Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
7 декабря 2016, среда, 19:23
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Северный Кавказ: сложности интеграции. I. Этничность и конфликт

Мы публикуем первый из докладов Международной кризисной группы, исследующих причины конфликтов на Северном Кавказе и проблемы, с которыми Россия сталкивается в процессе его интеграции. В докладе «Сложности интеграции (I): этничность и конфликт» описаны межэтнические противоречия, вскрывшиеся после распада Советского Союза. Во втором докладе «Сложности интеграции (II): Исламский фактор, вооруженное подполье и борьба с ним» анализируется рост влияния фундаменталистского ислама, конфликт между суфиями и салафитами, вооруженное подполье и борьба государства с ним. Третий доклад (будет обнародован в ближайшие месяцы) посвящён исследованию качества государственного управления, вопросам верховенства права и развития экономики, и включит в себя рекомендации по вопросам, затронутым во всех трех частях этой серии.

I. ВВЕДЕНИЕ : II. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА : A. Этнокультурное многообразие : 1. Этнические особенности : 2. Религия : 3 Социальные институты, практики и обычаи : B. Колонизация и присоединение к российскому государству : C. Правовые и социальные предпосылки напряженности : III. ЧЕЧЕНСКИЙ КОНФЛИКТ : A. Этнический сепаратизм  и первая война :  B. От сепаратизма к исламизму : C Вторая война : 1 Стратегия безопасности : 2. «Чеченизация» конфликта : 3. Современная Чечня : IV. ДРУГИЕ ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ И ОЧАГИ НАПРЯЖЕННОСТИ :  A. Осетино-ингушский конфликт : B. Дагестан: трудности восстановления исторической справедливости : C. Кабардино-Балкария: земельный конфликт : D. Столкновения в  Ставропольском крае : V. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ : A Автономия: требования ногайцев  о создании самостоятельной административно-территориальной единицы : B. Равный доступ к власти:  требования кумыков об этническом представительстве : C. Разделенные народы: лезгины Дагестана и Азербайджана : D Историческая несправедливость  и реабилитация: черкесы : E Признание в качестве отдельной этнической группы: казаки : VI. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : ПРИЛОЖЕНИЯ : Карта Северного Кавказа : Список Аббревиатур : Словарь терминов : Этнические группы Северного Кавказа с указанием их численности : О Международной кризисной группе : Доклады и брифинги европейской программы Кризисной группы с 2009 г. :  Попечительский совет международной Кризисной группы

 

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

Вооруженный конфликт на Северном Кавказе – самый кровопролитный в современной Европе, и не похоже, чтобы противостояние близилось к завершению. Государство ведет борьбу с вооруженными нападениями, ответственность за которые изначально принимали на себя чеченские сепаратисты, а в настоящее время – вдохновленные идеями джихада боевики, наносящие удары по Москве, другим крупным городам и многим населенным пунктам Северного Кавказа. Контртеррористическая стратегия России, основанная преимущественно на силовых мерах, оказывается не в состоянии устранить многочисленные причины конфликта, подпитываемого этническими, религиозными, политическими и экономическими противоречиями, преодоление которых требует гибкого и комплексного решения. Москва все больше осознает проблему и опробует новые подходы для более эффективной интеграции региона, который окончательно вошел в состав Российской империи лишь в XIX веке и с тех пор представлял собой серьезный вызов для российского государства. Многообразие этнических групп и религиозных течений, разный исторический опыт и политические предпочтения еще больше осложняют задачу по снижению напряженности в регионе и его интеграции с остальной частью страны. Понимание этого многообразия крайне важно для того, чтобы предпринимаемые политические шаги и новые законодательные инициативы способствовали урегулированию конфликта, а не дальнейшему углублению противоречий.

Вызовы, связанные с этнической мобилизацией и сепаратизмом, наиболее остро проявились в Чечне, где две кровопролитные войны унесли десятки тысяч жизней. В начале 1990-х сепаратисты стремились к полной независимости, но крах проекта чеченской государственности в сочетании с его крайне жестоким подавлением со стороны Москвы привели к трансформации национального движения в исламистское с элементами джихадизма. Чеченские боевики широко использовали терроризм как метод борьбы, а государство в ответ применяло мощную неизбирательную силу. С 2003 года власти проводили политику «чеченизации» – передачи ключевых политических, административных и правоохранительных функций в ведение этнических чеченцев. На сегодняшний день осуществлено масштабное послевоенное восстановление республики, а ее руководитель Рамзан Кадыров сосредоточил в своих руках практически неограниченную власть. И хотя число человеческих жертв существенно сократилось, качество государственного управления и пренебрежение принципом верховенства права вызывает очень серьезную озабоченность. Последствия продолжающейся активности вооруженного подполья сказываются на всем Северном Кавказе, способствуя росту мобилизации на основе идеологии фундаменталистского ислама.

Несколько межэтнических конфликтов, вскрывшихся накануне распада Советского Союза, остаются нерешенными, что способствует сохранению напряженности. Территориальный спор о статусе Пригородного района привел к полномасштабному вооруженному конфликту между осетинами и ингушами в 1992 году. И хотя российские власти выделили большие средства на возвращение перемещенных лиц и восстановление инфраструктуры в населенных пунктах, ингуши Пригородного района остаются неинтегрированными в Северную Осетию. Взаимоисключающие исторические нарративы, конкуренция за землю и возможность влияния на принятие решений подпитывают конфликты в других многонациональных республиках, особенно в Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае. Для некоторых групп характерны максималистские устремления, в том числе связанные с изменением административных границ и созданием новых этнических территориальных образований.

В настоящее время межэтнические трения не угрожают масштабным насилием, но рост напряжения вполне возможен – в том числе в связи с недавним возрождением национальных движений, имевших сильное влияние в конце 1980-х и начале 1990-х годов. Хотя создание политических партий на основе национальной или религиозной принадлежности в России запрещено, после принятия нового закона, упрощающего их регистрацию, политики с национальными программами будут иметь более широкие возможности в составе малочисленных партий. Крупные инвестиции и возврат к региональным выборам, скорее всего, будут способствовать этнической конкуренции и мобилизации, если местные общины почувствуют, что государство должным образом не защищает их права и законные интересы. Такие группы, как ногайцы, кумыки, лезгины в Дагестане, черкесы и казаки, значительно усовершенствовали свои организационные возможности и выдвигают политические требования, связанные, как правило, с реабилитацией и восстановлением исторической справедливости, государственной поддержкой родного языка и культуры, развитием большей автономии и доступом к земельным ресурсам. Напряженность возникает там, где правовая база недостаточна для решения этих вопросов, где действующие законы не соблюдаются, а полиция и местные административные органы воспринимаются как коррумпированные и ангажированные в пользу одной из этнических групп.

Многие из этих споров и трений создают питательную среду для вооруженного подполья, которое на сегодняшний день является основным источником насилия в регионе. Часть молодого поколения, которая двадцать лет назад, пытаясь отстоять свои требования, присоединилась бы к национальным движениям, разочаровалась в них и теперь предпочитает вступать в ряды исламистского подполья. Подполье все интенсивнее оперирует по всему региону, привлекая на свою сторону молодежь всех национальностей и нападая не только на федеральные силы и местную полицию, но и на гражданских служащих и представителей элиты, которые не согласны с его фундаменталистским толкованием ислама.

Редкий день проходит без нападения на сотрудников российских силовых структур или убийства предполагаемых боевиков в ходе контртеррористических операций. Так, в 2011 году было убито около 750 человек, а за первые восемь месяцев 2012 года – более 500. Снижение уровня насилия, распространившегося уже и на те регионы Северного Кавказа, которые лишь несколько лет назад были вполне мирными, кажется маловероятным. Безусловно, не только Россия и Северный Кавказ сталкиваются с угрозой со стороны джихадистских групп; правительства многих стран ищут действенные средства, позволяющие с ней справиться. Контртеррористическая политика России в первую очередь нацелена на ликвидацию боевиков путем применения грубых неизбирательных силовых мер, хотя необходимость более комплексного подхода становится очевидной и московскому, и региональному руководству.

Северный Кавказ задавлен коррумпированными институтами, неэффективным управлением, повсеместным несоблюдением законов и неравномерным экономическим развитием, что в совокупности создает вакуум, который часть недовольной молодежи пытается заполнить, присоединяясь к группам, которые, как им кажется, ставят четкие цели. Слабость государственных институтов и экономической системы подрывает усилия Москвы, направленные на интеграцию региона и борьбу с проявлениями экстремизма. Преодоление этих системных проблем также является неотъемлемым условием успешного разрешения конфликта.

В этом первом докладе, подготовленном в рамках проекта Международной кризисной группы по Северному Кавказу, описаны этнические и национальные группы региона, их требования, чаяния и конфликты. Второй доклад, публикуемый одновременно с первым, подробно исследует исламский фактор – рост исламизма (в основном салафизма), причины радикализации части этого сообщества, вооруженное подполье, а также усилия государства в борьбе с ним, в основном направленные на искоренение экстремизма с помощью жестких силовых методов, но в последнее время также включающие более мягкие средства, в том числе адаптацию бывших боевиков и диалог с салафитами. В следующем докладе будут подробно рассмотрены вопросы качества регионального управления, верховенства права, экономического развития и региональной политики Москвы, а также предложены рекомендации по вопросам, затронутым во всех трех частях серии.

 

I. ВВЕДЕНИЕ

Вооруженный конфликт на Северном Кавказе – самый кровопролитный в современной Европе. Только в 2011 году его жертвами стали не менее 1378 человек, в том числе 750 погибших – сотрудники силовых структур, гражданские лица и боевики. С января по сентябрь 2012 года были убиты 516 и ранены 397 человек. Только в одном теракте в этом году погибли 13 и ранены более 100 человек: 3 мая брат и сестра совершили самоподрыв в столице Республики Дагестан Махачкале[1]. Высокий уровень нестабильности сохраняется в регионе уже два с лишним десятилетия с момента распада Советского Союза. Самым массовым насилие было в Чечне – республике, пережившей две полномасштабные войны, и где контртеррористическая операция официально закончилась лишь в 2009 году. Но конфликт становится глубже и распространяется по всему региону, включая и те его части, что до недавнего времени оставались относительно спокойными. И хотя активность исламистского вооруженного подполья является самым заметным проявлением нестабильности, ее подпитывают нерешенные межэтнические противоречия, социальные проблемы и трудности интеграции региона, с которыми исторически сталкивалось российское государство.

Даже сегодня многие жители других регионов Российской Федерации считают Северный Кавказ «внутренним зарубежьем» – непохожим, дестабилизирующим и недостаточно лояльным. Многие жители Кавказа испытывают отчужденность, вызванную дискриминацией и ксенофобией по отношению к себе. Конфликты, нестабильность и безработица приводят к значительной миграции в соседние регионы – Ставрополье, Краснодарский край, Ростовскую область и крупные города России, что, в свою очередь, становится причиной роста межэтнической напряженности, националистической риторики и насилия. Антикавказские настроения проявились особенно ярко во время событий на Манежной площади в 2010 г. и в период думской избирательной кампании 2011 года. В том же году Российская академия наук опубликовала результаты исследования, свидетельствующие о том, что 65 процентов этнических русских поддерживают идею права выхода из состава страны для тех народов, которые не хотят мирно жить вместе[2].

Недостаточная интеграция является проблемой и внутри Северокавказского региона. Здесь проживает множество этнических групп, каждая со своей идентичностью, чаяниями и устремлениями. В ранние постсоветские годы этнические противоречия приводили к вооруженным столкновениям с человеческими жертвами, но сейчас они в основном проявляются в драках, нападениях на отдельных лиц, стихийных захватах территорий, массовых протестах, политической конфронтации и угрожающей и дискриминационной риторике.

Этничность является одним из центральных элементов местной идентичности, определяющих политический и социальный статус человека. Северокавказские народы – балкарцы, чеченцы, черкесы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, осетины, русские и народы Дагестана – часто проживают компактно, имеют четкое представление о своей исторической родине, перечень несправедливостей, совершенных в отношении них в прошлом, и сегодняшних претензий к соседям, что способствует формированию жесткой и нередко нетерпимой политики по защите своей идентичности. Этнические элиты подчас используют и пытаются «капитализировать» эти требования, но если оставить чаяния этнических групп без внимания, есть риск, что межэтнические противоречия будут способствовать дестабилизации ситуации или сами станут источником насилия.

Сегодня неразрешенные межэтнические конфликты (например, в Пригородном районе Северной Осетии[3], Казбековском районе Дагестана, в Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае) не приводят к многочисленным жертвам. Тем не менее стороны конфликтов не удовлетворены существующим решением земельных споров или территориальных вопросов, а некоторые стремятся добиться изменения административных границ, но не выхода из состава России. Национальные движения, процесс возрождения которых наблюдается последние несколько лет, в поисках справедливости апеллируют к государству и судебной системе, но те оказываются не способны принимать меры и разрешать споры, особенно по земельным вопросам. По этой причине некоторые жители региона обращаются к исламскому праву (шариату), что приводит к дальнейшему ослаблению легитимности светского государства и права, которые в сознании значительного числа жителей Северного Кавказа конкурируют с альтернативной концепцией исламской государственности.

Исламистское подполье подпитывается за счет этнических трений и конфликтов. Подполье оперирует в зонах этнической напряженности, стараясь еще больше накалить обстановку, – так, теракты в Северной Осетии преследуют цель разжигания конфликта между осетинами и ингушами. Радикальные сайты обращаются к населению, пострадавшему от конфликта, и используют исламистскую риторику с целью трансформировать этнические обиды прошлого и убедить молодежь присоединиться к борьбе (джихаду) против государства и светской системы. Молодые люди особенно подвержены воздействию такой пропаганды – отчасти из-за понимания того, что ни национальные лидеры, ни правовые механизмы не смогли обеспечить должное реагирование на их этнические требования.

Салафитское течение в исламе присутствовало в регионе еще до распада Советского Союза, но за последнее десятилетие часть его приверженцев радикализовалась, приобрела боевой опыт и включилась в борьбу против государства с целью создания исламского халифата. Распространение исламистского подполья из Чечни на весь Северный Кавказ в основном завершилось к 2005 г. За последние три года резко возросло насилие в Дагестане, где нападения и взрывы стали почти повседневным явлением. Рост количества инцидентов в западной части региона говорит о том, что боевики, возможно, намерены привести свои угрозы в действие во время Олимпиады-2014 в Сочи.

В российской национальной концепции по противодействию терроризму сказано, что терроризм обусловлен существующими «межэтническими, межконфессиональными и другими социальными противоречиями»[4]; однако на практике эта концепция реализовывалась в основном посредством жестких неизбирательных силовых методов, что лишь усугубило конфликт. У части руководящей элиты страны есть понимание того, что бóльшая интеграция региона имеет важное значение для решения проблем безопасности. В ноябре 2011 года президент Дмитрий Медведев признал резкое ухудшение межнациональных отношений в России и упомянул о возможном восстановлении Министерства по делам национальностей, в 1994-2001 гг. отвечавшего за вопросы, связанные с межэтническими взаимоотношениями[5]. Он и другие высокопоставленные официальные лица называли безработицу, коррупцию и слабое экономическое развитие региона в числе причин, порождающих насилие[6]. В июне 2010 года российская делегация в Совете Европы проголосовала за резолюцию по ситуации с правами человека в регионе, основанную на критичном докладе спецдокладчика ПАСЕ, содержащем описание насильственных практик, чрезмерного применения силы и насильственных исчезновений людей[7]. С тех пор были предприняты попытки осуществления более открытой религиозной политики и внедрения новых механизмов, предоставляющих боевикам возможность возвращения к мирной жизни, а также существенные усилия, направленные на содействие социальному и экономическому развитию региона.

Проект по Северному Кавказу Международной кризисной группы будет готовить аналитические доклады и в конечном счете подробные рекомендации по мирному и устойчивому разрешению этнических и религиозных конфликтов, а также проблем, связанных с вооруженным подпольем. В этой обзорной серии докладов, состоящей из трех частей, будут рассмотрены проблемы интеграции Северного Кавказа в Российскую Федерацию. Этнические трения и столкновения затрагивают сравнительно небольшие группы (численность которых, за исключением чеченцев, составляет менее миллиона), но порождают глубокие противоречия, последствия которых могут быть разрушительными. Первые две части обзорной серии публикуются одновременно. Этот доклад посвящен этнокультурному многообразию региона, сложностям межэтнических и межнациональных отношений, а также возрождению национальных движений и требованиям, которые они выдвигают в связи с распределением земли, планируемыми инвестициями, соглашениями по границам.

Второй доклад анализирует исламский фактор, рост влияния салафизма и процесс радикализации части салафитского сообщества; вооруженное подполье, его террористическую деятельность и методы; а также антитеррористические операции, осуществляемые государством, в том числе два основных подхода к борьбе с подпольем: один, применяемый в основном в Чечне и направленный на ликвидацию боевиков и искоренение идеологии салафизма, и другой, реализуемый в Дагестане и включающий, наряду с силовыми мерами, усилия по возвращению боевиков к мирной жизни, обеспечению бóльших религиозных свобод и диалога с умеренными салафитами. В третьем докладе, который будет опубликован в начале 2013 года, будет исследована политическая и экономическая ситуация в регионе, в том числе проведен анализ действий властей в ответ на вызовы, связанные с конфликтом.

Каждый доклад этой серии посвящен отдельной теме – этничности, религиозным вопросам и экстремизму, региональным институтам – и роли этих факторов в развитии конфликтов. Вместе они ставят своей целью проанализировать и постараться распутать узлы сложных противоречий, чтобы помочь федеральному центру, региональным органам власти и негосударственным акторам разработать и начать реализовывать комплекс более эффективных законодательных и политических мер и практик (в том числе по борьбе с вооруженным подпольем). Рекомендации по проблемам, исследуемым во всех частях серии, будут опубликованы в третьем докладе.

 

II. СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА

Этнокультурное и религиозное многообразие часто приводят в качестве фактора, объясняющего высокий уровень конфликтности на Северном Кавказе. По сравнению с другими федеральными округами население и территория этого региона невелики, но представляют собой сложную мозаику многочисленных сильных культур, у каждой из которых есть собственное понятие об исторической родине, четкая иерархия этнокультурных ценностей, свои особенности традиционных институтов и практик, правовой культуры и религиозности. Однако во многих случаях именно эти особенности помогают жителям региона избегать конфликтов, справляться с противоречиями и разрешать их. Понимание социальной динамики в условиях такого многообразия является необходимым условием успешного разрешения конфликтов и интеграции.

Очертания региона в целом совпадают с границами семи субъектов Северо-Кавказского федерального округа (СКФО)[8]. Однако соседние Адыгея и Краснодарский край тесно связаны с округом и сталкиваются с подобными, хотя и менее выраженными проблемами, поэтому Кризисная группа будет охватывать их своим анализом.

 

A. Этнокультурное многообразие

1.  Этнические особенности

Северный Кавказ – край высоких гор, долин и степей, имеет небольшое (9,86 млн), но очень поликультурное население. Наиболее многочисленными из десятков национальных и этнических групп являются русские (3 178 128), чеченцы (1 335 183) и аварцы (863 884)[9]. Основными этническими группами коренного населения являются адыги, аварцы, балкарцы, чеченцы, черкесы, даргинцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, кумыки, лакцы, лезгины, ногайцы, осетины, русские, таты и шапсуги. Наиболее моноэтнично население Чечни и Ингушетии, а самым многонациональным является Дагестан, в котором проживает более 30 различных этнических групп[10].

Русский является официальным государственным языком, но в республиках также говорят на местных языках, некоторые из которых относятся к нахско-дагестанской (Северо-Восточный Кавказ) и абхазо-адыгской (Северо-Западный Кавказ) языковым группам. В ходу также тюркские языки (ногайцы, кумыки, карачаевцы, балкарцы), а языки осетин и татов относятся к иранской группе индоевропейских языков. Все они используют кириллицу[11]. Уровень владения русским языком снижается, особенно в моноэтничных республиках, но он по-прежнему является языком межнационального общения. В полиэтничных республиках уровень владения национальными языками также имеет тенденцию к снижению. Жители региона пользуются широкими языковыми правами – так, национальные языки преподают в школах, используют в средствах массовой информации и государственных институтах (таких как суды). В последнее время активисты национальных движений призывают к расширению и повышению качества школьного преподавания родного языка.

 

2.  Религия

Ислам – религия большинства населения пяти республик Северного Кавказа – преобладает на востоке региона в сравнении с западной его частью, но в целом его присутствие становится повсеместным. Большинство придерживается ханафитского и шафиитского мазхабов (мусульманская школа права и юриспруденции) суннитской ветви ислама[12]. В Чечне, Ингушетии и Дагестане широко распространен суфизм; салафитские группы становятся более заметны, особенно в Дагестане[13]. Исламизация северокавказских народов происходила в разное время, и их религиозные практики часто переплетены с этническими традициями и языческими верованиями[14]. Несмотря на преследования и физическое уничтожение духовенства в советский период, ислам удержал свои позиции – прочнее всего в Дагестане, а также в Чечне и Ингушетии.[15]

Ураза-байрам и Курбан-байрам являются официальными праздниками, количество мечетей выросло более чем в сто раз с 1980 года, а молитвенные комнаты в изобилии встречаются на рабочих местах, автозаправочных станциях и на территории университетов[16]. Исламское образование развивается и поддерживается государством, исламские университеты действуют в каждой республике, и тысячи паломников ежегодно совершают хадж в Мекку. Северокавказские лидеры (особенно на востоке региона) часто подчеркнуто религиозны, посещают религиозные мероприятия и постятся во время Рамадана.

Осетины и русские – основные этнические группы, преимущественно исповедующие православное христианство[17]. Русская православная церковь обладает большим влиянием среди христиан региона, но ее попытки навязать верующим классическую форму православия время от времени приходят в противоречие с духовными потребностями местных верующих. Так, в ноябре 2011 года возник конфликт между архиепископом Владикавказским Зосимой и осетинской паствой, которая при поддержке главы Северной Осетии[18] успешно противостояла переводу в другую республику одного из настоятелей приходов (архимандрита Антония), сторонника осетинской интерпретации православия.[19]

 

3. Социальные институты, практики и обычаи

У каждого северокавказского народа есть своя история колонизации и интеграции, свои отношения с соседями и российским государством, своя коллективная память, особенности религиозности, демографические тенденции и показатели экономического развития. Эти факторы оказали сильное влияние на социальные институты и практики, в том числе на механизмы предотвращения и урегулирования конфликтов. Народы западной части региона (Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея), как правило, лучше интегрированы с остальной частью России, и их традиционные институты и религиозные практики играют менее заметную роль в сравнении с жителями восточных республик (Ингушетия, Чечня, Дагестан).

Сильные родственные связи, правовой плюрализм и привязанность к местным культурным формам характерны для всего региона. Родственные связи по мужской линии (род, родственная ветвь) имеют некоторое значение в социальных отношениях, особенно на востоке, хотя в процессе советской модернизации они в целом утратили свои политико-экономические функции[20]. В Дагестане, например, тукхумы, родовые ветви по мужской линии (в которых, как правило, родственные связи сильны до троюродных братьев), представляют собой социально значимые образования[21]. В Чечне кланы (называемые тейпами) стали настолько многочисленными и фрагментированными, что уже не являются значимыми социальными общностями, хотя для некоторых принадлежность к тому или иному тейпу по-прежнему остается важным элементом идентичности. В Ингушетии тейпы делятся на ветви, объединенные родством по отцовской линии и называемые «фамилии», которые лучше интегрированы и имеют бóльшую социальную значимость, чем чеченские тейпы. В Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии роль фамилий ограничена в основном ситуациями сватовства и ритуальными функциями[22].

Несмотря на значительное снижение значимости традиционных институтов, по-прежнему широко бытует мнение, что клановость и традиционность северокавказских обществ объясняют повышенную конфликтность в регионе. Бывший президент Медведев несколько раз упоминал клановость на Северном Кавказе как одну из основных причин неэффективности системы государственного управления[23]; в 2008 г. суды присяжных по уголовным делам боевиков и террористов были отменены исходя из убеждения, что клановость не позволяет собрать беспристрастный состав присяжных в регионе.

Несколько местных руководителей попытались воспользоваться традиционными структурами для разрешения социальных конфликтов. Так, в 2009 году Юнус-Бек Евкуров, действующий глава Республики Ингушетия, возродил Совет тейпов (т.е. Совет старейшин тейпов), который функционирует под его эгидой[24]. Полномочный представитель президента РФ Александр Хлопонин создал аналогичный совет старейшин в Северо-Кавказском федеральном округе, но был подвергнут критике за попытки возродить архаичные средневековые традиции[25]. На Кавказе исторически сохраняется уважение к старейшинам благодаря традициям и этикету. Для укрепления своей легитимности представители власти, политики и активисты стремятся заручиться поддержкой старейшин. Иногда старейшины участвуют в разрешении земельных споров.

Разрешение споров осуществляется в рамках одной из трех правовых систем: российского права, адатов (обычного права) и шариата. Адаты передавались в устной форме, и в настоящее время являются неофициальной правовой системой, в которой правосудие осуществляют знающие старейшины. Адаты все более сливаются с шариатом, который все чаще приходит им на смену. В Чечне и Ингушетии семейные и имущественные споры, как правило, решаются по шариату, а к адатам прибегают, как правило, когда в споре есть уголовный аспект. По адатам также разрешают споры, возникающие в связи с похищениями невест, оскорблениями, публичными унижениями и прелюбодеяниями. Отсутствие единой правовой среды является важным фактором, который необходимо учитывать при анализе, медиации, урегулировании конфликтов и постконфликтном примирении в регионе.

Наиболее неоднозначная норма адата – кровная месть – обычно затягивает конфликт на многие годы, а иногда и десятилетия, особенно в Чечне и Ингушетии, а также реже в среде кумыков, аварцев и других народов Дагестана. По адату родственники жертвы по отцовской линии могут осуществлять возмездие за убийство в отношении самого убийцы либо его прямого родственника мужского пола. Адат также предусматривает «убийства чести» за прелюбодеяние, совершенное женщиной, и число таких расправ растет – особенно в Чечне, Дагестане и Ингушетии. Правовая система имеет тенденцию закрывать глаза на преступления, совершенные по адату[26]. В то же время и адаты, и шариат предусматривают широкие возможности для примирения («маслиат»), для достижения которого привлекают религиозных лидеров и других уважаемых людей и к которому приходят в подавляющем большинстве случаев непреднамеренных убийств (например, в автомобильных авариях).

Две чеченские войны 1990-х годов породили сотни новых вендетт, и многие семьи ждут возможности отомстить за преступления, совершенные в отношении их близких. За последние годы задокументирован ряд случаев (особенно в Чечне), когда представители силовых структур злоупотребляли своими полномочиями с целью мести за убитых родственников или товарищей[27]. В Чечне и Ингушетии были созданы так называемые комиссии по примирению кровников. По состоянию на август 2012 года комиссии в Ингушетии удалось достичь примирения в более чем 150 случаях кровной мести[28].

 

B. Колонизация и присоединение к российскому государству

Интеграция Северного Кавказа всегда была проблемой для российского государства. С XVI века регион стал ареной соперничества великих держав: Османской империи, Персии и России, что повлияло на восприятие жителями региона своей идентичности, особенности национально-освободительной борьбы и связи с центральной властью. Взятие Астрахани войсками царя Ивана IV в 1556 году впервые включило Северный Кавказ в сферу влияния России, а подчинение большей части территории произошло после серии войн с Персией и Османской империей в конце XVIII – начале XIX веков[29].

Казаки, первые русские поселенцы в регионе, стали важными проводниками российской политики и играли ключевую роль в охране государственной границы, особенно после поражения Османской империи в 1774 году[30]. В конце этого века экспроприация земель вызвала первое крупное антиколониальное восстание. Между 1817 и 1864 годами во время Кавказской войны российская армия, стремясь установить полный контроль над регионом, провела ряд жестоких военных кампаний. По признанию самого командующего Отдельного Кавказского корпуса Алексея Ермолова, возглавлявшего одну из таких кампаний, взбунтовавшиеся селения были разорены и сожжены, сады и виноградники выкорчеваны, а если селение помогало воюющим, его разрушали, а женщин и детей убивали.[31] Этот период до сих пор является важнейшим фактором, оказывающим влияние на идентичность кавказских народов, и отражается на их отношении к российскому государству.

Две личности периода Кавказской войны сформировали популярный исторический нарратив. Российская военная и государственная власть предстает в облике Ермолова, заслуженного и многократно награжденного офицера эпохи наполеоновских войн. Когда перед ним была поставлена задача усмирения и подчинения региона, он воспользовался «военно-экономи­чес­кими» средствами контроля и предпринимал жестокие карательные меры в отношении населенных пунктов, подозреваемых в пособничестве бунтовщикам[32]. Его преемники, командиры Кавказского корпуса, продолжили колонизацию региона очень жестокими методами. Это вызвало мощное сопротивление, в основном среди обитателей территории современной Чечни и Дагестана, которые с конца 1820-х гг. сражались под знаменами газавата (священной войны).

Второй фигурой, олицетворившей сопротивление, стал имам Шамиль, который сражался с российскими войсками в течение 25 лет. Он был первым, кто в 1834-1859 гг. предпринял серьезную системную попытку создать исламское государственное образование (имамат) на территории современной Чечни и Дагестана[33]. Шамиль пытался подчинить государству местные традиционные институты самоуправления, искоренить обычное право, ввести шариат и создать государственную надстройку над автономными местными органами самоуправления. Однако деспотический стиль правления и догматичное толкование ислама в конечном итоге сделали Шамиля непопулярным, и после его пленения российскими войсками в 1859 году имамат прекратил свое существование.

Полное покорение Северного Кавказа было завершено в 1864 году, когда российские войска инициировали мухаджирство (переселение) черкесских горцев в Османскую империю[34]. В результате переселения, продолжавшегося до 1867 года, обезлюдели целые районы Западного Кавказа, массовая гибель людей и огромные человеческие страдания имели серьезные последствия на отношение адыгских народов к государству и по сей день остаются источником конфликта. Вследствие принудительного переселения за Черное море, в ходе которого многие переселенцы погибли, образовалась крупная черкесская диаспора в Турции (по разным оценкам, там проживают от 1,5 до 2 млн черкесов), Иордании (около 170 тыс.) и Сирии (около 100 тыс.). Особенно перед зимними Олимпийскими играми 2014 года в Сочи, которые должны пройти на месте этих трагических событий, некоторые группы черкесских активистов (многие из них за пределами России) требуют признания принудительного переселения черкесов актом геноцида[35].

После присоединения Россия оставила местные социальные структуры и институты в целом нетронутыми, а вовлечение жителей региона в общественную жизнь и дела империи оставалось крайне ограниченным. Тем не менее, российская администрация назначала старост селений и вводила местные суды, выносившие решения на основе шариата и адатов, хотя после 1858 года применимость шариата была ограничена вопросами религии и вероисповедания.[36] Короткий период послевоенной либерализации способствовал некоторой социально-экономической интеграции – особенно по мере того, как вложение средств в региональные городские центры побуждало жителей горных районов переселяться на равнину и приобретать новые трудовые навыки, овладевать языками и привыкать к иным социальными порядкам.

Горская республика – конфедерация, образовавшаяся в 1917 году после распада Российской империи и начала Гражданской войны, была единственной серьезной попыткой объединить народы Кавказа в общее независимое государство. После установления советского правления была предпринята еще одна попытка административного объединения, однако Горская Автономная Советская Социалистическая Республика, часть Российской Советской Социалистической Республики, была упразднена в 1924 году, и с тех пор попыток возрождения общего северокавказского политического объединения практически не было[37].

В 1923 году большевики приступили к первому масштабному региональному проекту, направленному на экономическую и политическую интеграцию, и внедрению советского права[38]. Все признанные этнические группы получили статус исторических наций, но, поскольку у некоторых к тому моменту не было письменной истории, ее часто заново создавали советские историки. Представители коренных народов получали образование, их выдвигали на руководящие должности в учебных заведениях, на предприятиях и в административных органах новообразованных территорий. Этническая принадлежность далее институализировалась путем поддержки местных языков, развития культуры на национальных языках и указания этнической принадлежности в паспортах. Хотя эти меры и способствовали интеграции, многие сегодняшние противоречия коренятся в национальной политике, наделившей некоторые этнические группы (т.н. «титульные нации») ограниченной государственностью и не предоставившей подобного статуса другим группам[39].

В основу нового административного деления был положен национально-территориальный принцип. Конституция 1936 года установила перечень автономных республик, во многих случаях контуры этнических территории были определены в соответствии с политической целесообразностью или исходя из представлений советских идеологов о местных народах. В обществе, где классовые различия были практически уничтожены, принадлежность к этническим группам с их неравными статусами, закрепленными асимметричной административной структурой, приобрела особое значение и стала источником продолжающейся нестабильности. Границы между административными образованиями были неточными и часто устанавливались произвольно, в дальнейшем проблема усугубилась из-за новой волны депортаций 1943-1944 годов, которые повлекли за собой ликвидацию нескольких республик и автономных областей, и снова после возвращения депортированных народов после 1956 года, когда их административные единицы были восстановлены[40].

Несмотря на беспрецедентный размах программ по поддержке национальных меньшинств в ранние годы советской власти, последующие репрессии в значительной степени нивелировали эти достижения и подорвали первоначально благожелательное отношение северокавказских народов к Советскому государству. В 1930-е гг. традиционные элиты и представители нового советского руководства подверглись систематическому уничтожению. В 1940-е гг. по обвинению в сотрудничестве с нацистами целые народы – чеченцы, ингуши, калмыки, карачаевцы и балкарцы – были депортированы (в основном в Казахстан и Кыргызстан). Депортированные массово погибали в течение двухнедельного этапа в неотапливаемых поездах в Среднюю Азию, а по прибытии умирали от голода, невыносимых условий жизни и отсутствия медицинской помощи[41]. Репрессированные народы считают сталинскую ссылку геноцидом, а последствия депортации по-прежнему оказывают большое влияние на состояние межнациональных отношений, территориальные споры и отношение к легитимности государства.

Когда в 1956-1957 годах репрессированные народы стали возвращаться из ссылки, на родине их ждали новые испытания, последствия которых не преодолены до сих пор. Дома и земли депортированных были переданы другим владельцам, в высокооплачиваемых секторах экономики ключевые должности заняли представители других этнических групп, рабочих мест не хватало, а социальная инфраструктура, включая школы, оказалась не в состоянии принять всех желающих. Возникали острые конфликты между депортированными и представителями других народов, которых часто принудительно переселяли в дома высланных. Кроме того, возвращение в некоторые районы было запрещено или ограничено, что привело к еще большему числу неразрешенных споров (см. ниже)[42]. Советский режим подавлял многие подобные конфликты, хотя столкновения на этнической почве несколько раз перерастали в массовые беспорядки (в Грозном в 1958 и 1973 гг. и во Владикавказе в 1981 г.). В течение трех десятилетий представители репрессированных народов оставались объектом дискриминации, к ним часто по-прежнему относились какк «предателям, которых помиловали, но не простили». До перестройки депортации оставались табуированной темой, но коллективная память хранила подробные свидетельства о пережитых страданиях, что приводило к делигитимации режима и способствовало социальному отчуждению вплоть до наступления эпохи гласности, когда многочисленные публичные дискуссии, публикации и протесты наконец стали возможны[43].

 

C. Правовые и социальные предпосылки напряженности

В ответ на эти дискуссии 26 апреля 1991 года Верховный совет РСФСР под председательством Бориса Ельцина принял закон «О реабилитации репрессированных народов», призванный восстановить историческую справедливость и заложить основу демократизации в межэтнических отношениях[44]. В законе были осуждены репрессивные акты советской власти по отношению к репрессированным народам как «политика клеветы и геноцида», и они были объявлены «незаконными и преступными». Закон также дал определение понятия «репрессированные народы»; отменил все положения и правовые акты (в том числе изданные органами местного самоуправления), являющиеся дискриминационными по отношению к жертвам репрессий, признал ответственность государства за возмещение ущерба и наметил конкретные меры в этом направлении.

Две статьи закона, предусматривающие право на «территориальную реабилитацию» репрессированных народов, легитимировали и укрепили требования к изменению территориального статуса-кво[45]. И хотя закон установил, что в процессе реабилитации не должны ущемляться права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на территориях репрессированных народов, в нем не были предусмотрены механизмы обеспечения бесконфликтной передачи территорий, вследствие чего конфронтация между затронутыми им общинами стала стремительно нарастать. Вместо обеспечения равенства и примирения закон способствовал этнической мобилизации жертв репрессий и росту защитного национализма среди других народов, чьи интересы были затронуты.

Ряд недавно изданных законов также способствует межэтнической напряженности. Законы об отгонном животноводстве стали источником многочисленных земельных споров. Отгонное животноводство основано на сезонных перемещениях стад между горными районами и равниной[46]. В советское время большинству горных хозяйств Дагестана были выделены значительные участки на равнине, а для чабанов и их семей построено сезонное жилье и прочая инфраструктура, которые постепенно разрослись во временные населенные пункты (т.н. кутаны). В Дагестане более 100кутанов превратились в постоянные поселения, но при этом они остаются незарегистрированными, их жители являются субъектами своих горных муниципальных образований, а власти равнинных районов практически не обладают средствами воздействия на них. Это создает целый ряд административных проблем, большую дополнительную нагрузку на социальную инфраструктуру и вызывает трения между обитателями кутанов и жителями близлежащих селений, которые часто относятся к разным этническим группам. Время от времени споры перерастают в столкновения с участием сотен людей. В Кабардино-Балкарии равнинным хозяйствам были выделены горные пастбища, ставшие впоследствии главным предметом споров.

Несмотря на этническое и культурное многообразие, в сельской местности этнические группы в основном проживают компактно и территория все еще в значительной степени воспринимается как этническая собственность одного из народов. Контроль над территорией дает право диктовать правила игры и поэтому является основным источником борьбы. Там, где этнические группы расселены дисперсно, удовлетворение подобных претензии представляет собой особую сложность, поэтому в таких случаях более распространенными требованиями становятся равный доступ и более полное представительство в органах власти.

 

III. ЧЕЧЕНСКИЙ КОНФЛИКТ

Чеченский сепаратизм – самый яркий пример мобилизации на основе коллективной памяти о репрессиях, оказавшейся под запретом в советское время и трансформированной национальными лидерами в требования полной независимости. Возникший в результате конфликт оказал глубокое влияние на весь Северный Кавказ, в особенности на Ингушетию и Дагестан, которые приняли внутренне перемещенных лиц и куда распространились боевые действия и спецоперации. Сейчас сепаратистский конфликт в значительной степени замещен исламистским подпольем, которое оперирует не только в Чечне, но распространилось и на соседние республики.

В 1991 году массовые митинги, последовавшие за провалом августовского путча, смели коммунистическое правительство Чечено-Ингушетии, и президентом «суверенной и независимой Чеченской Республики Нохчи-чо» был провозглашен лидер Общенационального конгресса чеченского народа Джохар Дудаев[47]. Первая война, официально названная «операцией по восстановлению конституционного порядка и разоружению незаконных вооруженных формирований», началась в 1994 году, когда российские власти направили войска для возвращения отколовшейся республики. Чеченское национальное движение постепенно радикализовалось по мере того, как боевики принимали исламистскую риторику и идеологию и перенимали джихадистские тактики. После вторжения чеченских боевиков в Дагестан и последовавшей за этим волны террористического насилия в августе 1999 года Москва приступила к так называемой «контртеррористической операции» – а на самом деле начала очередную полномасштабную войну, которая официально закончилась лишь в 2009 году.

 

A. Этнический сепаратизм и первая война

С 1991 по 1994 год Чечня была де-факто независимой и пыталась построить функционирующее этнократическое государство; но к 1993 году экономика, система образования и социального обеспечения практически рухнули, и более 90 тыс. русских и русскоязычных жителей покинули республику. Чечня превратилась в свободную экономическую зону и в этом статусе стала активно использоваться как чеченскими, так и российскими коррумпированными гражданскими и военными кругами[48]. В 1993 году возникла сильная оппозиция Дудаеву, организовавшая массовые митинги с требованием создания функционирующего государства и заключения договора с Россией; в ответ Дудаев разогнал парламент и закрыл оппозиционные газеты. В то время мирное урегулирование с предоставлением Чечне широкой автономии было еще возможно, но Дудаев безуспешно настаивал на личной встрече с Ельциным для обсуждения вопроса о статусе республики. В декабре 1993 года после выборов в Думу, на которых националисты и коммунисты пошатнули позиции демократов, в окружении Ельцина возобладали позиции «ястребов», и было решено, что «маленькая победоносная война» поможет укрепить положение его правящей партии. 11 декабря 1994 года российские войска вошли в Чечню[49].

Статистика полутора лет боевых действий остается спорной, но, по взвешенным экспертным оценкам, за это время погибли до 50 тыс. гражданских лиц, а несколько сотен тысяч стали беженцами[50]. В 1991–1996 годах Федеральная миграционная служба России предоставила статус «вынужденных переселенцев» 150 тыс. человек, но правозащитные организации считают, что за время войны из Чечни бежали по крайней мере полмиллиона жителей. 80 процентов экономики наряду с объектами социальной инфраструктуры было разрушено[51].

Несмотря на зверства, совершенные в ходе боевых действий обеими сторонами, связи между военными и населением, а также между российскими политиками и лидерами чеченских сепаратистов и активистами не прекратились, и доверие друг к другу полностью не исчезло. Низкому моральному духу российских войск противостояла чрезвычайно высокая мотивация чеченских боевиков. Для России война завершилась безрезультатно после подписания Хасавюртовских соглашений августа 1996 года и вывода российских войск[52]. Окончательное решение о политическом статусе Чечни было отложено до конца 2001 года. Правительство России признало нанесенный республике ущерб, и Хасавюртовские соглашения предусматривали финансирование восстановительных работ, выплату зарплат и пенсий, но все это большей частью осталось только на бумаге.

 

B. От сепаратизма к исламизму

Изначально идеологией чеченской стороны был светский политический национализм, но к 1995 году исламизация движения стала очень заметной; в этом же году муфтий сепаратистов Ахмад Кадыров объявил джихад России. После того как в апреле 1996 года российские силовые структуры убили Джохара Дудаева, чеченские боевики все больше принимали исламистскую идеологию, хотя национализм до сих пор находит отклик среди чеченских боевиков[53].

На президентских выборах 1997 года в присутствии многочисленных международных наблюдателей победил набравший 59,3 процента голосов Аслан Масхадов, олицетворявший для большинства избирателей разумное светское правление. Радикально настроенный Шамиль Басаев занял второе место, получив 23,5 процента голосов. Хотя промосковских кандидатов к выборам не допустили и многие внутренне перемещенные лица не смогли проголосовать, Москва признала Масхадова законным лидером Чечни[54].

Усилия Масхадова в сфере государственного строительства столкнулись с многочисленными препятствиями. Война покалечила общество и опустошила города и села, оставив в руинах экономику, инфраструктуру и сферу социального обеспечения. Поддержка полевых командиров быстро таяла. Лидеры военизированных группировок не были склонны соблюдать правила политической игры; многочисленные конкуренты использовали ислам для обоснования своих претензий на власть. К 1999 году оппозиция Масхадову почти полностью слилась с религиозными радикалами, которых он практически не контролировал. Уступками и предоставлением должностей в правительстве Масхадов пытался сохранить лояльность полевых командиров, но в конечном итоге это лишь способствовало разрушению государственной системы. Военизированные и преступные группировки уничтожили нефтяную промышленность (основной источник доходов), продолжало разрушаться коммунальное хозяйство, инфраструктура и транспорт. Правительство оказалось неспособным положить конец практике похищений людей с целью выкупа, некоторые из которых оказались фатальными, в том числе для иностранцев[55].

Результатом внутренней борьбы за власть и нехватки ресурсов стала радикализация политической элиты. Шамиль Басаев, как военный стратег, был одним из первых, кто понял организационные преимущества исламистских структур, их мобилизационную привлекательность и возможности получения финансовой поддержки от исламистских организаций. В 1996 году он помог иностранным джихадистам ибн аль-Хаттабу и Абу Фатху организовать тренировочный лагерь в районе селения Сержень-Юрт, где почти до начала второй войны боевики изучали идеологию джихада и методы ведения партизанской войны [56]. Через этот лагерь прошли несколько тысяч человек со всего Северного Кавказа, вернувшиеся потом в свои республики и ставшие лидерами исламистов или боевиков. После формирования фундаменталистского анклава в чеченском городе Урус-Мартан в 1997 году значительную роль в радикализации чеченских лидеров сыграл дагестанский исламист Багаутдин Магомедов (он же Кебедов). В феврале 1999 года Масхадов попытался перехватить лозунги своих оппонентов, объявив введение «полного шариатского правления».

 

C. Вторая война

К лету 1999 года на административной границе Чечни и Дагестана регулярно происходили стычки между федеральными вооруженными силами и чеченскими силами. Затем, как сообщалось, по просьбе местных исламистских сообществ Басаев и Хаттаб, возглавив группу вооруженных радикалов, вторглись в Ботлихский и Новолакский районы Дагестана 7 августа и 5 сентября соответственно, чтобы поддержать своих «братьев-мусульман» в «освобождении мусульман Дагестана от оккупации неверными»[57]. Они столкнулись с ожесточенным сопротивлением – сначала местной милиции и аварских и лакских ополченцев, затем федеральных сил.

Хотя Масхадов осудил вторжение Басаева в Дагестан, оно дало повод для укрепления позиции реваншистских кругов в российской армии и политическом истеблишменте[58]. 30 сентября 1999 года федеральные войска вошли в Чечню для осуществления так называемой «контртеррористической операции». Вторая война получила широкую поддержку общественности, средств массовой информации и практически всех политических сил России, став ключевой темой декабрьской предвыборной кампании в Думу и способствуя избранию Владимира Путина президентом.

Среди чеченских боевиков более умеренное крыло придерживалось национально-освободительной программы и ставило целью воевать против российских войск, а не с гражданским населением, как в самой Чечне, так и за ее пределами. Однако радикальное крыло чеченского сопротивления прибегло к масштабным террористическим актам, включая более 40 терактов за пределами Чечни с 1999 года, многие из которых приписывают группировкам под командованием Басаева. Также возникло крыло профедерально настроенных чеченцев, во главе которых встал Ахмад Кадыров, суфийский лидер, выступивший резко против сползания республики к радикальному исламизму (салафизму), а позже его сын Рамзан Кадыров. Ахмад Кадыров порвал с Басаевым и принял военную поддержку Москвы[59].

 

1. Стратегия безопасности

Вторая война оказалась значительно более жестокой, чем первая, боевики часто прибегали к террористическим методам, а Москва отвечала масштабным неизбирательным применением силы. Армия, хоть и лучше подготовленная, чем в 1994-1996 годах, но все еще в основном технологически и методологически не реформированная и применяющая старые тактики, воевала с применением вооружений, предназначенных для крупномасштабного конфликта. Для ликвидации небольших групп боевиков военные использовали авиацию и артиллерию, что подчас приводило к разрушению целых кварталов и населенных пунктов[60]. Успешное продвижение армии на запад осуществлялось благодаря способности генерала Трошева договариваться с местными лидерами, в то время как на востоке генерал Шаманов, продвигаясь вдоль реки Сунжа, вошел в Грозный, где быстро установил контроль над одним из районов (Старопромысловским), но за этим последовали два месяца ожесточенных боев. В конце января 2000 г. чеченские отряды покинули город, и он был занят федеральными силами[61].

На начальном этапе кампании неизбирательные бомбардировки, в особенности Грозного, и в том числе «точечные» удары по многолюдным рынкам, больницам и даже родильным домам приводили к многочисленным жертвам среди гражданского населения[62]. Достоверные данные о человеческих потерях за время второй войны отсутствуют[63]. Численность внутренне перемещенных лиц также остается спорной. В сентябре 1999 года президент Ингушетии Руслан Аушев отказался выполнить приказ о закрытии административной границы и впустил в Ингушетию почти 300 тыс. чеченских беженцев. По состоянию на конец 2001 года 12,5 тыс. беженцев из Чечни (в основном не этнические чеченцы) получили статус вынужденных переселенцев, а еще 600 тыс. чел. из Чечни были зарегистрированы как «прибывшие при чрезвычайной ситуации» (зарегистрированные по так называемой «форме N°7»), половина из них осела в Ингушетии[64].

Штурм Грозного и преследование боевиков на равнине завершились в марте 2000 года операцией у с. Комсомольское, и к весне армия контролировала бóльшую часть республики[65]. Чеченские боевики перешли к тактике партизанской войны – засадам, терактам, минированию дорог. Армия и силовые структуры применили новую тактику «зачисток», заключающуюся в блокировании населенных пунктов и задержании всех «подозрительных» граждан. Правозащитные организации сообщали о многочисленных случаях похищений и внесудебных казней во время зачисток, создавших благодатную почву для еще более ожесточенного сопротивления. С конца 2002 года эта тактика была постепенно заменена «точечными» операциями, в ходе которых небольшие подразделения задерживали конкретных личностей[66]. Тем не менее в 1999-2003 годах от 3 до 5 тыс. человек пропали без вести, сотни других были найдены убитыми с очевидными следами пыток – очень значительные цифры для населения численностью около одного миллиона человек. И хотя затем количество убийств, похищений и пыток начало сокращаться, жажда мести, которую они породили, до сих пор питает чеченское подполье[67].

К августу 2004 года все палаточные лагеря перемещенных лиц в Ингушетии были закрыты. Власти прибегали к давлению, угрозам и обещаниям компенсации за разрушенное жилье и других льгот для поощрения возвращения чеченцев в родные места. Однако лишь некоторые репатрианты смогли поселиться в 32 пунктах временного размещения (ПВР) и в пятнадцати местах компактного проживания (МКП)[68]. Небольшое число вынужденных переселенцев по-прежнему остаются в МКП Ингушетии.

 

2. «Чеченизация» конфликта

В 2003 году начался процесс «чеченизации», т.е. передачи важнейших политических, административных и военных функций этническим чеченцам. Большинство правоохранительных функций были переданы местным силовым структурам. Для борьбы с боевиками они применяли целый ряд старых и новых методов, в том числе захват в заложники родственников боевиков и поджоги их домов в карательных целях. Как утверждают правозащитные организации, получив карт-бланш и свободу от внешнего контроля, с 2004 года именно чеченские силовики несут ответственность за большинство случаев насилия в отношении гражданских лиц[69].

Местные силовые структуры изначально представляли парамилитарные формирования, в значительной степени состоявшие из бывших боевиков, лидеры которых перешли на сторону федеральных сил и создали мощные профедеральные группировки, каждая из которых контролировала часть территории республики. Постепенно они были частично или полностью «легализованы» и превратились в официальные силовые подразделения, сохранив при этом структуру командования и руководства. Так, группа Ахмада Кадырова в основном вошла в состав Министерства внутренних дел (МВД), батальоны «Восток» под командованием Сулима Ямадаева и «Запад» под командованием Саид-Магомеда Какиева вошли в состав подразделений Министерства обороны, а небольшая группа «Горец» во главе с Мовлади Байсаровым работала с ФСБ. С 2006 по 2008 год после череды договоренностей и столкновений с чеченским руководством три последних группы были расформированы или переподчинены местным правоохранительным органам. Еще сотни бывших боевиков убедили или заставили силой перейти на другую сторону – сначала под личные гарантии Кадырова-старшего, а затем его сына[70].

«Чеченизация» заключалась не только в передаче функций, связанных с правоохранительной деятельностью, но и в предоставлении этническим чеченцам контроля над политическими институтами. Этот якобы демократический процесс происходил в условиях вооруженного конфликта, в атмосфере страха и продолжающихся грубых нарушений прав человека представителями государства. По мнению независимых наблюдателей, явка избирателей стала объектом манипуляций, а результаты выборов были фальсифицированы[71].

23 марта 2003 года референдум утвердил Конституцию республики, согласно которой Чечня стала частью Российской Федерации. Ахмад Кадыров впоследствии был избран «первым президентом республики», но оставался на этом посту всего семь месяцев; 9 мая 2004 года он был убит. В августе 2005 года новым президентом стал Алу Алханов, но он ушел в отставку в апреле 2007 года, после того как сын Ахмада Кадырова Рамзан достиг тридцатилетнего возраста, позволяющего по Конституции занимать президентский пост. Все места в парламенте, выборы в который прошли в ноябре 2005 года, получили люди, преданные или зависимые от Рамзана, который с марта 2006 года возглавил правительство республики и де-факто стал самым главным человеком в Чечне[72].

Особенно после убийства Аслана Масхадова 8 марта 2005 года возможность переговорного процесса между федеральным центром и руководством чеченских сепаратистов практически свелась к нулю. «Чеченизация» позволила федеральным властям объявить профедеральную чеченскую сторону «законной властью», заклеймить боевиков как «террористов» и «бандитов» и приступить к политическому урегулированию без переговоров с основным противником. Политика «чеченизации» свела к минимуму контакты между российскими войсками и местным населением, сократила потери российских войск, но – что самое главное – были созданы чеченские силовые структуры, которые обладали гораздо более широкими возможностями для получения оперативной информации, необходимой для ликвидации вооруженного подполья. Теперь чеченские, а не федеральные силы несут ответственность за нарушения прав человека. Характер конфликта был переформатирован: из российско-чеченского он стал внутричеченским.

 

3. Современная Чечня

Несмотря на то что вооруженное подполье в Чечне не искоренено окончательно[73], преобразования в республике оказались радикальными, и сейчас ситуация с безопасностью здесь лучше, чем в соседних республиках. В 2006 году начата масштабная реконструкция, в ходе которой менее чем за четыре года были восстановлены объекты инфраструктуры, дороги, коммунальные службы и здания, разрушенные за время двух войн. Грозный приобрел новый архитектурный облик: самая большая мечеть в Европе, огромный стадион и комплекс высотных зданий «Грозный-сити», единственный на Северном Кавказе. Зимой 2012 года только в одном районе города одновременно осуществлялась реконструкция 54 улиц, а также зданий Национальной библиотеки, Национального музея и Государственного русского драматического театра. Правда, финансирование этих проектов непрозрачно, рабочие не всегда получали заработную плату, а подозрения в коррупции звучали очень часто[74]. Расчистка развалин и приведение в порядок улиц, парков и кладбищ, посадка деревьев и покраска часто производятся сотрудниками государственных учреждений, которых обязывают выходить на многочисленные субботники.

По-прежнему серьезной проблемой остается обеспечение жильем. Жители, чьи дома и имущество были полностью уничтожены, имели право на компенсацию в размере 350 тыс. руб. Однако для ее получения приходилось давать взятку в размере 30-50 процентов от суммы компенсации. Те, чье жилье было разрушено частично, не имеют права на компенсацию. С 2005 года компенсационные выплаты практически прекращены. Их получили 45 447 семей, на что было израсходовано 15,9 млрд руб., выделенных из федерального бюджета[75].

В течение нескольких лет Рамзан Кадыров проводил кампании по закрытию пунктов временного размещения вынужденных переселенцев, заявив, что такие места разлагающе действуют на чеченскую культуру и являются «рассадниками преступности, наркомании и проституции»[76]. В январе 2007 года 57 349 человек, зарегистрированных по форме-7, были сняты с регистрации, и гуманитарная помощь им была прекращена. Семь центров, преобразованных в общежития, по-прежнему работают, но власти пытаются закрыть и их, в последний раз в июле-августе 2012 года[77]. Ответственность за обеспечение жильем граждан, проживавших в общежитиях, была возложена на местные органы власти, не обладающие для этого достаточными средствами и возможностями[78]. В крупных городах многоквартирные дома восстановлены и квартиры возвращены владельцам. Некоторые семьи получили квартиры от городских властей или земельные участки в своих селах. Тем не менее тысячи людей были лишены всякой государственной помощи в восстановлении жилья[79].

Власть в современной Чечне сосредоточена в руках Рамзана Кадырова, единственного регионального руководителя, которому подчинены силовые структуры на его территории и который лично контролирует проведение контртеррористических операций. Интенсивность вооруженных столкновений и число жертв среди сотрудников силовых структур значительно снизились, хотя боевики все еще способны совершать крупномасштабные теракты – такие как взрывы террористов-смертников в Грозном 6 августа 2012 года, когда трое военнослужащих были убиты и еще трое были ранены. Правозащитные организации сообщают о том, что проблема пренебрежения принципом верховенства права сохраняет свою остроту, хотя нарушения прав человека остаются в значительной степени незадокументированными из-за атмосферы страха[80]. В докладе Совета Европы за 2010 год отмечено, что «постоянные исчезновения оппонентов правительства и защитников прав человека по-прежнему остаются, как правило, безнаказанными и не расследуются с должным усердием». Ряд оппонентов и политических конкурентов Кадырова умерли насильственной смертью[81].

Кадыров разработал собственную государственную идеологию, основанную на исламе и национализме. Он активно поддерживает развитие чеченской культуры, искусства и спорта, способствует внедрению чеченских обычаев и образа жизни, создал комиссии по урегулированию семейных споров, а также ведет кампанию по борьбе с наркоманией. Суфийский ислам стал государственной идеологией, насаждается исламский дресс-код для женщин и поощряется многоженство[82]. Значительная часть времени республиканского телевизионного вещания посвящена вопросам религии, женщины-телеведущие появляются на экране с покрытой головой, восстановлены святые для суфиев места поклонения (зияраты). В республике двадцать медресе, два исламских высших учебных заведения, три школы хафизов, готовящих читателей Корана, и более 700 мечетей. Мечети, религиозная жизнь и образование находятся под строгим контролем, и Кадыров заявляет, что будет искоренять все, что связано с салафизмом[83]. Православная церковь в Грозном восстановлена, и возвращение этнических русских поощряется. В 2012 году перед православной Пасхой все христианские кладбища были приведены в порядок, а бывшим русским жителям города был предоставлен транспорт для посещения могил их родственников[84].

В случаях нарушения прав чеченцев за пределами республики Кадыров часто вступается за них. Он и его уполномоченный по правам человека Нурди Нухажиев не раз подвергали резкой критике действия федеральных войск в первые годы второй войны, обвиняя их в грубых нарушениях прав человека, в том числе в насильственных исчезновениях. Кадыров неоднократно пытался расширить свое влияние, особенно в Ингушетии и Дагестане, где до 2008 года регулярно имели место столкновения местных силовиков с чеченской милицией. В июле и августе 2012 года между руководителями Чечни и Ингушетии произошел словестный конфликт по поводу территориальных вопросов и методов борьбы с вооруженным подпольем[85].

Кадыров пользуется гораздо бóльшей независимостью, чем другие региональные лидеры, отчасти благодаря близким отношениям с президентом России Владимиром Путиным. Он часто выступает с комментариями по вопросам международной политики, особенно на Ближнем Востоке, и поддерживает непосредственные контакты с руководством ряда исламских стран. 15 мая 2012 года на крупном конкурсе исполнителей исламских песен (нашидов) в Грозном выступил известный шейх Мишари бин Рашид Алафаси из Кувейта. Две недели спустя, после участия в конференции на тему «Исламская доктрина против радикализма» в Москве, республику посетили видные религиозные деятели, исламские ученые и официальные лица из Кувейта, Саудовской Аравии и представители международных исламских организаций[86]. Чечню нередко посещают и западные знаменитости[87]. Некоторые сепаратисты, перешедшие на сторону власти и находящиеся теперь в правительстве, говорят, что Кадыров добился больше независимости, чем Дудаев мог и мечтать, при полной российской поддержке.[88].

Серьезные усилия по установлению верховенства права, прозрачной системы государственного управления и политического плюрализма позволят улучшить международный имидж Чечни. Транспарентность и контроль за использованием государственных средств, выделенных на развитие экономики, восстановление республики и помощь гражданам могут способствовать социальному спокойствию и стабильности в обществе, а также углублению интеграции с остальной частью России.

 

IV. ДРУГИЕ ЭТНИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ И ОЧАГИ НАПРЯЖЕННОСТИ

Хотя в последние полтора десятилетия внимание общественности в основном приковано к Чечне, где людские потери были самыми большими, этнические конфликты имели место и в других республиках Северного Кавказа. Большинство этнических групп имеют территориальные претензии и земельные споры с соседями. Некоторые конфликты относительно новые и возникли в результате вынужденной и трудовой миграции, в особенности в Ставропольском крае. Пока не решен и ряд старых споров, что сохраняет и усиливает разочарования сторон, взаимные претензии и негативное восприятие друг друга, но и дает надежду на изменение существующего положения дел, в случае если политического контекст станет благоприятным. Сохраняет свою актуальность и проблема внутренних административных границ. Москва не заинтересована в их изменении, но такие нормы, как Закон «О реабилитации репрессированных народов», дают основания для перемен. Признание Москвой Южной Осетии и Абхазии (Грузия) дает сигнал о том, что изменение статуса-кво и передел границ в регионе возможны.

Этнические притязания практически всегда обоснованы стремлением восстановления исторической справедливости и требованиями национальных лидеров, основанными на этноцентрическом нарративе о былом величии и перенесенных страданиях[89]. Для народов, подвергшихся сталинской депортации, ключевым моментом истории являются страдания, массовая гибель людей и потеря имущества во время ссылки, в то время как их соседи, стремясь что-то противопоставить требованиям репрессированных о преференциях, ссылаются на более ранние преследования, массовые уничтожения и страдания, причиненные во время вынужденных переселений, а также указывают на значительные инвестиции, которые они сделали в собственность депортированных, переданную им государством[90]. Россия представляет собой асимметричную федерацию, в которой сравнимые по численности этнические группы могут иметь качественно разный политический статус: одни имеют свои административно-территориальные единицы, а другие нет. Административно-территориальное образование гарантирует доминирующей этнической группе более широкое представительство в органах местного самоуправления и полиции, а также более широкий доступ к ресурсам. Этнические группы, не имеющие такого статуса, требуют равенства.

Сегодня наиболее серьезные этнические трения имеют место между осетинами и ингушами, кабардинцами и балкарцами, вокруг ситуации восстановления Ауховского района Дагестана и среди групп, населяющих Ставропольский край. Большинство этих споров возникли после принятия закона 1991 года «О реабилитации репрессированных народов». Неурегулированные конфликты приводят к столкновениям и преступлениям на почве ненависти и могут послужить причиной этнической мобилизации и насилия, в случае если не будут разрешены и при условии изменения баланса сил на региональном или федеральном уровне. Более того, северокавказское подполье, которое борется с несправедливостью методами джихада, использует неразрешенные этнические конфликты для пополнения своих рядов.

 

A. Осетино-ингушский конфликт

Поскольку чеченский конфликт был прежде всего сепаратистским, единственным в постсоветской России вооруженным этническим конфликтом считают конфликт между осетинами и ингушами в Пригородном районе Северной Осетии. Ингуши стали жертвами сталинской депортации в 1944 году, а ингушское национальное движение, рожденное в ссылке в Казахстане, превратилось в политическую силу в конце 1980-х годов, когда его участники получили возможность открыто призывать к возвращению Пригород­ного района, который принадлежал им до депортации, и к восстановлению ингушской автономии[91]. Хотя возвращение ингушей в Пригородный район было ограничено, многие все равно вернулись в свои села. К началу 1980-х годов большинство ингушей района уже хорошо интегрировались, но предвзятое отношение к ним сохранялась, по словам осетинского историка, клеймо неблагонадежных граждан полностью сохранялось за ингушами и после 1956 года как результат работы идеологической машины и существовавших бытовых стереотипов[92].

Закон 1991 года «О реабилитации репрессированных народов» подвел правовую базу под территориальные требования ингушей о возвращении Пригородного района и способствовал этнической мобилизации обеих сторон на фоне вооруженных столкновений, которые все чаще происходили в Пригородном районе[93]. В июне 1992 года по Закону «Об образовании Ингушской республики в составе Российской Федерации» ингуши получили статус национальной республики, Пригородный район в нее включен не был. Свободный доступ к оружию и отсутствие действенных механизмов урегулирования конфликта привели к эскалации противостояния и полномасштабному насилию, охватившему район в период с 31 октября по 6 ноября 1992 года. Ингушей из Пригородного поддержали их соплеменники из Ингушетии, а к северо-осетинским силам присоединились юго-осетин­ские вооруженные формирования из Грузии.

Потери, понесенные в результате вооруженных столкновений во Владикавказе и в Пригородном районе, составили 583 человек убитыми, 939 ранеными и 261 пропавшими без вести. При этом было убито 66 военнослужащих, 130 были ранены. После того как федеральные силы развели стороны конфликта, они приняли сторону осетин и, действуя вместе с ополченцами Северной и Южной Осетии, привели к исходу с территории Пригородного района от 30 до 60 тысяч ингушей. Свыше 3 тысяч домов ингушей были разру­шены или сожжены, а большинство жителей бежали в Ингушетию или Чечню[94]. Пригородный район остался в составе Северной Осетии.

Начиная с 1994 года республиканские и федеральное правительства занимаются вопросами возвращения и реинтеграции перемещенных ингушей. Эти усилия сопровождались длительными переговорами, срывами, вооруженными инцидентами, человеческими жертвами и провокациями. Конфликт цифр – невозможность достичь консенсуса о том, сколько граждан имеет право вернуться – являлся одним из камней преткновения в этом процессе[95].

Сегодня и осетины, и ингуши говорят о том, что процесс возвращения практически прекратился. Первые утверждают, что подавляющее большинство перемещенных лиц уже вернулись в свои родные села. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в Северной Осетии проживает 28 300 ингушей[96]. Осетины заявляют, что все, кто хотел вернуться, уже вернулись, а ингуши говорят о том, что возвращение в ряд крупных населенных пунктов запрещено частично или полностью. В ряде случаев возвращению в эти села препятствовали якобы по причинам экологического характера, тогда как в других случаях, по утверждению североосетинских властей, это делалось потому, что «морально-психологический климат в этих населенных пунктах еще не созрел», а воспоминания о конфликте слишком свежи[97]. Ингушские власти называют это надуманными предлогами[98]. На что осетинские власти отвечают: «Если бы не власти Северной Осетии, никакого возвращения не было бы. Время доказывает, что наш подход оказался правильным. Время идет и люди привыкли жить вместе. Мы не хотим давить на население слишком сильно, это контрпродуктивно.»[99].

За последнее время отношения в Пригородном районе заметно улучшились. Жители сообщают, что обстановка спокойная, и, говоря о трудностях, делают упор на проблемы экономического характера, а не на вопросы безопасности – заметная перемена по сравнению с тем, что было всего несколько лет назад, когда столкновения происходили достаточно часто. В селах с этнически смешанным населением, таких как Куртат и Донгарон, враждебность и недоверие в какой-то степени сохраняются, однако процесс примирения идет полным ходом, за исключением таких сел как Чермен и Тарское, где ингуши и осетины проживают в этнических анклавах, общение затруднено, а обучение сегрегировано. Недоверие сильнее всего в тех селах, куда ингуши не вернулись. В целом столкновения происходят значительно реже, хотя время от времени все равно случаются[100].

Ингушский министр Якуб Патиев называет отсутствие возможностей трудоустройства и недостаточное представительство в органах государственной власти главным препятствием на пути к возвращению, интеграции и постконфликтному восстановлению. По его словам, ингуши, вернувшиеся в Северную Осетию, экономически ориентированы на Ингушетию. Кроме двух-трех строительных бригад, работающих во Владикавказе, ингуши Северной Осетии не трудоустроены и, хотя они являются третьей по численности этнической группой, не имеют представительства в государственных органах – лишь один ингуш занимает пост главы администрации в полностью ингушском селе Майское[101]. Осетинский министр Мурат Тхостов также связывает возможность устойчивого мира с экономическим развитием района: «Интеграция может происходить только через социальное взаимодействие в сообществах, на рабочих местах, в школах. Мы поощряем программы развития и расчитываем, что этнически смешанное образование постепенно возобновится во всех школах, включая начальные»[102]. Ситуация осложняется из-за недостатка бюджетных средств и прибывших в начале 1990-х годов осетинских беженцев из Грузии, часть которых заняла ингушские дома. В Северной Осетии по-прежнему находятся от 10 до 20 тысяч осетин из Грузии, и 3588 семей стоят в очереди на государственное жилье. Это также создает дополнительную напряженность в отношениях между осетинами и вернувшимися ингушами. Осетинские власти подчеркивают, что прочный мир и процесс примирения в Пригородном районе зависят от того, будут ли решены проблемы обустройства осетинских беженцев[103].

Несмотря на то что интеграция многих перемещенных ингушей в самой Ингушетии прошла благополучно, 385 семей по-прежнему проживают в тяжелых условиях в местах компактного проживания. В конце февраля 2011 года глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров отдал распоряжение о переселении всех переме­щенных лиц до 15 апреля 2011 года и о закрытии пунктов временного размещения до лета 2011 года[104]. Это вызвало серьезное беспокойство у перемещенных лиц, которые жаловались, что правительство хоть и выплачивает жилищные пособия, их недостаточно для найма жилья. При этом они добиваются правового решения, которое гарантировало бы продолжение государственной поддержки до окончательного решения вопроса об их обустройстве. По имеющимся данным, на перемещенных лиц было оказано незаконное давление и высказаны угрозы с целью заставить их покинуть места компактного проживания, однако МКП до сих пор не закрыты[105].

Спор о статусе Пригородного района вполне может стать причиной новых вспышек насилия. Хотя район входит в состав Северной Осетии, Закон «О реабилитации репрессированных народов» остается в силе, и ингуши не теряют надежды на изменение статуса-кво. Чтобы снизить риски повторения конфликта, всем перемещенным ингушам, желающим вернуться в Пригородный район, должна быть предоставлена эта возможность. Вернувшимся необходимо предоставить возможность обучения в этнически смешанных учебных заведениях (начиная с детских садов), равные возможности трудоустройства и представительство в органах власти. Необходимо оказывать поддержку общественным организациям, занимающимся вопросами микроэкономического развития и укрепления толерантности, с целью преодоления оставшихся предрассудков и расширения осетинско-ингушского сотрудничества.

 

B. Дагестан: трудности восстановления исторической справедливости

В Дагестане Закон «О реабилитации репрессированных народов» затрагивает интересы четырех этнических групп: дагестанских чеченцев (чеченцев-акинцев), лакцев, аварцев и кумыков. В 1944 году вместе с соплеменниками из Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики (АССР) чеченцы-акинцы (14 901 человек) были депортированы в Центральную Азию; а Ауховский район, на территории которого они проживали, был ликвидирован, села переименованы и заселены лакцами из горной части Дагестана, зачастую насильно и с много­численными жертвами, и в результате появился вновь созданный Новолакский район. Три крупных чеченских села были переданы соседнему Казбековскому району и заселены аварцами[106].

Несмотря на то что в 1957 году чеченцы вернулись на Северный Кавказ, возвращение в Казбековский район было ограничено[107]. Начиная с конца 1980-х годов чеченцы-акинцы активно добивались восстановления своего этнического района, и после принятия закона о реабилитации в 1991 году IIIСъезд народов Дагестана дал на это согласие, а также на возвращение жилья чеченским семьям на территории Новолакского и Казбековского районов. Руководство Дагестана и Российской Федерации договорилось с лакскими лидерами о переселении лакцев в населенные пункты на территории Кумторкалинского района, расположенные вокруг столицы республики Махачкалы. Аварцы отказались переезжать и согласились на совместное проживание с чеченцами-акинцами. В период с 1992 по 2010 год были переселены 5378 лакцев, построены коммуникации, школы и больница. Однако на сегодняшний день по меньшей мере 5 тысяч человек еще ожидают переселения, так что процесс пока не завершен, хотя правительство утверждает, что это произойдет к 2013 году, также как пока не произошло восстановление Ауховского района. Хронической проблемой при реализации программы переселения стала нехватка и задержка финансирования[108].

Часть лакцев теперь жалеет, что согласилась переселиться, так как на выделенные им земли исторически претендуют кумыки, что влечет за собой новые трения. Лакцы жалуются на неплодородность земель в Кумторкалинском районе, а компенсацию за утраченное имущество считают недостаточной. Некоторые лидеры говорят о том, что, лакцы – народ исторически лояльный по отношению к Москве, но это никогда не ценилось, и предупреждают, что, если до 2013 года ситуация не изменится, они мобилизуются и возродят свое национальное движение[109]. Другие настроены более оптимистично и полагают, что отделение от чеченцев было необходимо для сохранения лакцами своей этнической идентичности[110]. Больше всего довольны те, кто переехал в новое жилье, – они озабочены не вопросами безопасности, а состоянием инфраструктуры[111]. Проблемы безопасности и напряженность существуют в селах смешанного проживания с чеченцами.

В процессе восстановления чеченского Ауховского района, которое планируется осуществить по окончании переселения лакцев в 2013 году, возможны конфликты, особенно в двух крупных селах с этнически смешанным чеченско-аварским населением – Ленинаул и Калининаул[112]. Лидеры обеих этнических групп характеризуют их взаимоотношения как «чрезвычайно напряженные». «Когда мы ставим вопрос о Ленинауле и Калининауле, государственные чиновники приходят в ужас», – утверждают чеченские представители[113]. 27-29 августа 2007 года в вооруженном столкновении с участием нескольких тысяч человек были тяжело ранены восемь человек[114]. К числу недавних стычек относится инцидент, который произошел 3 ноября 2011 года.

Чеченцы и аварцы живут параллельной жизнью: дети учатся вместе, но взрослые ходят в разные мечети. Молодежь разделена по этническому признаку и практически не общается, нередко случаются драки. Межэтническая напряженность усугубляется трудностями экономического характера: уровень безработицы высокий, – так же как и уровень рождаемости[115]. «Небольшая стычка между детьми может перейти в этнический конфликт с участием больших групп населения, причем столкновения с применением насилия случаются регулярно», – сообщил один из местных жителей[116].

Ни чеченцы, ни аварцы не чувствуют себя в безопасности. Чеченцы говорят о дискриминации и о том, что в случае конфликтов полиция их не защищает. Аварцы (самая крупная этническая группа в Дагестане) преобладают в районных силовых структурах, на административных и государственных должностях. Местные руководители отказываются возвращать селам их первоначальные чеченские названия, как это предусмотрено законом о реабилитации. Чеченцы опасаются, что нестабильной с точки зрения безопасности ситуацией в Дагестане могут воспользоваться как поводом для изменения статуса-кво. Чеченский адвокат рассказал Кризисной группе, что он построил дом в Чечне для своего старшего сына и послал его туда учиться, потому что если «что-то случится в Дагестане, аварцы воспользуются этой возможностью для того, чтобы вычистить чеченцев. Я больше не чувствую, что мои дети здесь в безопасности»[117].

Аварцы неофициально признают, что пойдут на все, чтобы сохранить существующую ситуацию и свою защищенность. Они опасаются, что, если этот район станет чеченским, придет их черед испытать на себе дискриминацию. Некоторые аварские лидеры говорят о том, что, хотя многие аварцы и признают за чеченцами право на эту землю и полагают, что аварцы не должны создавать для них трудности, «в случае серьезного конфликта дагестанские аварцы, безусловно, встанут на сторону своих соплеменников». При этом они опасаются, что, если дело дойдет до открытого столкновения, чеченцы-акинцы получат поддержку из Чечни: «Случись здесь что-то, заварится большая каша. Надо сделать все возможное, чтобы до этого не дошло»[118].

Больше всех процессом реабилитации, который изначально предполагалось завершить к 1996 году, разочарованы чеченцы. Начиная с 1992 года для лакцев был построен 1761 дом, тогда как 264 чеченских семьи получили лишь полуразрушенные дома, а в некоторых случаях – пустые участки. Общественный совет Чечни заявляет, что лакцы получили чрезмерные компенсации, в том числе мошенническим путем, за дома, в которых они никогда не жили[119]. При этом сами чеченцы получают ветхое жилье, размер их семей не учитывается, и компенсация за имущество, утраченное во время ссылки, несравнима с тем, что лакцы получают при переселении. Они задокументировали случаи того, как в 2011 году лакские семьи, получившие новые дома, нелегально продали старые, которые должны были быть возвращены чеченцам. При этом, утверждают чеченские активисты, их многочисленные жалобы остаются без реакции: «В Дагестане все забыли о том, что репрессированы были чеченцы, а не лакцы»[120].

Чеченцы также обвиняют правительство предыдущего президента Дагестана Муху Алиева, аварца по национальности, в том, что оно приостановило процесс их возвращения в Казбековский район и отменило республиканские правовые акты о реабилитации. В июле 2010 года представители Чеченского общественного совета встречались с нынешним руководителем республики Магомедсаламом Магомедовым (этническим даргинцем) и сказали ему: «Нас не волнует, если вы выжимаете деньги из федерального центра. Если у Москвы есть много лишних денег, чтобы давать их вам, нас это не волнует. Но верните чеченцам то, что им принадлежит по праву!»[121] При этом, со слов чеченских лидеров, Магомедов пообещал выполнить свои обязательства, однако пока никаких изменений они не видят[122].

В 2012 году ситуация осложнилась еще и тем, что жители трех кумыкских поселков разбили палаточный лагерь в знак протеста против переселения лакцев и образования лакского (Новолакского) района на землях, которые кумыки считают своей исторической родиной. Они требуют образования кумыкского Таркинского района на месте, куда переселяют лакцев[123]. В конце апреля республиканские органы власти сформировали комиссию для изучения этого вопроса. В октябре 2012 года председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин попросил премьер-министра Медведева выделить дополнительные 6,6 миллиарда рублей для завершения программы по переселению лакцев, обосновывая это тем, что затягивание вопроса может привести к новым этническим конфликтам в регионе[124].

Для снятия напряженности, связанной с восстановлением Ауховского района и предотвращения возможных конфликтов на республиканском уровне, необходимо сформировать многонациональную комиссию, которая выработала бы дополнительные меры по обеспечению равного доступа к трудоустройству в государственных структурах, особенно в правоохранительных органах, поддерживала культуру толерантности и способствовала преодолению концепции «этнической собственности» на землю. Также необходимо приложить большие усилия для осуществления контроля за процессом освоения средств, выделенных на реабилитацию, и не допускать их нецелевого использования. Во избежание насилия необходимы сбалансированный подход к интересам всех этнических групп и полная реализация программы реабилитации.

 

C. Кабардино-Балкария: земельный конфликт

Территориальный спор также существует между кабардинцами и балкарцами[125]. 28 июня 2011 года парламент Кабардино-Балкарской Республики (КБР) принял закон об отгонных пастбищах, согласно которому большие площади, отведенные под отгонное животноводство в балкарских районах (212 800 га), были отнесены к республиканской собственности, которая может быть арендована, но не приватизирована. Эта мера была направлена на урегулирование давнего территориального спора между двумя сообществами, однако балкарские лидеры рассматривают ее как свое поражение, посягательство на право балкарцев на землю и хозяйственную самодостаточность, а также как нарушение федерального законодательства, в том числе Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (N°131), который наделил их правами на земли, примыкающие к балкарским селам в горных районах[126]. Балкарские активисты обратились к президенту Медведеву с просьбой об отмене этого закона.

Балкарцы заявляют, что это уже не первая попытка отобрать землю, которую они считают своей этнической территорией. В 2005 году в соответствии с принятым тогда республиканским законодательством значительная часть балкарской земли была выделена в так называемые «межселенные территории», в результате чего они должны были перейти под республиканскую юрисдикцию, а два крупных балкарских села с населением около 15 тыс. человек были включены в состав республиканской столицы – города Нальчик. В 2007 году балкарцы добились отмены обоих решений в Конституционном суде[127].

Кабардинские лидеры утверждают, что притязания балкарцев на высокогорные пастбища чрезмерны, поскольку свыше 60 процентов из них проживают теперь на равнине (численность балкарского населения составляет 108 тысяч человек, что составляет менее четверти всего населения республики). Если же к остальным 40 процентам перейдут пастбища, эта небольшая часть населения получит контроль почти над половиной территории КБР, где сосредоточена основная часть ее природных ресурсов[128]. Расположенные на равнине населенные пункты уже и так густо заселены по сравнению с горными селами, поэтому, утверждают кабардинцы, балкарцы стремятся получить контроль над максимально возможными площадями в горах, с тем чтобы затем создать собственное национальное образование и отделиться от КБР, что они уже попытались сделать в ноябре 1991 года[129]. Исходя из этого кабардинцы хотят сохранить государственную собственность на землю, чтобы иметь возможность, как и прежде, пользоваться ею независимо от балкарских муниципалитетов. Республиканские власти склонны согласиться с такой позицией, как некоторые полагают, из-за того, что с 1992 года республику традиционно возглавляет кабардинец[130].

Из-за существующих острых противоречий решение Конституционного суда 2007 года так и не было выполнено, а вместо этого была учреждена примирительная комиссия, которой не удалось достичь консенсуса. Как только правительство идет на уступку одной из сторон, это моментально влечет за собой протест и мобилизацию другой. С 2008 года межнациональные отношения в республике ухудшаются, а национальные движения набирают силу. На ведущих активистов обоих движений и их офисы были совершены нападения[131]. Высшие органы федеральной власти отдают себе отчет в том, что ситуация может ухудшиться. В 2010 году полпред президента Александр Хлопонин назвал земельный конфликт в Кабардино-Балкарии «резонансной» проблемой, а в 2011 году экс-президент Медведев собрал представителей общественных и правозащитных организаций в Нальчике и подчеркнул необходимость сохранения толерантных и дружественных отношений, позже участники межнациональной конференции призвали не допустить эскалации конфликта и перехода к насильственным действиям[132].

Конфликты, связанные с региональными законами об отгонных пастбищах, существуют также в Дагестане и Ставропольском крае[133]. Необходимо сформировать федеральную комиссию по земельной реформе с целью проведения анализа и разработки мер, направленных на разрешение подобных земельных споров с учетом действующего законодательства, решений Конституционного суда и интересов всех сторон.

 

D. Столкновения в Ставропольском крае

Ставропольский край – единственный регион Северо-Кавказского федерального округа с высокой долей русского населения (81 процент, 2 232 153 чел.), однако отъезд русских в другие регионы страны и приток переселенцев из соседних республик меняют демографический баланс. Включение Ставропольского края в Северо-Кавказский федеральный округ вызвало сильный протест со стороны местных русских жителей.

Переселение русских на Северный Кавказ поощрялось в 1940-1950 гг. для заселения территорий депортированных народов. В 1970 году в регионе проживали 3 874 153 русских, т.е. 58 процентов от общей численности населения[134], тогда как на сегодняшний день там проживают менее 3,2 млн чел., или 32 процента от общей численности населения, включая Адыгею. Отток начался в конце 1950-х и в 1960-е годы, достиг пика в 1990-е годы и продолжается по сегодняшний день, преимущественно в связи с проблемами безопасности и трудностями социально-экономического характера. Особенно стремительным стал отток русских из Чечни, откуда начиная с 1989 года выехало свыше 300 тыс. человек. Если еще недавно, в 1989 году, русские составляли 25 процентов населения Чечено-Ингушетии, то теперь их лишь 1,9 процента в Чечне и 0,8 процента в Ингушетии. Доля русских в населении Дагестана сократилась с 10 процентов до 3,6 процента[135]. Многие из выехавших обосновались в Ставропольском крае, однако переселение туда представителей других этнических групп и более высокие темпы демографического роста у вновь прибывшего населения порождают экзистенциональные страхи у местных русских, которые традиционно полагали, что выполняют функцию некого стратегического «буфера» между Кавказом и остальной страной[136].

Очаги напряженности возникают в основном в восточных районах края, на границе с Дагестаном и Чечней, где местные органы власти пытаются сдержать миграцию из соседних республик, а также в городах района Кавказских Минеральных Вод и в Ставрополе. В этих городах сосредоточено больше всего учащихся из республик Северного Кавказа, а предприниматели из соседних республик активно скупают недвижимость и вкладывают средства в местные предприятия. Начиная с 2007-2008 гг. бытовые стычки, как правило, между молодежью, регулярно приводили к серьезным межэтническим столкновениям, происходящим почти ежемесячно. В связи с этими конфликтами несколько дискотек в студенческом городе Пятигорске теперь разделены по этническому принципу[137]. Многие конфликты на востоке края происходят между местными ногайцами и даргинцами, последние стремятся занять место уезжающих русских[138].

Конфликты в молодежной среде часто происходят из-за символов, попытки установления контроля в публичном пространстве и определения правил общественных взаимоотношений. Несколько инцидентов связаны с реакцией русских на исполнение кавказской лезгинки в общественных местах. В последний раз об этом сообщалось 1 января 2012 года. В 2010-2011 гг. власти края пытались запретить исполнение этого танца в общественных местах, в результате чего двенадцать человек, исполнявших лезгинку в Ставрополе в октябре 2010 года, были задержаны на десять дней. В том же месяце два человека получили ранения, когда по молодым людям, шумно исполнявшим кавказские танцы в Пятигорске, была открыта стрельба из огнестрельного оружия. В том же октябре за шумное исполнение лезгинки из Пятигорского государственного технологического университета были исключены пятеро студентов из Чечни. Русские также пытаются утвердиться при помощи символов: в 2008 и в 2010 году были установлены памятники генералу Ермолову в Минеральных Водах и Пятигорске. Памятник Ермолову в Минеральных Водах был осквернен 22 октября 2011 года[139].

Аналогичные столкновения между русскими и представителями других этнических групп происходили и в других республиках со значительным русским населением, в особенности в Кабардино-Балкарии и в Северной Осетии. В Кабардино-Балкарии русские считают, что совершаемые против них преступления остаются безнаказанными, поскольку в силовых структурах и в судебной системе преобладают кабардинцы[140]. Ни одна из противостоящих сторон не доверяет силовым структурам и предпочитает обращаться за помощью к своим соплеменникам и идти на открытые столкновения, вместо того чтобы прибегать к официальным правовым механизмам урегулирования споров. Часто правоохранительные органы принимают ту или иную сторону, в результате чего вера в их объективность утрачена. Во избежание обострения ситуации необходима более эффективная работа полиции и администрации, формируемых с учетом соблюдения этнического баланса. Руководству также следует быть осторожным, чтобы не допускать разжигания межнациональных конфликтов. В августе 2012 года губернатор Краснодарского края Александр Ткачев заявил, что соседний Ставропольский край больше не может служить фильтром между Кавказом и его регионом и что межнациональные конфликты и кровопролитие рано или поздно произойдут. Он обратился к краснодарскому казачеству с призывом сдерживать приток населения с Северного Кавказа и не допускать сдвигов в существующем балансе в пользу кавказцев, которые, по его словам, «игнорируют законы и местные обычаи и подчас просто ведут себя нагло»[141].

 

V. ВОЗРОЖДЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ

Пик национального подъема по всей территории России пришелся на конец 1980-х и начало 1990-х годов. Национальные движения, стремясь выразить недовольство, накопившееся в этнических сообществах, выдвинули требования более широких прав, привилегий и конституционного признания[142]. Два таких движения – чеченское и ингушское – в конечном счете внесли свою лепту в развязывание вооруженных конфликтов и в результате прекратили свое существование. В особенности чеченский пример убедил руко­водителей национальных движений вести себя более осторожно, с тем чтобы не спровоцировать кровопролитие, а власти – быть более решительными в своем стремлении ограничить деятельность национальных движений.

В период первого срока президентских полномочий Путина на федеральном уровне политические свободы были ограничены. В результате принятия в 2001 году закона о политических партиях были перекрыты многие юридические каналы, использовавшиеся национальными движениями, запрещены региональные партии и значительно усложнена процедура регистрации. Национальным движе­ниям, которые прежде свободно действовали в качестве политических объединений, а некоторые даже име­новали себя партиями, пришлось ограничиваться статусом неправительственных организаций (НПО)[143]. При этом поправки, внесенные в 2006 году в законодательство о НПО, привели к возникновению дополни­тельных бюрократических препон, которые им пришлось преодолевать.

В ряде республик правительства смогли инкорпорировать либо маргинализовать лидеров национальных движений, некоторые другие были убиты в ходе конфликтов. В Дагестане, например, ряд лидеров национальных движений стали влиятельными чиновниками[144]. Это привело к разочарованию многих последователей, которые сочли, что они променяли национальные интересы на личные[145]. Некоторые этнические лидеры приняли исламистскую идеологию и сейчас находятся в неофициальной исламистской оппозиции, тогда как другие были убиты[146]. После конфликта 1992 года президент Ингушетии Аушев сумел отстранить националистов от участия в политических процессах без репрессий. В национальных движениях Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии сохранилась преемственность руководства и организационная структура, но при этом они скорректировали свои программы действий с учетом новых политических реалий.

Начиная с 2008 года многие северокавказские национальные организации начали постепенно возрождаться. Их влияние оценить нелегко, но они становятся все более заметными участниками региональной политики. Федеральный закон о политических партиях 2012 года, по всей вероятности, обеспечит новые возможности для национальных объединений[147]. Несмотря на то что в России запрещено создавать партии по национальному или религиозному признакам, небольшие партии, скорее всего, будут более чувствительны к национальным вопросам и смогут интегрировать национальных лидеров. Широко обсуждаемая политическая реформа, которая вернула выборность глав регионов, тоже будет, по всей вероятности, способствовать этнической мобилизации. К примеру, крупная этническая группа в Дагестане почти сразу приступила к внутренним консультациям по вопросу о возможных кандидатурах на пост главы исполнительной власти в республике[148].

Масштабные инвестиционные проекты, которые разворачиваются в регионе, также способствуют этнической мобилизации. Некоторые из них, такие как туристический комплекс в Кабардино-Балкарии и сахарный завод в Ногайском районе Дагестана, будут реализованы на моноэтнических территориях, что может привести к мобилизации этнических групп, которые объединятся и будут отстаивать свои интересы. Черкесы мобилизуются в связи с Олимпиадой в Сочи, а казаки реагируют на рост национализма в масштабах всей России. Основное внимание нынешние этнические объединения уделяют вопросам автономии, ирредентизма, этнического баланса в органах власти, реабилитации и поддержки развития языка и культуры.

 

A. Автономия: требования ногайцев о создании самостоятельной административно-территориальной единицы

Вместе со старейшей ногайской организацией «Бирлик» («Единство»), созданной в 1989 году, Национальный совет ногайского народа на своем съезде, проходившем в мае 2011 года, призвал к самоопределению и созданию самостоятельной административно-территориальной единицы. По их замыслу организованная по национальному признаку административно-территориальная единица должна стать отдельным субъектом Федерации или федеративной единицей в пределах уже существующего региона – желательно Ставропольского края, а не Дагестана, где проживает большинство ногайцев[149]. «Ногайцы не горцы; мы не ощущаем себя дагестанцами; лишь немногие из нас живут в Махачкале; в экономическом и культурном отношении мы ориентированы на другие регионы», – утверждают ногайские лидеры. При этом полити­ческим центром ногайцев является Терекли–Мектеб,административный центр Ногайского района Дагестана, моноэтнического и в географическом отношении самого крупного и наименее плотно населенного района республики[150].

Ногайцы проявляют особую чувствительность к любым действиям, которые воспринимаются как посяга­тельства на их землю или образ жизни со стороны жителей горных районов Дагестана. Когда в 2011 году было объявлено о строительстве сахарного завода в Ногайском районе, местное население, которое и так уже было встревожено тем, что административные учреждения переводятся в соседний Тарумовский район, быстро мобилизовалось в протесте, опасаясь возможности лишиться не только своей земли, но, самое главное, этнического доминирования и контроля своих этнических территорий в связи с вероятным прибытием большого числа рабочих других национальностей[151]. Местные активисты предупреждают: «Если начнется процесс переселения горцев, народ возьмется за оружие». Поскольку ногайцы организовали многочисленные акции протеста, а майский (2011 г.) съезд однозначно выступил против строительства завода, глава Дагестана объявил, что строительство объекта будет перемещено на территорию Тарумовского района[152].

Ногайское движение требует исполнения Федерального закона «О местном самоуправлении» (N°131) и внесения поправок в закон об отгонном животноводстве. Бóльшая часть земли на территории Ногайского района используется под отгонные пастбища представителями других этнических групп, в результате чего возникают споры по вопросам о порядке распределения прибылей, получаемых от использования пастбищ, происходит эррозия почв, а также конфликты по фактам неуважительного отношения к древним ногайским захоронениям. Ногайские лидеры также добиваются возвращения прямых выборов глав районов, возрождения и поддержки ногайской культуры, традиций и литературного наследия, утверждая, что репрессии и дискри­минация со стороны государственных органов продолжаются еще с восемнадцатого столетия[153].

Эти проблемы и требования привели к возрождению призывов к автономии, впервые прозвучавшие еще в 1990-е годы. Некоторые активисты рассказывают, что государство пытается оказать на них давление и запугать, и предупреждают, что, хотя они и убеждают свою молодежь в необходимости дать им возможность исчерпать все юридические средства защиты прав и интересов народа, административное давление и отстранение от участия в политических процессах приведут к радикализации молодежи: «Наши проблемы не интересуют власть, потому что мы все делаем в законном порядке. Возможно, нам следует последовать примеру чеченцев, чтобы на нас стали обращать внимание?»[154] В последнее время среди ногайцев, проживающих на территории Ставропольского края и Ногайского района Дагестана, начал распространяться радикальный ислам. Вилаят «Ногайская степь» является частью вооруженного подполья, а так называемый «Ногайский батальон» принимал участие в боевых действиях во время чеченских войн[155].

 

B. Равный доступ к власти: требования кумыков об этническом представительстве

Кумыки – третья по численности в Дагестане этническая группа (460 тыс. чел.) – мобилизовались с целью реализации своих национальных устремлений начиная с 1989 года, когда ими было основано движение «Тенглик» («Равенство»). Это движение стало заметным участником политической жизни, потребовав федерализации республики Дагестан и кумыкской автономии. Движение активно отстаивало интересы кумыков, в том числе доступ к государственным должностям посредством академических конференций и средств массовой информации, организации забастовок, блокирования железнодорожного сообщения, автомобильных дорог и аэропорта и создания палаточных городков с привлечением сотен протестующих демонстрантов. В 2008 году этнополитическая деятельность возобновилась с обращения к российскому президенту, в котором были вновь высказаны требования о равном доступе к руководящим должностям для кумыков и восстановлении прав на исторические земли[156].

Хотя исторически кумыки населяли большинство равнинных районов Дагестана, после массового и зачастую принудительного переселения других этнических групп с гор на равнины и их собственного насильственного переселения на земли депортированных чеченцев они оказались разделенным и рассеянным меньшинством на территориях, которые считают своей этнической родиной. Это воспринимается ими как последствия государственного курса по «внутренней колонизации» и «этнодемо­графической агрессии» и требуют признания своего права на исторические земели. Жители трех Кумыкских сел – Тарки, Альбурикент и Кяхулай – сейчас протестуют, требуя компенсации за более чем 8 тысяч гектаров земли. С 1992 по 2003 год четырнадцать, в основном Кумыкских, сел были присоединены к Махачкале, как утверждается, без согласия жителей, а земли вокруг них распроданы, что стало еще одним большим разочарованием[157].

Значительная часть «Кумыкской равнины» относится теперь к категории отгонных пастбищ. За последние два десятилетия кумыки несколько раз оказывались на грани крупномасштабных этнических конфликтов с аварцами и чеченцами в Хасавюрте, с даргинцами в Костеке и с лакцами в Кумторкалинском районе. Нередким явлением стали драки с участием большого числа людей[158].

В нынешних политических условиях, когда требования об автономии или федерализации почти не имеют шансов быть услышанными, кумыки добиваются представительства в высших органах республиканской власти – министерствах и государственных учреждениях. Кумыкские лидеры считают дискриминацией то, что представители двух наиболее многочисленных народов Дагестана, аварцы и даргинцы, по их утверждению, монополизируют государственные должности[159]. При этом они также требуют от государства разработки программ, направленных на сохранение кумыкского языка и культуры. В 2010 году, через шесть дней после вступления в должность президента Дагестана Магомедова, несколько тысяч кумыков провели массовую акцию протеста с призывом о назначении премьер-министром кумыка[160].

Кумыки, тюркский народ, утверждают, что местные и федеральные органы власти оказывают давление на их движение, популярность которого падает среди молодежи, умышленно преувеличивая угрозу пантюркизма[161]. «Национальные разочарования отца приводят его сына к мысли о том, что ему следует идти другим путем, более радикальным. Некоторые принимают принципы радикального ислама». Как отмечено в открытом письме кумыков к Медведеву, из чеченского опыта могут быть сделаны неблагоприятные выводы: «Примечательно, что народам, никогда не отличавшимся лояльностью к российскому государству, создавались и сегодня создаются наиболее благоприятные условия для их национального развития. Видимо, их пример и должен служить для кумыков ориентиром в поиске построения правильных отношений с Российским государством!»[162]

 

C. Разделенные народы: лезгины Дагестана и Азербайджана

После распада СССР несколько этнических групп (лезгины, осетины, аварцы, цахуры) оказались разделен­ными в результате демаркации новых государственных границ, что также привело к росту напряженности на Северном Кавказе. Лидеры национальных движений Дагестана проводят совместную работу по выработке общих подходов и более успешной защите интересов разделенных народов. В июне 2011 года в Общественной палате Российской Федерации прошло специальное заседание, посвященное вопросу о разделенных народах Северного Кавказа[163].

После подписания договора о государственной границе между Россией и Азербайджаном от сентября 2011 года лезгины (386 тыс. чел.) оказались разделенным народом. Лезгины недовольны тем, что переговоры проходили без их участия и без учета их интересов. Два лезгинских селения (Храх-Уба и Урьян-Уба), которые ранее входили в состав Дагестана, но оставались российскими анклавами в 40-50 км в глубь территории Азербайджана, были переданы под контроль Баку. При этом Россия не предложила никакой компенсации за утрату имущества, ни помощи переселенцам. Жители сел заявили, что начиная с 2007 года Азербайджан оказывал на них давление, с тем чтобы они отказались от российского гражданства или продали свои дома и уехали из Азербайджана. После заключения договора о государственной границе им пригрозили депортацией, если откажутся принять азербайджанское гражданство, местная школа была закрыта, а активистам в определенный момент отказали в праве въезда в страну и не дали возможности вернуться в родные села[164]. Представители Храх-Уба рассказали, что хотели бы переехать в Россию и поселиться компактно в местах проживания лезгин на юге Дагестана. Эта ситуация вызывает недовольство среди лезгин еще и в связи с отсутствием положительных изменений в достижении договоренностей об упрощенном порядке пересечения государственной границы, а также в связи с тем, что, по мнению лезгинских активистов, Азербайджан предпринимает систематические попытки ассимилировать лезгин и нарушает их права[165].

Считается, что чаяния лезгин скорее доходят до руководства страны, потому что из их среды вышел целый ряд влиятельных и очень состоятельных политиков, в частности, миллиардер Сулейман Керимов, который является членом Совета Федерации Российской Федерации и активно отстаивает интересы своих земляков[166]. Созданная в 1999 году организация «Федеральная лезгинская национально-культурная автономия» (ФЛНКА) лоббирует правительство и организует слушания, академические конференции и международные симпозиумы совместно с российскими министерствами, Думой и региональными органами власти, а также имеет собственный профессиональный сайт в сети Интернет и научный центр, обеспечивающий проведение исследований в области лезгинской истории и культуры. Эта организация также оказывает поддержку акциям протеста, проводимым в Москве и на Северном Кавказе в поддержку лезгинского анклава в Азербайджане. В июле 2011 года руководитель организации Ариф Керимов поставил вопрос о проблемах лезгин непосредственно перед Путиным. 18 июня 2012 года ФЛНКА совместно с Аварской национально-культурной автономией провела в Москве представительную конференцию, которая стала первым крупным совместным мероприятием, проведенным двумя наиболее многочисленными из разделенных народов Северного Кавказа, а Керимов был приглашен в состав Совета по межнациональным отношениям при Президенте России[167]. Несмотря на это, положение лезгин в Азербайджане если и улучшилось, то незначительно.

 

D.  Историческая несправедливость и реабилитация: черкесы

Черкесами (или адыгами) обычно называют народы Западного Кавказа, которые делятся на кабардинцев, черкесов, адыгов и шапсугов. В ходе колониальных войн XVIII и XIX веков многие из них были истреблены, а по окончании Кавказской войны в 1864 году значительная часть была вынуждена покинуть Россию и переселиться в Османскую империю. В России проживают 722 609 черкесов, большинство же в результате переселения живут за пределами своей исторической родины. При этом даже те, кто остается на территории Северного Кавказа, рассеяны между Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкесией, Адыгеей, Краснодарским краем и Ставропольским краем[168]. Черкесы в России и в диаспоре в Турции хорошо организованы. В мае 1991 года в Нальчике была создана международная черкесская ассоциация с филиалами в ряде стран[169]. В местах со значительным черкесским населением созданы органы национального самоуправления – «Адыгэ Хасэ» (парламент черкесского народа). Грузино-абхазский конфликт 1993 года способствовал объединению черкесов Северного Кавказа, многие из которых воевали на стороне абхазов. Черкесское движение активно привлекает в свои ряды молодежь, в том числе через Интернет[170].

Главным политическим требованием черкесов является признание преступлений, совершенных Российской империей против их предков, а ряд национальных лидеров и организаций настаивают на том, чтобы Москва признала произошедшее геноцидом. Другие считают, что можно ограничиться более мягкой формулировкой, но при этом настаивают на публичном признании факта совершенной в отношении них исторической несправедливости. Требование о признании геноцида было впервые озвучено в 1990 году, а затем возобновлено в 2005 году, когда в Адыгее был учрежден «Черкесский конгресс», обратившийся к президенту России и в Думу. В 2006 году обращение с просьбой признать геноцид было направлено двадцатью организациями в Европейский парламент и вновь президенту[171]. Проблема приобрела особую значимость в 2007 году, когда было принято решение о проведении зимних Олимпийских игр 2014 года в городе Сочи, месте традиционного проживания черкесов до депортации, где находится порт, из которого многие из них покинули родную землю. Красная Поляна, где будет проходить церемония открытия Олимпиады, стала в 1864 году местом последнего кровопролитного сражения и военного парада в честь победы России в войне. В 2011 году в рамках стратегии, направленной на укрепление связей с Северным Кавказом, Грузия стала первым государством, признавшим факт черкесского геноцида, о чем соответствующее решение принял парламент страны[172].

Другие требования также связаны с признанием исторической несправедливости, в том числе требование программы по репатриации черкесов из диаспор всего мира. Принятый в 1999 году Федеральный закон «О соотечественниках» предусматривает, что представители коренных народов России вправе получать гражданство в упрощенном порядке[173]. В 1999 году из Косово в Адыгею переселилось 200 человек. Вопрос о репатриации черкесов из Сирии обсуждается представителями черкесского движения с российскими властями с декабря 2011 года. Черкесские активисты утверждают, что на территории Сирии проживает до 100 тысяч черкесов и других представителей северокавказких народов, причем около 200 семей выразили желание уехать. 11 февраля 2012 года около 1000 активистов, собравшихся на съезд, проходивший в столице Адыгеи Майкопе, предложили поправки к российскому иммиграционному законодательству, которые позволили бы провести репатриацию в сжатые сроки. Руководитель Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский заявил, что принятие этих поправок не составит большой проблемы, но пока решение не принято[174]. К августу около 300 человек переехали в Кабардино-Балкарию и около ста в Адыгею, однако похоже, что сирийские черкесы пока не заинтересованы в массовом переселении[175].

Ряд черкесских лидеров заявляют, что они готовы отказаться от кампании за признание геноцида до начала Олимпиады, если власти примут меры для репатриации черкесов из Сирии, поскольку это будет конкретным шагом на пути к восстановлению исторической справедливости. Еще одной возможностью удовлетворить некоторые требования могло бы стать заметное включение элементов черкесской культуры в программу Олимпиады. Другие лидеры считают, что признание геноцида даст возможность обязать государство принять специальные программы по поддержке и реабилитации народа, в том числе путем объединения в отдельную административно-терри­ториальную единицу. Черкесы были возмущены тем, что в 2010 году Адыгея не была включена в состав Северо-Кавказского федерального округа[176]. Центром политической активности черкесов в значительной степени является Карачаево-Черкесская Республика (КЧР), где активисты добиваются выделения из состава республики и восстановления Черкесской Республики в рамках границ их автономии 1930-х и 1940-х годов. По их мнению, поскольку большинство населения КЧР составляют карачаевцы и русские, это лишает черкесов адекватного политического представительства и равного доступа к ресурсам. Они также добиваются от государства поддержки черкесской культуры и языка, утраченных в большой степени в результате репрессий и ассимиляции, за счет более широкого профессионального обучения на родном языке и поддержки черкесских средств массовой информации[177].

 

E. Признание в качестве отдельной этнической группы: казаки

Казаки возникли как особая социальная группа, представители которой проживали компактно в ряде регионов Российской империи и несли военную службу в собственных войсковых подразделениях. Казаки стали частью этнического ландшафта Северного Кавказа во второй половине XVI века, когда появились первые поселения по берегам реки Терек[178]. Они сыграли заметную роль в колонизации региона, принимая участие в военных действиях против местного населения и обеспечивая защиту границ. Исторически казаки и горцы соперничали за землю: в 1774 году, после победы над Османской империей, Россия приступила к строительству фортификационных сооружений, формированию 36 новых казацких поселений – станиц – и раздаче земель российскому дворянству, что стало причиной первых антиколониальных волнений среди чеченцев, черкесов и дагестанцев. В 1817-1819 гг., в рамках стратегии колонизации новых земель, Ермолов строил казачьи станицы и военные редуты[179]. Казаки роднились с представителями местных народов, перенимали некоторые особенности местной культуры и передавали местному населению часть своих профессиональных и сельскохозяйственных навыков.

После революции 1917 года казачьи войска были распущены, а в годы Гражданской войны казаки были подвергнуты массовым репрессиям. В 1920-е гг. по крайней мере 45 тысяч человек были депортированы (подвергнуты расказачиванию). Казачьи территории были включены в состав национальных республик, земли были в основном переданы чеченским и ингушским крестьянам, а поселения переименованы. В течение всего советского периода отношения казаков с некоторыми кавказскими народами, в особенности с чеченцами, ингушами и кабардинцами, были достаточно сложными и приводили порой к серьезным столкновениям со смертельным исходом. В 1992 году казаки, подвергшиеся репрессиям при советской власти, были реабилитированы[180].

Начало возрождению Терского казачества положил в 1990 году съезд (круг), который прошел во Владикав­казе[181]. Казаки требовали разрешения носить оружие и добивались передачи под свой контроль из Чечни в Ставропольский край «исторически казачьих» Наурского и Шелковского районов. Осенью 1991 года они провозгласили Терскую Казачью Республику и учредили Союз Казачьих Республик Юга России со столицей в Новочеркасске, которая, как они ожидали, должна была стать одной из советских республик. После распада Советского Союза казаки участвовали в ряде региональных вооруженных конфликтов[182].

На сегодняшний день главным требованием терских казаков является признание их коренной этнической группой со всеми вытекающими правами и привилегиями, включая более широкий доступ к государствен­ным руководящим постам и государственной службе и урегулирование текущих земельных споров[183]. По мнению казачьих лидеров, на казаков возложена особая историческая роль по защите национальных интересов России на Кавказе, борьбе с сепаратизмом и укреплению интеграции. «Если мы уйдем, Россия потеряет этот регион. Например, если бы не казаки, Кабардино-Балкария развалилась бы на части в 1990-е. Правительству России надо пользоваться нашими связями и нашим социальным капиталом для снижения напряженности и урегулирования конфликтов», – заявил один из активистов движения. Однако при этом у части казачьего руководства присутствует весьма нетерпимое отношение к другим народам Кавказа[184].

Многие молодые казаки покидают этот регион в связи с тем, что, по их мнению, у них нет никакого будущего в результате несправедливого распределения земель и недостаточной поддержки со стороны государства. По их словам, традиционно казачьи земли часто сдаются в аренду представителям крупного бизнеса, в связи с чем казаки не могут применить свои навыки и создать современные сельскохозяйственные предприятия.

Часть казаков хотела бы продолжать военную службу в составе собственных подразделений – в казачьих войсках. Другие предпочли бы вообще не служить в составе государственных воинских формирований. В 2009 году был создан специальный Совет по делам казачества при Президенте Российской Федерации, а в 2010 году одиннадцати казачьим войскам были выданы собственные штандарты и определена специальная форма, присвоены войсковые знаки и введены казачьи звания. В январе 2012 года казаки получили право ношения боевого оружия и создания охранных предприятий для защиты муниципальных и государственных объектов[185]. Дополнительные правовые меры закрепили за ними особую роль на государственной службе. Однако казаки утверждают, что это только красивые жесты, а в действительности государство их не поддерживает: «За последние 20 лет федеральное правительство лишь играет с нами в игры: они вручают нам штандарт Терского казачьего войска в Кремле, но при этом не решают земельный вопрос. Социальной основой казачества является станица. Превращать казаков из землевладельцев в дешевую рабочую силу – взрывоопасная стратегия»[186].

При этом существует риск того, что казаки могут быть использованы для разжигания межнациональных конфликтов. В августе 2012 года губернатор Краснодарского края Александр Ткачев отдал приказ о создании казачьих дружин, финансируемых за счет региональных органов власти, с целью борьбы с миграцией из соседних северокавказских регионов. Он призвал казаков к «выдавливанию чужаков» путем создания для них «невыносимых» условий жизни. Казаки не будут вооружены и будут нести службу вместе с местной полицией, многие тем не менее полагают этот шаг очень опасным[187]. Между представителями различных народов региона уже происходят стычки на этнической почве, а 21 июля в ходе столкновения с казаками на юге Ставропольского края были убиты двое кавказцев. Если к существующим проблемам добавить оружие, это может привести к дальнейшему увеличению числа погибших.

 

VI.  ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полноценная интеграция Северного Кавказа в российское государство имеет ключевое значение для безопасности и здоровых межнациональных отношений в стране. Распространение конфликта из Чечни в соседние регионы, большое число жертв среди гражданского населения, военнослужащих и боевиков, а также резкое обострение межнациональных отношений по всей стране – все это указывает на то, что Москве необходимо найти новые, более эффективные подходы к устранению основных причин вооруженного конфликта.

В Чечне, несмотря на внушительные успехи в послевоенном восстановлении, по-прежнему очень остро стоят проблемы создания прозрачной системы государственного управления, политического плюрализма, обеспечения верховенства права и соблюдения прав женщин. Контроль за расходованием средств, выделенных на восстановление городов, объектов инфраструктуры и в целом хозяйства республики имеет решающее значение для недопущения дальнейшего роста напряженности в отношениях между северокавказцами и русскими националистами, возмущающимися тем, насколько непрозрачно, по их мнению, тратятся крупномасштабные вливания в чеченскую экономику.

По всему Северному Кавказу неразрешенные межэтнические конфликты и трения, территориальные и земельные споры, оставшиеся без ответа старые и новые чаяния и требования, артикулируемые национальными движениями, создают благодатную почву для религиозного радикализма и подпитывают подполье. В настоящем докладе содержится краткий анализ основных проблем, связанных с многообразием и полиэтничностью. Их решение позволит устранить многие первопричины сегодняшнего вооруженного конфликта. Для формирования новой национальной политики в регионе необходимо провести тщательное исследование существующих межэтнических противоречий, основанное на полевой работе в регионе. Государство должно осуществлять постоянный мониторинг очагов напряженности, обеспечивать равный доступ к власти, трудоустройству, в том числе в местных правоохранительных органах, особенно в нестабильных, этнически смешанных районах.

В публикуемом одновременно докладе приведен более подробный анализ развития традиционного и фундаменталистского ислама в регионе, особенностей вооруженного джихадистского подполья и борьбы государства с ним. Анализ показывает, что конфликты невозможно преодолеть, опираясь на жесткие силовые методы, но также то, как непросто найти необходимые альтернативы, которые позволили бы завоевать сердца и умы людей в регионе, в особенности в условиях коррумпированности политических, правовых и экономических институтов и практик. В начале 2013 года Кризисная группа представит свои рекомендации правительству России и его партнерам в третьем докладе, которым будет завершена эта обзорная серия, посвященная ситуации на Северном Кавказе.

Москва/Стамбул/Брюссель,

19 октября 2012 г.

 

Приложение A КАРТА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

 

Приложение B СПИСОК АББРЕВИАТУР

АССР Автономная Советская Социалистическая Республика

ВПЛ внутренне перемещенные лица

КБР Кабардино-Балкарская Республика

КЧР Карачаево-Черкесская Республика

МВД Министерство внутренних дел

МКП места компактного проживания

НПО неправительственная организация

ОПРФ Общественная палата Российской Федераци

ПАСЕ Парламентская Ассамблея Совета Европы

ПВР  пункты временного размещения

РНЕ Русское национальное единство

РСФСР Российская Совесткая Федеративная Социалистическая Республика

РФ Российская Федерация

СКФО Северо-Кавказский федеральный округ

СП Счетная Палата (Российской Федерации)

США Соединенные Штаты Америки

ТКА Терская казачья армия    

УБОП Управление по борьбе с организованной преступностью

УБЭП Управление по борьбе с эономическими преступлениями

ФЛНКА Федеральная лезгинская национально-культурная автономия

ФСБ Федеральная служба безопасности

ЦДУМ  Центральное духовное управлениемусульман (России)

ЧР Чеченская Республика

 

Приложение С СЛОВАРЬ ТЕРМИНОВ

Адат обычное право

Атаман казачий командир; высший чин в казачьей воинской части

Вахаббизм термин используется для обозначения мусульман-фундамен­та­лис­тов, последователей Мухаммеда ибн Абд аль- Ваххаба ат-Тамими (1703–1792 гг.) (особенно в Саудовской Аравии). На Северном Кавказе так уничижительно называют салафитов. Со слов лидеров салафитов, это слово никогда не используется самими исламскими движениями и партиями.

Вилаят регион или подразделение. На Северном Кавказе – региональное подразделение вооруженного
подполья

Вирд подразделение суфийского тариката

Газават вооруженная борьба за ислам

Глава республики высшее должностное лицо в республиках, входящих в состав РФ. До 2010 года глава республики назывался президентом

Дуа обращение к Аллаху

Джамаат группа мусульман, объединившихся для совместного совершения религиозных обрядов, изучения ислама и взаимопомощи. Словом «джамаат» могут называться верующие, ходящие в одну мечеть, джамаат может создаваться по территориальному принципу или на основе приверженности определенным религиозным догматам. Применительно к вооруженному подполью Северного Кавказа термин может также использоваться для обозначения местных ячеек, образованных для осуществления диверсий и боевых операций.

Джихад усердие на пути к Богу. Борьба с собственной греховностью и социальной несправедливостью, а также содействие распространению ислама и его защите. Обычно термин «джихад» ассоциируется с боевыми действиями, однако это понятие обладает гораздо более широким значением

Кадий мусульманский судья и должностное лицо

Край тип территориально-административного образования в РФ

Кутаны при Советском Союзе так назывались временные стоянки на равнине для пастухов, пригонявших скот с гор; возникновение таких поселений связано с практикой отгонного животноводства. Сейчас многие кутаны превратились в постоянные населенные пункты, но часто они остаются незарегистрированными Куфр неверие в существование и единство Аллаха

Лезгинка традиционный кавказский танец

Мазхаб мусульманская школа права и юриспруденции

Маслиат примирение

Маджлис парламент, законодательный орган или собрание в странах, имеющих языковую или культурную связь с исламом 

Медресе религиозная средняя школа 

Мектеб курсы по основам ислама или начальная мусульманская школа 

Муфтий высокопоставленный религиозный деятель; в России – глава Духовного управления мусульман

Мюрид в суфизме – последователь, ученик суфийского шейха (мюршида)

Мюршид в суфизме – наставник, учитель. Путь в суфизм начинается с того, что ученик дает клятву верности (баят) учителю, после чего становится мюридом

Наибство в XIX веке – провинция в исламском государстве Имамат на Северном Кавказе

Нашид мусульманская песня, которая традиционно исполняется одним мужчиной или хором без инструментального сопровождения Пантюркизм движение, возникшее в 1880-х годах в среде тюркских интеллектуалов из стран, где значительная часть населения говорит на тюркских языках (в основном в Российской и Османской империях, Китае и Греции). Цель движения – культурное и политическое объединение тюркских народов на основе лингвистической, культурной и духовной общности Праведные халифы первые четыре лидера, возглавлявшие мусульманскую общину после смерти пророка Мухаммеда в 632 году н. э. (Абу Бакр, Умар, Усман и Али). Их правление считается «золотым веком ислама» и особенно почитается салафитами

Салафизм направление в исламе, объединяющее мусульманских религиозных лидеров и их последователей, которые призывают ориентироваться на образ жизни и веру первых мусульман, праведных предков (ас-салаф ас-салихин, араб.), и считают все последующие религиозные нововведения отклонением от ислама. Салафиты отрицают почитание святых и вкрапление местных обычаев в исламские обряды, призывают к буквальному прочтению Корана и строгому соблюдению мусульманского дресс-кода для мужчин и женщин. Они признают авторитет основателей мазхабов (школ шариата), но настаивают, что должна быть лишь одна школа права, основанная на Коране и Сунне

Станица казачье поселение

Суфизм Мистико-аскетическое направление в исламе, которое зародилось в VIII–IX веках в суннитской общине и окончательно сформировалась как независимая религиозная и философская доктрина в X–XII веках. Последователи суфизма разделены на отдельные братства (тарикатов). Последователи суфизма прибегают к различным техникам медитации, обычно включающим в себя многократное повторение молитвы, в которой содержится имя Аллаха

Тарикат путь к Богу; также суфийское братство

Тейпклан, определяемый родством по мужской линии (в Чечне, Ингушетии)

Умма в исламе этот термин обозначает сообщество мусульман, независимо от границ, гражданства и т. п. Фамилия семейная группа внутри клана в Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии

Фард согласно шариату обязанности мусульман бывают двух видов. Фард кифая – достаточно, чтобы отдельные мусульмане из уммы выполняли эту обязанность, а остальные могут от нее освобождаться. Фард айн – индивидуальная обязанность всех без исключений мусульман (например, вознесение молитвы)

Фетва правовое заключение, сделанное образованным исламским ученым (учеными)

Фикх исламская юриспруденция и комплекс социальных норм поведения, неразрывно связанные с теологической системой

Фитна разногласия, общественные волнения, а также раскол

Хадж паломничество в Мекку; один из пяти столпов ислама
Шариат свод правовых, моральных, этических и религиозных предписаний ислама, охватывающий значительную часть жизни мусульманина и основанный на Коране, Сунне и фикхе.

Шахид мученик; этим термином называют мусульман, которые отдали жизнь, либо выполняя религиозные заповеди, либо защищая свою страну или ислам, либо защищая свою семью

Шура консультативный совет или собрание

 

Приложение D ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА С УКАЗАНИЕМ ИХ ЧИСЛЕННОСТИ

Абазины 36 919 чел.
Аварцы 863 884 чел.
Адыги 107 048 чел.
Азербайджанцы 150 782 чел.
Армяне 20 5856 чел.
Балкарцы 108 577 чел.
Грузины 16 621 чел.
Даргинцы 539 686 чел.
Ингуши 415 169 чел.
Кабардинцы 498 446 чел.
Карачаевцы 209 922 чел.
Кумыки 460 049 чел.
Лакцы 161 276 чел.
Лезгины 393 140 чел.
Ногайцы 81 511 чел.
Осетины 479 947 чел.
Русские 3 178 128 чел.
Рутульцы 27 849 чел.
Табасаранцы 127 455 чел.
Татары 18 207 чел.
Турки 29 251 чел.
Таты 455 чел.
Черкесы 61 592 чел.
Чеченцы 1 335 183 чел.

Источник: данные Всероссийской переписи населения 2010 г.


Приложение E О МЕЖДУНАРОДНОЙ КРИЗИСНОЙ ГРУППЕ

Международная Кризисная Группа - некоммерческая, независимая международная организация с примерно 130 сотрудниками на пяти континентах. Она создана для укрепления способности международного сообщества прогнозировать, понимать и действовать в целях предотвращения и сдерживания конфликтов.

Методология Кризисной группы основана на проведении полевых исследований. Групы политических аналитиков, находясь в странах, где существует опасность кризиса, собирают информацию из широкого спектра источников, оценивают местные условия и выпускают регулярные аналитические отчеты, содержащие практические рекомендации адресованные международным деятелям и организациям, ответственным за принятие ключевых решений. Кризисная группа также издает CrisisWatch, ежемесячный 12-страничный информационный бюллетень, содержащий краткое описание всех последних изменений в конфликтных и потенциально конфликтных зонах.

Отчеты и брифинги Кризисной группы распространяются в электронном виде, а также доступны на нашем вебсайте. Организация тесно сотрудничает с правительствами и прессой для того, чтобы поднять ключевые вопросы, определенные благодаря работе на местах, и получить поддержку своих политических рекомендаций.

Правление Международной Кризисной Группы, в составкоторого входят видные политические деятели, дипломаты, бизнесмены и представители СМИ, способствует тому, чтобы отчеты и рекомендации Кризисной группы получили должное внимание от лиц, принимающих политические решения во всем мире. Бывший Посол США Томас Пикеринг является председателем Правления; президентом Кризисной группы с июля 2009 года является Луиза Арбур, бывший Верховный комиссар ООН по правам человека и Главный прокурор Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и Руанде.

Международная штаб-квартира организации находится в Брюсселе, в настоящее время организация имеет тридцать четыре представительства и офисов: в Абудже, Бангкоке, Бейруте, Бишкеке, Боготе, Брюсселе, Бужумбуре, Каире, Дакаре, Дамаске, Джакарте, Дубаи, Газе, Гватемале, Иерусалиме, Иоханнесбурге, Исламабаде, Кабуле, Катманду, Лондоне, Москве, Найроби, Нью-Йорке, Пекине, Порт-о-Пренсе, Приштине, Рабате, Санаа, Сараево, Сеуле, Стамбуле, Тбилиси, Триполи и Тунисе. Аналитики организации работают в более чем 70 кизисных регионах на четырех континентах. В Африке – это Бурунди, Камерун, Центральная Африканская Республика, Чад, Кот-д'Ивуар, Демократическая Республика Конго, Эфиопия, Эритрея, Гвинея, Гвинея-Бисау, Кения, Либерия, Мадагаскар, Нигерия, Руанда, Сьерра-Леоне, Сомали, Судан, Уганда и Зимбабве; в Азии – Афганистан, Бирма/Мьянма, Индонезия, Кашмир, Казахстан, Киргизия, Непал, Северная Корея, Пакистан, Филиппины, Шри Ланка, Таиваньский пролив, Таджикистан, Тайланд, Восточный Тимор, Туркменистан и Узбекистан; в Европе – Армения, Азербайджан, Босния и Герцеговина, Кипр, Грузия, Косово, Македония, Северный Кавказ, Сербия и Турция; на Ближнем Востоке и в Северной Африке – Алжир, Бахрейн, Египет, Иран, Ирак, Израиль-Палестина, Ливан, Ливия, Марокко, Саудовская Аравия, Сирия, Тунис, Западная Сахара и Йемен; в Латинской Америке и островах Карибского моря – Колумбия, Гватемала, Гаити и Венесуэла.

Международная Кризисная Группа получает финансирование из широкого круга источников: правительства, фонды и частные доноры. За последние годы средства предоставляли следующие государственные структуры: Агентство международного развития Австралии, Департамент иностранных дел и торговли Австралии, Агентство по развитию Австрии, агентство международного развития Канады, Исследовательский центр международного развития Канады, Министерства иностранных дел Бельгии, Дании, Нидерландов, Финляндии, Германии, Княжества Лихтенштейн, Люксембурга, Королевства Норвегии, Швеции, а также Турции, Европейская Комиссия, агентство «Ирландское содействие», Агентство международного развития Новой Зеландии, Агентство международного развития Швеции, Федеральный департамент иностранных дел Швейцарии, департамент международного развития Соединенного Королевства и агентство международного развития США.

Фонды, финансировавшие организацию в последние годы, включают: Фонд «Адессиум», Нью-Йоркская Корпорация Карнеги, Благотворительный фонд, Фонд Элдерс, Фонд Генри Льюса, Фонд Уильяма и Флоры Хьюлетт, «Хьюмэнити Юнайтед», Фонд «Оак», Фонд «Хант Альтернативс», Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров, Институт «Открытое Общество», Фонд Рэндклиф, Фонд Плаушерс, Фонд братьев Рокфеллер, Фонд Стэнли и Объединенный Фонд Тинкер.

Октябрь 2012

 

Приложение F ДОКЛАДЫ И БРИФИНГИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ПРОГРАММЫ КРИЗИСНОЙ ГРУППЫ С 2009 Г.

Balkans

Macedonia’s Name: Breaking the Deadlock, Europe Briefing N°52, 12 January 2009 (also available in Albanian and Macedonian).

Bosnia’s Incomplete Transition: Between Dayton and Europe, Europe Report N°198, 9 March 2009 (also available in Serbian).

Serb Integration in Kosovo: Taking the Plunge, Europe Report N°200, 12 May 2009.

Bosnia: A Test of Political Maturity in Mostar, Europe Briefing N°54, 27 July 2009.

Kosovo: Štrpce, a Model Serb Enclave?, Europe Briefing N°56, 15 October 2009 (also available in Albanian and Serbian).

Bosnia’s Dual Crisis, Europe Briefing N°57, 12 November 2009.

The Rule of Law in Independent Kosovo, Europe Report N°204, 19 May 2010 (also available in Albanian and Serbian).

Kosovo and Serbia after the ICJ Opinion, Europe Report N°206, 26 August 2010 (also available in Albanian and Serbian).

Federation of Bosnia and Herzegovina – A Parallel Crisis, Europe Report N°209, 28 September 2010 (also available in Bosnian).

Bosnia: Europe’s Time to Act, Europe Briefing N°59, 11 January 2011 (also available in Bosnian).

North Kosovo: Dual Sovereignty in Practice, Europe Report N°211, 14 March 2011.

Bosnia: State Institutions under Attack, Europe Briefing N°62, 6 May 2011 (also available in Bosnian).

Macedonia: Ten Years after the Conflict, Europe Report N°212, 11 August 2011.

Bosnia: What Does Republika Srpska Want?, Europe Report N°214, 6 October 2011 (also available in Bosnian).

Brčko Unsupervised, Europe Briefing N°66, 8 December 2011 (also available in Bosnian).

Kosovo and Serbia: A Little Goodwill Could Go a Long Way, Europe Report N°215, 2 February 2012.

Bosnia’s Gordian Knot: Constitutional Reform, Europe Briefing N°68, 12 July 2012 (also available in Bosnian).

Setting Kosovo Free: Remaining Challenges, Europe Report N°218, 10 September 2012.

Caucasus

Georgia-Russia: Still Insecure and Dangerous, Europe Briefing N°53, 22 June 2009 (also available in Russian).

Nagorno-Karabakh: Getting to a Breakthrough, Europe Briefing N°55, 7 October 2009.

Abkhazia: Deepening Dependence, Europe Report N°202, 26 February 2010 (also available in Russian).

South Ossetia: The Burden of Recognition, Europe Report N°205, 7 June 2010 (also available in Russian).

Azerbaijan: Vulnerable Stability, Europe Report N°207, 3 September 2010.

Georgia: Securing a Stable Future, Europe Briefing N°58, 13 December 2010.

Armenia and Azerbaijan: Preventing War, Europe Briefing N°60, 8 February 2011 (also available in Russian).

Georgia: The Javakheti Region’s Integration Challenges, Europe Briefing N°63, 23 May 2011.

Georgia-Russia: Learn to Live like Neighbours, Europe Briefing N°65, 8 August 2011 (also available in Russian).

Tackling Azerbaijan’s IDP Burden, Europe Briefing N°67, 27 February 2012 (also available in Russian).

Armenia: An Opportunity for Statesmanship, Europe Report N°217, 25 June 2012.

Cyprus

Cyprus: Reunification or Partition?, Europe Report N°201, 30 September 2009 (also available in Greek and Turkish).

Cyprus: Bridging the Property Divide, Europe Report N°210, 9 December 2010 (also available in Greek and Turkish).

Cyprus: Six Steps toward a Settlement, Europe Briefing N°61, 22 February 2011 (also available in Greek and Turkish).

Aphrodite’s Gift: Can Cypriot Gas Power a New Dialogue?, Europe Report N°216, 2 April 2012.

Turkey

Turkey and Armenia: Opening Minds, Openings Borders, Europe Report N°199, 14 April 2009 (also available in Turkish).

Turkey and the Middle East: Ambitions and Constraints, Europe Report N°203, 7 April 2010 (also available in Turkish).

Turkey’s Crises over Israel and Iran, Europe Report N°208, 8 September 2010 (also available in Turkish).

Turkey and Greece: Time to Settle the Aegean Dispute, Europe Briefing N°64, 19 July 2011 (also available in Turkish and Greek).

Turkey: Ending the PKK Insurgency, Europe Report N°213, 20 September 2011 (also available in Turkish).

Turkey: The PKK and a Kurdish Settlement, Europe Report N°219, 11 September 2012.

 

Приложение G   ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ МЕЖДУНАРОДНОЙ КРИЗИСНОЙ ГРУППЫ

CHAIR

Thomas R Pickering

Former U.S. Undersecretary of State;
Ambassador to the UN, Russia, India, Israel, Jordan, El Salvador and Nigeria 

PRESIDENT & CEO

Louise Arbour

Former UN High Commissioner for Human
Rights and Chief Prosecutor for the Inter­national Criminal Tribunals for the former Yugoslavia
and Rwanda

VICE-CHAIRS

Ayo Obe

Legal Practitioner, Lagos, Nigeria

Ghassan Salamé

Dean, Paris School of International Affairs,
Sciences Po

EXECUTIVE COMMITTEE

Morton Abramowitz

Former U.S. Assistant Secretary of State
and Ambassador to Turkey

Cheryl Carolus

Former South African High Commissioner to
the UK and Secretary General of the ANC

Maria Livanos Cattaui

Former Secretary-General of the International Chamber of Commerce

Yoichi Funabashi

Chairman of the Rebuild Japan Initiative; Former Editor-in-Chief, The Asahi Shimbun

Frank Giustra

President & CEO, Fiore Financial Corporation

Lord (Mark) Malloch-Brown

Former UN Deputy Secretary-General and
Administrator of the United Nations Development Programme (UNDP)

Moisés Naím

Senior Associate, International Economics
Program, Carnegie Endowment for International Peace; Former Editor in Chief, Foreign Policy

George Soros

Chairman, Open Society Institute

Pär Stenbäck

Former Foreign Minister of Finland

OTHER BOARD MEMBERS

Kofi Annan

Former Secretary-General of the United Nations; Nobel Peace Prize (2001)

Nahum Barnea

Chief Columnist for Yedioth Ahronoth, Israel

Samuel Berger

Chair, Albright Stonebridge Group LLC;
Former U.S. National Security Adviser

Emma Bonino

Vice President of the Italian Senate; Former
Minister of International Trade and European Affairs of Italy and European Commissioner
for Humanitarian Aid

Micheline Calmy-Rey

Former President of the Swiss Confederation and Foreign Affairs Minister

Wesley Clark

Former NATO Supreme Allied Commander

Sheila Coronel

Toni Stabile Professor of Practice in Investigative Journalism; Director, Toni Stabile Center for In­ves­­tigative Journalism, Columbia University, U.S.

Mark Eyskens

Former Prime Minister of Belgium

Nabil Fahmy

Former Ambassador of Egypt to the U.S. and Japan; Founding Dean, School of Public Affairs, American University in Cairo

Joshua Fink

CEO & Chief Investment Officer, Enso Capital Management LLC

Joschka Fischer

Former Foreign Minister of Germany

Lykke Friis

Former Climate & Energy Minister and Minister of Gender Equality of Denmark; Former Prorector at the University of Copenhagen

Jean-Marie Guéhenno

Arnold Saltzman Professor of War and Peace Studies, Columbia University; Former UN Under-Secretary-General for Peacekeeping Operations

Carla Hills

Former U.S. Secretary of Housing and U.S.
Trade Representative

Lena Hjelm-Wallén

Former Deputy Prime Minister and Foreign
Minister of Sweden

Mo Ibrahim

Founder and Chair, Mo Ibrahim Foundation; Founder, Celtel International

Igor Ivanov

Former Foreign Minister of the Russian
Federation

Asma Jahangir

President of the Supreme Court Bar Association of Pakistan, Former UN Special Rapporteur on the Freedom of Religion or Belief

Wadah Khanfar

Co-Founder, Al Sharq Forum; Former Director General, Al Jazeera Network

Wim Kok

Former Prime Minister of the Netherlands

Ricardo Lagos

Former President of Chile

Joanne Leedom-Ackerman

Former International Secretary of PEN
International; Novelist and journalist, U.S.

Lalit Mansingh

Former Foreign Secretary of India, Ambassador to the U.S. and High Commissioner to the UK

Benjamin Mkapa

Former President of Tanzania

Laurence Parisot

President, French Business Confederation (MEDEF)

Karim Raslan

Founder, Managing Director and Chief Executive Officer of KRA Group

Paul Reynolds

President & Chief Executive Officer, Canaccord Financial Inc.

Javier Solana

Former EU High Representative for the Common Foreign and Security Policy, NATO Secretary-General and Foreign Minister of Spain

Liv Monica Stubholt

Senior Vice President for Strategy and Communication, Kvaerner ASA; Former State Secretary for the Norwegian Ministry of Foreign Affairs

Lawrence Summers

Former Director of the US National Economic Council and Secretary of the U.S. Treasury;
President Emeritus of Harvard University

Wang Jisi

Dean, School of International Studies, Peking University; Member, Foreign Policy Advisory Committee of the Chinese Foreign Ministry

Wu Jianmin

Executive Vice Chairman, China Institute for Innovation and Development Strategy; Member, Foreign Policy Advisory Committee of the
Chinese Foreign Ministry; Former Ambassador of China to the UN (Geneva) and France

Lionel Zinsou

CEO, PAI Partners

President’s Council

A distinguished group of individual and corporate donors providing essential support and expertise to Crisis Group.

Dow Chemical

Mala Gaonkar

Frank Holmes

Steve Killelea

George Landegger

McKinsey & Company

Ford Nicholson & Lisa Wolverton

Harry Pokrandt

Shearman & Sterling LLP

Ian Telfer

White & Case LLP

Neil Woodyer

INTERNATIONAL ADVISORY Council

Individual and corporate supporters who play a key role in Crisis Group’s efforts to prevent deadly conflict.

Anglo American PLC

APCO Worldwide Inc.

Ryan Beedie

Stanley Bergman & Edward Bergman

BP

Chevron

Neil & Sandra DeFeo Family Foundation

Equinox Partners

Neemat Frem 

FTI Consulting

Seth & Jane Ginns

Alan Griffiths

Rita E. Hauser

George Kellner

Faisel Khan

Zelmira Koch Polk

Elliott Kulick

Harriet Mouchly-Weiss

Näringslivets Inter¬nationella Råd (NIR) – International Council of Swedish Industry

Griff Norquist

Ana Luisa Ponti & Geoffrey R. Hoguet

Kerry Propper

Michael L. Riordan

Shell

Nina Solarz 

Horst Sporer

Statoil

Talisman Energy

Tilleke & Gibbins

Kevin Torudag

Yapı Merkezi Construction and Industry Inc.

Stelios S. Zavvos

SENIOR ADVISERS

Former Board Members who maintain an association with Crisis Group, and whose advice and support are called on (to the extent consistent with any other office they may be holding at the time).

Martti Ahtisaari

Chairman Emeritus

George Mitchell

Chairman Emeritus

Gareth Evans

President Emeritus

Kenneth Adelman

Adnan Abu Odeh

HRH Prince Turki al-Faisal

Hushang Ansary

Óscar Arias

Ersin Arıoğlu

Richard Armitage

Diego Arria

Zainab Bangura

Shlomo Ben-Ami

Christoph Bertram

Alan Blinken

Lakhdar Brahimi

Zbigniew Brzezinski

Kim Campbell

Jorge Castañeda

Naresh Chandra

Eugene Chien

Joaquim Alberto Chissano

Victor Chu

Mong Joon Chung

Pat Cox

Gianfranco Dell’Alba

Jacques Delors

Alain Destexhe

Mou-Shih Ding

Uffe Ellemann-Jensen

Gernot Erler

Marika Fahlén

Stanley Fischer

Malcolm Fraser

I.K. Gujral

Swanee Hunt

Max Jakobson

James V. Kimsey

Aleksander Kwasniewski

Todung Mulya Lubis

Allan J. MacEachen

Graça Machel

Jessica T. Mathews

Nobuo Matsunaga

Barbara McDougall

Matthew McHugh

Miklós Németh

Christine Ockrent

Timothy Ong

Olara Otunnu

Lord (Christopher) Patten

Shimon Peres

Victor Pinchuk

Surin Pitsuwan

Cyril Ramaphosa

Fidel V. Ramos

George Robertson

Michel Rocard

Volker Rühe

Güler Sabancı

Mohamed Sahnoun

Salim A. Salim

Douglas Schoen

Christian Schwarz-Schilling

Michael Sohlman

Thorvald Stoltenberg

Leo Tindemans

Ed van Thijn

Simone Veil

Shirley Williams

Grigory Yavlinski

Uta Zapf

Ernesto Zedillo

 

[1] «В ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе в 2011 году погибли и были ранены 1378 человек», «Кавказский узел», www.kavkaz-uzel.ru, 12 января 2012 г. «Жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе в первом квартале 2012 года стали 258 человек», там же, 12 апреля 2012 г. «Жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе во втором квартале 2012 года стали 355 человек», там же, 11 июля 2012 г. «Жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе в июле стали 118 человек», там же, 4 августа 2012 г. «В августе жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе стали 182 человека», там же, 5 сентября 2012 г. «НАК: уничтожен организатор майского теракта в Махачкале», «РИА Новости», 16 мая 2012 г. «Кавказский узел» – один из подчас противоречащих друг другу источников, публикующих статистику потерь на Северном Кавказе. Кризисная группа использует статистику «Кавказского узла», поскольку его расчеты производятся по единой методологии.

[2] В беспорядках на Манежной площади приняли участие несколько тысяч молодых людей, в основном футбольных фанатов и националистов, протестовавших против убийства кавказцем этнического русского, футбольного фаната. Этот инцидент привел к всплеску этнического насилия в Москве и других городах России. Иван Сухов, «Боевая готовность», «Московские новости» (онлайн), 23 июня 2011 г.

[3] Официальное название Северной Осетии – Республика Северная Осетия-Алания.

[4] «Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации» (утверждена президентом 5 октября 2009 года), Национальный антитеррористический комитет, nak.fsb.
ru/nac/documents/cjncept.htm.

[5] Вместо этого в июне 2012 года был создан президентский Совет по делам национальностей – консультативный орган при президенте РФ. «Создан Совет по делам национальностей», ОПРФ (Общественная палата Российской Федерации), 7 июня 2012 года.

[6] «Медведев призвал уделять особое внимание безработице на Кавказе», «РИА Новости», 13 сентября 2011 года.

[7] «Дело закрыто. Российская делегация в ПАСЕ впервые поддержала резолюцию по Северному Кавказу», «Время Новостей» (онлайн), 23 июня 2010 года. ПАСЕ – Парламентская ассамблея Совета Европы.

[8] Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Ставропольский край.

[9] Эти цифры помимо СКФО включают Адыгею. Всероссийская перепись населения 2010 года, . В данном докладе мы используем данные переписей 2002 и 2010 годов, но необходимо учитывать, что данные по отдельным регионам и этническим группам Северного Кавказа представляются сильно завышенными в интересах региональных и этнических элит.

[10] Более полный список этнических групп Северного Кавказа и их численности приведен в приложении B. 94 процента населения Ингушетии – ингуши, в Чечне 95,3 процента – чеченцы. Коренными народами Дагестана признаны четырнадцать этнических групп; еще четырнадцать субэтносов включены в аварскую этническую группу.

[11] До централизованного перевода на кириллицу в 1936 году народы Северного Кавказа пользовались арабским, позже – латинским алфавитом.

[12] Ханафитского мазхаба придерживаются мусульмане Западного Кавказа (кабардинцы, балкарцы, карачаевцы, черкесы, адыги и шапсуги), Осетии и ногайского Дагестана. Шафиитский мазхаб преобладает в большей части Дагестана и среди чеченцев и ингушей. В Дагестане также есть небольшая шиитская община.

[13] Суфийские ордена (тарикаты) Накшбандийа и Кадирийа есть в Чечне и Шазилийя – в основном среди дагестанских аварцев. В Чечне есть также около 30 небольших религиозных братств, известных под названием вирдов.

[14] На востоке лезгины, табасаранцы и рутульцы были обращены в ислам в VII-XX веке, лакцы и агулы – в XI-XIII, кумыки и аварцы – в XV, чеченцы – в XVI и ингуши – в XIX. В XVI веке были исламизированы осетинские элиты и большинство адыгов, хотя многие кабардинцы приняли христианство. См. Алексей Малашенко, «Исламские ориентиры Северного Кавказа» (Москва, 2001), стр. 14.

[15] В 1930-х годах в Чечне 300 религиозных авторитетов, т.е. почти все, кто мог читать Коран, были расстреляны. Вахид Акаев, «Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации», Духовное управление мусульман Чеченской Республики, www.dumtoday.
info. Некоторые меры, предпринятые советской властью, привели к прямо противоположным результатам. В 1950-1980-х годах в Дагестане были организованы масштабные кампании по переселению очень религиозных аварцев и даргинцев с гор в более секуляризированные равнинные районы, но к 1980-м годам это привело не к секуляризации горцев, а к активному распространению в равнинных районах суфийских вирдов (братств). Интервью Кризисной группы с экспертами из Дагестана, Чечни, Ингушетии, декабрь 2011 года. Шамиль Шихалиев, «Распространение суфизма и развитие исламского образования в контексте политики переселения в Дагестане (1950-1980-е годы)», доклад на конференции «От колхоза к джамаату: политизация ислама в сельских общинах на территории бывшего СССР», Университет Гумбольдта, Берлин, 27 января 2012 года.

[16] В одном только Дагестане в 2011 году было 1276 суннитских джума-мечетей, 827 квартальных мечетей, 243 молитвенных дома, 13 исламских вузов, 76 медресе, 2 исламских культурных центра, союз исламской молодежи и девятнадцать ассоциаций шиитов. 8872 человек изучали ислам в высших учебных заведениях, медресе имактабах (вводные курсы по исламу, действующие при мечетях). «Ислам», Министерство по национальной политике, делам религий и внешним связям Республики Дагестан, www.minnaz.ru, 15 января 2012 года.

[17] Регионами со значительным христианским населением являются Ставропольский край (подавляющее большинство), Северная Осетия (80 процентов), Адыгея (около 70 процентов), Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария (около одной трети). В Дагестане, Чечне и Ингушетии христианское население невелико. Большинство исповедует православие, есть также незначительное число последователей Армянской апостольской церкви, лютеранской и Римско-католической церкви.

[18] В 2010 году по предложению Рамзана Кадырова, которое поддержали другие северокавказские президенты, высший пост исполнительной власти в республиках переименован в «главу». «Медведев пообещал губернаторам новые отставки, а президентов республик согласился переименовать», Newrsu.com, 31 августа 2010 года.

[19] Решение о переводе архимандрита Антония, настоятеля Аланского Свято-Успенского мужского монастыря, в Дагестан вызвало возмущение православной общины Северной Осетии. 1500 человек перекрыли дорогу в монастырь, чтобы помешать его выезду. Антоний – самый авторитетный религиозный деятель Северной Осетии, который несмотря на то, что патриархат поощряет классическую форму православия, терпим к местным дохристианским верованиям. Архимандрит рассказал Кризисной группе, что, хотя он смог остаться в Осетии, его разжаловали до чина обычного монаха, что почти не нашло отражения в прессе. Интервью Кризисной группы с арх. Антонием, Фиагдон, Северная Осетия, декабрь 2011 года.

[20] В 1990-е годы традиционные кланы стали романтизировать как элементы национальной культуры, подавлявшиеся в прошлом советской властью. Активисты обратились к архивам для восстановления семейных родословных и попытались возродить кланы как действующие общественные и политические организации, но в целом им это не удалось.

[21] Интервью Кризисной группы c Сапият Магомедовой, экспертом по правовым вопросам. Хасавюрт, Дагестан, декабрь 2011 года.

[22] Интервью Кризисной группы c профессором Хасаном Дзуцевым. Северо-Осетинский центр социальных исследований, Институт социально-политических исследований Российской академии наук, Северная Осетия-Алания, г. Владикавказ; с профессором Светланой Аккиевой, заместителем заведующего отдела социально-политических исследований Института гуманитарных исследований. Нальчик, Кабардино-Балкария, декабрь 2011 года.

[23] «Медведев о Северном Кавказе: коррупция, кланы, бедность», «РИА Новости» (онлайн), 12 ноября 2009 года.

[24] Его советник Азамат Нальгиев заявил, что глава республики присутствует на большинстве заседаний. Интервью Кризисной группы. Назрань, Ингушетия, декабрь 2011 года. Тейп – клан, группа родственников по мужской линии.

[25] Несмотря на свое традиционное название, он включает в себя представителей гражданского общества, в том числе либеральных деятелей российского гражданского общества из Москвы. «Совет старейшин поможет Хлопонину работать по заветам предков», «Свободная пресса» (онлайн), 4 февраля 2011 года.

[26] Наблюдения Кризисной группы; Интервью кризисной группы со Светланой Ганнушкиной, председателем Комитета «Гражданское содействие». Москва, сентябрь 2012 года. Более подробную информацию об убийствах чести и гендерном насилии на Северном Кавказе см.: Материалы семинара-совещания «Гендерный взгляд на безопасность женщин на Северном Кавказе», «Женщины Дона», 15 июля 2012 года; «Руководящие указания Европейского совета по делам беженцев и вынужденных мигрантов об обращении с внутренне перемещенными лицами, просителями убежища и беженцами в Европе», Европейский совет по делам беженцев и вынужденных эмигрантов, 8 марта 2011 года, с. 52; Светлана Ганнушкина, «Право быть человеком», «Ежедневный журнал», 9 декабря 2008 года; «Девушку убили из-за SMS-сообщения и телефонного звонка», «Мемориал», 9 декабря 2011 года.

[27] Во многих случаях сотрудники силовых структур истолковывают адат в свою пользу, убивая не самих боевиков, а родственников предполагаемых боевиков, их пособников или тех, кто предоставлял им укрытие. См. дела Саида-Салеха Ибрагимова и Абдулы-Язита Асхабова. «Механизмы безнаказанности на Северном Кавказе (2009-2010 гг.) – как они работают?», «Мемориал», 2010.

[28] «В Ингушетии за два года более 150 семей отказались от кровной вражды», «Независимая газета», 17 августа 2012 года.

[29] Виктор Шнирельман, «Быть аланами. Интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в XX веке», (Москва, 2006 г.), с. 264. Договор между Российской и Персидской империями установил нынешние границы с Азербайджаном. Георгиевский трактат 1783 г., подписанный российской императрицей и картли-кахетинским царемгрузинским князем Картли и Кахетии, установил протекторат России над Восточной Грузией. Об истории завоеваний и расширении российских территорий читайте: Я. Ахмадов, «История Чечни с древнейших времен до конца XVIII века» (Москва, 2001 г.); А. Зелкина, In quest for God and FreedomThe Sufi Response to the Russian Advance in the North Caucasus [«В поисках Бога и свободы: Суфийский ответ Российскому продвижению на Северном Кавказе»] (Лондон, 2000 г.); П. Зубов, «Подвиги русских воинов в странах Кавказских с 1800-1834» (Санкт-Петербург, 1835 г.); Майкл Ходарковский, «Степная граница России: создание колониальной империи, 1500-1800 гг.» (Блумингтон, 2002 г.); А. Безугольный, «История военно-окружной системы в России. 1862–1918» (Москва, 2012 г.).

[30] Первые казачьи поселения были основаны во второй половине XVI века. В XVIII веке большинство равнинных обществ были больше ориентированы на Россию и подписывали с ней договоры, присягая на верность государству (например, в 1758 и 1771 гг. – ингуши, в 1774 г. – осетины, в 1781 г. – чеченцы). Некоторые договоры заключали в обмен на поддержку России в местных усобицах, часто против мощной Кабарды. Такие союзы воспринимались северокавказскими обществами как установление протектората, но могли быть нарушены в любой момент и даже порой заключались одновременно с соперничающими между собой региональными державами. После 1774 года Россия активизировала свои усилия по колонизации региона. См. также: Виктор Шнирельман, указ. соч., с. 269. Более подробная информация о казаках приведена ниже в разделе V.E.

[31] Первым восстанием руководил самопровозглашенный чеченский шейх Мансур Ушурма, которого поддержали чеченские, адыгские, дагестанские горцы, а впоследствии и Турция во время Русско-турецкой войны (1787-1792 гг.). Джон Б. Данлоп, «Россия противостоит Чечне: корни сепаратистского конфликта» [John B. Dunlop,Russia Confronts Chechnya: Roots of a Separatist Conflict] (Кэмбридж, 1998 г.), Анна Зелькина, «Ислам и общество в Чечне с конца XVIII до середины XIX века», Журнал исламских исследований, том 7, выпуск 2 (1996), стр. 240-264. Российские кампании на Кавказе часто прекращались из-за более серьезных конфликтов, таких как Крымская война, и возобновлялись, как только для этого появлялись возможности. А. П. Ермолов, «Записки» (Москва, 1868).

[32] В мае 1818 г. он направил русскому царю Александру I план «военно-экономической блокады», в том числе линии укреплений, призванной отрезать пастбища и пахотные земли от коренных жителей с тем, чтобы голодом принудить восставший народ к повиновению. Моше Гаммер «Шамиль: Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и Дагестана» (Москва, 1998), с. 58. В 1817-1819 гг. он построил ряд казачьих поселений и военных постов на земле местных общин. М. Блиев, В. Дегоев, «Кавказская война» (Москва, 1994), стр. 152, 174.

[33] Имамат был образован имамом Гази-Магомедом в 1829 году, однако настоящим государством он стал при Шамиле. Шамиль – аварец из дагестанского селения Гимры и шейх суфийского тариката Накшбандийа. Его Имамат (1840-1859 гг.) был разделен на провинции (наибства), каждой из которых руководил наиб (заместитель), ответственный за сбор налогов, исполнение решений шариатского суда, а также надзирал за исполнением приказов Шамиля. Моше Гаммер, указ. соч., стр. 306; М. Блиев, В. Дегоев, указ. соч., стр. 384.

[34] Достоверные статистические данные отсутствуют; оценки колеблются от 200 до 500 тыс.

[35] Международное черкесское сообщество отмечает 21 мая как День черкесского геноцида. Объективные труды по этой теме найти затруднительно, одним из источников является работа Уолтера Ричмонда «Северо-Западный Кавказ: прошлое, настоящее и будущее» (Лондон, 2008). См. также раздел V.D ниже.

[36] А. Берже, Чечня и чеченцы (Тифлис, 1859), стр. 82.

[37] Обещания большевиков включали самоопределение, перераспределение земель, местное самоуправление и религиозную автономию, но Советский Союз осуществил лишь немногие из них. Подробнее о Горской республике см.: Т. Музаев, «Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа. 1917-й – март 1918 г.»(Москва, 2007).

[38] В первые годы советская власть добилась серьезных успехов путем модернизации, образования и развития. В 1920-1930-х годах появились доступное здравоохранение, механизированное сельское хозяйство и светское образование на национальных языках. Использование национальных языков в школах оказалось очень эффективным и создало спрос на преподавателей из числа местных жителей. Как часть политики коренизации местным жителям предоставляли возможность получения юридического образования, а затем из их числа формировали судейский корпус, специальные курсы, организованные на рабочих местах, способствовали внедрению новой правовой системы. См. также: И. Бабич, «Правовой плюрализм на Северно-Запад­ном Кавказе» (Москва, 2000), стр. 36.

[39] Советская межвоенная политика была основной причиной сопротивления. На Северном Кавказе крестьяне яростно сопротивлялись коллективизации. Александр Статиев, «Природа вооруженного антисоветского сопротивления 1942-44 гг. Северный Кавказ, Калмыцкая АССР, Крымская АССР», в сб. «Критика: исследования по истории России и Евразии», т. 6, N°2 (2005), стр. 281-314.

[40] Весной 1944 года Кабардино-Балкарская автономная республика переименована в Кабардинскую, Чечено-Ингушская Республика, Карачаевская автономная область Ставропольского края были ликвидированы (их жители высланы) и разделены между прилегающими к ним Северо-Осетинской АССР, Грузинской ССР, Дагестанской АССР и вновь созданной Грозненской областью. В январе 1957 года все национальные образования высланных северокавказских народов были восстановлены. Районы, переданные в 1944 году из России в Грузию, были возвращены в 1955-1957 гг. В связи с возвращением депортированных в январе 1957 года Грозненская область была упразднена, а Чечено-Ингушская АССР восстановлена.

[41] Тысячи представителей высланных народов сражались на фронте, многие проявили незаурядное мужество (особенно при обороне Брестской крепости), были убиты или ранены. В период 1945-1950 гг. уровень смертности среди репрессированных народов намного превышал рождаемость. Точное число погибших неизвестно, но, по разным оценкам, погибли от трети до половины сосланных, причем большинство погибали в течение первых четырех лет ссылки. После смерти Сталина в 1953 году, когда самые жесткие ограничения на передвижение были сняты, положение ссыльных было немного улучшено и они стали принимать активное участие в экономической жизни республик проживания. См. также: Валерий Тишков, «О нации и национализме» (Москва, 1996), стр. 8.

[42] Возвращение ингушей в Пригородный район после депортации было ограничено; в 1982 году Совет министров СССР издал указ N°183 «Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР». Тем не менее ингуши возвращались в свои села и выкупали дома, которые принадлежали им до депортации, у осетин или русских, жили в них без регистрации или регистрировались за взятки. Аналогичная ситуация существовала в бывшем Ауховском районе Дагестана.

[43] В 1988-1990 годах в регионе и вокруг него появлялись многочисленные неформальные организации, проводившие общественные обсуждения ранее запретных страниц истории, вокруг некоторых из этих объединений впоследствии возникли национальные движения и этнополитические партии.

[44] Закон «О реабилитации репрессированных народов», РСФСР, N°1107-1, 26 апреля 1991 года.

[45] В статье 3 этого закона говорится, что реабилитация репрессированных народов означает «признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством». В статье 6 говорится, что государство должно осуществить на основе их волеизъявления правовые и организационные мероприятия по восстановлению национально-территориальных границ, существовавших до их антиконституционного насильственного изменения.

[46] Про отгоннные пастбища см.: Константин Казенин, «Перспективы и риски многонациональных районов равнинного Дагестана», Regnum, 8 октября 2011 года. В зимнее время скот остается на равнине, а летом его перегоняют в горы.

[47] Статус Дудаева был подтвержден на прошедших 27 октября 1991 года выборах чеченского парламента и президента, которые, по мнению независимых наблюдателей, сопровождались серьезными нарушениями. Большинство русских и ингушей не участвовали в выборах, так что полученные Дудаевым 85 процентов были в основном голосами чеченцев. Дж. Данлоп, «Россия противостоит Чечне», указ. соч.; Джабраил Гакаев, «Чеченский кризис: истоки, итоги, перспективы» (Москва, 1999); Валерий Тишков, «Общество в вооруженном конфликте» (Москва, 2001).

[48] Г. Шарафутдинова, Chechnya versus Tatarstan, [«Чечня v. Татарстан»], в сб. «Проблемы посткоммунизма», март/апрель 2000 г., стр. 16. Дж. Данлоп, «Россия противостоит Чечне», указ. соч., стр. 132. Согласно данным Федеральной службы государственной статистики (Госкомстат), спад промышленного производства в Чеченской и Ингушской республиках составлял 32 процента в 1992 году (18,8 процента по всей России) и 61,4 процента в 1993 году (16,2 процента по всей России в среднем). Валерий Тишков, «Чеченский кризис», в сб. «Россия в третьем тысячелетии», Москва, 1996, стр. 23.

[49] Анатоль Ливен, Chechnya. Tombstone of Russian Power [«Чечня. Надгробный памятник российской мощи»] (Нью-Хейвен, 1998), стр. 79. Дополнительно о первой чеченской войне см.: Шарлотта Галл и Томас Де Ваал, Chechnya: Calamity in the Caucasus [«Чечня: трагедия Кавказа»] (New York, 1999); А. Малашенко, Д. Тренин, Russia’sRestless Frontier. The Chechnya Factor in Post-Soviet Russia [«Тревожные рубежи России: чеченский фактор в постсоветской России»] (Вашингтон, 2004); О. Орлов, А. Черкасов, «Россия-Чечня: цепь ошибок и преступлений», «Мемориал», 2010, Лоуренс Скотт Шитс, Eight Pieces of Empire [«Восемь осколков Империи»], (Нью-Йорк, 2011), стр. 151-203.

[50] Официальная статистика жертв среди гражданского населения отсутствует. Основными источниками данных являются правозащитные организации, которые считают, что за 1994-1996 гг. были убиты до 50 тыс. чел., в том числе от 25 до 29 тыс. во время штурма Грозного зимой 1994-1995 гг. Александр Черкасов, «Книга чисел. Книга утрат. Книга Страшного суда», Polit.ru, 19 февраля 2004 года. Данные о количестве жертв среди военных и боевиков еще более противоречивы. 5334 военнослужащих погибли или пропали без вести, а 19794 были ранены, согласно сравнительному анализу данных силовых структур, журналистов и правозащитников. Книга Ольги Трусевич и Александра Черкасова «Неизвестный солдат Кавказской войны», «Мемориал», 1997. По источникам чеченских сепаратистов, число погибших российских военнослужащих достигает 80 тыс. «Кавказ-Центр», 16 августа 2005 года. По сведениям Союза солдатских матерей, число погибших военнослужащих составляет 14 тыс. Алла Тучкова, «Солдатские матери проголосуют за мир», «Российская газета», 23 марта 2000 года. Федеральные войска заявили о том, что число погибших чеченских боевиков составляет 17 391. «Потери российских войск только в первую чеченскую кампанию…», «РИА Новости», 17 апреля 2011 года. Сепаратисты утверждают, что их потери составили 2870 человек. Владлен Максимов, «В Чечне надо выиграть мир, а не войну», «Новые известия», 10 декабря 2004 года. По оценке экспертов Центра этнополитических и региональных исследований, были убиты от 2500 до 2700 боевиков. Г. Кривошеев, «Россия и СССР в войнах ХХ века. Потери вооруженных сил»(Москва, 2001), стр. 584-608.

[51] 121 760 домов и квартир, все центральные республиканские медицинские клиники и более 400 учебных заведений были полностью или частично разрушены вследствие воздушных налетов. Валерий Тишков, «Геополитика чеченской войны», «Свободная мысль», 1997, стр. 74. «Есть ли у них будущее? Проблемы возвращения и реинтеграции внутриперемещенных лиц на Северном Кавказе», «Мемориал», Норвежский совет по делам беженцев, Центр мониторинга внутреннего переселения, 1 октября 2006 г., стр. 10. В российской правовой системе отсутствует понятие «внутренне перемещенные лица» (ВПЛ), определенные категории таких граждан попадают под определение «вынужденных переселенцев». Миграционные службы, как правило, неохотно предоставляли этот статус чеченцам во время обеих войн. Интервью Кризисной группы со Светланой Ганнушкиной, председателем Комитета гражданского содействия. Москва, сентябрь 2012 года.

[52] Армия и силовые структуры ответственны за серьезные нарушения прав человека, в то время как радикальное крыло чеченских боевиков совершало преступления против пленных солдат и теракты за пределами Чечни (см.: Доклад Кризисной группы №221 (Европа), «Северный Кавказ: Сложности интеграции (II): исламский фактор, вооруженное подполье и борьба с ним»). Соглашения были подписаны Асланом Масхадовым и генералом Александром Лебедем от имени президента Чечни Зелимхана Яндарбиева, который сменил Дудаева, и президента Ельцина соответственно. Они предусматривали прекращение военного конфликта, вывод российских войск, взаимные обязательства о неприменении силы и мирное разрешение споров на основе международного права.

[53] Дудаев был убит радиоуправляемой ракетой во время разговора по спутниковому телефону с депутатом Госдумы Константином Боровым 21 апреля 1996 года.

[54] Избирательные урны были размещены на границе с Чечней, но не за ее пределами. Интервью Кризисной группы с Александром Черкасовым, правозащитный центр «Мемориал», Москва, октябрь 2012. 12 мая 1997 года Масхадов и Ельцин подписали «Договор о мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия». Независимые наблюдатели единогласно признали, что процесс голосования был честным. Алексей Малашенко, «Рамзан Кадыров: российский политик кавказской национальности» (Москва, 2009), стр. 53; «Чечня: политический процесс в зазеркалье», Московская Хельсинкская группа, 2004. Олег Лукин, «Президентские и парламентские выборы 1997 г. в Чечне», Prague Watchdog, январь 2007 года.

[55] С. Рязанцев, «Демографический и миграционный портрет Северного Кавказа» (Ставрополь, 2003), стр. 26-77.

[56] Хаттаб, гражданин Саудовской Аравии, воевал против советских войск в Афганистане, а затем присоединился к исламистским группировкам в Таджикистане и Узбекистане. В январе 1995 года прибыл в Грозный вместе с группой арабских сторонников и при финансовой поддержке международных джихадистов. Во время первой чеченской войны провел несколько успешных операций против российских войск, что обеспечило его авторитет среди чеченских боевиков. Дж. Хьюз, Chechnya: From Nationalism to Jihad (National and Ethnic Conflict in the 21st Century) [«Чечня: от национализма к джихаду. (Национальный и этнический конфликт в ХХ веке»)] (Филадельфия, 2007).

[57] «Битва за Дагестан (Чечня), 1999 год», Военная хроника.

[58] Нападение на Дагестан и последующие взрывы, организованные террористами в Буйнакске, Москве и Волгодонске (4-16 сентября 1999 года), ответственность за которые была возложена на чеченцев, консолидировали общественное мнение. Взрывами были убиты 307 и ранены 1700 человек. Дальнейшее расследование показало, что взрывы были подготовлены террористами из Карачаево-Черкесии и Дагестана. Существуют версии, опровергающие официальную, и озвученные, например, активистами оппозиции, бывшими сотрудниками Федеральной службы безопасности (ФСБ) и некоторыми другими. По этим версиям, ответственность за эти взрывы лежит на самой ФСБ, исходя в значительной степени из более поздних событий в Рязани, где были замечены мужчины, подкладывавшие в подвал жилого дома мешки, предположительно со взрывчаткой. ФСБ заявила, что это было частью антитеррористических учений. «Рязань, сентябрь 1999 года: учения или теракт?», Politcom.ru, 11 сентября 2002 года.

[59] Алексей Малашенко, «Рамзан Кадыров», указ. соч., стр. 22. Больше информации про вторую войну можно найти: В. Тишков, М.С. Горбачев (предисловие), ChechnyaLife in a War-Torn Society (California Series in Public Anthropology[«Чечня: жизнь в разрушенном войной обществе»], Лос-Анджелес, 2004; А. Политковская, A Small Corner of HellDispatches from Chechnya, [«Уголок ада»], Чикаго, 2003.

[60] Например, село Ярыш-Марды, Грозненский (сельский) район Чечни.

[61] Интервью Кризисной группы с Александром Черкасовым, Москва, октябрь, 2012 г. Роберт Шафер, The Insurgency in Chechnya and the North Caucasus: From Gazavat to Jihad [«Вооруженное подполье в Чечне и на Северном Кавказе: от газавата к джихаду»] (Санта-Барбара, 2012), стр. 191-193.

[62] Хроника неизбирательных бомбардировок в ноябре-декабре 1999 года приведена в докладе «Точечные удары. Неизбирательное применение силы федеральными войсками в ходе вооруженного конфликта в Чечне в сентябре-октябре 1999 года», «Мемориал», октябрь 1999 года.

[63] Работа правозащитных организаций во время войны была ограничена. Например, мониторинг, осуществлявшийся правозащитным центром «Мемориал», охватывал лишь 25-30 процентов территории Чечни, и при этом было установлено, что погибло 15-25 тыс. гражданских лиц, в том числе от 3 до 5 тыс. пропали без вести. Для республики с населением около одного миллиона потери, понесенные в ходе двух войн, сопоставимы в относительном выражении с потерями Советского Союза во время Второй мировой войны. Александр Черкасов, «Книга чисел», указ. соч.

[64] Только 89 человек из бежавших в Ингушетию получили статус вынужденных переселенцев.

[65] Некоторые боевики, вышедшие из Грозного, потом переместились с гор в село Комсомольское. Во время штурма Комсомольского 5-20 марта 2000 г., по официальным данным, было убито до тысячи человек. Полевой командир Руслан Гелаев и некоторые боевики ушли в Панкисское ущелье (Грузия). «В Комсомольском оборону держали около 1500 боевиков», Lenta.ru, 7 апреля 2000 года. Александр Черкасов, «Бойня в селе Комсомольское. Победа или преступление?», «Реконструкция Чечни», 25 апреля 2005 года.

[66] Во время зачистки в пос. Новые Алды по меньшей мере 56 гражданских лиц были убиты. «Зачистка», «Мемориал», июль 2000 года. «Массовые «зачистки» в Чечне заменяются адресными спецмероприятиями», NEWSru.com, 16 января 2002 года.

[67] «Чечня, 2004 год. Похищения и исчезновения людей», «Мемориал», февраль 2005 г. Э. Гиллиган, Terror in ChechnyaRussia and the Tragedy of Civilians in War (Human Rights and Crimes Against Humanity[«Террор в Чечне: Россия и военная трагедия гражданского населения»] (Принстон, 2009); Дж. Рассел, Chechnya - Russia's 'War on Terror' (BASEES/Routledge Series on Russian and East European Studies) [Чечня: российская «война с террором»] (Абинг­тон, 2007).

[68] «О положении жителей Чечни в России, июнь 2003 – май 2004 года», «Мемориал», 2004 г. Вернувшимся были обещаны первоочередные компенсации за разрушенное жилье, но обещание не было сдержано. Интервью Кризисной группы со Светланой Ганнушкиной, Москва, 5 сентября 2012 года.

[69] «Расплата за детей», «Хьюмар Райтс Вотч», июль 2009 г.; «Чечня 2004: «Новые» методы «контртеррора». Захват заложников и репрессивные действия в отношении родственников предполагаемых боевиков», «Мемориал», март 2005 года; «Чеченская Республика: последствия «чеченизации» конфликта», «Мемориал», март 2006 года.

[70] Служба безопасности Ахмада Кадырова, или СБ, была широко известна как «кадыровцы». Батальон «Восток», или «ямадаевцы», был частью 42-й мотострелковой дивизии Министерства обороны России и имел в составе около 470 человек, отвечал за горные Веденский и Ножай-Юртовский районы и части прилегающей равнины. После конфликта с Рамзаном Кадыровым Ямадаев был убит в Дубае 28 марта 2009 года, а батальон расформирован. Его брат, Руслан Ямадаев, депутат Госдумы, был убит в Москве 24 сентября 2008 года. Батальон «Запад», или «какиевцы», входивший в ту же дивизию и насчитывавший около 400 бойцов, контролировал Старопромысловский район Грозного, горные Шатойский и Итум-Калинский районы и прилегающую равнинную часть Чечни. Группа Мовлади Байсарова, которую обычно называли «Горец», насчитывала более 100 человек и базировалась в селении Побединское. Вскоре после публичного конфликта с Рамзаном Кадыровым Байсаров был застрелен при задержании в Москве 18 ноября 2006 года, Побединское было взято в осаду, а группа распалась. Кадыров отрицает любую причастность к убийствам. После того как бывшие боевики переходили на профедеральную сторону, их, по имеющимся данным, обычно сразу направляли на спецоперацию, чтобы они были «повязаны кровью» со своей новой группой и потеряли возможность вернуться в подполье.

[71] О президентских и парламентских выборах 2003-2004 гг. см.: «В атмосфере страха. «Политический процесс» и парламентские выборы в Чечне», совместное издание «Мемориала», центра «Демос», Международной Хельсинкской федерации по правам человека (IHF), Международной федерации за права человека (FIDH) и Норвежского Хельсинкского комитета, январь 2006 года.

[72] Алексей Малашенко, «Рамзан Кадыров», указ. соч., с. 57.

[73] За 2011 год и первые шесть месяцев 2012 года в Чечне были убиты 146 человек, в том числе 48 силовиков и 86 предполагаемых боевиков. «Кавказский узел», 8 января 2012 г., 12 апреля 2012 г., 10 июля 2012 г.

[74] Официальный вебсайт главы и правительства Чеченской Республики, chechnya.gov.ru, 18 января 2012 года; вебсайт «Рамзан Ахматович Кадыров», http://www.ramzan-kadyrov.
ru, 20 января 2012 г., 6 января 2012 г., 14 февраля 2012 г. «В Грозном продолжились акции протеста строителей турецких фирм», «Кавказский узел», 17 февраля 2012 года; «О положении жителей Чечни в России, август 2006 г. -Октябрь 2007 года», «Мемориал», сеть «Миграция и право», 2007 г. Владимир Силаев, «СП: вложения в бюджет Чечни не окупаются», Infox.ru, 1 декабря 2009 года.

[75] Постановлением правительства России от 4 июля 2003 года компенсация за частично разрушенное жилье не была предусмотрена. Доклад Альваро Хиль-Роблеса, Комиссара по правам человека Совета Европы, о его визитах в Россию, 15-30 июля 2004 года и 19-29 сентября 2004 года, комитету министров и Парламентской ассамблее Совета Европы, 20 апреля 2005 года, с. 305. «Есть ли у них будущее?», указ. соч.

[76] «Положение основных групп вынужденных мигрантов и помощь им со стороны», Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

[77] Интервью Кризисной группы с сотрудниками гуманитарных организаций, август 2012 года. См. также: «Положение внутренне перемещенных лиц и возвращающихся в Северо-Кавказском регионе» (ПАСЕ), 5 марта 2012 года. Большинство оставшихся жителей получили судебные постановления о выселении. Интервью Кризисной группы с сотрудниками «Мемориала», июль 2012 года.

[78] «Р. Кадыров намерен навести порядок в ПВР», сайт главы и правительства Чеченской Республики, 19 апреля 2006 года. Постановлением N°387 от 17 октября 2007 года правительство Чечни ликвидировало большинство пунктов временного размещения и забрало их здания. Затем они были преобразованы в семейные общежития. «О положении жителей Чечни в России, октябрь 2007-апрель 2009 года», «Мемориал», 2009.

[79] «Положение внутренне перемещенных лиц …», op.cit; «Чечня: прокуратура рапортует о благополучии, а беженцы просят помощи. Жилищная проблема ВПЛ в ЧР не решена и не решается», «Мемориал», 17 октября 2011 года.

[80] Интервью Кризисной группы с Татьяной Локшиной, заместителем директора московского представительства «Хьюман Райтс Вотч», сентябрь 2012 г.

[81] «Средства правовой защиты от нарушений прав человека в Северо-Кавказском регионе», доклад ПАСЕ, докладчик: Дик Марти, 4 июня 2010 г., с. 1. Кадыров отрицает возможную причастность к убийствам своих критиков и соперников. К. Дж. Чиверс, Slain exile detailed cruelty of the ruler of Chechnya [«Убитый изгнанник подробно описал жестокость правителя Чечни»], The New York Times (онлайн), 31 января 2009 года; Любовь Чижова, «Противники Кадырова долго не живут», радио «Свобода», 28 апреля 2010 года; Эндрю Осборн, Chechen warlord enjoys a 'quiet' birthday [«Чеченский военный правитель наслаждается «спокойным» днем рождения»], The DailyTelegraph (онлайн), 5 октября 2011 года. К. Дж. Чиверс, A Fearless Activist in a Land of Thugs [«Бесстрашный активист в стране убийц»], The New York Times (онлайн), 17 июля 2009 года.

[82] «Рамзан Кадыров встретился с представителями духовенства», «Грозный-Информ», grozny-inform.ru, 27 марта 2012 года; «Женщина должна знать свое место». Насаждение исламского дресс-кода для женщин в Чечне», «Хьюмар Райтс Вотч», март 2011 г.; Алексей Малашенко, «Рамзан Кадыров», указ. соч., с. 114.

[83] Хафиз – человек, знающий Коран наизусть. Строительство четвертой школы хафизов в Урус-Мартане было начато в июне 2012 года. «В Чечне намечено строительство четвертой в республике школы хафизов», «Кавказский узел», 18 июня 2012 года. В Чечне 700 мечетей, 400 из них построены недавно. «Муфтий Чечни не согласен с позицией ЦДУМ», IslamNews, 23 мая 2011 года. «Разработкой учебно-методического пособия по предметам религии в школах займется специально созданный Координационно-экспертный совет», «Грозный-Информ», 6 апреля 2012 года. «Рамзан Кадыров: мы истребили ваххабизм в корне», «Ислам и общество», islamio.ru, 5 мая 2012 г.

[84] «В Чеченской Республике готовятся к празднованию Пасхи», «Грозный-Информ», 6 апреля 2012 года.

[85] Сергей Маркедонов, «Кадыров демонстрирует, что одной Чечни ему маловато», «Московские новости», 13 сентября 2012 года.

[86] «Представитель МИДа Кувейта: ваххабиты своими преступными действиями оскорбляют чувства мусульман», Newsru.com, 28 мая 2012 года.

[87] В октябре 2011 года, например, Грозный посетили кинозвезды Жан-Клод Ван Дамм и Хилари Суонк, скрипачка Ванесса Мэй, балетная труппа немецкого телевидения и ряд российских актеров. Правозащитные организации «Хьюмар Райтс Вотч» и Европейский центр конституционных прав и прав человека призывали мировых знаменитостей отказаться от приглашения, напоминая им о нарушениях прав человека в Чечне. Хилари Суонк позднее заявила, что сожалеет о своем приезде в Чечню. Екатерина Савина, «День города Рамзана Кадырова», Gazeta.ru, 6 октября 2011 года.

[88] Андрей Бабицкий: «Кадыров – это успешный Дудаев сегодня», радио «Свобода», 17 мая 2008 года.

[89] Виктор Шнирельман, указ. соч.

[90] Черкесы ссылаются на свое изгнание в Турцию, аварцы – на массовое уничтожение во время Кав­каз­ской войны 1817-1864 гг., а также жертвы и потерю имущества при переселении после депортации чеченцев в 1944.

[91] Впервые требования о возвращении Пригородного района были предъявлены публично в 1973 году, во время акции протеста ингушской интеллигенции в Грозном. Ранее населенные ингушами районы входили в состав Чечено-Ингуш­ской ССР. В 1988-1989 гг. более 50 тысяч ингушей обратились с письмом протеста в Верховный совет СССР и советское правительство с требованием вернуть ингушские территории в Пригородном районе и восстановить ингушскую автономию. Этот же вопрос был включен в повестку дня II съезда ингушского народа, проходившего в Грозном в сентябре 1989 года. Вскоре после этого национальное движение раскололось на две части – более умеренный Народный совет Ингушетии, возглавляемый проф. Сейнароевым, в состав которого вошла интеллектуальная элита, по преимуществу представлявшая власть имущих и номенклатуру, и более радикальную партию «Нийсхо», пользовавшуюся поддержкой сельского населения Ингушетии, которую воз­гла­вил советский поэт-диссидент Исса Кодзоев. Раскол и радикализация способствовали постепенному сползанию к вооруженному конфликту.

[92] В 1982 году Совет министров СССР издал постановление (N°183) «Об ограничениях прописки граждан в Приго­род­ном районе Северо-Осетинской АССР». Ингуши выкупали принадлежавшие когда-то их семьям дома у осетин и русских, жили в них нелегально или давали взятки чиновникам, чтобы добиться прописки. Артур Цуциев, «Осетино-ингушский конфликт (1992–… гг.). Его предыстория и факторы развития» (Москва, 1998 г.). Более подробно о конфликте: А.Г. Здравомыслов, «Осетино-ингушский конфликт: перспективы выхода из тупиковой ситуации» (Москва, 1998 г.).

[93] 23-24 марта 1991 года Борис Ельцин стал первым главой страны, посетившим Ингушетию. Он привет­ствовал участников многотысячного митинга традиционным приветствием «Ас-салаам алейкум, ингуши!» и публично признал несправедливости, допущенные Сталиным по отношению к ингушам. В тот год на президентских выборах за него проголосовали 94 процента ингушей, что стало самым высоким показателем по всей России. Спустя полтора года, когда он направил танки, чтобы поддержать выселение ингушей из Пригородного района, его приветствие вспоминали с горечью, и этот эпизод сыграл важную роль в развитии у ингушей комплекса «преданной нации».

[94] Некоторые ингуши присоединились в 1994 году к чеченским боевикам и сформировали ингушский батальон, который сыграл важную роль в ходе целого ряда сражений, в том числе в известных боях за Бамут (10 марта 1995 г.-24 мая 1996 г.).

[95] По данным миграционной службы Ингушетии 1992-1993 гг., в ходе конфликта Северную Осетию вынужденно покинула 61 тыс. ингушей. 10 ноября 1992 года председатель Верховного совета Северной Осетии Асхарбек Галазов объявил о том, что 32 782 ингуша, проживавших в Северной Осетии, стали внутренне перемещенными лицами. По заявлению аппарата Специального представителя президента России по вопросам урегулирования осетино-ингушского конфликта (федеральной структуры, созданной для координации процесса возвращения и примирения и существовавшей до 2004 года), право на государственную помощь получили 31 224 человека (5515 семей). Ингуши считают эти данные дискриминационными и не соответствующими действительности и утверждают, что они основаны на официальных регистрационных документах, в то время как до половины ингушей проживали в Северной Осетии без прописки.

[96] Около 5000 ингушей во время конфликта не покинули территорию РСО-А.

[97] По словам министра общественных и внешних связей Республики Северная Осетия-Алания Мурата Тхостова, в результате конфликта осетины получили тяжелую психологическую травму, и гарантировать добрососедские отношения с возвращенцами невозможно. Интервью Кризисной группы, Владикавказ, декабрь 2011 г. 25 июля 1996 года правительство Республики Северная Осетия-Алания приняло постановление (N°186) о создании «водоохранной зоны» на территории нескольких сел, 80 процентов населения которых составляли ингуши. Большинство жителей этих сел получили землю и государственную помощь для строительства новых домов в поселке Новый на границе Ингушетии и Северной Осетии. Сегодня ингушские семьи имеют возможность вернуться в тринадцать населенных пунктов, в которых они проживали до начала конфликта.

[98] В селе Тарское бои не велись, однако осетинская сторона утверждает, что в центральной его части «климат еще не созрел», тогда как в селении Карца проходили ожесточенные уличные бои, но большинство ингушей получило воз­можность туда вернуться. Интервью Кризисной группы с Якубом Патиевым, министром по внешним связям, национальной политике, печати и информации Ингушетии, Назрань, декабрь 2011 г.

[99] Интервью Кризисной группы с Муратом Тхостовым, Владикавказ, декабрь 2011 г.

[100] В результате драки между ингушами и осетинами с участием осетинской полиции, которая произошла 5 ноября 2011 года во Владикавказе, шесть человек получили ранения. Через пять дней двое были ранены в драке, происшед­шей в селе Чермен. 11 сентября 2010 года, через день после теракта на рынке во Владикавказе, который привел к гибели семнадцати человек, во Владикавказе прошел антиингушский митинг. Следующий митинг, 13 октября, чуть было не перерос в погром ближайшего к Владикавказу ингушского села Карца. Военные и милиция блокировали дорогу и не пропустили группу из нескольких сот молодых осетин. В драке в селе Дачное в июле 2009 года ранения получили восемь человек. В августе 2008 года до 30 человек приняли участие в драке между ингушами и осетинами в селе Куртат Пригородного района, в результате трое получили ранения. Иванна Никольская, «В массовой драке в Северной Осетии ранены двое», Life News, www.lifenews.ru, 10 ноября 2011 г. «В Северной Осетии милиция предотвратила погром села Карца», «Кавказский узел», 14 сентября 2010 г. «Драка в Пригородном районе Северной Осетии носила бытовой характер», Magas.ru, 31 июля 2009 г. Муса Мурадов, Заур Фарниев, «Драка на почве благочестия», «Коммерсантъ-Online», 16 августа 2008 г.

[101] Интервью Кризисной группы, Назрань, Ингушетия, декабрь 2011 г.

[102] Интервью Кризисной группы, Владикавказ, декабрь 2011 г.

[103] По различным оценкам, Пригородный район принял от 7500 до 26 000 осетинских беженцев, которые вынужденно покинули Грузию в результате грузинско-осетинского конфликта 1991–1992 гг. По состоянию на 1 января 2012 г. на учете в Федеральной миграционной службе состояли 9652 человека, числящихся вынужденными переселенцами из Грузии. Так же как и в случае с ингушами, официальная статистика не учитывает тех, кто не зарегистрировался или не продлил регистрацию в установленном порядке и (или) утратил свой статус вынужденных переселенцев. По данным некоторых официальных лиц, фактическое число беженцев ближе к 20 тыс. человек. Интервью Кризисной группы с заместителем министра по национальным вопросам Республики Северная Осетия-Алания Сосланом Хадиковым, Владикавказ, декабрь 2011 г. Грузия предприняла усилия для возвращения осетинских беженцев, однако вернулось всего около 2 тыс. человек. Брифинг Кризисной группы N°38 (Европа) «Грузия – Южная Осетия: возвращение беженцев – путь к миру», 19 апреля 2005 г.

[104] Всего в местах компактного проживания остаются 989 семей ВПЛ (4141 чел.), остальные прибыли из Чечни. «Ингушетия: куда пойдут переселенцы после ликвидации МКП?», «Мемориал», 23 сентября 2011 г. По словам ингушского министра Якуба Патиева, на нужды временного переселения перемещенных лиц из республиканского бюджета выделено 42 млн руб. Каждая семья на аренду жилья получает 5000 руб. в месяц, пока государство окончательно не решит этот вопрос. Интервью Кризисной группы, Назрань, Ингушетия, декабрь 2011 г.

[105] Интервью Кризисной группы с руководителем представительства правозащитного центра «Мемориал» в Ингушетии Тамерланом Акиевым, декабрь 2011 г. «Ингушетия: куда пойдут переселенцы после ликвидации МКП?», «Мемориал», op. cit.

[106] Лакцы были переселены из горных Кулинского и Лакского районов. По словам лакского руководства, в 1940-е годы их горные села были перенаселены, и советское правительство решило выделить им дополнительные земли на равнине. Однако переселение было проведено жестокими методами. Для перевозки имущества четырех семей была выде­лена всего одна телега, а сами переселенцы, в том числе дети, больные и старики, были вынуждены в мороз пройти 150 км пешком. Многие переселенцы умерли в дороге или вскоре по прибытии на место. После переселения возвращение в свои дома в горных селах было запрещено. Интервью Кризисной группы с лакскими лидерами Мусой Сулеймановым, Ильясом Каяевым, Талгатом Исмаиловым, Шамилем Акаевым, декабрь 2011, Махачкала. Крупными чеченскими селами являлись Акташ-аух, Юрт-аух и Бурсум.

[107] Тем, кто вернулся в села, в течение десяти–пятнадцати лет отказывали в прописке и предоставлялся лишь ограниченный доступ к трудоустройству, услугам и обучению в школе.

[108] В период с 1992 по 2010 г. на нужды программы федеральным правительством было выделено 2,9 млрд руб.; на 2011–2013 гг. было запланировано выделить 8,9 млрд руб., а в 2011 году 2,8 млрд руб. было выделено на жилье и 73,3 млн руб. на школы. В 2011 году было начато строитель­ство 1119 домов, однако по состоянию на декабрь лишь 653 млн руб. было перечислено из федерального бюджета на жилье, а на строительство школ вообще ничего перечислено не было. «Информация о ходе строительства жилья, объектов соцкультбыта и инженерной инфраструктуры по мероприятиям переселения лакского населения Новолакского района на новое место жительства в 2011 году», правительство Дагестана, 8 декабря 2011 г.; «Республиканская целевая программа «Переселение лакского населения Новолакского района на новое место жительства», 2011–2013 гг.», там же, 8 февраля 2011 г.

[109] Интервью Кризисной группы с жителями новых лакских сел, Махачкала, Новолакское, Новочуртах, Дагестан, февраль 2012 г.; лакские лидеры, Дагестан, декабрь 2011 г. «Сейчас у нас еще нет организованного национального движения, но, если возникнет необходимость и появится возможность, лакское национальное движение возродится за пять минут». Интервью Кризисной группы с Ильясом Каяевым, лидером лакского национального движения, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г.

[110] Сулейман Мусаев, редактор лакского отдела республиканской государственной вещательной компании (РГВК) «Дагестан» и преподаватель Дагестанского государственного института народного хозяйства, опасается, что, если лакцы будут проживать совместно с другими народами, они утратят свою национальную идентичность. Шамиль Акаев, заместитель руководителя управления по вопросам переселения и реабилитации репрессированных народов при правительстве Дагестана, уверен, что опасения, связанные с переселением, преувеличены. По его словам, имеется договоренность с кумыками, которые никогда не будут серьезно претендовать на эту землю, однако совместное проживание с чеченцами неприемлемо по причинам безопасности. Интервью Кризисной группы, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г.

[111] «У каждой семьи новый дом, качество жилья достаточно высокое; были построены отличные школы и отлично оснащенная новая больница. Мы научились справляться с неплодородной почвой – люди делают заливку до грунта, используют привозную землю и сажают деревья. Кое у кого уже появились новые сады». Однако при этом по-прежнему отсутствуют полностью функциональные сети электроснабжения, канализации, водопровода, есть проблемы с организацией работы общественного транспорта и нехваткой мест в детских садах. Интервью Кризисной группы с переселенкой Издаг Мамаевой, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г.

[112] Бывшие чеченские села Юрт-аух и Акташ-аух были переименованы. В Ленинауле проживает около 7 тыс. жителей (почти поровну чеченцев и аварцев), а в Калиниауле – около 5 тыс. человек (70 процентов аварцы, 30 – чеченцы).

[113] Еще 800 чеченских семей обратились с заявлением о возвращении в эти села, однако местные аварские власти отказались их рассмотреть. Интервью Кризисной группы с Султаном Шавхаловым, руководителем управления по восстановлению Ауховского района, Хасавюрт, Дагестан, декабрь 2011 г.; с местными жителями и с чеченскими лидерами, Махачкала, Хасавюрт, Дагестан, декабрь 2011 г.

[114] Местные правоохранительные органы встали на сторону аварцев, а несколько тысяч чеченцев из других районов Дагестана и Чечни, по сообщениям, оказали поддержку своим соплеменникам. Перерастание массовой драки в полномасштабный конфликт удалось предотвратить благодаря своевременным действиям силовых структур республики. Интервью, проведенное аналитиком Кризисной группы в прежней должности с жителями сел Ленинаул и Калининаул, Дагестан, 2007 г.

[115] Интервью Кризисной группы с местными жителями, Хасавюрт, Дагестан, июль 2012 г.

[116] Интервью Кризисной группы с местным жителем, Хасавюрт, Дагестан, июль 2012 г.

[117] Интервью Кризисной группы, Хасавюрт, Дагестан, декабрь 2011 г.

[118] Интервью Кризисной группы с аварским лидером Сулейманом Уладиевым и с еще одним аварским лидером, Махачкала, Дагестан, февраль 2012 г.

[119] «По официальным данным, чеченцам было возвращено 524 дома и 102 свободных земельных участка, однако это не соответствует действительности: зачастую документы о возвращении домов чеченцев подписываются исключитель­но с целью получения государственной компенсации. Представители управления по вопросам восстановления Ауховского района осмотрели каждый возвращенный дом». Интервью Кризисной группы с Султаном Шавхаловым, руководителем этого управления, Хасавюрт, Дагестан, декабрь 2011 г. По имеющимся данным, к наиболее распространенным видам мошенничества относятся: получение жилья на детей дважды (первый раз как иждивенцев, проживающих в роди­тельском доме, а второй раз – через несколько лет как на членов вновь созданных семей); регистрация фиктивных разводов с целью получения двух домов, а также включение в список на получение компенсации лиц, никогда не проживавших в Новолакском районе. Интервью Кризисной группы с чеченцами и лакцами, Хасавюрт, Махачкала, село Чапаево, Дагестан, декабрь 2011 г., март 2012 г.

[120] Реконструкция и продажа домов, подлежащих возврату чеченцам, запрещены (Дагестан, постановление N°123 от 31 мая 1999 г.), однако по имеющейся информации, местные органы власти игнорируют этот запрет и регистрируют акты прода­жи. Интервью Кризисной группы с лакцами в новых селах Новолакское, Новочуртах, Дагестан, февраль 2012 г. «Краткая информация», пресс-релиз Чеченского общественного совета, 16 декабря 2011 г.

[121] Интервью Кризисной группы с Русланом Умаевым, Султаном Шавхаловым, Хасавюрт, Дагестан, 17 декабря 2011 г.

[122] Интервью Кризисной группы с Султаном Шавхаловым, Хасавюрт, Дагестан, 17 декабря 2011 г.

[123] Три поселка – Тарки, Кяхулай и Альбурикент. «К материалам о проблемах пригородных поселков г. Махачкалы», «Кумыкский мир», 12 мая 2012 г.

[124] Средства необходимы для постройки 788 новых домов и инфраструктуры. «Дагестану нужно 6 млрд, чтобы предотвратить потенциальный конфликт», «Известия» (онлайн), 10 октября 2012 г.

[125] Балкарцы были депортированы в 1944 году и возвращены в 1957 году.

[126] «Балкарский народ выживает благодаря своим садам и огородам, а также животноводству. На территории Балкарии нет ни одного промышленного предприятия. Теперь же, под предлогом отгонных пастбищ, нас лишают 80 процентов нашей территории». Интервью Кризисной группы с Исмаилом Сабанчиевым, председателем Совета старейшин балкарского народа, Нальчик, Кабардино-Балкария, декабрь 2011 г. По данным глав администраций балкарских сел Кабардино-Балкарии, на момент депортации в распоряжении балкарцев находилось 503 064 га земли, причем более половины в горах. Государство отторгло ледники и прочие горные районы под национальный парк «Приэльбрусье» – заповедник на территории Кабардино-Балкарии и государственное лесное и охотничье хозяйство, расположенное поблизости от границы с Грузией. На сельскохозяйственные нужды осталось всего 222 тыс. га. Еще три четверти земли – это «земли под отгонные пастбища», т.е. государственная собственность. Все это ставит балкарские села на грань выживания, приводит к экстремистским настроениям и противоречит курсу, проводимому федеральным центром, направленному на поддержку экономического развития. Закон N°64 Кабардино-Балкарской Республики (КБР) от 13 июля 2011 года «О порядке определения территорий и использования земель в целях отгонного животноводства». Преимущественно балкарскими являются Зольский, Чегемский, Черекский и Баксанский районы. «Парламент Кабардино-Балкарии принял закон об отгонных пастбищах», «Кавказский узел», 28 июня 2011 г. Определение территорий планиру­ется завершить к 1 января 2014 г. «Первый шаг в решении земельного вопроса», парламент КБР, www.parlament-kbr.ru, 28 июня 2011 г.

[127] Закон N°13-РЗ «О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике» и закон N°12-РЗ «Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики». Конституционный суд постановил, что эти законы противоречат Федеральному закону N°131 «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации». В нем было сделано заключение, что регионы с высокой плотностью населения не должны иметь межселенные территории, поэтому пастбища должны принадлежать местным (балкарским) муниципалите­там, тогда как границы муниципалитетов (напр. Хасанья и Белая Речка) могут меняться только с согласия местного населения.

[128] Кабардинские ученые утверждают, что по такому показателю, как площадь земель на душу населения, в собствен­ности балкарцев находится в шесть раз больше земель, чем у кабардинцев. Более того, кабардинские историки заявляют, что большая часть «межселенных» территорий, которые балкарцы считают своими, была отнята у кабардинцев в процессе колонизации, а затем советской властью. Интервью Кризисной группы, Нальчик, КБР, декабрь 2011 г.

[129] Интервью Кризисной группы с кабардинским активистом, Нальчик, КБР, декабрь 2011 г. Начиная с 1991 года, Конгресс балкарского народа не раз заявлял, что балкарцы хотят отделится от КБР и намерены создать собственную республику совместно с карачаевцами в составе Российской Федерации. Кабардинцы тоже хотят автономии.

[130] Иван Сухов, «Не курорт», «Московские новости», 11 июля 2012 г.

[131] Во втором полугодии 2010 года балкарские активисты провели серию голодовок возле здания Государственной думы в Москве и в центре города Ессентуки, тогда как кабардинские активисты организовали акции протеста в Нальчике. В 2011 году было совершено два нападения на кабардинского активиста и руководителя «Хасэ» КБР, Ибрагима Яганова. Нападениям подвергся целый ряд балкарских лидеров: на журналиста Руслана Будуева нападали дважды; были сожжены автомобили балкарских активистов Байдаева и Рахаева; незаконному задержанию подверглась член Совета старейшин балкарского народа Тамара Гериева, при этом ей сломали руку. Офис организации Совета старейшин балкарского народа был сожжен, а сама организация закрыта по решению Верховного Суда Кабардино-Балкарии в мае 2010 года (решение было отменено в июле постановлением Верховного Суда РФ).

[132] «Хлопонин обсудил с жителями Кабардино-Балкарии земельную проблему», «Кавказский узел», 23 июля 2010 г.; «Земельный вопрос в Кабардино-Балкарии не надо переводить в межнациональную плоскость, считают участники «Гражданского форума»», там же, 1 августа 2011 г.

[133] В Дагестане споры идут вокруг земель Бабаюртовского, Карабудахентского, Кумторкалинского и Каякентского районов. В Ставропольском крае спор в отношении 57 000 га пастбищных земель уже не раз приводил к физическому насилию, массовым беспорядкам и межнациональным конфликтам. При советской власти «Бакресская зона» была открыта дагестанским пастухам, однако в 1994 году власти Ставропольского края передали ее Нефтекумскому району, ограничив к ней доступ дагестанцам. Президент Магомедов обратился к Медведеву, и дело (которое, по мнению дагестанцев, должно приравнивается к этнической чистке) было передано в арбитражный суд. При этом делается ссылка на статью 1 Гражданского кодекса: «. . . бессрочное право землепользования может быть ограничено только в соответствии с федеральным законодательством», и утверждается, что региональные органы власти не вправе изменять режим, установленный федеральным законодательством, путем отмены этого права в одностороннем порядке и определения режима землепользования. «Бакресская зона конфликта», «Новое дело», 24 июня 2011 г.

[134] Всесоюзная перепись населения 1979 г., www.demoscope.ru.

[135] В. Белозеров, «Этническая карта Северного Кавказа» (Москва, 2005 г.). Сокращение в Дагестане отчасти обусловлено также более быстрым приростом населения кавказских народов: за 21 год население Дагестана увеличилось на 1,1 млн. человек, а русское насе­ле­ние снизилось на 40 процентов. Процентная доля русских сократилась с 32 до 20 процентов в Север­ной Осетии и с 34 до 23 процентов в КБР. Там же, 1989 г.; данные Всероссийской переписи населения 2010 г., www.perepis-2010.ru/.

[136] Интервью Кризисной группы с экспертом Денисом Соколовым, Москва, апрель 2012 г. В. Белозеров, «Этническая карта», указ. соч.

[137] Илья Барабанов, «Казачьи фильтры», «Коммерсантъ», 17 сентября 2012 г. Дмитрий Евстифеев, «На Ставрополье чабаны грозят восстанием», «Известия», 2 апреля 2012 г. Интервью Кризисной группы с доцентом Северо-Осетин­ского государственного университета Игорем Дулаевым, Москва, апрель 2012 г. К прочим проявлениям насилия относятся следующие: в мае 2009 года в Георгиевске неонацисты совершили нападение на двух русских и одного армянина на главной улице города и нанесли им увечья; в августе 2009 года в результате драки между русскими и даргинцами в селе Пелагиада погиб один даргинец; в период с июня по июль 2010 года в городах Кавминвод неустановленными преступниками были сожжены десятки автомобилей с северокавказскими номерными знаками; в марте 2010 года в селении Большая Джалга произошла драка между русскими и даргинцами; несколько драк произошло между молодыми людьми русского и кавказского происхождения в Ставрополе в сентябре 2010 года; в ноябре 2010 года в результате драки в Зеленокумске между русскими и чеченцами были ранены девять человек; в декабре 2010 года в селе Степное в результате драки между казаками и даргинцами были ранены двое; 1 января 2011 года в селе Ново-Благодарное Предгорного района были распространены десятки антирусских листовок; в сентябре 2011 года в Дивном в драке между русской и кавказской молодежью был убит местный житель, на футболке которого была надпись «Я русский», что, судя по всему, и стало причиной драки. 16 ноября 2011 года между казаками и греками в деревне Суворовская произошла драка из-за такой же надписи на футболке. «Бьют по лицу и по паспорту», «Открытая газета», 3-10 августа 2011 г.; «Список материалов, признанных российскими судами экстремистскими. Часть 3», центр «Сова», 22 августа 2011 г.; «Драка на Ставро­полье», там же, 6 сентября 2011 г.; «Конфликт между казаками и греческой общиной в Ставропольском крае», там же, 18 ноября 2011 г.

[138] В отличие от русских ногайцы не так легко переселяются за пределы региона (если же они уезжают, то в качестве трудовых мигрантов на север России). По оценке эксперта Дениса Соколова, проведшего обстоятельное полевое исследование в регионе, напряжение там довольно сильное, интервью Кризисной группы, Москва, октябрь 2012 г.

[139] Лезгинка – танец, распространенный среди всех народов Кавказа. Считается, что этот красивый и энергичный танец, захватывающий в равной степени и участников и зрителей, происходит из Дагестана (заимствован у лезгин). Его музыкальное сопровождение требует минимального числа музыкальных инструментов, часто участники танца и зрители просто хлопают в такт. «Хлопонин узаконил лезгинку на Ставрополье», «Русский обозреватель», www.rus-obr.ru, 11 июля 2011 г.; «Власти Пятигорска просят прекратить уличную лезгинку ради безопасности», «РИА Новости», 26 октября 2010 г. Имя Ермолова в первую очередь ассоциируется с жестокими методами, использо­вавшимися во время завоевания региона Российской империей. «На Ставрополье осквернен памятник генералу Ермолову», центр «Сова», 24 октября 2011 г.

[140] 30 апреля 2011 г. в Моздоке (Северная Осетия) в результате драки между русскими из Ставрополя и осетинами погиб один русский. «Бьют по лицу», указ. материал. Интервью Кризисной группы, жители города Прохладный, КБР, март 2012 г.; Николай Самохвалов, казачий активист, Нальчик, КБР, декабрь 2011 г.

[141] «Ткачев собирается защитить Кубань от кавказцев: создаются отряды казаков», NEWSru.com, 3 августа 2012 г.

[142] К национальным движениям относились «Садвал», «Тенглик», «Бирлик», «Кази-Кумух» и Движение имама Шамиля в Дагестане; Общенациональный конгресс чеченского народа; «Народный союз» и «Нийсхо» в Ингушетии; Национальный совет балкарского народа и Лига возрождения Балкарии, а также «Адыгэ Хасэ» в Кабардино-Балка­рии.

[143] Федеральный закон N°95-Ф3 «О политический партиях» от 11 июля 2001 г. До него советский закон 1990 г. N°1708-1 «Об общественных объединениях» распространялся на политические партии, однако в Федеральном законе N°82-ФЗ «Об общественных объединениях» 1995 года и в его редакции от 1998 года о политических объединениях и партиях не упоминалось. Заметное место на республиканском уровне занимали незарегистрированная партия «Вайнах» в Чечне и татарская национальная партия независимости «Иттифак». Интервью Кризисной группы с Владимиром Прибыловским, руководителем НПО «Панорама», Москва, апрель 2012 г.

[144] В их число входят Саид Амиров (мэр Махачкалы, представитель даргинского национального движения); Сайгид­паша Умаханов (мэр Хасавюрта, представитель аварского национального движения); Гаджи Махачев (представитель Дагестана при президенте Российской Федерации, представитель аварского национального движения) и Имам Яралиев (мэр Дербента, представитель лезгинского национального движения) и др.

[145] Известный аварский поэт Адалло Алиев, который в 1990-е годы являлся председателем аварского общества «Джамаат» и вице-президентом Конфедерации горских народов Кавказа, с горечью констатировал, что национальные движения в Дагестане себя исчерпали. «Народ разочарован в национальных лидерах, многие из которых не оправдали возлагаемые на них надежды и предали свои национальные интересы. Власти прибегали к угрозам и соблазнам, предлагая им звания и доступ к ресурсам». Интервью Кризисной группы, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г.

[146] К бывшим лидерам национальных движений в составе исламской оппозиции относились братья Хачилаевы (представители лакского национального движения), Адалло Алиев (представитель аварского национального движения), Анзор Астемиров (представитель кабардинского национального движения).

[147] Регистрационные требования в значительной степени упрощены: для регистрации партии необходимо всего 500 членов в половине российских регионов, и ожидается, что это позволит расширить политическое пространство. Первая в России русская националистическая партия – Российский общенародный союз – была зарегистрирована в Министерстве юстиции в июне 2012 г.

[148] Интервью Кризисной группы, Махачкала, февраль 2012 г.

[149] Ногайцы, тюркский народ, численностью чуть более 100 тыс. человек, с богатой историей, уходящей корнями в четырнадцатое столетие и связанной с золотоордынским ханом Ногаем, приобрели статус самостоятельной нации в 1957 году. Традиционно ногайцы были кочевниками-ско­товодами, но лишились государственности в 1783 году, после чего им довелось пережить вынужденные перемещения, выселения, переселение в Османскую империю и принуждение к оседлости. Общий обзор ногайской истории см. под заголовком «Памятные даты ногайской истории» на сайте www.nogaici.ru. «Съезд ногайского народа состоялся вопреки воле властей», «Мой Дагестан» (онлайн), 29 мая 2011 г. В России ногайцы проживают в основном на территории Дагестана, Чечни, Ставропольского края, Астраханской области и Карачаево-Черкесии. Активисты движения «Бирлик» также обращались к властям Ставропольского края и Дагестана с призывом повысить статус Ногайского района. Интервью Кризисной группы с Зелимханом Кочеровым, первым заместителем председателя Национального совета ногайского народа, Терекли-Мектеб, Дагестан, февраль 2012 г.

[150] Территория района составляет 18 процентов от общей площади республики. Плотность населения – 2,5 чел. на 1 кв. км (по сравнению со средней плотностью населения по Дагестану 59,2 чел. на 1 кв. км). Ногайцы составляют 80 процентов от 40-тысячного населения района. На территории Дагестана ногайцы также проживают на территории Тарумовского, Кизлярского и Бабаюртовского районов. По данным Всероссийской пере­писи населения 2010 года, см. www.perepis-2010.ru.

[151] Переведены были следственный комитет и налоговая инспекция. Интервью Кризисной группы с ногайским активистом, Терекли–Мектеб, Дагестан, февраль 2012 г. Завод представляет собой совместный проект с американской компанией Amity Technology LLC, и при этом 85 процентов финансирования обеспечивалось Экспортно-импорт­ным банком США. Под строительство завода было выделено 100 тыс. га пахотных земель. «Сахарный проект», «Новое дело» (онлайн), 8 апреля 2011 г.; «Жители Ногайского района в Дагестане готовят общеногайский митинг», nogaici.ru, 27 мая 2011 г. Предполагалось, что завод обеспечит создание 15 тыс. рабочих мест, но Ногайский район смог бы обеспечить лишь одну треть из необходимых трудовых ресурсов.

[152] Интервью Кризисной группы с ногайским активистом, Терекли-Мектеб, Дагестан, февраль 2012 г. «Строительство сахарного завода в Ногайском районе Дагестана отменено из-за протестов местных жителей», «Кавказский узел», 16 июня 2011 г.

[153] В связи с неправильным использованием почв древние захоронения выступили на поверхность земли. Неуважительное отношение скотоводов к останкам привело к волне негодования среди ногайской молодежи, которую старшие руководители удерживают от актов возмездия. (Там же.) Организации «Бирлик» удалось включить изучение ногайского языка в программы астраханских школ, а также добиться использования его как языка вещания на местном радио и телевидении. В Карачаево-Черкесии ногайцы являются одной из пяти основных этнических групп; в 2007 году был создан Ногайский район КЧР. Интервью Кризисной группы с ногайским активистом, Терекли–Мектеб, Дагестан, февраль 2012 г.

[154] Залимхан Кочеров, первый заместитель председателя Национального совета ногайского народа, заявил о том, что накануне съезда в мае 2011 года правоохранительные органы оказывали на него давление. Стадион, на котором должен был проходить съезд, был блокирован грузовыми автомобилями и окружен многочисленными силами милиции. В отношении Кочерова было возбуждено уголовное дело якобы в связи с оскорблением сотрудника милиции (дело впоследствии было прекращено). 31 января 2012 года, накануне встречи, на которой планировалось обсудить вопросы, связанные с предстоящими выборами в муниципальные органы, дом Кочерова подожгли. Интервью Кризисной группы, Терекли-Мектеб, Дагестан, февраль 2012. Местные жители рассказали, что после того как местный суд поддержал поправки к уставу района, предусматривающие ограничение участия местных жителей в этих выборах, один из молодых активистов воскликнул: «Жаль, что тут степь – ни гор нет, ни лесов, а то ушел бы в горы [т.е. к боевикам]!» Интервью Кризисной группы, март 2012 г., Терекли-Мектеб, Дагестан.

[155] Некоторые ногайцы воевали за независимость Чечни, так как Дудаев пообещал им автономию в рамках Чеченской Республики Ичкерия. Интервью Кризисной группы, Махачкала, Дагестан, февраль 2012 г.

[156] «Дагестан: кумыкский этнос», Институт гуманитарно-политических исследований, Москва, 1993 г., стр. 32-33. Под обращением кумыкских активистов к вновь избранному президенту Медведеву «Катастрофическое положение кумыкского народа» было поставлено около 16 тыс. подписей. В обращении содержались притязания на земли, находящиеся в составе Бабаюртовского, Хасавюртовского, Кизилюртовского, Буйнакского, Каякентского и Ленинский районов Дагестана.

[157] Интервью Кризисной группы с кумыкскими активистами, август 2012 г. Ю.Ю. Карпов, Е.Л. Капустина «Горцы после гор. Миграционные процессы в Дагестане в XX – начале XXI века. Их социальные и этнокультурные последствия и перспективы», Санкт-Петербург, 2012 г.

[158] В 1926-1970 гг. доля кумыков, проживающих на своих землях, сократилась с 60 до 26,9 процента; в 1979 году эта доля составляла 24,6 процента, а в 1980-е годы – 23,9 процента. («Дагестан: кумыкский этнос», там же, стр. 17, 18.) «Кумыкская равнина» – так называют кумыки свою историческую родину. Самое большое недовольство вызвало у кумыков принятое в 1991 году решение о переселении лакцев из Новолакского района в историческое кумкское селение Тарки. В мае 2009 года между селениями Герга и Утамыш-Каякент в Каякентском районе случилась большая драка, в которой приняли участие 1500 человек. Драка началась с разногласий, возникших во время соревнований по борьбе, в результате погиб один человек. В мае 2010 года в связи с автодорожными происшествиями произошла стычка между 400-500 жителями из селений Куруш и Батаюрт Хасавюртовского района. В декабре 2010 года в поселке Львовский-1 Бабаюртовского района произошла драка между 200 кумыками и аварцами на почве спора о землепользовании и поджога. Александр Сидоров, «Драка с продолжением», «Мой Дагестан» (онлайн), 2 августа 2010 г. «Вторая за сутки массовая драка в Дагестане: 200 человек устроили битву за пастбище», NEWSru.com, 14 декабря 2010 г.

[159] «В прокуратуре кумыков всего 6%, судей 6%, милиционеров 5%, в здравоохранении 5%. Из 53 председателей горрайсудов, начальников горрайотделов – четыре кумыка, а прокуроров – пять. Руководителей налоговых служб – двое. Казначеев – четыре. В межрайонных отделах УБОП – ноль. В межрайонных отделах УБЭП и УНП – ноль. Руководитель органов наркоконтроля – один. Среди 70 главврачей городских и республиканских больниц, поликли­ник и центров кумыков только шесть человек. Но кумыков ведь 14% населения в Дагестане!» «Катастрофическое положение кумыкского народа. Обращение к президенту РФ Дмитрию Медведеву», Kumukia.ru, 13 июля 2008 г. В Дагестане традиционно должности руководителя исполнительной власти и вице-премьера разделены между предста­вителями двух наиболее многочисленных этнических групп – аварцев или даргинцев, тогда как кумыки получают должность председателя парламента.

[160] До начала двадцатого столетия кумыкский язык, будучи тюркским, широко применялся на Северном Кавказе как язык межнационального общения. В 1920-е и 1930-е годы, так же как и в других языках народов, исповедовавших ислам, кумыкская письменность была переведена с арабского на латынь, а затем на кириллицу. В программах средних школ на кумыкский язык выделяется три часа в неделю. Даже на кумыкском отделении в Дагестанском университете его изучают не более четырех-пяти человек на каждом курсе. Интервью Кризисной группы с кумыкским активистом, Махачкала, Дагестан, февраль 2012 г. «Главе Дагестана напомнили политические обычаи», «Коммерсантъ» (онлайн), 17 февраля 2010 г.

[161] Пантюркизм – движение, зародившееся в 1880-е гг. среди тюркской интеллигенции в странах со значительным тюркоязычным населением (в основном в Российской и Османской империях, Китае и Греции) с целью культурного и политического объединения тюркских народов на основе языковой, культурной и духовной общности.

[162] Интервью Кризисной группы с кумыкским активистом Хайбуллой Алханаджиевым, Махачкала, Дагестан, февраль 2012 г. «Катастрофическое положение кумыкского народа», там же.

[163] «Сулайман Уладиев о митингах, разделенности народов и аварско-лезгинском сотрудничестве», Федеральная лезгинская национально-культурная автономия (ФЛНКА), flnka.ru, 12 декабря 2011 г. «Граница режет по живому», Общественная палата России, www.oprf.ru, 22 июня 2011 г..

[164] Директор местной школы Эшреф Меджидов сообщил Кризисной группе, что с мая 2011 года ему отказывают во въезде в Азербайджан, после того как он заявил руководителю миграционной службы Элману Алиеву, что не будет продавать свой дом и землю в Храх-Уба. Его семья остается в Азербайджане. Интервью Кризисной группы с Меджидовым и его законным представителем Низами Фетуллаевым, жителями селения Храх-Уба, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г. «Жители сел Храх-Уба и Урьян-Уба не будут подвергаться насильственной депортации», «РИА Дагестан», 24 августа 2011.

[165] Интервью Кризисной группы с жителями Храх-Уба и Урьян-Уба, Махачкала, Дагестан, декабрь 2011 г. «О проблемах разделенных народов России», ФЛНКА, 24 июня 2011 года. Азербайджанскую версию конфликта см. в публикации «Посольство Российской Федерации в Азербайджане публикует заявление о договоренности между двумя селами», информационное агентство «Туран», Баку, 1 мая 2012 г.

[166] В 2011 году Сулейман Керимов занимал девятнадцатое место среди самых богатых российских предпринимателей. «Сулейман Керимов», «Форбс-Россия» (онлайн).

[167] «Праздничный фильм о деятельности ФЛНКА», ФЛНКА, 23 марта 2012 г. Магомед Саидов, «Лезгины и аварцы требуют прав», «Новое дело», 22 июня 2012 г. Совместная конференция проходила под названием «О проблемах лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между Российской Федерацией и Респуб­ликой Азербайджан, и о путях их разрешения». «Руководитель ФЛНКА Ариф Керимов избран в Совет при Президенте РФ по межнациональным отношениям», ФЛНКА , 7 июня 2012 г.

[168] Всероссийская перепись населения 2010 г., www.perepis-2010.ru. От 1,5 до 3 млн черкесов проживают в Турции, от 80 до 200 тыс. в Сирии и около 100 тыс. в Иордании. Türkiye'deki Kürtlerin sayısı! [Численность курдов в Турции!], Milliyet (онлайн), 6 июня 2008 г. Адыгские народы составляют 57,2 процента населения Кабардино-Балкарии, 12 процентов Карачаево-Черкесии и 25 процентов Адыгеи. Шапсуги проживают в Сочинском и Туапсинском районах Краснодарского края. В Ставропольском крае большинство местных черкесов составляют кабардинцы. Это основные территории компактного проживания черкесов.

[169] Объединение называется Международной черкесской ассоциацией и представляет собой международную органи­зацию черкесского и абхазо-абазинского народов. Абазины и абхазы состоят в близком родстве с черкесами, принадлежащими к абхазо-адыгской языковой группе. Большинство из них были выселены в Турцию одновременно с черкесами. Они проживают на территории Северного Кавказа и в отколовшейся от Грузии Республике Абхазия.

[170] В течение ряда лет активисты молодежного «Адыгэ Хасэ» организуют фестивали черкесской культуры, это меро­приятие получает некоторую финансовую поддержку со стороны черкесского бизнеса. Интервью Кризисной группы с Мухаммедом Черкесовым, руководителем «Адыгэ Хасэ» в Карачаево-Черкесии, и с Анатолием Балкаровым, черкесским молодежным активистом, Черкесск, март 2012 г. «В Адыгее воссоздаются народные черкесские игры среди молодежи», «Кавказский узел», 27 марта 2012 г. Черкесские сайты: www.elot.ru, adygaabaza.ru, adigasite.com, www.adiga.
narod.ru, haymarja.narod.ru, aheku.org, www.djeguako.ru, nart.narttv.com, adygabook.com и adygi.ru.

[171] На конференции «Национально-освободительная борьба народов Северного Кавказа и проблема мухаджиров», прошедшей в 1990 году в Нальчике, по отношению к царской политике употребляли термин «геноцид». В 1992 году парламент Кабардино-Балкарии признал насильственное выселение черкесов геноцидом. В 1994 и 1996 годах парламенты и президенты Кабардино-Балкарии и Адыгеи потребовали того же от российской Думы и президента. Интервью Кризисной группы с черкесским активистом Анзором Этлешевым, Черкесск, Карачаево-Черкесия, март 2012 г. Факт геноцида отрицается некоторыми представителями российских академических кругов, напр.: А. Епифанцев, «Кавказская война: геноцид, которого не было», «Агентство политических новостей», 7 октября 2009 г. «Адыги добиваются признания своего геноцида», «Коммерсантъ» (онлайн), 13 октября 2006 г.; «Черкесы пожаловались Путину на царя», Lenta.ru, 20 ноября 2006 г.

[172] Брифинг Кризисной группы N°65 (Европа), «Грузия–Россия: учиться жить по-соседски», 8 августа 2011 г., стр. 9.

[173] Федеральный закон N°99-Ф3 «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», 24 мая 1999 г.

[174] «Участники встречи в Общественной палате РФ предлагают создать «дорожную карту» по переселению соотечест­венников на родину», «Кавказский узел», 30 мая 2012 г. «Сирийские черкесы нуждаются в статусе беженца», «Газета Юга» (онлайн), 1 марта 2012 г.

[175] «Темой Дня репатрианта в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Грузии стали проблемы черкесской общины Сирии», «Кавказский узел», 1 августа 2012 г. «В Адыгее для репатриантов откроют курсы русского языка», «Кавказский узел», 6 июля 2012 г.

[176] Интервью Кризисной группы с черкесским активистом Анзором Этлешевым, Черкесск, Карачаево-Черкесия, март 2012 г. «Черкесская молодежь Северного Кавказа предлагает создать новую республику»; Мурат Берзегов, «Единая Черкесия является конституционным правом черкесского народа», и то и другое – «Кавказский узел», 17 июля 2010 г.

[177] Требование о республике было озвучено в начале 1990-х годов и возобновлено к 2010 году Черкесским съездом, проходившим в Черкесске. «Резолюция Чрезвычайного съезда черкесского народа КЧР», «Кавказский узел», 5 июня 2010 г. Интервью Кризисной группы с Мухаммедом Черкесовым, руководителем «Адыгэ Хасэ» в Карачаево-Черкесии, Черкесск, март 2012 г., и с черкесским активистом Анзором Этлешевым, Черкесск, Карачаево-Черкесия, март 2012 г.

[178] Первые жители этих поселений были в основном переселенцами из Центральной России, часть из них – крестьяне, спасающиеся от крепостного права, другие – преступники, бежавшие от судебного преследования.

[179] М. Блиев и В. Дегоев, «Кавказская война» (Москва, 1994 г.), стр. 174.

[180] Во время Гражданской войны казаки в основном воевали на стороне белых, что стало еще одной причиной репрессий, в результате которых тысячи были убиты, десятки тысяч высланы из родных станиц. Во время Второй мировой войны некоторые казаки воевали на стороне Германии, что повлекло за собой новые репрессии. Постановление N°3321-1 Верховного суда РФ «О реабилитации казачества», 16 июля 1992 г. Более подробная информация по репрессиям в отношении казаков: Павел Полян, «Не по своей воле: история и география принудительных миграций в СССР» (Москва, 2001 г.), стр. 53-54.

[181] «Краткая хроника истории казачества в датах», официальный сайт терских казаков Terkv.ru, «Какая радость была встретиться вновь! В 1920-е годы после упразднения казачества нас всех регистрировали русскими. Слово «казак» без добавления «красный» нельзя было произносить 70 лет!» Интервью Кризисной группы с бывшим казачьим атаманом Михаилом Клевцовым, жителем станицы Котляревская, КБР, март 2012 г.. При проведении Всероссийской переписи населения 2002 года впервые была зарегистрирована этническая группа – «казаки», примерной численностью 140 028 человек. Однако, по мнению казачьих активистов и некоторых экспертов, в России проживает семь миллионов казаков. Только число записавшихся в военные казачьи объединения составляет свыше 700 тыс. человек. «Медведев подписал ряд указов, упорядочивающих деятельность казачества», Inosmi.ru, 11 февраля 2010 г.

[182] Эти требования были выдвинуты на Четвертом съезде казаков, который прошел в Минеральных Водах. В то же время около 700 казаков заблокировали на несколько часов железнодорожные пути и вход в здание пассажирского терминала аэропорта. «Хронология терского казачества современности», Иноземцевская казачья община, cossackinozemcevo.ru. Чечня – регион с самым большим числом исторических казачьих поселений на Северном Кавказе – 24 из 88. «Возрождение казачества», Белгородский казачий отдел, kazak31.ru, 15 января 2011 г. Казаки приняли участие в военных действиях в Приднестровье, Абхазии, в ходе осетино-ингушского конфликта на стороне федеральных сил в Чечне, в ходе российско-грузинской войны 2008 года. «Осетино-ингушский конфликт: история и современность», Politcom.ru, 30 октября 2007 г.; «Казаки выбирают между волей и государством», Infox.ru, 27 августа 2009 г.

[183] «Живя среди горцев на протяжении столетий, мы роднились с местным населением и выработали своеобразную культуру, которая должна быть признана». Интервью Кризисной группы с бывшим казачьим атаманом Михаилом Клевцовым, Котляревская, Кабардино-Балкария, март 2012 г. Казаки также добиваются определенных льгот в качестве национального меньшинства, в частности, особых квот для поступления в вузы.

[184] Там же. В 1990 годы Пятигорский отдел Терской казачьей армии (ТКА) был связан с запрещенной впоследствии партией «Русское национальное единство» (РНЕ). В Пятигорске атаман заявил о том, что они требуют мер по защите русских, проживающих на Северном Кавказе. Интервью Кризисной группы с Михаилом Инковцовым, март 2012 г.

[185] Начиная с 2010 года казаки осуществляют патрулирование вместе с силами милиции Ставропольского края. «В Ставропольском крае вводятся совместные патрули милиции и казаков», «Кавказский узел», 6 декабря 2010 г.; «Российским казакам разрешили носить оружие», «Правда», 26 января 2012 г.

[186] Интервью Кризисной группы с Михаилом Клевцо­вым, Котляревская, Кабардино-Балкария, март 2012 г. «Казаки выбирают между волей и государством», Infox.ru, 27 августа 2009 г.; «Распоряжением президента создан Совет по делам казачества», сайт президента РФ, state.kremlin.ru, 12 января 2009 г..; «Президент подписал Указ «Об учреждении гербов и знамен войсковых казачьих обществ, внесенных в государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации»», там же; «Российским казакам разрешили носить оружие», «Правда» (онлайн), 26 января 2012 г. В 1995-1996 гг. постановления о статусе казачьих объединений имели целью привлечение казаков к государственной службе и обес­печивали им определенные экономические выгоды. «Казаки», «Лица России», www.rusnations.ru/etnos/
cossack.

[187] Указ N°656-р «Об организации деятельности казачьих дружин, участвующих в охране общественного порядка в Краснодарском крае», 14 августа 2012 г., Garant.ru. «Ткачев собирается защитить Кубань от кавказцев: создаются отряды казаков», NEWSru.com, 3 августа 2012 г.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

19:01 В Новосибирске пройдет митинг против роста тарифов ЖКХ
18:58 Госдума увеличила МРОТ до 7800 рублей
18:49 США и союзники подготовились к новым санкциям против сторонников Асада
18:17 Задержан начальник центра «Э» МВД Ингушетии
17:59 Премьер Италии уйдет отставку вечером 7 декабря
17:57 СМИ нашли возможную причину падения самолета в Пакистане
17:44 В Иране валюту поменяли на туман
17:34 Израиль нанес удар по аэродрому под Дамаском
17:17 Исинбаева возглавила набсовет РУСАДА
17:15 Обвинение потребовало вынести пожизненный приговор Ратко Младичу
17:05 Для борьбы с вредителем пальм использовали следящие устройства
16:59 Очевидцы предположили гибель всех пассажиров упавшего пакистанского лайнера
16:57 «Антонов» предложил Трампу свой президентский самолет
16:36 Суд оштрафовал «Мемориал» на 300 тысяч рублей
16:30 Глава Минздрава пообещала закупать уникальное медоборудование за рубежом
16:16 В Ирландии разморозили 100 млн евро Ходорковского
16:00 Time выбрал Трампа человеком года
15:56 Еврокомиссия оштрафовала участников банковского картеля почти на полмиллиарда евро
15:47 Пропавший в Пакистане пассажирский самолет разбился
15:44 Путин напомнил офицерам ФСИН о человеческой стороне заключенных
15:26 Экспертиза «Полит.ру»: Обвинять в госизмене за СМС нельзя, если оно адресовалось частному лицу
15:24 Путин призвал заранее избегать экономических рисков безопасности РФ
15:16 Пакистанский самолет с 40 пассажирами пропал с радаров
14:58 Черногория объявила в розыск подозреваемых в подготовке путча россиян
14:46 Милонов потребовал проверить «Медузу» на экстремизм
14:36 В Казахстане арестована группа причастных к хищению нефти исламистов
14:34 В Москве задержали еще 12 предполагаемых экстремистов
14:28 Медведев пообщается с журналистами 15 декабря
14:23 Путин поручил посмертно наградить погибших в Алеппо военных
14:14 Захарова пообещала аналогичный ответ на ограничение поездок дипломатов по США
14:08 Баста заплатит Децлу 50 тысяч рублей за «лохматое чмо»
13:56 Экс-сотрудник СКР проиграл иск к ФСБ по поводу командировки в Южную Осетию
13:47 Треть шампанского из российских магазинов признано некачественным
13:34 В Кремле не нашли мирных жителей в восточном Алеппо
13:24 Реставраторы спасли редкую карту XVII века
13:22 Украина призвала государства признать голодомор геноцидом
13:14 Власти Таиланда заподозрили BBC в оскорблении нового короля
13:13 В Израиле из-за подаренного Медведеву дрона начнут служебное разбирательство
13:04 Bloomberg перечислил главные угрозы 2017 года
12:49 В Кремле отказались комментировать запрет на импорт томографов
12:41 ЦУП опроверг причину падения «Прогресса»
12:30 Подмосковье потратит 169 млрд рублей на повышение эффективности власти
12:21 «Нафтогаз» анонсировал рост цен на российский газ в 2017 году
12:03 В Казахстане началась масштабная спецоперация
11:46 Совет директоров АвтоВАЗа решил продать акции концерна на сумму 330 млн рублей
11:44 Самым вирусным видео YouTube этого года стало автокараоке с Адель
11:33 Минздрав разрешит целителям работать по лицензии с 2017 года
11:24 Минобрнауки опровергло сокращение департамента
11:19 В 2019 году в Венесуэле начнется производство автоматов Калашникова
11:17 В США создан прыгающий робот
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.