Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
19 июня 2018, вторник, 00:38
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

04 апреля 2011, 09:35

Ливийская загадка

Что происходит

«Это “Аль-Каида”», - говорил о протестующих против его власти лидер Джамахирии Муамар Каддафи в интервью корреспондентам ABC и BBC 28 февраля 2011 г. А нет ли там и правда «Аль-Каиды?» - задумались на Западе в конце марта, когда встал вопрос о том, следует ли давать повстанцам оружие.

Между этими двумя высказываниями находится целая серия мнений, постепенно формулировавшихся в прессе. Когда в Ливии 15 февраля начались протесты, западная пресса описывала эти события примерно так же, как и революции в Тунисе и Египте или протесты в Йемене: народ устал от диктатуры и хочет демократии. Говорили, что протесты массовые, что интернет-связь плохая, что людям надоела сорокалетняя тирания. О том, что именно представляет собой оппозиция, писали мало и обобщенно: в одной относительно ранней (24 февраля) статье в The Economist вскользь говорилось, что свержение нынешнего ливийского режима, конечно, едва ли приведет к установлению порядка в стране, но зато у Ливии есть «талантливые диссиденты, которые сейчас находятся в изгнании и горят желанием вернуться». Чуть позднее заговорили о племенных связях и специфике общественного устройства в стране.

После того как Совбез ООН принял резолюцию 1973, возник вопрос о том, чего именно хотят противники Каддафи. Прежде речь в основном шла о том, что необходимо всячески поддерживать демократические движения и что в случае с Ливией международное сообщество должно оказывать гуманитарную помощь повстанцам. После того, как коалиция начала военные действия, разговор начал смещаться к обсуждению гражданской войны.

«Что представляет собой конфликт в Ливии? Жесткие диктаторские репрессии против демократической оппозиции? Или это на самом деле гражданская война между племенами?» - писал Дэвид Киркпатрик в NY Times 21 марта (до этого в NY Times так вопрос не ставился). В Тунисе и Египте, говорит он, в отличие от Ливии, протесты были принципиально ненасильственными (он вспоминает случай, когда египетские оппозиционеры испугались, что проиграли в борьбе с диктатурой, только из-за того что в какой-то момент прибегли к насилию – стали бросать камни в толпу лоялистов). В Ливии к оружию прибегли практически сразу («Даже один религиозный лидер, клонящийся к суфизму, - традиционно суфии – пацифисты… - сожалел о том, что у его племени мало оружия для боевых действий»). Если коалиции и удастся сместить Каддафи, заключает он, это еще не значит, что в стране настанет порядок, а на смену диктатуре придет демократия.

В тот же день появилась запись в коллективном блоге “Democracy in America” на сайте The Economist (в соответствии с традицией издания, блог ведется анонимно), в которой действия США недвусмысленно описывались как «вмешательство в ливийскую гражданскую войну». Автор рассуждает о том, каким образом власти подбирают аргументацию, чтобы обосновать перед общественностью необходимость вооруженного вторжения в какую-либо страну, и приводит составленный одним юристом из штата Флорида список наиболее убедительных (в порядке убывания) для американцев оснований:

  1. Самозащита; ответ на агрессию против США;
  2. Использование силы для защиты важнейших для США ресурсов или отстаивания главных интересов страны;
  3. Защита близких союзников, которые подверглись нападению;
  4. Защита мирных граждан в условиях смертельной опасности;
  5. Вмешательство в чужую гражданскую войну на стороне своих друзей;
  6. Притеснение тех, кто нам не нравится.

В случае с Ливией возможны только последние три аргумента, из них в правительственной риторике используются четвертый и пятый, причем на момент написания этого поста о гражданской войне говорили еще мало. Автор записи, не отрицая необходимости вмешательства, советует называть вещи своими именами и не подменять понятия (в заключение рекомендуя перечитать статью Джорджа Оруэлла «Политика и английский язык»).

Племя или общество

О специфике ливийского общественного устройства сейчас говорят много, и одним и тем же фактам, в зависимости от позиции автора, придается разное значение.

Например, скептически настроенный Эндрю Инглэнд пишет в Financial Times: «Ливия, одна из самых закрытых стран в регионе, значительно отличается от своих североафриканских соседей: из-за диктатуры Каддафи, продолжавшейся 41 год, там нет сформировавшихся оппозиционных движений, гражданского общества или влиятельных государственных институтов».

Социолог Мохаммед Бамие в статье на Muftah.org противоречит ему: «Пожалуй, из-за того, что государство полностью оторвано от общества, ливийское восстание – это первый случай в череде арабских революций, когда оппозиционное правительство сформировалось еще до завершения революции».

Обстоятельный рассказ о племенах в Ливии, основанный на мнениях специалиста по Ливии Брюса Сент-Джона (Bruce St. John) и политолога Ореля Брона (Aurel Braun) был опубликован 1 марта на сайте CBC. Во времена Римской империи на территории Ливии существовало три отдельных области: Триполитания на западе, Киренаика на востоке и Феззан на юге, причем основная часть населения тогда, как и сейчас, была сконцентрирована на севере страны, то есть в Киренаике и Триполитании. В каждой из этих областей население распределялось по племенам. В 1911 г. Ливия стала итальянской колонией; в 1931 г. племена впервые объединились: произошло общенародное восстание против колонизаторов, которое было жестоко подавлено; в 1943 г. Ливия опять раскололась: ее оккупировали Великобритания (на севере) и Франция (к ней отошла область Феззан). В 1951 г. к власти в Ливии пришел король Идрис I, который объединил ливийские области в единое государство. Фактическое объединение осложнялось отсутствием развитой системы коммуникаций (даже между такими крупными городами, как Триполи и Бенгази). В 1969 г. пришел к власти Каддафи, который, по словам Брона, с самого начала манипулировал межплеменными отношениями и использовал противоречия между племенами в своих интересах, «хотя, как показывают начавшиеся недавно протесты, его усилия были безуспешными».

Несмотря на все противоречия, продолжает автор статьи, у племен много общего: все говорят по-арабски; большинство исповедует ислам суннитского толка; житель Триполи может спокойно переселиться в Бенгази. Поэтому население Ливии, по его мнению, стремится к объединению. В частности из-за того, что в объединенном и сплоченном обществе нефтяные богатства будут распределяться наиболее эффективным образом.

Несколько иначе эта история представлена в статье Мохаммеда Хусейна, опубликованной на BBC (перевод этой статьи был опубликован Русской службой). Первоначально Каддафи и его единомышленники стремились к уничтожению племенных различий (этому немало способствовала урбанизация населения). В течение первых десяти лет его правления, когда он пользовался доверием общественности и располагал значительной поддержкой со стороны армии, проявления племенной идентификации официально порицались. Потом популярность Каддафи снизилась и тогда трайбализм и межплеменное соперничество стали для него инструментом разделения общества, с помощью которого он укреплял свою власть (особенно это касалось армии, где были представлены главные ливийские племена). Например, племя каддадфа (к которому принадлежит собственно Каддафи) находится в конфликте с племенем магариха, а оно, в свою очередь, состоит в дружеских отношениях с племенем варфалла. Те дружат с племенем аль-зинтан, которое составляет значительную часть населения города Зинтан, и этот город один из первых занял сторону повстанцев. Таким образом, межплеменные отношения, возможно, находят некоторое отражение в том, как разворачивается ливийский конфликт.

Мохаммед Хусейн, впрочем, считает, что значение трайбализма не следует переоценивать: люди слушают племенных вождей только тогда, когда им это выгодно. По его мнению (статья была опубликована 21 февраля), если разовьется вооруженный конфликт между нынешним режимом и повстанцами, то противники Каддафи будут сплоченно выступать против него, невзирая на межплеменные трения.

Еще одна версия ситуации с трайбализмом в Ливии содержится в статье Мохаммеда Бамие. Автор стремится показать, что при всей специфике ливийская революция по своей природе аналогична тунисской и египетской. Все эти революции говорят о том, что общество стало более современным, и режимы на этом фоне устарели. Во всех трех случаях протесты не планировались заранее, а начались спонтанно. Бамие также указывает, что у протестующих во всех случаях были отчетливые этические принципы: даже когда в Ливии повстанцы взялись за оружие, они всё равно вели себя гуманно (в отличие от сторонников Каддафи, они не убивали пленных). Всё это автор объясняет тем, что оппозиция в североафриканском регионе в основном представлена молодыми людьми, у которых есть образование и доступ к новым технологиям.

Бамие указывает на то, что государство и общество в Ливии практически не взаимодействуют. Он считает, что когда сторонники Каддафи ссылаются на ливийский трайбализм, это следует интерпретировать как признание того, что жизнь общества находится за пределами правительственной компетенции и что правительство имеет о ней крайне приблизительное представление.

Племенные связи в Ливии, говорит Бамие, никогда не были безусловным приоритетом (здесь он ссылается на опыт противостояния итальянским колонизаторам в первой половине XX в.). После того, как в Ливии начались протесты, многие племена выпустили декларации, в которых они формулировали свою позицию. Автор ознакомился с 28 такими декларациями (появившимися в период с 23 февраля по 9 марта) и обнаружил, что в большинстве речь идет, прежде всего, об общенациональных ценностях, а не о племенных интересах. По его мнению, это свидетельствует о формировании патриотизма и осознании национальной ответственности. Ливийское население представлено сложной системой племенных и религиозных (суфийские ордена) сообществ, которые способствовали объединению Ливии после колонизации, а теперь, возможно, позволят построить гибкое гражданское общество. Каддафи удалось захватить власть, просто потому, что общество тогда еще не вполне сформировалось. Тем не менее, у него есть к этому все данные, добавляет Бамие, возражая опасениям, высказываемым в западной прессе. «Западные дипломаты и комментаторы, стараясь определить характер этого движения, упустили его главное свойство: оно представляет собой не столько какую-то конкретную идеологию, сколько мощное возрождение в современной Ливии гражданских традиций, которые подавлялись на протяжении долгого времени».

Неведомая оппозиция

Уже упоминавшийся Эндрю Инглэнд из Financial Times пишет об оппозиционерах с некоторой настороженностью. Он исходит из того, что по историческим и политическим причинам в Ливии нет внятной оппозиции, поэтому волну народного недовольства, спровоцированную арестом правозащитника Фатхи Тербиля, может возглавить кто угодно.

В начале марта в Бенгази оппозиционеры создали «национальный совет», состоящий из 31 члена. Его возглавил Мустафа Абдул Джалиль, который прежде был министром юстиции, а когда начались волнения, ушел в отставку и встал на сторону восставших. Бывший представитель режима критикует Каддафи и выступает за «прозрачное» управление.

Помимо него, автор называет еще двух членов совета: Махмуда Джебриля и Али Азиза Аль-Исави. Первый - реформист, который говорил о необходимости преобразований еще до восстания; второй – бывший ливийский посол в Индии, который в числе многих ливийских дипломатов ушел в отставку в начале протестов в знак протеста против методов Каддафи.

Национальный совет учредил военный совет, возглавляемый Омаром Харири, который участвовал вместе с Каддафи в перевороте 1969 г., а позднее попал в тюрьму. Еще один влиятельный представитель военного совета – Абдул Фатах Юнис. Он тоже участвовал в перевороте 1969 г. и в дальнейшем занимал руководящие посты (в частности, был министром внутренних дел). На сторону повстанцев он перешел 20 февраля. «Ливийцы, - замечает автор, - еще не вполне уверены, на чьей он стороне на самом деле». Далеко идущих выводов автор из этого, впрочем, не делает, оставляя пространство для неопределенности.

Этого нельзя сказать о немецко-американском журналисте Уильяме Энгале, вызвавшем интерес и симпатию у Russia Today. Интервью с ним было показано на этом телеканале, а его внушительных размеров труд, посвященный событиям в Ливии, удостоился частичного перевода (как раз про ливийскую оппозицию) на русский язык. Текст в достаточной степени характеризует его начало: «Для тех, кто не верит в простые совпадения, важен тот факт, что администрация Обамы, под предлогом создания бесполетной зоны (с целью защитить мирных граждан), начала военную атаку на Ливию 19 марта 2011 г., а администрация Буша приказала бомбить Ирак 19 марта 2003 г.». Дальше идут рассуждения об американском заговоре, цель которого в том, чтобы установить полный контроль над богатым нефтью регионом. Оппозиция («оппозиция», как он пишет) представляется ему конгломератом политических оппортунистов, бывших сторонников Каддафи, которые решили, что им выгоднее перейти к оппозиции, а также прошедших школу ЦРУ партизан из Исламской боевой группы, которая не скрывает своих связей с «Аль-Каидой». Здесь автор практически повторяет слова представителя ливийского правительства Мусы Ибрагима, который еще давно всем объяснил, что беспорядки в Ливии – это следствие сговора между «Аль-Каидой» и Западом.

Тема «Аль-Каиды» всплыла и в Вашингтоне, когда обсуждался вопрос о том, нужно ли помогать повстанцам с оружием. В итоге решили на данный момент не делать. Проблема, в частности, в том, что у руководства коалиции до сих пор нет отчетливого представления о том, кто такие противники Каддафи. Ливия в свое время поддерживала международный терроризм (хотя позднее она от этого отказалась и, наоборот, провозгласила присоединение к борьбе с ним), а в конце 1990-х гг. в восточных районах были исламистские протесты. Это может указывать на то, что там сохранились связи с «Аль-Каидой» и «Хизбаллой», поэтому оружие поставлять рискованно. А может не указывать. Кроме того, поставки оружия - полдела, потому что повстанцев еще нужно научить им пользоваться. Но и заменять их войсками стран коалиции не хочется. Наконец, высказывались опасения, что, когда повстанцы свергнут режим, они могут на этом не остановиться и продолжить боевые действия уже в формате междоусобной войны. Среди других способов помочь оппозиции стали обсуждать даже перенаправление ей денег с замороженных ливийских счетов, но неясно, какие из упомянутых проблем это решит.

Непонимание может не только создавать проблемы, но и предотвращать их. Иранский социолог, пишущий под псевдонимом «Ахмад Алехосейн», задался вопросом о том, почему иранское Зеленое движение, начавшееся после фальсификации выборов в июне 2009 г., не привело к свержению режима, а арабские революции оказываются более успешными. По мнению автора, проблема иранской оппозиции в том, что она слишком старалась играть по правилам: у движения есть лидер (Мусави), название, символика – всё, что полагается для «цветной» революции. Из-за этого оппозиция была предсказуемой, что позволяло режиму пресекать все ее инициативы.

В отличие от Ирана, протесты в арабских странах спонтанны и децентрализованы. Но даже на этом фоне выделяется ливийская оппозиция, о составе и природе ходит множество слухов, но достоверно не известно почти ничего.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:05 iPhone будет автоматически передавать координаты в службу спасения
20:47 Трамп поручил создать космические войска
20:40 Сборная Бельгии с большим отрывом победила Панаму в матче ЧМ-2018
20:34 На Украине вновь арестован отказавшийся возвращаться из Дебальцево россиянин
20:08 Стало известно имя третьего фигуранта «дала Бабченко»
19:59 В Киргизии задержан второй экс-премьер по делу о коррупции
19:53 Песков прокомментировал сбор подписей против повышения пенсионного возраста
19:42 Уволенного из Сбербанка аналитика назвали лучшим в России
19:30 Паром с 80 пассажирами затонул на озере в Индонезии
19:12 Саратовский автоугонщик откусил полицейскому часть уха
19:03 Трое мексиканцев и иранец оказались в СИЗО Москвы из-за краж
18:52 Германия отложила решение проблемы беженцев до саммита ЕС
18:25 Совет Федерации покинут 17 сенаторов
18:15 Проблемы у банка «Открытие» могли возникнуть из-за вложений в акции ВТБ
17:34 Рост цен на топливо в России замедлился до 0,1%
17:24 Сбивший людей в центре Москвы таксист полностью признал вину
17:05 Гудков подал документы на выборы мэра Москвы
16:59 Шведы обыграли команду Южной Кореи на ЧМ-2018
16:47 Власти Москвы предложили отменить общественные обсуждения для новых свалок
16:15 Типография подала в суд на издателя Forbes и L'Officiel из-за долгов
16:11 Telegram подал жалобу в суд по правам человека из-за блокировки
16:02 Суд не позволил Навальному участвовать в деле Дерипаски и Насти Рыбки
15:25 В Германии задержан гендиректор Audi
15:04 Основатель Мособлбанка умер в больнице при колонии
14:46 Землетрясение в Японии вызвало транспортный коллапс
14:27 Дистанционные бульдозеры заменят машинистов
14:13 Бывший министр строительства Михаил Мень станет аудитором Счетной палаты
13:48 Минтруд пообещал рост пенсий быстрее роста инфляции при пенсионной реформе
13:21 ВОЗ включила игровое расстройство в перечень заболеваний
13:05 Европа продлила санкции в отношении Крыма и Севастополя
12:58 Камчатский художник бежал во Францию из-за карикатуры на Поклонскую
12:48 В России подсчитали долю отечественных автомобилей
12:28 «Нафтогаз» обратился в суд для выполнения решения Стокгольмского арбитража
12:27 Янтарь сохранил жившую 99 миллионов лет назад лягушку
12:16 Ликующие болельщики вызвали небольшое землетрясение в Мексике
12:14 Украина будет лоббировать в ЕС отказ от «Северного потока — 2»
12:02 Девушку-подростка из Петербурга осудили из-за «Синего кита»
11:47 Google инвестирует 550 млн долларов в конкурента AliExpress
11:24 Зять испанского короля самостоятельно сел в тюрьму
11:23 СК возбудил новые дела из-за обстрелов в Донбассе
11:23 Нейробиологи научились измерять содержание миелина в мозге плода в утробе матери
11:03 В России введут систему «одного окна» для подачи отчетности компаний
10:57 Ильдару Дадину присудили пять тысяч рублей за лишение пищи во время суда
10:38 ВВС Израиля нанесли удар по целям ХАМАС в секторе Газа
10:25 Более сотни горняков эвакуировали из шахты в Кузбассе
10:23 Участников голландского фестиваля PinkPop сбил микроавтобус
10:06 Федерер вернул титул первой ракетки мира
09:48 На выборах президента Колумбии победил сенатор
09:44 Пентагон опроверг атаку по позициям сирийской армии
09:43 В английском замке Тинтагель найдена надпись VII века
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014