Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 декабря 2017, суббота, 01:09
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

15 июня 2011, 16:13

Конкурс «Как я боролся» - Незаконная перепланировка

Рахиль Гуревич, язвительный автор этого рассказа, человек невероятного терпения, заняла третье место в конкурсе рассказов о борьбе с бюрократией, который прошел на «Полит.ру».
Читайте текст рассказа без сокращений.

Светлой памяти Виктора Илюхина посвящается.

 «Следовательно бы описать все канцелярские комнаты(…), но автор
питает сильную робость ко всем присутственным местам. Если и
случалось ему проходить их(…), он старался пробежать как можно
скорее, смиренно опустив и потупив глаза в землю, а потому
совершенно не знает, как там всё процветает и благоденствует».
Н.В. Гоголь, «Мёртвые души».

ПРОЛОГ

Тут у меня нервный срыв приключился. И лицо затряслось, правая половина. Муж «Скорую» вызвал, денег лекарям дал –  инъекцию мне внутреннюю осуществили – они этот укол всем втыкают, кто сразу деньги суёт.
Медбрат форму сел заполнять о том, что мы от больницы отказываемся. А  фельдшер за запястье меня держит – пульс контролирует. И между делом, невзначай так, спрашивает:
– У вас кофта мокрая и волосы? И грязь на носу…
– Это, – отвечаю с запинками, – сок.
– Какой сок?
– Такой: яблочный с мякотью.
– Ааа!
Медбрат оживился:
– Так пить хочется! Не осталось случаем сока?
Муж отвечает:
– Отчего же, не осталось? Пожалуйста!
Медбрат залпом выпил -- стакан отодвинул:
– Вкусный какой сок! Только он грейпфрутовый.
– И мне тогда налейте!
– Да, да! Пожалуйста!
Выпил фельдшер свою порцию:
– Так какой, говорите, сок?
Я поняла, что лекарь меня на предмет вменяемости проверяет, и челюсть моя предательски затряслась.
– Вы, доктор, – говорю медленно, – сок пили грейпфрутовый, а я на себя вылила яблочный. С мякотью.
– С мякотью?
– С мякотью.
– Вылили?
– Вылила.
– Зачем вылили?
– В знак протеста.
– Ааа!
И пытать меня перестал.
– Имя ваше, женщина?
– Вера.
– Ивановна, – уточнил муж.
– Аааа! – фельдшер с интересом на мужа посмотрел.
– Фамилия?
– Гуревич.
Медбрат захихикал, и лекари собираться стали.
– Актив вам, Вера Ивановна Гуревич, ставить?
– Ни в коем случае, – говорю, – участковому терапевту за восемьдесят… Бабулька еле ползает… Жалко её…
– Ааа!
И ушли лекари, а мы остались.
– Может прогуляемся?
– Иди гуляй. Кто-нибудь тебя по башке тяпнет. Подкрадётся и тяпнет! Одиннадцать ночи!
– Лечись, Верунчик! А я пойду! Душно что-то!

1

Звонок.
Кто говорит?
Носорог.
Есть пьеса Ионеско -- мутация происходит и люди носорогами становятся. По городу стадо однорогих особей бегает. Бегает, бегает и тех, кто носорогом не стал,  убить хочет -- такая вот метафора фашизма. Жизненная пьеса, правдоподобная – кто хоть раз в паспортном столе бывал, или в каком другом присутствии, со мной согласится… Достали уроды толстокожие, чисто притомили – бумажками шуршат, рог вверх задирают и  хищно так, с оттенком презрения, на посетителей пялятся, как будто мы тут с вами вши, или блохи, или просто лужица маленькая -- био-масса…
– Аллё,  – говорю.
– Яна Освальдовича можно?
– Он на работе.
– Это по жалобе. Вы жалобу префекту писали.
– Да. Две жалобы.
– Что ж это Ян Освальдович на работу ушёл? Вас предупреждали, что комиссия направлена?
– Предупреждали  – с понедельника по четверг.
– Мы только по пятницам ходим. Раз Яна Освальдовича нет, мы не придём.
– Хорошо. До свидания.
– Что «хорошо»? Что «до свидания»? – завизжала телефонная трубка, -- комиссию не принимаете, а жалобы пишите!
– Муж жалобу написал, потому что он, несчастный, к вам ходил-ходил, а ему никто ничего не объяснял, и хамили …когда он в Мосжилинспекцию звонил.
– Ктооо? Я – Мосжилинспекция! Я – с ним говорила! Я – ему не хамила! Я никому никогда не хамлю, в отличие от …
Я переложила трубку к левому уху.
– Все люди как люди – граждане как граждане, все всё понимают, а Ян Освальдович спрашивает, спрашивает,  – тараторила трубка…
«Интересно,  – думаю,  – какие граждане, когда там одни посредники, представители фирм…»
Фирм, которые документ вам любой сделают, перепланировку любую узаконят за штукарь баксов, или за два штукаря…
– Хорошо. До свидания!
– Что – «хорошо»? Что – «до свидания»?
И у меня заложило левое ухо -- от голоса канцелярской «мамзели», которая никогда никому не хамит.
«Ведь, точно, – думаю, – «мамзеля», не «мадама».

2

Припёрлись. К часу дня подползли. Аж пять особей! Две «носорогихи» скромные: с жирно подведёнными глазами и опухшими лицами -- из ДЭЗа, одна девочка маленькая – я её не рассмотрела, не успела рассмотреть – девочка в пустых бумагах расписалась и из тесной нашей прихожей свалила. Ещё – туша, потная с незастёгнутой ширинкой, потопталась и сгинула, нигде не расписываясь.  А «мамзеля» в куртке модной – я такую куртку в «ZARA» за семнадцать тыщ видела – ниточками бровей высоко так повела: ни «здрасьте» мне не сказала, ни «здоровеньки былы», и ломанулась по нашей квартирке ухоженной, по ламинату, на шпильках десятисантиметровых.
– Вот вам тапочки  ,– говорю, – нечего половое покрытие царапать, да и упасть можете: ламинат – это вам не паркетная доска.
– Даа, – протянули инженерихи, – ламинат – это дааа!
«Мамзелька» – у балкона.( На шпильках. ) Я с тапочками в руках – рядом.
– Окна меняли?
– Нет,  говорю.
– Не меняли, не меняли.  – залопотали инженерихи.
– Балкон? Лоджия?
– Балкон и лоджия остеклены, – говорю.
Одна туша на балкон выпорхнула, а другая – на лоджию вылетела. Кактусы в горшках зашевелились.
– Остеклены. Алюминий и вагонка, – оглушила летающая.
– Га у меня – дерево и вагонка, – гаркнула порхающая.
– Утеплены?
– Утеплены, – говорю, – а, простите, причём тут балконы? В БТИ сказали, что балконов они не касаются.
-- Так то – БТИ, а мы Мосжилинспекция, мы всего касаемся. У нас эскиз — видите? И балкон на нём помечен, и лоджия.
– Ааа! – говорю.
Но ничего не понимаю – всем муж занимался. И зачем он решил перепланировку узаконить? Один идиот на всю Москву! Законопослушный гражданин!  Люди этой хиромантией занимаются, когда в наследство вступают, или квартиру продают. А мужу больше всех надо: всё должно быть чин-чин – всё по закону… По какому закону? Кто у нас в России законы выполняет? Ян  Освальдович Гуревич. Ещё депутат Илюхин, ещё может судья какой, старой закалки, которого случайно на пенсию не отправили.

3

- Вдруг я завтра умру, а у нас после ремонта одной перегородки нет?
– Совсем что ли сбрендил? Почему это ты завтра умрёшь?
– Это я теоретически предположил. Умру, а ты в наследство не сможешь вступить. Тебя все дурят! Надуют чисто на хату. А у нас – сын. Ему женщин куда-то приводить надо.
– В своём ты уме? – отвечаю, – Лёве  восемь лет, у него черепно-мозговая травма. Голову зашивали. Сынок наш примеры решить не может со скобками, читает по слогам. А ты – женщины!
– Это я чисто гипотетически предположил. В необозримом будущем Лёву примеры со скобками вряд ли интересовать будут.
– Не факт, – говорю, – не факт!
– Надо в план БТИ изменения внести, чтобы не волноваться, жить спокойно.  
– Все живут спокойно без стен несущих. Спокойно, без всяких разрешений, в комнаты канализацию проводят, на балкон – интернет, и никто ничего не переоформляет! Забыл, сколько ты времени разрешение получал на слом перегородки? Ерундовой перегородки! Чтобы узаконить новый план квартиры отстёгивать придётся. Все говорят.
– Я никому отстёгивать не собираюсь: мне не к спеху. Потихоньку-помаленьку – месяца за три всё сделаю.

И началось, и поехало: «Того нет, сего нет. Да – теперь всё есть, а инспектор в отпуске. Да – отпуск закончился, но у вас теперь другой инспектор, но тоже скоро в отпуск уходит.  Поторопитесь, потому что ещё одной справки не хватает – новые требования, новые подпункты, каждый месяц что-то в требованиях меняется. С сегодняшнего числа, например, на кондиционер разрешение требуется. У вас есть разрешение на кондиционер? Да не волнуйтесь вы так? Ну нет у вас кондиционера, ну и ладно. А разрешение всё равно необходимо получить, вдруг вы завтра кондиционер решите ставить? Да и еще обслуживание кондиционеров понадобится. Да не волнуйтесь, говорят вам, не кричите. Вот телефон – там вам помогут. Квалифицированные юристы. От двадцати пяти тысяч… Что вы мне бумажки в лицо кидаете, документы? Не хотите через фирму, и не надо. Потом жалеть будете! Да. Теперь всё есть, но справка БТИ просрочена. Новую делайте! Да! Сделали справку? Хорошо. А  инспектора вашего нет – отпуск у инспектора начался!» 

4

…Стадо уже в санузле.  На потолок туши вылупились. На кнопку унитаза нажали:
– Ох! У вас без желобка! – вздыхают.
– Да. Без желобка. И слив воронкообразный.
– Ох! Слив воронкой! – вздыхают.
– Да, -- говорю, -- у нас все краны «Грое». И душ – с гидромассажем, самый дорогой!
– Ох! С гидромассажем! – вздыхают.
– И трубы у нас – медь. Медь на медь! – говорю.
-- Ох! Медь! -- вздыхают инженерихи – Медь на медь! Ох-ох-ох!
А Шпилька, цаца  великовозрастная, пятнами-пятнами пошла, ниточки бровей на рот съехали – злится однорогая. Почему злится? Потому что мы потолок в санузле не снесли.  Там, над потолком, пространство пустое, а выше – ещё потолок: нормальные люди потолок один убирают к ядрёной фене, а делать это категорически запрещено, ну просто категорически! И получается, что у Шпильки двойной облом: окна мы не меняли (на окна тоже разрешение требуется), потолок не снесли… И давай эта клава скакать по нашей квартирке: в эскиз зыркнет – на стены глянет –  сличает: всё ли на месте?
– Вы по ламинату не цокайте! Тапки надевайте! – говорю.
А Шпилька, как не слышит, брови на шею сползли. Бычится, бычится тварь толстокожая. «Ну, – думаю, – сейчас рогом меня пропорит, распнёт на дверях наших межкомнатных «бук».
И вдруг бровки общипанные на место, природой предусмотренное, радостно взлетели:
-- А где дверь? Здесь по плану дверь должна быть!
-- Нет, говорю, двери. Убрали дверь.
Ниточки бровей --  в поднебесной, бантиком завязались, улыбочка такая фамильярная:
– Дверь-то у вас в перегородке была. Где перегородка?
– Не было, – говорю, – перегородки.
– Как – не было, когда в эскизе указана! Вот на слом перегородки в помещении номер «два» у вас, гражданка, было разрешение…
– Было, – говорю, – мы всё по закону делали!
– Правильно. А на снос перегородки в помещении номер «четыре» было разрешение?
– Какое, говорю, разрешение? Вы тапки наденьте!  Не было никакой перегородки. Картонка, да была – я её рукой отодрала. К картонке-то дверь и крепилась.
– Это дверная коробка, – говорит летающая туша, – в этих домах…
И осеклась, потому что порхающая ей на ногу наступила – фикус на стеллаже подпрыгнул.
– Вы, гражданка, чертёж видите? Вот – от стены перегородка отходит? Видите? Видите – короткая линия перпендикулярно стене? – и чертёж мне прям в лицо раздражённо тыкает, и руки у мамзельки сигаретами благоухают.
– Да не вижу я ничего! Это кто-то неаккуратно начертил. Вот и кажется, что отросток от стены отходит.
А ниточки бровей меня дразнят:
– Какой отросток, в натуре? Вы гражданка, в своём уме? Вам, гражданка, в дом «хи-хи» не пора?
– Это оргалит, это не… – шепчет летающая.
А  порхающая, смотрю, напарнице уже две ноги отдавила – фикус того и гляди со стеллажа скувыркнётся.
– Вы, гражданка, строительные чертежи читать не умеете, – спокойно так, даже с сочувствием, говорит Шпилька и рогом своим в меня чуть ли не тычит…
– Конечно, – говорю, – не умею. И чем только я в Строительном институте пять с половиной лет занималась?
– Значит, зрение у вас плохое.
– Конечно, плохое, – говорю, – на наш факультет только до минус одной диоптрии брали…
Бровки мне язык показали и опять бантиком завязались.
– Где тут сесть можно, чтобы акт проверки оформить в присутствии администрации и представителей Управы…
– Вот здесь. В этой комнате, – говорю, – актом занимайтесь. Вот на этом стуле, и на этом столе. И познакомьте меня с представителями Управы.
– Я – главный инженер ДЭЗа Пунина Нэ-Нэ, – говорит летающая.
– Вас, Наталья Николаевна, я знаю. Но сейчас я Управу хочу! Дайте мне Управу!
– Гя , – гакает порхающая, – гиз управы.
– Да что вы? – говорю, – а когда заходили, сказали, что инженер.
– Гя главный гинженер ГУПДЭЗ ЮЗАО Ивченко И-И! Гя с Управой контактирую ежедневно!
– А я, – говорю, – с мужем контактирую ежедневно.
Мамзелька  за столом  актом занялась, и на меня так зыркнула, когда я «ежедневно» произнесла… Так знаете по-женски: мол, ты – с тапками в руках, а я – на шпильках, ты – Ивановна, а я – в куртке из «ZARA» за семнадцать тыщ, и  сигареты «Собрание» курю…

5

Вечером муж пришёл, я всё рассказала и копию акта показываю.
– Акт проверки… в присутствии жителя Гуревич Вэ-И, – прочитал муж…
– Ты про себя читай, про себя… Я их язык собачий не понимаю…
– А кто понимает, ё-моё? Они специально свой язык придумали, чтобы ты в юридическую консультацию почаще заглядывала  –  все со всеми повязаны, все друг другу отстёгивают. Три белых коня, ё-моё: юристы, паспортисты, финансисты. Ты смотри, чего пишут: «Восстановить планировку квартиры в первоначальное состояние…Так-так-так… Срок выполнения – шестнадцатое сентября ноль восьмого. Демонтировать остекление балкона-лоджии, либо разработать проектную документацию и согласовать её в установленном порядке, в том числе с пожарной инспекцией. Срок выполнения – шестнадцатое сентября ноль восьмого».
– Сейчас май. Ещё четыре месяца впереди, – обрадовалась я.
– Ты чего, Верочка, ку-ку? Ты смотри, чего требуют…
– Чего?
– Да ничего! Водки налей!
Выпил Ян мой. Закусил. Потом ещё выпил. Не закусил.
– А где Лёва?
–Ты чего, Ян? Спит Лёва. Городскую контрольную сегодня на «три» написал!
– Прогресс! – говорит муж, – Надо отметить!
И снова выпил. И опять не закусил.

6

Спустя две недели почтальон в дверь позвонил. В семь-тридцать. Почта России, ёлки. Мне -- письмо, Яну – письмо.
– А мне письмо? – обиделся сын, – так нечестно!
– Когда пятёрку за контрольную получишь, тогда и будет письмо.
И муж  повёл Лёву в школу.
– Ян! – кричу, – а письмо-то, письмо прочитать!
– Вечером, до вечера! Ты, главное, водку купи. Подороже. И «минералку». Посолёней.
Сходила  за водкой. И за минералкой. Села на кухне, канал «Культура» новости читает. И как-то мне некомфортно, как-то нехорошо – зуд какой-то.
Вскрыла конверт – прочитала.
– Так вот вы как! Значит: гав-гав, – говорю я Лысому  ведущему с канала «Культура». А ведущий этот мне кивает. Вежливый такой молодой человек. В розовой рубашке, в сером пиджаке с иголочки. Улыбается, интеллигент…
– Так вот вы как. Значит, от подписи отказался. Значит, за перегородку, которой не было, – штраф. За балконы – штраф. Остекление разобрать! Перегородку восстановить! Иначе квартиру нашу с торгов продадите! Ну-ну! «Единой России» -- слава! А её лидеру – слава КПСС! 

7

Лето – пора отпусков. Мёртвый сезон. Москвичи бросают родной город. Практически предают. Но Москва – мученица, страдалица --  не обижается: она верит, она надеется, она ждёт, и она дожидается. Столица принимает любого гостя. Ну почти любого.
Нет регистрации – и ради бога, и пожалуйста. Живи, только ментов обходи. А попался – денег дай чуть-чуть, однако. Нет денег? Какие проблемы? Москвичи отъехали – походи по гостям, друг, прочеши квартиры в советских панельных уродцах-клонах. В новостройки-монолиты не лазай, друг,  – ведёт дома, однако, ведёт … Чисто, Пинзанская башня… Трансвааль—парк, думаешь, один такой? Ошибаешься, друг, однако.
Нет техосмотра – ну и пожалуйста, деньги подготовь маленько. На случай, если ДПС-ники тормознут. А если прав нет? Так и тут ничего страшного -- ничего, так сказать, криминального. Просто держи чемоданчик с деньгами. И усё! Как говорится – «просто добавь воды»…Наркотики-то, небось, привёз со своей чужбины? Вот и молодец! Вот и при деньгах…
В метро в час-пик сесть можно. Пробки на МКАДе чисто по пятницам и  воскресениям. Детей нет. Детей на природу вывозят. Чтобы на весь год кислорода наелись… Чтобы кислород в жировой прослойке накопился. На весь год.
Замечательно летом в Москве. Празднично. Народ до полуночи по улицам шляется. С  банками алюминиевыми. Спрайт там, тоник швепс, тоник джин, сидр там, рет-булл—возьми быка за рога, балтика девятый номер, водка лимон, ром-кола, бавария, старопрамен, козёл, ловенбрей… Ну и «Клинское», естейственно, куда ж без «Клинского»? Без «Клинского», господа, – никуды!
Вот только в присутствиях -- в помещениях, так сказать, государственных и окологосударственных: в нотариальных конторах, в  палатах и судах, в разных там управлениях и хозяйствах, в инспекциях и отделах, независимо от времени года, клубятся потеют, задыхаются человекообразные, а носорогообразные их притесняют: давят, топчут, опускают – лишают, так сказать, невинности, добиваются кровотечения, обильного кровотечения, и облегчённо, с глубоким  утробным стоном, выкладывают инструменты экзекуции на казённые полки. Дань же, взимающаяся с поверженных законопослушных граждан прячется в секретные места, в наисекретнейшие места: чисто в швейцарские банки… Носорогообразные, благоухающие «кензо» и «лё па», «хуго боссом» и « живанши», одетые в удобную одежду, пошитую у кроликоподобного, прости господи, кутюрье, потому как фигуры у толстокожих нетиповые –  три подбородка, тридцать три животика и обхват плеча больше, чем у меня обхват бедра…

Носорогихи помоложе и пониже рангом – те, которые на побегушках и на других, древних как утренний моцион, услугах натягивают на себя шмотки с европейских распродаж: «Карштадт» там, или «С&А». Туфли, естественно, шпильки нам уже знакомые, и брючки такие из лайки, или такие, знаете, брючки рабочие, чтобы и стринги, если надо показались, и … ямка, такая, знаете, под копчиковой костью…

Чиновник вы думаете, это кто? Это, господа, небожитель: и пенсия у него больше, чем наша с вами зарплата, и коттедж в ближайшем Подмосковье за трёхметровым бетонным забором, с садовником и свирепой собакой без цепи… Чиновник -- это и путёвки в здравницы, и бесплатный проезд, и гарантии  социальные, вплоть до неприкосновенности. «Кто инвалид? Я – ИНВАЛИД!». А вы все – симулянты, только выбить льготы хотите, только государство обмануть… Ну и что, что у артиста Невинного денег нет на операцию? Это ваши, господа, проблемы. Капитализьм, однако… Так-то вот.

8

Поимели, короче, Яна моего. Отымели. Отодрали. Пролопатили.  
Но и муж их немножко приложил: уволили Шпильку. Ни ниточки бровей ей не помогли, ни куртка за семнадцать тыщ, не то, что цаца ента никогда никому не хамит… Доказал Ян всё таки, что не было перегородки в помещении номер четыре! Оказалось, что в эскиз ошибка закралась – как-то так случайно, как-то так ненароком, как-то так в БТИ строительный чертёж один вид имел, а в эскизе Мосжилинспекции другой -- с неточностью, с несуществующей в природе малюсенькой перегородкой.
В Управе Яна бояться стали. Явился он на приём к начальнику отдела ЖКХиБ Скворцовой Тэ Мэ. К той девочке, которая в пустом акте весной расписалась.
Ян пришёл узнать так, между прочим, между прочего: с какого это такого времени за остекление балконов  из квартиры выселяют? Дождался очереди  в душном коридорчике – на улице-то плюс тридцать. Заходит в кабинет.  Все столы делами завалены, как будто тут сеятель прошёл и бумаги сеял - сеял, сеял – сеял, сеял-сеял… Все стулья -- в папках, весь пол – в стопках, и атмосфера в кабинете какая-то стопочная…
– Присаживайтесь, – поёт Скворцова.
– Куда?
– Куда хотите. На любой стул.
– Но на стульях, извините, – дела, папки, стопки…
– А вы уберите!
Тут телефон зазвонил и электронный голос  цифири озвучил.
– Аллё? – Скворцова Тэ Мэ  щебетать принялась, ворковать принялась и чирикать…
Ян потоптался, сплюнул на ближнюю стопку  – вышел вон из самолёта. Но далеко уйти не дали – за белы рученьки обратно в стопочное царство ласково так втолкнули, так подпихнули, так впульнули…
– Что же вы, Ян Освальдович, – залилась трелью девочка, – что же вы ушли?
– Неловко себя чувствую, когда женщины по телефону щебечут…
– Ой! Ну что вы! О чём вы…
– Приём в неделю – всего два часа, а вы – чирикаете не по делу… Время тянете, чтобы  перед очередью дверью хлопнуть…
– Так что у вас, Ян Освальдович? Какая проблема?
– Из квартиры выселить хотят. За незаконное остекление балконов. Бандитизм в государственном масштабе.
– Ой, ну что вы, Ян Освальдович, – замахала крылышками Скворцова, – причём тут государство?
Клюв свой Скворцова вдруг захлопнула, и  зашипела:
– Вы что – не знаете какое у нас государство?
– Так вы – государство! Вы!
– Мы-ы?  Мы – исполнительная власть, мы не государство!
– Девочка! Ты откуда взялась? Ты даже определение государства не знаешь, а начальник отдела! Два высших – три пониже… Схожу-ка  я к Журавлёвой – Тэ Эл – замглавы Управы.

Ян, попрыгал через стопки – бег с барьерами, «весёлые старты». Обернулся – что-то ему в препятствиях странным показалась: форма что-ли… Да – форма! Изломанная форма – сумма углов эн-угольника. И не стопки это совсем, это пакеты а в них -- коробки, коробки, коробки – конфетки… Ну любят Скворцы конфетки, ну что тут поделаешь… Помощников депутатов и – конфетки! А пузыри, её богу, припрятали… Припрятали на чёрный день – не дарят ведь носорогам конфеты пустые, джентльменский набор – конфеты и ёмкость. Желательно «Мондоро», а ещё лучше --«Реми Мартин». Текилу не дарите! От Текилы толстокожие сильнее бодаются.
А Журавлёва – вот незадача – только что домой ушла, а на следующий день в отпуск улетела. Журавли – они птицы благородные: в плюс тридцать в Москве не сидят. Как они выглядят-то, эти журавли, вы, случаем, не знаете?

9

Звонок. В домофон.
– Кто там?
– Это Пожарная инспекция. Вы заказ делали…
«Странно, – думаю, – Ян ничего не говорил.»
Позвонила мужу: оказалось, Ян заявку оставлял в июне, три месяца назад.
Запрыгал фикус на стеллаже и ввалился мужик. Лоснящийся такой, на десятом месяце беременности: чисто масляничный блин, чисто блин со сметаной, конкретно на масле на коровьем замешан.
– Муу-зьсте, – промычал.
– Документы предъявите, что вы – Пожарная инспекция, – говорю, – много тут вас шляется с распоряжениями, уведомлениями, постановлениями – утомилась я от комиссий, болеть начала, кашлять и чихать…
– Му последние.
Улыбается телёнок и документ мне протягивает, и визитку.
«Вежливый, – думаю, – Аджиев И- Гэ…»
– Фамилия у вас – пламенная, -- говорю.
– Это точно. На то мы и пожарные. Из искры да возгорится пламя!
«Ленинец, – думаю, – может, примет балконы? Может, не будет бодаться…»
И пошёл Аджиев И-Гэ по квартире, хвостом махает – чисто мух отгоняет, копытцем притаптывает, пристукивает: двери изучает, потолок, окна открывает, вытяжку лицезреет… Фикус  трясётся, шатается, дрожит…
– Балконы когда осмотреть изволите?
– Му балконов не касаемся. Пожарные только помещением мунимаются…
–  Понимаете, Аджиев И-Гэ,– от нас Мосжилинспекция согласования требует с пожарной инспекцией…  
– Мугласуем, согласуем, – и ещё выше хвостом замахал…
Притаптывает, пристукивает… И вдруг – хвать меня! Крепко так к себе Аджиев И-Гэ прижал, ну конечно с допуском: с допуском на выпуклость живота. Дышит мне в лицо телёнок этот, телец, бычонок, бычец. И кактусы в горшках зашевелились…
– Ноги, -- говорит, – му тебя красивые. Ноги! Рожа в прыщах – шлифовку можно сделать. А ноги не изменешь! Ноги – они от Бога! Кривым косолапым ходулям ни один косметолог не поможет, ни один пластический хирург.
– Да что вы, – отвечаю, – у меня ноги хуже рожи: все в варикозных венах. Варикоз поуродливей прыщей будет… Хотите посмотреть?
Отпрянул так от меня бычок жертвенный, а я, в ответ, хвать его, огненного, за место слабое незащищённое, за место которым каждый мужик дорожит.  
– Му чего это?
– Да ничего, – говорю, – акт давай составляй.  Достал зверинец ваш ! Всех в зоопарк! Всех за решётку! Или в террариум!
– Му, му… отпусти!
– Балконы! Балконы! Балконы согласовывай! Давай! Быро!
– Му зря вы так, му зря! С нами, с пожарными, опасно так разговаривать, ме положено!
И ручонки свои, детские такие ладошки, розовенькие, гладенькие, с пальцами—сосисками, с маникюром розовым ко мне тянет. А фикус --  кувырк со стеллажа, и -- бряк: на живот на трудовой, Аджиева И-Гэ приземлился, прилунился, приблинился, пристроился. Сняла я спасительный фикус с живота противника, в руках горшок  держу, листики нервно глажу…  
– Акт, – говорю, – пиши. Ща по яйцам горшком звездану!
И написал искромётный пламенеющий акт. И по акту получилось, что дверь наша входная, дверь наша дорогущая сейфовая не в ту сторону открыватся, и соседям, если вдруг пожар, эвакуироваться не даст – ну просто не позволит спастись! Демонтировать дверь! Ещё датчиков нет: в каждой комнате датчик должен висеть, датчик, так сказать, ДИФ-50М – пожар улавливать датчик должен, очаг, так сказать, возгорания, и тушить, и тушить, и тушить… Установить датчики! Чтобы везде – датчики! То есть, абсолютно везде датчики! Одни датчики, датчики, датчики…

10

Муж вечером водку не попросил – ко всему ведь привыкает человек, приспосабливается. Вот и Ян привык к борьбе, к носорогоподобным и к другим животным – к стаду, толпящемуся вокруг государственной кормушки,  – ему даже казаться стало, что по другому и быть не может, что по другому и не бывает…
   
И пошёл Ян в Прокуратуру. В Прокуратуру города Москвы. Объяснил проблему, бумажки показал: акты, письма, постановления. Секретарша -- в кабинет, чисто к прокурору зацокала. И слышит Ян – в кабинете мат-перемат, норматив-ненорматив, ругань эмоциональная человеческая, а не собачья канцелярская. И пригласили Яна к прокурору. Без очереди! И расспросили обо всём. Ну обо всём! Прокурор остеклением балконов сильно  заинтересовался…
– Пишите жалобу, гражданин Гуревич. Копии всех актов прикрепляйте… – перешёл прокурор на привычный собачий язык.
И написал муж жалобу, и почтальон принёс ответ из Прокуратуры. И ничего в этом ответе разобрать нельзя было, ну ничегошеньки, хотя слова все русские…
Внизу приписка: «Между тем Вы вправе самостоятельно обжаловать состоявшееся решение по делу об административном правонарушении в суд.»
Так вот, какие они прокуроры…

11

– Знаешь, Верунчик, ты только не нервничай, только поспокойнее… А остекление на лоджии, и на балконе придётся снять, и вагонку, и утепление.
– Только через мой труп, говорю, – только через труп. Давай судиться! Давай бороться!
– Сил нет, Верунчик. Надоело!  
Проплакала я ночь, и решила не бороться – бесполезно бороться. Надо было сразу с посредниками сотрудничать – дешевле, чем демонтаж, чем датчики ДИФ 50-М на каждый квадратный метр… Всё -- Ян мой, всё -- Ян! Один на всю Москву! А теперь и денег не дашь – испугаются взять!
И опять – звонок.
Кто говорит?
Носорог.
Новый носорог, тот которого на место Шпильки утвердили.
– Алле! – говорит, -- придём через неделю к вам с комиссией. Чтобы остекления не было! И намёка на остекление чтобы не было!
– Хорошо, -- говорю, -- ждём с нетерпением!
И повесила трубку. И осенило вдруг меня! И снизошло в мозг, проникло в сердце и в другие все члены вдохновение! И включила я Интернет! И набрала я жалобу в Правительство Москвы, точнее просьбу… И в Префектуру набрала просьбу… И нашла ещё адреса почтовые… И по ним написала просьбы: и депутатам, и городничему, и в социальные разнообразные организации. Десять писем заказных отправила, заказных с уведомлением. «Люди добрые!, – написала, – Год Семьи, в натуре! А у нас ребёнок с черепно-мозговой травмой, и голову ему зашивали, и на учёте у психиатра ребёнок состоит! И расторможен ребёнок сильно… Разберём мы остекление, а сын возьми –да сигани с балкона, ведь он привык, что балконы закрыты, что балконы безопасны! В Год Семьи, носороги дорогие, да сиганёт по вине Мосжилинспекции! В Год Семьи – да и сиганёт! В порядке исключения, господа чиновники, ну чисто из человеколюбия христианского, разрешите не демонтировать остекление, узаконьте, умоляю вас, нашу перепланировку! И Бог вам в помощь! Да будет радость Вам, и детям Вашим, и внукам, и правнукам!»
И – молчок. И не пришли через неделю носороги.
А пожарник Аджиев И-Гэ позвонил, пыхтя как-то так подозрительно, и установку датчиков отменил, и дверь разрешил оставить, если соседи не возражают, если напишут, что наша дверь им не мешает, не мешает спасаться от пожара…
И получила я девять ответов, на моё письмо, которое нарекли «ходатайством». И сообщалось в них, что ситуация взята под контроль, что начальник Мосжилинспекции уволен, и что на его место назначен господин Объедков Вэ-И. А десятое письмо пришло от известного депутата Лисичкина. И пишет народом избранный, что переправил просьбу мою Объедкову… А Объедков написал, что переправил мои письма в Управу, а Управа в лице неуловимой Журавлёвой Тэ Эл написала, что ситуация взята под контроль, что срок демонтажа остекления переносится ещё на год…

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
– Аллё?
– Аллё! Это квартира Гуревичей?
– Да…
– Льва Яновича можно к телефону?
– А что, собственно, нужно? Вы кто?
– Я из Мосжилинспекции. Лев Янович мне нужен.
– Зачем?
– По поводу перепланировки.
-- Льву Яновичу девять лет. Я его мать.
– Ой! Ой! Извините! Перепутали! Лев Янович – это у кого травма, кто на учёте, мы не посмотрели, что это мальчик… Вы поймите – мы ведь всё для людей делаем, только для людей и стараемся…
– Я понимаю…
– Нет! Вы не понимаетете: население нам так мешает, так мешает… Уже двадцать один—ноль ноль, а мы всё на работе, всё дело ваше разбираем, разобрать не можем…
– Вы, простите, – интересуюсь, – когда нам эскиз утвердите? Когда перепланировку узаконите?
– Насчёт балконов подумаем, ещё не решили – на год вам отсрочили же демонтаж… Так что не волнуйтесь! А препланировку узаконить не сможем вот ещё по какой причине: у вас снесена неучтённая перегородка в помещении номер четыре…
И потемнело в моих глазах, и вылила я себе на голову последовательно: полтора литра воды газированной «Сенежская», поллитра воды «Есентукская целебная», литр воды сильногазированной «Ранова—колокольчик» и литр сока яблочного «Тонус».  Сока яблочного с мякотью.

2008

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:08 Отца предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга выслали в Киргизию
20:57 Майкл Джордан назван самым высокооплачиваемым спортсменом всех времен
20:36 Вероника Скворцова обсудила с Элтоном Джоном борьбу с ВИЧ
20:23 Полиция открыла огонь по мужчине с ножом в аэропорту Амстердама
20:07 Falcon 9 отправила груз на МКС и вернулась на космодром в США
19:47 В Пентагоне рассказали о новом сближении с российской авиацией в Сирии
19:44 ЦБ оценил объем докапитализации Промсвязьбанка в 100-200 млрд рублей
19:27 Пожизненно отстраненная от Игр скелетонистка Елена Никитина выиграла ЧЕ
19:18 Косово объявило о создании собственной армии к марту 2018 года
19:03 В Назарете отменили Рождество
18:51 В Испании не поверили в угрозу отстранения от ЧМ-2018
18:35 Программу безопасности на дорогах увеличили на 2 млрд рублей
18:25 ФАС проверит частичную отмену роуминга сотовыми операторами
18:25 РФ и Египет подписали соглашение о возобновлении авиасообщения
18:19 Трамп попросил у России помощи с КНДР
18:03 Курс биткоина приблизился к 18 тысячам долларов
17:54 Промсвязьбанк сообщил о проблемах в работе интернет-банка
17:48 ФИФА пригрозила отстранить сборную Испании от ЧМ-2018 из-за действий властей
17:28 Задержанный в Петербурге планировал взорвать Казанский собор
17:25 Промпроизводство в РФ в ноябре упало максимальными темпами за 8 лет
17:01 Турция потребует в ООН отменить решение США по Иерусалиму
16:43 В посольстве США назвали ложью обвинение во вмешательстве в российскую политику
16:33 Букингемский дворец назвал дату свадьбы принца Гарри
16:29 Журналист сообщил о готовности Захарченко внедрить на Украину 3 тысячи партизан
16:14 МИД Украины опроверг ведение переговоров об экстрадиции Саакашвили
16:08 Страны ЕС согласились начать вторую фазу переговоров по выходу Великобритании
15:49 Дипломатов из США не пустят наблюдать за российскими выборами
15:47 Глава ЦИК назвала стоимость информирования избирателей о выборах
15:36 Гафт перенес операцию из-за проблем с рукой
15:21 В Кремле посчитали недоказанными обвинения в адрес Керимова во Франции
14:55 ФСБ задержала в Петербурге планировавших теракты исламистов
14:33 Сенаторы одобрили закон о штрафах за анонимность в мессенджерах
14:15 В Кремле признали нежелание Путина упоминать фамилию Навального
14:02 Дума отказалась ограничить доступ к сведениям о закупках госкомпаний
13:59 Минфин пообещал не допустить «эффект домино» из-за Промсвязьбанка
13:52 Алексей Улюкаев приговорен к восьми годам строгого режима
13:39 Госдума разрешила внеплановые проверки бизнеса по жалобам сотрудников или СМИ
13:36 ЦБ снизил ключевую ставку
13:24 Ученые заглянули в глаз трилобита
13:23 Власти Москвы отказали Илье Яшину в проведении акции 24 декабря
13:19 Индекс потребительских настроений по всей России вышел в «зеленую зону»
13:08 Прокуратура назвала самое коррумпированное подразделение силовиков
13:00 Лавров заявил о вмешательстве США в выборы в России
12:47 Совет Федерации подключился к поиску источника вони в Москве
12:40 Минтранс анонсировал возобновление рейсов в Каир в феврале
12:25 Дед Мороз заявил об отказе от пенсии
12:20 Дума приняла закон об индексации пенсий в 2018 году
12:07 Антитела к вирусу лихорадки Эбола вырабатываются через сорок лет после болезни
12:01 ЦИК снова пересчитал желающих баллотироваться в президенты
11:41 Улюкаев признан виновным в получении взятки
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.