Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
23 января 2017, понедельник, 07:31
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

17 июня 2013, 15:00
Александр Любимов

«На Западе не живут в странах со свободной прессой»

Александр Любимов
Александр Любимов
Фото: Александр Щербак/Коммерсантъ

Тележурналист, генеральный директор телеканала РБК Александр Любимов рассказывает «Полит.ру» о свободе прессы и информационном диктате.

Александр Михайлович, для начала расскажите о начальном этапе вашей работы в качестве журналиста в отделе скандинавских стран на Иновещании Гостелерадио в 1985-1987 годах?

Этот период многое мне дал. Я закончил МГИМО как экономист. То распределение, которое мне дали, меня не устраивало, и я стал безработным. Поэтому я искал... Я очень хорошо тогда говорил по-датски. В течение учебы постоянно переводил и объездил всю страну с разными группами датчан. Иновещание было местом, где у меня было много близких товарищей. К счастью, меня взяли. Для начала на довольно простые функции типа выпускающего редактора. В мои обязанности входило: редактирование новостей, подготовка эфирных папок, подписание новостей у старших редакторов.

Потом мне поручили свою рубрику «Молодежный клуб». Вещание на молодежную аудиторию считалось менее ответственным делом. Потом начал писать политические комментарии самостоятельно, выезжать на интервью с разными людьми: и русскими, и иностранцами. Потом были командировки. Иногда сейчас они кажутся смешными. Так я освещал дни культуры Дании в Туркмении. И так потихонечку двигался…

Как контролировали вашу работу?

Контроль был сильный, потому что есть редактор, который тебя читает. По политическим материалам я обычно редактировал Олега Вакуловского, то я был его редактором, то он моим. А потом еще была виза. Либо руководитель отдела скандинавских стран, либо его заместитель должны были ее поставить. Они там что-то убирали.

А что убирали? Случалось, что убирали нечто, что убирать не хотелось?

В основном цензура касалась, на мой взгляд, стиля. Когда материал более яркий, это всегда не устраивает. Человек не может всегда точно сформулировать, что конкретно его не устраивает, но яркий стиль сразу вызывает сомнения. Это стилистически, а политически…

По сравнению с любой другой журналистской деятельностью в СССР, иновещание кардинально отличалось. Визировался материал по-русски, а читали его или переводили для диктора на датском. А этот язык по сравнению с русским совершенно другой – свободный, легкий, невесомый. Невозможно на датском сказать: Генеральный секретарь центрального комитета коммунистической партии Советского Союза. Цензура говорила: нет вы должны именно так сказать. А на датском это будет просто: Партийный лидер Брежнев. На советском радио или телевидении, конечно, говорили иначе.

Помните как в фильме «Трудности перевода»? Многое меняется. Не то, чтобы кардинально. Мы не говорили плохо про советскую власть, но стиль был несколько фривольный. Тем более это уже были годы в стране, когда многое начало меняться. В стране выходили разные фильмы. Например, «Покаяние» Тенгиза Абуладзе. Была уже и чернобыльская авария, куда я ездил, кстати. В советском информационном пространстве про это не говорили, а там, где мы выходили на иностранную аудиторию, мы обсуждали подробно эти события, и это было нормально.

Даже сатирические материалы у нас были. С Вакуловским делали серию «Генерал Иванов». Про советского генерала, у которого были экспансионистские планы захватить всю Скандинавию. Это позволялось, хотя всегда были творческие и политические споры.

А уже после того, как вы выходили в эфир на датском, был контроль? Следили сверху за тем, что вы говорили?

Контроль, возможно, постфактум и был. Может, были люди, которых я не знаю, которые прослушивали эфир. Но я сильно сомневаюсь, что там были люди, владеющие датским языком.

То есть получается, что журналисты могли нести совершенно другие посылы, чем те, которые закладывались в завизированном варианте материала?

Такая ситуация могла быть теоретически, но я не знаю случая, чтобы кто-то кого-то обманывал. Точнее был один известный случай на всемирной службе, американской. Диктор сообщил, что СССР вторгся в Афганистан. Но он сделал это сознательно. Его отстранили от эфира. Вроде говорили, что это была его сознательная политическая позиция. Официально посчитали, что он был нездоров. Но это единственный прецедент, который я знаю.

Но бывали другие случаи. В выходной день в 1986 году мы с Вакуловским дежурили. Мы стоим в курилке в здании на Пятницкой, и тут приземляется самолет. А в это время шел какой-то конгресс за мир. Много было людей нового типа: хиппи всякие, женщины, приковавшие себя к железной дороге, ведущей к английской военной базе. В общем, неформальные люди.

День выходной, сел самолет. Это новость. Мы же зарабатывали помимо базовой зарплаты еще за счет дополнительного объема, который выдавали. И вот возможность заработать лишние три рубля на бутылку водки… Мы не могли пройти мимо этого. Вакуловский пошел на Красную площадь. Я стал писать. Я редактор, он автор, потом пополам делим три рубля. КГБ нас уже не подпустило к Матиасу Русту. У нас не было камер, а то мы могли бы снять на расстоянии, но что поделать. Интервью мы не взяли, но новость о его поступке дали. Но мы делали это, не зная, что будет такая драматичная история. Мы думали, что это один из участников международного форума в гостинице «Россия».

В общем, мы пустили это в эфир. Был дежурный, мы показали ему эту новость... Потом был скандал вечером. Официальная радиостанция Кремля признала, что самолет Матиаса Руста приземлился на Красной площади. Нас вызвали. Александр Аксенов, председатель Гостелерадио, нас принял, посмотрел в глаза, понял, что мы не шпионы и отпустил. Вот так мы вошли в эту историю. Но это не было нашей сознательной акцией.  Я не мог себе представить, чтобы я обманул старшего товарища. Вот мой руководитель отдела Александр Брянцев… Работал в СМЕРШе во время войны, защищал страну. Ты им доверяешь, они тебе доверяют. Так и работали.

А какая задача стояла вообще для иновещания на тот момент?

Думаю, что задача стояла бессмысленная. Даже в то время, людей, которые пользовались коротковолновыми передатчиками, становилось все меньше и меньше. Но, тем не менее, это было некое идеологическое присутствие, оно грело ветеранов коммунистического движения в Дании, Швеции, других странах. Оно создавало иллюзию нашего могущества. Люди, которые нам писали… У нас была программа «Почтовый ящик», которую делал тоже я. Ну так вот, писали либо очень наивные люди, либо DX-ры (от англ. Distantexchange). Это люди со своими приемниками и даже передатчиками. Они по всему миру общались. И для них было важно получать карточки, что они были на той или иной радиостанции. И ты им шлешь подтверждение, что он слышал твой эфир. Тогда эта была популярная международная игра. Вряд ли их сильно интересовала наша пропаганда.

Слушали спецслужбы разные, наверное. Они же узнали от нас с Вакуловским, что Матиас Руст прилетел. Они следили по нашему вещанию, как меняется политика советского правительства. Если мы рассказываем про «Покаяние» или чернобыльскую АЭС, значит, она меняется. Конечно, это важно. Но аудитория в целом... Не знаю ни одного датчанина, кто бы относился всерьез к нашему радио. Нас нельзя было назвать популярным СМИ.

А ваше руководство, они верили в то, что делают?

Трудно сказать, что было в их сознании. Люди постарше, наверное, были с большими иллюзиями. Мы, молодые уже не чувствовали ценности того прошлого… Кроме, очевидно, победы в войне.

Но там было весело. Постоянные собрания на датском языке совсем другое, чем на русском. И ты себя чувствуешь хорошо. В спорах мы часто оказывались сильнее и точнее наших руководителей, которые выражали свои мысли по-датски хуже. Нас и датчане поддерживали. А датчане работали именитые, которые и в концентрационных лагерях были, поднимали в 30-е г.г. международное коммунистическое движение, воевали с фашистами в подполье. Наверное, и у них, как у всех были определенные иллюзии, но на Иновещании в целом обстановка была диссидентская.

Коммунистическая идея, она замечательная, но просто ничего не получается, не получается отстроить на этих чистых идеалах внятную чистую страну. Наверное, потому что люди такие…

То есть это была работа больше для вас?

Ну, если я за это получал хорошие деньги, то не только для меня. На иновещании я зарабатывал очень хорошо. На телеке в пять раз у меня упал заработок. По ночам я расшифровывал передачи с датского радио, наверное, для КГБ, или еще для каких-то наших аналитиков, слушал буржуазные радиостанции, читал их газеты. Это меня развивало, было интересно, что я знаю мир и такой, и такой. И, наверное, я делал свою работу хорошо, потому что мне за нее платили.

Переходя к программе «Взгляд»… Это не было формально иновещанием, но по сути, вы как раз несли культуру, музыку, информацию о том, что происходит в других странах… Почему вообще возникла идея этого проекта?

Как утверждает в своих многочисленных интервью мой непосредственный руководитель, на тот момент Анатолий Лысенко, после того как Горбачев с Рейганом в Рейкьявике подписали соглашение, частью которого был отказ Советского союза от глушения иностранных радиостанций, было принято решение политбюро создать более свежие, либеральные программы на телевидении, чтобы они отвлекали молодежь от слушания западных радиостанций. В первую очередь, от Би-би-си. Все слушали Севу Новгородцева, его передачу о новинках рок-н-ролла. Мы же молодые были, нам это было интересно.

И вот появилась программа «Взгляд», в которой было много музыки, западной музыки. Которая была запрещена до этого и появлялась только кусочками в новогоднюю ночь и на пасху, чтобы молодежь не ходила в церковь. Ну и иногда в программе «Утренняя почта» по воскресеньям утром появлялся в конце один клип, как тогда говорили зарубежной эстрады.

Мы ставили в эфир такую музыку, которой ни у кого не было. Недавно с Володей Матецким вспоминали те времена. Так оказалось, что по ночам они в аппаратной монтажа «Взгляда» собирались узким кругом – он, Макаревич … - и Андрей Разбаш вытаскивал рулоны с западными клипами и ставил им.

Когда вошли в силу, мы первыми лицензировали MTV. Еще в СССР. Двадцатка MTV шла по пятницам, после «Взгляда». Но это уже в рамках «ВИД». Было много музыки, культуры. Полагаю, что нас (Дмитрия Захарова, Владислава Листьева, Олега Вакуловского) выбрали, потому что мы были на стыке западного и советского. Мы были пропитаны всей этой энергией потенциального противника. Может, это и было основанием нас пригласить. Хотя не знаю.

Но ведь идея сверху несколько отличалась о того, что вы делали в итоге? Как так вышло?

Кто-то понимает одно, кто-то другое. Как я полагаю, в руководстве КПСС боролись «ястребы» и «голуби». «Голуби» и продавили эту линию. Крыло «ястребов» полагало, что сейчас будет какая-то передача, которая будет правильно интерпретировать западную культуру. Другие думали, что программа будет что-то двигать и развивать. А дальше мы делаем это ручками, и тут уже, как получается. Вначале программа была лайт. Но нас все равно закрыли уже через несколько месяцев.

Началось с того, что к нам в студию в прямой эфир подсадили политобозревателей Центрального телевидения. Это была особая каста людей, которым позволялось интерпретировать политические события. Они по очереди дежурили на «Взгляде» и предлагали более мягкие интерпретации, чем мы. Но и среди политобозревателей прижились у нас «неформалы». Владимир Цветов, например. Он много лет работал в Японии, приносил в студию всякие самошагающие чернильницы и прочие невиданные японские приборы. Или Фесуненко Игорь тоже был очень интересным человеком. Были и более кондовые, но они недолго у нас держались. Было очевидно, что они не соответствуют атмосфере.

Через несколько месяцев нас закрыли, я по-прежнему числился на иновещании и пошел обратно к своей машинке выстукивать свои 500 рублей в месяц. Какие-то телепроекты продолжали делать, телемосты разные. Вот был момент, когда мы русских музыкантов вывезли в Копенгаген, а их звезды выступали у нас на площадке на Воробьевых горах. Но тоже не обошлось без скандалов. На университетской сцене датский клоун изобразил советского генерала, который хотел захватить мир. В конце номера он снимал штаны, а у него огромный бутафорский член там. Даже сейчас бы, наверное, такое не показали. Но это был реально прямой эфир. С американцами делали что-то подобное: школьники там, школьники здесь.

В это время основную передачу вели: Сергей Ломакин, Володя Мукусев, Саша Политковский . Позже они стали постоянными ведущими. 8 марта 1988 года программу вел даже Александр Масляков из КВН. А мы рядом сидели, входили в группу «сопричастность». Это у нас в студии был отдельный интерьер, где сидели сотрудники, отвечавшие на звонки телезрителей в прямом эфире и собиравшие вопросы, на которые мы обычно отвечали в конце программы. Тогда сам факт такого интерактива был невероятно революционным.

Мы сидели и отвечали на звонки, а камера нас иногда украдкой показывала. Как выяснилось, за несколько месяцев мы уже были настолько популярны, что наше исчезновение не прошло бесследно. На редакцию обрушился поток писем и звонков – куда исчезли Листьев, Любимов, Захаров. Страна считала, что нас убили, отравили или еще чего. То, что мы 3 секунды в прямом эфире сидели с телефонными трубками на «перебивке», как говорят на тв, уже было невероятно важно. Такое было время. Ну, и в конце концов к лету 1988-го года нас обратно вернули во «Взгляд» в прямой эфир. Это была колоссальная победа. И она означала, что за нашей программой уже есть сила. Началась серьезная работа, более плотная, по поводу самых запретных тем: сталинизм, крах экономики, блат.

То есть вы почувствовали, что вам развязали руки?

Такого никогда не было, чтобы все руки развязаны. Нас постоянно контролировали. Шла борьба. Мы два раза за день выходил в прямой эфир. Кстати, это была стратегическая ошибка руководства ЦТ. Хотя может она была сделана и сознательно. Мы вещали на Дальний Восток днем в пятницу, когда во Владивостоке полночь, а через 8-9 часов опять выходили в прямой эфир уже по московскому времени. После дневного эфира нам сверху спускались замечания. Мы спорили. Пытались договориться. Вместо сюжетов, которые не удавалось отстоять, ставили другие, которые иногда были острее тех, которые не прошли цензуру.

Можете разъяснить этот момент?

Ну, вот представьте, что мы даем на Дальний Восток сюжет: Сталин ел детей. Ну это я шучу, конечно, мы такого не говорили. Но, например, мы рассказываем о какому-то драматичном эпизоде из 30-х годов истории СССР. Этот сюжет после эфира на Дальний Восток снимают, а Вы вместо него вставляете в московский эфир что-нибудь еще более острое, что начальство не видело

А как складывались ваши отношения с Лысенко и Сагалаевым?

Мы с огромной нежностью к ним относились. Они замечательные люди и хорошие руководители. Мы не конфликтовали, но обсуждали, у всех были свои взгляды. Это же влияние на мозги, мы им говорим, влияем, они идут туда, там им что-то говорят. Возвращаются. Человек существо неустойчивое, надо уметь влиять на него. Я играл роль неконтролируемого, Дмитрий Захаров был махровый антикоммунист, а Владислав Листьев был тем, кто может с нами договориться. Такие были разыгранные роли. Лысенко и Сагалаев говорили руководству: с Любимовым нельзя договориться или, что Захарову, который все книги прочитал, объяснить это нельзя. В крайних случаях говорили: ладно, Листьев сделает. В этом была тонкость управления. Они нас тоже разыгрывали, конечно.

То есть было определенное маневрирование?

Это всегда так. На иновещании я больше развивался для себя. Но это такой был маленький участок, где я чувствовал себя как рыба в воде. На телевидении ситуация была другая. Здесь были колоссальные риски. Одно слово не так, и можешь погубить всю программу. Во «Взгляде» о себе думать уже не оставалось времени. Это был период очень азартной политической борьбы, пронизанной такими серьезными понятиями, как гражданский долг, человеческое мужество. Тяжелая работа, которая приносит невероятное удовлетворение.

Вы были связаны с иновещанием и потом, занимали должность директора Студии международных программ и видеообмена РГТРК «Останкино»…

В 1990 году Лысенко ушел создавать всероссийское телевидение. Я стал руководителем «Взгляда». Программа существовала до декабря 1990 года, тогда нас закрыли окончательно. Мы отказались снять с эфира сюжет про Шеварнадзе, министра иностранных дел, который сказал, что в стране будет государственный переворот. Человек заранее сказал, что будет через 9 месяцев в августе. Мы отказались идти в эфир без этого сюжета, и нас сняли. С 1990-го года мы существовали как несколько программ. Начинали в 8 вечера с «Поля чудес», потом было «Время», потом снова мы. MTV было. В эфире осталось по сути все кроме «Взгляда». Он выходил на кассетах и назывался «Взгляд из подполья». Вели его я, Владислав Листьев и Александр Политковский. Несколько раз выходили в прямой эфир. На Ленинградском телевидении была возможность один раз. Полтора часа говорили про события в Прибалтике, в мае 1990-говышли в прямой эфир из Риги на три республики: Литва, Латвия, Эстония.

А где вы брали ресурсы, в том числе и финансовые в то время, как были в опале?

Деньги и реклама. Сами ее размещали и в cоветское еще время. Мы первые дали рекламу «Макдональдса» (биг-мака). На рекламные деньги жила наша телекомпания. Потом начали брать кредиты, развиваться. Покупали дорогое телевизионное оборудование: камеры, монтажные, свет.

В эфир вернулись сразу после путча, выходили в прямой эфир каждый день. За несколько дней военной блокады города у нас скопилось огромное количество снятого материала. Поскольку государственное ТВ было окружено войсками, наши телекамеры практически и собрали всю картинку трехдневного путча. Работали все, и Листьев, и Демидов, и Разбаш, и даже Эрнст, который политической журналистикой не занимался.

«Взгляд» просуществовал до конца 1991 года. И когда СССР уже распался, мы решили, что больше не будем делать антикоммунистическую программу. И с 1992 года мы вышли с разными другими программами. Леня Ярмольник что-то вел у нас. Пошло много-много всего. И политические и не политические. Как-то ко мне пришел Егор Яковлев. Он был очень прогрессивный, яркий, бывший главный редактор «Московских новостей». Яковлев попросил, чтобы я занялся международным вещанием. Я с удовольствием занялся. Но это не было очень успешно. В советские времена существовала «Международная панорама», она была очень популярна, потому что был запрет на информацию о том, что происходит за рубежом. В той России, в которой мы оказались, это уже не было так интересно. Мы сделали неплохую программу, но она не была интересной для аудитории. Людей стало интересовать то, что происходит внутри страны.

А сегодня иначе? Что можете сказать о том, как сейчас по телевидению транслируют то, что происходит в западных странах?

Сейчас просто выяснилось, что не бывает объективной информации. Для меня новости это то, что пишет пять газет, которые я читаю или новости агентств, которые я вижу на своем мониторе. Для Вас – Ваши источники информации. Для кого-то новость в том, что в Москву приедет Бред Питт. Для какой-нибудь девушки – новая коллекция мод. Одинаковых для всех новостей нет. По некоторому общему согласию, мы принимаем за главные те новости, которые транслируются федеральными каналами. Те пять-десять основных тегов о том, что делает президент, что делает премьер, что делают европейцы, китайцы, террористы. И в интересах того примитивного, и не очень умно сформулированного госзаказа федеральные каналы занимаются селекцией новостей. Они работают на эту пропагандистскую задачу.

А госзаказ состоит в том, что показать, что у нас лучше, чем там?

Я не думаю, что госзаказ такой. Не знаю, как он точно звучит. То, что сегодня аудитория федерального телевидения получает недостаточно полную информацию, это понятно. Они не говорят о некоторых важных вещах, когда их просят об этом не говорить. Или наоборот выбирают важные, на их взгляд, которые работают на какую-нибудь задачу. Например, разгон демонстрации в Лондоне, чтобы подтвердить, что полиция везде работает жестко. Они это и показывают, и, кстати, правильно делают, я считаю. Мы понимаем, что это государственные новости, и мы должны понимать, что они хотят сказать. Я не понимаю этой проблемы объективности. Если вам не нравятся госновости, посмотрите негосударственные СМИ. Вариантов у вас миллиард. Кто заставляет верить в то, что говорит гостелевидение? Но для информированного человека важно понимать, что хочет ему сказать государство. Особенно в нашей стране, где государство столь враждебно и пренебрежительно относится к своим гражданам.

Ну а как же необходимость альтернативных точек зрения? Вы же именно этим занимались во «Взгляде»?

Вы знаете, мы стоим на разных исторических этапах . Сегодня невозможно создать такую программу. Нет информационной блокады. Бери новость там, бери там. Борьба идет за влияние. Мы на «РБК» даем более сбалансированные новости, чем первый канал или второй. Те, кто критикуют телевидение, тоже борются за влияние. Они считают, что если их начнут показывать, они станут более популярными. Сейчас они не популярны. И на каком основании им кто-то должен давать федеральный эфир?

Слишком слабое государство так же опасно, как слишком сильное… Вот поспорить о том, стакан наполовину пуст или полон, можно. Но тут нужны аргументы. Аргументов со стороны тех, кто рвется на федеральный эфир, я не вижу. Да, во «Взгляде» мы давали точки зрения людей, которые потом стали политической элитой, но эта была другая вещь в совершенно другом историческом периоде.

А если мы говорим о транслировании на другие страны, то есть о современном иновещании… Что вы можете сказать об этих проектах?

Мненравится RT, мне нравится, что это не RussiaToday. Я даже смирился с их мусульманской графикой. Я смотрел инаугурацию Путина у них. Они это делают как-то легко. Мне очень понравилось. Я уж не говорю, как они провели информационную компанию во время войны в Осетии. На Западе столпы свободных СМИ, знаменитые журналисты, информационные агентства все легли, старательно лепили героя из Саакашвили. Это был конец англосаксонской журналистики, на мой взгляд.

И как это случилось, по-вашему?

Я не знаю как, но оно случилось. Я не интересовался этим. На международных конференциях часто спикеры говорят, что у нас в России царит информационный диктат, а они существуют в условиях свободы прессы. За те десять дней стало понятно, что на Западе не живут в странах со свободной прессой. Их страны более богаты, там реже возникают ЧП. Но вот оно возникло. И вся эта свобода померкла в одночасье.

То есть вы считаете, что западные СМИ не объективно настроены по отношению к России?

Да их просто в «Камеди клаб» надо показывать. RT гораздо более сбалансирован.

Западные эксперты упрекают их в излишней пропаганде?

На то они и западные эксперты.

Но вот, например, они не всегда объективно освещают протесты в России. Или не показывают Алексея Навального и оппозицию в должной мере? А ведь эти события влияют на настроение в российском обществе.

Мне кажется, все зависит от аудитории. Надо смотреть, как Маргарита Симоньян решает государственную задачу, которую перед ней ставят. Это тонкий вопрос. Давайте попробую ответить косвенно на примере РБК. На «РБК» мы даем больше информации о действиях оппозиции, чем государственные федеральные каналы, но мы вещаем на российскую элиту. В любой стране элита определяет движения и развитие. И наша – не исключение. Ее представители – зрители РБК – более тонко и болезненно реагируют на то, что происходит, по сравнению с остальными гражданами. Это люди, которые принимают решения. И для них очень важно в нюансах понимать нынешнее состояние общества. Поэтому мы стараемся давать сбалансированную политическую информацию, в том числе транслируем и представителей оппозиции. Но мы, например, в меньшей степени, чем госканалы, чем RT, даем Жириновского и Зюганова. Для нашей аудитории они не являются самостоятельными политическими игроками. Нашей аудитории интересна власть (включая «Единую Россию») и разная реальная оппозиция.

Но как же объективная журналистика? Ведь говоря о России, СМИ должны показывать полноценную картину того, что там происходит…

Объективной журналистики не существует. Существует редактор, который определяет свою объективность, как он ее понимает. Существует журналист, который исследует проблему для своей редакции. Он пытается быть объективным, подать информацию сбалансировано. В редакции его рихтуют уже с позиции того, как редакция понимает свою объективность. Вторая объективность. Есть хозяева издания, это уже третья объективность. Если они плохие хозяева, то ставят плохие задачи. Если бы Прохоров мне сказал, что это будет канал «Гражданской платформы», я бы возмутился. Доминирующая сила в нашей стране сейчас «Единая Россия». У меня такая позиция. Нам надо показывать ситуацию сбалансировано. Да, мы показываем про «Гражданскую платформу», но нельзя показывать больше всего именно эту политическую силу. Для госканалов есть свои задачи. И, кстати, преуменьшать эти задачи глупо, не патриотично и граждански опасно. Без телевидения не решаются фундаментальные проблемы для российского общества: борьба с педофилами, наркоманией, нарушениями в сфере ЖКХ, коррупцией. Наше телевидение в этом не участвует? Неправда, участвует. Но есть конкретные пожелания товарищей, популярные в интернете среди сотни тысяч человек… И я не вижу причин, почему их обязательно надо показывать на всю страну.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Андрей Винокуров
Система Orphus

Главные новости

20:49 Австралия откажется от проверки паспортов в аэропортах
20:28 Россия заявила о непростом обсуждении Сирии в Астане
19:57 Ткачев встретился с главой немецкого минсельхоза
19:27 Сирийская оппозиция обвинила Иран и Дамаск во влиянии на РФ
18:59 Минтруд высказался за ограничение дорогих покупок за наличные
18:35 СМИ сообщили о способности РФ победить армию Великобритании за день
18:03 У певицы Пелагеи родился первенец
17:46 В Москве у МКАД экстренно сел вертолет
17:37 Трамп отреагировал на акции протеста против него
16:43 Представители властей Сирии прибыли в Астану
16:26 В Москве резко похолодает
15:57 Избран новый генсовет ЕР
15:26 Премьер Великобритании отказалась отвечать на вопрос о провальном испытании ракеты
15:04 Саакашвили обиделся на СМИ за его неудачное фото с инаугурации Трампа
14:36 Медведев переназначен лидером «Единой России»
14:14 Медведев призвал россиян не думать о преждевременной отмене санкций
13:34 СМИ рассказали о неудачном покушении на украинского депутата Геращенко
13:02 Источник сообщил о предложении ЕР переизбрать Медведева главой партии
12:42 СМИ сообщили о провальном испытании Великобританией ядерного оружия
12:21 Порошенко отверг возможность отказа от Донбасса
12:07 Первая ракетка мира проиграл Звереву в турнире Australian Open
11:53 Китай потратит на развитие интернета 100 млрд юаней
11:25 СМИ заявили о грозящих протестовавшим против Трампа сроках
11:11 Экс-глава ЦРУ подверг Трампа критике за посещение штаб-квартиры спецслужбы
10:38 Мадонна нецензурно высказалась в адрес Трампа на митинге в Вашингтоне
10:17 Экс-президент Гамбии уехал из страны
09:49 Сирийская оппозиция прибыла на переговоры в Астану
09:39 Верховная Рада рассмотрит проект об исключительности украинского языка
09:31 Супруга Трампа опубликовала первый твит в качестве первой леди
09:21 Международный союз биатлонистов откроет расследование против спортсменов РФ
09:11 Глава МИД Германии оценил избрание Трампа как конец старого мира
21.01 20:51 Выражение лица Мишель Обамы на инаугурации Трампа стало мемом
21.01 20:24 В Москве из-за непогоды отменены более 30 авиарейсов
21.01 19:47 Российская сборная выиграла бронзу в эстафете на этапе КМ по биатлону
21.01 19:36 В Москве боец Росгвардии упал на пути станции метро «Проспект мира»
21.01 18:51 Мединский приготовился публично защищать свою диссертацию
21.01 18:46 Ле Пен призвала страны ЕС выйти из блока
21.01 18:25 Система оплаты парковки в Москве три часа проработала с перебоями
21.01 17:42 Компания Ротенберга построит железнодорожный подход к мосту в Крым
21.01 16:51 Песков прокомментировал заявление Трампа о ядерном разоружении
21.01 16:31 Шесть российских бомбардировщиков нанесли удар по ИГ в Сирии
21.01 15:57 В Кремле прокомментировали размещение ракет в Калининграде‍
21.01 15:49 Минтруд спрогнозировал снижение реального размера пенсий россиян
21.01 15:11 Силуанов предложил вернуться к ограничению расчетов наличными деньгами
21.01 15:00 СМИ назвали имя конкурента Неверова на пост главы генсовета «Единой России»
21.01 14:47 Министр культуры Южной Кореи арестована за «черные списки» критиков властей
21.01 13:55 Дональд Трамп подписал указ об отмене Obamacare
21.01 13:30 Парламент Турции одобрил президентскую форму правления
21.01 13:14 16 человек погибли в результате ДТП в Италии
21.01 12:57 Минфин РФ не станет пополнять резервы в 2017 году
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.