Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
21 мая 2018, понедельник, 06:20
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

28 июля 2011, 10:02

Перелетные историки

Недавно вышла книга (Becoming Historians / ed. by Banner James M. Jr., Gillis John R. - Chicago; L.: The University of Chicago Press, 2009. - xvi, 290 p.), содержащая рассказы историков, выходцев из колоний или слаборазвитых стран, получивших образование в период деколонизации и продолжающих уже в нынешнем почтенном возрасте воспринимать и транслировать постколониальный опыт. Для этих восторженных адептов постколониальной реальности, своеобразных “шестидесятников”, первоначальный опыт остался не травматическим переживанием унижения, а скорее чисто интеллектуальным способом исследовать механику власти и смены власти.

Детство и период школьных лет в этих научных самоотчетах описываются примерно одинаково: авторы запомнили большой мир, которому явно тесно в привычных тисках исторического повествования. Войны и революции, переменившие цивилизацию развитых стран, докатывались только отзвуками до мировых глубинок -- но именно поэтому следы мировых потрясений оставались только следами, странными намеками на неувиденное и неуслышанное. В результате те события, которые в “центре” не могли вызывать однозначную реакцию, а становились предметом бурных эмоциональных переживаний и столь же бурной критики, здесь, в исторической глубинке, звучали просто как часть событийной канвы большого мира. Эта канва завораживает своим величием, но требует тем большего различения: если историки в “центре” видели в исторических событиях переплетение интересов и сложных взаимоотношений, то будущие историки на своей периферии сразу пытались отметить, где действуют экономические законы, а где - культурные особенности далёкого от них мира, где события организовал лидер, а где - группа со своими четкими границами и интересами.

Такое неизбежное и даже болезненное, режущее по живому различение исторических факторов приводило к тому, что мыслящие выходцы с периферии уже не чувствовали себя членами какого-то устойчивого сообщества: запомнив какой-то эпизод, через который европейцы или северные американцы познавали себя, они осознавали себя принадлежащими этому эпизоду как важнейшему возможному событию их жизни, больше, чем принадлежащими самим себе и своему окружению.

Они получали гражданство в бурях европейских революций, а свои права отстаивали вместе с европейскими мореплавателями и учёными-путешественниками, которые, как им казалось, и отвоевали настоящую независимость для себя и для других.

Такое “обретение гражданства” в тех эпизодах европейской истории, которые дальше всего от гражданского самосознания, а разве что эксплуатируют гражданский пафос ради целей научного открытия, военной доблести или революционного преобразования мира, представляет собой очень искусную работу с травмой: будущие историки-интеллектуалы могли не воспринимать, в отличие от коллег из развитых стран, события большой мировой истории как травматические, видя в них результаты действий больших разнородных игроков, а не трагический узел недопонятости в отношениях, едва ли не абсурдности человеческого бытия. Но точно так же они не были травмированы и своим провинциализмом, потому что быстро превратили свое маргинальное положение во всемирной цивилизации из предмета переживаний в предмет изучения.

Но травма, якобы преодоленная, но на самом деле не изжитая, дала знать о себе в студенческие годы, когда они переехали в большие мировые университетские центры, чтобы заняться настоящей наукой, найти хороших руководителей, и получить те возможности для профессионального роста, которые не могла бы дать даже самая престижная профессия на их малой родине, в их кругу знакомых или в их диаспоре. Престижные профессии ассоциировались с ценностями диаспоры, представители которой пытаются утвердить себя в жизни разными немагистральными путями, превращая особенности своей судьбы в средство самоидентификации среди чужих. “Непрестижная” же профессия историка казалась наиболее прямым способом выстроить отношения с настоящей всемирной историей, со всеми возможностями полезной деятельности, в ней открытой, так, чтобы история, прожитая большими странами, не звучала им укором.

Но уже первые лекции и семинары показали неизжитость травмы. Оказалось, что как раз возникновение в истории полезности менее всего интересовало лекторов и научных руководителей: для этих притязающих быть учителями приехавших к ним со всех концов земли история - не механизм порождения справедливости и социальной ответственности, но только область их интереса, события, привлекающие своей усложненностью, сплетённостью и неоднозначностью. Именно это более всего разочаровывало приезжих студентов:

они понимали, что большая часть того, что они привыкли считать историей, просто не будет им рассказана.

Единственное, как они изживали травму, - проникаясь сочувствием к самим своим наставникам, которые по их мнению, сами задыхались в узле исторических противоречий, и чтобы хоть как-то распахнуть окна из этой духоты и открыть какую-то перспективу исторического познания, подавали материал блоками. Так, например, историю начального капитализма можно было изучать только вместе с историей Ренессанса, а в свою очередь ради истории искусства нужно было ехать на практику в Италию. История Французской революции требовала знания культуры Просвещения, а история европейской дипломатии - пристального вглядывания в государственное устройство соответствующих стран. Знание продавалось комплектами, но даже такой, по мнению будущих историков, плохо подобранный комплект, обусловленный только мифами европейской цивилизации (Ренессанс как родина современной артистической культуры, Французская революция как крайний пример реализации публичной политики), позволял обрести не только гражданство в европейских событиях, но и трудовые права.

Не чувствуя себя после получения диплома вполне специалистами (сознавая пробелы в знаниях), они полагали себя освоившими служение какой-то области: они умели жить мысленно в ренессансной civitas, рассчитывая коэффициент полезного действия каждой из профессий, бывших в этом городе, или ставили себя на место рабочего времен капиталистического подъема, понимая и анализируя не только его физическое изнеможение, но и моральное унижение.

Учившийся истории, как мы привыкли, больше всего ценит харизматическое влияние учителя, его неподдельный голос, его интонации, уверенно и учтиво объемлющие предмет исследования: такой голос и личное обаяние, как считается, дают больше, чем многие дни сидения в библиотеках, изготовление выписок и употребление закладок - за закладками тоже надо уследить, а вот поразительная формула политики прошлого, уравновешенная дипломатичностью самого учителя, - это можно запомнить надолго. Но книга показывает, сколь силён был кризис такого учительства, которое в европейской культуре казалось единственным способом посвящения в ученые-гуманитарии, черпающим вдохновение из самых благородных академических принципов. Те участники книги, кто больше всего ценили учителей и питались основательностью их взглядов и суждений, чувствовали себя впоследствии родившимися несколько раньше времени. Они не смогли слиться с авангардной молодёжной культурой, культурой квир-движения и эксцентричной модой, оставаясь внешними наблюдателями по отношению к тому, к чему бы прикипели всей душой, родись они на несколько лет позже. Понятно, что эта

тоска по девиантному поведению - лишь оборотная сторона самодисциплины, необходимой для того, чтобы справиться с материалом современной политики, выстроив его по старомодным нормам описания.

Большинство историков, как показывает книга, не просто узнали о той революции в понимании природы знания, которую произвёл фрейдомарксизм (Маркузе) и постструктурализм (Фуко), но прочувствовали эту революцию на себе, когда сочли, что всё непредсказуемое вокруг можно описать словами Маркузе, а в нормах повседневной жизни увидеть описанные Фуко структуры власти и влияния. Это особое чувство собственной неуместности, когда и мир оказывается игралищем слепых сил, и, главное, твоё собственное знание оказывается производным от замыслов и планов какой-то анонимной власти. Отсюда удивление авторов книги: как можно читать Фуко просто как критика культуры, не видя, что он поставил под вопрос саму речь, которая ранее покоилась в уверенности производимого ей знания, и тем самым согнал с насиженных мест все написанные книги и все конституции научной работы.

Но при этом, сколь темны ни оказываются фрагментарно усвоенные старые цивилизации и старые книги, ясность свою сохраняют политические и экономические бестселлеры недавнего прошлого. Именно недавнего: если Маркс тонет под грузом комментаторов, то скажем, Чарльз Тилли читается с той же легкостью, с какой читаются комиксы. Причина понятна: старая политэкономическая классика должна была создать минимальные условия взаимодействия выходцев из разных слоев и культур, и крестьянский парень, и профессор должны были научиться заражаться одним пафосом. Тогда как Тилли и подобные авторы описывают демократию как уже совершившийся факт взаимопонимания, как место, где все сети взаимодействия налажены, где все условия понимания соблюдены. Поэтому те формулы “исторических выводов”, которые раньше приводили интересы к общему знаменателю, теперь только и делают, что вскрывают природу спонтанных интересов, скажем “выходца из Пуэрто-Рико”, вся судьба которого - отражение той договорённости, которую, не в пример другим колониям, Пуэрто-Рико нашло с США.

Получив достаточную степень исторической компетентности, выпускники ведущих мировых университетов с головой погружаются в социальную реальность: вопрос о том, пойти по исследовательской или преподавательской стезе, стоит перед ними с той остротой, которую не знают уроженцы развитых стран. Не потому, что последние пользуются какими-то преимуществами, но потому, что они заранее смогли истолковать свои социальные роли и смирились и с победами, и с поражениями. Во всяком случае, выпускникам кажется, что они со всем смирятся, но

историки из приезжих платили за это смирение невозможностью понимать другие большие сообщества с их особыми победами и особыми поражениями.

Это очень хорошо видно по их социологическим интересам, в том числе и по их “бытовой социологии”, то есть суждениям о текущем состоянии современного мира. Они ничего не упоминают, скажем, о роли Китая в современном мире, но говорят только о том, почему китайцы, переехавшие в США, становятся, скажем, политически активнее или социально менее адаптированными.

Именно в таком духе продолжают рассуждать в течение всей последующей профессиональной жизни те, кто становятся исследователями. Они знают, что делать в стране, которая доверила им исследовать и своё историческое прошлое, и свое историческое настоящее, - и по своей исторической судьбе судят о других. Все социальные конфликты, происходящие у них на глазах, они представляют с плакатной ясностью, а описывая функционирование механизмов государства, описывают ту ясную и беспроблемную деятельность демократических механизмов, о которой они прочли у Тилли и других теоретиков. При этом они оказываются ещё прямодушнее, чем их благородные книжные наставники: все проблемы, которые переживает общество, они считают не проблемами политического устройства, а своими проблемами - тех, кто имел дерзость войти в это общество, как в течение веков дерзали и многие другие, сами становясь жертвами собственных обычаев.

Преподавателям приходится легче, они возвращаются всякий раз мыслью не к первому опыту своего трудоустройства, а к своему опыту студенческих лет. Они не считывают демократию как готовый текст бытия, но они со свежестью взгляда студента, столкнувшегося с блоком прежде не изучавшихся им дисциплин, встречают самое необычное и экзотичное в той стране, в которой живут, - и сразу дают этому рациональное объяснение. Трансгендерные эксперименты, креативные амбиции профсоюзных работников, потребление как социальный выбор - все эти явления постиндустриального общества, которые ставят исследователей в тупик или объясняются исходя из готовых формул о “росте креативности”, получают у “преподавателей” вполне рациональное объяснение. Они видят в этом то же самое, что сами переживали в первые дни студенчества: тоску по размеченному миру, где все известно - и потому можно выбрать любую возможность из имеющегося набора. Эта утопия оказалась быстро сокрушена, но осталась хотя бы вера, что скажем, трансвеститы причастны этому расчисленному космосу, в котором нельзя не выбрать лучшее.

За этими моделями самореализации стоит особая “экономия знания”, которая и привела в развитых странах к созданию интеллектуальной истории.

Интеллектуальная история исходит из того, что сначала человек с его “менталитетом” спотыкается о вещь, а потом уже о собственное положение.

Историкам, произошедшим с окраин мира, важно не вспоминать о собственном положении, но как можно чаще спотыкаться о вещи, изживая травму познавательных неудач пафосом гибких и продуманных исторических исследований.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

02:36 Китайцы запустили спутник «Сорочий мост»
20.05 20:52 У Счетной палаты возникли вопросы к «Росатому»
20.05 20:24 На Красной площади 3 тысячи школьников вступили в пионеры
20.05 20:00 Cambridge Analytica начала процедуру банкротства
20.05 19:37 Минфин США подтвердил «паузу» в торговой войне с Китаем
20.05 19:12 Канадцы остались без медалей ЧМ-2018 по хоккею
20.05 18:50 При жесткой посадке Су-29 в Ленобласти погиб человек
20.05 18:31 Оппозиция Македонии отказалась поддержать переименование страны
20.05 18:07 ИГ взяло ответственность за нападение на церковь в Грозном
20.05 17:46 Источник объяснил проблему с визой Абрамовича
20.05 17:16 Аркадий Ротенберг назвал срок службы Крымского моста
20.05 16:43 Садовое кольцо в Москве открыли после велопарада
20.05 16:18 Россиян предупредили о шествии черкесской диаспоры в Стамбуле
20.05 15:44 В Венесуэле начались досрочные президентские выборы
20.05 15:22 Boeing разрешили использовать складное крыло в пассажирских самолетах
20.05 14:44 Более 2 тысяч фанатов «Реала» вернули билеты на финал ЛЧ в Киеве
20.05 14:15 Абрамович пропустил триумф «Челси» из-за проблем с визой
20.05 13:51 Bild назвал Путина хозяином мировой политической арены
20.05 13:25 Россияне заняли весь пьедестал на ЧМ по спортивным танцам
20.05 13:03 Украина пересмотрит подписанные в рамках СНГ договоры
20.05 12:37 В России резко упали цены на iPhone
20.05 12:11 Акционерам Tesla посоветовали снять Маска с поста главы совета директоров
20.05 11:40 Умер глава LG Group Ку Бон Му
20.05 11:18 Настоятель храма в Грозном раскрыл детали нападения боевиков
20.05 10:51 СМИ узнали о возобновлении запусков «Сатаны» со спутниками
20.05 10:30 Люка Бессона обвинили в изнасиловании
20.05 10:11 «Ренова» вернула кредиты на 1 млрд долларов
20.05 09:50 В финале ЧМ-2018 по хоккею сыграют Швеция и Швейцария
20.05 09:36 СМИ нашли осведомителя ФБР в предвыборном штабе Трампа
20.05 09:14 Китай и США договорились предотвратить торговую войну
20.05 08:57 Жюри Каннского фестиваля объявило лауреатов
19.05 21:02 Порошенко объявил об отзыве представителей Украины из органов СНГ
19.05 20:26 Македонию могут переименовать в Илинденскую Македонию
19.05 19:59 Швеция всухую обыграла США в полуфинале ЧМ по хоккею
19.05 19:17 В Германии неизвестный застрелил двух человек
19.05 18:50 Кадыров рассказал об уничтожении четырех боевиков в Грозном
19.05 18:22 Илон Маск назвал стоимость поездки на Loop-капсулах
19.05 16:35 Полиция назвала причины стрельбы в школе в Джорджии
19.05 16:09 Вован и Лексус поговорили с призвавшим разбомбить Крымский мост журналистом
19.05 15:38 Партия «Альтернатива для Германии» подала в суд на Меркель
19.05 15:09 Принц Гарри женился на Меган Маркл
19.05 14:45 Лавров отменил поездку на саммит G20 в Аргентине
19.05 14:23 Фильм Серебренникова «Лето» в Каннах наградили за саундтрек
19.05 14:06 Сторонники Навального учредили партию «Россия будущего»
19.05 13:42 Иран посулил вернуться к ядерной программе
19.05 13:17 СМИ узнали имя нового главного тренера лондонского «Арсенала»
19.05 12:44 Росавиация ограничила полеты над городами проведения ЧМ-2018
19.05 12:24 Началась трансляция свадебной церемонии принца Гарри и Меган Маркл
19.05 11:57 Кирилла Вышинского перевели в следственный изолятор
19.05 11:38 Порошенко пообещал изменение статуса Крыма в Конституции Украины
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.