Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2016, воскресенье, 09:06
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

03 мая 2013, 09:43
Дмитрий Веденяпин

Слышать время

"Я говорю не о мессианстве, а о том, что поэт должен слышать время"
"Я говорю не о мессианстве, а о том, что поэт должен слышать время"
Фото Анны Дикаревой

Наша беседа с известным поэтом, переводчиком и эссеистом Дмитрием Веденяпиным состоялась на 26-ой Международной Иерусалимской ярмарки в рамках проекта «Книга. Знание». Беседовала Наталия Демина. 

Когда вы начали читать, и какой была ваша первая книга? 

Читать я начал сравнительно рано, года в четыре с половиной. В семье любили книги. Особенно бабушка, которая была библиотекарем. Книга считалась чем-то почти священным: немыслимо было положить книгу на стол обложкой вверх или загнуть страницу. Да, я начал читать довольно рано, но… Согласно семейной легенде, лет до 9-ти или даже 10-ти я чаще всего перечитывал одну и ту же книгу. Она называлась «Боцман знает всё». Это книга рассказов «про ребят». Она до сих пор стоит у меня дома, и я, конечно, боюсь в нее заглядывать, а кто заглядывает, говорит, что ее нельзя читать. Но мне кажется, что было бы неправильно с моей стороны переоценивать ее сейчас – тогда она мне явно что-то дала, и я благодарен этой книжке. 

Стихи, как, наверное, и большинство людей, я в детстве читать не мог. Я просто начинал «качаться» на этих ритмических волнах, абсолютно не понимая, что там написано. В пушкинских сказках я еще как-то следил за сюжетом, но, если это было стихотворение, то… Я и сегодня не без труда понимаю стихи, но все-таки гораздо лучше, чем раньше. А в те времена это было просто «тра-та-та, та-та-та-та…», ничего не понятно. И не интересно, скучно. 

Качественный скачок в моем чтении произошел в 11 лет — и, конечно, он связан не со стихами, а с прозой — когда я прочитал «Идиота» Достоевского. Быть может, это безумие – 11 лет, рановато. Но мне кажется, что с этого момента что-то началось. 

Между прочим, я довольно много понял в Достоевском. Не уверен, что сейчас понимаю больше. Конечно, с тех пор я перечитывал эту книгу не один раз, но мне кажется, что главные вещи я понял именно тогда. Считается, что Достоевский не мастер  пейзажей, что у него сплошные скандалы и разговоры. А на самом деле это не так. Он замечательный мастер всего, и пейзажа в том числе. И для меня с него началась Россия, страна, в которой я жил. По-моему, очень важно, увидеть окружающее не просто своими глазами… Я не знаю, как это сформулировать. Но вот не просто своими глазами, и не чужими глазами, а еще через какой-то бинокль. И Достоевский был для меня таким вот биноклем. Потом, довольно скоро, я прочитал «Преступление и наказание» и был совершенно потрясен диалогами Раскольникова и Порфирия. Это совершенно выдающиеся диалоги. Помню, я учил их наизусть, так они мне нравились. 

Вы кому-то симпатизировали, или обоим? 

Порфирий мне очень нравился. Но больше всего мне нравилось, как это написано. Ведь Достоевский был человеком с невероятным чувством юмора, он очень тонко чувствовал смешное… 

Конечно, для многих он так называемый «тяжелый» писатель, но мне кажется, что он чрезвычайно веселый, несмотря на все свои серьезные, а иногда и вправду тяжелые темы. У него почти всегда серьезное дано через смешное – это очень сильная сторона Достоевского. И я это очень хорошо помню как одно из своих первых книжных впечатлений. 

Потом… Может быть, следует рассказать эту историю, хотя она мне самому в зубах навязла, но, поскольку вы спрашиваете про книги, мне кажется, это существенная история. Дело в том, что примерно лет в пять у меня была такая мечта, я даже пишу об этом в своей книжке: иметь что-то такое, что было бы ничьим, совершенно свободным, и в то же время – вполне моим. Я сам не знал, что это такое. Игрушки или кошка, собака – всё это было не то. Я делал каких-то птиц, которые как будто бы вылетают из кустов, на веревочках… Но все это было не то. 

И вот лет в 15 мне в руки попались стихи Мандельштама. Сброшюрованная самодельная книжка. Я начал читать, и вдруг понял, что моя детская мечта сбывается – я понял, что через буквы этого стихотворения я могу попасть в какое-то другое пространство. Стихотворение оказалось той самой «свободной» вещью, «летательным аппаратом», внутри которого можно летать, и с ним куда-то перемещаться. Понятно, что следующим шагом было попытаться сочинять свои собственные стихи, но это уже другая история. 

А возвращаясь к книжкам, в прозе первое сильное впечатление - Достоевский, а в поэзии —  Мандельштам. Потом Пастернак, который своими «лесными» подмосковными стихами открыл для меня Подмосковье. Да, что касается прозы, я забыл назвать еще две книжки, которые в детстве мне ужасно нравились и нравятся до сих пор: это рассказы Драгунского и «Карлсон» Астрид Линдгрен. 

Вообще, я считаю, что мне очень повезло, потому что в 11 лет я познакомился с человеком, замечательным самим по себе. Он принадлежал к одной из самых прекрасных, как мне кажется, во всяком случае на моей памяти, общности людей, которые жили в нашей стране, а именно – к андергаундной творческой интеллигенции. И он начал давать мне книги. Это были книги, изданные за границей, и «самиздатовские». Часто ксерокопированные, как тогда было принято... То, чего нельзя было купить в Советском Союзе. Благодаря этому человеку я начал читать русскую религиозную философию. Это меня очень заинтересовало. Это были, понятно, Флоренский, Бердяев, Лев Шестов, С. Булгаков и др. И это было тоже очень важным чтением для меня. Интересно, что для Мандельштама «Столп и утверждение истины» Флоренского был в какой-то момент настольной книгой. 

Ну и, конечно, в юности мне было интересно читать русскую классику. Именно русскую. Гончаров, Толстой, Чехов, Набоков, М.Булгаков. Чуть позже Платонов – он мне показался невероятно чудесным, совершенно необыкновенным… И уже несколько позже, конечно, Ходасевич, Георгий Иванов – еще до того, как их начали публиковать в России. Тоже на каких-то листках… Цветаева, Ахматова – тоже. 

И в какой-то момент – Поплавский. Поплавский сейчас известен, конечно, но все равно – время изменилось. Мне кажется, он уже никогда не попадет в «первый ряд» для поколения ныне живущих, все равно всегда будет немного сзади. Хотя он поэт замечательный. Да, потом Заболоцкий, конечно – обэриуты и сам Заболоцкий. В первую очередь, его ранние стихи, но и его «Можжевеловый куст», который он написал незадолго до смерти. Мне кажется, это – одно из самых выдающихся стихотворений в русской поэзии. 

Ну а поскольку я все-таки учил английский, то, разумеется, появились книжки не только на русском языке, и некоторые я стал переводить. 

Книги, которые вы переводите – это внешний заказ? Или вы чувствуете, что можете это перевести, понимаете это, воспринимаете? 

Несмотря на то, что я перевел довольно много стихов, должен признаться,  я – совершенно не заядлый переводчик. Как правило, меня просили. Я переводил стихи именно что по заказу, но при этом – разумеется, старался не халтурить, и что-то из того, что мне заказывали, оказывалось мне интересным и близким. 

Вообще, поэтический перевод — это, конечно, отдельная большая и, по-моему, довольно больная тема. 

Перевод прозы — совсем другое дело. Во всяком случае, помню, что, когда я прочитал Исаака Башевиса Зингера, мне именно что захотелось его перевести. Его рассказы мне показались замечательными и переводимыми, что ли. Потому что со стихами у меня такое неисчезающее ощущение, что их нельзя перевести. Это какая-то все-таки немного странная для меня деятельность. Быть может, если бы я не писал своих стихов или они бы меня не так захватывали, как захватывают, я бы охотнее переводил стихи. 

Короче говоря, я перевел несколько книг Зингера. Я хотел это сделать и сделал. Первую книжку я переводил на свой страх и риск, без заказа. Это была  выборка из книги «Страсти», которую затем я перевел целиком. Потом я отобрал из разных сборников и составил книгу  «Каббалист с Восточного Бродвея». В рассказах Зингера есть мудрость, уютность и «страшность»,  они немного смешные, и, что немаловажно,  поддающиеся переводу. Все это издано. Собственно, когда я делал вторую книгу, мне уже было известно, что издательство заинтересовано в этом. 

С Майклом Каннингемом, которого я тоже перевел, –  иначе. Первую книгу «Дом на краю света» мне показали мои английский друзья, и мне она очень понравилась. Я предложил ее журналу «Иностранная литература». Мне сказали: «Да, да, да», и я перевел. Книга имела в России  успех. И меня стали просить переводить Каннингема, все, что он написал. Я перевел три романа из пяти. А два других не стал по той простой причине, что они мне не понравились. А переводить просто потому, что я теперь, что называется, «застолбил» этого автора и должен переводить – я не хотел. 

Хотя это и был заказ, но я с радостью перевел, скажем, Брюса Чатвина. Писателя, которого в России пока плохо знают. Мне кажется, чуть ли не первая его книжка вышла совсем недавно – роман «Утц» в моем переводе и эссе (их переводил не я). Кстати, пользуясь случаем, хочу сказать, что эссе прекрасно переведены и очень интересные. Ну, может быть, хватит про перевод… 

А что касается круга моего чтения, то я довольно много читаю современную поэзию, потому что веду поэтический класс,  и потому что мне просто интересно, что происходит сейчас. 

Здесь на ярмарке прозвучало мнение, что лишь через 20 лет мы поймем, что сейчас – новый век русской поэзии. Вы видите рассвет новой русской поэзии? 

Трудно сказать. Но то, что сейчас в поэзии много разного происходит – это правда. Есть немало очень талантливых людей. И мы все действительно попали в такое время, когда что-то в очередной раз радикально меняется в поэзии. Закончилась определенная эпоха – для страны, мира и, конечно, для поэзии. И то, что еще недавно казалось поэзией, сейчас уже таковой не кажется. Невероятно много изменилось: воздух, свет, наше восприятие... 

Можно ли сказать, что поэзия – это способ передачи знаний, которые нельзя передать прозой? Или это неважно, что ты пишешь – стихи или прозу? Т.е., вы видите какое-то различие, противопоставление между поэзией и прозой в передаче знаний? 

Проза, конечно, иначе устроена. Проза – очень тонкий жанр, достойный всяческого уважения. Но стихи – мне кажется, это… Вообще, многое зависит от того, чего мы ждем и чего хотим. Есть люди – причем иногда это чрезвычайно умные, интеллигентные люди, которые не читают стихов. Просто потому, что, очевидно, они не заинтересованы в той «информации», которую можно получить из стихов. Потому что это, действительно, иная  информация, особые сведения. 

Но что это за сведения – очень трудно объяснить. Мне кажется, современная поэзия и философия так устроены – что ты все время оказываешься на ничейной земле, непонятно где, тебе не за что ухватиться. Собственно, когда ты понимаешь, где ты – это значит, что ты сбился с пути. Ты все время должен быть в этом странном «подвешенном» состоянии, когда не понятно, что происходит. Но ты чувствуешь, что это и есть, если не поэзия, то, по крайней мере, твое приближение к тому, что сейчас есть поэзия. И это всегда интересно. 

Художник в России оказался сегодня в очень особенной ситуации. Происходят довольно удивительные вещи: не только поэт в состоянии «вдохновения», но и просто люди, не поэты, уже не очень понимают ни что такое культура – вообще, в принципе, ни что такое народ, общество, каким оно вообще должно быть. Т.е., масса каких-то скреп, которые держат страну – они просто потеряны. Они развалились. 

Я не знаю, должен ли поэт заниматься восстановлением этих «скреп», но все-таки, по-видимому, у поэта есть некоторые обязанности. 

Парафраз Евтушенко «Поэт в России – больше чем поэт»? 

Поскольку это сказал Евтушенко, то многие, особенно из авангардной и андеграундной среды немного над этим смеются… Как и любая растиражированная фраза, она потеряла смысл. Что еще все цитируют? «Когда б вы знали, из какого сора…». Или еще есть такие навязшие в зубах цитаты. Понятно, что здесь требуются объяснения, чтобы это не было пошлостью… 

Вы чувствуете какое-то мессианство в поэзии? 

Нет, нет. Я говорю не о мессианстве, а о том, что поэт должен слышать время. Это его обязанность некоторая.  Поэтому он не может спрятаться, что ли. 

Что значит «слышать время»? Чаще встречаться с людьми, больше ездить по стране и миру или что? Как это «слушание» происходит? 

Это непонятно. Я не могут сказать, что это значит. 

Слышать себя? 

Понимаете, есть время, которое меняется. В связи с этим часто происходят довольно страшные дела. Всякие неуютные вещи. Мы часто хотим, чтобы все было как раньше. Не говоря уже о всяких нерешенных вопросах, типа смерти или чего-то такого. В общем, есть какие-то узловые вещи, от которых нельзя уклоняться, если хочешь писать стихи. Может, кому-то кажется иначе, я говорю про свое видение. И все эти старые и новые «вопросы» непосредственно связаны со временем, с его плотностью, характером. 

Интересно… А вы не боитесь наступления электронных книг на бумажные? 

Наверное, это неизбежно. Мне, как человеку, не слишком любящему компьютеры, это не очень приятно. Но что делать?.. Впрочем, даже я признаю, что справочники и словари удобно иметь в электронном виде. Ну а стихи не хочется  читать с экрана.

Но… Мы же знаем, что 90% книг – это никому ненужная макулатура. Пусть уж лучше они будут в электронном виде. Не исключаю, что постепенно все книгоиздание перейдет на электронные носители, не знаю. В конце концов, это дело привычки. Когда-то ведь и телефона не было, и когда он появился, тоже шли разговоры, что не будет настоящего общения между людьми…  Но как-то мы выживаем и общаемся. 

Мы сейчас находимся в Иерусалиме, и в еврейской традиции есть такое мнение, которое мне кажется очень верным. Точнее, это мое восприятие этой традиции: постольку, поскольку мы все дальше от Адама, дальше от памяти об Эдеме, мы всё хуже помним райское состояние и становимся, так сказать, все  площе и неинтереснее. 

Конечно, письма лучше sms-ок. Но – что можно сделать? С каждым новым веком человек оказывается во всё более и более жесткой ситуации. И, чтобы ему выжить как человеку и существует поэзия. Вся поэзия про то, что человек не только материальное существо. В поэзии есть правда, причем какая-то неопределимая. Недаром многие философы XX-го века обращались именно к свидетельствам поэтов и через эти свидетельства что-то понимали про мир. 

"Между шкафом и небом" - новая книга Дм. Веденяпина

Я тут «подслушала» ваш разговор: вы говорили, что вам сказали о том, что нельзя в одной книге совмещать прозу и поэзию. 

Да, да.

А вы это сделали и нарушили какие-то каноны? 

Нет, канонов таких нет, но есть общепринятое мнение, что это не очень правильно, поскольку это разные вещи и требуют — со стороны читателя — разной настройки. Но мне кажется, что я правильно поступил. Кстати, в моей книге есть еще и фотографии. И вот эти фотографии, стихи и проза – они все про одно. 

Предложу вам такой образ. Допустим, двое людей идут по лесу, и один видит в конце лесной дорожки, как солнце падает в листву, сноп света. И это красиво. А второй этого не видит и продолжает бубнить что-то умное, как часто бывает – мы разговариваем и ничего вокруг не замечаем. И тот, который видит, он же не будет говорить, как-то описывать свои переживания. Он просто покажет рукой – мол, посмотри. И вот то, о чем эта книга, то, что я хотел ею сказать, куда я хотел читателя направить – и стихи, и фотографии и отрывочная проза – это все как жест рукой: посмотрите! А куда посмотрите – честно говоря, я и сам не знаю, на какое-то состояние мира, что ли. Или на людей, или на существовавшее в какой-то момент сочетание времени и пространства, что бы это ни значило. Куда-то туда, где был какой-то смысл. 

Мы ведь часто живем в «автоматическом режиме». Редко думаем, редко чувствуем... 

А вы не стесняетесь «обнажать» себя? Получается, что в какой-то степени вы открываете какие-то интимные вещи… 

Я очень хорошо понимаю этот вопрос, но мне кажется, что я не перехожу ту черту, за которой это становится чем-то противным или чересчур сентиментальным… Мне кажется, я этой черты не перехожу, но, вообще говоря, нет ничего более интимного, чем лирическое стихотворение – это неизбежность. А.Блок, определяя своеобразие русской поэзии, отмечал ее исповедальность. По-моему, несмотря на все многочисленные и многообразные перемены, эта черта остается. 

Английская поэзия не такая? 

Мне кажется, что – нет. Это свойственно именно русской культуре. Вообще, литература – очень национальная вещь. Климат, пейзажи, определенный тип лиц связаны со словами языка. Ведь слова — это имена. Поэтому перевод так редко удается. 

Говорят, что очень трудно Пушкина переводить … 

Разумеется. В переводе — особенно лирики — получается немного легковесная французскоподобная поэзия. Ведь существенная черта того нового, что привнес в нашу поэзию и культуру в целом Пушкин — эта легкость. И, конечно, это связано с его абсолютно блестящим знанием французского, который был фактически его родным языком. 

Даже на дуэли, когда его ранили, он говорил по-французски. 

Это вообще особая тема – дворянское двуязычие. Как это повлияло на литературу… А потом Набоков и Бродский делают – Набоков скорее через прозу, а Бродский – через стихи – англо-американскую прививку русскому языку. Вот, между прочим, что такое, с моей точки зрения, настоящая переводческая работа. 

Можно вас попросить, может, вы и откажетесь – прочитать стихотворение на камеру? 

Почему же я должен отказываться? 

Я, к сожалению, не слышала, как вы стихи читаете. Что-то, может быть, что вам самому кажется актуальным. Что хотите. 


Ну, вот давайте, я прочитаю это стихотворение.. Не потому, что я его считаю лучшим. А потому что оно имеет непосредственное отношение к теме нашего разговора.

Как кто убил?.. Из книжки лился свет
Взамен того, убавленного на ночь
За шторами... И смех, и грех, и бред...
Вы и убили-с, Родион Романыч... 

Переморгнешь – и на древесном срезе
Дрожат лучи,
Как в «Зеркале», где Бах и Перголези,
Блестят ключи 

В руке того, который (верь, не верь) –
Кому? когда? за что? – никто не знает –
Поставлен отпирать – и отпирает (!?)
Тугую дверь.

Это стихотворение, как вы понимаете, связано сначала с Достоевским, а потом с Андреем Тарковским.

 Мне показалось, что в какой-то степени и с Иерусалимом… Сегодня видела ваше стихотворение про трамвай, немного посмеялась – надо же, думаю, и трамвай оказался иерусалимским, хотя он – чисто московский! 

Да… Могу прочитать еще одно стихотворение. Оно связано… Вот, смотрите. Там есть эпиграф из стихотворения Бодлера «Падаль» в переводе Гелескула: «Рой мух на падали шуршал как покрывало».

А само стихотворение вот такое:

В насекомых тучах зудья-нытья
С кузовком по ельнику я кружился,
Весь в жуках да мухах, как будто я,
Невзначай скопытившись, разложился. 

Перевод есть образ и знак потерь,
Грустный символ поствавилонской эры.
Пусть антропоморфно я был теперь
Бойкой иллюстрацией к стихам Бодлера. 

Как в любых блужданиях последних лет
Поначалу казалось: спасения нет.
Но – хотя ни мох, ни тенёк, ни слизни
Не спасли вот этот конкретный гриб –
Повторяя просековый изгиб,
Промелькнула бабочка из прошлой жизни. 

И сказал сыроежковый Иезекииль:
«Вот я видел, как в плоть облекается гниль,
В чащах правды под елками греясь»…
Над болотом яснела и хмурилась мгла,
Между кочек в чернике, краснея, росла
Сыроежка, лучась и надеясь. 

Необычный такой язык и взгляд на мир необычный… Спасибо! Вопрос, который, может быть, к вам не относится: а вы когда-нибудь читали научно-популярные книги? Или это все не ваше? 

Что-то читал, конечно, но… Я не очень хорошо успевал в школе по точным предметам. Как-то так получилось (вернее, не получилось). В общем, ни химией, ни физикой, ни, честно говоря, математикой – я не был увлечен. А для того, чтобы быть читателем научно-популярной литературы нужно, наверное, интересоваться чем-то таким, верно? 

Вам не интересно, или вы видите, что написано так, что непонятно? В чем проблема? 

Нет, я не могу сказать, что мне неинтересно. Мне скорее интересно, хотя, наверное, не очень… 

А интересно вам про темную материю, если бы вам сказали, что это очень-очень интересно? Или про биологию, про генетику? Или вы скорее пойдете на поэтический вечер, потому что это… 

Скорее, мне кажется, я пойду на поэтический вечер, что не делает мне чести совершенно, но скорее так. Хотя, конечно – иногда разговариваю с людьми, и они начинают что-то рассказывать научное и это бывает чрезвычайно интересно. Есть даже спектакль, по-моему, про Бора, и все сидят как завороженные… 

Да, да. «Копенгаген». 

Я уверен, что я бы тоже сидел и внимал. У меня есть друзья  биологи и физики, иногда они что-то рассказывают – я слушаю с огромным интересом. Но… Как бы вам сказать… С одной стороны, я абсолютно не люблю квазилитературоведческую болтовню, не понятно о чем. С другой стороны, язык точной науки…. Вы разбираетесь в этом наверняка лучше меня, но мне кажется иногда, что тут есть неточность, в самом начале рассуждений, что ли. А при этом люди говорят так, как будто это – абсолютная правда.  

Я уж не говорю про такие дисциплины как, например, антропология. Однажды я участвовал в археологической экспедиции, и там была профессор-антрополог. Это было в горах Таджикистана, романтические прекрасные пейзажи. Там были представители разных профессий. И в какой-то момент мы договорились, что каждый прочтет лекцию по своей области знания. И эта женщина, уже не первой молодости, стала говорить, что антропология примерно то же самое, что и литература. По степени точности-неточности. Но, я, пожалуй, лучше остановлюсь. 

Разумеется, я прекрасно понимаю, что вот мы сидим здесь с вами, горит свет, работает камера, я знаю, что благодаря науке летают самолеты, делаются невероятные хирургические операции и пр. , и пр.  Ничего, кроме восхищения люди, благодаря которым это стало возможно, у меня не вызывают. 

Родители порой жалуются, что современные дети не читают. У вас есть рецепт, как увлечь детей чтением? 

Мне кажется, что нужно просто детям читать вслух. И, вообще, показывать на собственном примере, что чтение — стоящее дело. Дети ведь очень хорошо чувствуют правду и неправду, фальшь и не фальшь. Если родители любят читать и у них с детьми хорошие отношения, дети тоже, скорее всего, будут читать. А, если дети видят, что сами родители, несмотря на их нравоучительные лекции о пользе чтения, исключительно смотрят телевизор или еще что-нибудь такое, то это для них тоже будет примером. Хотя, это не значит, что они никогда не притронутся к книжке. Может быть наоборот.

Я знаю людей из очень простых семей, где не читают, а дети очень много читают. Бывает по-разному. Наверное, существует еще и природная склонность. Но, разумеется, детям нужно читать. Я здесь ничего нового не скажу. Сейчас столько делается экранизаций – и понятно, что многие уже просто смотрят кино. А книг не читают. Но, конечно, никакая экранизация книг не заменит и заменить не может. 

Сейчас «Анна Каренина» и Гроссман  «Жизнь и судьба» – просто два таких хита. 

Не смотрел ни того, ни другого… 

Что вы сейчас читаете? Что за последние 2 года вызвало у вас наибольший интерес? Что бы вы порекомендовали? 

Вы меня немного врасплох застали… Разумеется, все время попадается что-то интересное. Скажем, мне очень понравилась книга Рене Жерара «Насилие и священное». Это французский философ, живущий в США. Мне очень понравилась эта книга — кстати, она блестяще переведена Г. Дашевским. Автор предложил новую мысль, что не так часто случается. Книга была написана еще в 70-е годы, переведена лет 10 назад, а я прочитал ее совсем недавно. И поэтическая книжка Василия Филиппова. Это питерский человек, большую часть своей жизни проведший в психиатрических клиниках. Сравнительно недавно его книга вышла в издательстве  «НЛО». Эта книга тоже показалась мне вполне замечательной. Наверняка, есть что-то еще, но так сразу и не вспомнишь. 

Спасибо большое за интервью.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Наталия Демина
Система Orphus

Главные новости

10.12 20:48 Михалков допустил критику «Ельцин-центра» без его посещения
10.12 20:33 В Петербурге умер старейший режиссер «Ленфильма» Сергей Микаэлян
10.12 19:52 НТВ показал «сенсационные откровения» оппозиционера Ильи Пономарева
10.12 19:24 Керри попросил у России «проявить милость» в отношении оппозиции в Алеппо
10.12 18:57 В ДТП на трассе под Оренбургом погибли семь человек
10.12 18:31 Иракская армия опровергла ошибочный удар ВВС США в Мосуле
10.12 17:58 Герман Греф стал медиаперсоной недели по версии «Полит.ру»
10.12 17:20 Глава антидопингового агентства США призвал исключить Россию из МОК
10.12 16:51 Мутко заявил о достижении Маклареном главной цели
10.12 16:24 Президенту Колумбии вручили Нобелевскую премию мира
10.12 16:08 Дочь Шойгу нашла «чудовищные ошибки» в учебниках по ОБЖ
10.12 15:56 Страны вне ОПЕК согласились сократить добычу более чем на 600 тысяч баррелей
10.12 15:32 Шипулин побил рекорд СССР и России по числу медалей на Кубке мира по биатлону
10.12 14:46 На Байконуре выдвинули новую версию причины аварии «Прогресса»
10.12 14:23 Вдова Ельцина назвала «лживыми» высказывания Никиты Михалкова
10.12 13:53 Минобороны организовало вывод мирных жителей с востока Алеппо
10.12 13:19 В Стокгольме состоится церемония вручения Нобелевских премий
10.12 12:54 Новый премьер Франции предложил продлить режим ЧП в стране
10.12 12:46 В Крыму более 15 тысяч человек остались без тепла из-за аварии
10.12 12:26 Новак подтвердил готовность России сократить добычу на 300 тысяч баррелей
10.12 11:52 В США военный вертолет экстренно сел на школьном футбольном поле
10.12 11:48 Billboard признал Мадонну женщиной года в музыке
10.12 11:30 В Мосуле при ошибочном ударе ВВС США погибли около 90 военных
10.12 10:50 СМИ узнали о планах Японии ослабить санкции и смягчить визовый режим с РФ
10.12 10:26 Samsung принудительно заблокирует в США все Galaxy Note 7
10.12 10:10 В Красноярске открыли первую в России церковь при торговом центре
10.12 09:44 Турцию обвинили в отправке в НАТО пророссийских чиновников
10.12 09:30 Команда Трампа высмеяла тему помощи со стороны России на выборах
10.12 09:20 Фигуристка Евгения Медведева установила мировой рекорд в короткой программе
10.12 01:51 Суд в Петербурге арестовал полковника Тимченко до 7 февраля
10.12 00:38 Президент Ганы заранее признал свое поражение на выборах
09.12 23:47 Суд арестовал главу угрозыска Калужской области
09.12 23:18 Армия Сирии прекратила наступление в Идлибе и Дамаске
09.12 23:13 Госсовет Франции отказал России в экстрадиции беглого банкира Аблязова
09.12 22:44 Дипломаты рассказали о намерении ЕС продлить антироссийские санкции
09.12 22:41 Мутко объяснил абсурдность обвинений WADA в его адрес
09.12 22:11 ООН приняла резолюцию о срочном прекращении боев в Сирии
09.12 22:01 Госдума отказалась запрещать трансгендерам жениться
09.12 21:52 Минэнерго РФ обещало поставить Украине запрошенный объем газа
09.12 20:54 СК начал проверку после инсценировки нападения боевиков на колледж в Тихвине
09.12 20:37 Захарова опровергла приписанное Лаврову оскорбление телеоператора
09.12 20:33 За год армия обошлась бюджету РФ вдвое дороже всех силовиков
09.12 20:19 Минтранс обещал выполнить наказ Путина насчет тарифов «Платона»
09.12 20:14 В Кремле не оценили высказывание советника Трампа о признании Крыма
09.12 20:02 Трехлетний мораторий на накопительную пенсию прошел третье чтение в ГД
09.12 19:55 После проверки МОК Россия может лишиться первого места в Сочи
09.12 19:30 В Голландии задержан предполагаемый террорист с флагом ИГ
09.12 19:21 Обама велел спецслужбам отчитаться об атаках «российских» хакеров
09.12 19:13 Кортеж Эрдогана попал в аварию в Стамбуле
09.12 18:55 Минюст заявил о возможности исключения «Левада-Центра» из иноагентов
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.