Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 декабря 2017, четверг, 20:14
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Высшая аттестационная комиссия замахнулась на модернизацию и теологию

Настоящее, прошлое и будущее Высшей аттестационной комиссии, да и всей системы аттестации кадров высшей квалификации, стали предметом обсуждения на слушаниях, состоявшихся 8 июля 2010 г. в Общественной палате.

Основой дискуссии стал концептуальный доклад главы ВАК, академика РАН Михаила Петровича Кирпичникова, который коротко рассказал о том, чего уже удалось достигнуть, перешел к изложению своего видения реформирования системы аттестации и функций ВАК. Впрочем, слово «реформирование» теперь заменяется более модным «модернизация».

Говоря о том, чего удалось достигнуть за последние 5 лет, он отметил, что «главное достижение – это фактически сложившийся общественно-государственный характер аттестации». Основной упор в системе аттестации кадров высшей квалификации будет делаться на научно-педагогические кадры, потому что именно они – «залог инноваций в науке, нашего инновационного потенциала и, может быть, самого главного – конкурентоспособности нашей экономики».

Кирпичников уверен, что на пути реформирования системы нужно решить две проблемы: связать подготовку кадров и систему их аттестации, а также оптимизировать тематику научных исследований и направлений. Тогда «мы, наконец, сможем готовить кадры так и такие, которые нужны обществу и стране».

В соответствии с этим должны принципиально измениться полномочия ВАК. Комиссии будет передана функция по открытию и закрытию аспирантур и докторантур помимо уже существующего права открывать и закрывать диссертационные советы. Сейчас же «ВАК и аспирантуры – это абсолютно разорванные вопросы».

Все эта ситуация еще усугубляется тем, что при аккредитации вузов Рособрнадзор требует от них наличия аспирантуры. Один из присутствовавших на слушаниях представитель вуза заметил, что «мы бы и не хотели создавать аспирантуру, а она требуется при аккредитации».

В этой связи, М. Кирпичников подчеркнул, что «сегодня нормативная база составлена так, что аккредитация без аспирантуры невозможна. При этом возможно создать аспирантуру, не спросив у ВАК. Создаются аспирантуры там, где нет не то что докторов, но и кандидатов наук, а потом бегут в ВАК за созданием диссертационного совета. Вот это действительно замкнутый круг и нам нужно менять нормативную базу».

Также прозвучала информация о том, чем завершились усилия ВАК навести порядок с диссертационными советами. Если в 2006 г. было 4500 диссертационных советов, при этом 1345 кандидатских, то сегодня существует 3065 советов, из них только 51 кандидатский. Т.е. советов стало меньше и они, хочется верить, стали более профессиональными.

Естественно, ВАК как общественная организация не в состоянии справиться с экспертизой всех диссертаций, которые защищаются в стране. «Это … профанация, когда 50 тыс. дел рассматривается где-то наверху, причем на общественных началах». Глава ВАК видит решение в постепенном, длительном процессе перехода персональной аттестации к конкретным организациям. Ведущие вузы и институты страны получат право присуждать собственные ученые степени. «Если доктор МГУили СПбГУ будет звучать гордо, то это значит, что МГУ и СПбГУ – хорошие университеты и наоборот», – заявил М. Кирпичников.

ВАК же должен будет «определять политику в сфере аттестации и осуществлять реальный, по существу, а не по регламенту, контроль за диссертационными советами, кому можно дать лицензию на самостоятельную работу, а кому нельзя». Будут также делаться шаги по диверсификации системы аттестации в зависимости от области профессиональной деятельности и области наук. «Если мы посмотрим на развитые страны, … то там существует разное количество степеней в системах, скажем, медицины и техники. У нас же всё одинаковое».

Отвечая на вопрос о том, что будет со «списком ВАК», академик ответил, что никаких особых списков научных журналов не будет. Если журнал включен в хотя бы одну международную базу научного цитирования WoS, Scopus, PubMed для биологических журналов и др., то это является достаточным требованием для диссертационных публикаций.

Вместе с тем, М. Кирпичников заметил, что это условие является очень жестким и нужно создавать внутрироссийские базы цитирования. «Сегодня из российских журналов, которые входят в т.н. перечень ВАК, лишь половина удовлетворяет этому требованию – вхождению в публичные базы данных. ...Под нашим влиянием в России появляются такие базы данных, их надо будет тоже учитывать». И еще раз повторил: «Не будет специальных списков ВАКа, а будет требование – если журнал попадает в оцененную самой научной корпорацией базу данных, то он признается при защите диссертации как место обязательной публикации».

Выступавший по этому и другим вопросам в прениях профессор РГГУ Леонид Кацис, касаясь списка ВАК, отметил, что его очень тревожит, что, при разговоре об экспертизе качества научных публикаций, речь все время идет о статьях в журналах, а роль монографий принижена. «Например, журнал «НЛО» попадает в список ВАК, а книги, изданные научной библиотекой этого журнала – нет. ...Чтобы издать статью в «Вестнике РГГУ» или «Вестнике МГУ», достаточно одной рецензии одного профессора и рекомендация кафедры. Чтобы издать монографию в приличных издательствах, необходимо иногда даже пройти Ученый совет, а это более строгая вещь. И это не учитывается при защите докторских диссертаций. Т.е., видимо, для защиты докторских нужно учесть существование монографий хорошего уровня, которые издаются той же редколлегией и тем же научным сообществом», – сказал он.

Глава ВАК также предложил развести системы научно-педагогической аттестации и аттестации в сфере делового администрирования. Планируется, что в области бизнеса или государственного управления к аттестации будут привлекаться РССП, ТПП, Союз малых предприятий и др.

Такой же выход М. Кирпичников видит и в решении сложного вопроса с теологией. «Мое глубокое убеждение, что всё, что связано с вопросами религии, – это, может быть, важнейшая часть культуры общества. И те проблемы, которые возникли в обществе в последние годы, в том числе и в этой среде, должны найти свое решение». Он напомнил, что еще с 2006 г. предлагает ввести систему параллельной аттестации в области теологии. Такая система должна существовать вне вертикали научно-педагогической аттестации, но иметь четкое соответствие, параллели с системой кандидатов и докторов наук. «Доктор теологии ничем не лучше, но и не хуже, чем доктор физ.-мат. наук, но это – принципиально разные вещи. Мы должны дать возможность людям, которые занимаются, скажем, теологией, быть профессорами. Доктора теологии могут быть профессорами, в т.ч. и в светских организациях и наоборот».

Все шаги по реформированию системы аттестации потребуют огромной нормотворческой работы, и здесь глава ВАК рассчитывает на сотрудничество и с законодательной, и с исполнительной ветвями власти. «Здесь нужны принципиально новые нормативные решения. Это сложная и растянутая во времени задача», – подчеркнул он.

Статус ВАК

«Что такое ВАК? ВАК – это не юридическое лицо. Это как бы колосс, стоящий на двух ногах: общественность, общественные деятели, эксперты и экспертные советы, это институты гражданского общества. И вторая нога – это государство, поскольку оно заинтересовано в научной-педагогической экспертизе», – отметил М. Кирпичников.

Глава ВАК уже несколько лет выступает за повышение статуса ВАК. Первый шаг уже сделан. Теперь аккредитационно-техническое обеспечение этой системы будет вестись непосредственно Министерством науки и образования, а не Рособрнадзором, как раньше. По мнению главы ВАК, это существенно улучшит логистику всей работы. (Эту позицию М. Кирпичникова затем в прениях поддержал декан исторического факультета МГУ Сергей Павлович Карпов и пошел даже дальше: «Прежде всего, надо поднять статус ВАК, каким он был в свое время и сделать его государственным комитетом. В этом случае ВАК сможет более самостоятельно решать проблемы аттестации, в том числе аттестации и министерских работников, когда это необходимо. Его подчиненное положение не всегда бывает справедливым и не всегда дает правильные возможности для маневра», – сказал он).

Уже отвечая на вопросы после своего доклада, М. Кирпичников заметил, что не хотел бы углубляться в вопрос о статусе ВАК. «Менять статус ВАКа нужно, я не возражаю. Кто бы возражал? Но это вопрос наиболее спорный». По его мнению, во всем должна быть постепенность и если бы со стороны ВАК были бы какие-то резкие шаги по изменению статуса, то комиссии не удалось бы завоевать «первую маленькую победу».

«Мы ликвидировали двухступенчатую систему ["Полит.ру": ВАК -- > Рособрнадзор -- > МОН] и стали действительно обслуживаться министерством, что нам сулит определенные блага. Следующий этап: я думаю, что общество само примет решение, что ВАК должен стать абсолютно самостоятельной организацией [подчиняться напрямую Правительству РФ]», – отметил он.

Вместе с тем, М. Кирпичников полагает, что не стоит уходить от общественного статуса комиссии, иначе ВАК погибнет под прессом «государственного взора». «Нельзя винить конкретного чиновника, что он так себя ведет. Он, как правило, не всегда выполняет свои прямые функции, например, технического обеспечения. Он старается это делать по остаточному принципу, но с удовольствием лезет в содержательные вопросы. Он начинает определять: хороший такой-то ученый математик или плохой. Поэтому институты гражданского общества должны иметь абсолютный приоритет в системе аттестации».

Этапы «дорожной карты»

М. Кирпичников отметил, что для движения по пути к реформированию системы аттестации в 2011-2014 гг. должна быть разработана подробная «дорожная карта» и проведен ряд экспериментов.

«Что должно войти в дорожную карту? 2011-2014 гг. (или 2011-2012 гг., как мы договоримся) – это эксперимент, постепенная передача функции присуждения ученых степеней в ряд диссоветов ведущих вузов и НИИ. Сложность задачи понятна, нет законодательной базы, ее надо создавать…». Подспорьем на этом пути является то, что уже выделены ведущие вузы страны: МГУ, СПбГУ, федеральные и несколько десятков исследовательских университетов. «Таким образом, перечень тех самых высших учебных заведений, на которые будет ставиться эксперимент, в общем, понятен» (хотя не окончателен).

М. Кирпичников сообщил, что в довольно скором времени право присуждения своих степеней появится у Московского объединенного инженерно-физического института.

Далее на первом этапе предполагается провести эксперимент в магистратурах. Они разделятся на научные, ориентированные на академическую карьеру выпускника, и прикладные, предполагающие дальнейшую карьеру в бизнесе. В магистратуре все способные ребята будут иметь возможность сдать кандидатские экзамены, чтобы потом 3-4 года в аспирантуре заниматься только наукой и самообразованием.

В этот же период под эгидой РСПП и ТПП будет проведен эксперимент по организации работы экспертных советов по присуждению степеней «Доктор делового администрирования», «Доктор государственного администрирования» и т.д. Аналогичный эксперимент может пройти и по организации диссертационных советов по специальности «теология», заботу по созданию системы аттестации в этой области должны взять на себя, по замыслу ВАК, религиозные конфессии.

«Я хочу подчеркнуть, что … РСПП, ТПП, конфессии должны взять на себя ответственность – это общественно-государственный характер аттестации – за качество подготовки этих кадров, государство не должно здесь присутствовать». Одновременно будет создаваться временная «правовая рамка» всех новаций в области аттестации.

На этот же период, 2011-2014 гг., намечена постепенная диверсификация аттестации. На верхнем этаже, как уже было сказано, будет разделены системы аттестации в области науки, бизнеса и теологии, а далее будет происходить диверсификация внутри науки – в области медицины, общественных и естественных наук.

Затем по результатам проведенных экспериментов будут сделаны выводы, и все, что приживется, начиная с 2015 г. будет внедряться в массовом масштабе.

«Мы уже начали довольно активное обсуждение основных позиций этой концепции. Я очень благодарен Общественной палате, что сегодня обсуждаются эти вопросы. Мы будем благодарны за все предложения и рекомендации к этой концепции, – заметил М. Кирпичников. – Мы сейчас находимся в начале пути такого обсуждения».

Глава ВАК поддержал требование тех, кто считает, что нужно увеличить срок обучения в аспирантурах по техническим специальностям с 3 до 4 лет. «Три года для большинства гуманитарных и общественных наук вполне достаточно. …Для технических и большинства естественных наук срок в три года явно недостаточен».

Выступивший позднее в прениях президент МГТУ Игорь Федоров пояснил, что «диссертация на степень кандидата технических наук обязательно включает в себя эксперимент, стенд, обработку результатов и внедрение. Все это очень и очень затратные по времени процедуры, особенно создание стендов». В конце июля 2010 г. стало известно о том, что Правительство РФ приняло решение об увеличении срока обучения в аспирантуре до 4 лет по некоторым техническим и естественнонаучным специальностям, но точный перечень этих дисциплин пока не ясен. Таким образом один шаг вперед в рамках «дорожной карты» уже сделан.

Последовавшие мнения «за» и «против» поначалу касались всей системы аттестации. Естественно, что у М. Кирпичникова не было готовых ответов на все вопросы. Так, он признал, что тема создания позиции постдоков «сильно завязана на проблемы аттестации-аспирантуры», но дальше предложения начать обсуждение этой темы глава ВАК не пошел.

В ходе слушаний, когда выступавшие выражали сомнение, что все задуманное можно воплотить в жизнь, Кирпичников не раз и не два повторил, что «мы сейчас собрались обсуждать не существующее законодательство, а то, …какие изменения нужны ввести в законодательство, чтобы все было по-человечески».

Зарубежные дипломы

Задачу упрощения процедуры признания зарубежных дипломов М. Кирпичников отнес к вопросу колоссальной важности. По мнению главы ВАК, нужно взять 5-6 независимых университетских рейтингов и из них составить список 300-500 самых лучших университетов мира. «Они заведомо неплохие, не хуже, чем наши. И я считал бы диссертации, защищенные в этих университетах, автоматически признаваемыми у нас».

Последний тезис нашел понимание не у всех участников дискуссии. Один их них (имени которого я не знаю, потому что выступавших, к сожалению, почему-то не представляли и было удачей, когда они сами называли свои имя и должность) напомнил, что у МГУ и СПбГУ не очень высокая позиция в зарубежных рейтингах университетов. «Это несправедливо, но факт. Поэтому нужно очень осторожно отказываться от утверждения защит докторских степеней в ВАКе», – сказал он.

И продолжил тем, что «признание дипломов должно проходить только на симметричной основе». В этой связи он вспомнил имя Ф.И. Тютчева. Народ оживился, мол, сейчас коллега про «умом Россию не понять» скажет. Оратор эти строки, разумеется, продекламировал, а потом сказал, что он не их хотел произнести, а другие, написанные поэтом-дипломатом в мае 1867 г.

Как перед ней ни гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В ее глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, а холопы.

Разве мог поэт предложить, что через 100 лет его стихи будут звучать в контексте признания Россией ученых степеней зарубежных стран?

Потом о симметричности-несимметричности признания говорили другие выступающие. Так, Анна Гутникова, директор Института проблем правового регулирования ГУ-ВШЭ, озвучивая позицию Вышки в отношении научной аттестации, отметила, что дипломы ведущих международных университетов нужно признавать автоматически. «Наука – это не дипломатия, когда нам сделали что-то, мы сделали в ответ, а в науке, если мы признаем, что специалисты Гарварда – это действительно специалисты, то независимо от того, признает ли Гарвард наши дипломы, нужно признавать дипломы Гарварда».

Почему-то именно ее выступление, в котором она фактически повторила основные тезисы Кирпичникова, вызвало горячую отповедь у председательствующего на слушаниях член-корра РАН, директора РНЦ «Курчатовский институт», председателя комиссии ОП по науке и инновациям Михаила Валентиновича Ковальчука. Здесь и стихи Тютчева к месту пришлись.

«Вы, Высшая школа экономики, выдающееся место, у вас сегодня огромная палитра знаний и поэтому вам надо смотреть на всё шире. У меня каждую неделю идет передача по «5 каналу» и последняя ["Полит.ру" - "Утром деньги, вечером идеи" от 4 июля 2010 г.] была по эконометрике науки, у меня там выступали люди, насчет того, что такое индекс цитирования. Я вам должен прочесть отдельную лекцию, насколько это всё зыбко и неоднозначно. Это всё финансовая пирамида в чистом виде, которая абсолютно четко поддерживается системой американских журналов. Это сложное инфраструктурное дело. И нам надо думать, и вникать, и строить свое. И гармонизировать с тем, что построено там, тогда мы будем цивилизованны, и стихи Тютчева не будут в таком виде к нам относиться», – сказал Ковальчук.

«Вы сказали Гарвард…  – продолжил он. – Они наши дипломы не признают, но почему-то десятки тысяч наших людей повсюду работает. Это и есть прямое признание дипломов и по факту совершенно очевидная двойная мораль. Понимаете? Поэтому это тоже неверное утверждение».

Бакалавры, магистры, аспиранты и докторанты

М. Ковальчуку также не понравился тезис о том, как Вышка предлагает решить проблему низкой стипендии аспирантов.

«Аспирант должен быть исследователем. Вот почему у нас появилась идея, что аспирант очной формы обучения должен зачисляться в штат НИИ и ему должна выплачиваться заработная плата. Сейчас ни для кого не секрет, что аспиранты получают 1500 р. стипендии и фактически все работают [, зарабатывая на жизнь]. Как решить этот вопрос? Переложить на государство финансирование и выплату аспирантских стипендий минимумом в 30 тыс. рублей – это нереально и главное – эта система не прижилась ни в одной из развитых зарубежных стран», – отметила А. Гутникова.

«Аспиранты должны вести научные исследования, вуз должен быть заинтересован в том, чтобы их аспиранты работали по тем научным исследованиям, которые ведет вуз и чтобы не получалось так, что вуз специализируется на развитии сельского хозяйства, а берет аспирантов по юриспруденции, по которым научная деятельность им не осуществляется. Тем не менее, аспирантура функционирует и мы имеем специалистов, каким мы имеем. Идея реформирования института аспирантуры как научно-исследовательского института – основная концепция реформирования системы подготовки кадров высшей квалификации в целом», – сказала она.

В предложениях ГУ-ВШЭ, поддержанных ВАК, также говорилось о том, чтобы четко определить, каковы главные сферы деятельности бакалавриата, магистратуры, аспирантуры и докторантуры и затем зафиксировать всё это  в законодательстве. Так, согласно концепции Вышки-ВАК, в бакалавриате, на 1-4 курсах вузов, будет вестись в основном образовательная деятельность. «Студентам нужно дать знания, ...чтобы они накопили базу для дальнейшей исследовательской деятельности».

На 5-6 курсах, в магистратуре, студенты будут уже осваивать научно-исследовательские приемы, особенно с учетом разделения магистратуры на академическую и прикладную карьеры. «В магистратуру добавляется исследовательская составляющая, в рамках которой, если речь идет об академической магистратуре, будет происходить сдача коллоквиумов и кандидатских экзаменов, т.е. всего того, чем сейчас занимаются аспиранты в течение 1-го года обучения в аспирантуре».

«Аспирант – это научный исследователь, который являясь молодым ученым, ведет свою научную деятельность под руководством ведущих ученых. Опять же акцент должен делаться на том, что научное руководство аспирантами должно осуществляться специалистами мирового уровня и высококвалифицированными кадрами. Если специалист, который руководит аспирантами, не имеет достаточного опыта научной работы, то смысла в таком руководстве нет», – заявила представитель ВШЭ.

«Наконец, докторант – это абсолютно самостоятельный исследователь, и статус докторанта должен позволять человеку получить творческий отпуск, время на написание диссертации, но образовательного элемента в этом нет», – отметила А. Гутникова.

«Понимаете какая вещь…», – сказал на это М. Ковальчук. – «Я не сомневаюсь, что у нас общая позиция в том, что надо [хорошо] платить аспирантам. Но то, что институт аспирантуры надо в чистом виде переложить на вуз или институт – это абсолютно неверное утверждение. Когда мы с Ярославом Ивановичем [Кузьминовым] это обсуждали, мы о чем говорили? Я хочу уточнить... Мы говорили о следующем. У нас есть институты аспирантуры и наша задача продавливать Минфин, Кудрина, Правительство, и жесткой рукой закрепить, усилить статус аспиранта и его финансовое содержание. Это очевидная вещь и очевидная позиция».

Что же делать с аспирантом дальше? Здесь Ковальчук поделился своим опытом: «Вот у нас в Курчатовском институте …все бакалавры с первого дня: а) работают и занимаются научной работой; б) зачислены в штат. Причем зачислены с минимальным окладом, а хорошо работают….»

«Спасибо большое! Вы очень хорошо выступили, нет вопросов, нет вопросов», воскликнул он, увидев, что А. Гутникова хочет ему что-то ответить.

«Я хотела сказать, что то, что мы декларировали, не есть истина в последней инстанции. Если мы говорим, что бакалавриат – это образовательный ценз, то мы подразумеваем, что не может быть установлено императивное требование к исследовательской деятельности для бакалавриата. И если бакалавр занимается исследовательской деятельностью, то никто не будет ставить ему палки в колеса. Речь именно об этом идет», – сказала представитель ГУ-ВШЭ.

Ковальчук тут же поспешил сгладить резкость своих предыдущих фраз: «Я лишь чуть-чуть огранил тот алмаз, который вы нам показали. Спасибо!»

Декан исторического факультета МГУ Сергей Павлович Карпов  высоко оценил предложения ВАК и сделал несколько конкретных замечаний по поводу интеграции нашей науки в систему мирового знания.

Карпов считает, что нужно использовать возможности совместного руководства работы аспиранта нашим ученым и ученым какой-то другой страны. «Я сам неоднократно участвовал в этой процедуре как представитель другой страны, скажем, во Франции и Италии... А у нас такое делать практически невозможно. Надо рассмотреть возможность руководства молодыми учеными нашим ученым и ученым любой страны, где существует серьезная научная школа».

Он также отметил, что не стоит сводить бакалавриат только к образованию: «Я думаю, что если в бакалавриате будет один только образовательный процесс, то это поздно для магистратуры, какой–то элемент научной работы там обязательно должен быть, иначе мы опоздаем. Потому что основы научной работы закладываются уже на более ранних ступенях. Начинать это уже в магистратуре поздно».

Высказывая свою точку зрения на реформирование процедуры защиты диссертации, С. Карпов выступил за использование опыта создания небольших жюри, которые формируются для оценки конкретных диссертационных работ. Сейчас же на диссоветах присутствуют и голосуют 20-30 человек, многие из которых специалисты по узким сферам. «Я – специалист по истории средних веков и Византии, а диссертация, допустим, защищается по Латинской Америке. Как образованный историк я что-то в этом понимаю, но уровень моей компетенции не лучше, чем уровень тех, кто защищается», – отметил он.

«Как ведется такая работа за рубежом? Создается жюри из 7-8 человек, они обсуждают работу, предлагают Ученому совету института, факультета и дальше проходит защита-одобрение экспертного заключения.  Может быть, нам надо подумать тоже о создании такой системы?», – обратился декан исторического факультета МГУ к собравшимся.

Анатолий Васильевич Тодосийчук, ведущий советник Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям, в свою очередь, предложил повысить роль независимой экспертизы диссертационных исследований. Нужно «закрепить [в законодательстве] норму, что диссертации на соискание ученых степей должны защищать люди, занятые в науке, деятельность которых непосредственно связана с наукой». Он также выступил за то, чтобы в законодательстве сохранялось право обжалования научным работником результатов аттестации.

Доктор юридических наук Игорь Владиславович Конкин, касаясь системы "Антиплагиат", сказал, что «самым лучшим способом борьбы с плагиатом является учет практики чилийских, французских и многих других университетов, когда на их сайтах выставляется целиком и на длительное время текст диссертация. …Не как у нас автореферат [ставится  на сайт] на 1-2 года или даже на 1 месяц».

«И тогда, поверьте, ситуация изменится. Система "Антиплагиат" не в состоянии оценить переписанные мысли. …Система "Антиплагиат" этого не ищет», – подчеркнул он.

Чуть ранее, в адрес М. Кирпичникова поступило предложение от одного из выступавших снабдить все диссертационные советы СД с программой "Антиплагиат", чтобы борьба с ворованными текстами шла более эффективно уже на стадии ученых секретарей. Глава ВАК ответил, что был бы рад купить необходимое число дисков, но денег нет, потому что в течение нескольких предшествующих лет на систему аттестации не выделялось ни копейки. В 2008 г. удалось договориться, чтобы Министерство ежегодно выделяло порядка 30 млн. рублей на работу ВАК, но этих денег, мол, хватает лишь на удовлетворение простейших нужд в канцтоварах и пр. Кирпичников заявил, что одна из острейших проблем аттестации – нехватка денег на обеспечение нормальной информационной системы, т.е. всей логистики аттестации.

И. Конкин также уверен, что еще одним шагом в борьбе с плохими диссертациями была бы публикация в Интернете отзывов официальных оппонентов и ведущих организаций, по докторским диссертациям за 3 месяца, а по кандидатским за месяц до зашиты. «Тогда все смогут увидеть, что сделана халтура …или это защита на самом деле».

Он также назвал ошибочной прозвучавшую ранее идею полностью убрать образовательную составляющую из аспирантуры. «Аспирантов надо учить науке!», – заявил он.

По его мнению, для того, чтобы «интегрировать нашу науку с зарубежной, все-таки, стоит постепенно ввести порядок, когда положения, выносимые на защиту, в обязательном порядке переводились на два языка: английский и французский. И опять же выставлялись в интернете. Потому что опять же не секрет, что в ряде случаев, зарубежные диссертацию берутся за основу российских, когда умение переводить подменяется умением проводить научные исследования».

Конкин также выступил против дискутируемого в кулуарах ВАК тезиса «один ученый – один диссовет». «Мы так погубим все региональные советы. Ни в коем случае этого принимать нельзя. Сегодня этого не обсуждалось, но я знаю, что обсуждается», – заметил он.

Выступившая в заключение слушаний Алла Яковлевна Грязнова, зам. председателя ВАК, президент Финансовой академии, отвечая на это, сказала, что существующая сейчас норма очень размыта: «человек не может быть больше, чем в двух диссоветах за пределами своей организации, а в своей организации может быть хоть в десяти».  По ее мнению, на такое участие ученого в диссоветах внутри своего института нужно было бы ввести какое-то ограничение, что, возможно, будет способствовать тому, что в диссоветы будут приглашать сильных ученых из других вузов, где нет диссертационных советов.

В ходе обсуждения звучали также требования ввести новую систему назначения оппонентов, чтобы противостоять панибратству при оценке диссертаций «ты пишешь хорошие отзывы моим аспирантам, я пишу хорошие отзывы твоим». Участники также высказались за то, чтобы защиты проходили вживую, а не по Интернету.

Теология

Главной темой второй части слушаний неожиданно для многих участников и тем более организаторов стали судьбы теологии в России. «Люди просто начисто не понимают, что такое теология. И это относится, вообще говоря, к гуманитариям высшего калибра!», – отметил д.философ.н. Владимир Николаевич Катасонов, выступавший от имени общецерковной аспирантуры и докторантуры св. равноапостольных Кирилла и Мефодия, созданной в 2009 г. при Патриархе РПЦ.

Он напомнил, что в XIX – начале XX века в России существовала мощная система научно-богословской аттестации. «Это была огромная традиция, в которой существовали свои научные нормы, свои нормы аттестации… И обрыв этой традиции был связан отнюдь не с какими-то достижениями советской гуманитарной науки, а с чисто политическими причинами. Мы сегодня пытаемся восстановить эту традицию. И это еще важнее, чем восстанавливать храмы, нужно восстанавливать …гуманитарную культуру нашей страны, а нам мешают. Причем те аргументы, которые выставляются [против теологии], говорят просто о некомпетентности так называемых экспертов».

«Если мы хотим восстановить не только разрушенные храмы, но и нашу гуманитарную культуру, если мы хотим иметь новых Соловьевых, Трубецких, Лосских, Флоренских, Бердяевых, то необходимо все-таки признать теологию наукой. Если мы хотим иметь своих Хайдеггеров (ведь Хайдеггер, прежде чем стать великим философом, получал именно теологическое образование), мы должны обязательно включить теологию в число научных специальностей ВАК», – заявил он.

По его мнению, без этого не может быть и речи об интегрировании России в мировое научное сообщество. Он сообщил, что, например, в Германии каждый год защищается 200 кандидатских и 50 докторских по теологии, и защита докторской диссертации считается там большим научным событием.

«Главное препятствие – это атеистическое наследие прошлого, атеистическая идеология, это наследие и по сегодняшний день явно или косвенно или скрыто мешает развивать науку, блокирует духовную активность и явно или скрыто мешает модернизации страны», – уверен В.Катасонов.

Философа также возмутило предложение председателя ВАК М. Кирпичникова создать для теологии систему профессиональной аттестации, где диссоветы создавались бы теми или иными религиозными организациями. «За этой обтекаемой формулировкой читается одно: батюшек-священников надо позвать, ведущих специалистов-практиков. Но это же полное непонимание того, чем отличается священник от теолога! Не каждый священник может быть теологом, и отнюдь не каждый теолог обязательно должен быть священником. Это еще В. Соловьев говорил, что есть религия, а есть религиозность. А религия это значит попы и т.д. и их надо [включать в диссоветы]. А то, что теология как научная дисциплина существует уже века, этого, к сожалению, не понимают, а ведь для нашей страны это, действительно, была великая традиция».

Леонид Кацис (Российско-американский учебно-научный центр библеистики и иудаки РГГУ) расссказал, что накануне слушаний состоялось совещание у зам. министра науки и образования Сергея Мазуренко, где обсуждался вопрос с теологией.

«Когда мы говорим о равенстве докторов, речь ни в коем случае не идет о том, что доктор теологии должен быть равен доктору государственного управления или бизнес-администрирования. Речь идет о том, что необходимо разработать минимальные требования к познаниям в неспециальных науках, т.е. знании языков, знания философии, предположим, которые не задевают познания в бизнес-администрировании или в чем-то еще. Безусловно, церковный администратор вполне может быть бизнес-администратором, что мы хорошо знаем, иногда, к сожалению», – заметил он.

«И весьма неплохим!», – тут же вставил реплику Ковальчук.

– Да, вполне.

– Как показывает опыт…

– Да-да-да, иногда отрицательный, но не будем об этом…

«Второй вопрос, о котором действительно стоит сказать, мы вчера проверил 3 с чем-то часа в потрясающе интересной беседе с Министерством образования на все эти темы. Мы должны отдавать себе отчет, что, помимо независимой экспертизы в таких тонких делах как теология, в ряде случае необходимо ввести независимую экспертизу центральных теологических заведений, находящихся вне пределов РФ. Таких как Папская академия, это крупнейший теологический факультет, мы не всегда сможем, если выйти за пределы четырех классических традиционных религии России, оценивать теологические работы католиков-армян и т.д.», – отметил Л. Кацис.

И продолжил: «следующий вопрос связан с тем, зачем нужна такая степень [кандидата или доктора теологии]. Я сам ни в коей мере не доктор теологии, но преподавая на таких кафедрах и факультетах, как, например, иудаика прекрасно понимаю, что средневековые, не только еврейские, но и любые восточные источники, вполне могут преподаваться людьми, имеющими сан или какие-то соответствующие мусульманские или буддийские звания. Им необходимо дать социальную возможность получать те же надбавки, которые получает доктор каких-нибудь традиционных наук».

В свою очередь, д. юрид. н. И.В. Конкин, высказывая свою точку зрения о теологии, заметил, что «попытка вывести теологическую науку из сегмента присуждения научно-квалификационной степеней в сегмент профессионально-квалификационных степеней, во-первых, ставит вопрос об отсутствии смысла тогда в теологии. Потому что что есть теологическая деятельность? Мы говорим доктор госадминистрирования или госуправления. А что значит доктор теологической деятельности? … Во-вторых, факультеты теологии есть в десятках университетов. Мы по Лиссабонскому соглашению в рамках Болонского процесса обязаны признавать и докторов теологии. Естественно есть какие-то процедуры. Получается, что мы признаем чужих, но не признаем своих».

Он уверен, что теология как наука, когда она не сведена к узко конфессиональному обсуждению, что есть Бог, а рассматривает искусствоведческие вещи, вопросы, связанные с правом и т.д., не вступает в противоречие с Конституцией. «Здесь нет никаких противоречий и опыт Швейцарии, Франции, Италии, Испании является ярким свидетельством».

Конкин обратил внимание М. Кирпичникова на названия диссертаций, защищаемых по философии. Зазвучали фразы типа «единство пустотности и оформленности  …», «подобие природы людей остальным сущностям», «иллюзия майя». «Ну, может быть, с точки зрения кого-то это наука, но у меня, имеющего два образования , это вызывает очень серьезное сомнение относительно научности», – заявил И.В. Конкин. – «В любом случае философия не более научна, чем теология. Социология не более научна, чем теология. Это области гуманитарного знания. Мне кажется, что относительно теологии не стоит принимать скоропалительных решений и обсудить это все еще раз».

Впрочем, не все выступавшие во славу теологии пытались убедить своих оппонентов. Некоторые ратовали за использование административного ресурса. Наиболее ярким, и, я бы даже сказала, – яростным и агрессивным в этом плане было выступление члена Общественной палаты, президента инвестиционной группы «Атон» Евгения Юрьева. Казалось, что основной задачей его речи было найти наконец главных виновников всех теологических бед и возложить на руководство ВАК всю ответственность за задержки в признании теологии научной специальностью. Именно ВАК, по версии предпринимателя, не хочет слушать требования верующих, да еще и подкладывает «свинью» президенту и премьеру на грядущих выборах. Такая политизация вопроса, превращение сложной темы в инструмент для политического манипулирования, не могла не огорчать. 

Жалуясь на то, что уже более 5 лет вопрос с теологией не решается, Е. Юрьев сказал следующее: «Являясь членом Общественной палаты, после этого почти 6-летнего марафона, я бы хотел поставить следующие вопросы: «Кто персонально занимается этим вредительством? До какой поры группа лиц, исходя их своих индивидуальных вкусовых предпочтений, будет иметь возможность произвольно принимать решения национального масштаба, которые не соотносятся ни с общественным мнением, ни с существующей жизненной практикой, ни с нашей историей, ни с научными традициями цивилизованной Европы, частью которой мы бы хотели стать. А также противоречит прямым пожеланиям нашей высшей власти. Не пора ли этим людям оставить свои посты?».

Председательствующий на слушаниях М. Ковальчук призывал всех к консенсусу и толерантности. По его мнению, для решения вызывающей такие острые дебаты проблемы как теология надо искать компромисс. Использование же административного ресурса, за что ратовал Е. Юрьев, ни к чему хорошему не приведет. Он предложил организовать встречу сторонников и оппонентов теологии в одном зале, в присутствии прессы, и постараться найти решение.

Вместе с тем сторонники немедленного включения теологии в состав научных специальностей на слушаниях говорили, что единого мнения по этому вопросу всё равно не будет выработано никогда, что в обществе царит потрясающее невежество в понимании того, чем занимается теология, поэтому слушать тех, кто против теологии, – бесполезно.

Заключение

Слушания закончились 12-минутной речью М. Ковальчука, который, в частности, вспомнил, что раньше все доктора наук по кристаллографии проходили через диссертационный совет в Институте кристаллографии РАН, которым он сейчас руководит (а до этого был членом Ученого совета). «Это был гамбургский счет, а сегодня из щелей вылезают полуграмотные люди…». Все эти прекрасные слова о консенсусе, гамбургском счете и пр. как-то не очень сочетались с деятельностью оратора, которого злые языки называют новым Лысенко. Завершил он свою речь тезисом, что «аттестация – очень важный инструмент, который может в короткий срок помочь модернизации нашей страны».

Всех пригласили на чай, а М. Кирпичников и Е. Юрьев остались за столом президиума и продолжали разговор. «Вы разве хотите общественных потрясений? – спрашивал глава ВАК своего коллегу. – Теология какая наука: общественная? Нет. Гуманитарная? Тоже нет. Это что-то особое». А его собеседник поначалу лишь молча ему внимал, но потом начал возражать.

Какие бы модные слова не произносились при разговоре об изменениях в системе аттестации: «перестройка», «ускорение», «инновации», «реформирование» или «модернизация», хочется, чтобы система аттестации в нашей стране действительно позволяла бы самым талантливым и самым лучшим двигаться вверх, а проблемы изоляции, отсутствия мобильности и др. болезни нашей науки ушли бы в историю.

Но возможно ли это сделать в рамках только системы науки и образования, без создания нормальной системы экспертизы и финансирования во всех областях жизни, без включения профессионалов в систему обсуждения ключевых проблем страны? Здесь, по-видимому, тоже нужно разрабатывать свою «дорожную карту», но только нужно ли это власти?

И здесь даже непонятно, как и с кем вести диалог. Чиновникам кажется, что такой диалог уже есть. Так, на конференции по диаспоре в Европейском университете директор Департамента стратегии и перспективных проектов в образовании и науке Минобрнауки, ныне директор Департамента международной интеграции МОН Сергей Иванец был искренне удивлен сетованиям ученых, что власть их не слышит. «Я не очень понимаю, какие сейчас есть проблемы для установления контактов», заметил он. На яркую речь Дмитрия Дьяконова, заявившего, что происходит отчуждение между властью и научным сообществом, С. Иванец отреагировал так: «Один из самых жестких и наказуемых механизмов – отсутствие ответа на обращения граждан». Мол, напишите, и мы вам ответим в установленные сроки. Что ответим – уже не так важно.

Состоявшие слушания в Общественной палате порадовали тем, что хотя бы отдельные проблемы жизни науки у нас обсуждаются открыто и гласно, а ВАК пытается реагировать на запросы времени и более-менее готов к диалогу. Правда, такие дискуссии имеет смысл проводить более широко, и не только в не очень вместительном зале ОП, а через СМИ, Интернет, привлекая ученых, преподавателей и научных журналистов к обсуждению существующих проблем и планов. Почему бы не сделать на сайте ВАК специальный раздел, посвященный «дорожной карте» реформ, с дискуссионным форумом, списком публикаций, изложений мнений «за» и «против»?

См. также:

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
18:18 ЕЦБ и Банк Англии не стали менять ключевые ставки
18:12 Роскомнадзор пригрозил блокировать СМИ за «нежелательные» ссылки
17:44 WADA объявило о новом расследовании в отношении россиян
17:33 Прокурор напомнил Яшину о последствиях несанкционированной акции
17:25 Роскомнадзор пообещал постараться избежать блокировки YouTube
17:04 СКР открестился от дела в отношении Родченкова 2011 года
17:00 Сбербанк посулил акционерам триллион рублей дивидендов
16:48 Disney покупает кинокомпанию Twentieth Century Fox
16:27 Саакашвили отреагировал на критику Путина
16:17 Госдума отказалась сокращать новогодние каникулы
15:58 Тараканы меняют аллюр в зависимости от скорости движения
15:58 Греф признал наличие двух преемников
15:40 В употреблении допинга заподозрили 300 российских спортсменов
15:39 Суд в Бельгии закрыл дело об экстрадиции Пучдемона
15:37 Путин высказался о проблеме абортов
15:23 Сатурн обзавелся кольцами сравнительно недавно
15:16 Суд приговорил вербовщика террористов в Петербурге
15:15 Путин ответил Собчак на вопрос о страхе перед оппозицией
15:13 Рособрнадзор нашел нарушения на сайтах 95% вузов
15:03 Президент России назвал способ победить мировой терроризм
15:00 Британский суд признал WikiLeaks средством массовой информации
14:51 Парламент Британии получил право наложить вето на решение о Brexit
14:41 Путин обвинил Польшу в провокации конфликта из-за крушения самолета Качиньского
14:39 Путин отказался отвечать на вопрос о новом составе правительства
14:34 Путин назвал Китай основным стратегическим партнером
14:33 Роскомнадзор пригрозил YouTube блокировкой из-за «Открытой России»
14:26 Президент РФ назвал ЕАЭС выгодным для всех участников
14:17 В Думе обвинили Канаду в нежелании мира на Украине
14:11 Путин призвал к обмену заключенными и пленными с Украиной
14:08 Путин обвинил США в провокации по отношению к КНДР
14:00 Дума приняла закон о наказании за воровство на гособоронзаказе
13:53 Путин предложил ограничить кредиты коммерческих банков для регионов
13:42 Путин ответил на вопрос о Трампе и «российском следе» в президентских выборах в США
13:41 В Пхеньяне впервые собралась российско-корейская военная комиссия
13:34 СМИ назвали неполадки причиной взрыва на газовом хабе в Австрии
13:25 Путин рассказал о подготовке к ЧМ-2018
13:23 Биологи ищут устойчивые к опасному вредителю растения
13:22 Путин опроверг готовое решение вопроса о повышении пенсионного возраста
13:20 Путин связал допинговый скандал с грядущими выборами в РФ
13:15 Прокуратура проверит cведения о VIP-камерах в «Матросской тишине»
13:11 В ЦИК назвали самовыдвижение знаком доверия к избирателям
13:05 Путин отказался признавать военные расходы страны избыточными
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.