с октября 2008 года. В целом 57,2% респондентов сообщили, что им задерживали зарплату от 2 до 5 месяцев. При этом 13,6% мигрантов считают, что им не выплатят заработанное, и квалифицируют поведение работодателей как обман.

«Зарплату не платят. Производство не остановилось, работает, но заработанное не отдают». Наладчик, 27 лет, Москва

«Снизился размер заработка: если раньше платили по 20 тыс., то теперь за эту же работу платят 10 тыс. рублей. Да еще штрафы высчитывают — за опоздание или еще за что. Это рассказывают ребята из больших молов типа «Ашан»». Экспедитор овощной базы, 39 лет, Москва

Можно предположить, что большая часть работодателей, не выплатившая зарплату мигрантам, сознательно обманула их, сокращая убытки от кризиса за счет работников. С одной стороны, это было объективной необходимостью, приспособлением предприятий к сокращению деловой активности, с другой стороны, некоторые работодатели старались снизить убытки от кризиса за счет обмана и ограбления мигрантов.

Согласно опросу, проведенному Министерством труда Республики Таджикистан в марте-апреле 2009 года, более 70% вернувшихся на родину мигрантов покинули Россию из-за невыплаты и/или задержки зарплаты, которую они все же надеются получить. Однако немногие мигранты пытаются защитить свои права.

«Вернулись всей бригадой — уволили из-за остановки работы фирмы. Не выплатили зарплату за 3 месяца. Мы не стали ждать, сразу же уехали. Они обещали переслать по почте. Кормили «завтраками», обещали заплатить за работу. Мало верится, что заплатят. Мы ни к кому не обращались за защитой наших прав, зачем? Все равно бесполезно. Много людей кидают, не платят зарплату, управу на них все равно не найдешь». Бригада сварщиков из 6-ти человек, работала в частной фирме. Екатеринбург

За 8 месяцев 2009 года в Представительство МВД Республики Таджикистан по миграции в России поступило только 411 заявлений от трудовых мигрантов-граждан Таджикистана, 106 из которых касаются невыплаты заработной платы, как со стороны частных работодателей, так и юридических лиц. По словам пресс-секретаря представительства Дильбар Ходжаевой, общая сумма невыплаты составляет свыше 30 млн. российских рублей. Часто обращения в Прокуратуру Российской Федерации не рассматриваются из-за отсутствия трудового договора между работником и работодателем [10].

Группа опрошенных строителей сообщила, что вместо зарплаты рабочим дают деньги «на пропитание» и предоставляют бесплатное жилье в виде бытовок или общежитий. Это объясняется тем, что ряд строительных фирм и отдельных подрядчиков, особенно те, кто планировали работать по государственным контрактам, весной 2009 года ждали результатов секвестра бюджета Российской Федерации, после чего надеялись начать работу. Они пытались сохранить квалифицированных работников, поэтому обеспечивали их бесплатным жильем и выплачивали т.н. «кормовые» в размере 5-6 тысяч российских рублей на человека в месяц. В результате большое количество строителей из Таджикистана не предпринимали никаких действий по защите своих прав, предпочитая ждать обещанного начала работы. В то же время, наиболее квалифицированные работники, выяснив ситуацию, предпочли уехать на родину. Они считают, что ждать окончания кризиса в Таджикистане дешевле, чем в России.

Файзали, строитель, 31 год, среднее специальное образование, срок последней поездки — 6 месяцев, работал в Москве в «Дон-строе» вместе с двумя братьями и зятем. Им не выплатили зарплату за 4 месяца, но говорили, чтобы рабочие подождали восстановления строительства и давали деньги на еду. Братья и зять уехали, оставив Файзали ждать выплаты зарплаты и следить за ситуацией.

Дома в Яванском районе жена и пятеро детей живут на доходы от огорода, есть молочная корова и козы, жена продает молоко и молочные продукты. Семье помогают отец и братья.

Опрос мигрантов показал, что широко практикуется сокращение зарплаты как в виде прямого сокращения на 30-50%, так и в виде различных штрафов, что оказывает большое влияние на уменьшение переводов в Таджикистан. Более 50% мигрантов отметили, что их доходы сократились на 20-50% от прежнего уровня, и теперь они не могут посылать на родину столько денег, сколько посылали раньше. Только 10% опрошенных мигрантов, остающихся в России, сообщили, что нынешние зарплаты позволяют им удовлетворять основные потребности и отправлять домой те же суммы денег, что и раньше.

Тем не менее, почти две трети мигрантов, решивших остаться в России, сообщили, что, несмотря на уменьшение доходов, их устраивают нынешние зарплаты. Значительная часть этой группы имеет высшее образование и принадлежит к возрастной группе старше 30 лет.

«Работаю в «Технокруге», в России 6 лет. Фирма обеспечивает жильем, разрешением на работу. Зарплату чуть сократили — на 20%, но заработок стабильный. У меня больших проблем нет». Наладчик, 38 лет, родом из Кумсангирского района Хатлонской области Таджикистана.

Только треть респондентов, остающихся в России, отметили, что их не устраивают заработки.

Потеря работы

Опрос показал, что увольнения мигрантов начались с конца октября 2008 года, однако их пик наблюдался в декабре 2008 года. В праздничном январе масштабы увольнений снизились и опять выросли в феврале 2009 года, когда треть респондентов (32,5%) потеряла работу.

Даже если не принимать во внимание дискриминационный подход к работникам-мигрантам со стороны работодателей, проявляющийся при сокращении штатов, мигранты сильнее местных работников страдают от кризиса. Они особенно сильно представлены в таких отраслях, которые сильнее реагируют на изменения экономической конъюнктуры, такие как строительство, обрабатывающая промышленность и торговля. Полученные данные коррелируют с результатами исследований поведения предприятий России в условиях кризиса. Так, согласно обследованию, проведенному ГУ-ВШЭ совместно с «Левада-центром», предприятия, сталкиваясь с серьезными экономическими трудностями, предпринимают следующие меры: сокращение численности персонала (40% предприятий), сокращение рабочего времени (46%), снижение основной заработной платы (39%). Согласно выводам авторов исследования, эти меры, предпринимаемые предприятиями в рамках адаптации к снижению деловой активности, способствуют стабилизации занятости и сдерживанию роста безработицы в России [11].

Можно предположить, что адаптационные меры предприятий в России стали фактором, препятствующим образованию мощной волны возвратной миграции в посылающие страны, такие, как Таджикистан. И все же здесь возникает множество вопросов, требующих глубокого изучения: насколько различаются стратегии предприятий по отношению ко внутренней рабочей силе и к мигрантам? Какие меры предпринимаются по отношению к нелегальным работникам? Как ведут себя предприятия в теневом секторе экономики, и т.д.

Ухудшение бытовых условий

Потеря работы, задержка или сокращение зарплаты ведут к ухудшению бытовых условий, сокращению потребления и уменьшению переводов. 20% респондентов отметили, что кризис вызвал заметное ухудшение условий их жизни. Прежде всего, это связано с особенностями проживания мигрантов. Работников частных фирм, часто обеспечивает жильем хозяин, он же берет на себя контакты с правоохранительными органами, в том числе участковыми милиционерами. Те, кто работают в государственной фирме/организации, также зачастую живут на месте работы, и там зарегистрированы компанией. Так, 35% опрошенных в Москве мигрантов жили в общежитиях, предоставленных работодателями, и 25% — на рабочем месте.

Российское миграционное законодательство прикрепляет работников к работодателям, делая первых полностью зависимыми от воли последних. «Мы не чувствуем себя свободными, мы зависим от хозяина. Без его ведома не можем выйти за пределы места, где работаем и живем. В любой момент нас могут схватить и депортировать. Если что случится, мы не можем сообщить ни органам власти России, ни Таджикистана, ни посольству Таджикистана в России, ни НПО. За время работы мы видим только милиционеров и своего работодателя. Мы абсолютно бесправны». Пекарь-кондитер, 34 года, высшее образование (врач-стоматолог), Москва

Увольнения часто влекут за собой потерю жилья. Где же живут потерявшие работу мигранты?

Согласно данным опроса, после увольнения часть работников продолжала жить в общежитиях, строители жили на стройке, в бытовках, вагончиках, так как работодатели сохраняли за ними жилье в надежде на восстановление работы. Часть потерявших работу переселилась к друзьям, родственникам. Некоторые стали снимать менее комфортное жилье, например, койко-место в комнате с 7-10 постояльцами. Отмечены случаи, когда в одной комнате ютилось 20 человек. Часть поселилась в нежилом фонде — гаражах, подвалах, сараях и т.д. (7,2%)

Правовые отношения

В период кризиса мигранты оказываются не только одной из социальных групп, наиболее подверженных экономическим рискам — падению доходов, потере работы, обнищанию. Для них также резко возрастают политические и административные риски, уровень которых зависит от различных условий, в том числе от уровня коррупции, криминала, роста национализма и т.д.

Одним из самых заметных воздействий кризиса является резкое ухудшение отношений мигрантов и представителей правоохранительных органов — это отметили 80% респондентов. Нарастающие негативные последствия глобального финансового кризиса, рост безработицы привели в России, так же как и в других принимающих странах, к восприятию мигрантов как конкурентов на рынке труда. Такой взгляд, не имеющий реальной основы, способствовал принятию мер по сокращению иностранной рабочей силы. В их число входит не только объявленное двукратное сокращение квоты на использование труда иностранцев, но и барьеры в регистрации мигрантов и выдаче разрешений на работу, многочисленные проверки, депортации, а также обвинения мигрантов в преступности, тиражируемые через СМИ.

Заметно возросли трудности и, соответственно, плата при оформлении регистрации и разрешения на работу, включающие различные неформальные выплаты. Наиболее трудно получить разрешение на работу. По мнению респондентов, «ФМС принципиально отказывает гражданам Таджикистана в разрешении на работу, поэтому разрешение можно сделать в основном через посредника за большие деньги» (водитель автобуса, 37 лет, Одинцово). По информации из ФМС России, гражданам Таджикистана рекомендовано предоставлять разрешение на работу на срок до 3-х месяцев, а не на 1 год, как мигрантам из других стран. Соответственно, возросли ставки неформальных платежей посредникам, расширилась их сеть.

Отмечен рост неформальных платежей, которые мигранты выплачивают работникам правоохранительных органов за легализацию и нахождение на территории России — это отметили 39,6% респондентов. Интервью показали, что неформальные платежи ФМС, участковым инспекторам МВД и другим представителям правоохранительных органов Российской Федерации увеличились в несколько раз (до 7-10 раз).

Заметно выросли ставки неформальных платежей «с головы мигранта» участковым, линейным милиционерам и ФМС при облавах, причем независимо от легального/нелегального статуса мигрантов.

«С начала кризиса ФМС стала жестче относиться: грабят, накрывают квартиру или место работы, окружают и требуют деньги; заходят в квартиру, неважно, есть у нас разрешение на работу и документы или нет, требуют «долю», забирают деньги и уходят. Ставки ФМС возросли. То же делают и участковые». Дворник, 26 лет, среднее специальное образование, Москва

В Москве и ряде регионов действует «горячая линия», по которой можно вызвать работников ФМС и инициировать проверку документов в жилищах иностранных граждан.

Увеличение стоимости правового обеспечения миграции (штрафы, систематические отчисления ФМС, участковым, стоимость периодических выездов за границу для легализации пребывания или плата за легализацию посредникам) существенно сокращает доходы мигрантов. Чтобы уменьшить издержки, они перестают легализоваться. Но если и это не помогает, миграция становится экономически невыгодной, и мигранты возвращаются домой.

Депортации

В 2009 году возросло число мигрантов, депортируемых из России в Таджикистан. Так, по словам начальника УФМС г. Москвы, количество выдворенных из России мигрантов за незаконное пребывание и другие правонарушения в Москве увеличилось в 2,5 раза [12].

При этом наблюдается связь между доходами мигрантов и перспективой депортации. Как правило, депортируют тех, у кого нет средств, чтобы зарегистрироваться и получить разрешение на работу, а также нет наличных денег, чтобы откупиться в период задержания.

«В депортации попадают те, у кого денег нет. У них не хватило денег на легализацию, вот их и поймали, а если поймали, и денег не хватило откупиться, то депортируют. Друг рассказал, что его поймали, потребовали 10 тыс. рублей, он заплатил, и его отпустили» (водитель, 36 лет, среднее образование, Одинцово).

Организация миграции, услуги по трудоустройству, посредничество

Интервью с бригадирами показали, что в организации миграции заметно увеличилось число посредников, соответственно, и число мошенников. В то же время посредники не объединены в крупные организованные преступные группировки, а представляют собой мелкие разрозненные группы. Таджикские посредники часто связаны с организациями диаспоры. Легализацию мигрантов осуществляют российские посреднические фирмы, редко связанные с таджикскими посредниками.

Характерная черта таджикской трудовой миграции — мигранты не жалуются и не ищут защиты у государственных органов.

Социальное самочувствие мигрантов

Изучая социальное самочувствие мигрантов в период кризиса, мы обнаружили, что среди мигрантов растет отчуждение и фрустрация. Отчасти это связано с общим ухудшением социального климата в период кризиса. Более важно — это более уязвимое положение мигрантов, а также с рост ксенофобии и дискриминации. 81,1% опрошенных мигрантов отметили, что к ним ухудшилось отношение милиции и ФМС, 60,4% — ухудшилось отношение работодателей, 26,4% — ухудшились отношения с коллегами по работе (табл. 1).

Респонденты включили в «ухудшение» задержку и сокращение зарплат, увеличение числа и размеров штрафов (за опоздание, прогул, мелкие нарушения и т.д.), сокращение социальных льгот. Также был отмечен рост оскорблений и усиление ксенофобии.

Таблица 1. Отношение работодателей, милиции, коллег к мигрантам
Как с Вами стали обращаться работодатель, милиция, друзья, коллеги по работе? Изменилось ли их отношение к Вам? Работо-
датель
Милиция Коллеги
Да 18,9 34,0 17,0
Да, но к нам такое же отношение, как и ко всем работникам 11,3 - -
Да, милиция вымогает больше денег - 39,6 -
Да, задерживают зарплату 17,0 - -
Не очень 11,3 7,5 9,4
Нет 39,6 18,9 73,6

Как видно из таблицы 11,7% респондентов считают, что отношение работодателей ухудшилось ко всем наемным работникам, независимо от того, являются ли они иностранцами или гражданами России.

Стратегии ответа мигрантов на кризис

В ответ на изменения, вызванные воздействием кризиса, мигранты стараются адаптироваться к новой ситуации в стране приема. Только 3,8% опрошенных мигрантов сразу же после потери работы решили вернуться домой. Остальные, оставшись в России, использовали несколько стратегий (рис. 2): нашли другую работу после увольнения (46,6%), взяли в долг, чтобы переждать тяжелые времена (26,2%), продолжали работу на новых условиях (16,9%), ждали выплаты зарплаты и в целом улучшения ситуации (6,2%), отправились в поисках работы в другие регионы России (1,5%).

Рисунок 2. Стратегии мигрантов в кризисный период, % ответов

Данные о соотношении использования этих стратегий мигрантами достаточно условны, так как опрашивались вернувшиеся мигранты. Тем не менее, можно выделить наиболее распространенные стратегии ответа на кризис:

Продолжение работы в новых условиях

Если мигрант решает продолжать работу на новых условиях, то его доходы существенно уменьшаются в результате сокращения зарплаты, штрафов, увеличения платежей сотрудникам правоохранительных органов России. Как правило, мигранты минимизируют собственное потребление, а также уменьшают переводы.

Для части мигрантов, особенно тех, кому сократили зарплату, либо после потери работы перешедших на менее оплачиваемые рабочие места, затраты превысили доходы от миграции и сделали ее невыгодной. Даже максимальное сокращение личного потребления, в том числе отказ от найма жилья и переход в будки, сараи либо временные лагеря в лесу не спасли положение, в результате люди вынуждены возвращаться.

Существует корреляция между доходами мигрантов и вероятностью их возвращения на родину. Те мигранты, которые вообще не имеют средств, с большей вероятностью останутся в России, даже потеряв работу, чем мигранты, имеющие определенные сбережения. Как правило, первые снижают требования к рабочему месту, соглашаются на менее оплачиваемую работу с худшими условиями труда. В случае неудачи они занимаются на рынках случайными заработками и снижают личное потребление до минимума. Часть из них, накопив деньги на обратный билет, уезжает, часть остается, продолжая перебиваться случайными заработками на рынках. Если это возможно, они продолжают переводить деньги на родину, но в значительно меньшем размере.

Опрос также показал наметившуюся тенденцию возвращения предпринимателей, и перевод ими части своего бизнеса в Таджикистан. «Торговцы и люди из общепита также возвращаются — торговли нет, снизились прибыли, кур гриль не покупают, нерентабелен гриль». Повар, 27 лет, среднее образование, Одинцово.

Согласно ответам мигрантов, эта тенденция обозначилась с конца 2007 года, и заметно усилилась в 2008-2009 годах. Возвращение бизнесменов прекратилось в конце 2009 года в связи со сбором средств на строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане. Предприниматели, которых «добровольно-принудительно» заставляют покупать акции строящейся ГЭС, начали возвращаться в Россию либо искать возможности эмиграции в другие страны.

Поиск работы после увольнения

После потери работы почти две трети (61,2%) таджикских мигрантов пытались найти другую, а более трети вернулись на родину. Эти данные подтверждаются материалами опроса вернувшихся мигрантов, проведенного Минтрудом Республики Таджикистан.

Как правило, мигранты ищут работу в своей профессиональной сфере, постепенно снижая требования к условиям труда и к заработной плате. Большинство ограничивается поисками в том городе, в котором находится.

Поиск работы осуществлялся в основном через сети — через друзей и родственников — 29%, через знакомых — 29%. Мигранты активно перезваниваются, выясняя возможности для трудоустройства в других регионах. К объявлениям в СМИ обращались 25,8% респондентов, и к Интернету — почти 10%. Период времени поиска работы или ожидания для таджикских мигрантов довольно короткий, что связано с ограниченностью их финансовых ресурсов: 40% искали работу перед возвращением в течение 1 месяца, 30% — в течение 2-х месяцев, еще 30% — более 2-х месяцев.

В ходе поиска работы только 28% респондентов не нашли никакой работы. Остальные либо трудоустроились, либо отказались от места по следующим причинам: а) неудовлетворительная оплата и условия труда; б) требование гражданства Российской Федерации для занятия вакантного места.

По мере поиска работы мигранты снижают требования к условиям работы и к зарплате. В крайнем случае — они идут на рынки, большие торговые центры/мегамоллы (например, «Ашан»), строители — на строительные рынки, и там занимаются случайными заработками либо временно устраиваются грузчиками, носильщиками, упаковщиками и т.д.

Потерявший работу мигрант — высококвалифицированный строитель средних лет с высшим образованием отказался от найма квартиры, перешел на строительный рынок, там собирает пластиковые бутылки, заполняет водопроводной водой и продает торговцам. Зарабатывает до 700-800 долларов в месяц. Живет на помойке за рынком, спит в картонных упаковках. Продолжает переводить семье деньги.

Случайными заработками в торговых центрах, на рынках занимаются мигранты самых разных профессий. Это проверенный способ заработать на билет домой. В случае, если по каким-то причинам мигрант не может заработать на билет, то он занимает деньги у родственников, сохранивших работу. В ряде случаев мигранты получали деньги на обратный билет из дома.

Только после того, как испробованные стратегии оказались безуспешными, а сбережения и ресурсы, в том числе кредиты, помощь родственников и знакомых, исчерпаны, мигранты решают вернуться на родину.

Переводы

Наиболее заметным для Таджикистана следствием кризиса стало существенное сокращение переводов из-за рубежа. Согласно информации Национального банка Республики Таджикистан, в целом за 2009 год объем денежных переводов в Таджикистан по сравнению с 2008 годом сократился на 31,3%, составив 1833,9 млн. долларов США.

По данным нашего исследования, трудовые мигранты стали высылать меньше денег. Треть мигрантов продолжали переводить тот же объем денег, что и раньше, 40% сократили размеры переводов, 20% вообще не посылали деньги и только 5% мигрантов увеличили размеры переводов.

Из респондентов, потерявших работу, 25% продолжали посылать деньги из своих сбережений, 10% брали в долг и отсылали семьям, более половины ничего не посылали.

Положение семьи в период поиска работы мигрантов

Благосостояние домохозяйств, в которых члены-мигранты потеряли работу, за время кризиса существенно ухудшилось. Только 28,6% уволенных мигрантов посылали переводы из случайных заработков своим семьям в период поиска работы. 52,4% домохозяйств в этот период расходовали средства и продукты, произведенные в своем хозяйстве, а также накопленные сбережения. 14,4% респондентов сообщили, что домохозяйство жило на зарплату членов семьи — жены, брата, родителей, 9,5% указали на собственные источники доходов членов домохозяйства, такие как продажа произведенной сельхозпродукции, предоставление услуг (шитье, уборка), и т.д., 4,8% сообщили, что домохозяйство жило на переводы от других мигрантов — членов домохозяйства. 19% указали, что домохозяйства совершенно обнищали.

Наибольшие изменения, связанные с кризисом

1. Территории приема мигрантов. По словам респондентов, наибольшее количество мигрантов потеряли работу в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Ситуация почти не изменилась в небольших городах и селах европейской части России, Поволжья (Самара, Саратов, Волгоград и т.д.), Южном федеральном округе, Сибири, Дальнем Востоке. Поэтому в 2009 году мигрантские сообщества активно собирали информацию о возможном трудоустройстве по мигрантским сетям, высылали разведчиков, которые искали новые территории приема.

2. Меняются практики найма — заметно увеличилось число посредников, растет торговля людьми, распространяется теневая занятость и эксплуатация мигрантов. Сокращение квот и резкий рост формальной и неформальной платы за устройство иностранного работника заставляют работодателей не оформлять легально мигрантов.

3. Часть мигрантов маргинализируется. Безработные мигранты идут на грязный неквалифицированный труд, случайные заработки, живут в крайне плохих условиях. Растет алкоголизм.

4. Резко ухудшилось здоровье мигрантов, что вызвано ухудшением условий труда и условий жизни. Работодатели сокращают затраты на охрану труда, технику безопасности. С другой стороны, мигранты минимизируют личное потребление и экономят на лечении. В результате растет заболеваемость болезнями верхних дыхательных путей (воспаление легких, плеврит, хронический бронхит), туберкулезом, нефритом, грыжами (из-за физических перегрузок). Очень высок уровень производственного травматизма.

5. Повсеместно упали зарплаты — до 50% от предыдущих зарплат. Очень широка практика невыплат зарплаты. Согласно интервью, встречаются задержки и невыплаты зарплаты до 4-5 месяцев.

6. Трудоустройство мигрантов затрудняет не столько отсутствие рабочих мест, сколько изменившееся отношение к иностранным работникам, протекционистские меры России по защите рынка труда. Отсюда требования гражданства Российской Федерации при устройстве на работу и соответственно — желание мигрантов получить российское гражданство, оставаясь сезонниками или временными мигрантами. Существенное значение имеет также рост ксенофобии.

7. Заметно возросло число мигрантов, которые хотели бы получить гражданство Российской Федерации и переехать вместе с семьей в Россию на постоянное место жительства.

Кто остается в России?

Результаты исследования показали, что на трудовую миграцию влияет не столько кризис, сколько протекционистская политика в стране приема, в том числе ужесточение отношения российских правоохранительных органов к мигрантам, сокращение квот, стремление работодателей компенсировать убытки от кризиса за счет мигрантов, либо просто нажиться на мигрантах, а также рост формальных и неформальных платежей. Все это делает миграцию экономически невыгодной и опасной для жизни. Поэтому более обеспеченные мигранты предпочитают вернуться на родину и переждать несколько лет, сократив расходы. Более бедные мигранты остаются в России, соглашаясь на худшие условия труда и жизни, меньшую зарплату. Наиболее активные мигранты меняют регион вселения, либо ищут возможности трудоустройства в других странах (США, ЕС, ОАЭ, Китай и т.д.), учатся новым профессиям, более востребованным на российском рынке труда.

Мы задались вопросом, отличаются ли по социально-демографическим характеристикам, занятости, стратегиям миграции люди, которые в ходе кризиса приняли решение остаться в России и те, кто решил вернуться в Таджикистан? Действительно, оказалось, что в России остаются мигранты старших возрастов, с более высоким уровнем образования, квалификации, с относительно высокими зарплатами и со стажем мигрантской жизни. В то же время среди возвращающихся мигрантов повышена доля молодых людей с низким уровнем образования или с довольно высоким уровнем образования, но без стажа работы. Это говорит о том, в ходе кризиса отсеивается категория неуспешных мигрантов, прежде всего малоквалифицированная молодежь до 24 лет.

Тем не менее, перспектива остаться в России зависит не от уровня зарплаты, а от способности и возможностей мигрантов сохранить старую или найти другую работу. Немаловажное значение имеет предприимчивость, активность, способность рисковать, переквалифицироваться и/или переехать в поисках работы. Еще более важным является терпение и непритязательность, готовность примириться с трудностями, сокращением зарплаты, ухудшением условий работы и жизни. Так, 60% оставшихся в России мигрантов сообщили, что согласны работать за меньшую плату, тогда как среди вернувшихся в Таджикистан мигрантов таких было в два раза меньше. Большее значение имеет также культурная ориентация на Россию («вера в Россию») и стремление связать свою жизнь с Россией. Две трети респондентов, оставшихся в России, заявили, что они хотели бы получить российское гражданство. Что касается миграционных планов, то только одна треть планирует вернуться на родину, половина опрошенных не собирается возвращаться, и еще 10% заявили, что они вернутся, если заработают большие деньги или когда улучшится ситуация в Таджикистане.

Таким образом, самая заметная разница между возвращенцами и остающимися в России мигрантами — в стратегиях миграции и возвращения. Обе группы использовали одинаковые каналы в поиске работы — это друзья и родственники, в меньшей степени — газеты и самостоятельный поиск. Остающиеся в России мигранты заметно активнее в поиске работы: 60% согласны на более низкую зарплату, а среди возвращенцев таких 40%. 20% остающихся мигрантов согласны в поисках работы переехать в другие регионы России, а среди вернувшихся мигрантов таких только 5%.

Остающиеся мигранты активно учатся и переучиваются — в ходе адаптации к кризису 40% остающихся мигрантов поменяли сферу занятости, почти столько же за время миграции повысили свою квалификацию.

В случае дальнейшего ухудшения ситуации в России более половины оставшихся мигрантов сообщили, что останутся в России, несмотря ни на что. Эта группа нацелена на получение гражданства РФ, переезд семьи и обустройство в России.

Трудности возвращения к жизни на Родине

Проблема возвращения мигрантов широко обсуждалась зимой 2008-2009 годов в Таджикистане, так как предполагалось, что в ходе развития кризиса сотни тысяч трудовых мигрантов вернутся домой, что резко ухудшит экономическую и социальную ситуацию в стране. Одной из антикризисных мер, связанных с такого рода опасениями, стала разработка мер правительства Таджикистана по созданию рабочих мест в Таджикистане. По данным Министерства труда Таджикистана, в 2009 году были созданы 150 тысяч рабочих мест.

Однако, в действительности волна возвратной миграции в странах Центральной Азии, в том числе в Таджикистане, оказалась краткосрочной и относительно небольшой. Тем не менее, в отличие от Китая, Индии, Мексики, Филиппин, Ливана, Иордании и других посылающих стран, Таджикистан столкнулся с возвратной миграцией впервые, и это был первый опыт такой миграции в регионе.

Для того, чтобы выявить специфику возвращения, связанную с воздействием кризиса, мы сравнили причины возвращения мигрантов в марте 2009 года и в апреле 2008 года, когда в ходе исследования МОТ «Миграция и развитие» были опрошены мигранты, закончившие по различным причинам работать за рубежом (рис. 3).

Рисунок 3. Причины возвращения мигрантов в 2008 и 2009 годах, %

Весной 2009 года основными причинами возвращения мигрантов были обстоятельства, связанные с влиянием кризиса: 42,4% мигрантов потеряли работу, 15,3% сократили зарплату, 13,6% были обмануты, по 6,8% вернулись из-за задержек зарплаты и депортации. По причинам, не связанным с кризисом, вернулись 15,3%, в т.ч. из-за семейных обстоятельств — 8,5% респондентов, по состоянию здоровья — 3,4%, в отпуск приехали 3,4%.

Это коренным образом отличается от ситуации в апреле-мае 2008 года, когда основными мотивами возвращения были: семейные проблемы — 54,9%, требование родителей и старших родственников вернуться — 48,5%, ухудшение здоровья — 11%, преуспевание, заработанный достаток — 10,6%, депортация — 6,3% респондентов.

В потоке вернувшихся в ходе кризиса мигрантов выделяются две большие группы. Почти 20% потока составляет молодежь 18-26 лет, впервые поехавшая на заработки. Это говорит о том, что во время кризиса отсеивается категория неуспешных мигрантов, среди которых преобладают молодые малоквалифицированные работники без знания русского языка и без опыта миграции. Многие из них работали без разрешения, т.е. были недокументированными работниками.

Вторая группа возвращенцев — это высококвалифицированные мигранты, потерявшие высокооплачиваемую работу и решившие вернуться в Таджикистан, чтобы отдохнуть и переждать кризис.

Среди опрошенных мигрантов была бригада сварщиков самой высокой квалификации — 6 человек с высшим образованием в возрасте 29-42 года. Они легально работали в России более 9 лет и потеряли работу в результате банкротства фирмы. Бригада ждала в России выплаты зарплаты, не устраиваясь на другую работу. Вернулись спустя 3 месяца после прекращения работы, так и не получив заработанные деньги. В Таджикистане они собираются отдыхать, так как за 9 лет ни разу не использовали отпуск. Аналогична ситуация с бригадой из 17 строителей-отделочников высоких разрядов. Они получили расчет после 2-месячного ожидания. Фирма-застройщик прекратила работу, и с задержкой, но полностью рассчиталась с рабочими, предупредив их о начале работы через 5-6 месяцев.

Респонденты отметили, что многие работодатели дорожат квалифицированными специалистами и стараются сохранить работников даже в условиях кризиса. Они сохраняют связь со своими работниками и после их отъезда на родину, рассчитывая пригласить их на работу, как только начнется восстановление производства.

Средний заработок мигрантов в России составлял 400-600 долларов США, хотя мы встретили мигрантов, которые зарабатывали от 1500 до 2500 долларов ежемесячно, но их доля незначительна. Обычно это высококлассные специалисты.

Планы на жизнь в Таджикистане

Опрошенные в аэропорту мигранты рассматривали свое возвращение как временную передышку и не собирались реинтегрироваться на родине. Согласно результатам опроса 35,2% планировали оставаться в Таджикистане «по ситуации», т.е. собирались уехать как только ситуация на российском рынке труда улучшится, 22,3% пока не приняли определенного решения, 18,5% решили оставаться на родине до конца кризиса, 14,8% останутся дома пока не кончатся деньги. «Буду жить в Таджикистане, пока жена не выгонит. Потом поеду опять в Россию» Водитель, 24 года, вернулся из Екатеринбурга, родом из Бохтарского района.

Только 9% сообщили, что собираются оставаться в Таджикистане навсегда.

Согласно интервью, средняя сумма доходов, которую мигранты должны получать, чтобы не ехать на зарубежные заработки, — 500 долларов (на семью из 4-х человек).

Половина мигрантов (51,9%) планирует искать работу на родине, 27,8% предпочитают отдохнуть в период кризиса и с его окончанием опять отправиться на заработки. «Возвращаемся бригадой. Работу не искали. Сразу же, как нам сказали об увольнении, взяли билеты в Душанбе и поехали. Работу дома также искать не собираемся. Будем ждать, так как хозяева сказали, что через 3 месяца вызовут, работа будет». Бригада отделочников, вернулись из Екатеринбурга.

5,6% хотели бы осуществить семейные мероприятия, такие как сватовство и женитьба в период вынужденного простоя. Только 5,6% планируют начать свое дело, 3,7% собираются переждать кризис, занимаясь семейным сельским хозяйством «Сейчас возвращаюсь почти без денег — не собрал. То, что заработал, пересылал родителям, они купили на мои сбережения 6 соток земли за 2500 долларов. Буду заниматься хозяйством — участком, скотиной, коровами, баранами. Когда кризис кончится, опять поеду в Россию». Охранник в частном охранном бюро, 26 лет, среднее специальное образование, вернулся из Санкт-Петербурга.

Подлечиться хотят 1,9% возвращающихся.

Большинство вернувшихся мигрантов, которые хотят искать работу на родине (67,3%), собираются устраиваться на работу через родственников, знакомых и друзей. Четверть опрошенных (24,5% ) уверены, что в Таджикистане работы нет. Эти мигранты собираются искать работу, но в случае неуспеха займутся семейным сельским хозяйством или будут ждать улучшения ситуации в России.

О своем деле задумывается почти треть опрошенных (29%), но они рассматривают перспективы своего бизнеса с большим скептицизмом («если найду деньги», «если кризис позволит»).

В случае неуспеха в поиске работы в Таджикистане 38% респондентов вернутся в Россию, 18,4% собираются ограничиться работой в семейном хозяйстве, 8% собираются отдыхать, 8% планируют завести свое дело с помощью кредитов или займов. 2% собираются ехать на заработки в Европу, остальные не знают, что будут делать.

За помощью в осуществлении своих планов вернувшиеся мигранты планируют обращаться к семье, родственникам и друзьям — 76,5%. Надеются только на себя 9,8%. К ростовщикам собираются обратиться 4%, в банк за кредитом — 2%. В Центр занятости собрался обращаться только 1 мигрант.

Миграционные намерения. Отношение к гражданству

Вернувшиеся мигранты не собираются менять свой образ жизни. Только 9% респондентов сообщили, что больше не поедут на зарубежные заработки. Все остальные планируют вернуться в Россию. В то же время, только 31,5% хотели бы сменить гражданство и переехать вместе с семьями в Россию на постоянное место жительства. Получить российское гражданство и по-прежнему быть трудовым мигрантом хотели бы 14,8% респондентов. Такая позиция объясняется все чаще встречающимся требованием российского гражданства при найме на работу.

Основным мотивом переезда в Россию и смены гражданства является фактор наличия работы в России и отсутствия работы в Таджикистане — 53,3%. 16,7% отмечают, что в России больше возможностей, 10% — в России лучшее развитие и лучшая социально-экономическая ситуация.

Среди 40,7% мигрантов, которые твердо решили сохранить гражданство Таджикистана и не переезжать в Россию, выделяются 2 группы: а) немолодые мигранты, которые планируют прекратить работать на выезде, и б) молодежь с низким уровнем квалификации.

Интервью показали, что мигранты со стажем не хотят оставаться в России и перевозить семьи из-за низких доходов, неразвитого рынка жилья, дискриминации и отсутствия социального страхования. Они отмечают, что для переезда с семьей необходимы значительно более высокие зарплаты, чем у них, так как нужно купить жилье в России и содержать семью, в которой чаще всего есть несовершеннолетние дети. Кроме того, в России мигранты — городские строители и наемные работники — не смогут вести семейное сельское хозяйство, которое является важным источником доходов мигрантских домохозяйств. Большое значение имеет недоступность социального страхования. Мигранты, которые не надеются на пенсию, уверены, что в старости или в случае потери трудоспособности на родине их поддержит семья и родственники.

Реинтеграция возвращенцев в Таджикистане

В ходе исследования мы обследовали домохозяйства вернувшихся в ходе кризиса мигрантов, которые прожили на родине 1-2 месяца и решили остаться в Таджикистане на длительное время, а возможно, навсегда. Целью этого качественного исследования было получение информации о стратегиях реинтеграции возвращенцев в Таджикистане. Мы также привлекли количественные данные из опроса вернувшихся мигрантов, проведенного Министерством труда и занятости населения РТ. Материалы интервью показали, что можно условно разделить всех реинтегрирующихся мигрантов на 3 группы — успешные, неуспешные и отдыхающие.

Успешные становятся самозанятыми, заводят свое дело (чаще всего получают патент) или бизнес. Как правило, это немолодые мигранты (старше 40 лет), которые решили прекратить работу на выезде по возрасту, из-за необходимости восстановить контроль над взрослеющими детьми или из-за потери трудоспособности. Обычно у них есть недвижимость, сбережения, скот, земля.

Неуспешные не находят работу и, потратив свои сбережения, опять собираются ехать за рубеж, заранее смирившись с любой работой и любыми самыми низкими заработками, в худшем случае надеясь выжить самому.

Отдыхающие — высококвалифицированные мигранты, имеющие сбережения и активы. Они пережидают кризис на родине, где ниже стоимость жизни. Как правило, они отдыхают, лечатся, занимаются строительством/ремонтом своих домов, семейными делами, эпизодически — временной работой.

Заметную группу составляют незанятые — это преимущественно безработная молодежь. Их работа в России стала экономически невыгодной, сбережений нет, приобретен негативный опыт миграции. Но и в Таджикистане они не могут найти устраивающую их работу. Они оседают в своих домохозяйствах, перебиваясь эпизодической работой и становясь бременем для родных.

На момент обследования домохозяйств почти 15% вернувшихся мигрантов уже устроились на работу. Остальные пока ищут работу, работают на семейном участке земли, ждут и наблюдают. Мигранты неохотно устраиваются на работу, предпочитая бизнес или семейное сельское хозяйство. Такие предпочтения объясняются тем, что три четверти мигрантов из Таджикистана — сельские жители. Среди вернувшихся мигрантов, которые уже начали работать в Таджикистане, выделяются три большие группы: члены фермерских хозяйств (46%), владельцы собственного бизнеса, открытого на мигрантские сбережения (36,2%), и наемные работники на предприятиях и организациях (16,9%).

Большинство мигрантов (68,1%) сообщили, что предпочли бы заняться фермерством, если бы государство предоставило бы им участок земли.

В целом уровень благосостояния домохозяйств вернувшихся мигрантов значительно выше, чем населения в целом. Несмотря на это, все возвращенцы в 2009 году сократили потребление и пытались сохранить сбережения, предполагая, что тяжелый период затянется надолго. Сберегают в основном в валюте, вкладывают в землю и скот, пытаются создать запасы продовольствия.

Реинтеграция возвращенцев в Таджикистане протекает довольно тяжело. Опыт миграции оказывает на этот процесс противоречивое и неоднозначное воздействие. С одной стороны, если до выезда из страны мигрант уже работал, то миграция прерывает его карьерный рост. Ситуацию ухудшает то, что мигранты за рубежом редко работают по специальности и, как правило, теряют навыки в профессии по диплому. Кроме того, возвращенцы за время отсутствия теряют имевшийся и не накапливают новый социальный капитал — полезные знакомства, нужные связи, общие ценности, знание «правил игры», которые помогли бы занять достойное место в социуме на родине, в том числе найти подходящую работу.

С другой стороны, мигранты получают за рубежом профессиональный и жизненный опыт, что улучшает их позиции в конкуренции за рабочие места. В настоящее время реинтеграция недавних мигрантов отягощена воздействием кризиса на экономику Таджикистана — растет безработица, падает совокупный спрос, сокращается товарооборот, соответственно страдает малый и средний бизнес. Останавливается строительство, закрываются предприятия. Тем не менее, опыт миграции до некоторой степени улучшает позиции возвращенцев на рынке труда. Так, 39,1% респондентов сообщили, что после миграции им стало легче найти хорошо оплачиваемую работу. Однако для 42,7% ничего не изменилось, а 18,2% сообщили, что после возвращения им стало труднее найти хорошо оплачиваемую работу.

Рисунок 4. Ответы на вопрос: «После возвращения Вам стало легче или труднее найти хорошо оплачиваемую работу?»

Большая часть из тех респондентов, которые сообщили, что после возвращения им стало легче найти оплачиваемую работу, работает в собственном бизнесе или является самозанятыми.

Занятость в Таджикистане после возвращения

(по материалам опроса Министерства труда и занятости населения РТ) [13]

Уровень занятости среди возвращенцев очень высокий — 68%, уровень безработицы почти в полтора раза ниже среднего по стране. Большинство предпочитают не наниматься на государственные и частные предприятия, а работать самостоятельно — в собственном бизнесе, как самозанятые, индивидуально подряжаться на разные работы. Из работающих возвращенцев самыми большими группами являются владельцы собственного дела/фирмы/предприятия — 18,7% и самозанятые — 17,3%. Меньшее число недавних мигрантов работают на государственном предприятии/учреждении — 14,4% и наемными работниками в частном секторе — 10,1% всех респондентов; 7,1% индивидуально подряжаются на разные виды работ. В целом недавние мигранты не склонны связывать себя постоянной работой, так как допускают возможность новой миграции.

Из незанятых (31,9% вернувшихся мигрантов) самой большой группой являются безработные — почти 20%, в том числе безработные, ищущие работу — 15,6%, безработные, не ищущие работу — 4,3%.

Иногда бывшие мигранты инвестируют в землю (в поле зрения исследователей попал случай, когда вернувшийся мигрант приобрел 7 га поливной земли) и после возвращения занимаются сельским хозяйством, используя труд наемных работников-мардикоров. Однако значительно чаще возвращенцы работают в семейном сельском хозяйстве эпизодически, так как его размеры невелики, и с работой справляются женщины и дети.

Незначительное число возвращенцев работает на стройках.

Неуспешные возвращенцы

Анализ ответов тех, кто сообщил, что после возвращения им стало труднее найти хорошо оплачиваемую работу, показывает, что вернувшиеся мигранты сталкиваются с тем же набором проблем, с которым они имели дело до выезда за рубеж — с безработицей и низким уровнем зарплат. Кроме того, среди них есть люди с пошатнувшимся здоровьем и старшего возраста.

Малый и средний бизнес и самозанятость

Бизнес-активность возвращенцев очень высока. 43% опрошенных вернувшихся мигрантов инвестировали в создание или развитие бизнеса или предпринимательской деятельности. При этом 21,7% уже имеют собственный бизнес. Чаще всего это торговля, услуги и сельхозпроизводство.

Часть мигрантов, имевших бизнес в России, — в основном жители Душанбе и Согдийской области — перевели свой бизнес в Таджикистан. Они продают машины, недвижимость, иное имущество в России и открывают несколько мелких торговых точек розничной торговли, столовые, гриль, парикмахерские в Таджикистане.

Вернувшиеся мигранты покупают микроавтобусы, «газель», грузовики и занимаются перевозками.

Развивая бизнес, вернувшиеся мигранты создают определенное количество рабочих мест, но меньшее, чем могло бы быть, т.к. их бизнес имеет преимущественно мелкий и мельчайший характер. Среднее число наемных работников на предприятиях, принадлежащих вернувшимся мигрантам — 2,7 человека.

Бизнес возвращенцев несет на себе отпечаток трудовой миграции, которая в Таджикистане имеет ярко выраженный семейный характер. Чаще всего бывшие мигранты заводят свое дело при участии и поддержке семьи и родственников.

Существуют барьеры, мешающие возвращенцам организовать свое дело. Это:

  • Отсутствие /нехватка стартового капитала;
  • Недоступность кредитных ресурсов;
  • Отсутствие желания заниматься бизнесом;
  • Отсутствие условий для развития МСБ (проблемы и противоречия в законодательстве, налоговый пресс, коррупция, проверки и т.д.);
  • Острый недостаток информации, знаний, опыта ведения бизнеса, навыков инвестирования;
  • Трудности, большие усилия и затраты по оформлению документов во время открытия бизнеса;
  • Жесткая и запутанная налоговая система в Таджикистане.
Использование опыта вернувшихся мигрантов

Возвращенцы в определенной степени способствуют технологическому развитию в Таджикистане, но это влияние не очень значительное. Часто мигранты не могут использовать свой опыт и знания из-за технологической отсталости производств. Передача опыта бывших мигрантов осуществляется только там, где это возможно — прежде всего, в сфере малого бизнеса, который ведут возвращенцы.

Кроме того, мигранты привозят инструменты, станки и линии невысокой стоимости, так как, во-первых, они сами не имеют средств для крупных инвестиционных проектов и не имеют возможности привлечь инвестиции; во-вторых, бизнес-среда в РТ неблагоприятна, и преодолеть все препятствия при реализации сколько-нибудь значительного бизнес-проекта можно лишь при наличии «крыши». Но, как правило, именно это составляет главную трудность для мигрантов, так как исследования показывают, что на заработки уезжают люди, не имеющие доступа к ресурсам и власти, а также социальных контактов, помогающих включиться в местное бизнес-сообщество.

Мигранты не оказывают большого влияния на те области, где необходимы модернизация или большие инвестиции. Более того, те компании, которые не нуждаются в технологических или организационных нововведениях, отказываются от использования опыта недавних мигрантов. Таким образом, дополнительная квалификация и опыт вернувшихся мигрантов не используются в полной мере.

Вернувшиеся мигранты и социальная жизнь

Вернувшиеся мигранты не оказывают существенного влияния на социальную интеграцию и развитие местных сообществ. Более того, они находятся как бы на обочине общинной жизни. Чаще всего они участвуют в хашарах — добровольных неоплачиваемых общественных работах — 58,2% и в ритуально-обрядовых мероприятиях — 55,6% респондентов. Значительно меньше бывших мигрантов вносит средства на благоустройство своей общины — 25,3%. Столько же (25,3%) участвует в деятельности традиционных мужских объединений, своеобразных мужских клубах «гаштак» или «гап». Часто бывшие мигранты создают свои отдельные «мигрантские» гаштаки. Каждый десятый вообще не участвует в общественной жизни своей общины. Трудности вхождения мигрантов в общину после возвращения во многом связаны с маргинальным социальным статусом возвращенцев. За годы работы за рубежом многие мигранты теряют социальный статус и не могут найти определенное место в своей общине после возвращения. Кроме того, домохозяйства мигрантов связаны с соседями и ближайшими родственниками почти так же, как с мигрантскими сетями и мигрантскими сообществами в странах приема.

Что касается местных властей, то мигранты настороженно относятся к ним и не доверяют. Местные власти, в свою очередь, недолюбливают мигрантов и рассматривают их в качестве источника денежных взносов на благоустройство.

Если в большинстве домохозяйств села есть мигранты, то образуется мигрантская община, охватывающая весь кишлак. В таком случае возвращенцы достаточно активно участвуют в общественной жизни своей общины. В местах, где мигрантских домохозяйств мало, вернувшиеся мигранты почти не участвуют в социальной жизни своей общины.

Интересные изменения происходят в сфере гендерных взаимоотношений. Наши исследования показали, что в домохозяйствах вернувшихся мигрантов женщины играют более важную роль, чем в домохозяйствах без мигрантов. В то же время, многие респонденты указали на множественные семейные конфликты, возникающие после возвращения мигранта, когда вернувшийся муж сталкивается с возросшим влиянием жены в семье и ее нежеланием снова полностью зависеть от мужа. Традиционный взгляд на гендерные роли мужчин-возвращенцев конфликтует с увеличившейся активностью женщин — жен мигрантов.

Кто и зачем едет в кризис работать?

В ходе исследования изучался вопрос, какова нынешняя таджикская миграция в Россию, каковы ее социально-демографические характеристики, предпочтения, ценности и стратегии. Среди опрошенных мигрантов преобладают те, кто едут «по звонку» на известное им место работы — 64% (рис. 5). В эту группу входят квалифицированные работники на производстве, строительстве, в торговле, общепите, транспорте, услугах, ЖКХ. Две трети — люди старше 30 лет, со стажем мигрантской жизни 2-9 лет, с хорошим знанием русского языка. Здесь и отпускники, которые возвращаются на постоянное рабочее место (26,9%); и работники, которых работодатели вызвали на определенную работу (15,4%). Мы встретили бригадиров, которые едут к знакомым работодателям (17,9%). Они не берут с собой членов своей бригады, рассчитывая осмотреться на месте и затем решить, стоит ли вызывать их на работу. Были и самозанятые (3,8%), например, таксист в Москве с собственным транспортом и лицензией на оказание транспортных услуг.

Рисунок 5. Мигранты, направляющиеся на заработки, %

Более трети мигрантов (36%), направляющихся на заработки, едут без предварительной договоренности. Мигранты этой группы согласны на любую работу с любой оплатой и любые условия жизни, рассчитывая переждать кризис в России и с улучшением ситуации устроиться на более подходящую работу. Половина из них согласны на любую работу вне зависимости от размера оплаты и условий труда. Мы назвали их «отчаявшимися», т.е. людьми, которых гонит крайняя нужда. Это, как правило, члены мигрантских домохозяйств, пострадавших от кризиса. Если переводы являются основным источником доходов семьи, то сокращение доходов от миграции, особенно если в течение зимних месяцев семья истратила накопленные сбережения, ставит хозяйства на грань разорения и вынуждает мигрантов ехать на заработки без предварительной договоренности. Небольшое число мигрантов — это молодые малоквалифицированные мигранты с низким уровнем доходов, которых родные отправили к отцам и братьям в расчете на то, что они заработают хотя бы на еду.

Рисунок 6. Ответы на вопрос «К кому едете?», %

Заметно изменились стратегии миграции. Только 50% мигрантов, опрошенных нами в зале вылета Душанбинского аэропорта, по-прежнему собираются работать сезонно. Остальные планируют находиться в России более длительные сроки: от одного, полутора, двух лет до «навсегда». 96,2% респондентов сообщили, что если будет совсем плохо (если они не найдут или потеряют работу) то все равно будут искать работу в России и только 3,8% сказали, что в случае неуспеха вернутся на родину. «Там, в России я всегда хлеб найду, больше, меньше — неважно. А здесь нет ничего». Плотник, 46 лет, Раштский район

Планы на будущую занятость

показали, что мигранты достаточно мобильны и быстро приспосабливаются к изменяющимся требованиям рынка труда как родины, так и страны приема. В ходе опроса мигрантов, направлявшихся в Россию, мы спрашивали об их занятии в предыдущую миграцию, работе на родине и о предполагаемом занятии в России. Опрос показал, что переквалификация, овладение несколькими профессиями является одной из ключевых стратегий «кризисной» миграции. Поэтому отъезжающие мигранты либо владеют несколькими профессиями, быстро ориентируясь и откликаясь на требования российского рынка труда; либо готовы приобрести новую квалификацию и поэтому согласны на любую работу, рассчитывая быстро ее освоить.

Рисунок 7. Сфера занятости мигрантов на родине и в России, %

Оценивая гибкость, адаптивность и профессиональную мобильность мигрантов, мы нашли, что 41,2% готовы коренным образом сменить род деятельности, они согласны на любую работу, включая смену профессии и сферы занятости. 41,2% сообщили, что будут работать согласно своей квалификации и не планируют менять профессию. 11,8% заявили, что согласны работать за меньшую, чем раньше, зарплату, и 5,9% согласны на худшие условия труда.

Сети

В период кризиса трудоустройство по-прежнему осуществляется в основном через мигрантские сети — через родственников, друзей, знакомых. 58% опрошенных ехали на рабочее место, найденное с помощью мигрантских сетей. Особую роль в трудоустройстве мигрантов играют точки скопления мигрантов, такие, как строительные рынки, стройконторы.

В поисках помощи мигранты также собираются обращаться к сетям. 56% респондентов сообщили, что в случае необходимости они обратятся за помощью к друзьям. Однако, в отличие от материалов предыдущих опросов, заметно возросла доля тех, кто надеется только на себя.

Отвечая на вопрос о том, на какие средства будет жить семья после отъезда мигранта, респонденты указали, что больше всего надеются на семейное производство продуктов питания (натуральное хозяйство). Только 19,2% опрошенных сказали, что основным источником доходов будет заработок других членов семьи. 38,4% респондентов сообщили, что оставили семье средства на первое время. Причем более половины из них заняли эти деньги. 11,5% рассчитывают на помощь семье со стороны родственников.

Рисунок 8. Хотели бы Вы переехать в Россию с семьей навсегда (на ПМЖ)?

Самая большая группа мигрантов — 34,6% хотели бы получить гражданство России только для себя, оставив семью на родине. Это связано с ужесточением миграционных правил в России после начала кризиса. С начала 2009 года ФМС России выдает иностранцам разрешения на работу только на 3 месяца. Протекционистская политика на российском рынке труда заставляет работодателей отказываться от приема на работу иностранцев. Поэтому многие хотели бы получить российское гражданство, чтобы работать без помех. Хотели бы переехать с семьей на постоянное место жительства 26,9%, 15,4% не знают, 23,1% отказываются от эмиграции со сменой гражданства.

Основным мотивом желаемого переезда и смены гражданства является безработица в Таджикистане и возможность получить работу в России — 87,5%. В гораздо меньшей степени привлекают более широкие возможности, лучшее развитие в России, нежели в Таджикистане

Изменения социально-демографической структуры таджикской миграции в ходе кризиса

Сравнение социально-демографических характеристик мигрантов, возвращавшихся в Таджикистан в ходе кризиса, реинтегрирующихся на родине и мигрантов, которые поехали на заработки в Россию в кризисный период, продемонстрировало следующие закономерности:

Прежде всего, в миграционном потоке, направляющемся в Россию, преобладают взрослые люди, владеющие несколькими рабочими профессиями, имеющие большой опыт работы, многолетний опыт миграции, гарантированное трудоустройство в России. Об этом говорит следующее:

а) отъезжающие мигранты заметно старше: среди них в 6 раз больше людей 50-59 лет и почти в два раза меньше молодежи в возрасте 18-29 лет, чем среди возвращенцев;

б) среди отъезжающих мигрантов более чем в два раза больше людей со средним специальным образованием, чем среди вернувшихся;

в) подавляющее большинство отъезжающих — семейные люди с детьми (среднее число детей на 1 мигранта — 3,6 ребенка), тогда как среди возвращенцев более трети — холостая молодежь;

г) возвращенцы — менее опытные мигранты, среди них 17,1% тех, для кого эта поездка была первой, тогда как весной 2009 года на заработки ехали только опытные мигранты — 23,1% из них работали за рубежом от 9 до 15 лет.

Таблица 1. Социально-демографические характеристики мигрантов (в % от общего количества мигрантов в категории)
  Возвращающиеся мигранты (N=56) Мигранты, остающиеся в Таджикистане (N=8) Мигранты, направляющиеся на заработки (N=26)
Мужчины 88,6 75,0 96,2
Женщины 11,4 25,0 3,8
18-29 лет 47,3 50,0 26,9
30-39 лет 34,5 12,5 38,5
40-49 16,4 37,5 23,1
50-59 лет 1,8 - 11,5
Образование
Незаконченное общее среднее (8-9 лет) 5,5 - 11,5
Законченное общее среднее (10-11 лет) 52,7 62,5 38,5
Законченное среднее специальное (техникум, училище) 18,2 - 38,5
Незаконченное высшее 5,5 - -
Законченное высшее 18,2 37,5 11,5
Семейный статус
Не состоящие в браке 36,3 12,5 7,7
Состоящие в браке 63,6 87,5 92,3
Занятость и материальный статус мигрантов

Сравнение занятости возвращенцев и отправляющихся мигрантов показывает, что мигранты очень динамично реагируют на изменение ситуации на российском рынке труда: более чем в 2 раза сократилось число людей, которые собираются работать в строительстве, и в 3 раза увеличилось число людей, которые будут работать в общественном питании. Но самое главное, 36% отправляющихся мигрантов согласны на любую работу.

Еще более разительной является разница между возвращающимися и отправляющимися мигрантами по уровню доходов. Возвращенцы значительно более богаты, чем те, кто поехали работать в Россию в разгар кризиса: среди отъезжающих мигрантов в 3 раза меньше людей с высокими доходами и почти в 4 раза больше людей с очень низкими доходами, чем среди возвращенцев. Поэтому можно сделать вывод, что в кризисное время на заработки едут опытные мигранты с большим профессиональным и житейским опытом, с обширными связями в мигрантских сетях. Кроме того, подавляющее большинство — члены мигрантских домохозяйств, потерявших доходы и сбережения в ходе кризиса. Таким образом, в пик кризиса продолжают мигрировать «профессиональные» мигранты, полностью зависящие от мигрантских доходов.

Таблица 2. Занятость и материальный статус мигрантов
Сектор занятости в стране приема Возвращающиеся мигранты (N=56) Мигранты, остающиеся в Таджикистане (N=8) Мигранты, направляющиеся на заработки( N=26)
Строительство 36,4 37,5 16,0
Сельское хозяйство 1,8    
Промышленность 7,3    
Общественное питание 10,8 25,0 32,0
Оптовая торговля и розничная продажа 7,3 12,5 8,0
Транспорт 14,4 12,5 8,0
Грузчики/носильщики 9,0    
Любая работа - - 36,0
Имел свое дело 3,6 - -
Безработный 1,8 - -
Другое 8,6 12,5 4,0
Стаж пребывания за границей (годы)
Менее чем 1 год 17,1   -
1-4 48,6   46,2
5-8 31,4   30,8
9-10 2,9   15,4
11-15 -   7,7
Уровень дохода семьи
Высокий 7,3   -
Выше среднего 18,2   7,7
Средний 40,0   50,0
Ниже среднего 29,1   23,1
Совсем низкий 5,5   19,2
Почему кризис и сокращение переводов не привели к голоду в Таджикистане?

Несмотря на апокалипсические прогнозы аналитиков, связанные с сокращением переводов и возвратной миграцией, худшего для Таджикистана сценария развития — обнищания населения и усиления социальной напряженности — пока удалось избежать. Во многом это произошло благодаря особенностям экономики мигрантских домохозяйств, мерам правительства Таджикистана по либерализации сельского хозяйства в кризисный период, а также благоприятным погодным условиям в 2009 году.

По предварительным подсчетам, в результате кризиса, в том числе сокращения переводов, уровень бедности в Таджикистане повысился только на 4%. Не вдаваясь в рассуждения об индикаторах уровня бедности и о качестве статистики, хотелось бы отметить, что важную роль в подержании благосостояния населения Таджикистана в кризисный период сыграла трансграничная экономика мигрантских домохозяйств, которая включает как зарубежную работу членов домохозяйств, так и их участие в семейном сельском хозяйстве, преимущественно в производстве продовольствия для собственного потребления. Она позволила мигрантским домохозяйствам гибко и оперативно ответить на кризис, перенаправив усилия своих членов с зарубежных заработков на семейные наделы и арендованную землю.

Впервые за всю историю Таджикистана в 2009 году был собран рекордный урожай зерновых культур — более 1 млн. тонн, 70% из которых составила пшеница.

Рост производства продовольствия в Таджикистане был вызван не только благоприятными погодными условиями и усердием таджикских дехкан, в том числе и вернувшихся мигрантов. Падение в ходе кризиса мировых цен на хлопок привело к отказу от ставшей невыгодной культуры и освобождению от «хлопковой» повинности таджикских дехкан, которые заняли продовольственными культурами освободившиеся поливные земли. Кроме того, ослабление в ходе кризиса курса национальной валюты (сомони) способствовало сокращению импорта дешевых китайских товаров и продовольствия. Переводы от мигрантов, хотя и меньших размеров, были потрачены не на финансирование импорта, как в докризисное время, а на финансирование собственного сельхозпроизводства. В результате в Таджикистане смогли собрать невиданный урожай зерновых и других продовольственных культур, а также увеличить поголовье скота и птицы, что помогло компенсировать сокращение переводов.

Заключение

Исследование показало, что мигранты, мигрантские домохозяйства и мигрантские сообщества формируют определенные стратегии до, во время и после миграции. Эти стратегии разрабатываются под воздействием как индивидуального опыта мигрантов, так и под давлением социальных и институциональных факторов в странах происхождения и приема. Сравнивая различные группы таджикских мигрантов: тех, которые остаются в России, тех, кто вернулся в ходе кризиса, и тех, кто в кризисный период едут на работу за рубеж, можно видеть, что самая заметная разница между ними — в стратегиях миграции и возвращения. Наиболее активные мигранты меняют регион вселения, ищут возможности трудоустройства в других странах (США, ЕС, ОАЭ и т.д.), учатся новым профессиям. В ходе кризиса отсеиваются неуспешные мигранты, в основном малоквалифицированная молодежь, которая остается в Таджикистане без работы и доходов. В то же время опытные квалифицированные и менее притязательные мигранты работают в России, несмотря на ухудшение условий труда и жизни.

В то же время индивидуальные мигрантские стратегии являются частью стратегий мигрантских домохозяйств, которые гибко реагируют на кризис, вырабатывая наиболее эффективный способ реагирования на неблагоприятные обстоятельства. Трансграничная экономика мигрантских домохозяйств помогает всему обществу справится с последствиями кризиса. Поэтому адаптация к кризису происходит и на уровне отдельных мигрантов, и на уровне домохозяйств, и на уровне всего общества, столь глубоко вовлеченного в международную миграцию, как Таджикистан.

Ссылки по теме номера

  1. Мукомель В. Кто приедет в Россию из «нового зарубежья»?
  2. Зайончковская Ж. Десять лет СНГ — десять лет миграций между странами-участниками
  3. Вишневский А. Демографический кризис в странах СНГ
  4. Мукомель В. Экономика нелегальной миграции в России
  5. Мошняга В. Молдавия в системе международным миграций
  6. Тюрюканова Е. Денежные переводы мигрантов: беда или благо?
  7. Тюрюканова Е. Трудовая миграция в Россию
  8. Олимова С. Миграционные процессы в современном Таджикистане
  9. Зотова Н. Восприятие миграции в стране выхода: Таджикистан
  10. Мошняга В. Молдавские строители в России: проблемы интеграции в принимающий социум
  11. Алексеенко А. Роль иммиграции в формировании демографической политики Республики Казахстан
  12. Григоричев К. «Казахстанский транзит»: Казахстан в миграциях на постсоветcком пространстве
  13. Брусина О. Мигранты из Средней Азии в России: этапы и причины приезда, социальные типы, организации диаспор
  14. Бухари-заде Н. Сезонная трудовая миграция в Таджикистане: проблемы и пути их решения
  15. Позняк А. Трудовая эмиграция в Украине как фактор развития рынка труда
  16. Садовская Е. Китайские мигранты в Казахстанe: отношение казахстанских граждан
  17. Садовская Е. Международная трудовая миграция и денежные переводы в республиках Центральной Азии: стратегия выживания или стратегия развития?
  18. Забровская Л. КНДР — Россия — РК: обмен трудовыми ресурсами
  19. Митрохин Н. Трудовая миграция в Россию из государств Центральной Азии
  20. Коробков А., Палей Л. Социально-экономическая роль денежных переводов мигрантов в СНГ
  21. Жакевич В. Миграционные настроения в странах СНГ
  22. Козина И., Карелина М., Металина Т. Трудовые практики иностранных рабочих в России
  23. Денисенко М., Хараева О. Переводы гастарбайтеров: на перекрестке между миграцией и экономикой
  24. Глущенко Г. Воздействие денежных переводов мигрантов на экономику России и стран СНГ

Примечания

Олимова Саодат Кузиевна, Олимов Музаффар Абдуваккосович. Научно-исследовательский Центр «ШАРК» (Таджикистан).

[1] Авторы выражают признательность Матину Холматову (Всемирный банк), за содействие и помощь в проведении исследования

[2] Джамшед Куддусов. Влияние мирового финансового кризиса на трудовых мигрантов из Таджикистана: мнение мигрантов. Май 2009. Душанбе.: Минтруд РТ — МОТ, 2009 — Рабочая версия.

[3] В ходе проекта «Миграция и развитие» были проведены: опрос 1000 мигрантов, вернувшихся с 2003 по 2007 годы, выборка — «снежный ком» с квотированием по регионам РТ; опрос 100 топ-менеджеров предприятий, использующих труд вернувшихся мигрантов; 10 фокус-групповых дискуссий, экспертные интервью. Время проведения исследования — апрель-июнь 2008 г. Отчет находится в печати.

[4] В ходе исследования были обследованы 3300 домохозяйств, отобранных по национально репрезентативной выборке. См.: Brown, Richard, Saodat Olimova,and Muhammadi Boboev (2008) “A Study on International Migrant’ Remittances in Central Asia and South Caucasus: Country Report on Remittances of International Migrants in Tajikistan”, Asian Development Bank. Draft version, 2008. Accessed: www.adb.org/Documents/Reports/Consultant/40038-REG/40038-04-REG-TACR.pdf.

[5] Там же, с. 4.

[6] Интервью с сотрудниками джамоатов Вахдатского, Бохтарского, Исфаринского районов РТ, проведенные авторами в феврале-марте 2009 года.

[7] Ольга КУВШИНОВА. Реакция на кризис: Безработица на будущее / Ведомости, 6 июля 2009 года.

[8] Въехать в Россию / Ведомости, 7 июля 2009 года.

[9] Джамоат — сельская управа.

[10] Наргис Хамрабаева. Мигрантам забывают платить. «Азия-плюс», № 39, 30 сентября 2009 г., с. В2.

[11] Ольга КУВШИНОВА. Реакция на кризис: Безработица на будущее // «Ведомости», 6 июля 2009 года

[12] Более 6 тысяч мигрантов высланы из Москвы с начала года // РИА «Новости», 22 июля

[13] Джамшед Куддусов. Влияние мирового финансового кризиса на трудовых мигрантов: мнение мигрантов. Май 2009. Душанбе. Министерство труда и социальной защиты населения РТ-МОТ. 2009 — Рабочая версия документа.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
15:58 Греф признал наличие двух преемников
15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
15:37 Путин высказался о проблеме абортов
15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
13:25 Путин рассказал о подготовке к ЧМ-2018
13:23 Биологи ищут устойчивые к опасному вредителю растения
13:22 Путин опроверг готовое решение вопроса о повышении пенсионного возраста
13:20 Путин связал допинговый скандал с грядущими выборами в РФ
13:15 Прокуратура проверит cведения о VIP-камерах в «Матросской тишине»
13:11 В ЦИК назвали самовыдвижение знаком доверия к избирателям
13:05 Путин отказался признавать военные расходы страны избыточными
13:04 Путин предложил расширить налоговые льготы собственникам имущества
12:58 Президент РФ рассказал о выполнении майских указов
12:58 Американские СМИ обвинили Россию в подготовке к ядерной войне
12:54 Путин рассказал о развитии Арктики
12:48 ЕР пообещала поддержку самовыдвиженцу Путину
12:46 Путин предложил сфере контроля за бизнесом ротацию кадров по типу военной системы
12:45 Путин рассказал о росте экономики без приписок
12:41 В Германии оценили убытки от антироссийских санкций
12:32 ЛДПР потребовала от Пескова не унижать народ заявлениями о конкурентах Путина
12:28 Путин объяснил отсутствие в стране конкурентоспособной оппозиции
12:26 Путин рассказал о своем выдвижении
12:26 Московский арбитраж отказал Siemens в возврате крымских турбин
12:16 «Билайн» начал выполнять требования по отмене роуминга с Крыма
12:16 Путин назвал цель своего участия в выборах
12:08 Владимир Путин начал большую пресс-конференцию
12:00 Бомбардировщики Су-34 вернулись из Сирии в РФ
11:59 Капитализация всех криптовалют перевалила за 500 млрд долларов
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.