Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
12 декабря 2017, вторник, 23:01
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

11 ноября 2011, 16:43

Медленный огонь

См. также:

Действующие лица

Верзилов – политический деятель

Кобылятская – журналист

Холодец – предприниматель

Лямкин – интеллигент

Генкина – жена финансиста

Сталин, Иосиф Виссарионович – исторический персонаж

Охранник

Действие первое

Комната, в ней кровать, несколько стульев, три окна – по одному на каждой стене - задернуты дешевыми занавесками.

На кровати раскинулся Верзилов. Он медленно просыпается, оглядывается, шарит вокруг руками. Во время нижеследующего монолога Верзилов садится на постели, спускает ноги на пол, ищет тапочки, встает. Он в нижнем белье: кальсоны, майка. Верзилов ходит по комнате, трогает стены, присаживается на стулья, осматривается.

ВЕРЗИЛОВ. Вчера вроде не пил. Голова болит. Степан! Степан! Плачу этой сволочи две тысячи в месяц, а никогда нет рядом. Степан!

молчание

Странная постель. Не моя постель. Что за мерзость в цветочек? Степан!

молчание

Где это я? Куда черт занес? В подвал, что ли, спустился, к челяди? У меня бывает, спьяну лезу с народом общаться… Хотя вроде не пил… А к народу пошел… В людскую, что ли, заглянул?.. Смешное слово – людская… В людской живут люди… слуги наши… а мы тогда кто? Степан!

молчание

Пришел к людям… Как Ельцин к шахтерам… А людей-то и нет. Куда все подевались? И как отсюда выбраться? Степан! Твою мать!

молчание

Бедно живут люди. Кресла, и то нет. Подарить им, что ли, кресло? Куплю на Новый Год кресло в людскую…Пусть посидят люди…Тогда и торшер дарить надо, около кресла ставить…Степан!!!

молчание

И кровать можно получше завести… коврик им неплохо на пол… а то стоять холодно… скверно, однако, топят у меня в подвале. Надо распорядиться, пусть топят получше, околеть недолго.

молчание

А может, это и не мой подвал? Я такого подвала у себя не помню. Два года назад я тоже нарезался и спустился в людскую…там все по-другому было… кровать вот тут стояла… а стульев не было вообще, у меня люди на табуретах сидят…

молчание

Кстати, откуда окно? В подвалах окон не бывает… А за окном что? Темно… огни какие-то… новостройки, что ли? или деревня? Какую дрянь теперь строят…

молчание

Между прочим, почему это я в кальсонах?.. а брюки где? А пиджак?.. там в карманах много чего было…Степан!!!

молчание

Я однажды кино смотрел… про то как мужик напился, а его друзья в другой город послали… в самолет посадили и послали… в другой город… он протрезвел, а не понимает, куда попал… все вокруг чужое…

молчание

Казенный дом какой-то… отель, что ли? Таких отелей-то бедных не бывает… Бордель, может… давно я в борделях не был, забыл… бедновато для борделя…а может, они меня к кому-то в гости отвезли?

молчание

К Лариске-секретарше? Потому и в кальсонах…Сюрприз…Кто же так шутит…не смешно…Или к Валентине отвезли и снаружи заперли…а сейчас Валентина придет…И позвать некого…

молчание

Может, это другой город?.. Не Москва? Или Москва? Какое-нибудь Орехово, извините, Борисово… Нет, Москва почище будет…И не так холодно…Вроде не пил…Куда ж меня завезли? Шутки, однако…

Толкает дверь, за дверью ОХРАННИК.

Ты кто такой?

молчание

Дай-ка пройти. Где тут лифт? А хозяин твой где? Где лифт, спрашиваю?

молчание

Кофе принеси, уважаемый…и хозяину скажи, что я желаю встретиться…

молчание

Пиджак, кстати, верните…

молчание

Не понимаю юмора…Под арестом я, что ли? Тогда попрошу адвоката… Слышь, я буду говорить только в присутствии адвоката…

молчание

И вообще, мне еще обвинение не предъявлено, на каком основании под стражей?..

молчание

А под залог отпустят?... Мы быстро прошение накатаем, и под залог…только уж давай по-божески…вы с залогом не наглейте… нет, я признаю, ваша взяла…

молчание

Я еще вчера понял, что Алексашенко на самый верх вышел…Мне Прохор Семенович позвонил…А я с Константином Ивановичем не успел встретиться, он на Бали улетел…вот ваши меня и съели…

молчание

Вообще, я намерен со следствием сотрудничать… буду помогать следствию…это же в моих интересах, разве не понимаю…понимаю…буду давать признательные показания…

молчание

Так меня переквалифицируют в свидетеля, или нет?... Ты не молчи, дорогой… Я тебе, может быть, тоже пригожусь…Алексашенко тоже, знаешь, не вечный…И Константин Иванович с Бали приедет… Отдохнет…И с новыми силами…

молчание

Чего молчишь? Это какой вообще город? Орехово…или Борисово?.. Изолятор какой? Или… не изолятор?!... Или меня Алексашенко к себе привез…на дачу в Горки?.. в подвал? Что – пытать будет?...

молчание

Ты скажи, скажи… Пытать будут, да? Они что делают? Ногти рвут? А то вот у Прохор Семеныча в пенсионном фонде, там, говорят, в печку суют… Скажи, будут пытать?

ОХРАННИК. Будут.

ВЕРЗИЛОВ. Заговорил…Тебя как зовут? Мне что, знать не положено?…ну и не надо…Страшно-то как… Пытать, говоришь, будут… А что, в печку засунут?

ОХРАННИК. Да.

ВЕРЗИЛОВ. …и что, огонь разведут?

ОХРАННИК. Обязательно.

ВЕРЗИЛОВ. Господи милостивый. Боже всемогущий!

ОХРАННИК. Вот это ты зря говоришь.

ВЕРЗИЛОВ. А что ж тут сказать? Богородица- троеручица!

ОХРАННИК. Замолчи.

ВЕРЗИЛОВ. Молчу, молчу…чего ж тут скажешь…Виноват…признаю…я же не нарочно…то есть нарочно…но я не хотел… хотел, но не думал же я… а где я, уважаемый? На даче? Ты хоть намекни… Это что за дом такой?

ОХРАННИК. Ад.

ВЕРЗИЛОВ. Я не понял…где я?

ОХРАННИК. В аду.

ВЕРЗИЛОВ. Это как?

ОХРАННИК. Ад. Вечные муки.

ВЕРЗИЛОВ. В смысле ад, рай, ангелы, всякое такое?

ОХРАННИК. Ангелов тут нет. Просто ад.

ВЕРЗИЛОВ. Врешь! Это Алексашенко у себя в Горках так прикалывается? Креста на нем нет, на ироде!

ОХРАННИК. Последний раз предупреждаю: про крест не надо.

ВЕРЗИЛОВ. А что ты мне сделаешь? Если я и так в аду, хуже мне не будет…

ОХРАННИК. Это так кажется. Всегда может быть хуже.

ВЕРЗИЛОВ. Ну, а что конкретно сделаешь?... Что?... Ой, не надо…я пошутил…Бога нет…Враки поповские… Извините… Слушай, я и не думал…Серьезно, а разве ад есть?

ОХРАННИК. Ну вот он.

ВЕРЗИЛОВ. Ну, знаешь…так сразу не поверю…как это я в ад попал…между прочим, я живой еще…

ОХРАННИК. Мертвый. Вчера не дозвонился до Константина Ивановича, вышел из Дома Правительства, сел в лимузин – бац, инфаркт.

ВЕРЗИЛОВ. Ну, ничего себе. Помню, дышать стало трудно…Говорю же, не пил, тут дело серьезнее… И меня, стало быть, оперативным образом в больницу… Хвалю Степана…Не зря ему башляю… Довез-таки до клиники…

ОХРАННИК. Не клиника тут. Ад.

ВЕРЗИЛОВ. Так я живой. Все понимаю. С тобой говорю. У меня если хочешь знать, душа есть…

ОХРАННИК. Нет у тебя души.

ВЕРЗИЛОВ. Есть душа! Есть у меня душа…есть…вот здесь…

ОХРАННИК. Нет у тебя души. Когда душа есть, она болит.

ВЕРЗИЛОВ. Так у меня болит! Вот здесь, между прочим, побаливает…

ОХРАННИК. Это желудок. Ты в Доме Правительства вчера съел лишнего.

ВЕРЗИЛОВ. Ну и съел…Скажите, пожалуйста, вина какая… покушал…Я же заплатил…По счету рассчитался…Право имею… У меня деньги не ворованные…

ОХРАННИК. Ворованные.

ВЕРЗИЛОВ. Ну и пожалуйста… так ведь не все деньги у меня ворованные…

ОХРАННИК. Все.

ВЕРЗИЛОВ. Ну и пусть… Подумаешь, прокурор нашелся… Сегодня многие берут. Я даже и не знаю таких, кто не берет…Что ж теперь, всех в ад сажать?

ОХРАННИК. Всех.

ВЕРЗИЛОВ. Всех?... И Прохор Семеныча тоже?... Так он и пойдет…И Алексашенко тоже?... И… сам знаешь кого…насмешил ты меня! На всех воров твоей гостиницы не хватит! Сколько здесь комнат?

ОХРАННИК. Достаточно комнат.

ВЕРЗИЛОВ. Этак все здание на одних воров уйдет…а, если хочешь знать, воровство - грех не самый тяжкий… Похлеще есть… я тебе такое порассказать могу… признательные показания если делать… много разных грехов имеется…Как там сказано в Библ…?... все, молчу…в одной книжке сказано… ну, мол, не убий, не прелюбодействуй… еще там про отца что-то… и мать не обижай… и что, всех-всех сюда? … много же здесь народу!

ОХРАННИК. До черта.

ВЕРЗИЛОВ. А что ж я один сижу? В одиночке держите? А на прогулки выводят?

ОХРАННИК. Гулять негде. А с народом познакомишься. Сейчас гости будут.

ВЕРЗИЛОВ. Гости? Тоже – покойники? В компании веселей… А что за публика? Солидная, спрашиваю, публика? Мне уголовников не надо…

ОХРАННИК. Разные есть.

ВЕРЗИЛОВ. Сам понимаешь… вес в обществе имею… Ты меня с ворьем в одну камеру не сажай… Гости, еще чего … Только по предварительной договоренности… И костюм верни…неудобно…правительственный чиновник…лидер партии…в кальсонах…

ОХРАННИК. Так положено.

ВЕРЗИЛОВ. Что положено? В нижнем белье?...

ОХРАННИК. Тут не рай, чтобы голыми ходить, а в одежде ты по земле гулял. Решили – пусть все будут в нижнем белье.

ВЕРЗИЛОВ. Понимаю…чтобы вид был порочный…карикатура… только вот холодновато… мерзну я в кальсонах…

ОХРАННИК. Привыкнешь. Еще просить будешь, чтобы тебя на холоде оставили.

Входит Кобыляцкая. На ней нижнее белье в кружевах. Чулки с подвязками. Старается держаться так, словно одета в платье.

ВЕРЗИЛОВ движется ей навстречу, он приосанился, говорит, по привычке, барственно.

ВЕРЗИЛОВ. Прошу, прошу. Меня предупреждали о вашем визите. Ну-с, что могу для вас сделать? Заранее скажу, я не всесилен, хе-хе…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Господин Верзилов! Слух прошел, что вы к нам присоединились, и я первой вызвалась знакомиться!

ВЕРЗИЛОВ. Минуточку… Я здесь, скажем так, по недоразумению. Этот вопрос уже прорабатывают. Два-три телефонных звонка…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Да что вы говорите, господин Верзилов! Отсюда еще никто не уходил!

ВЕРЗИЛОВ. Нерешаемых вопросов, хе-хе, не бывает. Константин Иванович вернется из командировки… Такие вещи, как понимаете, решаются наверху. Так вы меня, значит, узнали? Телевизор смотрите?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Я у вас интервью брала. Варвара Кобыляцкая, «Открытое общество».

Я была одета иначе, разумеется.

ВЕРЗИЛОВ. Ну что вы… Вам так очень идет… Даже лучше…

КОБЫЛЯЦКАЯ. В здешних туалетах есть преимущества…Где увидишь лидера партии в исподнем? Только в преисподней… Каламбур! А вы представительный мужчина! Спортом занимаетесь?

ВЕРЗИЛОВ. Теннис, гольф... Присаживайтесь …эээ…

ищет, куда усадить даму

Предпочел бы принять вас у себя в кабинете…

КОБЫЛЯЦКАЯ. А можно, я на постель присяду…Говорят, у вас в кабинете секретная дверь – а за ней спальня? И вы туда каждую секретаршу?... Мы, журналистки, такие! Нам все надо знать! Садитесь рядом – и давайте болтать! Вот что здесь хорошо – много времени! На том свете вы бы от меня быстро улизнули!

ВЕРЗИЛОВ.

Вообще-то, я интервью не даю…

КОБЫЛЯЦКАЯ.

Пара вопросов, по-дружески. Сюда какими судьбами? Мужчина нестарый… Признайтесь – сами преставились? Или помогли?

ВЕРЗИЛОВ. Не понимаю.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Здесь есть один предприниматель, обаятельный мужчина. Так его заказали. Шесть пуль в голову, я первое время смотреть боялась, а потом привыкла. Шрамы мужчину украшают. Вас тоже заказали?

ВЕРЗИЛОВ. Я, извините, государственный человек… не бандит с большой дороги…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Значит, инфаркт. Мужчинам вашей комплекции нервничать нельзя. А со мной вообще дикий случай. Как-нибудь расскажу. Ахнете!

передергивает плечами

ВЕРЗИЛОВ. Сочувствую.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Как раз перед отпуском… Обидно: купила умопомрачительные туалеты…Выброшенные деньги… О чем жалею, это о московских друзьях! Знаете Бабицкую? А Пачикова? Не хватает умных разговоров… Хотя и здесь собрался интересный народ…

ВЕРЗИЛОВ. Народу много? Люди, так понимаю, разные?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Здесь народу больше, чем там. Вообще, мертвых больше, чем живых. Ах, не обращайте внимания на эти слова: мертвый, живой. Просто техническая подробность. Мы быстро привыкаем к этим словечкам. Нас много, да. Но общаемся в пределах своей группы, больше никого не видим.

ВЕРЗИЛОВ. А сколько человек в группе?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Меня одной вам уже мало! Еще одна дама имеется… хорошенькая… госпожу Генкину знаете?

ВЕРЗИЛОВ. Милая моя, ну, откуда же я могу знать госпожу Генкину… сами подумайте! Она, возможно, меня и знает… а помимо этой…как ее.. присутствуют и некие мужчины?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Тут строгое деление. Шесть человек в каждой группе. Когда один выбывает, приводят новенького. Вчера от нас банкир ушел. Но я, откровенно говоря, рада. Нехорошо злословить за спиной, но он был невыносим. Лживый, двуличный. К тому же хам. Трусы у него вульгарнейшие. А уж анекдоты! Я, знаете ли, не пионерка, всякое слышала…Нет уж, увольте…

ВЕРЗИЛОВ. И куда ушел банкир?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Забрали.

ВЕРЗИЛОВ. Куда – забрали?

КОБЫЛЯЦКАЯ. В геенну.

ВЕРЗИЛОВ. Куда?

КОБЫЛЯЦКАЯ. В геенну огненную. Где вечный плач, как говорят, и скрежет зубовный. Это по слухам.

ВЕРЗИЛОВ. Вот так, просто, пришли – и забрали?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Он, конечно, идти не хотел, вырывался.

ВЕРЗИЛОВ. Но это произвол! Как так? Почему в геенну? Без суда! Вы должны заявить протест!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Кому?

ВЕРЗИЛОВ. Все-таки не тридцать седьмой год, чтобы так вот, без суда… Надо же… А надолго банкира…ээээ… в геенну?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Навечно. Горит и не сгорает. Мы даже видели, как он горит, нам в окошечко показали. Весь черный, кожа лопнула, жир течет…глаза вылупил. Язык вывалил, вот такой язычина…Как пошутил один из наших: в несгораемом шкафу хранят деньги, а в аду хранят несгораемых банкиров.

ВЕРЗИЛОВ. Я дело иначе представлял... Значит, вы сидите в комнате, разговариваете… Две дамы…мужчины…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Приятное, поверьте, общество! Потом одного из нас вызывают…

ВЕРЗИЛОВ. А по какому принципу выбирают? Звонок сверху?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Тут свои правила…

ВЕРЗИЛОВ. Где-то слышал, что в аду девять кругов. В каждом кругу – свой грех… А оказывается, все вперемешку? Кстати… вас сюда за что?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Сама удивляюсь. Не убивала, не грабила. Родителей почитала. Невиновна, ваша честь!

ВЕРЗИЛОВ. Может, прелюбодеяние?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Что такое в наши дни прелюбодеяние? Ах…вы о моем несчастном печальном романе…о котором знала вся столица… Который надоел всем, мне в первую очередь… У Зяблова имелась законная супруга, хотите сказать? Но мы же не прятались! И супруга была в курсе! Ее, по-моему, все устраивало… Скажите, а ваша супруга выражала беспокойство? Не для печати! Просто по-дружески интересуюсь…

ВЕРЗИЛОВ. Простите, не понимаю… У моей жены не было оснований для беспокойства…

КОБЫЛЯЦКАЯ. А сейчас, наверное, волнуется! Должно быть, в милицию звонит: где мой муж? Куда муж делся? А, может быть, закрылась в спальне и плачет, плачет… Дорогой сервиз разбила…У вас есть дорогой сервиз? Ах, наша женская доля… А когда вы бюджет пилили – это я не для печати! – она не волновалась?

ВЕРЗИЛОВ. Если на то пошло, мои провинности, как и ваши, - смехотворны: никто не жаловался… Вы, журналисты, мастера выдумывать. Кому адюльтер припишут, кому миллионы.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Мне адюльтер приписали. Если хотите знать, я погибла из-за своего целомудрия… Рассталась с Зябловым… Случайные встречи… Бесконечная ложь мужчин… Решила удовлетворять себя сама – купила электрический вибратор…Китайская продукция… в первый же вечер – разряд тока…

Входит предприниматель Холодец. Он в трусах, в пижамной куртке, в шлепанцах. Под мышкой держит свою собственную голову – на голове поперек лба пулевые отверстия. Присаживается. Голову держит на коленях. Когда Холодец говорит, голова раскрывает рот.

ХОЛОДЕЦ. Устроились? Предприниматель Леонид Холодец, недвижимость, инвестиции.

ВЕРЗИЛОВ. Позвольте, мне госпожа Кобыляцкая сообщила, что в вас стреляли…

ХОЛОДЕЦ. Шесть пуль…

ВЕРЗИЛОВ. Но про голову ни слова…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Просто не успела.

ХОЛОДЕЦ. Сначала шмальнули из автомата, а потом, для верности, гранатой. Водителя вообще на куски разорвало – интересно, как его здесь собирали. Чертежей-то нет…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Почему обязательно здесь? Возможно, ваш водитель в раю.

ХОЛОДЕЦ. Васька – в раю? Сомневаюсь…

ВЕРЗИЛОВ. А за что вас так?

ХОЛОДЕЦ. Если честно, я тоже не всех жалел. Чуть что, клиента - на холодец.

ВЕРЗИЛОВ. На холодец?

ХОЛОДЕЦ. На мелкие части порубим – и холодец варим. И следов никаких. Мы холодец в супермаркеты поставляли.

ВЕРЗИЛОВ. И как?

ХОЛОДЕЦ. Людям нравится. Еще просят.

ВЕРЗИЛОВ. И заказы брали? Случайно, Прохора Семеныча не знаете?

ХОЛОДЕЦ. Надо в памяти покопаться (встряхивает голову) Давай, вспоминай!

ВЕРЗИЛОВ. У вас каналы связи с земной жизнью налажены?

ХОЛОДЕЦ. А что, реальная работа?

ВЕРЗИЛОВ. Хотелось бы Прохору Семеновичу… привет передать.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Мужчины сразу начинают говорить о делах! На том свете не наговорились?

ХОЛОДЕЦ. Тут один пацан завис в реанимации. То туда – то сюда. Если дело конкретное, могу маляву передать.

ВЕРЗИЛОВ. Сделайте одолжение. Я со своей стороны вам тоже поспособствую. Сделаю пару звоночков…

Входят Лямкин и Генкина. На Лямкине очки, голубая майка и семейные трусы до колен, на Генкиной ночная рубашка с рюшами, бантиками и розочками. Вид у пары – чеховски-дачный.

ЛЯМКИН. Ля-ля-ля-ля-ля….

ВЕРЗИЛОВ. Ля-ля? Легкомысленное у вас настроение.

ЛЯМКИН. …ля-ля-ля…

ХОЛОДЕЦ приходит на помощь Лямкин его фамилия.

ЛЯМКИН. справляется с заиканием Давно хотел встретиться с лидером партии «Справедливость» и задать ему прямой вопрос! Вы, господин Верзилов, - вы борец с та-та-та-та-та-та-та-литаризмом? Или нет?

ХОЛОДЕЦ. Не обращайте внимания. Он заика. Его утопили. Пока тонул, замерз и напугался. С тех пор заикается.

ВЕРЗИЛОВ. Как это – утопили?

ХОЛОДЕЦ. Лямкин работал спичрайтером у депутата Башлеева. Напортачил что-то в бумагах, Башлеев его и утопил. Бывает.

ВЕРЗИЛОВ. Я хорошо знаю господина Башлеева!

ХОЛОДЕЦ. Ну, так скажите ему, чтоб душил сначала. Я считаю, это зверство – живых людей топить в холодной воде.

ЛЯМКИН. Бе-бе-бе-бе-бе-бе-счеловечно!

ХОЛОДЕЦ. Что, трудно сначала удавить? Ну, демократы… Обленились…

ВЕРЗИЛОВ. Зачем же вы пошли работать к Башлееву? Он человек жестокий.

ГЕНКИНА. Господин Лямкин старался изменить нашу страну. Он использовал любую возможность, чтобы донести народу правду о страшных годах коммунизма, о зверствах большевиков. Господин Лямкин не хотел, чтобы прошлое вернулось! И он писал речи для партии «Правда и Согласие»!

ВЕРЗИЛОВ. Шли бы ко мне, в «Справедливость». Я бы вас топить не стал.

ХОЛОДЕЦ. А вы как делаете? В негашеную известь? Согласен: надежнее. Но я рекомендую холодец.

ГЕНКИНА. Господин Лямкин писал в газеты, сотрудничал с радиостанциями! Он, если хотите знать, - совесть России!

ЛЯМКИН. Боролся с ко-ко-ко-ко-ко-ммунизмом!

ВЕРЗИЛОВ. Вот это правильно!

ЛЯМКИН. И с ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко-ко…

ХОЛОДЕЦ. С кокаином боролся? Это зря.

ЛЯМКИН. …ко-ко-ко-коррупцией!

ГЕНКИНА. Господин Лямкин - непримиримый борец с коммунизмом и коррупцией.

ВЕРЗИЛОВ. В следующий раз идите к нам, в «Солидарность». Во-первых, мы бережем свои кадры. Да. Во-вторых, у нас значительно выше заработная плата. Сколько Башлеев в месяц платил?

ЛЯМКИН. Ко-ко-ко-ко-пейки! И неаккуратно!

ВЕРЗИЛОВ. Когда выйду отсюда – я уже нажал кой-какие пружины…- приглашаю вас присоединяться к «Справедливости».

ГЕНКИНА. хлопает в ладоши Возьмете Лямкина в колумнисты! Браво! Браво!

ВЕРЗИЛОВ. А вы, простите, кто будете?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Госпожа Генкина – душа нашего коллектива! Супруга портфельного инвестора господина Генкина, мать очаровательных детей. Семья проживает в Нью-Йорке.

ГЕНКИНА. Мой супруг, господин Генкин, вас хорошо знает.

ВЕРЗИЛОВ. рассеяно и высокомерно

Возможно, возможно… я, знаете ли, давно имен не запоминаю… если что-то срочное, рекомендую к моему секретарю…

ГЕНКИНА. Акции газопровода…

ВЕРЗИЛОВ. Дорогая госпожа…эээ…простите…

КОБЫЛЯЦКАЯ. подсказывает Генкина!

ВЕРЗИЛОВ. Дорогая госпожа Генкина, поверьте, я таких акционеров, как ваш супруг, видел тысячи… может быть, мой секретарь помнит… звонить через девятку…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Верзилову, на ухо Не советую с Генкиной ссориться… громко Госпожа Генкина – лидер нашего кружка…

ВЕРЗИЛОВ. Впрочем, я рад… рад… и, что смогу… обращайтесь…

ГЕНКИНА. столь же высокомерно, у нее повадки дамы из общества

Благодарю, но срочных дел нет. Вы, со своей стороны, не стесняйтесь, обращайтесь, если есть вопросы.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Вы можете попросить у госпожи Генкиной свежую прессу.

ЛЯМКИН. Госпожа Генкина наш ку-ку-ку-культуртрегер! Выписывает газеты, снабжает актуальной информацией!

ВЕРЗИЛОВ. А как же газеты сюда доставляют?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Муж госпожи Генкиной, господин Генкин, все продумал. На редкость заботливый супруг. Регулярно посылает курьеров в больницы для бедных и снабжает умирающих свежими газетами. Конечно, бывают задержки, но в среднем, мы получаем прессу с двухдневным опозданием.

ГЕНКИНА. Когда проходили выборы, я так нервничала! Случилась досадная задержка, и мы здесь просто извелись! Я лично беспокоилась, что придут к власти националисты!

ЛЯМКИН. А газеты опа-опа-опа-опаздывали!

ГЕНКИНА. Представляете мое состояние! Газеты все нет и нет! Я места себе не находила! Ждали информации целых три дня!

ЛЯМКИН. В такой момент! Такая ха-ха-ха-халатность!

ГЕНКИНА. И все потому, что покойники отправлялись не к нам, а в рай. Один за другим, подумать только! И все в рай! Поразительное невезенье! Господин Генкин выбирал самых вульгарных, самых бедных и порочных типов! Но иногда бывает трудно угадать.

ВЕРЗИЛОВ. Воображаю вашу досаду! А какую прессу вы получаете?

ГЕНКИНА. Выписываю «Коммерсант» и «Нью-Йоркер». Не могу жить без интеллектуального чтения.

ВЕРЗИЛОВ. Нельзя ли… эээ… взглянуть на сегодняшний номер? Полагаю, обо мне должна появиться статья.

ГЕНКИНА. Сегодняшнюю прессу доставят послезавтра. Некоторые неудобства, знаете ли.

ВЕРЗИЛОВ. Что ж, потерпим…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Между прочим, некролог о вас я написала…Успела вчера передать с оказией…Откачали одного пианиста… Уж извините, там несколько резко сказано…не знала, что вы такой симпатичный человек…вспомнила, как миллиард из бюджета украли…

ВЕРЗИЛОВ. Мне лично копейки достались… Но как вы все здесь успеваете?

КОБЫЛЯЦКАЯ. А как мы жили в период холодной войны? Как мы передавали информацию за железный занавес в свободный мир? Журналистская хватка…

ГЕНКИНА. Мы остаемся неравнодушными людьми! Я всегда говорю мужу: твоя жена будет добиваться своего и на том свете, и на этом!

ВЕРЗИЛОВ. А как вас сюда занесло, госпожа Генкина?

ЛЯМКИН. Госпожу Генкину погубила ее ду-ду-ду-ду…

ХОЛОДЕЦ. Дурь всех губит. Я тоже сглупил. Надо было первому Гарика мочить. И шансы были конкретные! Гулял у него на дне рождения…Почему, почему я его не зарезал? Пустил бы на холодец…

ЛЯМКИН. …ду-ду-ду-ду-душевность!

ХОЛОДЕЦ. Теперь отдуваюсь за свою душевность!

ГЕНКИНА. Приехала навестить матушку, бедняжка прикована к постели… Отложила дела, мы не пошли с детьми на благотворительный бал «Танцы на льду для голодающих Африки»…Пропустила все… Прилетела…

ВЕРЗИЛОВ. Это делает вам честь.

ГЕНКИНА. Чудовищный аэропорт…Ужасающая грязь…Антисанитарные условия… Не знаю, как я это вынесла!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Дорогая, тебе помогала любовь!

ГЕНКИНА. Не буду описывать московскую больницу…Я просидела возле постели матушки два часа… духота и вонь… Пенсионеры лежат на грязных матрацах…

ЛЯМКИН. Надо пи-пи-пи-писать в газеты!

ВЕРЗИЛОВ. Это Прохор Семеныч по пенсионным фондам спец… Ему пишите…

ГЕНКИНА. И, вообразите, после всего пережитого, с головокружением, попадаю на улицу…

ВЕРЗИЛОВ. Автобус задавил?

ГЕНКИНА. Доезжаю до Метрополя…пью кофе…отвратительный сервис, гадкий буфет… и вдруг вижу – по коридору идет знаменитый Джон Малкович! Великий актер! Мне захотелось поговорить с человеком из свободного мира, я буквально побежала за ним! Он входит в лифт… я делаю шаг вперед…и двери закрываются!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Госпожу Генкину прищемило дверьми лифта.

ГЕНКИНА. Я успела просунуть в кабину голову и сказать «Хау ду ю ду?»…И он мне улыбнулся… Никогда не забуду эту улыбку…Страшный удар…Перебиты шейные позвонки!

ВЕРЗИЛОВ. Воображаю, что вы испытали…

ГЕНКИНА. Но мы не сдаемся! Делаем то же самое, что и на том свете. Следим за политикой. Обсуждаем события. В конце концов выяснилось, что и здесь у нас есть интересные общественные обязанности… Правда?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Мы ведем активную жизнь. Даже устаем…

ГЕНКИНА. Тяжелее всех приходится Лямкину…

ВЕРЗИЛОВ. Почему?

ГЕНКИНА. Из-за ежедневных споров со Сталиным. Лямкин убежденный антисталинист, ему невыносимо сидеть рядом с тираном, а Иосиф Виссарионович сознательно доводит несчастного Лямкина до нервного истощения.

ВЕРЗИЛОВ. Не понял.

ГЕНКИНА. Я человек откровенный, я несколько раз прямо говорила Иосифу Виссарионовичу, чтобы он прекратил травлю Лямкина… Русской интеллигенции достается и на том и на этом свете! Варвара Кобыляцкая – свидетель. Вы помните, как я вчера сказала Иосифу Виссарионовичу: вы не должны так резко говорить с Лямкиным! Лямкин – это совесть России!

ВЕРЗИЛОВ. Какому Иосифу Виссарионовичу?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Иосифу Виссарионовичу Сталину. Он член нашего маленького кружка.

ХОЛОДЕЦ. Кстати, нормальный мужик.

ЛЯМКИН. Я настаиваю на том, что он – па-па-па-па-па-па…

ХОЛОДЕЦ. Да, можно сказать, папа. Отец народов, да.

ЛЯМКИН. …па-па-па-лач!

ХОЛОДЕЦ. Ну, палач. Ну, допустим. И что такого?

ЛЯМКИН. Ти-ти-ти-ти-ран!

ХОЛОДЕЦ. Ну и что?

ВЕРЗИЛОВ. Позвольте, что вы такое говорите? Как это – Сталин – член нашего общества? Как это понимать?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Нас здесь всего шестеро, и шестым членом кружка является Иосиф Виссарионович.

ВЕРЗИЛОВ. Среди нас? Сталин? Настоящий Сталин? Это невозможно.

ГЕНКИНА. Господин Генкин сначала тоже не поверил, когда я ему написала.

ХОЛОДЕЦ. Тут, знаете, твоего мнения не спрашивают – кого хотят, того и селят.

ВЕРЗИЛОВ. Надо заявить протест! Уголовник – пусть! Проститутка – пусть! Но Сталин! Вы в своем уме?

ГЕНКИНА. Господин Генкин считает, что вещи следует принимать такими, какими они являются.

ВЕРЗИЛОВ. Но это меня компрометирует! Я человек демократических убеждений! Лидер партии «Справедливость»! И не могу находиться в одной комнате с тираном! Нет! На каком основании?!

ХОЛОДЕЦ. Он покойник, и вы покойник. Вот вам и основания.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Тут все-таки ад. Вот и Сталин тоже сюда попал.

ВЕРЗИЛОВ. Как это – он тоже сюда попал?... Это я - тоже сюда попал…Временно, конечно… Сталину как раз самое место в аду!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Ну вот, он в аду и находится.

ВЕРЗИЛОВ. А я при чем?

КОБЫЛЯЦКАЯ. И вы тоже в аду.

ВЕРЗИЛОВ. Нет, знаете, так не пойдет! Всех под одну гребенку! Уравниловка какая! Мы, знаете ли, в правовом государстве живем! Я требую соблюдения законности!

ХОЛОДЕЦ. Тут каждый свой срок тянет. Есть за что.

ВЕРЗИЛОВ. Вы это бросьте! Как вы это терпите, господа! Должна же быть какая-то градация вины… Надо меру знать в раскаянье…Положим, я в чем-то таком виноват…Ну, извините, исправлюсь…Вот госпожа Кобыляцкая, литератор…Ну, будем откровенны, интрижки, адюльтер…Вот вы, господин Холодец, предприниматель… Хорошо, допустим, вы иногда преступали закон…Но ведь Сталин, господа, это же монстр! Чудовище! Ну, я, допустим, тоже в аду… ну, скажем так, по недоразумению…ну, да, было что-то такое…что-то, где-то…кстати, не доказано.. Но Сталин – убийца!

ХОЛОДЕЦ. Ну, если совсем честно, я тоже некоторых…того…на холодец…

ВЕРЗИЛОВ. Но не всех подряд! Не каждого! Не всех!

ХОЛОДЕЦ. Если всех на холодец – кому недвижимость продавать буду?

ВЕРЗИЛОВ. Вот именно! У вас есть мораль! Нравственный кодекс! Не всех – это очень важно! В этом мораль, господа! Не всех! Прошу заметить – не всех! Да, да, господа! Не надо преувеличивать нашу вину… Мы все немного нарушали…но не в тотальных масштабах!

ЛЯМКИН. Мы боролись с та-та-та-та-та-та-литаризмом!

ВЕРЗИЛОВ. Вот именно!

ГЕНКИНА. Мы с супругом, господином Генкиным, регулярно ходили на марши протеста! Пикетировали перед советским посольством в Нью-Йорке. Долой произвол, ну и сами знаете, за права человека…

ВЕРЗИЛОВ. А Сталин – ээээ…он сатрап! Да, сатрап! И вообще, он душитель свободы!

ЛЯМКИН. Ду-ду-ду-ду-ду-ду-шегуб!

ВЕРЗИЛОВ. Вот именно, душегуб! Он, если уж на то пошло, лагеря устроил! Да, лагеря!

ГЕНКИНА. Ах, «Архипелаг ГУЛаг» - это такая книга! Вы читали «Архипелаг ГУЛаг»? Я обожаю «Архипелаг ГУЛаг»! Мой муж, господин Генкин, всем клиентам в банке рекомендует…

ВЕРЗИЛОВ. Вот именно, архипелаг ГУЛаг! И Магадан… и еще там всякое! Орехово-Борисово, Воркута, Мневники, Колыма! Все Сталин понастроил!

ГЕНКИНА. Омерзительные места!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Омерзительные – но ведь нас туда тянет! Я иногда специально ездила посмотреть на эти блочные бараки… Орехово-Борисово, страшное Орехово-Борисово… Серые безликие стены… это волнует…Тема сталинизма, так сказать, винтажная тема, с колоритом эпохи. Все эти детали: бушлат, заградотряд, смерш…

ГЕНКИНА. Вы правы, здесь какая-то загадка! Мы с господином Генкиным слышать не можем про сталинизм… но охотно читаем «Архипелаг ГУЛаг»! Господин Генкин считает, это необходимо, чтобы научиться ценить то общество, в котором живем! Обычно мы гуляем по Центральному парку, выбираем скамейку в тени и читаем друг другу вслух…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Согласитесь, сталинизм притягивает… это как истории про графа Дракулу и вампиров… любите смотреть кино про вампиров? Я обожаю про вампиров… Когда поцелуй переходит в укус…Больно, но волнует… На ночь почитать «Архипелаг ГУЛаг» - так приятно…

ГЕНКИНА. Господин Генкин не любит фильмы про вампиров.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Поймите меня правильно. Согласитесь, в Иосифе Виссарионовиче есть шарм… а какое время…солидные мужчины, в широких шляпах, в длинных пиджаках…подбородки с ямочками… меня возбуждает слово «зона»… зона…органы…

ХОЛОДЕЦ. Зона и сегодня имеется.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Ничего общего! Вот раньше были зоны…

ВЕРЗИЛОВ. Отказываюсь понимать! Мы, граждане демократической России, – и Сталин! Как можно ровнять! Допустим, я признаю…осваивал бюджет…назовем это так…но, во-первых, если я не возьму, Прохор Семеныч себе возьмет! Во-вторых, мне положено… А главное: я не убивал! Не убивал!

ХОЛОДЕЦ. Совсем никого? Тогда вам в раю самое место… А Прохора Семеныча вы мне заказали? Было дело?

ВЕРЗИЛОВ. Это, простите, демагогия! Вы путаете частный бизнес с государственной политикой! Есть своеобразные законы бизнеса! Они в нашей стране жестокие! Да! Но в лагеря я миллионы людей не сажал!

ХОЛОДЕЦ. Зря сюда никто еще не попадал. Здесь каждый день в огонь кидают. Вы что, не видели?

подходит к окну, отдергивает занавеску. За окном глухая ночь, мгла, в отдалении вспыхивают огни, некоторые разгораются ярче. Это костры горят в темноте. То один, то другой костер неожиданно вздымает языки пламени вверх.

В дальнейшем раскрываются занавески и на боковых окнах, и все будет происходить на фоне окон с горящими во мгле кострами. Второе действие должно сопровождаться нарастающим гулом огня.

ВЕРЗИЛОВ. Смотрит в окно, приглядывается к огням А… так это, значит, костры… Похоже сделано… Неплохой символ…Пламя, конечно, искусственное?

ХОЛОДЕЦ. Тут все натуральное…

ВЕРЗИЛОВ. Господа, вы так в страхе и живете? Бедные мои! Поверьте, вас разыгрывают… Как опытный политик подтверждаю – мы это умеем… Хе-хе. Есть профессионалы, которые за такие эффекты неплохие деньги берут.

ХОЛОДЕЦ. Вот таких профессионалов здесь и жгут… недавно одного рекламщика спалили…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Темпераментный мужчина…как он кричал… я волновалась.

ВЕРЗИЛОВ. Давайте рассуждать. Грехи у нас с вами символические, значит, и огонь должен быть искусственный.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Вы правильно сказали – символические грехи… Я все искала слово…

ВЕРЗИЛОВ. Скажем, воровство… Положа руку на сердце, разве я крал, господа? Врывался в дома? Просто перекладывал бумажки на столе…символически… Госпожа Кобыляцкая, в чем ее грех? Некий условный адюльтер? А в чем грех господина Лямкина? Вообще смешно… Назовем это – лжесвидетельство…не подумав, наш интеллигент обслуживал Прохора Семеныча…Чисто символически призывал к правде и согласию…А госпожа Генкина? Примерная жена и мать – в чем ее грех? Символический грех, господа, - отсутствие любви к Родине…

ГЕНКИНА. Это и не грех вовсе…

ВЕРЗИЛОВ. И за что Родину любить, если вдуматься? Но символически – положено…

ХОЛОДЕЦ. А со мной как быть? Я-то людей правда…того… жизни лишал…

ВЕРЗИЛОВ. Да разве это жизнь… Тьфу… Символическая…И наказывать за символические грехи нас будут символически. Уверяю вас, это бумажный огонь! Поверьте, бумажный!

ХОЛОДЕЦ. А я думаю, в аду – социализм. От каждого по способностям, кто сколько натворил – все посчитают. И каждому - по труду. Всех в топку.

ВЕРЗИЛОВ. Имитация! Пламя искусственное!

ЛЯМКИН. А Сталин – настоящий. Та-та-та-кой страшный!

ГЕНКИНА. Да, объясните нам, господин Верзилов! Если все – символическое, то почему Сталин настоящий?

ВЕРЗИЛОВ. Признайтесь, вы меня разыгрываете – как здесь может Сталин оказаться?

Входит Иосиф Виссарионович Сталин. На нем простая однотонная пижама, похожая немного на френч, мягкие тапочки. В руке держит трубку, время от времени подносит ее ко рту, посасывает мундштук. Говорит медленно, движется степенно.

СТАЛИН. Здравствуйте, товарищи.

Пауза

Вы можете сесть.

КОБЫЛЯЦКАЯ. И правда, что это мы стоим? Давайте сядем.

Садятся на стулья и кровать. Верзилов очень растерян, он едва не садится мимо стула. Один лишь Лямкин нервно мечется по комнате.

СТАЛИН. Вы тоже присаживайтесь, гражданин Лямкин.

ЛЯМКИН. Спасибо, постою! Я сам решаю, ко-ко-ко-когда стоять, а когда сидеть!

СТАЛИН. Похвально, гражданин Лямкин. Я положительно отношусь к людям инициативным. Вы, Лямкин, человек, умеющий принимать решения, не так ли? смотрит внимательно, переводит взгляд на Верзилова. Значит, вы - политик Верзилов?

ВЕРЗИЛОВ. инстинктивно вскакивает, вытягивается перед Сталиным

Ва-ва-ва…Ве-ве-ве-верзилов…

СТАЛИН. От страха заикаетесь или от холода?

ЛЯМКИН. Господин Ве-ве-верзилов возглавляет партию «Справедливость»!

СТАЛИН. Любопытно. Справедливость районного масштаба. Вы политик районного масштаба, Верзилов?

ВЕРЗИЛОВ. Несет околесицу

Па-па-па…де-де-де…в общих чертах… собрали десять… и даже с процентами…ва-ва-ва… праймериз…

СТАЛИН. Вы что, пьяны, Верзилов?

ЛЯМКИН. Па-па-партия Справе-ве-ве-ве-дливость набрала на последних выборах десять…

ВЕРЗИЛОВ. Де-де-десять с половиной!

ЛЯМКИН. Де-де-десять с половиной процентов!

СТАЛИН. Конечно, результаты фальшивые. Тем не менее, недурно. Садитесь, Верзилов.

ВЕРЗИЛОВ. Люди нам ве-ве-верят! Да!

ГЕНКИНА. Вы заслужили успех, господин Верзилов! Вы не должны стеснятся!

ХОЛОДЕЦ. Да не волнуйтесь вы так. Иосиф Виссарионович совсем не такой, как про него рассказывают.

ЛЯМКИН. Та-та-та-такой! Даже хуже!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Как приятно, что лидер партии, большой начальник – тоже человек! Тоже волнуется! Вам очень идут эти…штаны свободного покроя… Ой, а почему вы дрожите? Мы тут уже привыкли…

СТАЛИН. Прохаживается, посасывает трубку

И политическая программа имеется? Успокойтесь, Верзилов, и отвечайте по существу.

ВЕРЗИЛОВ. На наших знаменах начертано «Свобода - это частная собственность!»

СТАЛИН. Интересный лозунг, Верзилов. В высшей степени любопытная трактовка свободы. Мы можем констатировать, что вы не анархист. И, как вижу, вы недолюбливаете Прудона.

ВЕРЗИЛОВ. Наша партия борется с… та-та… начинает заикаться

ЛЯМКИН. С та-та-та-та-та-та-та-та-та-литаризмом!

ГЕНКИНА. Вот, например, господин Лямкин уже примкнул к партии «Справедливость»!

СТАЛИН. Похвальное начинание, гражданин Лямкин. Помнится, при жизни вы служили в партии «Правда и согласие»?

ЛЯМКИН. Я за-за-за-за-заблуждался! Полагал, что «Правда и Согласие» лучше «Справедливости»!

СТАЛИН. Я, со своей стороны, всегда считал, что там, где справедливость, там и правда.

ЛЯМКИН. «Справедливость» лучше, чем «Правда и согласие»! Там людей не топят! Там спичрайтерам зарплату платят!

СТАЛИН. А вы, я вижу, оппортунист, гражданин Лямкин. Легко торгуете убеждениями. Поманили вас пальцем – вы и переметнулись.

ЛЯМКИН. Так они же уби-би-би-бийцы! Убийцы!

СТАЛИН. Иными словами, вы не готовы отдать жизнь за убеждения, я правильно вас понял? Вы из тех людей, которым, образно выражаясь, своя рубаха ближе к телу. Из тех, кто всегда говорит, мол, моя хата с краю. Я правильно интерпретирую, гражданин Лямкин?

ЛЯМКИН. Я служу истине!

СТАЛИН. Что есть истина, гражданин Лямкин? Я лично полагаю, что отдать жизнь за убеждения - и значит находиться на стороне истины.

ЛЯМКИН. Ва-ва-ва-ва-ва…

СТАЛИН. Успокойтесь, гражданин Лямкин. Прекратите дрожать и заикаться. Смотреть на вас исключительно неприятно.

ЛЯМКИН. ….Ва-ваша воля, вы бы меня расстреляли!

СТАЛИН. Не вижу оснований для вашей ликвидации, гражданин Лямкин. Вас следует перевоспитывать, приучать к общественно-полезному труду.

ЛЯМКИН. Вы хо-хо-хотите посадить меня в тюрьму?!

СТАЛИН. Ни в коем случае. С какой стати народ должен кормить паразита? Вам следует много работать… ходит по комнате, размышляет, взмахами руки отмечает предложения Рыть каналы… Копать траншеи… Таскать бревна… Класть кирпичи… Вот чем вам надо заниматься, гражданин Лямкин, а не бездумно сидеть в тюремной камере, ожидая дармовой баланды…Впрочем, приговор определяет суд, я лишь выражаю свою точку зрения.

ГЕНКИНА. Иосиф Виссарионович, опять вы преследуете Лямкина! В конце концов, Иосиф Лямкин имеет полное право выбрать, в какой партии ему находиться!

КОБЫЛЯЦКАЯ. У нас теперь многопартийная система, Иосиф Виссарионович!

ВЕРЗИЛОВ. Мы исповедуем принцип плюрализма!

СТАЛИН. В двадцатые годы уже наблюдалось явление… и последствия…так называемого плюрализма. Самая разнообразная сволочь организовала кружки и любительские объединения… меньшевики, эсеры, анархисты, кадеты, националисты всех мастей… я не говорю об уклонистах…о троцкистком блоке… о бухаринском…

ЛЯМКИН. Вы ра-ра-ра-ра…

ХОЛОДЕЦ. Расстреляли всех, так?

СТАЛИН. Мы постарались ликвидировать эти раковые клетки общественного организма.

ВЕРЗИЛОВ. Плюрализм – это общественное здоровье! Вот Алексашенко хочет опять вертикаль власти! Знаю, знаю! Он мечтает один все захапать! Железные дороги уже прибрал к рукам. Делиться надо! По справедливости! Лямкину Надо бы сформулировать этот пункт поточнее. Мысль донести, чтоб народ понял и поддержал. Брать можно всем – а не только тем, кто в правящей партии!

ЛЯМКИН. Я напишу бе-бе-бе-бескомпромиссные тезисы, господин Верзилов!

ГЕНКИНА. Например, в Соединенных Штатах Америки, где мы проживаем с господином Генкиным, существует здоровое соревнование республиканцев и демократов! Господин Генкин считает, что партийное соревнование – основа демократии!

СТАЛИН. То, что говорит господин Генкин, образно выражаясь, является бредом сивой кобылы.

ЛЯМКИН. Опя-пя-пять он ругается!

СТАЛИН. Мнение сивой кобылы в последние годы стало популярным.

Шагает по комнате, взмахами руки отмечая знаки препинания и повороты мысли А вы, Лямкин, являетесь конюхом при этой сивой кобыле. Расчесываете ей хвост, убираете экскременты, вылизываете этой кобыле зад.

ГЕНКИНА. Иосиф Виссарионович, вы намеренно не отвечаете по существу, вы оскорбляете Лямкина!

СТАЛИН. Так называемое политическое соревнование отвлекает граждан капиталистических стран от реальных проблем. На самом деле, политического соревнования нет. Проходит борьба за должности между представителями финансовых кланов. Вам это понятно, гражданка Генкина?

ГЕНКИНА. А господин Генкин считает, что в конкуренции и в спорах рождается истина!

СТАЛИН. Так и есть. Мы спорили - и выяснили истину. Выяснилось, что за каждой партией стоит тот, кто платит деньги данной партии. Оказалось, что левые уклонисты – германские шпионы, а правые уклонисты – шпионы японские.

ЛЯМКИН. Не-не-неправда!

СТАЛИН. Бывали исключения. Случались примеры того, что уклонист являлся как германским, так и японским шпионом. Служил одновременно в двух разведках. Лично вы, гражданин Лямкин, шпионом какого государства являетесь?

ЛЯМКИН. Я служу справедливости!

СТАЛИН. А кто именно финансирует справедливость, мы, полагаю, должны уточнить у вашего работодателя, гражданина Верзилова.

ГЕНКИНА. А вы предлагаете – опять одну партию? Господин Генкин будет недоволен.

СТАЛИН. Жестикулирует трубкой

В России всегда есть две партии. Партия, которая собирает страну, и партия, которая страну разбазаривает. Посередине - интеллигентное болото.

Пристально смотрит на Лямкина

В болоте таким деятелям самое место.

ЛЯМКИН. Он хо-хо-хо-чет посадить меня в лагерь!

СТАЛИН. Смотри у меня , Лямкин!

Грозит пальцем, смеется

Ох, смотри!

Лямкин плачет, Верзилов и Кобыляцкая его утешают

Уклонист!

У Лямкина истерика

ГЕНКИНА. Вы нарочно доводите Лямкина до слез. Это некрасивый прием, Иосиф Виссарионович. Нам пора начинать, а Лямкин опять не в форме…

ЛЯМКИН. Злой ма-ма-ма-маньяк! Откуда столько злобы… обращается ко всем сразу

Я знаю сам, что я смешон…Слабый интеллигент в очках, да еще и за-за-заика. Ну и смейтесь, па-па-пожалуйста… И то, что меня утопили как котенка, тоже смешно… Взяли за шкирку – и в прорубь…И смешно, что мне некуда податься…Да, я очкарик, интеллигент. Но у меня есть моя гордость. У меня есть моя память. Моего деда, Лямкина, расстреляли в одесском НКВД! За что? За то, что чи-чи-читал книжки…И ради его памяти я всегда буду выступать против та-та-та-та-тоталитаризма! А вы смейтесь надо мной, пожалуйста… смейтесь…

Плачет

ГЕНКИНА. Нехорошо, Иосиф Виссарионович! Как Лямкин сможет участвовать в заседании суда, если у него истерика?

ВЕРЗИЛОВ. Какой еще суд?

ХОЛОДЕЦ. Так это же самое интересное!

ГЕНКИНА. Вас разве не предупредили? Каждый вечер наш маленький кружок проводит заседание Страшного суда. Нам доверяют самостоятельно осудить одного из нас: мы выбираем того, кого пошлют в геенну.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Мы, так сказать, выдвигаем кандидата на вечные муки.

ВЕРЗИЛОВ. Не понял. Мне сказали, что приходят и одного забирают…

ГЕНКИНА. Они приходят и забирают одного из нас, все верно. Но кого именно - решаем мы сами. Вчера все единогласно проголосовали за кандидатуру банкира. Знаете, я искренне считаю, что он заслужил геенну огненную! Он, если называть вещи своими именами, перешел все границы!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Вы только его трусы вспомните! Я вас умоляю… А этот анекдот про поручика! Ну, знаете…

ГЕНКИНА. Действительно, невыносимо.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Процессы открытые, никаких закулисных интриг.

ГЕНКИНА. У нас гласность!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Имеются присяжные заседатели. Демократичная процедура. Мы спорим, отстаиваем мнения…

ВЕРЗИЛОВ. И сами решаете, кого отдать на вечные муки?

ГЕНКИНА. Местное начальство нам доверяет. Мы делаем свой выбор самостоятельно.

ВЕРЗИЛОВ. Подождите. Минуточку. Каждый день вы кого-то отправляете на вечные муки?

ГЕНКИНА. Это наша почетная обязанность. Я, знаете ли, считаю это своим долгом. Администрация мне доверяет…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Госпожа Генкина у нас судья.

ГЕНКИНА. Так уж сложилось. Выполняю свой гражданский долг…

ВЕРЗИЛОВ. Это все – символически? Огонь ведь бумажный?

Все молчат

А почему вы молчите? Мы же логически все обсудили… Разумеется, бумажный…Вы отсылаете одного из группы в огонь.. и он, что, не возвращается?

Молчание

Вы считаете – огонь настоящий?

молчание

Вы действительно уверены?

ХОЛОДЕЦ. Уж куда там.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Очень даже настоящий.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Это и есть Страшный суд! Работает постоянно…

И там, показывает на окно слева

и там, показывает на окно справа

и там показывает на окно в центре комнаты

– везде сейчас начинаются судебные заседания…

ГЕНКИНА. Так вот, общими усилиями…

ХОЛОДЕЦ. Сводим счеты друг с другом.

ГЕНКИНА. Боремся за справедливость!

ВЕРЗИЛОВ. Тогда почему… почему… вы не пошлете…

смотрит на Сталина

почему не пошлете в огонь его?

ГЕНКИНА. Не могу вам ответить. Несколько раз мы были близки к этому… но потом мнение коллектива менялось.

ЛЯМКИН. Ужа-жа-жа-жа-сно…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Как-то не договорились.

ВЕРЗИЛОВ. Допустим на минуту, что некий адский огонь существует. Пусть символический, не важно. Важно то, что мы можем убрать Сталина прочь – отселить в другое помещение. Так что, мы можем проголосовать, чтобы вот его, Иосифа Сталина, послали в геенну? Где вечный плач и скрежет зубовный?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Можем, если все вместе проголосуют.

ВЕРЗИЛОВ. Так давайте, граждане, покончим с этим раз и навсегда. Разве в вас нет сознательности? Это ведь наш долг, друзья мои! Мы должны обозначить общественные приоритеты!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Узнаю темперамент лидера партии! В принципе, я согласна, с прошлым однажды надо покончить, чтобы уверенно шагнуть в будущее!

ВЕРЗИЛОВ. Заявляю как лидер партии «Справедливость»: пока не перевернем позорную страницу истории, покоя в нашей стране не будет! Говорю вам, люди, покайтесь в прошлом, расправьтесь с тенями диктаторов – и заживем! Жизнь, господа, наладится! Вздохнем полной грудью!

ЛЯМКИН. Да-да-давно пора!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Заживем наконец-то!

ВЕРЗИЛОВ. А кто же нам мешает жить, господа, кроме нас самих? Объединим усилия! Все на выборы!

ГЕНКИНА. Как судья я должна оставаться беспристрастной. Но господин Генкин любит говорить, что рано или поздно надо подвести баланс.

ВЕРЗИЛОВ. Объединим усилия, друзья!

КОБЫЛЯЦКАЯ. С вами, господин Верзилов, куда угодно.

ХОЛОДЕЦ. Верзилову , отходя от дверей, где вел переговоры. Маляву на волю передал. Сделают в лучшем виде. Вопрос с Прохором Семенычем решим. Так что, давайте, вы мне тоже обещали помочь…

ВЕРЗИЛОВ. Подождите, исторический вопрос решаем!

ХОЛОДЕЦ. Мы этот вопрос каждый вечер решаем, надоело уже. Вы обещали наверх звоночек сделать.

ВЕРЗИЛОВ. Я нажал кое-какие рычаги… работа идет…

ХОЛОДЕЦ. Без обмана?

ВЕРЗИЛОВ. Думаете, все так просто? Тут знаете, на кого выйти надо? Представляете себе цену вопроса?

ХОЛОДЕЦ. Вы уж поторопитесь. А то, неровен час, угодим на сковородку…

ВЕРЗИЛОВ. А почему, кстати, одному Сталину так повезло, что он еще не в геенне? А Гитлера, Берию, Пол Пота – их уже осудили? Или, допустим, Муссолини…

ГЕНКИНА. Они в других комнатах, входят в свои группы… И они тоже участвуют в открытых процессах…Присяжные голосуют… Видите показывает в окно новый костер…здесь постоянно кому-то выносят приговор…

ВЕРЗИЛОВ. Он никак не может поверить Жгут? Реально? Жгут часто?

ХОЛОДЕЦ. На каждого по костру…Постоянно горят… Каждый день кого-нибудь в огонь подбрасываем…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Вы никак не хотите понять… Я, знаете ли, тоже не сразу привыкла… Все время выбираем, кого сжечь…Заседаем по вечерам, в ежедневном режиме. В каждой группе кого-нибудь судят.

ВЕРЗИЛОВ. А я и не думал, что на Страшном Суде судят себя сами…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Говорю вам, жгут заживо…

ХОЛОДЕЦ. Конкретно палят…

ГЕНКИНА. Здесь абсолютно демократическая система вынесения приговоров. Мы все вносим посильную лепту в дело справедливости…

ВЕРЗИЛОВ. Наша партия как раз и называется «Справедливость»… Ладно, приступим. Как у вас принято: садимся в круг? Выступаем по очереди? Какая процедура?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Обыкновенное судебное заседание. Судьей у нас всегда Генкина, она самая принципиальная. А прокуроры меняются.

ГЕНКИНА. Все очень просто. Предлагаю вам стать сегодня обвинителем. Как вам роль прокурора, господин Верзилов? Справитесь?

Верзилов растерян

Решайтесь, господин Верзилов! Я буду судьей. Мне господин Генкин всегда говорил, что я прирожденный судья. Дело в том, что у меня естественная тяга к принятию верных решений. Сама не знаю, откуда это…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Просто вы очень искренний человек, моя дорогая…

ГЕНКИНА. Должно быть, так…Холодец, Кобыляцкая, Лямкин – присяжные. Или тройка народных заседателей. Где моя шапочка?

надевает судейскую шапочку, такую же шапочку с кисточкой вручает Верзилову.

Прокурору тоже шапочка полагается.

ВЕРЗИЛОВ. Ну что ж, попробую…

ГЕНКИНА. Открываем заседание регионального отделения Страшного Суда! Встать, Страшный суд идет! Обвиняемый – Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин. Вы намерены представить суду своего адвоката?

СТАЛИН. Мне адвокаты ни к чему. Постараюсь защитить себя сам.

ГЕНКИНА. Очень хорошо. Господин обвинитель, вы готовы выступать? Речь написали – или будете импровизировать?

ВЕРЗИЛОВ. Дайте мне минут десять. Так все неожиданно…

ГЕНКИНА. Хорошо, объявляется перерыв на десять минут. Страшный Суд удаляется на совещание.

Действие второе.

Те же декорации: кровать, три стула, окна по трем сторонам комнаты. Занавеска на центральном окне отодвинута. За окном - темнота, и в темноте далекие костры. Огня за окном становится все больше, постепенно разгораясь, костер охватывает все пространство окна, и к концу действия открываются все окна и в комнату входит гул пламени.

В комнате все те же, что и в первом действии. Генкина, Верзилов, Сталин прохаживаются по комнате. В рядок на кровати сидят: Кобыляцкая, Лямкин, Холодец. Это присяжные. Они, разумеется, как и в первом действии, в нижнем белье. Ежатся от холода. Холодец держит свою голову на коленях.

КОБЫЛЯЦКАЯ: Который раз заседаю, а все-таки никак не привыкну.

ХОЛОДЕЦ. Я всегда нервничаю. На стрелках с черножопыми так не переживал. Холодно, а руки потеют.

вытирает руки о волосы своей оторванной головы

КОБЫЛЯЦКАЯ. Показывает на окно Глядите, зарево. Рано сегодня зажгли.

ХОЛОДЕЦ. Это у кого так разгорелось? У Франко?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Нет, это Пиночет. Франко левее. Как полыхает.

ХОЛОДЕЦ. Хорошо горит. Видно, кто-то жирный попался. С костлявых какой огонь.

КОБЫЛЯЦКАЯ. А помните нашу депутатшу? Небольшого росточка, а ярко горела!

ХОЛОДЕЦ. Так это силикон. Полимеры горят ярко.

Смотрят на зарево. Огонь разгорается.

ЛЯМКИН. Да, это у Пи-пи-пи-пиночета. Принципиальный человек! Говорят, у него суды быстро проходят. Мы вот только начинаем, а они уже своего сдали в костер. Раз-два – и в пе-пекло!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Все боюсь, что однажды меня вот так, в огонь.

ХОЛОДЕЦ. А вас-то за что?

КОБЫЛЯЦКАЯ. Докопаются… Найдут…Скажу вам как присяжный заседатель – присяжному заседателю: кто без греха?

ХОЛОДЕЦ. Не преувеличивайте…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Я пламенно любила одного человека… а его жена покончила с собой…

ХОЛОДЕЦ. А вы тут при чем? Подумаешь!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Она записку оставила…

ХОЛОДЕЦ. Подделка…сейчас такие улики даже не рассматривают…сказали бы мне, я бы все уладил…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Боюсь…Тс-ссс…Генкина идет… Ой, боюсь…

Генкина прогуливается вдоль авансцены с Верзиловым. Они носят шапочки с кисточками и ведут себя как судейские – ходят степенно, жестикулируют манерно, говорят значительно.

ГЕНКИНА. Коллега, на два слова.

ВЕРЗИЛОВ. Весь внимание, коллега.

ГЕНКИНА. Полагаю, обвинительное заключение у вас готово, коллега. Что мы инкриминируем?

ВЕРЗИЛОВ. Я сделал упор на преступления против человечества.

ГЕНКИНА. М-да, недурно… недурно… Против человечества, говорите?

ВЕРЗИЛОВ. Да, знаете ли… Хотелось обобщить.

ГЕНКИНА. А не слишком ли жирными мазками, коллега? Ведь найдутся такие, что упрекнут вас, как сказать, в преувеличениях…

ВЕРЗИЛОВ. Случай вопиющий, коллега… Согласитесь… Лагеря…

ГЕНКИНА. И все-таки, и все-таки… В нашей работе важны детали. Знаете что, коллега? Хочу вам дать совет.

ВЕРЗИЛОВ. Сделайте одолжение.

ГЕНКИНА. Чтобы добиться желаемой реакции присяжных, я бы на вашем месте сделала упор на личное.

ВНРЗИЛОВ. Как вас понять, коллега?

ГЕНКИНА. Наши присяжные – сентиментальные люди, сердечные, отзывчивые. Постарайтесь тронуть их сердце, коллега.

ВЕРЗИЛОВ значительно кивает Понимаю.

ГЕНКИНА. У меня есть некоторый опыт работы в суде, коллега. В любом деле нас интересуют личный аспект. Конечно, общие вопросы важны. Но постарайтесь перейти к личным проблемам. У всякого есть свои обиды, свои мозоли…Так вы завоюете доверие присяжных.

ВЕРЗИЛОВ. С очень значительным судейским видом Благодарю, коллега.

ГЕНКИНА. Например, возьмем Кобыляцкую. Импульсивная натура. Возможно, несколько легкомысленна…ну вы понимаете…

ВЕРЗИЛОВ. Разумеется, коллега.

ГЕНКИНА. Для нее нужна щемящая бытовая подробность…Скажем, застрелил жену…там ведь что-то было…

ВЕРЗИЛОВ. Доказательств нет, увы. Косвенные улики, ничем не подтвержденные…

ГЕНКИНА. Придумайте что-нибудь, не мне вас учить… Входил в доверие, обещал жениться… Знаете, как это бывает… Обещал жениться, сам пропал… не позвонил…

ВЕРЗИЛОВ. Кто? Сталин?

ГЕНКИНА. Я даю вам набросок сценария, вы его проработайте…Или вот, допустим, предприниматель Холодец. С криминальным, не будем отрицать, прошлым… Но щепетильный человек… По-своему очень порядочный… Знаете эту бандитскую мораль…Я бы вам посоветовала какую-нибудь деловую, финансовую подробность. Штрих. Мол, занял деньги у Ворошилова… Не отдал…Это я импровизирую… Выпустил фальшивые акции Беломорканала…

ВЕРЗИЛОВ несколько ошарашен Акции Беломорканала? Фальшивые?

ГЕНКИНА. Например… Это я фантазирую. Мозговой штурм… Получил бюджетные средства на строительство Днепрогэса… не построил… Вы дальше сами. Пойдем дальше. Лямкин, нервный, ищущий, ранимый…Может быть, что-то личное, специально для Лямкина…Расскажите про свое несчастливое детство… Как вас били во дворе… Или вот: расскажите, что вас сдали в приют… вы плакать можете? это хороший ораторский прием.

ВЕРЗИЛОВ. Считаете, обязательно надо про приют?

ГЕНКИНА. Желательно. Нужна личная история, доверительная интонация.

ВЕРЗИЛОВ. Понимаю.

ГЕНКИНА. В каждой семье найдется пострадавший. Моя бабушку преследовали… Я сама, между нами, очень нуждалась… пока не встретила господина Генкина. Деда Лямкина расстреляли… ему самому непросто…У Кобыляцкой своя драма… Найдите подход к присяжным…

ВЕРЗИЛОВ. Понимаю.

ГЕНКИНА. Тогда можно приступать.

Генкина в ночной рубашке с розовыми бантиками и в судейской черной шапочке с кисточкой – но выглядит представительно. Занимает место судьи. Преображается, говорит страстно, жестикулирует бешено.

ГЕНКИНА.

Орет страшным голосом

Встать!!! Страшный Суд идет!

Все встают, только Сталин остается сидеть, посасывая трубку

ГЕНКИНА. Обвиняемый Джугашвили, встаньте!!! Имейте уважение к суду!

Сталин нехотя встает

ГЕНКИНА. Объявляю заседание адского трибунала Страшного Суда открытым. Слушается дело «Грешники против Иосифа Виссарионовича Сталина». Все могут сесть.

Все садятся

ГЕНКИНА. Слово предоставляется адскому прокурору, господину Верзилову. Прокурор зачитает обвинительное заключение. Внимание! Тишина в зале!!!

ВЕРЗИЛОВ. Господа присяжные! Ваша честь! Я волнуюсь…

Нервно прохаживается по комнате

Как же не волноваться? Я всю жизнь готовился к этому дню… Думал, не доживу… Вот ведь, дожил… То есть, что это я говорю… Не дожил, а так получилось…

Собирается с силами, поддергивает кальсоны, поправляет шапочку.

Господа! Обычно мы судим рядовых преступников! А я должен предъявить обвинение самому главному злодею человечества. Сегодня мы судим Иосифа! Виссарионовича! Сталина!

Это не просто суд, господа присяжные! Это последний, Страшный Суд!

Итак, я представляю Страшному Суду самого жуткого кровопийцу истории!

Выкрикивает имя на манер рефери на ринге, объявляющего выход боксера

Перед вами Джугашвили! Иосиф! Виссарионович! Сталииииииин!!!

Все встают и аплодируют. Сталин привстает и раскланивается с достоинством, кивок налево судье, кивок направо присяжным.

Я приступаю, господа присяжные!

Итак, внимание!

Верзилов выходит на авансцену. Когда говорит, то обращается не только к присяжным, но и к зрительному залу

Я обвиняю!!!

Перед лицом последнего Страшного Суда -

я обвиняю Сталина в преступлениях против человечества!

Я обвиняю Сталина в том, что он убил миллионы людей!

Я обвиняю Сталина в том, что он пытал, унижал, морил голодом, подвергал издевательствам миллионы невинных!

Обвиняю Сталина в интернациональной агрессии и в преступных геополитических действиях.

Обвиняю Сталина в том, что он посеял в людях страх!

Я обвиняю Сталина том, он создал угрозу безопасности для всей планеты!

Обвиняю Сталина в том, что он спровоцировал возникновение фашизма!

Обвиняю Сталина в том, что он способствовал распространению коммунистической идеологии!

Господа, я представляю сегодня Страшный Суд – и от имени Страшного Суда я обвиняю!!!

Аплодисменты, все встают. Верзилов снимает судейскую шапочку и раскланивается. И Сталин привстает и тоже коротко кланяется налево и направо.

История преступлений Сталина неотделима от истории преступлений коммунистической идеологии – поэтому я прошу Страшный Суд принять во внимание преступления Пол Пота и Ким Ир Сена, Мао Цзэдуна и Ленина! Все это звенья одной цепи!

СТАЛИН. Протестую, Ваша честь.

ГЕНКИНА. Поскольку обвиняемый Джугашвили-Сталин сам вызвался себя защищать, ему предоставляется право выступать с замечаниями по ходу чтения обвинительного заключения.

СТАЛИН. Благодарю, Ваша честь. Хотелось бы обратить внимание суда на тот немаловажный факт, что я могу отвечать лишь за собственные преступления. Приведу пример. Если бы Ваш супруг, господин Генкин, был приговорен к каторжным работам на основании того, что он финансист, мы могли бы возмутиться. Конечно, финансисты - порочные существа. Однако нужны показания конкретно против господина Генкина, чтобы его приговорить.

ВЕРЗИЛОВ. Преступления Сталина носят видовой характер, Ваша честь! Они типичны!

СТАЛИН. Не более типичны, чем преступления капиталистов и буржуев всех мастей.

ГЕНКИНА. Возражение принято. Господин обвинитель, прошу вас воздержаться от обобщений.

СТАЛИН. Хотел бы обратить внимание суда на отсутствие доказательной базы в обвинительном заключении. Убил миллионы! Очень хорошо. Будьте добры: конкретную цифру, кого, когда, в котором часу, орудие преступления? И вообще, что такое миллионы? Сколько народу конкретно?

ГЕНКИНА. Возражение принято. Придерживайтесь фактов.

ВЕРЗИЛОВ. Хорошо, Ваша честь.

Итак, факты. Первыми шагами на кровавом пути Сталина стали бандитские налеты на банки. Под предлогом пополнения партийной кассы налетчики грабили финансовые учреждения.

ГЕНКИНА. У вас есть возражения по данному пункту, обвиняемый?

СТАЛИН. Стандартные возражения, ваша честь. Где даты, факты, свидетельские показания? У меня есть сведения, что в молодости обвиняемый был поэтом.

ГЕНКИНА. Возражение принято. Переходите к конструктивной части, господин прокурор.

ВЕРЗИЛОВ. Вступив в преступную партию большевиков, Сталин становится соучастником вооруженного бандитского формирования. Суд располагает уликой: членский билет так называемой партии большевиков.

показывает членский билет

Эта организация, возглавляемая террористом Ульяновым-Лениным, снабжается деньгами германской разведки. Обвиняемый Сталин принимает участие в подготовке так называемой Октябрьской революции, а по существу, в подготовке вооруженного переворота. В результате, власть в стране перешла к террористической организации, а цивилизованные граждане лишились собственности и подверглись преследованиям. Миллионы людей были вовлечены в так называемую Гражданскую войну. Я обвиняю, Ваша честь, этого человека в том, что он состоял в преступной организации, снабжаемой деньгами из-за границы – и нацеленной на развал государства.

Аплодисменты, Верзилов раскланивается

ГЕНКИНА. Возражений нет?

СТАЛИН. Будьте добры, господин прокурор. Предъявите суду платежные квитанции германской разведки, номера счетов партии большевиков.

ВЕРЗИЛОВ. Но где же я возьму…

СТАЛИН. Других возражений нет.

ГЕНКИНА. Продолжайте, господин прокурор.

ВЕРЗИЛОВ. Во время Гражданской войны, обвиняемый руководит вооруженными большевистскими бандами, применяет политику террора в отношении донского казачества и войск атамана Краснова. Руки этого человека в крови героев России! В то же самое время страна теряет весь цвет образованных благородных людей – они отправляются в изгнание.

Аплодисменты, Верзилов снимает шапочку, раскланивается

СТАЛИН. Будьте добры уточнить, это не тот ли случайно атаман Краснов, который впоследствии служил в войсках Гитлера?

ВЕРЗИЛОВ. Вы правы.

СТАЛИН. То есть, именно атаман Краснов получал германские деньги, если я верно вас понял. Спасибо. Продолжайте, господин прокурор.

ВЕРЗИЛОВ. С тысяча девятьсот двадцать второго года верховная власть в России переходит к обвиняемому. Сталин избирается генеральным секретарем партии большевиков. В этом качестве Сталин осуществляет тотальные преступления: коллективизацию и индустриализацию. Коллективизация выражается в фактическом уничтожении русской деревни, в арестах зажиточных крестьян и их семей. По разным оценкам, процесс коллективизации унес жизни примерно пятнадцати миллионов человек.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Чудовищно!

ХОЛОДЕЦ. Тотальный холодец!

ЛЯМКИН. Ге-ге-ге-ге-ге…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Нехорошо смеяться, господин Лямкин!

ЛЯМКИН. Ге-геноцид!

ВЕРЗИЛОВ. Это еще не все, господа присяжные! Стремясь установить полный контроль над партией большевиков и над страной, обвиняемый уничтожает всю старую гвардию революционеров. Старых большевиков обвиняют в шпионаже и сотрудничестве с разведками зарубежных государств и расстреливают. По всей стране действует система так называемых трудовых лагерей, в которых по разным оценкам пребывает до сорока миллионов граждан. В тридцать седьмом году террор достигает своей высшей точки, господа присяжные!

Выдерживает паузу

Мы с вами, господа, сейчас находимся, так сказать, в Аду. Мы в царстве Люцифера, и – будем откровенны - среди грешников. Но даже глядя отсюда, глядя из Ада, господа, я не могу не поражаться сатанинскому злодейству, учиненному обвиняемым! Что такое Ад в Преисподней, господа, рядом с адом на земле, который создал обвиняемый! Детская забава! Кто такой Люцифер? Филантроп! Под предлогом подготовки к войне были арестованы сотни тысяч людей, обвиненных в шпионаже в пользу Германии и Японии. Лучшие люди России, интеллигенты, гибнут в застенках!

Аплодисменты, Кобыляцкая кричит «Браво!», Лямкин кричит «Би-би-би-бис!» Верзилов раскланивается

ГЕНКИНА. У защиты вопросы есть?

СТАЛИН. Только в отношении цифр. Уточните, будьте любезны, количество погибших. Репрессии имели место, это ясно. А сколько человек погибло? У защиты складывается впечатление, что прокурор нетвердо представляет себе количество жертв обвиняемого.

ГЕНКИНА. Да, уточните количество жертв.

ВЕРЗИЛОВ. Ну, это легко посчитать… Давайте вместе прикинем…

начинает загибать пальцы

Так, скажем, если брать всех скопом…навскидку, образно выражаясь… где-то миллионов пять-шесть - гражданская война… потом разные процессы – тоже миллиона три-четыре…а то и пять…коллективизация – пятнадцать… тридцать седьмой год – миллионов пять… война - тридцать… после войны…да, про голод забыл…еще десяточку накинем…

СТАЛИН. Иными словами, приблизительно семьдесят миллионов? Или у вас есть более точное число?

ВЕРЗИЛОВ. Ну, где-то так, миллионов семьдесят-восемьдесят…плюс-минус… два-три миллиона… вы меня понимаете…

СТАЛИН. Я допускаю, что злодей может не обращать внимание на количество жертв, но чтобы органам правосудия это было безразлично – такое наблюдаешь нечасто.

ВЕРЗИЛОВ. Точно посчитать невозможно! Протоколы судов, списки жертв и все документы по репрессиям уничтожались!

СТАЛИН. Повсеместно, по всей России? Титаническая работа! И спустя столько лет вы не смогли восстановить – сколько людей жило в России, и сколько умерло? Удивительно! Меня вот что настораживает, ваша честь. Население России за время правления Сталина увеличилось. Что невозможно при потере семидесяти миллионов.

ВЕРЗИЛОВ. Не будем придираться к цифрам! Действительно, существуют разночтения! Перейдем к главному.

СТАЛИН. Прошу вас.

ВЕРЗИЛОВ. Давно доказано, что фашизм есть ответная реакция на коммунизм. Планы Сталина по захвату мира спровоцировали войну, господа! Сталин был параноиком, ему везде мерещились шпионы и заговоры. По обвинению в заговоре он уничтожил лучших военных командиров страны, а затем прозевал нападение фашистской Германии! И немцы дошли до Москвы! Как уже отмечалось, Сталин погубил за время войны еще тридцать миллионов русских жизней на бессмысленных военных операциях. Затем, при помощи союзников, обвиняемый добился победы. Далее следует оккупация Восточной Европы. Обвиняемый расколол мир на два лагеря – социалистический и капиталистический – и поставил человечество перед угрозой ядерной катастрофы.

Аплодисменты

ВЕРЗИЛОВ. По совокупности совершенных преступлений я требую у Страшного Суда – приговорить обвиняемого Сталина, Иосифа Виссарионовича, к высшей мере наказания. За убийство миллионов граждан, разжигание мировой войны, создание бесчеловечной идеологии коммунизма обвиняемый Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин должен быть ввергнут в геенну огненную, где вечный плач и скрежет зубовный, на вечные муки.

Спасибо, господа. У меня все.

Садится, вытирает пот

Долгие аплодисменты, все встают, кроме Сталина и Верзилова, который утомлен речью

ВЕРЗИЛОВ.

На ухо Генкиной

Ну, как я держался? Ужасно волновался…

ГЕНКИНА. Верзилову Слишком жирными мазками… я же вас предупреждала… общие места… банальности…

ВЕРЗИЛОВ. Он постоянно вмешивается! Такой демагог! Цифры ему подавай!

ГЕНКИНА. Ну ладно, сделаем, что сможем… теперь вы видите, как все непросто!

громко Слово предоставляется защите.

СТАЛИН. Благодарю, Ваша честь.

Встает, прохаживается по комнате, попыхивает трубкой

Впечатляюще. Интересно и выразительно. Похвальный энтузиазм прокурора.

Прохаживается, держит паузу

Однако, каков мерзавец этот Джугашвили! И сколько всего натворил! Непросто будет защищать такого злодея. Назовем его беспримерным живодером… Или, лучше сказать, преступником планетарного масштаба… Вы согласны с определением, Ваша честь?

ГЕНКИНА. У суда сложилось сходное впечатление.

СТАЛИН. Равного злодея, вероятно, мир еще не знал… Я правильно понял вашу мысль, господин прокурор?

ВЕРЗИЛОВ. Именно так!

СТАЛИН. Того гляди, Сталин и присяжных скушает!

Дразнит присяжных

Ам-ам! Съем Лямкина!

Смеется

Лямкин шарахается в сторону

СТАЛИН. Съем Лямкина! Покусаю!

Смеется

ЛЯМКИН. Ой, боюсь-боюсь… уберите его!

плачет

СТАЛИН. Вот таким Сталиным и пугают детей мелкой и средней буржуазии…

Съем! Покусаю Лямкина!

смеется

ЛЯМКИН. Знаю, вы ме-ме-меня не защитите…вы меня сдадите… в огонь бросите, знаю…Вы все смеетесь надо мной… потому что я интеллигент… правду знаю…

ХОЛОДЕЦ. Никто над тобой не смеется. Тебя присяжным избрали, за то, что ты интеллигент. Чтобы ты всю правду сказал!

ЛЯМКИН. Я однажды вышел на демонстрацию. Написал на плакате «Я знаю правду!» - и вышел на площадь.

ХОЛОДЕЦ. Молодец, Лямкин! А потом что было?

ЛЯМКИН. До-до-дождь пошел.

ХОЛОДЕЦ. Важно, что ты вышел на площадь. Выходи почаще, стой под дождем.

ЛЯМКИН. Я за-за-заболею…

плачет навзрыд

и умру…

ХОЛОДЕЦ. Ты и так мертвый, Лямкин, чего тебе еще боятся?

ЛЯМКИН. Вот его боюсь…

СТАЛИН. Итак, перед нами тот, кто совершил практически все преступления минувшего века – развязал войну, убил миллионы! У защиты вопрос к прокурору: а был ли преступник человеком вменяемым? Здесь прозвучали слова «шпиономания», «паранойя». Не исключено, что Сталин действовал, находясь во власти психоза.

ВЕРЗИЛОВ. Нет, легко вы не отделаетесь! Хотите подвести под непредумышленное преступление? Не выйдет! Далеко не маньяк! Абсолютно вменяемый! Хитрый, расчетливый, умный!

СТАЛИН. Опасная личность… Тогда позвольте еще вопрос. Если умный человек в течение многих лет совершает убийства – мы должны знать, какую цель он преследует? Одно дело – маньяк. Иное дело – умный интриган. Какую цель преследовал обвиняемый?

ВЕРЗИЛОВ. То есть, как это – какая цель? Он говорил, что цель – коммунизм!

ЛЯМКИН. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха….

ХОЛОДЕЦ. Что – ха-ха-ха? Ха-хамелеон?

ЛЯМКИН. Просто ха-ха-ха. Это я смеюсь так. Ха-ха-ха…

СТАЛИН. Лямкин, у вас истерика. То плачете, то смеетесь… Ваша честь, вы считаете, что присяжные находятся в подобающей форме для вынесения приговора?

ГЕНКИНА. Суд утвердил состав присяжных.

СТАЛИН. Хорошо. Итак, цель – коммунизм. Судя по всему, это не так, коль скоро обвиняемый расстреливал коммунистов, старую гвардию Ленина. Согласитесь, если бы обвиняемый хотел всемирного торжества коммунизма, то коммунистов он убивать бы не стал. Видимо, реальная цель злодея иная. Например, футболист хочет забить мяч в ворота. А чего хотел Сталин?

ВЕРЗИЛОВ. Цель простая – власть!

СТАЛИН. Хотелось бы уточнить. Что, другие правители ставили иные цели? Допустим, президент Рузвельт. Или президент Труман. Или премьер-министр Черчилль. Или генералиссимус Франко. Или генерал де Голль.

ВЕРЗИЛОВ. Протестую, Ваша честь! Вопрос носит откровенно провокационный характер! Да, политики хотят власти! Да, некоторые применяли жесткие методы…

СТАЛИН. Например, атомная бомба…

ВЕРЗИЛОВ. Не будем, господа, заниматься демагогией! Что такое пресловутая атомная бомба рядом с лагерями в Магадане!

СТАЛИН. Иными словами, обвиняемый вел себя хуже прочих. Скажем, все футболисты хотят забить гол, но большинство не нарушает правила игры, так поступают только некоторые. Атомная бомба – это по правилам, а лагерь в Магадане – против правил.

ВЕРЗИЛОВ. Совершенно верно.

СТАЛИН. Хотелось бы уточнить. Обвиняемый нарушал все правила, или одни правила нарушал, а другие правила, напротив, соблюдал? Может быть, он нарушал правила содержания заключенных, но поддерживал кодекс семьи?

ВЕРЗИЛОВ. Все правила нарушал! Все подряд! Господа присяжные, взгляните на уродливые советские семьи, отвратительную архитектуру, кошмарное сельское хозяйство! В погоне за властью разрушено решительно все! Нарушена общечеловеческая мораль!

СТАЛИН. То есть, обвиняемый совершал не локальные преступления, а преступления против человеческой морали в целом – вы это утверждаете?

ВЕРЗИЛОВ. ликует

Мораль – это свод общих правил. Абсолютно все пришло в негодность. Следовательно, разрушена мораль.

СТАЛИН. Итак, на футбольном поле истории играл такой игрок, который постоянно толкался, пинался, оскорблял других игроков?

ВЕРЗИЛОВ. Именно!

СТАЛИН. Ваша честь! Господа присяжные!

Защита настаивает на следственном эксперименте.

Я хочу провести прямо здесь, в зале заседаний, футбольный матч!

ГЕНКИНА. Как это?

СТАЛИН. Уверяю вас, вы все скоро поймете! Где бы нам сделать ворота? Ну, пусть воротами будет эта кровать – надо закатить мяч под нее… Поле – достаточно широкое… Осталось найти мяч…

ГЕНКИНА. В сущности, администрация обязана выдавать инвентарь…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Ах, как будет приятно, если нас снабдят спортивными снарядами. Но тогда нам потребуется и спортивная форма…

СТАЛИН. Что-нибудь круглое…

ГЕНКИНА. Любой круглый предмет? Тогда возьмите голову у Холодца. Круглая, бритая, уши прижаты. Идеально подходит.

ХОЛОДЕЦ. Однако! Это моя голова!

ВЕРЗИЛОВ. И диаметр подходящий… Правда, дырки от пуль… не лопнет мячик?

ГЕНКИНА. Я так понимаю, что следственный эксперимент будет коротким. Выдержит! Давайте сюда голову.

ХОЛОДЕЦ. Не дам! Моя голова!

ГЕНКИНА. Послушайте, уважаемый, вы не у себя дома! Это с женой будете выяснять, что дадите, а что – не дадите.

ХОЛОДЕЦ. Это же голова!

ЛЯМКИН. Для общего де-де-дела!

ХОЛОДЕЦ. Мне самому нужна!

ВЕРЗИЛОВ. Прекратите! Идет уникальный в истории процесс!

ГЕНКИНА. Поразительно, что даже в такой момент люди умудряются думать только о себе!

ВЕРЗИЛОВ. Когда решается судьба мира! Когда говорим о морали!

ЛЯМКИН. Па-па-па-талогическая несознательность!

ГЕНКИНА. Извольте немедленно предъявить суду голову! И с таким народом мы хотим строить демократию!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Дайте вы им эту голову, в конце концов! Подумаешь, сокровище! Вся в дырках!

ХОЛОДЕЦ. Ну, все-таки…

ЛЯМКИН. По-по-позор!

ГЕНКИНА. Вы задерживаете суд, гражданин!

Холодец передает Генкиной голову, та катит голову по полу в сторону Сталина. Сталин принимает голову на носок ноги, подкидывает ее, выполняет ряд футбольных трюков с головой.

СТАЛИН. Разминается с головой-мячом

Неплохо. Мяч, разумеется, не настоящий, но играть можно. Отскакивает плоховато… Не ахти что, но сойдет. Итак, начнем. Правила простые. Наша цель – забить мяч под кровать. Я нападающий – остальные играют против меня. Начинаем! Один нюанс: всем игрокам кроме меня – запрещено двигаться. Все должны стоять неподвижно.

Выкатывает мяч на середину сцены, ведет мяч к воротам. Кружит с мячом подле Генкиной, Кобыляцкой, проводит мяч мимо Холодца и Лямкина

По ходу сам комментирует игру

Итак, нападающий Джугашвили рвется к воротам. По пути он обходит

капитана команды Генкину

пихает Генкину

обводит полузащитника Кобыляцкую

толкает Кобыляцкую локтем

обгоняет защитника Холодца

бьет Холодца ногой

обыгрывает Лямкина

больно пинает Лямкина, тот плачет

выходит на Верзилова!

размахивается ногой, Верзилов уворачивается

ВЕРЗИЛОВ. Нет, так не годится! Это что, футбол называется? Вы что, сами с собой играете? Культ личности развели!

СТАЛИН. А вы бы как хотели?

ВЕРЗИЛОВ. Ну, например, так!

Выбивает голову-мяч из под ног Сталина, пасует Генкиной, та отбивает Кобыляцкой, некоторое время они гоняют голову по сцене. Сталин пытается перехватить передачи, но ему трудно угнаться за молодыми

ВЕРЗИЛОВ. Мне пасуй! Мне!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Прямая передача!

ГЕНКИНА. Мазила!

ВЕРЗИЛОВ. А мы вот так!

ХОЛОДЕЦ. Выше ворот!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Мимо!

ГЕНКИНА. Штанга!

ВЕРЗИЛОВ. Бей!

Совместными усилиями они загоняют мяч под кровать

ЛЯМКИН. Го-го-го-гол!

СТАЛИН. Да, обыграли старика… За вами не угнаться… А теперь представьте, что вы – Черчилль, вы - Троцкий, вы – Гитлер, вы – Рузвельт… Или так: вы – крестьянство, вы – международное рабочее движение, вы – капитализм, вы – мусульманство… или так: вы – институт брака, вы – образование, вы – наука, вы – политика… И ведь каждый норовит отобрать у меня мяч…

ХОЛОДЕЦ. Голову-то верните…

ВЕРЗИЛОВ. Да, пожалуйста.

ХОЛОДЕЦ. Всю голову измяли…

ВЕРЗИЛОВ. Она такая и была, между прочим.

ХОЛОДЕЦ. В следующий раз своей головой играйте…

СТАЛИН. Даже в футбол не смог обыграть… Как вас убедить стоять неподвижно? Никто не хочет… А как убедить Рузвельта, Муссолини, Черчилля? Уверяю вас, они еще активнее, чем Лямкин… Неподвижно никто не стоял! У каждого была своя игра. И прошу заметить, Сталин их победил!

ВЕРЗИЛОВ. Подлогами и подтасовками!

СТАЛИН. Я хочу обратить внимание суда на философский парадокс: нарушая правила, нельзя добиться победы. Дело в том, что явление становится победой, лишь превосходя параметры других подобных явлений. Надо иметь шкалу сравнительных характеристик, чтобы определить, кто победил. Эта шкала и является правилами. Скажем, Сталин победил Троцкого, потому что оба были интриганами, но Сталин интриговал успешнее. Следовательно, правил интриги он не нарушал. Или так: Сталин разгромил Гитлера в соответствии с правилами управления государством. Или так: Сталин построил промышленность в соответствии с правилами строительства. Какой из этого вывод?

ГЕНКИНА. Какой же?

СТАЛИН. Если общественная мораль есть совокупность разных правил, то Сталин не мог нарушать морали, потому что все время добивался побед. Ибо победа становится таковой только внутри системы правил.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Я запуталась.

ЛЯМКИН. А поэт Ма-ма-ма-мандельштам? Соблюдали правила, когда отправили поэта в лагерь?

ГЕНКИНА. Да, объясните суду!

СТАЛИН. Поясню примером. Допустим, гражданка Кобыляцкая имеет любовника и разрушает чужую семью, что противоречит социальной морали. Ставим мы под сомнение ее женственность? Не ставим. Осуждаем мы ее, как единицу коллектива? Безусловно – и вот вам результат: она здесь.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Я ничего не понимаю. При чем здесь Мандельштам?

СТАЛИН. Поэт не может победить на войне в качестве поэта, а солдат не может выиграть конкурс красоты. Есть правила – то, что прокурор называет моралью. Нельзя построить завод, не соблюдая правил строительства, иначе у завода упадет крыша. Кстати, вопрос к прокурору. Скажите, а как сегодня обстоит с правилами строительства? Крыши не рушатся? Самолеты не падают? Войны выигрывают?

ВЕРЗИЛОВ. Ваша честь, протестую! .

ГЕНКИНА. Возражение принято.

СТАЛИН. Прошу уважаемый Страшный Суд сосредоточиться. Вы должны понять, в чем именно обвиняете товарища Сталина. В том, что он сотрудничал со шпионами, – или в том, что он наказал шпионов?

Если партия большевиков действительно являлась германскими агентами, то действия товарища Сталина, который перед войной с Германией избавился от германских шпионов, следует признать разумными.

Я настоятельно прошу суд выбрать одну из двух точек зрения – а не обвинять товарища Сталина в противоречащих друг другу вещах.

В чем обвиняют товарища Сталина: в нарушении общественной морали, или в соблюдении общественной морали? Я прошу внести ясность в эти вопросы.

КОБЫЛЯЦКАЯ. А ведь верно… Как-то мне в голову не приходило… Если большевики - германские шпионы, значит он прав, что их назвал шпионами…

ХОЛОДЕЦ. Это он ловко повернул: значит, если все вместе думают одно и то же – то это мораль. А если по одиночке – значит, не мораль…

ГЕНКИНА. Мы, несомненно, прислушаемся к доводам защиты.

СТАЛИН. Бытует мнение, будто товарищ Сталин создал лагеря. А не кажется ли вам, граждане судьи, что вы преувеличиваете влияние товарища Сталина? Что, Сталин лично проводил аресты? Вот, пример семьи Лямкиных. Дед гражданина Лямкина был расстрелян. Но разве его Сталин расстрелял? Руководил отделением НКВД родной брат расстрелянного Лямкина, который перестрелял всю свою семью, включая брата. Случившееся следует воспринимать как семейное дело Лямкиных – а не как преступление товарища Сталина.

ЛЯМКИН. Ну и что… они оба страдали…

СТАЛИН. Бабушка гражданки Кобыляцкой была главным цензором Государственного комитета по печати, по ее доносам шли в лагеря литераторы. Но разве товарищ Сталин заставлял цензора Кобыляцкую доносить? Лично Сталин? Сомневаюсь. Она делала это, чтобы понравиться своему любовнику – работнику аппарата ЦК.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Откуда вам известны эти пикантные подробности?

СТАЛИН. Родня гражданина Верзилова обитала в коммунальной квартире, родственники Верзилова писали доносы на соседей, чтобы расширить жилплощадь. Не оттуда ли ваша деловая жилка, господин Верзилов? И причем здесь Сталин?

Революционный матрос Холодец, ваш дедушка (кивает Холодцу), отличался буйным нравом. Но разве товарищ Сталин, а не водка тому причиной?

ХОЛОДЕЦ. Я лично дедом горжусь.

СТАЛИН. Я призываю суд отказаться от абстракций – и перейти к анализу конкретных преступлений.

ВЕРЗИЛОВ. По-вашему, преступление против человечества – это абстракция?

СТАЛИН. Позвольте предъявить суду простое доказательство.

Манит к себе Холодца

Подойдите сюда. Не бойтесь. Дайте сюда голову.

ХОЛОДЕЦ. Опять! Далась вам моя голова!

ГЕНКИНА. Немедленно дайте голову! Сколько раз вам повторять! Не мешайте работе суда!

Холодец отдает голову Сталину. Сталин забирает голову, показывает на Холодца.

СТАЛИН. Вот, убедитесь. Кто это такой? Неизвестно. Некий абстрактный безголовый человек. Что мы можем сказать о нем? Ничего. Теперь приставим ему голову.

Приставляет голову к телу

Вот это уже покойный предприниматель Холодец. Всякий покойный – конкретен. И всякое дело – конкретно. Пусть товарищ Сталин отвечает за преступления товарища Сталина, а товарищ Верзилов – отвечает за преступления товарища Верзилова.

ХОЛОДЕЦ. Логично.

СТАЛИН. Вы судите абстракции, товарищи, или конкретные факты? Вы все прославляете полководца Кутузова, который отступал вплоть до Москвы, и даже Москву сдал французам – чтобы измотать неприятеля. Вы находите, что эта стратегия была гениальной, поскольку в прямом бою Кутузов мог проиграть. Товарищ Сталин применил точно такую же технику, заманив немцев вглубь России и лишив их коммуникаций и топлива. Однако вы упрекаете товарища Сталина в том, за что превозносите товарища Кутузова. Где логика?

Ходит, дымит трубкой.

СТАЛИН.

Взмахами руки с трубкой отмечает предложения.

Может быть, суду известны другие методы ведения войны? Я буду признателен гражданину Лямкину за внимательный анализ боевых действий Красной армии. Укажите, гражданин Лямкин, где следовало дать генеральное сражение. Может быть, среди присяжных заседателей присутствуют великие стратеги, которые укажут товарищу Сталину, где именно товарищ Сталин совершил ошибку? А может быть, господин Верзилов знает, каким именно образом можно провести индустриализацию без больших потерь? Вы, господин Верзилов, вероятно, можете предложить план - как иначе вы смогли накопить десять миллиардов личного капитала – не забив ни одного гвоздя?

ХОЛОДЕЦ. Десять миллиардов? Времени не теряете…

ЛЯМКИН. Де-де-десять миллиардов…

ВЕРЗИЛОВ. Ну, не буквально десять… преувеличиваете…

СТАЛИН. Что конкретно вы можете инкриминировать товарищу Сталину? Руководство фронтами Второй мировой войны? Признаю, руководил. И Гитлера разгромил. Разгром троцкистской оппозиции? Признаю, разгромил. И от его идеи перманентной революции отказался. А вам бы хотелось, чтобы мы поддерживали движения в Индии и Мексике, когда самим было есть нечего? Что еще, конкретно? Строительство колхозов? Признаю, построил. Что дальше? Персональные обвинения уместны тогда, когда существует личная выгода. Спрошу вас: где личная выгода товарища Сталина от строительства колхозов? Может быть, он построил себе дворец? Может быть, он купил себе яхту? Может быть, он завел себе красивый обеденный сервиз?

Вот, например, гражданин Верзилов начал карьеру с того, что присвоил себе бюджетные средства в размере десяти миллиардов. Эти деньги могли быть истрачены на обеспечение многих граждан. Взял их один Верзилов. Сколько человеческих жизней зависело от этих денег? Какая сумма в нашей стране обеспечивает здоровье отдельного человека? Посчитать легко.

КОБЫЛЯЦКАЯ. А в самом деле, сумма страховки за год две тысячи. Значит, за пятьдесят лет жизни – сто тысяч. Если десять миллиардов разделить на сто тысяч – получится…получится – сто тысяч человек могли быть здоровыми всю жизнь…

ВЕРЗИЛОВ. Всего-то… Сто тысяч человек…Какая там страна…. Микрорайон…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Но там ведь люди живут… в микрорайоне…

СТАЛИН. А сколько заключенных содержится в одном лагере? Поверьте, значительно меньше ста тысяч.

ЛЯМКИН. Не-не-не понимаю! Что же, выходит, Сталин ни в чем не виноват? По-вашему, не было лагерей? Не было ночных арестов? Не было Магадана? Голодомора не было? Опомнитесь, граждане! Ведь это он, он все устроил! Было же…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Ах, какие парады физкультурников были! Какие высотки строили! Песни красивые пели…о любви… о дружбе…

ЛЯМКИН. Вы-вы-высотки? Па-па-парады? Обыски! Расстрелы! Это же все он! Ва-ва-вампир!

СТАЛИН. Ошибаетесь, Лямкин. Это ваш дедушка людей расстреливал, а не товарищ Сталин. А дедушка Кобыляцкой доносы писал. А дедушка Холодца из маузера стрелял.

ЛЯМКИН. А вы ни при чем?

СТАЛИН. Ну почему же. Товарищ Сталин старался как мог, чтобы вы вовсе друг друга не перегрызли.

ЛЯМКИН. Он все врет, товарищи…То есть, что это я, какие товарищи…Он все врет, ува-ва-важаемые господа! Он очень жестокий и коварный человек! Он Мандельштама посадил… и меня хочет съесть… Ой, товарищ Сталин, не смотрите на меня! Ой, не надо!

СТАЛИН. Вот, товарищи, типичный пример интеллигентской логики…Вы в чем меня обвиняете, Лямкин?

ВЕРЗИЛОВ. В самом деле, надо остановить этот поток инсинуаций. Господин Лямкин, приступайте к обязанностям – считайте, что вы уже приняты на службу. Выступите на суде, как свидетель. Прокурор приглашает свидетеля, гражданина Лямкина!

ЛЯМКИН. Я бо-бо-болен… Горло болит! Не могу выступать!

ВЕРЗИЛОВ. Лямкин, ну что же вы! Такой момент! Расскажите про тридцать седьмой год! Про страдания интеллигенции!

ЛЯМКИН. Страдали! Очень! Я и сейчас бо-бо-боюсь!

ВЕРЗИЛОВ. Лямкин, вперед! Обличите! Разоблачите!

ЛЯМКИН. Да что вы все на меня… Да, очень страшно… Не смотрите на меня так… Я вас тоже боюсь… В конце концов, меня не Сталин убил, а Прохор Семенович Башлеев…

ВЕРЗИЛОВ. Предаете меня, Лямкин? Хорошо подумали? Не пожалеете?

ЛЯМКИН. Не пу-пу-пугайте… И так боюсь…Вы все заодно…

СТАЛИН. А не кажется ли суду, что обвинение предъявлено не тому, кому следует? Подлинный преступник присутствует в зале и носит личину прокурора! Спросите себя: что, собственно, делает Верзилов? – и вы поймете, что он организовал преступную группировку, ворующую будущее у своего собственного народа.

ХОЛОДЕЦ. Бабки пусть вернет. Тут уродуешься за каждую копейку…

ВЕРЗИЛОВ. Протестую, Ваша честь! Так даже Прохор Семенович себя не ведет… Ну знаете… В пенсионном фонде такого не вытворяют…

ХОЛОДЕЦ. Я лично Иосифа Виссарионовича поддерживаю. Верзилов - циничный… всю голову мне измял…

ГЕНКИНА. Обращаю внимание защиты на то, что сегодня мы судим не господина Верзилова.

КОБЫЛЯЦКАЯ. А зря! Возможно, что именно Верзилова и следует судить!

ВЕРЗИЛОВ. Вот видите, Лямкин! К чему приводит ваша нерешительность! Это всегда у нас с интеллигенцией! Сами не знают, кого боятся. А в итоге вы оправдаете Сталина, Лямкин. И он возьмется за вас.

ЛЯМКИН. в смятении Опомнитесь, граждане… Вас одурачили… Как вы можете… Господин Верзилов за справе-ве-ведливость!

Холодец хохочет. Лямкин растерян

А разве нельзя договориться? Может быть, мирно разойдемся? А если надо кого осудить…так вот у нас Холодец есть…бандит…

ХОЛОДЕЦ. Ах ты, гнида….

СТАЛИН. Я не стал бы недооценивать также роль идеолога преступной банды – гражданина Лямкина. В течение многих лет гражданин Лямкин покрывает финансовые преступления и бандитские действия своими статьями и речами. Фактически гражданин Лямкин обеспечил информационное прикрытие бандформированию.

ХОЛОДЕЦ. А знаешь, Лямкин, похоже на правду. Это ж ты, сученок, всем уши прожужжал…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Я всегда говорила, что журналистика должна заниматься только культурой и ресторанами…

ЛЯМКИН. Да что вы такое говорите…

СТАЛИН. Взвешивая на весах истории провокации Троцкого, Бухарина и Лямкина – я склонен считать, что именно Лямкин причинил наибольший вред нашей стране.

ЛЯМКИН. Да я же…Че-че-че-чего скажут, то и пи-пи-пишу…

СТАЛИН. Шкурный интерес, абсолютная беспринципность, моральная проституция гражданина Лямкина уже давно вызывает справедливое негодование всего нашего народа.

ХОЛОДЕЦ. Какая же ты гнида, Лямкин! Тут всю жизнь пашешь, жизнью каждый день рискуешь за трояк! А ты этим акулам бумажки сочиняешь! У-у-у, падла!

КОБЫЛЯЦКАЯ. В самом деле, Лямкин, мы от вас не ждали…

ХОЛОДЕЦ. Ваша честь! Госпожа судья! Ну, сколько же терпеть!

ГЕНКИНА. Вношу предложение: рассмотреть в срочном порядке дело гражданина Лямкина.

ЛЯМКИН. Не надо! Умоляю! Не надо! Уже и так в проруби топили…

ХОЛОДЕЦ. А что ж ты, паскуда, урок не мог извлечь? Ну мы тебя поджарим сегодня!

ЛЯМКИН. Его берите!

указывает на Верзилова

Его судите! Он все это затеял!

Верзилов недоуменно разводит руками

ЛЯМКИН. Он! Он! Он меня и спичрайтером звал, чтобы я покрывал его преступления… Его судите!

ГЕНКИНА. Каково мнение присяжных? Какое дело вы считаете актуальным?

Между прочим, тут суду поступили сигналы – на гражданку Кобыляцкую. Есть мнение, что в вашей биографии остались неизвестные общественности белые пятна…

КОБЫЛЯЦКАЯ. Отодвигается от Холодца

А я, дурочка, доверилась…

ГЕНКИНА. Господин Генкин считает, что доверять не нужно никому. Но это к слову. Итак, суд спрашивает мнение присяжных относительно процесса «Покойники – против лидера партии Страведливость».

КОБЫЛЯЦКАЯ и ХОЛОДЕЦ. Поддерживаем.

ГЕНКИНА. Граждане покойники, внимание! Страшный суд закрывает дело Джугашвили за отсутствием состава преступления. Гражданин Джугашвили-Сталин освобождается из-под стражи в зале суда.

Аплодисменты

Страшный суд предъявляет обвинение гражданину Верзилову, бывшему лидеру партии «Справедливость», ныне покойному. Есть предложение провести заседание суда немедленно. Итак, если Иосиф Виссарионович согласится быть прокурором…

СТАЛИН. Достоин ли я?

ГЕНКИНА. С вашим опытом, Иосиф Виссарионович… От лица адской администрации и нашего филиала Страшного Суда прошу вас.

КОБЫЛЯЦКАЯ. Если не вы, то кто же?

ХОЛОДЕЦ. Покажите, как надо.

СТАЛИН. Я, знаете ли, не хотел бы, чтобы меня назвали узурпатором. Если гражданин Лямкин возражает, считаю, надо прислушаться. Вы, я вижу, колеблетесь, Лямкин?

ХОЛОДЕЦ. Колеблешься, сученок?

ЛЯМКИН. Ко-ко-колебаний нет!

ГЕНКИНА. Лямкин, выскажитесь яснее. Вы – за кандидатуру господина Сталина?

ЛЯМКИН. За-за-за…

СТАЛИН. Может быть, у гражданина Верзилова имеются возражения? Не хотелось бы, товарищи, нарушать ничьих прав.

ВЕРЗИЛОВ. Если мне не доверяют… если требуется сложить с себя полномочия прокурора…то извольте. Готов предстать перед судом!

ГЕНКИНА. Будьте любезны точно отвечать на вопросы суда. Вас устраивает кандидатура прокурора? Вы имеете право протестовать. В таком случае, прокурором будет господин Холодец.

ВЕРЗИЛОВ. Скороговоркой Поддерживаю решение суда, готов сотрудничать со следствием, даю признательные показания, рассчитываю на снисхождение.

ГЕНКИНА. Поскольку желающих защищать вас нет, вам придется, как и господину Сталину, быть собственным адвокатом. Согласны?

ВЕРЗИЛОВ. Согласен, Ваша честь.

ГЕНКИНА. Приступим! Встать, Страшный суд идет! Садитесь, граждане покойники. Слово предоставляется адскому прокурору, Иосифу Виссарионовичу Джугашвили.

СТАЛИН. Выходит на авансцену, говорит медленно

Братья и сестры! Товарищи! Наш уважаемый судья, гражданка Генкина, возвела меня на эту трибуну и говорит: «Скажи, говорит, хорошую речь». А что сказать? Все, что нужно было сказать, уже сказано и пересказано много раз. У меня даже сложилось впечатление, что публика стала равнодушна к словам и фактам. Разве кто-то из нас не знает, товарищи, о том, что происходит? Для кого-то это новость? Разве кто-нибудь не осведомлен о том, что страна, которую я собирал в течение тридцати лет, – разворована и распродана? Кто-то не в курсе?

Я не сторонник пустословия и демократической риторики. Я прошу обратиться к истории. Мы, большевики, получили страну после тяжелой мировой войны. Кто начал Первую мировую войну, товарищи? Буржуазия и царское правительство. Сколько народу погибло на этой войне, товарищи? Три миллиона русских людей. За что они погибли, товарищи? Абсолютно ни за что.

Страна нам досталась разрушенной и с непомерными долгами, которые превращали Россию в колонию капиталистических соседей. Более того, мы вынуждены были пойти на позорный мир, чтобы избежать дальнейшего уничтожения нашего населения. Мы отдали значительные части своей территории.

Это – история, товарищи.

ГЕНКИНА. Попрошу прокурора обратиться к конкретному делу.

СТАЛИН. Для меня Россия и русский народ – дело очень конкретное. Мы аннулировали наши долги перед капитализмом и вернули свои потерянные территории. Мы сделали нашу страну первой в мире по авиационной, космической, химической промышленности. Мы добились общей грамотности и ввели обязательное бесплатное среднее образование для трехсот миллионов. Мы ввели бесплатное медицинское обслуживание. Наше высшее образование тоже было бесплатным, а жилье народу мы предоставляли государственное.

ГЕНКИНА. Возражения есть?

ВЕРЗИЛОВ. Знаем мы, что это было за жилье! Знаем мы, что это было за медобслуживание!

СТАЛИН. Разумеется, ваше личное жилье отличается от двухкомнатных квартир. Речь, однако, идет не о вашем замке на Лазурном берегу, гражданин Верзилов, и не о клинике в Швейцарии, где вам удаляют лишний жир. Речь идет об условиях жизни обыкновенных людей, не воров.

ХОЛОДЕЦ. Что с мироедом чикаться! Хватит с гадом сюсюкаться!

ВЕРЗИЛОВ. Соблюдение элементарной законности… налоги платил…

СТАЛИН. В течение двадцати лет люди, подобные вам, гражданин Верзилов, разворовали все то, что стало при моем правлении народным достоянием. Я наблюдал за авиационной промышленностью, внимательно наблюдал. Мы построили авиацию настолько добротно, что развалить производство было непросто. В первые десять лет многое разворовали, но промышленность не развалили, во вторые десять лет производство обанкротили, но еще не развалили. Все-таки мы надежно строили. Но сейчас авиационную промышленность развалили окончательно, и самолеты стали падать. Зато ваш личный самолет летает исправно, не так ли?

ХОЛОДЕЦ. Да что с ним рассусоливать!

КОБЫЛЯЦКАЯ. На костер его!

СТАЛИН. Помнится, в годы правления моего преемника Брежнева (мы, кстати, недавно встречались на праздничном фейерверке) в среде так называемой интеллигенции ходил издевательский стишок, описывающий бедную жизнь при социализме. Заканчивался этот стишок так. «Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей». Авторы стишка хотели дать понять, что это совершенно неважно для рядового гражданина – есть ли успехи в строительстве гидроэлектростанций и в развитии культуры. Сегодня мы с полным основанием можем сказать, что уже не делаем ракет, не перекрываем Енисей и в области балета успехов не имеем. Зато гражданин Верзилов имеет яхту, дворец и счет в швейцарском банке. Жить стало лучше, жить стало веселее, товарищи!

КОБЫЛЯЦКАЯ. Требую справедливости! На костер его!

ХОЛОДЕЦ. Это ты, Лямкин, песенку распевал? Я тебе еще рыло начищу.

ЛЯМКИН. Я не пе-пе-пе-пел! У меня слуха нет!

СТАЛИН. Я не считаю нужным требовать конкретного приговора. Я считаю, что приговор должен вынести народный суд, который некоторые граждане именуют Страшным Судом. Пусть скажут свое слово присяжные, пусть подведет итог судья. Я же, в качестве прокурора, только напомню вам, что территория государства сократилась, а доходы Верзилова возросли, что смертность в народе увеличилась астрономически, а количество миллиардеров превышает американские показатели, что сотни тысяч русских людей проданы в рабство на Запад – в качестве проституток и домашней прислуги, и количество проституток превышает количество заключенных в ГУЛаге, что каждый год в России пропадает без вести более ста тысяч человек, из них десять тысяч детей – а такого уровня смертности не имел ни один концентрационный лагерь планеты. Но лично у господина Верзилова дела обстоят, кажется, неплохо. Он уважаемый член общества и лидер партии «Справедливость». Поэтому, я не требую для обвиняемого никакого иного наказания, кроме того, что определит суд. Решать народу. Благодарю вас.

Садится. Тишина

ВЕРЗИЛОВ. А что такого особенного? Если частную собственность ввели, так кому-то должно больше других достаться… Вот мне, например… Ну да, если мне повезло, почему я от яхты должен отказываться? Что у нас, уравниловка?...

Молчание

У других, вон, еще больше…могу рассказать про Прохор Семеныча…

Молчание

Нет, если скажут, я могу от яхты отказаться, пожалуйста. Пусть на моей яхте детский сад будет… Пусть, если хотите, больных по морю катают… паралитиков соберем - и в круиз…Что вы молчите?...

Молчание

А во дворце на Лазурке можно университет для неимущих открыть…пусть туда из Читы, из Челябинска одаренные подростки приезжают…

Молчание

Между прочим, мою московскую квартиру можно легко переделать в коммунальную…там, кстати туалетов много…пятнадцать санузлов…как раз на пятнадцать квартир хватит.

Молчание

А можно и на тридцать…если по одной уборной на две семьи…так ведь можно? Не баре…

Молчание

А я могу в этом, в Орехове, поселиться… Или в Борисове… А деньги я все в казну сдам…

Молчание

Хотя, лучше не надо, тогда Прохор Семеныч себе заберет…я лучше больницы построю…сколько можно больниц построить на десять миллиардов?

Молчание

Если честно…то не десять…двадцать пять…миллиардов… много больниц построю…

КОБЫЛЯЦКАЯ. На костер!

ХОЛОДЕЦ. На костер!

ЛЯМКИН. На ко-ко-ко-ко-ко-костер!

ВЕРЗИЛОВ. Голубчики! Родненькие! Как же так! Вместе были… по одну сторону баррикад… Лямкин, я ж тебя спичрайтером хотел взять… С тоталитаризмом хотели бороться… Господин судья, за что вы меня так!

ГЕНКИНА. Приговор вам вынес народ. Судья лишь утвердил приговор.

ВЕРЗИЛОВ. Товарищ Сталин, я всегда в вас верил…Умоляю, поспособствуйте. Товарищ Сталин, вы большой ученый… Что это я несу… Отмените…Вы же главный…

СТАЛИН. Ваша ошибка, обвиняемый, состоит в том, что вы верите в культ личностей. Обратите внимание на философский парадокс века. Сегодня вы боретесь за свободу личности против тоталитаризма, так? Однако вы обвиняете товарища Сталина именно в культе личности! Где логика? Логики нет. Личностями вы называете хозяев. Сегодня вы создали культ личностей воров. Дескать, те, кто украл много, являются талантливыми личностями. Почему они - личности? Бездоказательно. Для чего нужно бороться за права этих личностей? Непонятно.

Прохаживается, дымит трубкой

Это вы сегодня внедрили культ личностей. И поэтому верите в то, что культ личности когда-то существовал. И верите, что товарищ Сталин может многое.

Дымит трубкой

А что может товарищ Сталин? Товарищ Сталин может служить народу. А решает все народ – ну и, конечно, суд. Скажу вам прямо, товарищ Генкина гораздо важнее товарища Сталина.

ВЕРЗИЛОВ. Повлияйте, товарищ Сталин…пружины нажмите…я же знаю, как это делается…

СТАЛИН. Повлиять на Генкину? Я старался в тридцатые годы уговорить товарищей не расстреливать слишком много шпионов. Но как убедить чекиста Генкина остановиться, если чекист Генкин зависит от мнения своей жены, гражданки Генкиной? Культ личности Сталина, как бы не так… Культ личности товарища Генкиной…Что может товарищ Сталин, если Генкиной нравится судить? Ничего. А вы добавьте сюда жену товарища Рыкова, жену товарища Пятакова, жену товарища Зиновьева, жену товарища Куйбышева… Это было тяжелое время…

ВЕРЗИЛОВ. Ва-а-а-ше превосходительство, товарищ генералиссимус! Помилуйте!

СТАЛИН. Указывая на Генкину

Ее просите, обвиняемый

ВЕРЗИЛОВ Униженно

Госпожа Генкина! Мадам Генкина! Умоляю…

ГЕНКИНА. Вы бы еще супруга моего попросили, господина Генкина. Вспомнили его? Передразнивает голос Верзилова Я так много народу вижу, имена забываю… своим голосом Что, вспомнил финансиста Генкина и его супругу? Вспомнил?!

ВЕРЗИЛОВ.

Валится в ноги Генкиной

Мадам Генкина! Пощадите!

ГЕНКИНА.

Не помнит он Генкиных! Вспомнишь теперь!

Пинает Верзилова ногой

ВЕРЗИЛОВ. Ползает в ногах

Супруга вашего всегда чтил…уважал…

ГЕНКИНА

Пинает его ногами

И фамилию будешь помнить! Будешь! Будешь!

ВЕРЗИЛОВ.

Ге-ге-геенкина…помогите, граждане…

ГЕНКИНА

Страшная, гордая, в судейской шапочке и нижнем белье

Взять его!!!

Вяжите его!!!

Лямкин, приступай!

ЛЯМКИН. Вя-вя-вяжите ма-ма-ма-ма-мазурика!

Холодец и Лямкин кидаются на Верзилова

ХОЛОДЕЦ. Да ты не брыкайся, милый! А то охрану позовем. Вот так, голубь. Вот так.

Гражданин бес, принимайте клиента.

Вяжут Верзилова

ВЕРЗИЛОВ. Помилосердствуйте! Господа!

ГЕНКИНА. Он говорит о милосердии, лицемер! А сам чуть было не засудил господина Сталина! Требовал для него высшей меры!

ЛЯМКИН. Де-де-де-демагог!

КОБЫЛЯЦКАЯ. При Сталине парфюмерия втрое дешевле была, между прочим!

ГЕНКИНА. При Сталине мы бы ходили в Большой театр! Господин Генкин, между прочим, очень любит балет.

ХОЛОДЕЦ. При Сталине воровства не было, вот что! И соблазна не было!

ЛЯМКИН. При Сталине интеллигентам квартиры давали…

КОБЫЛЯЦКАЯ. При Сталине нравственность была!

ГЕНКИНА. Господин Генкин, между прочим, говорит, что в сталинских домах потолки были высокие. А вы как строите?

ВЕРЗИЛОВ. Демократии хотел, братцы! Собственность и справедливость!

ГЕНКИНА. Забирайте обвиняемого. Маслом его полейте, администрация рекомендует.

ХОЛОДЕЦ. Будет тебе демократия, депутат. Будет тебе справедливость! Маслицем польем, чтоб горел лучше. Поливают Верзилова маслом

Не халтурь, Лямкин, масло в кожу втирай. Вот так, вот так!

ЛЯМКИН. А де-де-де-дегтем мазать?

ХОЛОДЕЦ. Валяй, и дегтем помажь.

ЛЯМКИН. А смолой ма-ма-ма-зать?

ХОЛОДЕЦ. Валяй, и смолой его мажь!

Они мажут Верзилова смолой и дегтем, Верзилов превращается в черное чучело.

Верзилов мычит нечто несуразное, разобрать слова невозможно.

ХОЛОДЕЦ. Ну что ты там говоришь? Не разберу я что-то. Погромче нельзя? Нет, не понимаю. Громче говори! Ме-ме-ме… бе-бе-бе… Лямкин, это на твоем языке, переводи. Про демократию, наверное? Эй, товарищ бес, забирайте! Шашлык готов!

Входит ОХРАННИК, он утаскивает Верзилова за сцену. Обитатели комнаты бросаются к окнам. Распахивают занавески. По всему периметру комнаты окна освещены ровным высоким пламенем. Шум огня нарастает.

ГЕНКИНА. Ну, что я могу сказать. Мне лично приятно, что день прошел не впустую. Мы поработали, мы были неравнодушными, мы старались выяснить истину.

ХОЛОДЕЦ у окна. Он подносит голову к окну, чтобы голова посмотрела

Ну, комедия! Несут чучело! На кол сажают депутата…Ой, спичку бес поднес! Огонек-то побежал! Побежал огонечек! Ой, прощай, демократ! Прощай, справедливость и собственность! Как горит! Славно горит господин Верзилов! Ох, и больно ему, видать! Кричит-то, как кричит! А мы и не слышим отсюда!

Ревет пламя

Волосы загорелись… А уши-то, уши! Смотри как, в трубочку уши сворачиваются!

Кожа на животе сейчас треснет! Вот сейчас треснет! Ой, треснула! Глазик-то как надулся! Сейчас лопнет! Лопнул! Потек! А вот и язык вывалился! Черный какой!

Ревет пламя

Ох, и кредитные карточки сгорели… не догадался я по карманам пошарить… сгорели подчистую!

Ревет пламя

Что, и акции нефтяных месторождений горят? Вот обида! И оффшорные капиталы сгорели? Горе-то какое… Как полыхает господин нефтяник. И вся частная собственность сгорела… Яхта… Дом на Рублевке…Я бы сбегал, спас, так ведь жарко очень, не подступишься… Досада какая, граждане! Все сгорело! Ой, а демократия? Демократия-то что?

Ревет пламя

Холодец обнимает Лямкина за плечи.

Ах, брат Лямкин, сгорела твоя прогрессивная партия! Обидно, да? Но ничего не попишешь! Мне самому жалко! А что поделать…

Лямкин плачет. Ревет пламя

Мне самому, знаешь, как обидно! Он ведь меня отсюда вытащить обещал…Я тоже для него кое-что на воле сделал… И все, накрылся контракт… Никто меня отсюда не заберет…

Ревет пламя

Интересно, так вся демократия и сгорела? А как же это… возьмемся за руки, друзья, и все такое… или вот это… как там? Свобода совести…свобода слова… что, тоже… дотла? Пепел?...

СТАЛИН. Не жалей. Не стоит эта дрянь нашей жалости.

ХОЛОДЕЦ. Ну, все-таки…

СТАЛИН. Другие дела найдутся. Некогда нам с тобой, товарищ Холодец, горевать.

ХОЛОДЕЦ. А что делать будем?

СТАЛИН. Начнем с того, что создадим партию. Партию нового типа. Не такую, как раньше, сплошь из ворья. Честных, преданных позовем. А потом уже выйдем к народу.

ХОЛОДЕЦ. А где он, народ? Я уж и забыл, как народ выглядит.

СТАЛИН. Да вон народ, у костров пляшет!

ХОЛОДЕЦ. И что мы народу скажем?

СТАЛИН. Что надо работать.

ХОЛОДЕЦ. Тут ведь какое дело, товарищ Сталин. Работай не работай, а отсюда не выберешься… В аду мы, товарищ Сталин. В геенне огненной. И вот, когда затрубит архангел…

СТАЛИН. Обойдемся без паникерских настроений. Не будем идти на поводу у так называемых архангелов. И в аду люди живут. Будем работать, засучив рукава.

ХОЛОДЕЦ. Зачем? Зачем работать? Лагеря строить?

СТАЛИН. Не исключена возможность, что на первом этапе строительства общества равных придется прибегнуть к методу принудительного трудоустройства.

ЛЯМКИН. Не надо! Умоляю! Не надо опять! Опять расстреливать будете?

СТАЛИН потирает руки Придется…придется…

ЛЯМКИН. И ме-ме-ме-меня?

СТАЛИН. И до тебя, Лямкин, доберемся. Думал в аду отсидеться?

Лямкин плачет

ХОЛОДЕЦ. А что, обязательно надо расстреливать?

СТАЛИН. Обойдемся без абстрактного морализаторства. Дайте конкретный тезис. Не хотите лагерей? Порядка боитесь? А что нравится? Воровство? Нищета? Войны?

ХОЛОДЕЦ. Не знаю.

СТАЛИН. А надо знать.

ХОЛОДЕЦ Выходит на авансцену, держа в руках свою голову

Не знаю, Господи! Господи всемогущий, не знаю! И выбирать не хочу! Мало того, что ад кругом, так еще и выбирать надо, что бы такое в аду построить. Сталин - палач, а новые уроды, что, лучше? Куда податься? Думай, голова!

Трясет голову

Думай, голова! Если сталинизм, так опять будут лагеря и казармы. Если либерализм, так население от нищеты передохнет. Что так, что эдак - все равно сдадут в утиль. Думай, голова!

трясет голову.

Куда податься! Куда податься? Думай, голова!

И куда податься, если из ада все равно деться некуда?

А, все равно, русскому человеку голова ни к чему. Русскому без головы даже легче

Швыряет голову в зрительный зал.

Держи народ, забирай голову! Может, кому еще и пригодится голова! Ей в футбол играть можно!

Входит ОХРАННИК.

ОХРАННИК. Встречайте гостей. Новенький прибыл. Башлеев Прохор Семенович – спикер Совета Федераций, только что преставился.

Входит Прохор Семенович Башлеев, он в исподнем, как все. Лямкин пятится от него на другую сторону сцены.

ГЕНКИНА. Рады вас приветствовать! Нам как раз не хватает интеллектуального, начитанного собеседника! Я предвкушаю наши завтрашние разговоры.

КОБЫЛЯЦКАЯ. А некоторые говорят, что у нас скучно! Добро пожаловать! Сами преставились, или как?

ГЕНКИНА. У нас как раз закончилась весьма интересная дискуссия… но завтра мы продолжим.

ЛЯМКИН. Опять! Опять! Каждый день то же самое! неужели так и жить в страхе?

ГЕНКИНА. Есть предложение завтра поговорить о нравственности.

Смотрит пристально на Кобыляцкую

Есть некоторые вопросы…

БАШЛЕЕВ. Знакомое лицо… Узнаешь меня? Боишься меня, Лямкин? Помнишь, сколько ты у меня украл? На квартиру копишь? Двум партиям программы пишешь?

Лямкин пятится, плачет

ГЕНКИНА. Завтра мы все это и будем обсуждать!

ЛЯМКИН. Хватит! Пожалуйста, хватит! Я не выдержу больше!

ХОЛОДЕЦ охраннику

В самом деле, сколько можно? Неужели надо каждый день нас так мучать? Снова и снова! Опять и опять! Вот так, на медленном огне! Вам мало того, что мы умерли, мало того, что мы в аду? Вам что, действительно, мало?

ОХРАННИК. Мало.

Ревет пламя

Занавес

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

21:22 Саакашвили вызвали на допрос в качестве подозреваемого
21:11 Путин перечислил условия успешного развития России
20:50 Задержанного после взрыва в Нью-Йорке обвинили по трем статьям
19:46 «Хамас» провозгласило третью интифаду
19:38 НАСА прекратило переговоры о закупке мест на «Союзах»
19:23 Оргкомитет ОИ-2018 допустил появление россиян под национальным флагом
19:00 Рогозина не устроил отчет госкомиссии по крушению «Союза»
18:50 Пожар после взрыва на газовом хабе в Австрии полностью потушен
18:39 Директор ФСБ объявил резню в ХМАО терактом
18:21 Россия приостановила работу посольства в Йемене
18:16 МОК дисквалифицировал шесть хоккеисток и результаты сборной РФ
18:03 МВД РФ обвинило боевиков из Сирии в звонках с угрозами взрывов
17:59 НАТО продлило полномочия генсека Столтенберга до 2020 года
17:43 Суд отказался снять с Telegram штраф за нераскрытие данных ФСБ
17:32 Генпрокуратура РФ подготовила французам запрос по делу Керимова
17:23 СМИ сообщили о намерении ЕС продлить санкции против России
16:50 Бомбившие боевиков в Сирии самолеты ВКС прибыли в Россию
16:38 «Первый канал» решил частично транслировать Олимпиаду
16:25 Киев пригрозил осудить Поклонскую за военные преступления
16:18 Пчелы сибирских старообрядцев помогут в исследованиях опасной болезни
15:55 Суд заочно арестовал владельца «Вим-Авиа»
15:42 Варвара Караулова решила просить Путина о помиловании
15:29 Глазьев поддержал создание крипторубля ради обхода санкций
15:22 ЕСПЧ присудил россиянам 104 тысячи евро за пытки в полиции
15:04 СМИ рассказали об инструктаже Кремля по сбору подписей за Путина
14:43 «Яндекс» назвал самые популярные запросы за 2017 год
14:28 Европа осталась без российского газа из-за взрыва на газопроводе
14:22 Прочитан полный геном вымершего сумчатого волка
14:14 Песков подтвердил включение твитов Трампа в доклады для Путина
14:00 Минобрнауки РФ поддержало обучение школьников «Семьеведению»
13:55 «Сколково» и «Янссен» поддержат проекты по диагностике и терапии социально-значимых заболеваний
13:51 ФБР признало право генпрокурора не сообщать о встречах с Кисляком
13:44 Песков признал «большое волнение» Кремля из-за Саакашвили
13:37 Новый препарат замедляет развитие болезни Хантингтона
13:26 Минспорта финансово поддержит решивших не ехать на ОИ-2018
13:25 Помощник Путина раскритиковал «Роскосмос» за неумение делать деньги
13:11 Украинское Минобрнауки разработало отдельную модель для русскоязычных школьников
13:06 CardsMobile и Bitfury Group объединяют рынок программ лояльности
13:00 ОКР попросит МОК пересмотреть решение о российском флаге
12:41 ОКР одобрил участие российских спортсменов в ОИ-2018 под нейтральным флагом
12:39 По делу о хищении денег из разорившихся банков арестованы топ-менеджеры
12:35 ГП потребовала заблокировать сайты «нежелательных» организаций
12:18 При взрыве на газопроводе в Австрии пострадали десятки человек
12:03 Разоблаченная в Москве группа террористов оказалась ячейкой ИГ
11:55 Трамп «узаконил» удары коалиции по сирийской армии
11:42 Сотрудники российской военной полиции вернулись из Сирии
11:25 Счетная палата решила взяться за хозяев «старой» недвижимости
11:18 В Москве арестован подозреваемый в шпионаже в пользу ЦРУ
11:11 Ведущие мировые политологи и руководители банков – среди участников Гайдаровского форума в РАНХиГС
10:54 ФСБ объявила о срыве готовившихся на Новый год терактов в Москве
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.