Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
9 декабря 2016, пятница, 08:49
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

06 февраля 2013, 10:02

Социальная ответственность бизнеса: Россия и лучшие мировые практики

Тамара Сироткина, Елена Долгих и Александр Согомонов
Тамара Сироткина, Елена Долгих и Александр Согомонов

Мы публикуем стенограмму и видеозапись беседы в цикле "От первого лица" о социальных аспектах ведения бизнеса, взаимоотношениях бизнеса и общества, бизнеса и работников. Беседа начинает цикл материалов по проблемам социальной ответственности бизнеса. Мероприятие прошло в Digital October 18 декабря 2012 г.

Александр Согомонов: Так получилось, что таким небольшим, очень тесным коллективом мы обсуждаем, как мне кажется, одну из самых центральных тем нашей самой что ни на есть последней российской истории, последних лет 15-20, посвященную тому, каким образом  бизнес и общество вместе сосуществуют в новых для них социальных, экономических и, прежде всего, правовых реалиях, кои в 90-х годах были очень сильно изменены. Я хочу сделать маленькое вступление. Я посмотрел некоторую литературу, которая у меня дома у самого есть, кое-что поискал по интернету - и пришел к такому убеждению (может быть, оно будет немножечко радикализированным): на самом деле за 20 лет мы проделали совершенно потрясающую эволюцию с точки зрения понимания того, что такое социальная ответственность бизнеса. Впервые с этим понятием я столкнулся в 1994-95 году, раньше я его в текстах не наблюдал. Это где-то середина 90-х годов, где отчетливо проявлялись две позиции, причем и мировые и российские, противопоставленные друг другу, - одна строилась на том, что бизнес имеет только одну свою профессиональную ответственность – правильно наладить производство, хорошо и честно выполнять обязательства по отношению к поставщикам или к рынку, куда сбывается продукция, и прежде всего, конечно же, к тому рабочему коллективу, который с ним работает, и при этом не обманывать государство с точки зрения выплаты налогов. Все, на этом ставится точка.

Это концепция простая и ясная. Ее ярким представителем, например,  в середине и во второй половине 90-х годов в России был такой крупный предприниматель, он потом уехал в Грузию, Каха Бендукидзе, который утверждал, что - нет, ничего кроме этого  быть не должно. И надо сказать, что за ним стоят не только особенности его характера - он человек был непростой, на самом деле очень оригинальный, - а, может быть, даже некоторая мировая тенденция. В 2000-х годах  жизнь в стране изменилась еще раз. Все мы знаем, с чем связаны были эти изменения. Все больше и больше тема социальной ответственности начинает рассматриваться уже как бы идущей непосредственно от самого бизнеса. Не общество, не политика навязывала бизнесу проблематику социальной ответственности, а сам бизнес начинал формулировать для себя новые принципы и ценности, может быть, вот этого подхода. Несколько крупнейших конференций, которые проходили на тему социальной ответственности - не корпоративной, а именно социальной ответственности бизнеса, - в середине 2000-х годов показали, что мы можем очень четко сформулировать, по крайней мере, главный месседж бизнеса – это ответственность перед тем региональным контекстом, прежде всего, в котором бизнес располагается и пытается становиться одним из главных акторов этого развития.

Что происходит у нас? Мне сразу хочется показать на камеру, какая гигантская и толстая книга (Отчет о КСО «ГМК Норильский никель» за 2011 год), посвященная теме социальной ответственности бизнеса только одного кейса, который, наверно, мы сегодня и будем рассматривать. Говорят, в социологии - у нас с вами общая подруга Марина Кавалина, которая как раз как социолог это изучает - существует два подхода к изучению этой проблемы: макросоциологический и микросоциологический. Микросоциологический отталкивается от случая, анализирует конкретный пример - и на его базе формулирует какие-то представления о явлениях. Макросоциологический пытается ухватить как бы с высоты общественных и политических, повторюсь, высот взгляд на то, как это должно быть. У макросоциологического подхода существует такой нормативный подход: как хотелось бы, как должно быть. А у микросоциологического - как оно в  жизни получается, как оно реально в жизни складывается. И между этими двумя взглядами и есть некоторая наша экспертная истина.

Итак, я хочу вам представить участников нашей беседы. Елена Ивановна Долгих, заместитель начальника отдела социального мониторинга и анализа «Норильского никеля». Тамара Александровна Сироткина, начальник управления правового департамента, тоже «Норильский никель». Борис Долгин, научный редактор "Полит.ру". И я, ваш покорный слуга, Александр Согомонов, я представляю Академию наук, Институт социологии. Елена, давайте начнем с вас. Может быть, вы нам сформулируете взгляд, какой концепции придерживается «Норильский никель», как он к этому подошел, и как он в настоящий момент считает, насколько удачно и насколько  адекватно эта концепция реализована в вашей практике?

Елена Долгих: Дорогие друзья, коллеги, добрый вечер! Спасибо, что вы пришли на наш круглый стол, на сегодняшнее обсуждение. Наверное, стоит сказать о том, что еще в XVIII-XIX веках была некая социальная ответственность у наших известных купцов (Савва Морозов, Савва Мамонтов, Павел Третьяков), которые занимались благотворительностью. Они  строили больницы, строили и жилые дома, развивали искусство, культуру. В принципе эта тенденция прошла до наших дней, но если бы мы рассматривали социальную ответственность только так, то устойчивость экономического развития любой страны, региона или города была бы под вопросом.  Поэтому мы в своем понимании исходим из триединой задачи, которую видит перед собой социально ответственная компания. Первое: быть экономически ответственной - это в первую очередь создание конкурентоспособных рабочих мест, это выплата налогов. По результатам прошлого года «Норильский никель» заплатил более 100 миллиардов рублей в бюджеты всех уровней. Это вклад в развитие инфраструктуры - как региональной, так и муниципальной. Второе - это экологическая составляющая, для компании «Норильский никель» она имеет принципиальное значение, потому что металлургическое производство изначально не может быть чистым и безвредным. Учитывая, что многие предприятия были построены достаточно давно, эта проблема для нас актуальна. И сейчас в рамках производственно-технической стратегии, которая  была принята в декабре 2011 года, мы вкладываем большие средства на модернизацию производства - как на норильской площадке, так и на Кольском полуострове для того, чтобы уменьшить нагрузку на окружающую среду. И третья составляющая – социальная. Это, прежде всего, внимательное отношение к работникам, создание безопасных условий труда. «Норильский никель» кроме конкурентной заработной платы предоставляет реально большой социальный пакет, об этом сказано в  новом коллективном договоре, о чем будет рассказывать Тамара Александровна. Но это в то же время и большая ответственность перед населением тех территорий, где  расположены производства.

 

Участники беседы

 

Конечно, вы, наверно, помните, что в советский период в принципе моногорода, к которым относится как Норильск, так и  Мончегорск, поселок Никель,  город Заполярный, содержали всю инфраструктуру. В период 90-х годов появились противоречия между экономической составляющей, прибыльностью предприятия - и реальными возможностями содержать всю эту инфраструктуру. Естественно, она была передана муниципальным властям на содержание. Но полностью отойти от процесса вклада в социальную инфраструктуру территории развития, конечно, компания не могла. Поэтому большие обязательства мы для себя принимаем как перед работниками, членами их семей, так и перед теми, кто живет на этих территориях. Не будем скрывать, что наибольшие приоритеты определяются в рамках частно-государственного  партнерства, когда государство или региональные власти предлагают проекты, которые, может быть, потребуют больших вложений со стороны компании, но реально принесут большой экономический, социальный вклад в ту или иную территорию.

Так, в 2010 году в августе во время посещения тогда премьер-министром Владимиром Владимировичем Путиным города Норильска был рассмотрен вопрос о переселении граждан, проживающих в Норильске и Дудинке, в регионы с благоприятными природно-климатическими условиями. Речь шла о пенсионерах и инвалидах, которые
по федеральному законодательству имеют соответствующее право, но их переселение
с помощью государства осуществляется крайне медленно. Было заключено четырехстороннее Соглашение между Министерством регионального развития Российской Федерации, Красноярским краем, муниципальным образованием город Норильск и «Норильским никелем». В соответствии с Соглашением, в течение 10 лет
(2011-2020 гг.) предстоит переселить из Норильска и Дудинки 11 265 семей. Для решения этой задачи разработана целевая долгосрочная программа Красноярского края. Бюджет программы составляет 18,1 млрд. рублей, из которых 8,3 млрд. рублей (или более 45 %) – это средства «Норильского никеля», участвующего в программе в качестве благотворителя. Понятно, что эти деньги мы могли бы использовать сугубо
в корпоративных целях, например, на здоровье и отдых наших работников. Но стабильное развитие территорий присутствия является для нас не менее важным. Мы, безусловно, заинтересованы во взаимодействии с государством, когда деньги компании «работают» на улучшение социально-экономической ситуации в регионе хозяйствования и повышение качества жизни - в том числе,  наших бывших работников. И не столь принципиально, кто первый подсказывает тему социально ответственного  сотрудничества – бизнес или государство…

Согомонов: В общем, это не воспринимается только как обязательство без какого-либо внутреннего интереса?

Долгих: Вы знаете, подобная ситуация была на предприятиях  в Норильске  в конце 90-х-начале 2000-х годов. Но тогда дело обстояло так, что была достаточно большая доля лиц пенсионного возраста на предприятиях, и компания была заинтересована, чтобы они не задерживались после того, как наступает пенсионный возраст. Как вы понимаете, по российскому законодательству у людей, которые работают за Полярным кругом, более ранний выход на пенсию. И компания, понимая, что это социальная проблема, которую надо решать, ввела пять пенсионных программ. В частности, одна из программ предусматривала, как только наступал пенсионный возраст, работнику  выплачивали сразу несколько зарплат и  предоставляли другие  опции, чтобы работник был заинтересован по наступлении пенсионного возраста покинуть предприятие и уехать на «материк». Ведь большинство, отработав за Полярным кругом, предпочитают жить на пенсии уже в более благоприятных климатических районах.

И компания понимала, что на тот момент, если говорить о спектре социальных программ, это была основная составляющая. Было разработано много пенсионных программ. Сейчас у нас одна пенсионная программа - корпоративная. И приоритет в рамках распределения денег на социальные программы - в год это примерно 3,5 миллиарда рублей - сейчас направлен на поддержку здоровья работников и членов их семей. Понятно, что если ты живешь и работаешь в суровых условиях за Полярным кругом, желателен ежегодный долговременный отдых за пределами Норильска. Поэтому компания тратит очень много денег на оздоровление (1,6 млрд. рублей – за 2011 год). Это значит - льготные путевки в санатории, в том числе - за пределами Российской Федерации, это оплата дороги. По законодательству мы должны оплачивать дорогу один раз в два года для работников и членов семьи. Год назад, в декабре 2011 года,  было принято решение о ежегодной оплате дороги для работников и членов семьи, это действительно тема очень актуальная. Большой отпуск по законодательству, но чтобы его полноценно провести, надо иметь возможность и выехать «на материк», купить билет. Кроме того, у  нас появилась два года назад корпоративная авиакомпания, которая по льготным ценам осуществляет перевозки работников и членов их семей. Понимаете, это такой комплекс проблем, вот в  конце 90-х более актуальной была проблема переселения именно работников пенсионного возраста. Компания принимала соответствующее решение. Сейчас более актуальна тема поддержки здоровья работников.

Согомонов: Это связано с тем, что они остаются? Или уезжают, как раньше?

Долгих: Надо называть вещи своими именами. Конечно, какая-то часть людей пенсионного возраста продолжает работать. Часть людей, выходящих на пенсию, уезжает, заранее решив проблему приобретения жилья на «материке». Часть пенсионеров, к сожалению, не имеет возможности самостоятельно выехать и продолжает жить в Норильске. Мы уже говорили о том, что в настоящее время  выезд пенсионеров осуществляется в рамках выше упомянутой программы переселения. В этом контексте следует сказать и о новых жилищных программах «Норильского никеля». У нас реализуются две программы – «Наш дом» и «Мой дом». Первая программа - для работников компании, другая – для работников дочерних и зависимых обществ.  Прежде всего, эти программы решают управленческие цели – она направлены на удержание в долгосрочном периоде наиболее квалифицированных работников наших предприятий.

 

Тамара Сироткина и Елена Долгих

 

Но одновременно в рамках этих программ создаются условия для своевременного выезда  работников на «материк» по завершении трудовой деятельности. Механизм программ прост. Жилые помещения, закупаемые компанией в благоприятных для проживания регионах страны (сейчас – это Московская область и Краснодарский край),  предоставляются работникам на условиях софинансирования: часть стоимости жилья оплачивается работником в течение определенного срока работы в компании(от 5 до 10 лет) - все это время квартира находится в найме у работника, он ею пользуется, до половины стоимости оплачивает работодатель - эта часть стоимости вносится по завершении участия работника в программе, тогда же жилье оформляется в собственность работника.  Стоимость жилья в течение срока участия работника в программе не меняется. Подробнее о перспективах реализации этих программ расскажет Тамара Александровна.

Вот это и есть социально ответственное поведение.  У тебя есть определенная сумма денег. С одной стороны, ты должен наладить максимально эффективное производство и получать прибыль. Ведь если экономика предприятия неэффективно организована, то все остальное не имеет смысла. Хорошо, компания работает устойчиво, но наносит вред экологии. Значит, надо принять решение, и сделать максимальные выплаты в модернизацию производства, потому что экология сама не улучшится, если вы не будете модернизировать производство. Это огромные средства. После этого остается вопрос: хорошо, а насколько работнику комфортно работать в таких тяжелых условиях? И в смысле климатических, и в смысле условий на предприятиях, где они заняты, на металлургических или  под землей на рудниках, где добывается руда. Значит, надо создать дополнительные опции для того, чтобы работнику хотелось здесь работать, чтобы он чувствовал себя комфортно.

Много условий и денег тратится, чтобы работники занимались спортом. У нас это очень популярно. Реально это в  условиях Крайнего Севера то, что тебе поднимает настроение, поддерживает здоровый дух.  Проводится очень много корпоративных мероприятий на территории присутствия. У меня вот лежит корпоративный журнал «Норильский никель», освещающий данную деятельность. Только в Норильске в год проводится около 200 корпоративных праздников и спартакиад. . Соответственно, понимаете, компания в тот или иной момент выбирает наиболее актуальные проблемы, которые надо решать, и наиболее эффективный способ их решения. Но спектр очень большой. Поэтому просто так сказать - что такое социально ответственная компания? Которая эффективно организует бизнес? Которая думает о будущих поколениях, поэтому сохраняет экологию и биоразнообразие на территории присутствия? Более 8 лет  на Кольском полуострове Кольская ГМК осуществляет рекультивацию земель, и сегодня мы наблюдаем заметные изменения к лучшему. Сейчас на территории города Норильска проводится такое мероприятие, как озеленение – «Посевная». Высаживаются молодые деревья и травы, которые специально селекционно выведены для этих климатических условий. В этом принимают участие как муниципальные власти, как работники, так и жители. Во все наши корпоративные праздники, спортивные мероприятия вовлечено все население в городе, реально это большой праздник. Люди себя чувствуют одной семьей, что, кстати, очень редко в наше время. И в Норильске, и в Мончегорске, в поселке Никель, в Заполярном - это реально, действительно - город как одна семья. Это тоже много стоит, все не так просто, и об этом мы тоже думаем. Спасибо!

Согомонов: Очень интересно. Спасибо большое! Боря, может быть, вы хотите что-то спросить? Я просто дам маленький комментарий. Вот когда вы вспомнили о том, что в 90-е годы позапрошлого и в начале XX века, то есть в дореволюционный период, модель русского бизнеса предполагала свое представление о социальной ответственности, которое сводилось к тому, что они строили дома присутствия, дома милосердия, больницы, учебные заведения, - это все так. Но на самом деле главная идея была – это идея создания единого коллектива, единой общины. Вот то, что вы сейчас рассказывали, мне просто было удивительно интересно, насколько это похоже на ту столетней давности историю, когда у крупных предприятий была такая же гигантская община, тоже говорили: «Мы одна семья». Они тоже собирались на определенного рода праздники. Очень много вкладывалось не просто в  культуру, а в просвещение, образование рабочих. Все-таки думали, что удастся избежать революции. Но вот - не удалось.  Боря, пожалуйста.

Долгин: Да, спасибо большое за выступление! Я бы начал чуть-чуть сбоку. Есть такой замечательный социальный мыслитель Виталий Аркадьевич Найшуль, один из представителей тех, кого называют московско-питерской группой экономистов и социологов, кто стоял во многом у истоков реформ в России. Переосмысливая опыт реформ уже 1990-2000-х годов, он в середине 2000-х годов сказал о том, что если повестка дня для рубежа 80-90-х годов была повесткой свободы, то повесткой дня для середины 2000-х годов стала повестка справедливости. Как вам кажется, что важнее, что в большей степени здесь движет бизнесом и вами, в частности, бизнесом крупным, странового уровня вообще? С одной стороны, это, естественно, такое понимание того, как бизнес может работать эффективно. То, о чем вы говорили, что, в общем-то, он должен быть экономически эффективен, естественно, заботиться о работниках, заботиться о регионе, иначе не сможет эффективно существовать. Есть некоторый второй момент, связанный с пониманием, внутренним чувством справедливости устройства общества, которое тоже может приводить к этим результатам. То есть некоторый другой тип мотивации. Есть, на самом деле, еще третий тип мотивации, о котором тогда же в связи с этим говорил Виталий Аркадьевич, - это необходимость для бизнеса стать понятым обществом. Потому что - да, конечно, есть у нас дореволюционный опыт, есть опыт того бизнеса, который был вполне укоренен, который был понятен тому обществу, в котором он существовал. Но, с другой стороны, у нас был некоторый  промежуток, в котором были свои процессы, но в котором так или иначе для многих в обществе понятие бизнес само не было как бы позитивным, не воспринималось так. Мы вновь с рубежа 80-90-х годов пришли к бизнесу, к частному капиталу. Мы пришли к тому, что не всеми не сразу воспринимается с пониманием; это должно как-то укорениться в культуре, должно снова быть освоено культурой. Вот есть еще некий третий аспект того, почему бизнес устраивает некий диалог с обществом для того, чтобы стать понятным, чтобы вступить в  диалог, чтобы быть воспринимаемым как такая органичная, более того, необходимая часть общества. Что из этих трех факторов - или они вообще неразделимы - кажется вам наиболее важным?

Долгих: Если позволите, я оттолкнусь от фразы «как бизнес ведет диалог с обществом». В принципе, социально ответственный бизнес кроме вот тех направлений основных, о которых я уже сказала, действительно,  предполагает диалог со всеми заинтересованными сторонами. Причем это понимание пришло, наверно, в последние десятилетия для российского бизнеса. Если позволите, так как Вы уже сказали об отчете, я расскажу  об этом более подробно. Отчеты о корпоративной социальной ответственности или об устойчивом развитии  в принципе в мире стали выпускаться где-то в конце 60 – начале 70-х годов. В России первый отчет  такой направленности был выпущен в 2002 году. «Норильский никель»  выпустил  первый социальный отчет (в 2005 году), там охватывался период 2003-2004 года. Компания стала публиковать нефинансовые отчеты с целью информирования широкого круга общественности о принципах, целях, практических результатах и перспективах деятельности в областях устойчивого развития. Первый отчет больше говорил о социальной составляющей: диалоге с работниками, диалоге с местным населением  территории присутствия. Дальше, чем больше мы пытались соответствовать в этих диалогах международным стандартам, тем точнее мы определялись, что для крупной производственной горно-металлургической компании больше всего подходит стандарт Руководства по отчетности в области устойчивого развития - так называемый GRI 3.1, - где есть показатели, касающиеся экономической деятельности, экологической и социальной. Это большой набор показателей. Мы используем все 100% основных показателей, 85% дополнительных. И это позволило выпускать нам отчет, который, с одной стороны, сравним со всеми международными крупными компаниями., С другой стороны, интересен  как работниками, акционерам, так и федеральными  и региональными властям, общественным организациям. Представляя информацию о компании, мы находим точки соприкосновения со всеми заинтересованными сторонами. И последние два-три года, после кризиса 2008-го, мы отчетливо почувствовали заметно выросший интерес со стороны западного инвестиционного сообщества к теме социальной ответственности компании. Все это приводило к тому, что мы корректировали те разделы информации, которые предоставляем в отчете.

 

Слушатели

 

Во многих случаях «Норильский никель» - в том числе, в области социальной ответственности - является лидером и задает тон, если хотите, пропагандируя, что российский бизнес реально социально ответственный, за границей о нас очень мало знают. И вот в этой связи «Норильский никель» выступил первой российской компанией, которая впервые провела роуд-шоу, посвященное вопросам устойчивого развития, для западного инвестиционного сообщества. Это мероприятие проводилось с 3 по 7 декабря этого года. Я была в составе группы, которая принимала участие в этом роуд-шоу. Мы проводили встречи в Хельсинки, в Стокгольме, где с нами были коллеги из Кольской ГМК, потому что для Норвегии, Финляндии и Швеции актуальна достоверная и актуальная информация  именно о производстве, которое расположено на Кольском полуострове. Заместитель генерального директора - Технический директор ОАО «Кольская ГМК» Толстых Алексей Николаевич рассказал о шести проектах, которые сейчас реализуются на Кольской ГМК, и направлены на модернизацию производства и снижение нагрузки на окружающую среду. Это вызвало очень большой интерес у представителей западных инвесторов. Также прошли встречи в Гааге, Амстердаме, Роттердаме, Цюрихе, Лондоне. По результатам этого роуд-шоу в лондонском офисе «Норильского никеля»была организована пресс-конференция, в которой приняли участие независимый директор Совета директоров ГМК «Норильский никель» Энос Банда, представители управления по экологическому регулированию и департамента по работе с инвесторами.

В принципе, все западные инвесторы были не то, что довольны, им было очень интересно узнать некоторые вещи. Вы знаете, когда менеджеры, которые непосредственно занимаются вопросами экологического регулирования или совершенствования корпоративного управления, охраны труда, рассказывают про систему менеджмента, как все это выстроено, как эти проекты не сейчас появились, а еще десять лет назад, - реально вера в то, что это делается, повышается. Ну, и  мы очень довольны тем, что провели такое мероприятие. Для нас понятно, что в следующем отчете о корпоративной социальной  ответственности будет больше информации, которая востребована именно западными инвесторами.

В этой связи замечу, что сейчас, после кризиса 2008 года, многие компании, которые не так сильно думали о своем имидже, а больше о временных прибылях, попали в ситуацию, когда экономику многих стран ввергли в некоторый хаос. Поэтому сейчас, когда выбирается подрядчик, или речь идет о крупном кредите, который предоставляется, обязательно смотрят, насколько компания социально ответственна. Около 80% всех этих кредитов сейчас выдается только социально ответственным компаниям[ПАА1] . В России это пока не очень популярно. Провалились две или три встречи с представителями российских банков. Они честно сказали, что «для нас это пока стоит не на первом месте, когда мы выдаем кредиты, но мы  сейчас это уже учитываем в наших политиках, и в ближайшие два-три года, наверно, мы тоже будем все больше и больше соответствовать западным стандартам». Но представительства западных банков, например, «Дойче банк», который работает на территории России, четко соблюдают все международные стандарты, в том числе - при выборе той организации, куда будут инвестировать.

Долгин: Если я  правильно понимаю, то уже налицо ситуация отчетливой связи между репутацией и реальным рыночным успехом, рыночной эффективностью. Возможность капитализировать эту репутацию. И, более того, здесь, если я опять-таки правильно понял, большую роль в настройке методов языка  этого диалога, который таким образом не только с нашим обществом, но и с потенциальными инвесторами внутри и вне страны, служит такой универсальный язык некой социальной репутации, репутации в области социальной ответственности, который в мировой практике уже существует, который таким образом транслируется, вносится в наш опыт.

Долгих: Да, вы совершенно правы. Для нас все группы заинтересованных сторон важны: работники, акционеры, инвесторы, федеральные, региональные органы власти, общественные организации, профсоюзы. Если позволите, еще скажу о том, что  вообще за последние, наверно, два-три года «Норильский никель» серьезно осознал, что развитие диалога с заинтересованными сторонами нам очень полезно. У нас прошли три международные конференции в Норильске по экологии. И в этом году прошли общественные слушания по вопросу снижения выбросов в атмосферный воздух с целью достижения нормативов предельно допустимых выбросов. В Мурманске в рамках Первой международной экономической недели мы провели круглый стол по теме «Ответственная деловая практика и социальные инвестиции». Мы пригласили вице-губернатора А.Гривняка, представителей Мурманской областной Думы, крупного бизнеса,  Правительства Мурманской области, аудиторской компании «КПМГ». Вы знаете, вообще, такие обсуждения очень полезны, потому что многие проблемы для крупного бизнеса, например, на территории Мурманской области, оказались, в общем-то, схожи. И только если правительство области, бизнес вместе будем искать подходы к решению, мы их найдем. Часто даже требуются какие-то неординарные подходы. Спасибо!

Согомонов: Спасибо большое! Боря, как ты понимаешь, получилось, что из тех трех подходов, которые ты предложил, тебе был выведен другой - интегральный, где главное слово было устойчивость, устойчивое развитие. Можно подвести итог вашего выступления вот таким утверждением: цель – устойчивое развитие. Один из лучших инструментов – социальная ответственность бизнеса. Или социальная ответственность самоценна для вас? Хорошо, вы подумайте. А мы пока, Тамара Александровна, обратимся к вам. Скажите, а как вам по специфике вашей деятельности - правовой, заключения договоров, отношения между работодателем и  наемными работниками, как вы это все продумываете, прописываете, что входит у вас в это большой пакет? Как вы его ищете? Вы сами предлагаете что-то работникам или ждете от людей каких-то предложений? Чего они ждут? Такого варианта, как сказать, наполовину оплачивается или не оплачивается, длительные командировки или какие-то другие опции. Расскажите, пожалуйста.

Тамара Сироткина: Да, спасибо большое, что вы сразу подтолкнули меня к тому, что имеет значение не только то, что думает компания; нужно учесть, и что думают работники. Понятно, что компания - достаточно сильный субъект в отношениях, а работники не всегда имеют возможность влиять на принятие тех или иных решений. Соответственно, очень важно, какие шаги в этом направлении делает компания, и как работники себя реализуют.  Мне кажется, что ярким примером того, как работники смогли себя проявить в диалоге с компанией, явилась совместная работа работников и компании по заключению коллективного договора в 2012 году. Вообще нужно отметить, что на многих крупных промышленных предприятиях в Российской Федерации действуют коллективные договоры; при этом, если брать статистические данные по Российской Федерации по всем предприятиям, то процент заключения коллективных договоров составляет всего где-то около 6%. То есть крупные предприятия заключают коллективные договоры, мелкие предприятия воздерживаются от этого. Исторически так сложилось, что в нашей компании как одном из крупнейших промышленных предприятий Российской Федерации коллективный договор был всегда. Последний коллективный договор, который действовал в компании до ноября 2012 года, был заключен в мае 2001 года и просуществовал 11,5 лет. В течение этого периода времени срок действия колективного договора  трижды продлевался. При этом текст прежнего коллективного договора менялся, в результате чего он претерпел значительные изменения по сравнению с той его редакцией, в которой он был первоначально заключен в мае 2001 года. Для этого были объективные причины, потому что за указанный период времени произошли изменения не только в компании, но и в стране, в том числе существенно изменилось законодательство. В 2012 году, к моменту истечения срока действия прежнего коллективного договора как Компания, так и ее работники понимали, что нужно или опять продлевать коллективный договор, или  заключать новый. И работниками Компании было принято решение выйти с инициативой о заключении нового коллективного договора.

Тамара Сироткина

 

Необходимо отметить, что в  законодательстве есть такое понятие как представительные органы работников, в состав которых входят не только профсоюзные организации, но также иные созданные работниками органы, которые наделены ими полномочиями по представлению своих интересов, в том числе при заключении коллективных договоров. По сравнению с маем 2001 года, когда заключался прежний коллективный договор, произошли изменения также и в структуре представительных органов, представляющих интересы работников компании. Так, если ранее работники принимали активное участие в работе профсоюзных организаций, то в настоящее время наблюдается тенденция, свидетельствующая об уменьшении количества работников, являющихся членами той или иной профсоюзной организации. При этом сами работники принимают решение, хотят они участвовать в работе профсоюзов или нет, соответственно, в первую очередь сами профсоюзы ответственны за то, становится ли работник членом того или иного профсоюза или нет. В настоящий момент в компании существует несколько профсоюзных организаций, которые представляют интересы работников разных профессий. Среди данных профсоюзных организаций имеются и новые профсоюзы, которые ранее на момент заключения прежнего коллективного договора не существовали. При этом только около 10% работников являются членами всех действующих в Компании профсоюзов. В  компании существуют и другие представительные органы работников, которые наряду с профсоюзными организациями выполняют функцию по представлению интересов работников. В Компании в роли других представительных органов выступают советы трудовых коллективов, которые образованы в большинстве структурных подразделений компании. Так сложилось исторически, что по сравнению с профсоюзами именно советы трудовых коллективов представляют большинство работников компании, хотя, как я уже говорила профсоюзное движение тоже достаточно развито.

Для реализации инициативы по заключению нового коллективного договора работниками была созвана конференция работников компании, в работе которой приняли участие представители всех обособленных структурных подразделений Компании, ее филиалов. На данной конференции было принято решение инициировать заключение нового коллективного договора, эту инициативу по заключению нового коллективного договора направить в адрес работодателя и начать так называемые коллективные переговоры. В результате этой инициативы была создана комиссия по проведению коллективных переговоров и заключению коллективного договора. Эта комиссия была создана на паритетной основе. В нее вошли представители работодателя, так как они тоже являются точно такой же равноправной стороной в коллективных переговорах, так как в действующем законодательстве существует такое понятие как социальное партнерство: представители работодателя и представители работников наделены равными правами. Они вместе принимают решение, в каком порядке и на каких условиях им заключить этот новый коллективный договор. Со стороны работников  в эту комиссию на паритетной основе вошли представители всех профсоюзных организаций, которые представляют интересы работников, а также представители советов трудовых коллективов.

Комиссия провела несколько заседаний. Активно происходило обсуждение коллективного договора. Кроме этого для того, чтобы не ограничиться обсуждением коллективного договора на комиссии, обсуждение коллективного договора активно проходило и в трудовых коллективах. Проект коллективного договора были размещены на стендах. Он был также размещен на корпоративном сайте. То есть проект коллективного договора проходил активное обсуждение. Соответственно, при обсуждении тех или иных положений коллективного договора комиссия по различным каналам связи получала информацию о том, что работники хотят увидеть в  коллективном договоре, как они хотят, чтобы те или иные льготы  и гарантии реализовывались. Соответственно, представители работодателя со своей стороны тоже исходили из того, насколько они могут это реализовать. Вот в результате работы этой согласительной комиссии, в результате обсуждения в трудовых коллективах и родился коллективный договор, который был подписан представителями работников и работодателя 21 ноября 2012 года.

Согомонов: А что-нибудь такое яркое, какие-нибудь примеры из этого коллективного договора, чтобы завидно стало всем?

Сироткина: Я считаю, что  там достаточно много ярких моментов, которыми не стыдно хвастаться, которые, по нашему мнению, являются достаточно яркими. Вот Елена Ивановна, в частности, обозначила эти моменты, потому что реально это то, чем можно похвастаться. Для чего вообще заключаются коллективные договоры? Коллективные договоры заключаются для того, чтобы дать работникам те социальные гарантии, льготы, какие-то преимущества по сравнению с другими, то, что не предусмотрено в действующем законодательстве. Соответственно, в коллективном договоре должны быть такие положения,  которые покажут:  работники,  которые работают в других  компаниях или которые ищут работу, что они должны прийти к нам,  потому что у нас работать выгоднее и интереснее.  При этом выгодно работникам еще и потому что у них  есть члены семьи,  есть дети, которым также предоставляются льготы,  и, соответственно, члены семьи и дети тоже могут похвастаться и сказать: «А вот мои мама и папа работают в этой компании,  и мы имеем такие-то преимущества».

Одна из основных льгот, про  которую Елена Ивановна тоже говорила, – это так называемая компенсация расходов по проезду к месту отдыха и обратно,  а также по провозу багажа, которая предоставляется как работникам,  так и членам их  семей.  В соответствии с действующим законодательством эта льгота предусмотрена один раз в два года. При этом для предприятий,  которые финансируются из бюджета, эта льгота является обязательной. В нашей компании было принято решение о том, что работодатель готов пойти навстречу, потому что он понимает,  насколько это важно для работников  которые проживают в районах  Крайнего Севера,  воспользоваться возможностью  выехать для отдыха и оздоровления на материк.  Поэтому было принято решение предоставить эту льготу и предусмотреть оплату проезда один раз в год. При этом анализ предоставления аналогичных  льгот по другим компаниям,  которые работают в районах Крайнего Севера,  показывает,  что мы – единственная компания,  которая предоставляет эту льготу на аналогичных условиях. С учетом количества работников,  которые у нас работают в районе Крайнего Севера,  для нас это достаточно значительная льгота.

Согомонов:  Они летают на ваших корпоративных самолетах,  или же все равно?

Тамара Сироткина, Елена Долгих и Александр Согомонов

 

Сироткина: Здесь,  на самом деле,  все зависит от направления.  Вот смотрите,  оплачивается проезд по территории Российской Федерации.

Согомонов:  Ну,  скажем,  из Норильска в Сочи?

Сироткина: У нас работники не обязательно летят из Норильска в Сочи. Проезд оплачивается у нас как на нашей авиакомпании,  так и на других компаниях.

Согомонов:  То есть везде?

Сироткина: Да.

Долгих:  Среднесписочная численность персонала группы «Норильский никель»,  это около 82 тысяч. То есть 2 тысячи за пределами Российской Федерации,  за рубежом работает,  и около 80 тысяч – на российских предприятиях группы.

Сироткина:  И при этом еще же нужно понимать,  что отпуска у работников,  которые работают в районах Крайнего Севера, достаточно длинные. При этом они сами принимают решение,  как они этот отпуск проведут. Они могут,  например,  улететь в Красноярск с детьми  к бабушке с дедушкой отдохнуть,  а из Красноярска полететь в Сочи.  Поэтому не обязательно,  что речь идет о направлении Норильск-Сочи. Направления могут быть самые разные. Соответственно, не везде корпоративная компания наша летает.

Долгин:  Вот мне кажется,  что вопрос нашего сегодняшнего ведущего имел еще один аспект.  А можно ли считать,  что наличие собственной авиакомпании – это еще и средство некоторой социальной защиты,  еще и некоторый шаг для того,  чтобы иметь возможность более полно отразить интересы работников, защитить интересы работников?

Сироткина: Это действительно так,  потому что в положениях коллективного договора есть норма,  которая предусматривает возможность для работников и членов их  семьи купить билеты на корпоративную авиакомпанию по так называемому корпоративному тарифу. То есть возможность купить более дешевые билеты работникам тоже предоставляется.  И право работников на это прямо закреплено в коллективном договоре.

Согомонов:  Скажите,  пожалуйста,  а вот средняя семья -  это какая? Один работник и еще два человека?  Или как?

Сироткина:  Это вся семья.

Согомонов:  То есть вся семья многопоколенческая, или же только вот родители и дети?

Сироткина:   Это родители и дети,  но если вдруг оказалось,  что у вас пятеро детей,  то компания оплачивает пятерых детей.

Согомонов:  Хорошо,  понятно. А вот как люди уезжают,  допустим,  завершая свой срок работы на предприятии?  После этого они уезжают на Большую землю,  возвращаются кто куда.  Вот здесь что в коллективном договоре предусмотрено?

Сироткина:  Елена Ивановна тоже на этом останавливалась. В коллективном договоре компании есть раздел, который посвящен социальной политике на территории присутствия,  где компания,  а также дочерние предприятия компании осуществляют свою производственную деятельность.  Потому что действительно  компании важно, чтобы население хорошо относилось к компании - для того,  чтобы люди приходили работать в компанию,  это дополнительно стимулирует.  Существует несколько направлений: мы оказываем шефскую помощь школам, детским садам,  есть программа по переселению.  Мне кажется,  Елена Ивановна достаточно подробно на ней остановилась,  мне сложно что-либо добавить.

Согомонов:  Но она является частью коллективного договора?

Сироткина:  В коллективном договоре прописано,  что мы взяли на себя обязательство это делать.

Сироткина:  И мы не просто про это везде говорим,  мы это делаем:  мы это  записываем, официально берем на себя эти обязательства - и выполняем их.

Согомонов:  Хорошо,  Елена Ивановна,  уже, может быть, ближе к вам,  скажите,  вот то,  что сейчас рассказывала Тамара Александровна про коллективный договор. Вот, грубо говоря,  один среднестатистический работник,  к примеру, он обходится предприятию в виде выплаты ему заработной платы,  вот в такую-то сумму. Плюс к этому существуют еще дополнительные вещи,  как вот те социальные программы,  выплаты и прочее,  которые тоже может быть распространены на одного человека.  И вот какое там получается соотношение между его -  как сказать? -  промышленной,  индустриальной стоимостью и его социальной дополнительной стоимостью? Насколько это усиливает издержки?

Долгих:  Ну,  слово «издержки»,  мне кажется,  не совсем корректно.  То есть что получает работник?  Это - компенсационный пакет.  Если мы говорим о российских  предприятиях группы -  да,  он состоит из заработной платы и социального пакета. Вот социальный пакет как раз включает, если хотите,  даже могу вам это зачитать. В социальный пакет входят следующие льготы и компенсации: предоставление на льготной основе путевок для санаторно-курортного лечения и отдыха работникам и членам их  семей. Как правило,  если работник с семьей выезжает в ведомственный  наш санаторий «Заполярье» или,  например, по программе зарубежного корпоративного туризма, он  может поехать отдохнуть в Болгарию, платит около 10%  стоимости путевки. В 2011 годупо льготным путевкам отдохнуло более 27 тысяч работников.

Согомонов:    90% оплачивает предприятие…

Долгих:  Да, работнику остается доплатить в районе 6-10  тысяч. Второе – это оплата работникам северных предприятий и членам их семьи проезда и провоза багажа, о чем мы уже говорили. В социальный пакет мы должны включить все те законодательно предусмотренные нормы,  которые мы обязаны выполнять. А в рамках  коллективного договора мы принимаем на себя еще и  дополнительные обязательства.

Елена Долгих

 

Также замечу, что в Корпоративном социально-трудовом совете предприятий группы компаний «Норильский никель»  состоит 55 тысяч человек. Если учесть,  что около 80 тысяч работает на территории Российской Федерации, это очень большой процент. И работники же по собственной инициативе туда идут. А кто хочет,  идет в профсоюз.

Согомонов:   А вот скажите,  какую часть …

Долгих:  Извините, последнее,  что входит в социальный пакет, – это дополнительное пенсионное обеспечение работников и прочие виды социальных  гарантий в рамках  действующих  коллективных  договоров, локальных нормативных  актов.

Согомонов:    Ну, это после выхода на пенсию.

Долгих: Ну,  дополнительное пенсионное обеспечение, значит, что в течение трудовой деятельности каждый работник имеет право совместно с компанией формировать (накапливать) корпоративную пенсию. Так что это процесс долговременный. Но получать корпоративную пенсию работники смогут только по окончании трудовой деятельности в компании.

Согомонов:   Понятно,  а вот скажите, допустим,  если средняя заработная плата где-то приблизительно 60 000,  я прочитал, в месяц,  это  значит 700 000  в год.  А вот социальный пакет на одного человека или, так сказать, на одну семью,  как его можно оценить?

Долгих:  Да,  я поняла. В компенсационном пакете заработная плата составляет 92.6%,  а социальный пакет – 7.4%.

Сироткина:  Я хочу только сказать,  что например,  размер социального пакета позволяет нашим работникам похвастаться среди других  работников, что они могут слетать и отдохнуть за счет компании не только  в лечебно-оздоровительных учреждениях, расположенных в Российской Федерации,  но и за границей.  Потому что программа по санаторно-курортному оздоровлению работников предусматривает не только предоставление им бесплатных  путевок в санаторно-курортное учреждение на территории Российской Федерации,  но также и за границей. Не так много предприятий в России,  работники которых могут похвастаться и сказать о том,  что мы ездим отдыхать за границу,  и наш отдых  за границей оплачивает компания.  Мне кажется,  это достаточно хороший стимул для того,  чтобы прийти и работать в компании - чтобы сказать: «Я отдыхал в этом году в Турции вместе с семьей,  и мне это не стоило ничего».

Согомонов:    А вот скажите,  если только честно,  вы никогда не обсуждали монетизацию социального пакета -  то есть, например,  вместо того,  чтобы усложнять его процедурно,  покупать билет и так далее,  просто увеличить зарплату на 10%, и сказать: «Ребята,  вот ваш пакет составляет 10%. Эти 10% вы получаете раз  в год».

Как поступают власти с пенсионерами,  со школьниками.  Им ведь не оплачивается,  а просто монетизируется,  добавляется там к чему-то.

Сироткина: На самом деле,  у нас вопрос этот обсуждался,  в том числе - с работниками. Потому что действительно, некоторые работники могут сказать:  «Вы знаете, я не хочу никуда ехать,  я лучше сэкономлю и деньгами получу».  Проблема только заключается в том,  что у нас предприятия расположены,  как Елена Ивановна отметила,  в моногородах.  Эти все города достаточно обособленные. Если мы не будет предоставлять социальные льготы,  а будем предоставлять это деньгами,  к чему это может привести?  На территории, где повышается заработная плата,  тем более - на такой территории,  отдаленной от материка, как Норильск или как Мончегорск,  это приведет к значительному увеличению  цен на продукты питания,  на все остальные услуги.

Согомонов:  Растет средний заработок по территории,  соответственно, растет цена?

Сироткина:  Она автоматически растет.  Соответственно, работники,  у которых  повышается заработная плата на сумму тех  социальных  льгот, которые они могли бы получить, у них  эта заработная плата съедается за счет повышения цен на продукты питания и на услуги[ПАА2] .  При условии,  что вот, например, в Норильск  продукты питания завозятся или самолетом или в период навигации по реке,  это достаточно дорого.  Соответственно,  у всех  торговцев есть обоснование, тем более, они понимают: в Норильске народу некуда деться,  он по-любому пойдет в магазин и будет вынужден покупать эти продукты питания.  И все равно, сколько стоит пачка молока,  100 рублей, или  она станет стоить 200  рублей,  им некуда идти.

Согомонов:    Как на некоторых территориях  у нас и происходит.  Тамара Александровна,  скажите,  что еще в коллективном договоре кроме детализации социального пакета?

Сироткина:  Еще можно было бы отметить,  что компания заинтересована не только в том,  чтобы предоставить работникам те или иные льготы,  но компании достаточно важно,  чтобы у нее работали квалифицированные работники.  Соответственно,  компания реализует как программу по привлечению  квалифицированных работников со  стороны,  так и по удержанию квалифицированных работников,  а также по обучению  или переобучению.

Согомонов:  Есть образовательные программы?

Сироткина: Много образовательных  программ. При этом - принимая во внимание опять же то,  что предприятие находится в районе Крайнего Севера,  идет старение населения, и мы заинтересованы в том,  чтобы то молодое поколение, которое подрастает,  не убегало,  чтобы оно хотело получать те профессии, которые востребованы в компании.  Может быть, даже не убегало,  а прибегало.  То есть чтобы дети,  которые растут и получают образование в Москве,  шли, например,  в Московский институт стали и сплавов или Санкт-Петербургский горный институт,  получали профессию  - и приезжали работать к нам в Норильск.  Но для этого их  нужно заинтересовать.  Нужно им показать,  что наши профессии интересные,  есть такая интересная компания в Норильске,  и если вы туда приедете,  у вас будет очень много интересной работы и очень много возможностей для профессионального роста.  Для того чтобы привлечь молодое поколение, в компании реализуется несколько программ.  Среди этих программ можно назвать программы «Профессиональный старт», «Рабочая смена»,  «Стажер» - все они направлены на то,  чтобы научить молодежь работать.

Согомонов:   Это квалификационные программы,  да?

Сироткина: Можно так назвать,  что квалификационные программы. При этом эти программы предусматривают как оплату труда,  то есть получение теми,  кто приезжает  работать или кто в Норильске живет и  остается работать,   заработной платы,  так и дополнительное стимулирование работников компании, которые выступают так называемыми наставниками или руководителями практики.  Как известно,  раньше в Советском Союзе идея наставничества играла очень большую роль.  Мы тоже прилагаем достаточно много усилий,  чтобы это существовало,  потому что это достаточно эффективно.

Согомонов:  А вот скажите,  вот как бы вы заинтересовали? Вот молодой человек на 5-ом курсе Горного нашего института или Стали и сплавов (они уже объединились), чтобы он приехал к вам,  к примеру,  а не в какое-нибудь другое место? Вот если бы вы с ним разговаривали.

Тамара Сироткина

 

Сироткина: Наверное, я бы сказала о том, что первое – это достаточно интересная работа.  Второе,  при этом не просто интересная работа,  а работа, которая связана с постоянной модернизацией производства,  с учетом новых технологий,  которые в первую  очередь направлены на охрану окружающей среды.

Согомонов:  То есть наука,  знания,  все это вместе.

Сироткина: Да,  кроме этого конкурентная оплата труда.

Согомонов:  Как это понять?

Сироткина:  То есть если тот,  кто заканчивает Санкт-Петербургский горный институт, может принимать решение,  где я останусь работать и куда я поеду работать, -  соответственно, он может взвешивать: поеду я в Норильск, что я получу, какую зарплату я получу; или я останусь здесь - и что я получу.  Вот мы и стремимся сделать в совокупности им интересное предложение,  в том числе предложить конкурентоспособную заработную плату,  заинтересовать тем,  что у нас есть различные программы,  в том числе - по предоставлению  жилья.  При этом не в Норильске, а на территориях  с благоприятными условиями проживания. Нам кажется,  у нас достаточно условий,  чтобы заинтересовать молодежь,  чтобы она к нам приезжала.

Согомонов: И это тоже установка на устойчивое развитие.  Я так понимаю,  что вы на самом деле,  вы и Елена Ивановна,  договорились о том,  что вы будете говорить.

Сироткина: Мы просто искренне верим в возможности, которые предоставляет Компания.

Согомонов: Елена Ивановна,  пожалуйста.

Долгих:  Я хочу немного дополнить по этому вопросу.  Тамара Александровна перечислила программы,  которые у нас есть для привлечения молодежи.  «Профессиональный старт» - наша основная программа, это на самом деле работа со студентами.  Если раньше эта работа начиналась со студентами  4-го,   5-го курсов,  они приезжали на производственную практику и могли все собственными глазами посмотреть на предприятии,  попробовать поработать,  дорогу им оплачивали,  так же, как и общежитие, - то теперь уже на протяжении 5 лет мы начинаем работать со студентами с 3-го курса.У компании заключены соглашения более чем с двадцатью вузами Российской Федерации, с которыми она сотрудничает.

Согомонов: Они к вам как на практику приезжают?

Долгих: Да,  конечно,  происходит отбор. Сейчас ежегодно в программе принимает участие около 500 человек. Разумеется,  не все из студентов   потом   приезжают работать на предприятия в Норильск.  Но тех,  которые участвуют в этих программах,  а потом приезжают работать,  достаточно много.  Поэтому мы не ездим и не агитируем «давайте,  приезжайте в гости к нам».  Нет,  мы агитируем «приезжайте в гости к нам и посмотрите сами -  и сделайте выбор».  И надо отметить,  сейчас для молодежи очень большое конкурентное преимущество – это не только стартовая,  достаточно высокая заработная плата,  но и возможность карьерного роста.  Потому что, сами понимаете,  что на большинстве предприятий,  чтоб дорасти от специалиста до генерального директора – это практически невозможно. У нас, например, в Заполярном филиале много молодежи очень быстро делают карьеру.  Это буквально тенденция последних  5-7 лет. Это очень привлекает молодежь.

Согомонов: Елена Ивановна,  у вас есть свой корпоративный университет?

Долгих:  Да,  есть корпоративный университет, который был создан для усиления конкурентных преимуществ Компании в области развития персонала в 2007 году.

Согомонов: Вы можете рассказать,  что это такое?

Долгих: Ну, корпоративный университет -  это как раз там,  где в основном  происходит дообучение, переобучение и повышение квалификации работников.  У нас в среднем 30-40% работников проходят ежегодное обучение, в 2011 году – более 40 тыс. (50%) работников прошли дополнительную профессиональную подготовку и переобучение, среди них очень большая доля молодежи.  То есть,  повышение квалификации работников осуществляется на территории Норильского промышленного района, университет расположен рядом с производственными площадками,  и на Кольском полуострове в Мончегорске, где в 2009 году был создан Учебный центр «Кольский центр развития персонала».

В группу компаний также входят  научно-исследовательские предприятия,  «Институт Гипроникель», расположенный в Санкт-Петербурге,который имеет  филиалы  в Норильске и в Мончегорске.  И речь идет о том,  что многие уникальные технологии,  которые мы  используем на производстве, это результат труда работников данных научно-исследовательских подразделений. Ведь надо понимать, что  даже тот большой проект по сокращению выбросов диоксида серы (в Заполярном филиале - на Медном и Надеждинском металлургическом заводах - будут построены два цеха по извлечению серы из богатых отходящих газов),  который сейчас реализуется в «Норильском никеле», - ведь такой технологии еще никогда не использовалось. По итогам проведения международного тендера, была выбрана итальянская компания  «Techint», с которой подписали контракт.  В настоящий момент разрабатывается проектно-техническая документация для реализации проекта в Заполярном филиале. Мы в отдельных  случаях  делаем какие-то собственные ноу-хау или заключаем соглашения с лучшими производителями отдельных технологий в мире. И вот я думаю,  что дальше как раз  взаимодействие между нашими научно-исследовательскими подразделениями, университетами и лабораториями,  которые есть  на территории Норильского промышленного района, наверное,  будет развиваться в рамках той концепции соединения научной мысли,  подготовки студентов,  которые сейчас востребованы на территории Российской Федерации.

Согомонов:      А там финансирование исключительно ваше, или есть государственное финансирование?

Долгих:  Нет,  в корпоративных  университетах,  конечно,  только наше. Тем студентам,  которые принимают участие в корпоративных программах,  выплачиваются стипендии или предоставляются какие-то дополнительные льготы.

Согомонов:  Боря,  вы хотели что-то спросить?

Долгин: На самом деле,  наши сегодняшние собеседники как-то сами вышли на эти темы и прошли свой путь.  Потому что, конечно, я хотел спросить о том, что мне традиционно близко:  об образовании и науке,  собственно - о том,  каким образом развивается социальный капитал,  как поощряется,  как стимулируется движение в этом направлении,  и о внутреннем, и о внешнем  в этом смысле; то есть  и о корпоративном университете, и о том,  насколько есть программы по стимулированию прихода из лучших  вузов -  или, может быть, переобучения в самих  этих  лучших  вузах.  Об этом мы как-то не говорили. Бывает ли такая траектория,  когда сотрудник «Норильского никеля» как-то поощряется на то,  чтобы он пошел доучиваться в высшее учебное заведение,  после этого вернулся бы с тем самым карьерным ростом,  о котором уже шла речь?  потому что социальная мобильность – это, конечно, некоторый очень важный ключ.

Борис Долгин и Тамара Сироткина

 

Сироткина:  Могу я ответить.  У нас помимо корпоративного университета,  наверное, с каждым высшим учебным заведением Российской Федерации,  которое готовит специалистов в области металлургии,  заключены договоры,  в рамках  которых  мы учим и переобучаем наших сотрудников.  Соответственно,  любому работнику компании,  который готов учиться, полностью открыта дорога для того, чтобы учиться и делать карьеру в компании.  Это только приветствуется.  Компания заинтересована в этом.

Долгин:  Я так понимаю,  что у Елены Ивановны тоже какая-то часть ответа,  или нет?

Долгих:  Стимул к тому,  чтобы люди в компании учились,  может быть, в меньшей степени переобучались, действительно есть.  Понимаете,  переобучение предполагает,  например, такую ситуацию:  закрывается старое производство -  тогда надо направить людей на переобучение.  Для нас социальная ответственность – это то,  что мы не сокращаем работников.  Вот был кризис 2008  года -  не надо приводить статистику,  сколько появилось безработных, -  ни один работник в «Норильском никеле» на территории Российской Федерации не был сокращен. Об этом даже речи не было.  Никто не переводился на частично оплачиваемый рабочий день. Все работали.

То есть, понимаете, когда вы строите свою концепцию или стратегию,  вы должны минимизировать риски. У нас этому уделяется большое внимание. Сейчас, например,  реализуются проекты на территории Кольского полуострова. Если сейчас одно из производств будет модернизироваться,  произойдет высвобождение работников -  уже предусмотрено,  что они будут переброшены на другую площадку, здесь же, недалеко,  и будут работать на новом производстве.  В этом плане мы всегда думаем вперед. А в будущем систему переобучения,  может быть, мы будем дальше развивать.  Но у нас созданы все условия для того,  чтобы люди учились,  повышали свою  квалификацию.  Так же,  у нас существуют и целевые группы развития персонала. Там,  допустим,  движение молодых специалистов  «Лидер», «Университет мастера», «Академия наставников»-  это когда наставники обучают, проводится конкурс «Мастер года». Движение «Лидер»,  это когда молодежь объединяется, обсуждают какие-то новые проекты,  реализуют свои творческие начала. Женский взгляд «Норильского никеля»,  например,   женщины «Норильского никеля» в прошлом году считали,  что большое внимание нужно уделить охране труда,  именно чтобы их  отцы,  братья, сестры внимательно относились к охране труда. Для нас это вопрос тоже актуальный.  И вот когда тебе мать или жена говорит с высокой сцены - что,  пожалуйста, муж,  ты подумай,  надо соблюдать технику безопасности,  внимательно относиться ко всем правилам, -  вы знаете,  это очень важно,  как раз  идет воздействие изнутри.

То есть, в компании вот эти творческие движения разноплановые,  и никто не диктует какие-то программы.  Сами люди,  участники этих групп,  решают,  что для них  актуально,  важно в этом  или в следующем году.

Согомонов:      Спасибо большое.  Вы знаете,  у нас хоть и маленький коллектив,  но мы хотим предложить возможность участникам нашей беседы  все-таки задать вам вопросы,  если вы не будете против.

Петр Кирилловский,  корпорация «ГРАС»,  руководитель управления:  Скажите, пожалуйста -  может быть, уже об этом говорили,  я просто опоздал к началу, -  какие именно благотворительные инициативы производятся в компании, и каким образом в них  принимают участие сотрудники?  И есть ли какая-то внятная стратегия по привлечению  сотрудников?  Я знаю,  что в компании есть благотворительные инициативы, есть ли какая-то внятная стратегия привлечения? И отслеживаете ли вы какие-то показатели KPI -  может быть, улучшения какие-то по работе с кадрами благодаря вовлеченности кадров в благотворительные инициативы?  Вот такой немножко сложный вопрос -  я надеюсь,  вы поняли его.

Долгих:   Я думаю,  что я поняла вопрос.  Наверное,  вы задали вопрос,  не задав слово волонтерство,  да?

Петр Кирилловский:  Да,  вы совершенно правы.

Долгих: У нас,  во-первых, есть комитет по благотворительности,  который определяет,  как вы говорите,  стратегию  и приоритетные темы,  проекты.  Большая часть благотворительной помощи оказывается на территориях  присутствия.  Это помощь ветеранам,  социально незащищенным группам -  детям или,  например,  малым народам Севера при проведении определенных мероприятий.

Волонтерство у нас сугубо добровольное. В компании хорошо развита система внутренних коммуникаций, у нас есть, например, доска объявлений,  где часто работники приглашаются  либо участвовать в донорском движении (очень многие принимают участие), либо просто оказать материальную помощь пострадавшим в результате катаклизмов. Так, например, была ситуация в 2010 году, когда члены Правления компании приняли решение оказать финансовую помощь пострадавшим от лесных пожаров в Московской области и перечислили 4,5 млн. рублей из собственных средств.   То есть это предложение – исключительно инициатива работников. У нас нет такого «обязательного» волонтерского движения,  что завтра 200  человек пошли делать то или это.

Вот я рассказывала про программу озеленения.  Было предложено работникам в выходные дни выйти и вместе с жителями города Норильска принять в этом участие. Все вышли семьями.  Вот фотографии в отчете,  если вы посмотрите, -  и дети,  и взрослые,  и пенсионеры, то есть вот это единение, которое происходит на корпоративных мероприятиях,  есть.  Но мы за это не оцениваем людей выше,  если они пришли,  посадили дерево или поучаствовали в помощи пенсионерам.  Для нас это нормальная практика -  кто хочет, в этом принимает участие.

Долгин:  Я полслова, может быть, добавлю.  У нас была публичная дискуссия о проблемах культурного развития территорий,  где были разные участники, но одним из участников была Наталья Федянина из Норильска.  Она довольно много рассказывала об интересных  социокультурных проектах,  которые в Норильске реализуются.  Понятно,  что Норильск с «Норильским никелем» связан самым прямым образом.  Часть ответа можно почерпнуть прямо оттуда.

Согомонов:    Да,  спасибо,  Боря.  Это очень важно,  потому что на самом деле все висит на сайте,  вы можете посмотреть.  Если только коротко,  по существу,  пожалуйста.

Вопрос из зала: У меня такой вопрос к вам.  Вы же,  наверное, помните свое предприятие,  как оно работало в советские годы.  Если сравнить социальные программы,  которые были в советские годы,  и социальные программы,  которые есть сейчас,  с вашей точки зрения,  положа руку на сердце, где было людям комфортнее и удобнее работать -  именно как работнику себя ощущать?  Сейчас лучше  или в те годы?  И где было больше социальных  программ?

Вопрос из зала

 

Сироткина: Я хотела бы отметить,  что вообще компания придерживается политики преемственности в отношении тех  льгот и гарантий,  которые существовали  раньше.  И политика компании заключается в том,  чтобы  не убрать те гарантии,  которые существовали раньше,  а добавить какие-то новые льготы.  Поэтому - отвечая на вопрос,  я могу спокойно ответить,  что у нас не стало хуже,  у нас стало только лучше.

Согомонов: Вы знаете,  я вам скажу на правах  того,  что старше всех. Когда в середине 1970-х годов я приземлялся в Норильске,  два раза я там был в 1970-х годах,  там вообще дышать было невозможно. Сегодня Норильск -  город,  по сравнению с тем,  чем он был в позднее советское время - я про 1920-30-е годы ничего сказать не могу,  естественно, - это небо и земля. Это просто несопоставимые вещи -  и с точки зрения культурной инфраструктуры,  и с точки зрения удобства жизни,  и с точки зрения вообще как бы социальных норм жизни.  Раньше это была такая точка,  куда ты должен был приезжать,  понимая,  что ты жертвуешь частью своего времени,  частью своего здоровья,  частью своей жизни,  потому что ты точно проживешь меньше,  но что-то ты там за это компенсированно получал,  вырывал - и возвращался обратно. Это был не город,  это было что-то,  но не город – это точно совершенно. И, конечно же, никакой модели социально ответственного предприятия,  которая существовала при позднем социализме,  там, в общем, по большому счету не было.

Не сразу это стало развиваться,  но уже в конце 1990-х  годов уже чувствовалась большая разница,  а в 2000-х  годах  сравнивать даже не с чем. Вы для интереса просто как-нибудь приезжайте и посмотрите.  К вам приехали - и вы приезжайте тоже  как-нибудь,  посмотрите. Сравнивать эти вещи сложно.  Вопрос - я понимаю,  так сказать,  куда вы клоните.

Реплика из зала: Здесь еще вопрос стоит вопрос о времени, потому что поздний социализм - все-таки там еще были пережитки. Сейчас все-таки больше настраивают на то,  чтобы люди оставались.  Нельзя заставить переехать,  но вот именно сам принцип.

Согомонов: А никто не заставляет.

Реплика из зала:  В общем, вы считаете,  что все-таки, наверное, сейчас получается лучше.

Согомонов: Конечно,  ну уж  точно не хуже.  Конечно,  не хуже.  Хотя должен вам сказать,  если вы позволите в одной фразе подвести итог нашей беседе.  Чрезвычайно важная,  чрезвычайно интересная беседа.  Я просто думаю вот что.  Ровно так же, как не надо говорить про демократию как какую-то сверхценность,  к которой мы все стремимся, -  демократия – это инструмент,  а ценностью является хорошая счастливая человеческая жизнь, - вот то же самое и здесь.  На самом  деле социальная ответственность бизнеса – это не новая фишка,  которую придумал мировой бизнес для того,  чтобы  показать,  что у него возникла своя новая идеология. Это очень удобный инструмент,  при котором партнерство между властью,  обществом,  гражданским обществом и бизнесом выстраивается таким образом,  что каждый из них обретает свою новую ролевую функцию. И социально ответственный бизнес в данной ситуации является хорошим контекстом,  инструментом - и политическим, и правовым,  и социальным,  - где все находят для себя определенное место.

Конечно,  мы можем задать сейчас еще тысячу вопросов. Надо не детали искать,  надо понимать,  что является трендом.  Вот в данном случае мы рассматривали кейс,  который для нашей страны, по крайней мере,  я думаю,  для мировой практики является одним из важнейших трендов. И очень важно,  Боря обращал внимание на то,  что это диалоговая какая-то вещь:  ведь все жили в отрыве друг от друга.  Здесь все построено на разговоре,  все построено на диалоге,  причем на диалоге,  понятном,  как мы понимаем,  не только для нас,  но и для людей из самых  разных зарубежных  стран,  в том числе - и зарубежных  инвесторов. И, наверное, в нем sustainable development,  вот эта вот концепция,  которая родилась в заполярном регионе.  Ее не было ни в Африке,  ни в Центральной Европе, она родилась в Канаде,  она родилась на Аляске -  и она потихоньку перебросилась на скандинавские страны и затем  перешла к нам. Оттуда пришла концепция нового устойчивого развития,  и оттуда родилась своя аутентичная  модель социально ответственного бизнеса. А вот уже понимать его как флаг,  с которым мы должны идти, -  конечно, нет.  Это самый лучший инструмент на сегодняшний день по ответственному развитию территорий, за Полярным кругом, по крайней мере, - точно.

Спасибо вам за этот интересный разговор,  у нас будут еще какие-то врезки.  Если будет какая-то потребность,  как это Боря решит,  можно будет в каком-то телефонном или еще каком-то режиме,  если вы захотите что-то вставить по материалам каких-то других  вещей,  в виде ответов, ремарок или же комментариев, я думаю,  что это все возможно,  даже в условиях  низкой мобильности в нашей стране.  Спасибо всем за это участие и за то,  что вы в такую страшную погоду прошли этот путь. Ой,  простите,  прекрасную погоду.  Спасибо.  До свидания.

Мероприятие проведено при поддержке ГМК «Норильский никель».

НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

08:48 За сутки из Алеппо ушли 8,5 тысяч жителей
08:34 Московское метро может отключить сотовую связь
08:20 СМИ узнали о причине отмены ограничений на поставку оружия в Сирию
08:02 Россия поможет Кубе модернизировать армию
02:17 Московский суд арестовал депутата из Новгорода за взятку в 2 млн долларов
02:03 Рогозин объявил о начале космического сотрудничества с Кубой
01:57 Хворостовский отказался от участия в опере из-за болезни
01:50 Обама снял ограничения на военную помощь союзникам
01:19 Британская палата общин поддержала выход страны из ЕС
00:41 Сенаторы попросили Трампа поскорее определиться насчет Украины
00:34 Боевики ИГ атаковали блокпосты возле Пальмиры
00:28 Греф назвал WeChat лучшей соцсетью в мире
00:22 Пенсионный фонд собрался уволить 10% сотрудников
00:14 СМИ узнали о кандидатуре главы Минтруда при Трампе
08.12 23:10 МИД РФ сообщил о приостановке боев в Алеппо
08.12 21:40 Путин вступился за пластиковые пакеты перед экологами
08.12 21:02 СМИ сообщили об увольнении второго за сутки директора департамента Минобрнауки
08.12 20:29 Роскомнадзор рассказал о конструктивной встрече с представителями LinkedIn
08.12 20:28 Белоруссия заплатила за российский газ авансом
08.12 19:57 Кадыров опроверг наличие в Чечне батальонов «Восток» и «Запад»
08.12 19:56 Путин призвал прокуратуру проверить компетентность российских судей
08.12 19:38 СМИ сообщили о назначении нового главы московской полиции
08.12 19:30 Рада установила фильтр для «антиукраинских» книг из РФ
08.12 19:12 Полонский отказался признавать вину в мошенничестве
08.12 18:58 В Новосибирске из-за снега введен режим ЧС
08.12 18:48 Путин пообещал обсудить с Собяниным вырубку парка «Кусково»
08.12 18:45 СМИ сообщили об отказе Исинбаевой бороться за пост главы ВФЛА
08.12 18:21 Биржевой курс евро упал до полуторагодового минимума
08.12 18:19 Путин наградил Доктора Лизу госпремией
08.12 17:49 Путин поручил пересмотреть закон об «иностранных агентах»
08.12 17:44 В кабмине отказались поддержать «людоедское решение» по абортам
08.12 17:23 Правительство отказалось обязывать нефтяников сокращать добычу
08.12 17:10 Один из «крымских диверсантов» пожаловался в СКР на пытки
08.12 17:02 Директора спортшколы поместили под домашний арест после гибели детей в ХМАО
08.12 17:00 СМИ сообщили о задержании сотрудников антикоррупционного управления МВД
08.12 16:37 Путин посмертно наградил погибших в Сирии медсестер и военного советника
08.12 16:16 Посол Евросоюза констатировал прохождение «дна» в отношениях с Россией
08.12 16:08 В Кремле о приезде в Москву экс-советника Трампа узнали из СМИ
08.12 15:50 СМИ узнали о решении боевиков «Джебхат ан-Нусра» покинуть Алеппо
08.12 15:45 Медведев утвердил стратегию борьбы с контрафактом в РФ до 2025 года
08.12 15:31 Предложено противоядие от угарного газа
08.12 15:22 Источник рассказал об обысках ФСБ в ГУЭБиПК МВД России
08.12 15:09 В Думе объяснили переброску чеченского спецназа в Сирию
08.12 14:51 «Газпром» подписал контракт по прокладке первой ветки «Турецкого потока»
08.12 14:40 Древесные кольца подтвердили слова летописцев
08.12 14:33 Впервые за два года в РФ выросли продажи автомобилей
08.12 14:19 МВД предложило составить списки «опасных» футбольных фанатов
08.12 14:03 Кировский губернатор вступился за Навального
08.12 13:54 В управделами президента ответили на жалобы депутаток Госдумы
08.12 13:32 Ростуризм разработает программу льготных туров для пенсионеров
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.