Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
29 мая 2016, воскресенье, 01:05
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Математика и математики подреформенной России

"надо избавляться от пресловутых академических «стипендий», а не размножать их: я просто не вижу приличных вариантов будущего, в котором они сохранятся"
"надо избавляться от пресловутых академических «стипендий», а не размножать их: я просто не вижу приличных вариантов будущего, в котором они сохранятся"
Фото Н. Деминой

Публикуем авторскую, переработанную и дополненную версию выступления академика РАН, доктора физико-математических наук, главного научного сотрудника МИАН, профессора факультета математики ВШЭ Виктора Васильева на Конференции научных работников РАН, 29 августа 2013 года. Курсивом автор указал на те разделы, которые из-за недостатка времени ему не удалось произнести даже фрагментарно.

Меня попросили рассказать о нынешней ситуации в российском математическом сообществе, прежде всего в его академической части, в контексте правительственного проекта реформ.

На научной карте России имеется примерно десяток мест, где заметное количество людей занимаются или до недавнего времени занимались математикой на мировом уровне или близко к нему. Четыре академических института (МИАН, ИППИ, ПОМИ, Математический институт СО РАН в Новосибирске); неразрывно связанные между собой Независимый московский университет (НМУ) и математический факультет НИУ-ВШЭ; Институт теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ); кроме того есть сильные люди на математических факультетах МГУ и СПГУ, в институте Теоретической Физики им. Ландау.

Еще в нескольких местах есть первоклассные исследовательские группы по какой-то области, например по теории чисел в Хабаровске, по динамическим системам в Нижнем Новгороде и другие, прошу прощения у всех, кого не назвал. Всего это, вероятно, около тысячи человек, а исследователи, заметные на мировом уровне, составляют их явно меньшую часть. (Не берусь говорить о прикладной и вычислительной математике, потому что это особый мир, к тому же полузакрытый).

Хотя в контексте наших реформ вроде бы надо говорить раздельно об институтах РАН и о других организациях, такое деление получается несуразным, потому что сообщество математиков достаточно едино и взаимосвязано, и удар по любой его части (например, то, что было в ИТЭФ) болезненно воспринимается всеми.

Кроме того, все зависит от личности начальства и ярких ученых гораздо больше, чем от ведомственной принадлежности. Например, какой-нибудь отдел ИППИ может оказаться больше похож на лабораторию НМУ или кафедру ВШЭ, чем на подразделение МИАН, и никто не понимает, где кончается мегагрантная лаборатория алгебраической геометрии НИУ-ВШЭ и начинается одноименный отдел МИАН.   

 

История

В 1960-е – 70-е годы наша математическая школа была на замечательной высоте, входя в большую мировую тройку вместе с США и Францией. Причин тому несколько (и не обо всех из них хочется сожалеть). Во-первых, у физико-математических наук была большая государственная поддержка, связанная с интересами научно-технического развития и военной отрасли; соответственно, имелся значительный общественный престиж.

При этом занятие математикой и теоретической физикой было едва ли не единственной областью, в которой можно было значительно продвинуться и реализоваться, не вступая в партию, не мараясь ее сомнительными делишками и одновременно не вступая в конфликт с властью. Это привлекало людей с повышенным самоуважением, которое хорошо коррелирует с добросовестностью и дееспособностью.

В-третьих, был железный занавес, не позволявший, в крайнем случае, уехать на поиски других вариантов. В том числе, в нашем загоне со времен Российской империи оставалось много евреев, которых очень много среди первоклассных ученых. (Про этот фактор не принято говорить, что, по-моему, лицемерие, потому что все думают про это, обсуждая эти темы). 

Когда советская власть обанкротилась, эти факторы естественным образом исчезли или сильно ослабли. Появилась какая-никакая свобода и много новых способов самореализации. Рухнули границы, и очень многие люди, не отучившиеся делать какое-то полезное дело (а не только демонстрировать верноподданичество в обмен на крохи с барского стола) уехали в места, где это делать легче и безопасней.

Удивительно, насколько много осталось – вероятно, отчасти и потому, что самоуважение непостижимым для политиков образом коррелирует не только с дееспособностью и добросовестностью, но и с желанием отдавать больше, чем получать. Однако в научной жизни очень важна высокая концентрация экспертов, которая была потеряна.

Евреев к тому же эффективно распугали партийно-государственные антисемиты, среди которых почетное место принадлежит организаторам вступительных экзаменов в некоторые ведущие вузы. (К 1990-му году эту гадость пришлось прекращать, но последствия невосполнимы и до сих пор очень болезненны).

Наконец, значительная государственно-финансовая поддержка науки в катастрофической ситуации начала 90-х годов была невозможна, впоследствии же, в условиях нашей сырьевой клептономики, серьезная наука стала не востребована, а государственные инициативы по ее поддержанию часто оказываются чисто декларативными и проигрывают при прямом столкновении с конкретными материальными и политическими интересами сильных мира сего.

Потом было десятилетие (точнее, лет 12) выживания: достаточных для жизни денег в научной отрасли (прежде всего, в РАН) не платили, однако конвертируемость нашей квалификации была намного выше конвертируемости рубля, что и позволяло существовать. Например, я каждый год ездил на несколько недель (иногда месяцев) читать лекции или участвовать в какой-нибудь программе за рубеж, привозил от одной до трех тысяч долларов, что и позволяло жить вместе с семьей остаток года; примерно то же самое с небольшими вариациями может вспомнить большинство математиков нашего поколения, оставшихся в России.

Яркое впечатление тех времен – поразительный уровень дружеского и очень действенного участия наших коллег со всего мира. Американцы, немцы, французы, голландцы, организующие фонды, гранты, программы помощи русским братьям по разуму. Первым ударило в колокол Американское математическое общество, к нему присоединились другие, включая фонд Сороса, и первые годы мы пережили, а потом как-то приспособились, и стало несколько легче.

Очень важное явление этого времени – создание Независимого московского университета, старающегося восполнить систему высокого мехматовского образования, крайне ослабшую после отъезда многих ведущих ученых. Занимаясь по вечерам, в неотапливаемых школьных помещениях, в которые нас пускали по знакомству, НМУ в критические 5 лет вопреки всем законам экономики не дал порваться связи поколений.

Но всё же это время больших потерь. Возможно, главная из них – поколение 1965-1973-го года рождения: люди, которые сейчас должны были стать ведущими профессорами и лидерами научных групп. В любое время и практически в любом месте рождаются люди с искрой Божьей, которым дано стать замечательными учеными. Упустить их, не дать развиться, – преступление.

Традиции математического образования высокого уровня не прекращались у нас в самое трудное время, поэтому многие из этих детей не оставались незамеченными и получали возможность до поры до времени развиваться почти в полном соответствии со своими способностями. Но в 90-е годы тем из них, кому было немного за 20, практически не нашлось места в научной России: ни в РАН, ни где-то еще, и почти все оказались на Западе или были потеряны для науки.

Жить здесь на академическую зарплату научного сотрудника было невозможно, купить жилье – тем более, а для челночного существования нужно было уже иметь имя, которое молодому человеку надо было только создавать. Теперь кто-то из них возвращается, но в основном не в академические институты; в частности многих притянул математический факультет НИУ-ВШЭ. Надо сказать, что эти люди, активные и повидавшие, как строится наука в мире, очень ценны, и их разумный взгляд на вещи часто помогает в практических делах. В последнее время молодые люди тоже уезжали, но не так массово и радикально, и чаще возвращаются. Но что будет теперь?

Тут есть и другая сторона. Это было время окончательного врастания российского математического сообщества в мировое. Хотя математика всегда была интернациональна, а американский или японский трудяга, мучающийся над теми же задачами, всегда был душевно ближе доморощенного комсомольского проходимца, до поры до времени была четкая граница, отделявшая «нас» от «них», а также оставшихся от уехавших.

В результате пертурбаций 90-х годов в среде настоящих математиков грани размылись. Все со всеми перезнакомились и увидели человеческие лица друг друга; люди уезжают, возвращаются, нанимаются на временные позиции, на ставки с полугодичным присутствием, на регулярное чтение лекций, на совместную работу, на школы и конференции; удаленно пишут совместные работы… Да и те, кто уехал на постоянную позицию, все равно никуда не делись – они совсем рядом на нашем стремительно уменьшившемся шарике после возникновения электронной почты, Интернета, Скайпа и электронных архивов. Подавляющее большинство из них остаются людьми одного круга, и нет принципиальной разницы – запросить о консультации или сотрудничестве нашего человека в Питере, Торонто или Ливерпуле.

С этого времени заметно улучшилось международное признание наших выпускников. До 1990-го года включительно советские математики получили только три Филдсовские медали, причем Филдсовский комитет «обошел», например, В.И. Арнольда и М.Л. Громова, явно превосходивших средний уровень медалиста. По-видимому, чтобы оценить человека по достоинству, все-таки очень важно теснее пообщаться с ним непосредственно и увидеть, какой он замечательный. После 1990-го года на каждом Международном Математическом конгрессе (проходящем каждый 4-й год) хотя бы одну из 4-х медалей вручали ученым, получившим у нас образование и свои первые результаты. (При этом в случае медалистов до 2000-го года их звездные работы, принесшие награду, были сделанные еще в СССР, а после, как правило, наши медалисты (из того самого поколения 1965-70 годов) делали эти работы уже там).  

Надо ли это засчитывать в плюс или в минус российскому математическому сообществу, считать доказательством его дееспособности или наоборот? Один известный журналист сравнивает количество отличий, полученных здешними и отъехавшими математиками, с отношением забитых и пропущенных голов, хотя, очевидно, если уж пользоваться хоккейным сравнением, то это – отношение голов и голевых передач. То, что от них зависит, ученые делали, а что касается достойной работы, социальных и гражданских гарантий, стабильности, благосостояния, общественного признания, безопасности, экологии, медицины и прочих жизненных факторов, влияющих на выбор места жительства, то это ведь вопросы не к ним, а скорее в точности к тем же людям, что инициировали данный проект реформ?

Вряд ли много смысла в разборе ведомственной принадлежности наших лауреатов до отъезда, хотя, например, Максим Концевич и Андрей Окуньков до сих пор числят себя в штате ИППИ РАН, сохраняют наилучшие отношения и месяц назад выступали (как и еще два медалиста, С.П. Новиков и Станислав Смирнов) на замечательной конференции к столетию И.М. Гельфанда. Кстати, М. Концевич, один из ведущих ученых современности и лауреат почти всех основных математических премий, прислал свое письмо Председателю Государственной думы, где пишет просто и ясно:

«Уважаемый Сергей Евгеньевич,

я являюсь одним из представителей российской научной диаспоры. Беспрецедентное предложение российского правительства провести коренную перестройку и фактически уничтожение Российской академии наук без малейших попыток согласования с научным сообществом, является абсолютно шокирующим, и прямо говоря преступным. Я очень надеюсь что депутаты Думы примут разумное и взвешенное решение по этому поводу.  (…)»

Одновременно письма поддержки и солидарности прислали сэр Майкл Атья, Жан-Пьер Серр и Пьер Делинь, вместе с Концевичем составляющие верхушку мировой математической элиты; о своей глубокой озабоченности пишут руководители основных международных математических организаций, в том числе Президент Международного математического союза И. Добеши (I. Daubechies), а Андрей Окуньков принимал живое участие в информировании и организации. 

То есть в данном конфликте нет сомнений в точке зрения и симпатиях (по крайней мере, в части математики) мирового научного сообщества вообще и российской диаспоры в частности. В этом контексте можно вспомнить идею «международного аудита». Только хорошо бы начать его с международной оценки научных достоинств г-на Ковальчука, и чтобы делали это не безымянные научные бюрократы, а ученые, дорожащие своим именем. Или еще лучше: давайте начнем с аудита Министерства образования и науки, найдя способ получить искреннее (а не дипломатическое) мнение нескольких стран с признанно хорошей образовательной системой, скажем, Южной Кореи, Франции и Японии. 

Другой популярный показатель научного признания высшего уровня – число приглашенных докладов на Международных Конгрессах математиков, которые по идее должны представлять важнейшие достижения предыдущих четырех лет. Доклады бывают пленарные, их каждый раз всего около 20, и секционные – их порядка 170. Если брать только докладчиков, постоянно работающих в России, то в 2010 году их было 5, в том числе 1 пленарный (А.Н. Паршин, С.В. Иванов, Д.Б. Каледин, С.К. Ландо, И.В. Ященко, из них трое – сотрудники РАН). На прежних конгрессах цифры были такие: 2006 (Мадрид) – 2(0), 2002 (Пекин) – 6(1), 1998 (Берлин) – 3(0), 1994 (Цюрих) – 6(1), так что колебание кажется стабилизирующимся.

Александр Буфетов и Виктор Васильев, 30 августа 2013 г. Фото Н. Деминой

Математики Александр Буфетов и Виктор Васильев на Конференции научных работников РАН, 30 августа 2013 г.

Что теперь?

В результате всех потрясений, сейчас на место в большой математической тройке мира претендовать уже не приходится, однако Россия входит в официальную первую десятку членов Международного математического союза, и находится не в самом ее хвосте, сохраняя очень сильных исследователей по большинству разделов современной математики и работая в тесном сотрудничестве со всем миром. 

Число и концентрация их заметно уменьшились, например, прекратили работу потрясающие семинары Арнольда и Гельфанда (и нет уже их руководителей и достойной замены им). Значительно бледнее стала математическая жизнь на мехмате МГУ. С другой стороны, по-прежнему очень активно и продуктивно работает семинар по алгебраической геометрии МИАН, а также семинар С.П. Новикова (проходящий две трети года в отсутствие руководителя), возникло несколько новых сильных семинаров, прежде всего на математическом факультете НИУ-ВШЭ (прошу прощения у всех, кого не упомянул). 

В последние лет шесть, после начала т.н. «пилотного проекта», дела в институтах РАН стали улучшаться. Самое главное – появилась возможность брать прекрасных молодых людей, и это активно делается – прежде всего, в ИППИ (где в какой-то степени удавалось это делать и раньше). В Новосибирском математическом институте им. Соболева из 39 научных сотрудников моложе 35 лет 36 приняты за последние 6 лет (при этом общее число научных сотрудников около 300). 

В самом маленьком институте – ПОМИ – при общем штате около 90 научных сотрудников за последние 5 лет принято 18 молодых сотрудников. В МИАН из 120 научных сотрудников 28 моложе 40 лет, большинство из них также приняты за последние несколько лет, когда появилась какая-то перспектива. Они выполняют самые яркие работы, достойные самого высокого признания, в нескольких случаях я бы сказал – восторга. (Но при этом стипендии аспирантов все еще не позволяют им заниматься только наукой без серьезной подработки, что очень плохо). Это маленькие цифры, но еще 10 лет назад все было существенно хуже, и за последние годы в институтах стало гораздо больше жизни. 

Вернулось несколько блестящих ученых среднего возраста, имевших постоянные позиции на Западе (двух из них я уже вижу в списке «отказников»). В секции чистой математики РАН на последних двух выборах практически не избирали непонятных людей, и появилась было реальная возможность, что чисто эволюционным путем люди, занимающиеся самой современной математикой неотделимо от мирового сообщества, заполнят эту секцию и будут определять ее развитие. 

Незаслуженно кратко упомяну еще три очень важных положительных события последнего десятилетия: конкурс Пьера Делиня для молодых математиков СНГ, основанный великим математиком современности за счет своей Бальцановской премии; многогранная поддержка российских математиков со стороны фонда Дмитрия Зимина «Династия» (в частности, создавшего свой конкурс, продолживший конкурс Делиня, когда у того кончились премиальные деньги); государственная система мегагрантов. Кроме того, ведь и математический факультет НИУ-ВШЭ был создан именно в это время.  

 

Проблемы и опасности 

Главная объективная проблема, по-прежнему – слабая востребованность академической математики (как и всей фундаментальной науки), в условиях сырьевой экономики. В этих условиях она (за исключением нескольких особых прикладных областей) существует в режиме резервации для людей, способных именно к этой деятельности, в ожидании то ли момента, когда конструктивная часть высокотехнологичного бизнеса сама дорастет до достаточных высот, то ли когда обвалятся цены на нефть и газ и стране волей-неволей придется что-то создавать. 

Разогнать ее за нынешнюю невостребованность или сделать ее существование невозможным столь же разумно, как распустить армию (раз уж страна в данный момент не воюет), а когда клюнет жареный петух, то пытаться быстро-быстро собрать ее заново. Естественно, существование в режиме резервации не способствует развитию, и многие ветераны занимаются очередными обобщениями науки времен своей молодости, которые сейчас уже не очень интересны. 

Но что делать? Если согласиться, что структура Академии наук – действительно не самый эффективный способ воспроизводства экспертов, то, наверное, надо создать достаточное количество более эффективных структур, и мирно побороть ее методом честной конкуренции. 

Например, мне по многим причинам больше нравится схема университетской науки (добросовестной, а не фиктивной) – в частности, своею большей гибкостью (когда ослабление творчества можно компенсировать увеличением преподавания) и форсированно более тесным общением с молодежью. Но в реальной жизни такая система пока не создана в достаточных масштабах и качестве, чтобы обеспечить массовую эффективную и честную конкуренцию с академическими институтами и возможность перехода туда хороших ученых на достойных условиях.    

Впрочем, большая часть академических математиков где-то преподает. Например, в Новосибирске совмещение работы в Математическом институте и в университете является массовым. На математическом факультете НИУ-ВШЭ есть базовые кафедры МИАН и ИППИ. В МИАН с 2005 года работает Научно-образовательный центр, в котором читаются курсы по продвинутой математике, за последние 6 лет прочитано 122 курса. 

Научно-образовательный центр ПОМИ включает «ПОМИ-поток», работающий с особой группой студентов на матмехе СПбГУ, и регулярные лектории «Физматклуба» и «ComputerScience клуба». Многие сотрудники МИАН преподавали также на полставки на мехмате МГУ, читая спецкурсы и давая студентам возможность знакомиться с современной математикой

Однако тут МОН тоже подсуетилось, затеяв «оптимизацию» вузов и издав такие нормативы оценки их качества, ориентируясь на которые мехмат сейчас увольняет полуставочников и тем самым, несомненно, очень существенно обеднит своих студентов. 

 

Оценка работы математиков

Ночной кошмар ученого – глупый и беспардонный министерский чиновник, вооруженный индексом Хирша, который всех проранжирует, определит подлежащих увольнению, и не будет слушать никаких рациональных соображений, ссылаясь на «объективность» фаллометрической информации. У меня уже был опыт общения с министерскими тетями, вооруженными формулой под названием «надежность», из которой непреложно следовало, что вариант ЕГЭ обязательно должен состоять из огромного количества однотипных задач с выбором ответа. 

Кроме того, имеется и опыт общения с чиновниками, считающими, что простота и универсальность индекса важнее его адекватности. Дополнительная проблема в том, что математики проигрывают по этим показателям просто в силу разницы жанров публикации в разных науках. Это не тема для нынешнего выступления, но несомненный факт, что публикации в разных науках – это совершенно разные вещи, и ученые примерно одного уровня из разных наук имеют несравнимые индексы. 

Не учитывать это ради простоты подсчета – последнее головотяпство: ведь даже Министерство культуры не оценивает архитекторов и фельетонистов по одному параметру «количество произведений». Даже в рамках одной и той же математики специалисты одного класса, работающие в разных ее разделах (например, в математической логике и оптимальном управлении или статистике), могут иметь цитируемость, различающуюся более чем в десять раз. В этих показателях цитируемости иногда есть некоторый смысл, однако практикуемое чиновниками их использование в качестве способа самостоятельно сравнивать и судить о работах в областях, в которых они ничего не понимают, является недобросовестным и должно жестоко шельмоваться. 

Конечно, другой кошмарный сон – крепостническая система наподобие созданной в ИТЭФ, когда научный сотрудник имеет фиксированную зарплату около 6000 рублей, а остальное полностью зависит от благорасположения неквалифицированного начальника и его клевретов. 

 Виктор Васильев, Сергей Гулев и Андрей Цатурян, 29 августа 2013 г. Фото Н. ДеминойВиктор Васильев, Сергей Гулев и Андрей Цатурян, 30 августа 2013 г.

 

Заключение

Я никак не могу перейти к обещанному «контексту реформ», видимо просто потому, что это совсем другой литературный жанр и даже другая реальность. Выше я попытался безыскусно рассказать о том, что было и что есть в действительности, не выходя из рамок реализма, тогда как вся история этой реформы – полный постмодерн. 

С этим неизвестно кем написанным законом с арифметическими ошибками в обосновании. С выступлением вице-премьера Голодец, патетически произносящей слова, смысла которых она не понимает, с индексом Хирша 25 000. С несчастным министром, пытающимся сохранить лицо и говорящим, что не писал закона, а через три дня вдруг «вспоминающим», что очень даже писал. С этой игрой в общественные советы, которые потом можно поставить перед фактом, как и всё остальное общество, и при этом глядя людям в глаза говорить, что проект обсуждался с учеными (с какими же тогда, если не с собственным общественным советом?). 

С явно выпирающими из текста личными комплексами и амбициями, недопустимыми в государственных делах. Со специально прописанным в законе пунктом, что члены академии должны писать прошение о включении в ее новый состав – точно в стилистике дворовой шпаны, для которой мало разбить очки противному умнику, но надо еще заставить его перед собой поунижаться. С непонятным и необъясненным объединением трех академий… 

Видимо, это стандартная для политики и гениально описанная Кафкой схема, когда идет поток несомненного абсурда, приводящий в изумление, на который почти невозможно всерьез отвечать, но потом этот процесс вырывается из области бреда и претворяется в реальность самым материальным и фатальным образом. 

Еще в обоснование этого закона заговорили о нарушениях с арендой в академических институтах, и, по слухам, к осенним слушаниям готовится сюжет на телевидении про пресловутый Академинторг с закупками оборудования по завышенным ценам. Спохватились! Научная общественность, журналисты, блогеры уже который год про это криком кричат, а толка никакого, и это при том, что и за арендой и особенно за внешнеторговой деятельностью у нас следит разных контролирующих органов, разных недреманых очей – выше крыши (пардон за каламбур). 

Всех результатов – что человек, который начал скандал с Академинторгом, Алексей Крушельницкий, потерял работу в Академии. Ну что же, Академия наук – часть общества, при этом часть большая и разнообразная, и общие правила нашего существования на нее влияют. И вот получается, что правила эти такие, что пока сохраняешь покорность, то можно безобразничать, только все где-то записывается, чтобы прищучить, как только проявишь строптивость. 

Когда я услышал про этот сюжет, то на секунду почувствовал злорадство, что может быть хоть на этой волне разберутся с нашими прохвостами. Только сдается мне, что прохвосты сумеют договориться с любым новым контролирующим органом так же хорошо, как и со всеми прежними, а накажут за их грешки нас с вами. 

Теперь про «строптивость». Часто звучит аргумент, что академию создал Петр I, и разрушить ее – значит вписать себя в историю в той же графе, но с обратным знаком. На это возражают, что академия уже не та, и не петровская, а скорее сталинская. Только ведь прошлый раз этот аргумент сработал, когда Хрущев собирался разогнать академию, обидевшую поддерживаемого им Т.Д. Лысенко, что было воспринято как непочтение к власти. Никита Сергеевич, конечно, был авторитарный руководитель, но разруливать разнообразные кризисы все-таки умел. 

Так вот интересно, как это Академия ухитрилась превратиться из петровской в сталинскую за время, прошедшее после Хрущева? А если серьезно, то имеется давно уже тлеющий конфликт между учеными и властью, связанный с несомненным стремлением последней поставить М.В. Ковальчука начальником над всей российской наукой. Разумно ли это? 

У ученых, работающих в точных науках, создается естественная и объективная иерархия: кто-то умеет решать задачи, а кто-то не умеет решать те же самые задачи, и если при этом он изображает из себя корифея и принуждает других это поддерживать, то народ начинает смеяться, и авторитет умножается на ноль. 

Есть два варианта эффективного куратора науки: либо выдающийся ученый, либо человек вообще лишенный научных амбиций (или забывший о них ради дела), подбирающий себе в помощники и консультанты лучших ученых (а не изживающий, напротив, из своего окружения и администрации тех, кто сильнее его). 

В нашем случае, как видно из опыта Курчатовского института и особенно подведомственного ему ИТЭФ, не заметно ни того варианта, ни другого. Так что неприятие этого кадрового решения научным сообществом – вещь абсолютно закономерная, а не зависящая от чьей-то злой воли, и обижаться на это – как наказать стол или шкаф, ушибившись об него по неосторожности. Эта ситуация видна и понятна, и в случае чего нынешний казус именно под этим соусом навсегда и останется в истории России.     

 

Чтобы два раза не вставать: предложения к возможным будущим реформам 

Вероятно, на конференции будет высказано много соображений о том, что и как на самом деле надо реформировать в академии, и я хочу добавить несколько своих по частным вопросам. 

Что делать с академиками и их привилегиями? Во-первых, надо избавляться от пресловутых академических «стипендий», а не размножать их: я просто не вижу приличных вариантов будущего, в котором они сохранятся. Эти средства лучше употребить на какой-то вариант почетной пенсии и отступного при отходе от дел (не только для академиков), вроде позиций эмеритус профессоров в американских университетах. 

Вообще, тот факт, что людям свойственно стареть и терять дееспособность, не осознавая этого, но требовать к себе повышенного внимания – проблема общечеловеческая. И некоторое расслабление, часто сопровождающее избрание в академики, тоже не наша специфика: например, те же американцы, получая постоянную профессорскую позицию своего потолочного уровня, часто также сбавляют обороты. 

Специфически наша проблема – что академики сохраняют чрезвычайное неотчуждаемое влияние в любом возрасте и состоянии рассудка. Связано это с тем, что академиками становиться до сих пор очень приятно (так что кое-кто совершенно теряет человеческий облик в погоне за этим), и зависит это исключительно от воли остальных академиков, которых поэтому всячески ублажают. 

По-моему, именно пожизненное право выбирать себе подобных является критическим пороком, и именно его надо ограничить каким-то не очень большим возрастом. После этого и способность засиживаться на руководящих должностях сильно сократится (и сохранится только у тех, кто реально хорошо руководит), да и привлекательность этого звания войдет в более разумные рамки.      

А что касается научной эффективности и административной деятельности институтов, то тут критически важны прозрачность и полная информация, прежде всего на сайтах институтов и в блогах руководителей, чтобы на все неприятные вопросы давался содержательный прямой ответ на человеческом языке.

Дрянные сайты – та же мутная водица. Конечно, важнее всего – чтобы люди не теряли совесть и меньше врали, но этого добиться очень трудно, а все-таки врать на человеческом языке гораздо труднее, чем на языке официальных бумаг и отчетов.      

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

28.05 21:07 Чемпионку Лондона Татьяну Лысенко уличили в применении допинга
28.05 20:56 В Турции оскорбились на слова Кэмерона о вступлении в ЕС в 3000 году
28.05 20:41 На научном фестивале в Москве произошел взрыв
28.05 20:32 Шойгу получил в подарок вязаный танк
28.05 20:24 Под Москвой прошел первый слет «Юнармии»
28.05 20:02 Из московского ТЦ «Авиапарк» эвакуировали людей
28.05 19:54 Путин рассказал об укреплении православия
28.05 19:47 В Москве завели новое дело о хулиганстве из-за гонок сына вице-президента «Лукойла»
28.05 19:25 Сын экс-министра вместо помощи сбитым людям снимал номера с BMW X6
28.05 19:11 Захарченко рассказал о желании «шлепнуть» Савченко
28.05 18:56 В Париже 11 человек получили травмы из-за удара молнии
28.05 18:40 В Средиземном море спасли более 500 мигрантов
28.05 18:26 У восьми российских олимпийцев Лондона нашли допинг
28.05 16:59 Читатели «Полит.ру» выбрали Савченко медиаперсоной недели
28.05 16:48 Сын вице-президента «Лукойла» получил 15 суток за гонки с полицией
28.05 16:42 Дело о хулиганстве сына вице-президента «Лукойла» закрыли
28.05 16:21 Помощник президента предсказал рост безработицы при пенсионной реформе
28.05 15:59 Федерация спортивной борьбы расследует драку спортсменов в Якутске
28.05 15:31 Путин во второй раз в жизни прибыл на Афон
28.05 15:19 Московская полиция задержала виновников сбоя на «серой» ветке метро
28.05 15:08 Россия и Китай отработали совместную защиту от ракетных ударов на компьютере
28.05 14:53 Задержанного спецназом за комментарий петербуржца отпустили
28.05 14:37 Россия попросила Монако выдать совладельца Внешпромбанка
28.05 14:18 Сын экс-главы Минспорта сбил двух человек на остановке
28.05 14:06 Иностранные инвесторы ускорили вывод денег из России
28.05 13:53 Путин прокомментировал пожелания Медведева пенсионерке
28.05 13:30 В Барнауле сгорел стадион
28.05 13:16 Сын вице-президента «Лукойла» опроверг неповиновение полиции
28.05 13:06 Главу управляющей компании в Мурманске заподозрили в присвоении 300 млн рублей
28.05 12:49 Путин заявил о невозможности выхода Крыма из РФ
28.05 12:40 Объявлен аукцион на последнее крупное месторождение нефти в России
28.05 12:24 WADA завершит исследования по мельдонию в июне
28.05 12:04 SpaceX вновь удачно посадила ракету
28.05 11:46 ВОЗ отказалась переносить Олимпиаду в Рио из-за вируса Зика
28.05 11:29 Сын вице-президента «Лукойла» задержан в Москве
28.05 11:10 Савченко опережает Медведева в опросе о человеке недели
28.05 11:00 Причиной крушения аэробуса Egypt Air мог стать сигнал о задымлении
28.05 10:42 ПАРНАС проведет праймериз в интернете
28.05 10:29 Суд вынес приговор аргентинскому диктатору Биньоне за операцию «Кондор»
28.05 10:00 С Ерофеева и Александрова в России снимут судимость
28.05 09:49 Джонни Деппу запретили приближаться к супруге
28.05 09:33 Полицейский пострадал в массовой драке на востоке Москвы
28.05 09:15 Борцы Дагестана решили сняться с чемпионата России после драки
27.05 21:50 «Полит.ру» проводит опрос о медиаперсоне недели
27.05 21:03 Эмбер Херд обвинила Джонни Деппа в домашнем насилии
27.05 20:59 Колин Ферт захотел сыграть в фильме «Курск»
27.05 20:47 Два российских вуза лишились лицензий
27.05 20:39 У российских границ вновь заметили американский самолет-разведчик
27.05 20:32 Порошенко назначил экс-генсека НАТО своим внештатным советником
27.05 20:22 В полиции подтвердили розыск сына вице-президента «Лукойла»
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром «Восточный» космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия Париж пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совбез ООН Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина ФАС Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.