Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
4 декабря 2016, воскресенье, 02:55
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

09 июля 2012, 09:37

Образование и наука: реформы снизу

Андрей Ростовцев, Виктор Васильев (в центре), Александр Ковальджи, Андрей Демидов и Григорий Колюцкий обсудили ситуацию в науке и образовании.
Андрей Ростовцев, Виктор Васильев (в центре), Александр Ковальджи, Андрей Демидов и Григорий Колюцкий обсудили ситуацию в науке и образовании.
Фото Н. Деминой

Состоявшаяся в Сахаровском центре пресс-конференция на тему «Почему образование и науку в России надо защищать от проводимых государством реформ?» большого внимания прессы не вызвала. Зато у собравшихся было время подискутировать друг с другом.

На встречу с журналистами пришли: докт. физ.-мат. наук, академик РАН, президент Московского математического общества Виктор Васильев, докт. физ.-мат. наук, заведующий лаборатории физики элементарных частиц ИТЭФ Андрей Ростовцев, научный сотрудник ИППИ РАН Григорий Колюцкий, заместитель директора лицея «Вторая школа», автор олимпиадных задач и пособий по их решению Александр Ковальджи и сопредседатель независимого профсоюза «Учитель» Андрей Демидов. Последний взял на себя обязанности ведущего.

Первым получил слово Виктор Васильев, который начал с темы обсуждения. «Я хотел бы уточнить этот вопрос. В этой формулировке он звучит так, будто образование и науку нужно всегда защищать от всех государственных реформ. Я бы сформулировал так: «Почему нам опять это надо делать? Почему нам то и дело приходится этим заниматься?».

«А почему?», – спросил его Демидов. «А черт его знает», – тихо сказал академик. - «От чего конкретно надо защищать науку и образование? Что вам не нравится в проводимых реформах?».

«Очень часто идеи реформы у нас хорошо формулируются. Так, ЕГЭ – самая знаменитая реформа, которая сразу приходит в голову. Принцип, который был сформулирован, выглядит совершенно естественно: что экзамены в школах должны принимать не те самые люди, труд которых результатами этих экзаменов оценивается. Это правильная вещь. И очень часто реформаторы произносят такие правильные вещи, правильные принципы, с которыми трудно не согласиться. А потом вступает в действие удивительный принцип, что «все надо сделать по-дурацки», и так, что действительно науку и образование приходится спасать», – заметил Васильев.

«Так ЕГЭ у нас стал ассоциироваться не с этим принципом, а с дурацкими тестами». И главная борьба развернулась вокруг КИМов. «Например, КИМы по литературе – на них просто зла не хватает», – сказал Виктор Анатольевич. «А Вы смотрели ЕГЭ по физике? – спросил Васильев у Андрея Ростовцева, переводя разговор на уровень папа-папе. «Мы еще на уровне ГИА находимся, мы от физики отказались в пользу химии и биологии», – весело ответил физик. «А у меня сейчас один пишет ЕГЭ, а другой пишет ГИА, – заметил математик. – Принципы у реформ хорошие, а проводятся каким-то ужасным образом, и почему у нас такая закономерность, понять очень трудно».

Васильев также затронул вводимую в школах систему оплаты труда, когда «зарплата директора школы оценивается величиной, пропорциональной средней зарплате учителя в этой школе». «Не слышу смеха в зале», – сказал академик. По его мнению, этот принцип расходится с тем, сколько часов должен иметь преподаватель в неделю, «чтобы подходить к этому делу творчески и готовиться к каждому классу индивидуально».

«Наш профсоюз исходит из того, что больше ставки работать не надо», – отметил Демидов. «Мы общались с французами, они говорят, что у них 18 часов в неделю, и там железное правило: есть ставка – работай на ставку».

«Наверняка то, что происходит в ИТЭФе, проходит под лозунгами экономической оптимизации», – поинтересовался математик у физика. «Да, есть такие попытки», – согласился Андрей Ростовцев, но, по его мнению, «корень зла здесь чуть глубже». Ростовцев с Васильевым согласились, что

сейчас созданы благоприятные возможности, когда «научный неудачник может выместить свои когда-то выработанные комплексы на состоявшихся ученых».

Выступление Виктора Васильева

 

Андрей Ростовцев полностью поддержал тезисы, высказанные Виктором Васильевым, но попытался их развить. «Совсем недавно я отвечал на вопросник, какие надо сделать преобразования: эта реформа хорошая? А если РАН вот так преобразовать, будет ли хорошо или не будет? Но я бы сказал, что разговор идет совершенно не о том. Наша проблема совсем не в реформах. У нас даже законодательство вполне разумное. Но применительная практика – просто отвратительная».

На примере ИТЭФа он выделил «корни зла», которые могли бы проиллюстрировать зло правоприменительной практики. «Первое – это вертикаль власти. Она выстроена на всех уровнях, в частности, и на научном. Директором института становится малокомпетентный человек, принцип отбора директора – это угода вышестоящему директору, хорошее знакомство или родственные отношения, но никак не принцип компетентности. Что при этом происходит? Такой директор, попадая в научную среду, среду состоявшихся ученых мирового уровня, понимает, что эта среда ему враждебна. Это понятно и той, и другой стороне. Что делает директор? Он окружает себя слоем людей, которые помогают ему бороться с этой враждебной средой. Это всякие советники, помощники директора, его замы, которые являются просто репрессивным аппаратом по отношению к ученым».

«Что произошло в случае ИТЭФа?, – продолжил свой рассказ Ростовцев. – Директор принципиально не ходит на научно-технический совет, с учеными он общается на повышенных тонах и только исключительно один-на-один в кабинете, никаких отчетов никому не дает. Себя он изолировал таким окружением репрессивного аппарата. Что делает этот аппарат? Повышает бюрократизацию в институте, издает массу нелепых приказов, которые противоречат один другому. Примеров много и какие-то просачиваются в прессу благодаря тому, что с этим столкнулись люди известные и публичные».        

Он также рассказал о некоторых абсурдных решениях, которые принимает директор Иститута, в частности, введении моратория на год на покупку любой компьютерной техники. «Представляете, научный институт, который живет на связи, на технике, на компьютерных вычислениях. Есть приказ директора не покупать компьютерную технику, у него единственного есть право подписи, и ИТЭФ до сих пор ее не покупает».

«Или запрет командировок. Директор решил, что полгода никто никуда не будет ездить. Слава богу, что путем общественных выступлений, с помощью прессы, нам удалось все-таки это сломать», – отметил Ростовцев. Еще один шаг директора – вводится информационная блокада. «Издается приказ: информация о внутриинститутской жизни не может быть представлена за воротами института ни для СМИ, ни для кого-то еще. Я сейчас нарушаю приказ».

«Нет, на правовую экспертизу мы этот приказ отдать не пытались, – ответил Ростовцев знатоку законов Демидову, – мы его просто нарушаем».

Физик также рассказал, что по приказу директора нельзя изменить «ни одной запятой… на сайте ИТЭФа». «Сайт тут же умер, потому что невозможно согласовывать объявления о семинарах». Такой абсурд – на каждом шагу. Еще один пример – попытка повлиять на историю. «Наш институт имени Алиханова, это наш первый директор и основатель института. Совсем недавно имя академика Алиханова было убрано из официального названия института. Я был свидетелем, когда пожилые люди, которые работали в институте, плакали, когда узнали об этом нововведении», – сообщил Ростовцев. При этом Ученый совет выступил против такого шага, но Курчатовский институт, Ковальчук, утвердил название института без имени Алиханова, хотя ученые настаивали на том, чтобы имя отца-основателя осталось. «Я привожу наиболее яркие примеры, абсурд он бесконечен, здравый смысл – конечен».

«А чем мотивировали такое решение?» – спросил один журналист. «А ничем! Никто не обязан мотивировать. Это четкая вертикаль власти». «Ну, у принимающих решения была же какая-то мотивировка», – продолжал допытываться журналист. «Мне кажется, что это фундаментальная ошибка, когда мы пытаемся за всем этим кафкианским абсурдом все время искать какую-то иезуитскую рациональную логику», – вмешался в дискуссию Георгий Колюцкий. По его мнению, не стоит пытаться искать рациональное объяснение таких шагов, но они должны получать жесткую этическую оценку.

«Корень зла – это конструкция «вертикаль власти», в том смысле, в каком мы ее 10 лет видим, а последствия из этого – весь абсурд, несогласованность на разных уровнях...», – заметил Ростовцев.

«Второе зло, которое нас одолевает, - это спецслужбы. За последние 12 лет их влияние усилилось многократно». Тут в их поле зрения попал «лакомый кусочек»: старинный парк в центре Москвы, 40 гектаров, усадьба, много зданий. «Что делают спецслужбы? Потихоньку начинают чувствовать себя реальными хозяевами». Физик рассказал о том, что введенные службой безопасности меры на территории ИТЭФ – абсолютно необоснованны и бессмысленны. «Они сделали режим на всей территории ИТЭФ такой, что мы не можем принимать иностранных ученых. Более того, мы не можем обучать студентов из СНГ. Те группы Физтеха, где учатся студенты из СНГ, мы брать не можем».

Еще один «корень зла» Ростовцев видит в низких зарплатах. «Зарплату, которую нам предложили с переходом в Курчатовский институт, - это 6 тыс рублей, независимо от того, являетесь ли вы академиком или студентом. Это базовая ставка. Путем нашей борьбы мы ее увеличили в 2 раза, до 12 тысяч, но на этом, к сожалению, мы уперлись в бюрократическую стену».

«Трагическая история с И.А. Ветлицким связана с тем, как люди старшего поколения воспринимают такое наплевательское отношение к себе», – отметил Ростовцев. «При этом зарплата директора вполне адекватна, это несколько сотен тысяч рублей, а он может предложить своему сотруднику, которые создавал приборы для БАКа, зарплату в 2 тысячи рублей».

Сотрудник ИТЭФа считает, что еще одна причина всех злоключений – «это принцип единоначалия. Так наука не работает нигде. В развитых странах полномочия передаются на уровень лаборатории, в том числе и финансовые».

Нельзя смотреть на ученых как на потенциальных воров или бомжей, и взаимодействовать с ними по принципу «мы вас будем за руку держать и контролировать на каждом шагу. Не дай бог 5 копеек украдете». 

Выступление Андрея Ростовцева

Заместитель директора лицея «Вторая школа» Александр Ковальджи отметил, что «реформировать образование по кусочкам, по частям, не получается. Это одна цепочка с едиными целями и задачами.

Если школьники и студенты будут видеть, как разрушается наука, то не стоит надеяться, что они будут хорошо учиться и думать, какую пользу они принесут родине». 

«Судьба ИТЭФа, на мой взгляд, наносит очень тяжелый удар, по крайней мере, по психологическому состоянию школьников, родителей и студентов», – заметил он.

«Последние полгода мы вели тяжелые бои по поводу Концепции работы с молодыми талантами и Комплексом мер к нему. Эта борьба началась с того, что в Концепцию была заложена глубоко порочная идея выявлять всех одаренных детей, начиная с малолетства, клеить им на лоб ярлычок, что они – одаренные, давать гранты им и тем воспитателям и учителям, которые с ними работают».

Такая идея, по мнению Александра Ковальджи, губительна, так как в стране нет нормальных массовых методик выявления одаренности. «Есть только тесты IQ, о которых блестяще написал Виктор Васильев (см. статью «Самый лучший IQ-тест»). Если всё будет основано на этих методиках, то можно представить, какой масштаб подкупа, взяток и прочей коррупции будет на этой почве. Будет борьба за гранты, и родителям не только ради денег, но и ради престижа, захочется, чтобы их дети назывались одаренными». Ковальджи так же огорчила беседа Д. Медведева с Ольгой Голодец (от 4 июня 2012 г.), где было сказано, что да, будем выявлять одаренных, начиная со дошкольного возраста. «На мой взгляд, это катастрофа. Мы бились-бились, убрали это из концепции, а опять это возрождается», – отметил Александр Кириллович.

«Я даже знаю, откуда это пошло», – продолжил он. – «Года 4 назад было заседание президиума Психологического общества, там выступал доктор наук Дмитрий Ушаков, который выдвинул такую модель. Он обследовал разные страны мира и оказалось, что, чем выше средний тест IQ в какой-то стране, тем выше ВВП на душу населения. Отсюда был сделан вывод. Строим однофакторное, статистическое уравнение, получается, что если мы повысим итоги теста IQ в нашей стране на 1%, то ВВП автоматически вырастет на 7%. Я послушал этот доклад и говорю: «Знаете, коллеги, я здесь, наверное, единственный математик, и хочу сказать, что модель абсолютно некорректна ни по постановке задачи, ни по статистической базе, ни по методу решения, ни по выводам. Более того, в формулах, которые приведены, есть элементарные математические ошибки».

«Сразу после меня выступил академик РАО А. Асмолов, кстати, один из авторов стандартов старшей школы, и сказал: «Друзья, вы должны понимать, что это вопрос политический. Задумайтесь, какие огромные деньги пойдут в психологическую науку, если мы внедрим эту модель. Немедленно на стол президенту!». И как я понимаю, на стол президенту это попало и произвело соответствующий эффект, и сейчас мы пожинаем плоды. А там был еще такой вывод, что самый эффективный способ повышать IQ – именно у самых передовых, самых одаренных ребят, это эффективнее всего. Поэтому теперь и собираются выявлять одаренных», – рассказал Ковальджи.

«После этого мы начали борьбу за Комплекс мер по работе с талантливой молодежью. Мы несколько раз переписывали все эти предложения. То, что пришло из Министерства образования и науки, это просто ни в какие ворота не лезет. Мы полностью переработали Комплекс мер, над этим работали примерно 40 человек – и учителя, и директора школ, и психологи, и ученые из других дисциплин. … Комплекс мер получился вполне приемлемым. После этого Министерство образования и науки его, грубо говоря, проигнорировало, поэтому заявление тех, кто говорит, что критики ничего не предлагают, мне кажется недопустимым», – резюмировал зам. директора лицея «Вторая школа».

Виктор Васильев поддержал своего однокашника по МГУ: «Я читал этот доклад Ушакова. Там математическая часть на одну страничку. Я подтверждаю, что примерно в каждой строке есть ошибки в простых выкладках. И всё это строится на взятой с потолка, от фонаря степенной зависимости.

Я прямо загордился тем, что идею поддержки талантов удалось пробить через наше начальство, только когда им подали какой-то псевдоматематический текст …». 

Затем Александр Ковальджи раскритиковал ряд образовательных новаций, предложенных экспертами из ВШЭ:  «Высшая школа экономики внедрила свою ключевую идею, и Фурсенко этому способствовал, что образование – это услуга и только услуга. Это тоже будет иметь очень пагубные последствия. Потому что школа потеряет свою воспитательную, мировоззренческую функцию, останется одно желание получить деньги с родителей. И вообще эта тенденция, которая пошла примерно с 2000 года о том, что надо оптимизировать расходы на образование».

Еще одна опасная идея, по мнению Ковальджи, - ликвидация лицеев и гимназий. В проекте предложений по обновлению Стратегии-2020 это поначалу было заявлено под лозунгом «Борьба с социальной дифференциацией», мол, все эти элитные школы стягивают на себя всех лучших детей, плюс они получают какие-то льготы, это несправедливо, все должны быть равны.

«Там было даже сказано так: «Наибольшую опасность для образования представляют лицеи и гимназии». После того, как я развил бурную кампанию против этого тезиса, в последнем варианте этого тезиса нет, они его сняли. И более того, Кузьминов сказал публично, что да, не стоит так сразу, лучше мы будем подтягивать другие школы к уровню лицеев и гимназий, тем самым, они как бы исчезнут, поскольку все будут получать одинаково».

Ковальджи уточнил свою позицию. Он согласен с тем, в России было создано много элитных школ, которые никаких одаренных детей не подразумевали, а собирали детей начальников. С другой стороны, есть действительно сильные лицеи и гимназии, которые учат по-настоящему, их нельзя губить.

«Я представляю лицей «Вторая школа» и мы не принимаем детей начальников вне конкурса, – сказал он. – В этом году, после получения высокого рейтинга, для нас – какой-то сумасшедший дом. Непрерывно идут звонки - из Госдумы, из министерств, из префектуры, из поликлиники и т.д., все пытаются устроить своих детей в нашу школу». Сотрудникам лицея приходится долго объяснять родителям, что не стоит быть врагами своим детям. «Ребенок не готов к нашим нагрузкам, он начнет отставать, затем комплексовать, что он по сравнению с другими детьми несостоятелен. Вы же не хотите поместить человека в сборную, где все тяжелоатлеты поднимают по 100 кг, а ваш ребенок только 10. И как он будет тренироваться вместе со всеми? Он просто не готов и владеет обычной школьной программой». По словам Ковальджи, «такие долгие беседы приводят к какому-то положительному результату, большинство родителей снимают свой пресс, но вначале они пытаются организовать звонки со всех сторон, из всех значимых организаций». «Беда, если у нас образование считается услугой. Предполагается, что образование автоматически появляется у ребенка, а ребенок может не прикладывать никаких усилий», – заметил он.

«Возможная ликвидация лицеев и гимназий чревата тем, что мы потеряем высшие результаты в нашем образовании.

Да, конечно, будут закрыты «элитные школы», но надо понимать, что сейчас, когда взят курс на прозрачность, когда каждый лицей и гимназия имеют свой сайт, на котором они обязаны вывесить все свои результаты и успехи по всем параметрам, эта псевдо-элитарность начнет пресекаться, потому что сразу будет видно, кто дает результаты, а кто - нет».

«Зачем нам нужен статус лицея? Не для того, чтобы получать повышенное финансирование, мы готовы от этого отказаться, но нам совершенно необходимо, чтобы у нас была возможность делить класс на группы по спецпредметам, нам нужны ассистенты, – заметил он. – У нас очень интенсивная и эффективная система работы. В общем, есть система работы, которая в рамках обычной школы не реализуется. У нас много кружков, факультативов, есть бесплатная вечерняя многопредметная школа, где мы «выращиваем» детей, которые потом к нам пойдут учиться. Мы видим, что ежегодно уровень поступающих падает, поэтому мы занимаемся их дообразованием, уже начиная со второго класса, все это делается бесплатно.

Хочется, чтобы государство помогало этому процессу, но не по прихоти начальства, а на законных основаниях». 

Выступление Александра Ковальджи

 

Математик Григорий Колюцкий начал свое выступление с рассказа о принятом стандарте старшей школы. «Это безумная история, когда стандарт образования принимается молча, в тишине, и общество об этом не знает», – отметил он. – «Конструктивное требование, которое, по-моему, объединяет всех ученых и преподавателей, состоит в том, что такие документы надо с нами обсуждаться».

«История со стандартом – это такой долгий сериал. В 2003-2004 г. была одна попытка пробить стандарт. Тогда выступление академика В.И. Арнольда в Госдуме ее остановило. … Следующая попытка была полтора года назад, и ей противостояло Московское математическое общество (В.А. Васильев активно в этом участвовал). Было знаменитое письмо учителя литературы С. Волкова, собравшее 22 тыс. подписи. Тогда проект стандарта, кроме того, что там не было уже ни Пушкина, ни квадратных уравнений, был написан безграмотно».

Как же принятый стандарт старшей школы выглядит сейчас? «Прогресс, который случился за полтора года, состоит в том, что текст «причесал» какой-то студент филфака, и очевидных языковых ошибок там нет. Но его суть не изменилась. Стандарт написан так, что в нем государство не несет никакой ответственности ни за какой результат образования. Там написано очень много благих пожеланий о том, что школьники должны любить свою Родину, должны владеть методами компьютерного моделирования, … но не написано ни одного конкретного требования. В стандарте по литературе не упомянуты фамилии Пушкина, Чехова, Достоевского. В стандарте по математике нет ни решения квадратных уравнений, ни теоремы Виета. Вообще ничего конкретного. А школам предоставляется возможность составлять свои собственные программы, которые бы удовлетворяли этим замечательным лозунгам».

«Этот стандарт – очередной гвоздь в гроб образования», – заключил Г. Колюцкий. Он отметил, что проблемы науки и образования касаются всего общества и «любой проект реформы должен обсуждаться не одну неделю в конце мая или летом, а три месяца или полгода, начиная с 1 сентября». В этом обсуждении должны участвовать наиболее уважаемые в стране учителя, с привлечением ученых из РАН, которые могут подкорректировать школьное обучение в том направлении, куда движется наука.

«Одно из наших основных требований – возвращение общественного обсуждения любых реформ образования и науки, а проекты реформ должны готовить сами ученые и учителя». 

Коротко остановившись на судьбе ИТЭФ, он также привлек внимание слушателей к судьбе школы №740 Молжаниновского района на северной окраине Москвы, где учатся 127 школьников. Префектура Северного округа Москвы решила, что школу надо закрыть, а дети, в том числе ученики начальных классов, должны будут ездить учиться в другие школы в Химки или Куркино, а это 1-2 часа через пробки (теперь московские власти обещают разрешить эту проблему - "Полит.ру").

Выступление Григория Колюцкого

 

Александр Ковальджи в ответ отметил, что «у нас реформы образования проходят непоследовательно, это – какие-то шарахания. То одно, то другое. За что-то хватаются, как за соломинку, потом не получается, хватаются за следующую соломинку. Нет серьезного анализа всей ситуации, что собственно в образовании происходит».

Он считает, что

«самое опасное, что происходит в образовании, это падение уровня учительского корпуса. Это связано с очевидными проблемами, что профессия учителя – одна из самых низких по социальному статусу.

Поэтому есть даже такая поговорка «Нет дороги – иди в педагоги». Там нет серьезных возможностей для карьеры, для заработка, работа тяжелая, свободы очень мало, рутины очень много. Это тяжелейшая профессия, куда идут либо какие-то фантастические энтузиасты, либо те, у кого не получилось поступить в более престижные вузы или найти другую работу».

«До тех пор, пока профессия учителя будет в загоне, никакие реформы не дадут положительных результатов, – уверен Александр Кириллович. – Сейчас звучат тезисы, что Интернет заменит учителей, мол, вывесим лекции лучших учителей, профессоров на сайтах, а дети будут учиться сами. Я думаю, что эта идея – порочна. Она может идти лишь как дополнение к нормальному образованию, но главное – взаимоотношения человека с человеком, когда учитель любит свой предмет и свою профессию и это передаёт детям, это самый эффективный способ обучения. Известно, что в школе, где хороший математик – все дети любят математику, а где хороший историк – историю, и наоборот».

Ковальджи рассказал об энтузиасте-математике Игоре Рубанове, который за 30 лет сумел сделать математическое образование в Кировской области в расчете на 1000 жителей лучше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Там проводится олимпиада им. Эйлера, которая является аналогом Всероссийской олимпиады для 8 классов.

На международном уровне известна олимпиада по языкознанию «Русский медведжонок», которая охватывает 3 миллиона детей.

«Есть очаги развития, точки роста, которые и надо поддерживать, к мнению лучших учителей прислушиваться, у них учиться, давать им возможность развиваться, открывать филиалы и т.д., – подчеркнул Ковальджи. – Это действительно путь развития. А попытка грубо копировать чужой опыт, – это как с кукурузой. Сейчас насадим везде, а она или не растет, или не так нужна».

«Слишком рыночные отношения в нашем государстве приводят к серьезнейшим деформациям. Первое – это прерывание всех традиций и хороших, и плохих. Второе – фетишизация материального успеха. Более того, возникает такой класс чиновничества, для которого важен «административный капитал», когда управление денежными потоками является главным, а к чему это приводит – второстепенно».

«У меня впечатление, что реформы образования чрезвычайно выгодны Министерству образования, потому что идут большие денежные потоки, а ответственности никто не несет. Так же как никто не несет ответственности за неудачу предыдущих реформ. Нужно общественно-государственное партнерство, мощные структуры гражданского общества, которые могут хоть как-то сбалансировать эту ситуацию, когда идет безудержный произвол вертикали власти. Там наверху делают что хотят, а мнение того же Рубанова никто не спрашивает и не слышит, хотя он действительно профессионал и он знает, как это надо делать».

«Реформы образования у нас сейчас идут под лозунгом «перегрузка школьников». Мол, такой массив информации, что надо их спасать, щадить и давать им возможность выбора учиться чему-нибудь полегче. … Сейчас происходит следующее. Я постоянно участвую в приемной кампании, причем к нам идут лучшие дети, которые рассчитывают поступить в сильную физико-математическую школу, как правило, отличники. Выясняется, что многие ничего не понимают в школьной программе. Они получают свои пятерки, у них есть иллюзия успешности, но они не понимают базовых вещей. Доходит до смешного, просишь: «Найди площадь квадрата со стороной 5». Бодро отвечают: «25».  Далее спрашиваешь: «А сколько в квадрате со стороной 5 содержится квадратиков со стороной 1?» Большинство отвечает: «5», т.е. они не понимают, что это и есть площадь. Они просто выучили, вызубрили - и так во всем».

По мнению А. Ковальджи, «школа превратилась в школу выучивания заклинаний, произнес заклинание, не важно, понимаешь его или нет, но если заклинание правильное, получи свою 5. В итоге у детей есть формула: «Сдал – забыл». Тема прошла, началась следующая. Это называется дрессировка. Ровно так учат животных, они номер свой показали, потом выучили следующий номер, а этот уже можно забыть».

Зам. директора лицея «Вторая школа» считает, что такая дрессировка наносит страшный вред: «Смысл образования в том, чтобы человек развивался, чтобы он чему-то научился, что станет частью его личности, частью его существования в обществе. Была такая замечательная формула Ломоносова, ее раньше писали на обложке учебника, «математику уже затем изучать надо, что она ум в порядок приводит». Сейчас мы наблюдаем прямо противоположное. Дети учат-учат-учат, не понимают, зачем они учат, где это применяется, т.е. идет зубриловка, которая отупляет, а не развивает».

Комментарий Александра Ковальджи

 

Сопредседатель независимого профсоюза «Учитель» Андрей Демидов в своем выступлении сконцентрировался на вопросе «Что делать?». По его мнению, «никакого общественно-государственного партнерства государство не хочет, у него четкий план, сколько денег надо сэкономить и ради чего. И считаться оно будет не с умными людьми, а только с некоторой организованной силой». Ему кажется, что в научно-образовательной среде есть дефицит организованности.

По мнению Демидова, позитивным примером такой необходимой консолидации были активные действия ученых в защиту РФФИ и РГНФ. «Инициативная группа вцепилась как бультерьеры в Думу, в министерства, .., была системная работа, которая привела к хотя бы частичному успеху.

Надо становиться публичной общественной силой, нужна системная систематическая работа в сфере образования и науки.

При солидарных действиях наша способность принудить к чему-то государство увеличивается, а сепаратные действия могут быть эффективны лишь на короткой дистанции».

Выступление Андрея Демидова

 

Андрей Ростовцев в этой связи заметил, что «здесь еще важно сформировать единую информационную площадку такого объединения или движения. Если ее нельзя сделать с бумажными СМИ, то наверняка можно сделать в Интернете».

Григорий Колюцкий считает, что вопрос развития образования и науки – политический и в рамках нынешнего феодального устройства общества нерешаемый. «…Нам нужно уходить от ситуации, когда учителя и ученые в случае какой-то неприятной ситуации бегут к знакомому феодалу, чтобы тот по-тихому вступился. Индивидуально это иногда помогает, и поэтому люди привыкли так делать, но это разрушает систему. &hell /ip; Надо понять, что любая ситуация, когда начинают давить академический институт, не считаясь с мнением его сотрудников, - это ситуация, вокруг которой надо объединяться всем ученым страны вместе, единым фронтом подниматься. Ситуация, когда хотят закрыть маленькую школу, означает, что всем педагогам страны надо вступаться и подниматься, иначе нас передавят по одиночке».

Андрей Ростовцев напомнил: «Мы в ИТЭФе написали несколько открытых писем, эти письма подписали более тысячи ученых всех стран, в том числе и Нобелевские лауреаты по физике, руководители крупных научных центров. Эти письма просто отфутболили! Вот, пожалуйста, объединились, мировой бомонд объединился».

По мнению А. Демидова, письма протеста уже на власть не действуют, и только когда люди выходят на митинг, власть пытается реагировать. «Либо она идет по пути репрессий, …либо решает поторговаться и что-то предложить». Он уверен, что власть будет считаться только с постоянным давлением общества и СМИ. «Никаких чудес мы здесь не изобретем, и вынуждены начинать с элементарных вещей».

А. Ковальджи, в свою очередь, рассказал об опыте Великобритании, «где есть много профсоюзов, но, во-первых, они никак не могут договориться между собой, а во-вторых, они всегда скатываются на проблему повышения оплаты труда. Это, безусловно, важная проблема, но далеко не единственная».  По его мнению, эффективность такой борьбы не очень высокая, хотя есть структуры гражданского общества, которые могут организоваться и выйти на улицы.

Он сравнил ситуацию с наукой и образованием с окончанием гонки ядерных вооружений. «СССР и США вооружались, накапливали ядерные ракеты, а потом нашлись ученые, которые смоделировали ядерную зиму и убедительно подали все это политикам - и те испугались. Оказалось, что даже если они наносят ядерный удар первыми, то Земля погибнет целиком и никто не выживет».

«Нужна очень хорошая модель, которая бы показала, к чему приведет деградация образования. Уже ясно, что падают самолеты, отказывает техника…».

Ковальджи рассказал о разговоре с одним генералом, который пожаловался, что молодым офицерам уже нельзя поручить сложную технику, потому что они ничего в ней не понимают.

Андрей Демидов парировал этот тезис тем, что в мире сначала возникло мощное антивоенное движение, а потом уже политики и генералы услышали общество. «Нам нужна такая модель, но ее нужно предъявить, прежде всего, обществу. Она должна быть написана понятным обществу языком». С этим А. Ковальджи вполне согласился. Зам. директора лицея «Вторая школа» также отметил, что общество должно острее реагировать на некоторые высказывания чиновников, такие, например, как на заявление Андрея Фурсенко на Селигере, когда тот заявил, что выращивание творческой личности было ошибкой, а надо воспитывать грамотного потребителя. «Мне кажется, что надо заставить нынешнюю власть прокомментировать это высказывание, она его разделяет или нет? Если разделяет, то это –  один разговор, если нет, то другой. Такие вещи нельзя спускать на тормозах».

По мнению А. Ростовцева, в попытках достучаться до власти очень важен международный резонанс: «Ковальчук и другие очень бояться потерять рукопожатность за рубежом. Для них это опасность номер один». Что стал делать Ковальчук, чтобы не допустить нерукопожатости? Он взял на работу в качестве почетных докторов директоров крупных международных центров – ЦЕРНа или ДЭЗИ. Центрам обещают серьезную финансовую помощь из России. «Получается цивильная форма взятки. Он им платит деньги, про ДЭЗИ я точно знаю. Про ЦЕРН - наверняка так же.  Естественно, директора этих центров не подписывают никаких протестных заявлений, хотя очень хорошо информированы о ситуации». Большие финансовые вливания в международные центры позволяют сохранять рукопожатость за рубежом, поэтому давление научного сообщества надо увеличивать.

Дискуссия

На мою просьбу в кулуарах кратко перечислить самое неотложное в образовании Александр Ковальджи ответил следующее: «Надо провозгласить, что в образовании главная фигура – это учитель.

И если учителю хорошо, то уже не важно, какие стандарты, какие учебники, какие законы, - все дети будут знать предмет. И наоборот, когда учитель унижен, то никакие стандарты и законы не помогут - это будет только растрата сил и средств». 

Григорий Колюцкий отметил, что «первое – это самоуправление всех научных и педагогических коллективов, поскольку уровень компетентности этих коллективов в среднем намного выше, чем у любых чиновников. Второе – социальный статус. Ученым и учителям должна быть гарантирована нормальная зарплата, не ниже, чем у чиновников». Такую зарплату он оценил примерно в 30 тыс. рублей как минимум. «Третье – максимальный аудит друг друга и в частности, то, что проще всего сделать в математике и естественных науках, - нужно рецензирование всех заявок на гранты международными комиссиями с привлечением диаспоры, а основное финансирование науки должно идти через грантовые конкурсы».

Андрей Демидов заметил, что если бы он был министром, то отменил бы решение о стандарте старшей школы и поручил бы нормальным людям написать нормальный текст, «часть этих нормальных людей уже здесь сидит». Кроме того, он бы отменил решение о слиянии вузов, которое Фурсенко успел принять в конце своей деятельности, и начал бы экспертное обсуждение необходимости такого шага, равно как и аналогичных шагов по школам. Третье – он принял бы поправки к Закону об образовании, которые внес профсоюз «Учитель», о том, что ставка педагога рассчитывается из уровня средней зарплаты по промышленности, а зарплата научного работника или работника высшего образования должна быть, по крайней мере, в 2 раза выше этого уровня.

Виктор Васильев отметил, что не берется судить, за какую ниточку начинать тянуть - всё взаимосвязано. Он сказал, что новый министр Ливанов сейчас говорит много правильных слов, хотя его, в частности, ругают за слова, что надо сократить число бюджетных мест в вузах. Но сам академик считает эту меру оправданной, если ее разумно понимать и реализовывать. «Конечно, все это чревато социальной напряженностью, но все эти темные лавочки… и таких огромное количество».

Вместе с тем, академик не уверен, стоит ли начинать с этого. У него нет готового рецепта успешной реформы. «Еще одна в принципе верная идея, что науке хорошо живется в университетах. Я согласен с ней, и сам последние годы все больше работаю на Математическом факультете ВШЭ. Только университетов  у нас пока таких страшно мало, где наука хорошо живет».

Васильев считает, что «революционные методы не пойдут, а годится только эволюционный метод свободной конкуренции. Нужно создавать такие места, такие университеты, в которые люди поверят и сами пойдут туда работать».

«А вы за выборность ректоров или директоров?» – спросил его А. Демидов. Глава ММО задумался. «Смотря кем выборность», – ответил он к смеху участников обсуждения, и пояснил, что он имеет в виду. «Я сталкивался с такими ситуациями, когда какому-то лицу не удавалось быть избранным составом научных сотрудников, в результате вводилось правило, что голосуют и уборщицы, и весь обслуживающий персонал. Тогда принималось нужное решение».

«Ключевой момент – действительно кем», – поддержал его Ковальджи. «Что касается школы, то учительский коллектив должен обладать правом вето на избрание своего директора», – заметил Васильев. «И правом выдвижения», – добавил Ковальджи.

Андрей Ростовцев подчеркнул, что нужно разрушить вертикаль власти, наладить связь с общественными и экспертными организациями. Второе – гарантировать защиту от спецслужб, в том числе, разобраться с «дутыми делами» посаженных ученых. «На меня, например, давили спецслужбы, перед тем, как я начал выступления в СМИ», – признался сотрудник ИТЭФ.

«Третье. В России профиль распределения финансирования по «этажам» науки и образования очень неоднороден. На каждом верхнем этаже удельно тратится очень много денег по сравнению с нижними этажами. И это относится ко всем деньгам – и к зарплате, и к закупкам оборудования. Этот профиль финансирования надо перевернуть: максимум должен быть внизу и уже сводиться к минимуму на вершине пирамиды», – отметил он.

«И, возможно, самое главная идея состоит в том, чтобы максимальные полномочия перевести на нижний уровень. К учителям, к лабораториям, к группам студентам», – сказал Ростовцев.

С аудиозаписью обсуждения можно ознакомиться по ссылке

raquo;.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

03.12 21:03 Савченко обвинила Россию в намерении «дойти до Британии»
03.12 20:45 В Крыму прокомментировали арест золота скифов судом Киева
03.12 20:26 Появилось видео визита Грефа в Сбербанк в костюме инвалида
03.12 20:17 Пожар на вечеринке в Калифорнии привел к гибели девяти человек
03.12 19:57 В Махачкале убиты пять предполагаемых боевиков
03.12 19:45 Ураган сорвал крышу многоэтажки в Сочи
03.12 19:14 В районе Алеппо сбит самолет сирийских ВВС
03.12 19:02 Гонщик Виталий Петров вызвался заменить Нико Росберга
03.12 18:46 В Баку мужчина попытался подорваться у ТЦ
03.12 17:14 Группа калининградских школьников отравилась после экскурсии по Москве
03.12 16:57 Читатели «Полит.ру» выбрали человека недели
03.12 16:47 В Коми самолет с пассажирами застрял в сугробе
03.12 16:23 Около тысячи человек остались без газа из-за падения дерева в Сочи
03.12 15:59 В Крыму пообещали глушить украинские телеканалы
03.12 15:37 Лавров получил от Керри предложения по Алеппо
03.12 15:18 Лавров призвал Японию заключить мирный договор
03.12 15:01 Отмену христианской рок-оперы в Омске объяснили низкими продажами
03.12 14:39 В Индонезии рухнул самолет с полицейскими
03.12 14:18 В Вирджинии школьникам запретили читать «Приключения Гекльберри Финна»
03.12 14:06 Источник рассказал об исправности ракеты-носителя «Прогресса»
03.12 13:53 Взрыв на угольной шахте в Китае привел к гибели 21 человека
03.12 13:37 Московских арестантов будут перевозить на освященных автозаках
03.12 13:20 Медведев предложил платить долги по зарплате раньше налогов
03.12 12:56 В Норвегии нашли украденные ворота немецкого концлагеря
03.12 12:36 Роналду заподозрили в сокрытии 150 млн евро налогов
03.12 12:15 Белый дом и МИД Китая прокомментировали разговор Трампа с главой Тайваня
03.12 12:00 Фидель Кастро лидирует в опросе о человеке недели на «Полит.ру»
03.12 11:53 Неизвестный сбросил девушку в Фонтанку за отказ знакомиться
03.12 11:32 Восьмиклассник на «семерке» совершил смертельное ДТП в Башкирии
03.12 11:05 ЦБ опроверг кражу хакерами 2 млрд рублей
03.12 11:00 Глава Пентагона оценил своего преемника
03.12 10:50 Минобороны России призвало Лондон «не мешать помогать» Алеппо
03.12 10:18 Обломок «Прогресса» найден в Туве
03.12 10:07 При атаке на кампус в Огайо пострадал россиянин
03.12 09:51 Кубанская полиция освободила оператора «Дождя»
03.12 09:19 Хакеры вывели 2 млрд рублей со счетов Банка России
03.12 09:15 Греф под видом инвалида пришел в Сбербанк за кредитом
03.12 00:27 Московский арбитраж отклонил иск Минфина к Потанину
03.12 00:20 Захватчик заложников в парижском турагентстве сбежал от полиции
03.12 00:09 Патриарх Кирилл предложил вывести лапту на мировую арену
02.12 23:35 Парламенту Южной Кореи предложили начать импичмент президента
02.12 23:26 Корабль из РФ сел на мель в Мраморном море
02.12 23:19 Минобороны РФ отправило саперов разминировать восток Алеппо
02.12 23:12 Шахназаров опроверг существование цензуры в России
02.12 22:28 Стивена Хокинга положили в больницу из-за сильного недомогания
02.12 22:23 Вооруженный налетчик взял заложников в парижской турфирме
02.12 22:21 Путин сказал итальянским строителям аrrivederci
02.12 22:05 Порошенко назвал целью войны на Украине «похороны» СССР
02.12 21:47 ИП смогут сэкономить на взносах в Пенсионный фонд
02.12 21:26 Трамп и Дутерте обменялись приглашениями
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.