Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
5 декабря 2016, понедельник, 23:45
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Музеефилия

"Блестящая мысль" Николая Полисского на выставке номинантов премии Кандинского в "Ударнике"
"Блестящая мысль" Николая Полисского на выставке номинантов премии Кандинского в "Ударнике"

Дискуссия «В ожидании музея» в кинотеатре «Ударник» напоминала день рождения, на котором старались именинника не упоминать – обсуждали некий «идеальный музей», хотя собрались именно там, где будет частный музей современного искусства, запланированный Шалвой Бреусом, коллекционером, издателем журнала «Артхроника» и учредителем премии Кандинского. Тем не менее, его не упоминали, и среди спикеров не было человека, уполномоченного рассказать, каким будет этот конкретный музей.

Удалось выяснить, что будет постоянная экспозиция и выставки, представлено как русское искусство, так и зарубежное, помещение взяли в долгосрочную аренду, будет выбрана западная компания, которая начнет консультировать по вопросам музейного строительства, объявят конкурс на приведение «Ударника» к тому, что было задумано архитектором здания Борисом Иофаном. В-общем, без конкретики.

Хотя, как показывает опыт ГЦСИ, лучше о планах не распространяться – а то сразу найдется масса людей, которые скажут, что планы дурацкие и нужно срочно все прекратить. Так что в части Михаила Миндлина, гендиректора ГЦСИ, сидевшего среди спикеров, но ни разу не сказавшего, как и остальные,  о музее ГЦСИ, строительство которого приостановили по настойчивым просьбам части общественности – собрание было скорее похоже на похороны, где о погибшем не говорят. Плохо не положено, а хорошо тоже как-то неудобно – ведь еще недавно, пока был жив – яростно критиковали.

Акция "Пленэр" и проект Гриши Брускина "Время Ч" на выставке номинантов премии Кандинского 2012 в "Ударнике"

С самого начала критике подверглась мечта об «идеальном музее». Кирилл Светляков, завотделом новейших течений Третьяковки, посетовал, что европейский уровень музея ассоциируется у нас не с особым подходом к экспозиционной деятельности, а с хорошим рестораном, книжным магазином и wi-fi, и получается, что нам «необходим оплот потребительской культуры, наполненный интересными нестандартными объектами потребления». Понятно, что он отчасти оправдывается - в Третьяковке с комфортом для посетителя плохо, но это не его вина, а в целом он прав.

Куратор Марина Лошак сказала, что музей как раз не должен быть идеальным: «мне кажется, что все должно быть разным, плохо, когда все одинаковое», и привела в пример музей Тропинина как тотальную инсталляцию с тапочками, бабушками и коврами. Не стоит делать музей ради того, «чтобы не стыдно было какому-нибудь прекрасному иностранцу, моющему голову каждый день дорогим шампунем, прийти и сказать: ну, вот это прекрасный space, вот так и должно быть». Марине Лошак, как арт-директору музейно-выставочного объединения «Манеж», легко так говорить, потому что она руководит набором разнообразных пространств, а когда стоит задача сделать один-единственный музей, то сложно устоять перед желанием сделать его самым лучшим, идеальным и универсальным. В то время как идея частного музея хороша тем, что предполагает  субъективный взгляд, показывает характер его создателя, специфику его коллекции, стратегии его команды. А тут еще вдобавок и оригинальное здание.

Потолки казино и лестница в кинозал в "Ударнике"

На выставке номинантов премии Кандинского(до 5 декабря), которая сейчас проходит в «Ударнике» – впечатляет работа с временными пластами пространства, которые фрагментарно сняты, и история 20-го века видна на срезе. За снятыми эклектическими декорациями бывшего здесь в последние годы казино, капителями и росписями в картушах - обнаженные и строгие цилиндры и параллелепипеды конструктивистских колонн,  на одной из них граффити в духе «нью-вейв», между двумя центральными колоннами – коричневая паутина дверей фальшивого арт-нуво.

Центральный объект первого зала – деревянная конструкция Николая Полисского, то ли локон с «кудрявой античной головы» из его проекта 2012 года «Вселенский разум», то ли одна из «ослепительных машин», которые ничего не производят, кроме сияния металлических пластин, прикрепленных  к поверхности дерева – они в Москве показывались ранее на премии Кандинского, но равнодушный белый куб ЦДХ им не подходил. Оказывается, что это все прекрасно работает не только в родных Николо-Ленивецких полях и лесах, но и тут, в бывшем казино, смотрится как site-specific.  Вокруг скульптуры Полисского в узорчатом паласе казино вырезано углубление до конструктивистского пола, как будто свивающийся в спирали объект размотал ковер и поднял его змеей до люстры. Это спираль лимона из старинных голландских натюрмортов жанра vanitas, напоминающего о бренности жизни – только не в масштабах одной частной жизни, а большая, разматывающая историю страны.

Объект Николая Полисского "Блестящая мысль" на выставке номинантов премии Кандинского 2012 в "Ударнике"

Рядом объекты «Новый Вавилон» из проекта «Механизмы времени» Виталия Пушницкого, интересная версия вавилонской башни как вавилонской ямы – конус башни оказывается «вынутой» пробой земли, на основании которой мы можем видеть самый древний слой, а вверху – новейший, между ними кое-где торчат из этого «пирога» углы промежуточных городов и культур. «Аварийное всплытие» Захара Коловского – впечатления от посещения храма в Петербурге, где в 30-е годы разместилась учебная станция для моряков-подводников. Вместо икон – инструкции по всплытию, главный тренажер напоминает церковный светильник, был в церкви и бассейн. Рифма и с Храмом Христа Спасителя напротив, и с башнями Пушницкого - погружение вместо вознесения. Но есть и обратное движение – как пишет автор, наложение смыслов одухотворило подвиг подводников.

Объект из проекта "Механизмы времени" Виталия Пушницкого на выставке номинантов премии Кандинского 2012 в "Ударнике"

«Веерное отключение» Андрея Филлипова – изысканный апокалипсис, «Новые формы жизни» Натальи Зинцовой – марсельдюшановская игра с функциями советских и постсовестских вещей, «Мастер 3-го разряда» Романа Сакина – комната, оклеенная советскими обоями и заставленная арт-брютовскими «произведениями сумасшедшего механика», один из объектов – объемный календарь, на котором его обладатель должен отмечать в течение года праздники, передвигая вручную шары по штангам. Пространство выявляет общую тему, некое современное memento mori, и возможно, это именно то, что нужно сказать – как пишет Андреас Гюйссен в своем эссе «Бегство от амнезии. Музей как масс-медиа», опубликованном в журнале «Искусство» (№2 (581) 2012), музей должен противостоять «разрушительному отрицанию смерти», быть «полигоном рефлексии времени и субъективности, идентичности и инаковости».

Инсталляция «Мастер 3-го разряда» Романа Сакина на выставке номинантов премии Кандинского 2012 в "Ударнике"

Кирилл Светляков великолепно сделал экспозицию – но можно ли дальше продуктивно работать с таким пространством? Это и не планируется – будет восстановлен интерьер 30-х годов, но по возможности приспособленный под современное выставочное пространство. А можно было бы оставить фрагменты 90-2000-х. Миндлин на такую мою мысль ответил: «Это варварство!» Позже и архитектор, куратор и художник Юрий Авакумов сказал, что это даже не китч, а обыкновенное бескультурье, и таким декором со строительного рынка в 90-е изуродовали всю страну. Не могу с ним спорить, но и согласиться не могу в данном конкретном случае – из всей страны это бескультурье необходимо выкорчевать, а вот именно в музее современного искусства стоило бы оставить. Если считать, что современное искусство работает не с эстетикой, чем-то правильным и идеальным, а скорее, с историей, ошибками и их исправлением. «Варварство» было и может вернуться, стоило бы оставить свидетельство об этом.

Немецкий архитектор Йенс Каспер, который переделал фашистский бункер в Берлине для галереи современного искусства, говорил: «Мы старались полностью сохранить фасады – ведь бункеры уничтожают, они уходят», но он вовсе не хотел сказать, что война – это прекрасно. Внутри он кое-где оставлял следы от снесенных перекрытий или следы от места прикрепления бункерных унитазов, чтобы видно было, как вынуждены были существовать люди в период войны. А местами сохранил граффити знаменитого ночного клуба, который там был после падения Берлинской стены. Получилось место, где искусство, даже коммерческое, существует в живом историческом контексте, в пространстве памяти.

Память и размышления – это, правда, совсем не то, что пока обсуждают применительно к музею современного искусства в Москве. Совриск – это необычное развлечение, к которому прилагаются ресторан, книжный и wi-fi, ставшие прямо-таки камнем преткновения на дискуссии. Арт-дилер Николай Палажченко высказал мнение, что такой продвинутый сервис – это способ «легитимировать какие-то вещи, показывать, что бумажка, почеркушка на стеночке или какашка, выложенная под колпаком, – это действительно  искусство. И вот эти маркеры музея дают легитимность современному искусству. Другой вопрос, что если при этом хамят и негде попить кофе, купить книжку, да еще и грязные туалеты, то восприятие искусства, наверное, лучше не станет». Это вполне мне объяснило грубость сотрудников некоторых старинных российских музеев изящных искусств – им легитимировать ничего не нужно, когда у вас Рембрандт, то можно не вешать туалетную бумагу и потчевать прошлогодними бутербродами. Проблема в том, что современное искусство – отнюдь не бессмысленная какашка под стеклом, за которую нужно оправдываться «запахом вкусных коржиков».

Темой произведения может стать даже «перепревшая советская еда», если ее предлагают не в буфете, а в произведении как тему для размышлений. Но если понимать современное искусство как предмет роскоши – то размышления как раз ни к чему, их должен забивать уровень комфорта, эдакий аналог «музака» в супермаркетах, помогающий продать побольше. Но музей ведь – некоммерческое заведение? Алексей Лебедев, заведующего Лабораторией музейного проектирования, подчеркнул разницу между ролью арт-директора в музее и в художественной галерее: «Нюанс состоит в том, что, когда дело происходит в музее, он играет в команде зрителя. А когда в галерее – то в команде художника, потому что у них общая цель – продать». Палажченко ответил ему, что «у многих галерей гораздо больше музейных признаков, а у многих музеев есть признаки галерей. Существует практика, когда в музее можно купить какие-то вещи».

Какие же вещи продает музей, кроме произведений? Палажченко полагает, что любой «музей через свои выставки и экспозицию формирует реальность, сообщает нам какие-то вещи об окружающем мире. Если это музей современного искусства, то он дает нам картину – правильную или неправильную – мира современного искусства». Зачем оно только нужно - такое искусство, которое дает картину самого себя и ничего больше… Остальное не важно: «Государственный это музей или федеральный, московский или частный – это интересует меньше одного процента людей, которые в эти музеи ходят».

Однако, вопреки распространенному мнению взрослых о юном поколении, которое должно заботиться только о карьере, обеспечении для себя высокого уровня комфорта и всяких новых гаджетах – молодежь интересуется всякими старыми гадостями. Выставка «Архив будущего музея истории» (до 6 января 2013), сделанная в музее «Пресня» при поддержке фонда «Виктория – искусство быть современным». Надо сказать, что фонд «Виктория» последователен в своем внимании к проектам молодых художников, работающим с музеями – они также помогли осуществить выставку «Президиум ложных калькуляций» в Музее предпринимательства и меценатства. Авторы выставки в музее «Пресня» – слушатели проходивших там же лекций и мастер-классов ведущих русских и западных историков, художников и философов, состоявшихся в рамках проекта «Педагогическая поэма». Они утверждают, что музей не только не может быть «идеальным», но не может быть и объективным.

Выставка "Архив будущего музея истории", музей "Пресня".

Историк и политический активист, один из инициаторов и участников проекта, Илья Будрайтскис рассказывает, что постоянная экспозиция музея «Пресня», которую мы видим сейчас, создана в 2000-х годах. Мы бы об этом не задумались – «конечно, старое, до перестройки, если про революцию». Но участники выставки извлекли из архивов музея фото старой экспозиции 70-х годов, скучные красные стенды с черно-белыми фотографиями, обязательным бюстом Ленина. Тут зритель осознает, что представленное в музее сейчас – это одна из версий прошлого, так было не всегда. Сейчас все выглядит намного увлекательней, чем в 70-е, но как сказал Будрайтскис, мы можем иметь претензии к «тому» государству, но к «тому» музею претензий нет – ведь он пропагандировал государственные идеи соответствующим образом. Чей это музей теперь? Какие идеи он транслирует?

Илья Кабаков, "Анна Евгеньевна Королева: Чья эта муха?" , 1987, Коллекция музея актуального искусства Art4.ru,

Из статуса историко-революционного подобные музеи после перестройки были переведены в историко-мемориальные – первая формулировка была динамичной, оксюморонной, вторая статична и напоминает о надгробии. Музей уже не выражает государственной политики, что вместо этого – непонятно.

Сначала авторы выставки планировали встроить свою экспозицию в постоянную, но теперь это можно видеть только в макете. Руководство Музея современной истории Москвы, частью которого является «Пресня», не разрешило внедряться, потому что это может нарушить объективность нынешней экспозиции, и выставка разместилась в отдельном зале для временных экспозиций.

Претензия на объективность для исторического музея – это парадокс. «Идеальная история» может быть только чьей-то фальсификацией, всегда есть факты, которые ей противоречат. Постоянная экспозиция «Пресни»: вот на манекенах отглаженные мундиры жандармов, а снизу кандалы и средневековый жилет для пыток из кожи, который в идиллической усадебно-дворянской «России, которую мы потеряли» вымачивали в воде, надевали на подозреваемого, сушили  и потом  уже человека допрашивали. Литографии Кустодиева с апокалиптическим образом гигантского скелета, который давит людей ногами на милых улочках старой Москвы, и идиллическим видением Добужинского России как Кремля-ковчега, который стоит посреди затопленной России. Рядом - листки из блокнота жандарма с краткими записями о революционерах -  «пойман, объяснения дать отказался» и крестики под ними, обозначающие «расстрелян на месте».

Где же упоминания о тех, кто был расстрелян и замучен революционерами? Они есть на других выставках в Музее современной истории России. Но там они даны без кровавых зверств царизма. Это не объективность, а релятивизм, желание сделать всем комфортно. Лишь бы не выясняли, кому комфортно на самом деле.

Стартовой точкой экспозиции можно считать  распечатанную на большом баннере цитату из концепции новой стационарной экспозиции музея «Пресня»: «Музей не претендует на то, чтобы раскрыть предпосылки революционных кризисов, потрясавших Россию в течение ХХ столетия. При этом мы стоим на той точке зрения, что революционные катаклизмы порождаются неспособностью государства, политических сил найти пути мирного обновления…». Вообще ход очень хороший – представить зрителю документ скорее внутреннего пользования, напомнить, что музеи не просто развлечение, а у них есть концепция, продуманный способ влияния на зрителя. Создатели концепции музея 2000-х признаются, что в период, когда скорее принято считать крепостное право «золотым веком» России, они не претендуют на оценку революции, но - предпосылки для нее были.

Под баннером с цитатой на подиуме лежит концепция музея 80-х годов – наугад открываю страницу. Из прочитанного на ней: «Черная книга» Прохоровской мануфактуры», причины увольнения: «Разочтен за подговор мальчиков, чтобы просили жалованья», «Как ненадежный человек. Многознающий». Если это причины для увольнения – ожидать зарплаты за сделанную работу и стремиться к знаниям, то у нас сейчас вроде бы опять предпосылки.

Эта книга была извлечена из постоянной экспозиции музея, многие другие альбомы и фотографии были найдены в «отходах производства истории», материалах, не принятых в коллекцию, остатков от прошедших выставок и того, что не вписывалось в концепцию. Все это было не каталогизировано, но, тем не менее, является подлинным документом прошлого – просто не вписывается в ту историю, которую нам рассказывают в постоянной экспозиции.

История всегда кем-то сделана – участники выставки «Архив будущего музея истории» проявляют этот факт. И музей, какой бы тематике ни был посвящен, естественнонаучной или литературной - это тоже определенная версия истории.

В католической школе версия Большого взрыва не предусмотрена, правильный ответ - Землю создал Бог.

Вопреки заявлению Николая Палажченко на дискуссии в «Ударнике», что «сейчас для зрителя, даже достаточно подготовленного и продвинутого, малозначимой является форма собственности и организационно-правовая форма площадки», для молодежи оказывается важным выяснить, кто и почему транслирует те или иные идеи. Не обязательно даже интересоваться революцией и жить в России – выпускник Школы современного искусства Sotheby’s Андрей Шенталь критикует галерею Тейт Модерн: «Проблема частного спонсорства – одна из самых важных этических проблем современного искусства. Усиливающаяся роль частного капитала в финансировании музея напрямую отразилась на всей выставочной политике: здесь до сих пор превалируют материальные носители, в большом проценте работ соблюдается модернистский принцип автономии относительно окружающей действительности». И даже неудобный для продаж и коллекций жанр освоен: «Инсталляция уже необязательно сопротивляется коммодификации, потому что теперь она часто переносится и оплачивается. Даже если это не так, она обычно используется художниками и дилерами как товар, продаваемый с убытком ради более ходовых товаров». Житель страны, где с арт-рынком все в порядке, а в музеях комфортно, интересуется все же и основаниями существующей презентации культуры. Как получается, что мы видим искусство именно таким?

Снова цитирую Андреаса Гюйссена: «в идеале музей под руководством просвещенных кураторов в состоянии сдерживать напор политической борьбы за память. Будучи культурным и общественным учреждением, музей является хранителем различий между прошлым, настоящим и будущим». Получается, что выставка в музее «Пресня» близка к идеальному европейскому музею - она выявляет момент «производства истории».

Впрочем, намерения участников «Архива будущего музея истории» достойны уважения, но результаты несовершенны. Это вполне объяснимо – сложно ожидать зрелищного произведения искусства от, например, первого опыта человека, который учился на юриста, но полюбил современное искусство. Впрочем, Кандинский тоже в 30 лет бросил юриспруденцию ради живописи и сами знаете, как много достиг – даже премию его именем назвали. А у художника с опытом возникают сложности с представлением о том, что такое экспонат исторического музея: Арсений Жиляев представляет самые обычные мужские рубашки на подиуме.

Впечатлиться ими сложно, если не знать, что это рубашки рабов, которых в течение десяти лет держали в плену владельцы продуктового магазина на Новосибирской улице в Москве. Рубашки подлинные - после спасения пленников перед отправкой домой некоторых из них поселил в свою мастерскую Жиляев. Но подлинность этих рубашек не восхищает – отчасти потому, что среднеазиатские рабы не представляются нам героями современности, и фетишизм по отношению к предметам пролетарского быта свойственен немногим. Ну и потому, что такие рубашки можно купить в любом магазине – а «настоящее», то, что происходит сейчас,  мы не воспринимаем как историю - только то, что уже прошло.

Фотография выставки костюма, проходившей в музее "Пресня" после переестройки. Оранжевые жилеты уличных рабочих вместо красных флагов на выставке "Архив будущего истории"

Работа Константина Новикова, серп и молот, выложенные из спичек на вышитой серебром подушечке - о связи старообрядцев и революции 1905 года. Чтобы ее понять, надо знать, что это подушка для молитвы, спички тут появились в связи со старообрядческой традицией самосожжения, а фабрикант-революционер Николай Павлович Шмит, фото памятника которому также входит в работу, тоже был старообрядцем.

Чтобы зритель мог узнать все истории, которые скрываются за странным набором предметов в экспозиции, будут организованы экскурсии. Потому что просто так всего не поймешь.

Обозреватель «Коммерсанта» Валентин Дьяконов пишет: «Бюсты близких по духу мыслителей лежат в пыльном углу. Рядом с Марксом валяется Адорно, а рядом с Адорно — не кто иной, как Борис Гройс, известный в левом движении только тем, что прочел лекцию у памятника Абаю». Почему они в углу и почему Гройс и Маркс рядом? Эти бюсты -результаты мастер-класса по лепке, для многих участников первый опыт работы в пластике, и наверняка авторы передумали их ставить на стеллаж вместе с другими произведениями из соображений самокритики. Гройс тут не случайно - это тоже работа Константина Новикова, которого впечатлила книга Гройса «Коммунистический постскриптум».

Возможно, самый ясный проект на выставке – картины ссыльных, отобранные искусствоведом Глебом Напреенко в запасниках музея. Интересно его личное отношение, связь с современностью, которую он выстраивает – его пугают последствия митинга 6 мая 2012 года, возможность быть осужденным и оказаться в тюрьме, даже если ничего противозаконного не совершал. Кажется, он представляет себя в роли ссыльного и понимает, что «там» занятия искусством будут уже не профессией, а попыткой выжить и сохранить свою идентичность.

Глеб Напреенко, "Живопись ссыльных": В.В. Штольтефорт, "Политкаторжане на молитве", 1890-1900. E.В. Барамзин, "Мишка".

Одно из достоинств этой выставки – честность и искренность. Валентин Дьяконов это не оценил и трактовал название «Педагогическая поэма» так: «Для левых интеллектуалов России, отличающихся даже по московским меркам невероятным высокомерием, мы все — беспризорники или, вернее, Иваны, не помнящие родства с грандиозной эпохой социальной справедливости, равенства и братства (имеется в виду СССР, если кто не понял)». Высокомерие здесь,  скорее, в позиции критика, который не заметил, что «Педагогической поэмой» называется не выставка, а предшествовавшая ей образовательная программа. Которая, кстати, была посвящена не тому, как сделать выставку, а изучению теории истории, истории музеев, опыту западных художников в области общественной работы... Участники проекта не пытаются кого-то научить, но учатся сами.

Работа Ильи Будрайтскиса - это его собственная книжная полка, перенесенная в музей, история того, как он полюбил революцию и стал социалистом. На ней есть и недавно изданные книги, такие как «Что такое классика?» и «Надоело. В защиту обыкновенного марксизма» советского искусствоведа, философа Михаила Лифшица. Очень кстати на этой выставке вспомнить его статью Non finito: «Намеченное, но не получившее законченной формы и даже оставленное в пути имеет свои права. Эти слова принадлежат одному из великих деятелей итальянского Возрождения. […] Неосуществленное входит в общий баланс осуществления целого и часто бывает ближе к сердцу его, как первый набросок может быть ближе к цели, чем законченная картина. Нельзя ценить только победителей. Иначе мы оправдали бы горькие слова поэта:

О, люди, жалкий род, достойный слез и смеха,
Жрецы минутного, поклонники успеха!»

Далее Лифшиц в своей статье цитирует Ильина: «Все, что не было создано в прошлом, что представляется нам как "прошедшее несовершенное", imperfectum, оказывается материалом, подлежащим дальнейшему воплощению, становится настоящим и будущим. Сама оригинальность таланта является иногда способностью обратить внимание на то, мимо чего человечество прошло».

Те, кто сделал эту выставку, исследуют несовершенное прошлое, поэтому и сама экспозиция оставляет ощущение этого non finito. Неслучайно первым экспонатом на входе стал неосуществленный проект постоянной экспозиции неизвестного автора, найденный участниками выставки в «чулане» музея. В проекте «революция» дана радикально, без единого исторического экспоната - в пластических ощущениях от геометрических форм и цветных плоскостей, напоминающих о массовой агитации 20-х годов. В этом интерьере - три фотографии фасадов советских многоквартирных домов – с постепенным приближением, на третьей видны только стыки между панелями, клетки для людей. Вместо лозунгов – фраза, разбитая на три части и повешенная динамичными диагоналями: «Трех фотографий, этой и двух последующих,/достаточно, чтобы помочь вам».

Макет проекта постоянногой экспозиции музея "Пресня". Автор неизвестен. Выставка "Архив будущего музея истории".

Этот макет, музей как тотальная инсталляция, проект прошлого, который никогда не будет реализован, перекидывает мостик к выставке Ильи и Эмилии Кабаковых «Памятник исчезнувшей цивилизации» в галерее Red October (до 31 января 2013 года). Тридцать семь инсталляций, созданных в разные годы объединяются в музей страны, которой больше нет - как пишет Ирина Кулик, кажется, что Кабаковы «в конце концов заново построят Советский Союз. И, наконец, подпишут его как свое произведение».

«Памятник исчезнувшей цивилизации» Ильи и Эмили Кабаковых в галерее Red October. Фото: Дарья Жмылева

Если молодые леваки обращаются к началу той страны, которая кажется им прекрасной, то Кабаков прожил в ней большую часть своей жизни, пропустил через себя этот кафкианский кошмар. Воспоминания мучительные и одновременно очень нежные, в которых глубоко личное переплетается с казенным, а искусство парадоксальным образом является способом одновременно погрузиться в забытье и запомнить навечно.

Парение и погружение – макеты комнат с инсталляциями прикреплены к стенам, и зритель видит их как будто сверху, с точки зрения летающей под потолком мухи, любимого персонажа Кабакова, но сам музей, в котором должны быть эти комнаты – придуман как подземный. Проекты и описания, фото сделанных инсталляций – то, чего уже нет, и в то же время оно  только еще будет. Плотность предметного мира прошлого возникает из его отсутствия – макеты из дерева напоминают скорее абстрактные скульптуры, все, что в них должно быть конкретного, сюжетного – описано в текстах и нарисовано в эскизах.

«Памятник исчезнувшей цивилизации» Ильи и Эмили Кабаковых в галерее Red October - макеты инсталляций. Фото: Юлия Лебедева

«Старый дубовый шкаф с точеными колонками, огромные кровати, этажерка, гигантское разбитое зеркало» - «всякая дрянь, всякий обрывок излучает пучок воспоминаний». Ненарисованная картина становится самой лучшей – «но чем это было для других, ведь они видят, понимают, что перед ними ничего нет, кроме пустой доски в трещинах, небрежно сколоченной, неаккуратно закрашенной пожелтевшими белилами? Наверное, ничем, ерундой. Но я-то верил, что картина «состоялась». В известной сказке про голого короля я был на стороне придворных, а не на стороне мальчика». Главными делами становятся те, что не сделаны: «Никогда не мог сделать то, что обещал […]«Несделанное» росло, наподобие какого-то существа, разрасталось, навеки поселялось в моих мыслях, сознании, моих нервах, никуда не исчезая, терзало и грызло изнутри, как лисенок мальчика в греческом мифе».  Самыми важными пространствами становятся кухня, где что-то вечно готовится, и коридор – «вечное ожидание». Идеальным музеем становится тот, что вряд ли будет реализован. Несуществующая страна, которую сохранил в себе Кабаков, и от которой мы так хотели избавиться – остается с нами навечно. Мы доказали, что король был голым, но теперь нам  неуютно с этим знанием.

«Памятник исчезнувшей цивилизации» Ильи и Эмили Кабаковых в галерее Red October. Фото: Дарья Жмылева

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

23:15 Замглавы МИД передал Тегерану предложения Госдепа по Сирии
23:10 Президент Италии призвал премьера не покидать пост до утверждения бюджета
22:35 Трамп и его дочь встретились с Альбертом Гором
22:25 Московские власти завершили снос третьего списка самостроя
22:18 Васильева анонсировала синхронизацию литературы и истории в школе
21:49 Минкомсвязи пригласило на работу миллион IT-специалистов
21:35 Глава правительства Франции заявил об уходе в отставку
21:01 Путин задумался о проверке правительства на употребление алкоголя
21:00 Путин поделился планами после ухода из политики
20:46 МТС отказалась повышать тарифы за рубежом
20:43 Минфин Чечни отказался от претензий к размеру дотаций
20:28 Путин объяснил засилье криминала на ТВ
20:08 Главком ВС Украины рассказал об ожидании российского удара «отовсюду»
20:07 Путин объяснил пользу замещения импорта
19:44 Фигурант дела о «крымских диверсантах» отказался от показаний
19:44 WikiLeaks выложил в сеть переписку зятя Эрдогана
19:25 86 бывших депутатов не съехали со служебных квартир
19:13 «Мемориал» признал блогера Соколовского политзаключенным
19:01 Белый дом подтвердил встречу глав США и Японии в Перл-Харборе
18:44 Формирование правительства Свердловской области практически завершено
18:40 Путин подписал закон о штрафах за недопуск газовиков к проверке плит
18:28 Путин поручил создать орган власти по адаптации мигрантов
18:23 ФАС предложила запретить госкомпаниям покупать акции коммерческих фирм
17:55 В Алеппо умерла вторая сотрудница российского госпиталя
17:53 Путин вошел в тройку людей года по версии читателей Time
17:33 Инженеры выяснили причину перегрева Galaxy Note 7
17:27 Европа определилась с приоритетами в космических исследованиях
17:13 В разбившемся в Югре автобусе мог пропасть видеорегистратор
17:09 Кировский суд отказал в возвращении дела «Кировлеса» в прокуратуру
16:51 Чечня пообещала добиваться увеличения бюджетных дотаций
16:37 Путин пригласил избранного президента Узбекистана в Россию
16:26 Медведев решил «ограничить аппетиты» чиновников при госзакупках
16:08 Ливийские военные освободили Сирт от ИГ
16:01 Шувалов сообщил об изменении условий поддержки ипотеки
15:47 Минобороны подтвердило гибель в Сирии российского медика
15:41 Песков прокомментировал потерю второго истребителя с «Адмирала Кузнецова»
15:25 Дадина перевели в колонию в Кировской области
14:49 СМИ сообщили о гибели в Алеппо российской медсестры
14:47 Дело о ДТП в Югре передано Главному следственному управлению СКР
14:41 В конце дня шахматисты склонны к более рискованным ходам
14:32 Президентом Узбекистана избран Шавкат Мирзиёев
14:29 Минкомсвязи обсудит с прокурорами зарплату главы «Почты России»
14:08 Арбитраж в Киеве обязал «Газпром» выплатить 6,8 млрд долларов
13:54 «Почта России» запустила свои самолеты
13:26 Источник сообщил о падении в море второго истребителя с «Адмирала Кузнецова»
13:26 Цена барреля Brent впервые за полтора года превысила 55 долларов
13:15 Правительство немного снизило прожиточный минимум
12:56 После гибели детей в аварии в Югре ужесточили правила перевозки
12:52 СМИ: один из самых успешных проектов в области российского ритейла начался с любви к Айн Рэнд
12:51 ООН запросила на гуманитарную помощь рекордные 22,2 млрд долларов
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.