Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
6 декабря 2016, вторник, 08:52
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

07 мая 2013, 10:04
Иван Даренков

Русский доктор в Америке

Иван Даренков
Иван Даренков

Медицина – это, прежде всего, образование

Начнем с того, что ты думаешь о системе медицинского образовании в Америке? Чем оно отличается от российского?

Я бы хотел начать с духовной основы этой системы, с отношений между учителем и учеником. Учебный процесс включает два фактора: это учитель  и ученик. Знания теоретически можно получить где угодно, а вот именно отношения между обучающимся и обучающим меня действительно глубоко потрясли. Я стал об этом думать — и думаю довольно часто.

Ты хочешь сказать, что когда ты впервые познакомился с другой по сравнению с Россией (сначала с немецкой, а потом с американской) системой организации медицины, то самое главное, что в ней тебя удивило, это присутствие взаимоотношений учитель ученик? На каждом этапе.

Да, они присутствуют практически ежедневно. Я работал на кафедре, я был профессором нескольких университетов в Америке. Преподавание в Америке разное бывает, но здесь практически нельзя найти человека, который преподает всю свою жизнь. Обычно это бывает преподавание, наука, практика — и смешанно, и отдельно, и периодами, и годами. Нет профессоров в Америке в медицине как профессоров в вашем деле — в литературе. Ты не можешь быть профессором пожизненно, всю жизнь учить — этого не бывает в медицине.

Понятно. Когда ты приехал, что тебя в первую очередь поразило помимо того, что на каждом этапе медицинской деятельности присутствует зримый или незримый учитель? Что еще для тебя было удивительным?

Самым удивительным для меня было, какая ответственность присутствовала каждый день в каждой фразе, в преподавании любого материала, даже если он  был сухой и беспристрастный, какое отношение учителя к ученику. Я подчеркиваю, именно учителя к ученику, а не обучаемого, ученика, к учителю. В американской медицине все начинается с учителя. Учитель дает, и не просто дает, а его ответственность и его забота  в том, чтобы его знания были правильно преподнесены и правильно потом, естественно, приложены, — не хочу идеализировать, но я такого никогда нигде не видел в России.

Можно ли сказать, что медицина в Америке, ну и в каком-то смысле в Европе, — это настолько же лечение, насколько и школа, а у нас прежде всего лечение, а школа не обязательна?

Да, абсолютно правильно. И принцип американской медицины в практическом применении заключается в том, что врач должен быть выучен и научен настолько, чтобы он мог функционировать вообще без кого бы то ни было. То есть он обязан знать и обязан иметь такую твердость знаний и такую твердость позиции в том,  прав он или неправ, хотя, конечно, ошибки бывают, что ему в принципе в его специальности никто больше не нужен. Хотя коллегиальное отношение безусловно существует. Американский врач — это отдельно стоящий, полностью обученный, округленный  во всех смыслах этого слова обладатель знаний. Это возведение обучения практически во «святая святых» в американской медицине есть ее основа.

В Европе это так же?

Нет. В Европе все-таки более формализованное отношение: ты мне — я тебе. В том смысле что преподавание не является главным в работе кафедрального врача.  Я сейчас говорю только про кафедральных врачей. И обучаемый должен как бы выхватывать часть знаний. При этом, выхватывая эти знания, я хочу это подчеркнуть, это не систематично, это больше подстегивается — говорю это по своему опыту и опыту коллег — желание прежде всего не навредить. У врача обучающегося и работающего всегда есть животный страх, инстинкт… не то чтобы, не дай Бог, кого-то зарезать, а как-то навредить.

Ты должен пройти по тонкой линии, не уклонившись ни в ту, ни в другую сторону. Собственно, стратегия выбора довольно тонкая.

Да. В этом смысле у нас в России применяется множественный выбор. В Америке врач ресертифицируется, то есть пересдает все абсолютно каждые 7-10 лет. Но когда ты занимаешься практикой, ты обязан об этом забыть. Никогда не бывает многих выборов. Он всегда один — или два.

У меня было необыкновенное желание, и те, кто мне помогал получить образование здесь, его почувствовали. Без этого, конечно, отношения невозможны между обучаемым и учеником. У меня было стремление, и уловив это стремление, каждый из них не просто из кожи вылезал — и вылезает до сих пор, хотя я уже сложившийся врач(все равно есть кто-то, кто есть старше меня и от кого я могу научиться), для того, чтобы объяснить, помочь выучить что-то. Это не касается «спасти пациента» — это ты сам. Тебя могут научить, как что-то делать, но в конечном счете твоя ответственность именно в том чтобыназначить лекарство, сделать операцию провести правильное обследование — это все твое. Но именно научить… Ты как бы медиатор между обучающим и лечением. Они из кожи лезут, разобьются в пыль, но помогут научить, что называется, продвинуться в смысле обучения. Это не имеет отношения к карьере абсолютно, это имеет отношение именно к обучению.

Понятно. То есть, главное все-таки впечатление было — столкновение со стихией медицины как со стихией педагогической? Постоянного обучения, постоянного совершенствования под руководством какого-то наставника.

Да. И что меня потрясло — и в сравнении с Россиейв особенности и с Германией даже — это то, что да, конечно, вроде как тебе нужно выучиться, и ты деньги платишь за свое обучение… На самом деле гораздо больше усилий к твоему обучению прикладывают именно те, кто знает методологию, кто тебя обучает. Они тебя в свои мягкие лапы нежно, а иногда не очень нежно, когда требуется, — просто берут.

Страховка и биллинг

Хорошо. Когда вас образовывали, практическая  бизнес-сторона или социальная организация, социально-страховая и все прочее — она в России не существовали и вас этому не учили.

Нет.

Тебя это не удивило? Ведь это очень важная сторона, которая, казалось бы, не является собственно медициной, но она здесь, в США, неотрывна от собственно медицины и является ее частью вопреки тому, что существует у нас.

Да, но на самом деле этому очень плохо учат и здесь. Понятно, что ни одна система не бывает идеальной. Несовершенство американской системы в том, что тебя обучают знаниям: именно как вылечить, как заниматься наукой. Как ты понимаешь, наука абсолютно неотрывна от практики. И на самом деле движет не наука практикой, а практика — наукой. Сложно понять, но начинается все именно с практики. И заканчивается ею.

Это свойство всех прикладных наук. А вот что касается именно менеджмента?

Не учат.

То есть люди вынуждены на собственном горбу это все постигать.

Да. Но особенность американской медицины в том, что обучение практической стороне, менеджменту,  происходит уже тогда, когда ты занимаешься практикой, а не когда ты учишься. Они пытаются это исправить, но сделать это очень трудно, потому что молодые люди думают: «А, деньги потом заработаем». Страховки, деньги, биллинг — как правильно оформить свой документ после осмотра пациента для того чтобы тебе в конце концов заплатили, —каждый врач постоянно так или иначе проходит (без этого не получаешь лицензию). Лицензия обновляется раз в два года. Но ты не можешь ее обновить, если ты не прошел пятьдесят, а то и сто виртуальных часов образования.

Разделение компетенций

А в плане того, что на самом деле американская медицина является более структурированной, это тебя не поразило? В России одна из проблем заключается в том, что у нас, грубо говоря, не хватает рук, нет четкого разграничения между тем, что называется healing and care, потому что у нас врача заставляют делать то, что может сделать сестра, сестру иногда по необходимости приходится заставлять выполнять манипуляции, которые она, строго говоря, делать не должна. То есть уровень структурности тебя удивил или ты был готов к этому?

Я был готов к этому, поскольку уже работал до этого в Германии. И не потому что немцы очень четко организованы, а потому что иначе нельзя. Один в поле не воин в медицине. Ты не можешь один вылечить человека. Ну разве что ты на северном полюсе, и вокруг никого нет. В принципе ты работаешь в структуре. И в этой структуре очень четко обозначены обязанности врача и медсестры. Они прописаны в так называемом job description— там что ты должен делать, а чего не должен делать, не написано, но возникает возможность делегировать, то есть дать кому-то другому возможность помочь тебе и выполнить свою  работу. Это достаточно четкое разграничение, правильность взаимоотношений — существует. Хотя, как я уже говорил, она окрашена человеческим фактором и не всегда все срабатывает.

Но — почему я был готов? Потому что на самом деле я застал последние, наверное, годы этой школы.  В Филатовской больнице, где я работал, заведующей отделением детской абдоминальной хирургии  была Костомарова Галина Александровна (Царствие ей Небесное). Ее муж — академик-математик Костомаров — написал множество учебников по математике. Так вот, она абсолютно четко все разграничивала и пристально следила за порядком, за тем, чтобы врач не делал то, что делает сестра, а сестра не делала бы то, что делает врач. При том что она не была кафедральным работником, в ней я видел отголоски старой школы, которую Сталин успел практически уничтожить. Вспомним дело врачей. Зелинский, Мясников, Зильбер и др. представляли старую школу: я учу, и это важно, это главное. Она не была кафедральным работником, но во время обходов она давала нам больше, чем кто бы то ни было. А сейчас —  «лечим-спасаем»… В русской медицине это сплошь и рядом.

Чему нас научили

Ты можешь описать уже, глядя назад, чему вас учили в России и что из того, чему учили, было полезно и правильно с точки зрения стратегии выстраивания американской медицины, которую мы сейчас описываем, а что из этого было, условно говоря, бесполезным, устаревшим?

Самое главное, — что русских врачей в Америке (это все говорят) отличает от американских — это тщательность именно осмотра пациента. Потому что 85% диагностики при присутствии всех томографов и иже с ним – все равно 85% — это на самом деле история, анамнез и где-то около 10-15% — это осмотр. Это старый гиппократовский принцип и он не меняется. И вот это понимание, и знание, и умение, что называется, руки наложить на пациента — это отличает очень русских врачей в положительную сторону.

Что еще было полезным?

В России, когда чего-то не знаешь, вместо того чтобы скрывать это, — обращаешься к коллеге. Эта коллегиальность, горизонтальность такая в своем роде, коллегиальность существует и в американской медицине безусловно — тебе никогда не откажут в совете. Но иногда чувствуешь холодок. В России ты можешь позвонить Петровичу, спросить: «Петрович, как у нас там с камнями-то?» Это более-менее нормально, люди на это тратят время. Здесь ты можешь быстро получить сухой ответ, практически тебе помогут, но удовольствия от этого никто не получит. А в России это часть жизни — именно общение между врачами.

Американский доктор

А что из себя вообще представляет современный американский врач, в отличие от немецкого и русского?

Современный американский врач — это не волшебник, не чудодей, не человек, близкий к Богу. Один из американских постулатов заключается в том, что ты можешь быть каким угодно добреньким и всех любить и обцеловывать своих пациентов, но дружба дружбой, а табачок врозь. То есть: есть пациент, есть болезнь, а есть знания, уверенность и практический опыт врача, которые могут и пациенту помочь, и болезнь вылечить.

Иван Даренков за работой

Многие из нас жалуются на механистический подход: мол, их всех интересуют только цифры и исследования. Это абсолютно не так. Это самый неправильный взгляд на американского врача. Почему? Кажется, что они очень механистичны, потому что за количеством знаний, которым должен обладать врач, — и я бы этого очень хотел коснуться, потому что это самый главный, центральный момент — очень пристально следят — ты просто не можешь не знать — и экзамены настолько серьезные.  Даже если ты полный идиот, но выучил — и прошел. Я уверен в том, что если человек даже вообще никогда не занимался медициной, но все это выучил и прошел, ему в принципе скальпель можно дать. Там такое количество знаний… Но оно тебя как бы ставит в позицию не то чтобы «один в поле воин», а делает тебя тем самым рыцарем.

У тебя есть кодекс – не просто чести, о котором мы сейчас говорили, — осмотр пациента, доброта, человеколюбие — да-да-да! Но у тебя есть еще и броня, у тебя есть меч, и ты знаешь, что твой меч острый. И эта аналогия, которая только что пришла мне в голову, — очень правильная. Дон Кихотодин, и это очень важно понять.  Кто-то подумает, что это слишком духовное отношение. Я здесь уже много лет работаю, и в России работал, и в Германии, и могу сказать, что так оно и есть. Американский врач — это как бы рыцарь.

С одной стороны, здесь есть аспект рыцарский, а с другой стороны аспект больше профессионала, в каком-то смысле ремесленника,  но в высоком смысле слова. Речь идет о профессиональной пригодности.

Это человек, владеющий мастерством. У нас долго это все презиралось, действительно в любой медицине, в том числе в американской, я знаю, есть так наз. guidelines, то есть руководство. Если к тебе приходит человек с такой-то болезнью, ты обязан сделать это. Ты можешь сделать что-то другое еще.

То, что называется протоколами, правильно я понимаю?

Да. Эти протоколы не незыблемы. Они постоянно меняются, в этом смысле за ними трудно уследить. Но общее представление о том, что ты должен делать, есть. Ты должен всегда знать при этом, что все может измениться. И почему срок экзаменов семь лет? Все мои учителя здесь, в Америке, говорили: если ты хочешь посмотреть какой-то литературный обзор — смотри только за последние пять лет. Медицинская наука обновляется настолько, что даже исторически подходить — «а вот раньше говорили о том и о том» — честно говоря, не имеет смысла.

В России у многих людей есть ощущение, что русский врач — это такое жертвенное существо, которое готово бесплатно работать, гробиться, делать черный труд — нет медсестры, и он будет это делать. А американский врач — это человек, который может работать только в определенных условиях: когда есть сестра, есть четкая система социальной организации. А если такой системы не будет, то возникает угроза его работе. Это так или нет?

Эта жертвенность приводит, к сожалению, очень многих людей — мы это знаем — к очень большим личным трагедиям. Почему? Есть 13 основных психологических защитных механизмов. Один из них — самый опасный — из-за которого и в Америке, и в России (и особенно в России) — просто-напросто рушатся судьбы, и ломаются семьи, и казалось бы, такая благородная специальность,  — это альтруизм. Альтруизм, который губит человека. Многие врачи пьют и т. д. Потому что они «play God»в конце концов. В американской медицине этот альтруизм жестко не поощряется. Человек может прекрасно функционировать на работе, но при этом заниматься наукой, или быть прекрасным семьянином, но играть в кафедральном (университетском) оркестре — я не хочу называть это многосторонностью.

Человек, который может отделить свой внутренний мир от своей работы, ценится гораздо больше, чем человек, который бросается телом на амбразуру. Это считается некоторым недостатком. Человек, который ревностно относится к своей специальности, в американской и немецкой медицине вызывает подозрение. Он может компенсировать, думают они, рвением — неуверенность. Это тонкий психологический механизм, но он на 100% работает. К сожалению, в России я видел очень много поломанных судеб людей, которые слишком рьяно относятся к своей работе.

Поскольку в Америке медицина более технологична, значит ли это, что американский врач более зависит от разных диагностических процедур и средств, а в России он больше полагается на собственную интуицию, на наблюдения, на разные подручные средства, которые часто играют большую роль в отсутствие функциональной диагностики?

Такой момент есть, особенно у молодых врачей. Они очень надеются на анализы и на технические методы обследования до тех пор, пока на своем горбу не поймут то, с чего я начал: самое главное — анамнез и осмотр. В конце концов, кажется, что вся американская медицина страшно технологична, но все эти технологии, все эти анализы и вся эта требуха, которая, что называется, «люди лечат», — это вторично.  Это просто возможность четко провести исследование. Все постоянно меняется, а не меняется только то, о чем я уже сказал. Со времен Гиппократа. Медицина всегда клиническая изначально. Клиническое — это история и осмотр. А все эти анализы, вся технология — вторично. Все красиво, все работает, блестит, щас, операция, новые инструменты. Щас всех спасем и всех вылечим — это не работает.

А скажи, пожалуйста, объем того что в старое время называлось «профилактика», а сейчас «скрининг» или раннее предупреждение хронических заболеваний, — больше ли внимания уделяется этому в американской медицине, чем, скажем, в России или Европе? Ведь предполагается, что мы будем лечить не только в терминологии Гиппократа «больных», но и будем лечить людей, условно говоря, здоровых.

Это сложный вопрос. Проблема заключается вот в чем. И в этом и сила, и слабина американского здравоохранения. Однако весь мир смотрит именно на американцев именно потому, что прежде чем о чем-то твердо заявить, они долго к этому идут. Жирная пища увеличивает количество сердечных заболеваний. Как к этому пришли? Честно говоря, 25 лет потребовалось. Прежде, чем сказать «гоп», нужно перепрыгнуть. В этом смысле американцы кардинальным образом отличаются от европейцев.

Для того, чтобы испытать лекарство в Европе, нужно 5-7 лет. В Америке, чтобы апробировать, ввести лекарство – уходит не меньше 15 лет, обычно около 20. И их все ругают. Да, конечно, существует химиотерапия, которая спасает тысячи жизней.  А в Америке эти же тысячи погибают. Но они очень аккуратны. Можно сказать:«Ешь помидоры, у тебя будет меньший риск сердечно-сосудистых заболеваний». Они должны это подтвердить. Они сделают это исследование, но оно займет очень много времени. И вот сейчас американская медицина, именно вот эта —предупреждающая— находится в той стадии, когда проводится огромное количество этих исследований, но они еще не закончены.

Чем еще отличается американский врач от русского?

Качеством образования, опять же. Что касается российского медицинского образования, я имею в виду есть две кардинальных вещи, которые просто необходимо понимать. Это то, что люди приходят в медицинский институт и занимаются медициной без общего культурного образования. Американский врач изначально более «культурный», «интеллигентный» и образованный человек, чем русский. В Америке, прежде чем попасть в medical school, человек оканчивает колледж. Это самое главное. И американский врач просто из-за того, что он больше книжек прочитал, он изучает политику, он изучает психологию, это более образованный человек изначально. Это человек с настоящим университетским образованием. А не со школьным образованием. Мне очень неприятно это было.

Я ехал из медицинского института и по дороге заезжал к своей жене на лекции в университет. Меня это бесило, хотя мне было всего 18 лет. Почему она учит древнерусскую литературу, почему она к Козлову ходит на лекции о зарубежном театре, а я не могу? Отсутствие систематического общего образования очень сильно портит медицинское образование и жизнь врача. Врач не уверен, не знает, у него сложности с общением, с воспитанием,с семьей, со всем. Это первое.

Второе — это необходимость. Шесть лет делать в медицинском институте абсолютно нечего. Вот просто нечего. Ну нечего учить там шесть лет. Почему у нас это шесть лет — я не понимаю.

То есть, то, что учат шесть лет, можно выучить за три?

В Америке медицинская школа — это четыре года. То есть, для того, чтобы стать врачом в России, ты тратишь шесть лет, а в Америке — четыре.

А значит ли это, что в американском медицинском образовании меньше людей случайных или тех, кто ошибся с выбором профессии? Сначала общее образование, потом медицинская школа — и остаются люди, которые  хотят, могут и вообще способны к этому…

Да. Хотят, могут, очень строгий отбор. Учиться на четверочки, пойти в медицинскую школу… — не пройдет. Ты не можешь уже в школе плохо учиться. У тебя должен быть уровень оценок каждый год стабильно высокий.

Получается, что во врачи берут лучших, а у нас во врачи берут тех… кто попадет.

Да. И кто хочет. Здесь кроме желания нужно еще и трудолюбие… Самое главное, образование медицинское включает не только четыре года медицинской школы, но и резидентуру, которая не меньше трех лет, некоторые еще идут в fellowship, а это еще два года, а то и три. И дело не в годах, а в том, что пройдя классическое меню для Сорбонны, получив университетское образование, эти люди просто умеют учиться гораздо эффективнее.

Знания — сила. Это моя любимая фраза. И это очень важно. Американский врач действительно столько знает, что можно сказать: он о себе очень много мнит. Иногда он кажется очень сухим, неприятным. Но, с другой стороны, это прибавляет к нашему разговору о некой сакральности. Сама по себе уверенность врача в том, что он столько учился и столько прошел, — конечно врач об этом не думает, но он верит в свои знания, — это очень важно для людей, которые болеют и серьезно больны. Им нужен уверенный в себе врач. Эта уверенность придает вес врачу в отношениях с пациентом, в семье, на работе, где угодно. Еще и поэтому значение врача в американском обществе очень большое. Из-за того что эти люди не просто знают, а очень в себе уверены. Они раньше взрослеют, чем кто бы то ни было.

Прагматизм врача и цена ошибки

Русский человек, когда слышит о том, что врач должен быть таким прагматиком, который четко дозирует какие-то вещи, не позволяет себе каких-то эмоций, начинает думать, что все это что-то западное, ужасное. На самом деле, конечно, это лежит, как ни странно, в основе еще гиппократовских принципов, когда он говорит: что-то вы можете позволять в отношении пациента, а чего-то не можете. Тем не менее, где-то это в широком смысле слова религиозное отношение к профессии — не только бизнес, не только профессионализм, не только расчет, но все-таки где-то даже у американского врача должна быть какая-то часть, где он осознает свою деятельность как служение, где он, может быть будет делать даже то, за что ему не заплатят. Гиппократ говорил в одной из максим: вы должны получать вознаграждение за то, что вы делаете — это часть медицинской профессии. Но если вам не заплатят, вы должны принять это и смириться с этим, потому что вы делаете это ради высокой цели.

Высшего блага.

Да, вот это «высшее благо» в американской медицине присутствует?

Естественно, что не все люди одинаковые: есть получше, есть похуже. Даже если какой-нибудь идиот отказывается принять пациента в частном офисе, вся американская система — кто куда деньги платит, зачем, почему, вся медицина на этом держится — в крупнейших университетах Америки (Йель) три четверти годового бюджета например Йельского университета — это медицинская школа. И только одна четверть — все остальное. Три четверти денег, которые проходят через университет, связаны с медициной и с медицинской наукой. Но: вся американская система построена на двух принципах: «не навредить» и собственно знание тогда только ценно, когда оно защищает пациента от возможной ошибки врача.

Знание направлено на то, чтобы снизить количество ошибок.

Совершенно верно. К сожалению, этого никто не понимает. Все думают, что американцы «выкаблучиваются». Но нельзя просто так «выкаблучиваться» — важно человеку не навредить. Особенно в таком технологическом мире. Технологичность из медицины ты уже не уберешь. Ты не можешь запретить МРТ, ты не можешь запретить какие-то лекарства, если только они не совсем плохие. Поэтому говорить о том, что американские врачи больше испорчены, что они все технологичны, — это как-то неправильно. Русские люди тоже на БМВ ездят. И вся американская система построена на том, что человеку никогда не отказывают в помощи. Вообще никогда. Поэтому человеку, которому плохо, который пришел в больницу, всегда окажут помощь, причем так, что я мечтал бы получить такую помощь — в Европе, и в России. Это кодекс чести, врач в принципе не может отказать тебе в помощи. И если он не может тебе оказать помощь сразу же, например, сделать операцию, к которой нужно готовиться, то он обязательно тебе поможет, подскажет, направит к коллеге. Никогда по закону не отказывают в помощи никому.

Это что за закон?

Это Федеральный закон. Право на получение медицинской помощи, которым мы в России так гордимся, которое зафиксировано у нас в Конституции, на самом деле воплощено здесь, в Америке. Да, конечно, существует огромное количество людей, которые находятся на низкой экономической ступени — не потому что их туда пихнули, а потому что они просто не могут выше подняться — для них есть клиники бесплатные.Если они граждане, то им предоставляется бесплатное медицинское обслуживание. Об этом мало кто знает, но это огромная, огромная система. Человек, который не обращается за помощью, конечно, умирает под забором, но человек, который заявляет о том, что ему нехорошо, или человек видит, как кто-то упал на улице, врачи подходят к нему, поэтому у них даже номера машин во всех штатах специальным образом отмечены на этот случай.

Врач и его личные убеждения

В какой мере американский врач может, должен или имеет право зависеть от своих религиозных убеждений? Допустимы ли они вообще или это совершенно параллельные вещи, которые не пересекаются? Я помню, ты рассказывал историю о том, что где-то кого-то нужно было отключать, людей уже не способных к самостоятельной жизни, на аппаратах. Существует ли какая-то интеграция? Я объясню, почему это важный вопрос. Речь идет о двух важнейших институтах. Религиозном и медицинском. Они где-то пересекаются. Где точка их пересечения? У нас, к сожалению, существует неправильное представление, что верующий христианский врач это врач, который не берет денег за свою работу. Что это кто-то типа доктора Гааза… Как в Америке решается этот вопрос?

Вопрос решается именно защитой врача от этого очень опасного и топкого на самом деле дела. Эти вещи нельзя смешивать. Не то чтобы нельзя, а очень сложно. Найти границу своему стремлению помочь, альтруизму, и сделать этот альтруизм разумным не всем удается, и здесь тоже. Как ты знаешь, американцы — очень верующие люди, в том числе врачи. Я не знаю ни одного неверующего врача. Он может сказать, что он не ходит в церковь, но понятие о высшем, главном и тому подобном у него существует. Я работал с иудеями, я работал с православными, с мусульманами.

Мы здесь с младшим сыном однажды были у врача, он увидел православный крест у ребенка на груди, — и не стал выписывать счет. Он оказался православным греком, и для него этот жест был проявлением некой солидарности.

Это постоянно происходит. И люди помогают в таких ситуациях. Они часто не берут сверх страховки, если у тебя есть страховка. Деньги они возьмут — по страховке, но лично ты ничего не платишь. Скажем, страховка оплачивает 80%, а 20% тыдолжен сам заплатить. Это очень часто отменяют.

Иван Даренков с детьми

Что касается верующих, здесь это работает так. Тех, кто не может платить, гораздо меньше, чем людей, которые могут. Сплошь и рядом все врачи, которых я знаю, делают операцию — и человек вынужден заплатить госпиталю, потому что госпиталь — это кровать, белье, сестра, уколы, таблетки и пр. А врач, например, свои тысячи не берет вообще. Я говорю о тысячах — и человек их не берет. К сожалению, получается, что сумма, которую ты обязан заплатить госпиталю, так или иначе больше.

Что делать нам

Итак, с учетом американского опыта, как ты видишь, что нужно делать для того, чтобы медицина стала эффективной?

Две самых главных вещи. Появились люди, которые организуются в сообщества. Сообщества русских врачей. Самоорганизация врачей в 1915 году в Америке привела к созданию АМА – American Medical Assosiation. Это организация не в смысле банды, которая лоббирует свои интересы, а из чистых побуждений — тогда было много врачей, которые образование получили в очень в очень странных учебных медицинских заведениях, а были люди, которые получили действительно гениальное образование. Те, кто получал гениальное образование, могли многое сделать.  Они хотели не то чтобы погубить остальных, но как бы подтянуть их к себе, чтобы не было прямого распределения… оно не работает в образовании. Нету плохих, их подбирают, их собирают в кучку. Первое — это самоорганизация тех, кто уже практикует, в качестве некой именно в профессиональном смысле силы. И вторая вещь — образование обязательной организации, которая не будет слушать эти компании, а они идиоты здесь и там, понятно. У них другая цель — заработать. Не будут слушать чиновников, это абсолютно независимая от государства организация. Членские взносы я плачу, вот они на это существуют.

Понятно. Это ассоциации.

Ассоциации уже сейчас существуют. А вторая, без чего не может вообще быть никакой реформы здравоохранения, — это без реформы медицинского образования в России.

У нас говорят, что чисто практически не хватает нормальных госпиталей, правильно организованных больниц, что делать с поликлиниками, должно ли быть всеобщая диспансеризация. Это как-то влияет на качество или это все вторично?

Нет, это влияет на качество. В России огромное количество врачей. Представим себе врача, который абсолютно пустое место и убийца, сидит и выписывает крысиный яд всем. Такого нету, ну нереально. К любому врачу нужно относиться как к профессионалу, даже если он чего-то не знает или чего-то не может. Все равно у любого врача есть желание сделать лучше. Всегда есть желание научиться. Оно может быть сильное, слабое, завуалированное сложной жизненной ситуацией, но оно всегда есть. И вот на этом нужно играть. Поэтому врач в поликлинике должен знать, в какой момент кончается его авторитет: все — не могу, нужна помощь. Из-за отсутствия этого как раз большинство медицинских ошибок.

Поэтому я считаю, что надо сделать так, чтобы имеющиеся врачи (ты же не будешь их расстреливать, они должны прожить свою профессиональную жизнь) совершенствовались. Они имеют право на существование, но их нужно образовывать. Как? Прежде всего нацеливать на знание основных методов — я знаю, многие к этому плохо относятся — но образование в конечном счете как бы конечно в данный момент. Нужно знать guidelines— протокол — что делать в данной конкретной ситуации. И спорить бесполезно, если ты этого не знаешь. Потому что например кто-то упал на улице — сердечный приступ. Что ты должен сделать? Пять таких дыханий, пять качков, кого-то позвать на помощь, потому что ты не можешь это делать один, ты должен обязательно кого-то позвать. Есть принципы.

Существует четкий алгоритм, который нужно заучивать на рефлекторном уровне.

Но никогда не нужно думать, что он один — и все, и поэтому американцы тупые врачи, и только это и знают. Это меняется.

То есть нужно менять границы применения.

Границы применения — это и есть опыт. Фактически, если будет грамотная молодежь, а остальные поколения существующих врачей будут объединены в ассоциации и будет обеспечено их профессиональное обучение и сертификация (ты должен экзамен сдать, который невозможно подделать) — результат будет . И даже если ты не сдал этот экзамен, дело даже не в этом. Само обучение для этого экзамена не может не дать плодов.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Алексей Муравьев
Система Orphus
Loading...

Главные новости

08:50 Минобороны назвал атаку на российский госпиталь в Сирии «хладнокровным убийством»
08:27 Глава «Нафтогаза» перечислил условия закупки газа у «Газпрома»
08:10 Китай потребовал от Великобритании «не отравлять атмосферу» в ООН
07:57 Выборщик из Техаса решил не отдавать свой голос за Трампа
00:57 Госдеп осудил удар по российскому госпиталю в Сирии
00:35 Премьер Турции выразил надежду на отмену виз с Россией
00:00 Россия заблокировала резолюцию по Сирии в Совбезе ООН
05.12 23:53 Нью-Йорк попросил у Обамы 35 млн долларов на охрану Трампа
05.12 23:15 Замглавы МИД передал Тегерану предложения Госдепа по Сирии
05.12 23:10 Президент Италии призвал премьера не покидать пост до утверждения бюджета
05.12 22:35 Трамп и его дочь встретились с Альбертом Гором
05.12 22:25 Московские власти завершили снос третьего списка самостроя
05.12 22:18 Васильева анонсировала синхронизацию литературы и истории в школе
05.12 21:49 Минкомсвязи пригласило на работу миллион IT-специалистов
05.12 21:35 Глава правительства Франции заявил об уходе в отставку
05.12 21:01 Путин задумался о проверке правительства на употребление алкоголя
05.12 21:00 Путин поделился планами после ухода из политики
05.12 20:46 МТС отказалась повышать тарифы за рубежом
05.12 20:43 Минфин Чечни отказался от претензий к размеру дотаций
05.12 20:28 Путин объяснил засилье криминала на ТВ
05.12 20:08 Главком ВС Украины рассказал об ожидании российского удара «отовсюду»
05.12 20:07 Путин объяснил пользу замещения импорта
05.12 19:44 Фигурант дела о «крымских диверсантах» отказался от показаний
05.12 19:44 WikiLeaks выложил в сеть переписку зятя Эрдогана
05.12 19:25 86 бывших депутатов не съехали со служебных квартир
05.12 19:13 «Мемориал» признал блогера Соколовского политзаключенным
05.12 19:01 Белый дом подтвердил встречу глав США и Японии в Перл-Харборе
05.12 18:44 Формирование правительства Свердловской области практически завершено
05.12 18:40 Путин подписал закон о штрафах за недопуск газовиков к проверке плит
05.12 18:28 Путин поручил создать орган власти по адаптации мигрантов
05.12 18:23 ФАС предложила запретить госкомпаниям покупать акции коммерческих фирм
05.12 17:55 В Алеппо умерла вторая сотрудница российского госпиталя
05.12 17:53 Путин вошел в тройку людей года по версии читателей Time
05.12 17:33 Инженеры выяснили причину перегрева Galaxy Note 7
05.12 17:27 Европа определилась с приоритетами в космических исследованиях
05.12 17:13 В разбившемся в Югре автобусе мог пропасть видеорегистратор
05.12 17:09 Кировский суд отказал в возвращении дела «Кировлеса» в прокуратуру
05.12 16:51 Чечня пообещала добиваться увеличения бюджетных дотаций
05.12 16:37 Путин пригласил избранного президента Узбекистана в Россию
05.12 16:26 Медведев решил «ограничить аппетиты» чиновников при госзакупках
05.12 16:08 Ливийские военные освободили Сирт от ИГ
05.12 16:01 Шувалов сообщил об изменении условий поддержки ипотеки
05.12 15:47 Минобороны подтвердило гибель в Сирии российского медика
05.12 15:41 Песков прокомментировал потерю второго истребителя с «Адмирала Кузнецова»
05.12 15:25 Дадина перевели в колонию в Кировской области
05.12 14:49 СМИ сообщили о гибели в Алеппо российской медсестры
05.12 14:47 Дело о ДТП в Югре передано Главному следственному управлению СКР
05.12 14:41 В конце дня шахматисты склонны к более рискованным ходам
05.12 14:32 Президентом Узбекистана избран Шавкат Мирзиёев
05.12 14:29 Минкомсвязи обсудит с прокурорами зарплату главы «Почты России»
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.