Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
15 декабря 2017, пятница, 13:43
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

13 сентября 2010, 09:16

Угасло ли российское документальное кино

О документалисте Виталии Манском говорят разное: близкий к Кремлю художник, борец с режимом, успешный бизнесмен, ловкий провокатор, умеющий разговорить любого собеседника. Он, безусловно, большой режиссер, умеющий превращать обычных людей в героев, а их порой серую жизнь в значимое событие. Его формула успеха заключается в одной фразе «Во время съемок автор свободен от моральных ограничений и считается только с юридическими».

Первая часть

На главный фестиваль российского кино «Кинотавр», который ежегодно проходит в Сочи, Манский приехал не только как зритель, но и как эксперт, чье мнение всегда вызывает интерес у коллег и журналистов. Он активно принимал участие в знаменитых «круглых столах» кинофорума, где творцы и критики обычно говорят не только о высоком искусстве, но и деньгах, а российское кино не может существовать без господдержки, крепко сидит на бюджетной игле.

- Так и напишите, что государство никогда в своей новейшей истории не финансировало документальное кино. Никогда! - с этой фразы и началось мое общение с Виталием Манским на сочинском пляже гостиницы «Жемчужина». Он был явно не в духе: на «круглом столе» «Кинотавра» выяснилось, что министерство культуры пока еще не выработало схему, как распределять деньги на авторское и документальное кино в 2010 году. Сам Манский уже давно сломал границы игрового и неигрового кино. Его одна из последних документальных лент "Девственность" о провинциалках, покоряющих Москву, стала едва ли не самой громкой премьерой сезона и два года назад участвовала в основном конкурсе «Кинотавра». До этого Виталий сделал скандальный проект «Анатомия Тату» - о двух малолетках, якобы лесбиянках, чьи клипы целый год крутились на MTV, а концерты вызвали ажиотаж почти во всем мире. Манский не только снимает кино, но и выступает как подвижник, он основатель фестиваля авторского кино «Артдокфест» и главной документальной премии в России «Лавр».

- А как же гранты? - пытаюсь возразить ему я, напоминая, что до кризиса в год в России запускалось около трехсот документальных проектов.

- Это абсолютная фикция, невозможно снять кино за 30 тысяч долларов в России, когда звук и камера с хорошим оператором обходятся за съемочный день в тысячу долларов, а перелеты по России в два раза дороже, чем в Европе, поэтому режиссеры снимают на мини-камеры, монтируют на лаптопах, подкладывают музыку, текст  - и фильм готов. Но это не кино, а самодеятельность.

- Но есть же интересные проекты, которые попадают, в том числе и на ваш фестиваль «Артдокфест», который пользуется успехом среди критиков и зрителей.

 - Эта небольшая группа подвижников, которые на свой страх и риск к этим бюджетным копейкам добавляют, в том числе и свои средства; куда-то уезжают, снимают – потом, оказывается, это картина министерства культуры. На самом деле, это подвиг человека, что он сделал картину. Правда, непонятно, на какие деньги он жил и кормил свою семью. Настоящее кино с солидным бюджетом делают в России человек пять-шесть, эти имена известны: Сергей Лозница, Александр Сокуров, Виктор Косаковский, Сергей Дворцевой, Александр Расторгуев, Сергей Мирошниченко, Павел Костомаров - и все. Их картины отбирают на престижные кинофестивали, ими занимаются дистрибьюторы, и они благодаря западным инвесторам попадают на большой экран.

- Давайте, сделаем небольшой экскурс в прошлое и условно разделим историю русского документального кино на три периода: советский, перестроечный и постсоветский. Каким было советское документальное кино?

- Когда мы вспоминаем советский период, то, как правило, опираемся на вершину айсберга, и на ум приходят великие имена: Дзига Вертов с «Человеком с киноаппаратом», Михаил Ромм с «Обыкновенным фашизмом», и, пожалуй, Роман Кармен с оскароносным «Разгромом немецких войск под Москвой» и военной хроникой. Эти картины, условно говоря, были над уровнем моря, они, по сути, были не советскими и не антисоветскими, они делались вопреки установленным правилам и поэтому сохранились во времени. Все остальное утонуло и исчезло и существует во многом как хроника.

- Но помимо этих мэтров были и другие талантливые люди, которые рассказывали о советском человеке, к примеру, Герц Франк из Латвии. Многие помнят его шедевр «Высший суд», психологический портрет убийцы, который вызывал не только ненависть, но и сочувствие.

- Вы правы, но опять же, это исключение. Вот вам классический пример - режиссер Николай Обухович запустился в 1979 году с картиной о Герое социалистического труда, ткачихе Екатерине Голубевой и начальство было спокойно; снимается очередной бессмысленный фильм-штамп о неком герое соцтруда, депутате Верховного Совета, чьи портреты висят на улицах родного города Иванова. На самом деле, Обухович схитрил и снял картину о том, как обделен материнской заботой ее ребенок, о том, как папа, при наличии такой великой мамы, сам становился мамой, о том, как эта женщина, приобретя некий общественный статус, потеряла самое ценное для каждой женщины - это чувство семьи, любви и материнства и т.д. Когда Обухович сделал картину «Наша мама - герой», советское начальство спохватилось: «Как так? Нас обманули! Мы хотели туфту, а нам сделали картину!» И давай ее запрещать - ну и запрещали, пока не окончилась та самая советская власть, и сейчас эта лента является одним из образцов классического документального кино советской эпохи.

- А что снимали те, кого принято считать бесконфликтными ремесленниками? Что снимали в общем потоке?

- Советские сказки о передовиках производства, съезды КПСС, о колхозах и бригадирах, о пионерах и комсомольцах, лакировали действительность, как могли. Парадокс заключался в том, что самому реалистичному виду искусства, документалистике, ставились задачи методом документального кино мифологизировать реальность.

- Затем наступила «Перестройка» и мы с вами, будучи студентами института кинематографии, как раз и застали развал Советской империи. Именно в этот период русское документального кино, пожалуй, достигло наивысшего пика в своей истории, его показывали на большом экране и миллионы ходили в кинотеатры.

- И это объяснимо: именно документальное кино во второй половине 80-х нам рассказывало правду о нас, иногда и полуправду, как выяснилось позже. На дворе «Гласность», «Перестройка» и очереди в киосках за журналом «Огонек» и газетой «Московские новости». Люди изголодались по правдивой информации. И народ узнал много интересного о сталинских репрессиях, о хрущевской оттепели, о брежневском застое и т.д. Такое, наверное, никогда не повторится.

- Вы согласны, что символом документального перестроечного кино была картина рижанина Юриеса Подниекса «Легко ли быть молодым?», о молодом поколении, которое думает не так, как партия и комсомол, и не так, как их родители?

- Согласен. Я бы назвал еще пару картин. «Рок» Алексея Учителя, «Йя-хха» Рашида Нугманова. Люди неожиданно узнали, что в Советском союзе есть рок и альтернативная культура. Это был шок. Это было время абсолютного кинематографического катарсиса

- Интерес к документальному кино стал постепенно угасать в начале 90-х. В путинскую эпоху для властей оно перестало быть как предметом искусства, так и средством пропаганды. Это странно: власть могла бы использовать этот ресурс для укрепления режима. Возьмите, к примеру, спорт - власть беззастенчиво записывает все международные победы спортсменов на свой счет, могло бы поддержать документалистов и также присвоить их успехи. Это же рациональный подход. Разве не так?

- Ответ выходит из сути самого вопроса. Документальное кино изъято из общественного обихода, и сегодня у него нет зрителя. А у спорта есть зритель, отсюда и к нему внимание Кремля. Приведу пример: три года назад фильм Александра Расторгуева "Дикий, дикий пляж" победил на самом главном и престижном фестивале в Амстердаме. И что? Как-то боком отметил эту победу телеканал «Культура», и прошло сообщение по агентству «ИТАР-ТАСС». И все. Никто не встречал Расторгуева с цветами в аэропорту. А если бы документальное кино активно показывалось, обсуждалось, то государство могло бы пожинать плоды его международных успехов, но тут возникает другая опасность. Дело в том, что фильм «Дикий, дикий пляж» - это уникальный документ повседневного человеческого безумия. Люди напиваются, занимаются сексом, обмазываются глиной и мучают несчастного верблюда, на которого обычно фотографы сажают туристов. Если хотите, это сатира в стиле великих русских писателей - Салтыкова-Щедрина или Гоголя. Чтобы государство поддерживало Гоголя, нужно, чтобы государство было просвещенным, уверенным и стабильным. Наше государство таковым не является, и если они начнут раскручивать факт победы российского фильма «Дикий, дикий пляж» на крупнейшем фестивале, то следующий шаг - предъявить этот фильм российской аудитории. Я не думаю, что такое кино власть захочет записать в свой актив.

- Ну, раз вы заговорили о Расторгуеве, то расскажите и о других режиссерах из вашего списка… Есть ли какой-либо вектор их объединяющих? Затрагивают ли эти творцы болевые точки нашей жизни?

- В том то и дело, что они красиво их обходят. Это абсолютно разные художники. Сергей Мирошниченко вполне себе режиссер позитивного кино. Он старается в своих картинах избегать конфликтных тем, он углубляется в какие-то личностные состояния своих героев и не делает обобщений. Таков его художественный стиль. Наглядный пример - фильм «Рожденные в СССР», где на протяжении двух десятилетий автор следит за судьбами очень симпатичных ребят, которые родились в одной стране и спустя годы разбрелись по всему свету. Виктор Косаковский в своих лентах вообще уводит в художественную плоскость. Если вы посмотрите картину «Свято», то не поймете, в какой стране мира это происходит, хотя перед вами обычная петербургская квартире, где герой, двухлетний сын режиссера, впервые знакомится со своим отражением в зеркале, играет в комнате с игрушками - и вдруг понимает, что он не один. Самый жесткий режиссер, мною уже упомянутый Расторгуев, как раз снимает болевые симптомы нашей жизни. Одна из лучших его картин - это «Чистый четверг». Автор едет в Чечню и снимает полевую баню, которая обслуживает солдат; одних она моет, а параллельно там же сжигают какую-то одежду и личные вещи погибших ребят. В этой картине нет военных действий, но по своей художественной мощи она превосходит всякие реальные ужасы войны.

- Если говорить об Александре Сокурове, то, пожалуй, это один из самых известных русских режиссеров. Его картина "Русский ковчег", безусловно, войдет во все учебники по истории кино - полуторачасовой фильм, снятый одним кадром в Эрмитаже.

- Его фильмы реально показывают в кинотеатрах, будь то Берлин, Париж или Торонто, мне удавалось видеть этот успех своими глазами. Феномен Сокурова - в интонации, в его тихом голосе; его художественный взгляд настолько сужен до его индивидуальной интонации, что туда не так просто попасть, нужно совершить очень большое усилие, чтобы найти этот вектор. И у него есть свой зритель. Но это все старшее поколение, а младшее - в поисках денег и своего стиля.

- Многие критики считают русское документальное кино безысходным, мрачным, если хотите. И замечу, что авторы чаще всего находят своих героев не в городе, не в современном офисе, где жизнь также бьет ключом, а в провинции, на периферии. А российская глубинка - это депрессивная плоскость.

- Депрессия - это интимное состояние. Человек индивидуально неустроен, он находится в пространстве своих локальных проблем. Отсюда и мрачные краски. Но тут все зависит от меры таланта: депрессия уходит на второй план, когда возникают художественные образы. Возьмем, к примеру, режиссера Сергея Дворцевого. Он маленькое событие может превратить в эпохальное. Очевидный пример - картина «Хлебный день», которая является венцом его творения. Эта история о том, как в заброшенную российскую деревню раз в неделю завозят хлеб на вагоне. Там нет дорог, и бабушки и дедушки пару километров по проржавевшим рельсам толкают этот вагон от станции до своей деревни. Вроде сюжет для новостных выпусков, обличающий местную администрацию и т.д. Но он из этой локальной истории создает некий образ страны, зарабатывающей каторжным трудом на хлеб насущный. По сути, локальная проблема превращается в эпос. Это Дворцевой - и великая картина. А великий фильм получился не только потому, что Дворцевой – гений, а и потому, что в проект вложили солидные деньги западные продюсеры, на гранты от Минкультуры особо не разживешься.

- Насколько кино снятое на гранты, то есть на копейки, реально отображает жизнь в России?

- К сожалению, не отображает.

- Тому виной цензура?

- Цензура сегодня не в Кремле, а в голове. Кремль, конечно же, каким-то образом формирует сознание. Когда человек видит, что марши несогласных в Москве разгоняются, он вроде бы и согласен, и он вроде бы, как раньше говорили, за Советскую власть и не видит себя рядом с ними. Это с одной стороны, а с другой - нет мотивации для совершения гражданского поступка. Ну, допустим, он сделает про это кино, но ведь его никто не увидит. Возьмем, к примеру, Белоруссию, там иная ситуация, просто парадоксальная. Там четко заявлена антидемократическая политика, там существует индустрия антилукашенковского документального кино. Это кино востребовано, его подпольно продают на рынках. И тот же режиссер Юрий Хащеватский чуть ли не национальный герой, ему ломают руки и ноги, но он понимает, для чего он это все делает. У нас разве кто-то решится снять антипутинский фильм?

- Кстати, вы сняли фильм о Путине, а также о Борисе Ельцине и Михаиле Горбачеве. Путин - один из самых закрытых политиков в стране. Как вы для себя решали вопрос - что можно и что нельзя, учитывая, что все-таки это глава государства?

- Это был 2001 год. Мне казалось, что нет никаких ограничений, но когда возник вопрос участия семьи, то выяснилось, что для Путина это - табуированная тема, и это несмотря на то, что я видел его в домашней обстановке в окружении супруги и дочерей. Я даже пытался спорить на эту тему и считаю, что он был не прав. Но является ли запрет на показ детей фактом нереальности фильма «Путин. Високосный год»? Нет, не является, потому что я старался в предложенных мне обстоятельствах снимать реальное кино, без пафоса и лакейства. И потом, я не почувствовал Путина закрытым человеком, думаю, что не он закрывается, а люди из его окружения закрыты, они живут личностными комплексами и страхами, амбициями и интересами, поэтому много условного в подходе к этому человеку. Там были такие сцены!!! Я видел, как в кабинет к президенту заходят министры и премьер-министры. Люди, которых мы видели на экране с расправленными плечами и твердым голосом, когда входили в его кабинет, вдруг съеживались, голос садился, плечи куда-то пропадали, походка становилась неуверенной. Причем их скукоживал не Путин, они сами уменьшались в размерах. Это отдельное кино, надо просто ставить скрытую камеру...

- С Горбачевым и Ельциным, наверное, было проще…

- Особенно с Горбачевым. Чем больше человек вне власти, тем больше его реальная жизнь очищает и освобождает. Тем более, он был не только без власти, но в некой такой миниизоляции в ельцинскую эпоху, поэтому для него я был первым человеком из медиапространства.

- Несколько слов о Ельцине

- Ельцин – это сто килограммов интуиции, звериная нечеловеческая интуиция, и это меня потрясло.

- А что снимают те режиссеры, которые исключительно сидят на государственных грантах?

- Милые локальные истории, про музей, вот бабушка-хранительница чего-то, живет в нищете и спасает экспонаты. Или про какого-то человека, который когда-то что-то сделал и сейчас он об этом рассказывает. Все очень поверхностно и неглубоко. А вот фильмов, рассказывающих про болевые точки, - нету.

- А что вы подразумеваете под болевыми точками?

- Например, о реальной политике. У нас нет ни одной картины о выборах. Была реальная операция «преемник», когда Путин пришел во власть. Ни одной картины об этом не было. Причем, я не говорю о фильме «против» или «за», - вообще никакого не было. Можно было снять потрясающую документальную комедию об острой борьбе двух кремлевских партий, «Единой России» и «Справедливой России». Это была бы шикарная комедия, которую смотрели бы люди, ушла бы за рубеж, там бы посмотрели.

- Или, к примеру, о прокремлевском движении «Наши».

- О «Наших» есть голландская картина, но режиссер побоялась приехать в Россию, думала, что здесь ее убьют, даже фото свое на каталог «Артдокфеста» не дала. Правда, о «нашистах» была одна русская картина, комплиментарная, но мы ее взяли на фестиваль. Она хотя бы рассказывает о нашем времени.

- Почему в России нет режиссеров уровня Майкла Мура или Оливера Стоуна, которые снимают «актуальное» кино и порой взрывают информационное пространство?

- Потому что очень трудно совершать подвиг в пустоте, в пустом пространстве. На виду и смерть красна. Тут надо преодолеть множество факторов. Все работает против тебя. Я знаю, какую картину нужно снять, чтобы страна вздрогнула, но не скажу. Я снять ее не могу, а сказав, себя разоблачу.

- Чеченская война отображена в документальном кино?

- Это тема, конечно же, присутствовала в нашем кино. Но, на мой взгляд, интереснее снимали про эту войну зарубежные авторы.

- А «Норд-Ост»?

- Были проекты, но телевизионные. Самый сильный фильм о «Норд-Осте» сняли англичане, где просто антихудожественно была восстановлена вся хронология событий. Меня просто пот пробирал, когда эту трагедию спрессовали такими фактами, о которых я и не знал. Там заслали в зал фсбэшника с легендой, что он пришел за сыном. Его поймали, вывели на сцену - покажи своего сына - сына нет, и его тут же расстреляли. Это была первая смерть и начало фильма.

- Вы жалуетесь, что на государственные копейки нельзя снять хорошее кино, и в то же время организовали фестиваль «Артдокфест», где и показываете эти фильмы, снятые на мизерные деньги?

- Из этих трехсот фильмов, которые выпускались в год, где-то пять-десять процентов – это кино, которое не стыдно показывать. Бывают и открытия. Благодаря «Артдокфесту» зрители узнали о таком режиссере, как Алена Полунина. Это выдающийся мастер, она сняла картину «Революция, которой не было». Она потрясла меня, прежде всего, фактом вхождения художника в это очень агрессивное и неблагодарное пространство политической оппозиционной жизни России, в среду русских мятежников, национал-большевиков, писателя Эдуарда Лимонова. Чего стоит в фильме одна фраза Лимонова, который говорит вышедшему из тюрьмы молодому пацану: «Ты не зря сидел, брат, ты сидел с гораздо даже большим смыслом, чем я, потому что меня мало показывали по телевизору, а тебя много». Это люди, которые реально за идеи отсиживают сроки, и они не демократы и либералы. Полунина совершила художественный поступок, понимая свою обреченность, она понимала, что этот фильм, в ее родной стране никто не увидит, кроме узкого круга людей. Какова должна быть энергетика, чтобы довести всю эту историю до конца!

- Ну, показали вы эти фильмы - и что дальше?

- Нам удалось невероятное - картины «Артдокфеста» стали востребованы благодаря нашей подвижнической работе. Фильмы стали плавно перетекать в другое пространство: в Интернет, в маленькие клубы, на другие фестивали - и сейчас мы уже ведем переговоры с федеральными каналами, чтобы расширить пространство.

- Как вам удалось завлечь зрителей на этот фестиваль?

- Я не могу точно ответить на этот вопрос, но приведу пример, как мы действовали. Вот у нас появляется картина о проблемах абортов, мы стараемся найти в Интернете людей, которых интересует эта тема. Мы привлекаем их, чтобы они пришли на этот фильм. Но когда они приходят на просмотр, мы стараемся чтобы они не ушли с фестиваля, остались и посмотрели картину, ну, например, о жизни какой-то северной деревни. Так возникает цепочка интересов, работает сарафанное радио, и дискуссии плавно перетекают в ЖЖ-блоги - и у кинотеатра «Художественный» в Москве, где проходит кинофорум, выстраиваются очереди. И наша задача, чтобы фильмы не умирали после фестиваля, а обретали новую жизнь.

- Каковы ваши ожидания? Документальное кино будет продолжать влачить такое жалкое состояние и существовать исключительно за счет энтузиастов?

- Мне кажется, что нет худа без добра. В том смысле, что сейчас сильный удар некой кремлевской группировки по Минкультуры вынудит это ведомство (мне хотелось бы верить) активизироваться и понять, что дальше заниматься профанацией им уже невыгодно, и надо дальше идти от профанации к проектам. А что значит «к проектам»? Они должны выступать, в том числе, и в роли продюсеров, которые отслеживают, высчитывают, анализируют проекты, рассматривают адекватные бюджеты. У меня есть ощущение, что грядут перемены и наверху, и внизу. Мне кажется, что наверху стали интересоваться тем, что происходит внизу, а это позитивная штука. Раньше не интересовались, принципиально, были уверены, что все внизу зачищено; выяснилось, что еще не зачищено и зачистить не удастся.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
11:40 Совладельцы Промсвязьбанка списали проблемы на конкурентов и информатаки
11:24 Дума подняла МРОТ до прожиточного минимума
11:14 В Совфеде предложили заменить флаг России на ОИ-2018 флагами регионов
11:07 Министерство образования отказалось вводить 12-й класс в школах
10:54 Власти предложили схему отказа от долевого строительства
10:54 Управление «клеточной смертью» поможет победить опасное заболевание
10:46 Гендиректором «Яндекса» назначена Елена Бунина‍
10:33 Трамп предлагал продать изъятую у России дипсобственность
10:17 Совет Федерации дал официальный старт президентской кампании
10:06 В США отменили введенный при Обаме сетевой нейтралитет
10:05 Правительство отказалось запретить курение у подъездов‍
09:45 «Нелюбовь» Звягинцева вошла в короткий список претендентов на «Оскар»‍
09:42 ЦБ ввел в Бинбанк и Промсвязьбанк временную администрацию‍
09:32 Задержан отец подозреваемых в организации теракта в Петербурге
09:25 Вонь в Москве дошла до Собянина
09:13 ЦБ отозвал лицензию у банка «Солидарность» из второй сотни
09:10 WADA ответило на обвинения Путина в запугивании
08:52 Суд арестовал замглавы Росимущества по подозрению в хищении‍
08:36 Путин обсудил с Трампом Северную Корею
08:19 Лидеры ЕС договорились продлить антироссийские санкции
08:00 СМИ рассказали об отказе Медведева уволить главу Росавиации
14.12 23:20 В Москве пройдет обсуждение книги Павла Уварова о Франции XVI в.
14.12 22:53 Минобороны РФ изложило свою версию «перехвата» Су-25 над Сирией
14.12 22:43 Россияне обыграли шведов на домашнем этапе Еврохоккейтура
14.12 21:35 «Современник» отложил спектакль из-за госпитализации Гафта
14.12 21:26 Захарова назвала ответственных за гибель людей в Донбассе
14.12 21:16 CNN сообщил о перехвате российских истребителей над Сирией
14.12 21:07 Четверо детей погибли при столкновении автобуса с поездом во Франции
14.12 20:04 Россельхознадзор запретил ввоз чая из Шри-Ланки из-за вредного жука
14.12 19:52 Apple начала продажи самого дорогого компьютера
14.12 19:30 Минтранс попросил Медведева уволить главу Росавиации
14.12 19:17 Дисквалифицированный лыжник Легков вошел в Putin Team
14.12 19:13 Биатлонистка из РФ выиграла спринтерскую гонку для Словакии
14.12 18:47 ЦИК насчитал 13-15 желающих баллотироваться в президенты
14.12 18:35 В московском воздухе зафиксировали тройное превышение сероводорода
14.12 18:19 КНДР пообещала США жесткие контрмеры за морскую блокаду
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки биатлон бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.