Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
21 июня 2018, четверг, 10:02
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Новая экономика как вызов для России

Один из центральных пунктов повестки дня для России – как мы сможем жить в новом мире, мире завтрашнего дня. Будем ли среди лидеров развития или останемся в хвосте процесса, раздраженно заявляя, что у нас особый путь и он ведет совсем не туда. 20 декабря 2010 года в рамках цикла «От первого лица» о вызовах перед нашей страной и о специфике постиндустриального общества можно будет побеседовать с одним из крупнейших российских экспертов по новой экономике, Генеральным директором Российской венчурной компании, членом комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России Игорем Рубеновичем Агамирзяном (Политехнический музей, 20:00).

Накануне акции специально для наших читателей мы предварительно побеседовали с Игорем Рубеновичем. Интервью взяли Борис Долгин и Мария Уварова.

Игорь Агамирзян. Фото Наташи Четвериковой

Борис Долгин: Зачем мы говорим о постиндустриальной эре, об инновационном развитии?

Игорь Агамирзян: Мне кажется, что целесообразно определить некую рамку того, что происходит, чтобы объяснить, для чего вообще нужна модернизация. Почему мы так активно в последнее время стали говорить об инновационном развитии? Почему эта тема становится всё более важной и для представителей бизнеса, и для представителей государства? Разговор об индустриализме и постиндустриализме сам по себе интересен для философов, он вряд ли будет интересен для практиков. Но полезно было бы построить рамочную концепцию, объясняющую, почему мы делаем то, что делаем. А я считаю, что мы вынуждены это делать, потому что не вижу другого решения, как преодолеть тот кризис, в котором находится мировая экономика и человечество в целом. Это можно объяснить только с высоты, если угодно, философского обобщения. Именно поэтому мне интересен постиндустриализм, и я занимаюсь этой темой уже лет десять. С тех пор, как в конце 1990-х гг. впервые осознал, что мы попали в ситуацию, не имеющую исторических аналогов.

Всё время развития человечества коммуникация была связана с географической близостью. Все коммуникационные механизмы и все надстроечные структуры над ними, начиная от племени и кончая государством, строились на том, что люди физически находились вместе. И вдруг мы оказались в реальности, когда это стало не так. Сегодня коммуникация никак не связана с расстоянием. И это выводит всё человечество на некий принципиально другой уровень. Я не буду говорить «уровень развития», «уровень проблем», но это явно другой уровень по сравнению с тем, что было за всё время человеческой истории. И для этого вызова необходимо находить адекватный ответ. В этом смысле фазовый переход, преодоление барьера и построения нового, как говорят сейчас, постиндустриального общества, является, пожалуй, единственным видимым на сегодня позитивным вариантом развития.

Б.Д.: Что изменится для экономики государства?

И.А.: Думаю, можно довольно много говорить о частностях: знания приобрели цену, которой у них ранее не было. Современная экономика всё больше и больше строится на нематериальных активах, а это приводит ко многим последствиям. В том числе и в правовом поле, результаты недоработанности которого мы сегодня пожинаем. Для бизнеса без материальных активов требуются совершенно другие механизмы и оплаты труда, и распределения затрат. А наше корпоративное законодательство фактически не учитывает, что может быть компания без материальных активов.

Б.Д.: Т.е. оно всё ещё остаётся индустриальным. Станок – понятно, здание – понятно, а знания… Как оценить знания?

И.А.: Да! А то, что появился целый класс новых компаний, у которых основной статьёй расхода является оплата труда – это вообще в индустриальном мире непредставимо. Из этого вытекает масса технических проблем. Но ещё более важным мне кажется то, что происходит некое глобальное изменение, в том числе смыслов и ценностей. Потому что в постиндустриальном мире система ценностей становится другой, просто в силу того, что возникают новые инструменты для реализации этих ценностей. Ценность человеческого общения – она в мире всегда существовала, но эта ценность в классическом мире реализовывалась через встречи с друзьями, вечеринки

Б.Д.: Через досуг, не в рабочее время.

И.А.: Совершенно верно. А сегодня появились инструменты, в которых ценность общения реализуется принципиально другим образом. Могу по себе сказать: уже много лет, приходя домой, я открываю компьютер и сажусь за него. Моя жена, мой сын – они в это время в том же виртуальном пространстве находятся. И неважно, находятся ли они в том же доме, в той же квартире или на другом конце планеты. Помню, 20 лет назад, когда я впервые поехал в США, я на два месяца оказался практически отрезанным от родных, от жизни, к которой привык. А сегодня это не так: первое, что я делаю, приземлившись в аэропорту, включаю телефон и отправляю sms-ку. Возник кардинально другой уровень связанности.

Мария Уварова: Скажите, а дома вы с родными общаетесь по Скайпу, находясь в разных комнатах, чтобы не кричать?

И.А.: По Скайпу, пожалуй, нет, но если я натыкаюсь на что-то интересное и считаю, что жене стоит