Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
7 декабря 2016, среда, 23:11
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

28 сентября 2013, 08:55
Маргарита Хемлин

Книга – как акт спасения

Маргарита Хемлин и ее муж - Вардван Варжапетян в Кировской областной научной библиотека им. А.И. Герцена. Фото с сайта библиотеки
Маргарита Хемлин и ее муж - Вардван Варжапетян в Кировской областной научной библиотека им. А.И. Герцена. Фото с сайта библиотеки

Наша беседа с известным прозаиком, финалистом премий «Большая книга» и «Русский Букер» Маргаритой Хемлин состоялась на 26-й Международной Иерусалимской ярмарке в рамках проекта «Книга – Знание». Беседовала Наталия Демина. Часть 1. 

Помните ли вы, когда научились читать, и какой была ваша первая книга? 

Не помню. Не помню потому, что мы с сестрой – у меня есть сестра Алла, мы близнецы – поздно начали читать. Заниматься дома нами было некому: мама на работе, папа – тоже, на бабушке все хозяйство, а в семье четверо детей... Я начала читать, когда пошла в школу. Был 1967 год, и это считалось нормальным. 

И вот я начала читать. И всегда любила читать. Понимаю, это глупо звучит, но лучше не скажешь – любила читать. Потом появилась необходимость читать больше, чтобы знать больше слов. Как-то я поняла, что слова рождаются в книгах, и я не узнаю их никак иначе, только из книг. Дело в том, что я сильно заикалась. Такое болезненное заикание - не могла вытолкнуть из себя слово. Особенно сложно приходилось, когда слово начиналось на согласную. И нужно было быстро подобрать слово, другое, которое начиналось бы с гласной! И слов нужно было очень много, бесконечное множество. И я глотала книги… 

Ладно бы только эта проблема. Но я еще картавила, дико совершенно. Опять-таки – водить меня к логопеду никому не приходило в голову. Да и логопедов на весь Чернигов было два-три. 

В общем, у меня была задача - искать слова для начала фразы на гласные и заменять слова, в которых есть буква «Р», на другие слова, в которых этой буквы нет, но которые являются синонимами тех слов, которые нужно было произнести. 

 Только детский ум, детская психика в состоянии справиться с этой задачей. Не могу сказать, что на 100%, но теперь я не боюсь начала фразы, не боюсь начинать фразу с согласной, и не боюсь слов, в которых есть буква «Р». Практически я вылечила себя от заикания и от картавости. Потом мне сказали, что это – чрезвычайная редкость. 

 Говорят, для ребенка важно сохранить какую-то особенность, особость. И забывают о том, что для ребенка важно быть таким, как все. Говорить, что нужно быть НЕ ТАКИМ, КАК ВСЕ, может только тот, кто был ТАКИМ, КАК ВСЕ. Я была не такая, как все. Выделялась и заиканием своим, и картавостью, и внешностью. А мне хотелось быть, как все. Чтобы волосы были прямые, чтобы носик был маленький и курносенький и т.п. 

 С этого началось. А уж когда я начала читать книги не только для того, чтобы искать новые слова, вот тут-то я поняла, что не надо этого стесняться, но и гордиться этим не надо. Надо принять себя, тогда все тебя примут. 

А что нравилось читать – fiction, non-fiction? И как книги попадали в дом? Из библиотеки? 

Конечно, из библиотеки. Таких страшных слов, как fiction и non-fiction, не существовало. Прямо вижу – «Капитан Сорви-голова», изумительная обложка, серо-зеленая. Редкость, в библиотеке такие книжки выдавали по блату. К счастью, мой папа – прораб, и занимался он строительством культурных учреждений в Чернигове и области. Я как раз много об этом пишу.

Папе по блату в библиотеке выдавали такие книги. И я их читала. Вообще, читала всё подряд. Мы выписывали «Роман-газету». Кто помнит, кто знает, что это такое? Это изумительная вещь, там я впервые прочитала Солженицына «Один день Ивана Денисовича», который меня совершенно потряс. Естественно, задолго до того, как я смогла понять, что это. Ощущение важности подробностей человеческой жизни… Я ничего не знала, но эта книга потрясла меня важностью каждой мелочи, когда она вырастает до смысла жизни. 

Интересно… А были ли какие-то книги, которые повлияли на выбор жизненного пути? Я понимаю, что у вас были разные этапы, но, может быть, как-то проследите, что было важно в какие-то моменты читать? Какие-то этапные книги, может быть? 

Стихи. Первый поэт, в которого я влюбилась, – Есенин. Я его и сейчас люблю, изумительный поэт. Почему он? Думаю, потому что попалась эта книга, могла попасться какая-то другая. Но был Есенин. А потом запоем начала читать поэзию. Тогда, в 1970-е, много издавалось советской поэзии. Были прекрасные поэты… Те, кого называли «тихая поэзия», «второй ряд». На самом деле – не второй ряд, просто они говорили тихо. Как всякий ужас жизни – он проговаривается тихо. 

А потом? Может быть, что-то было, что повлияло на выбор профессии? Как вы сейчас видите себя – кто вы по профессии? 

Я по профессии - «никто». Это самая высокая, самая счастливая и самая редкая профессия, когда человеку настолько везет в жизни, что он может сказать: «Я по профессии никто». Так сложилось, и это счастье невероятное. Но, может быть, я могу почувствовать это счастье, потому что я… Я окончила школу и была гардеробщицей в библиотеке. Потом – секретарем-машинисткой. Уборщицей. Потом поступила в Литинститут, окончила его. И оказалось, что никому это не надо. Был 1985 год. И я пошла в посудомойки. Но посудомойка тогда и сейчас – разные вещи. Потому что сейчас посудомойка всего-то ставит посуду в кухонную мойку… 

…в аппарат… 

Да! А тогда была такая жидкость – «Прогресс», женщины постарше помнят, что это. Это когда шкура с рук слезала. Я ехала с работы из кооперативного кафе, и люди шарахались, потому что от меня несло солянкой и жиром… Вся в этом жиру, с облезлыми руками… Страшное время. Но платили, и я могла снимать квартиру. 

Потом как-то все… Началась «Независимая газета», я пошла туда работать. Нет, до этого надо добрым словом вспомнить издательство «Физкультура и спорт», я там успела поработать. Это был рай – после всех посудомоечных ужасов сидеть в чистом месте на Каляевской… Оказывается, есть такая редакторская норма – книга в месяц, и я все ждала, когда кто-то придет и скажет: «Что ты тут сидишь? Выйди!» Но никто не пришел, спасибо людям, с которыми я работала. Я там многому научилась, и это было очень важно. 

А потом – «Независимая газета». Открылись еще более страшные вещи – что я ничего не умею! Я окончила Литинститут, я писала стихи. Семинар Льва Озерова, светлая ему память, замечательный был человек. А тут – я ничего не умею… Но! В отделе «Искусство» работали Андрей Немзер, Борис Кузьминский, Андрей Ковалев, Юра Гладильщиков, Максим Андреев… И я потихоньку думала: «Ну, шо ж, Риточка, давай, уже ж учися!» И я училась у них. Счастье, что было, у кого учиться. 

Там вообще коллективчик был… Не буду занимать время, все можно узнать из Интернета. Это необычайная школа, необычайная! 

Потом была газета «Сегодня». И тогда появилась Марина Зайонц, очень важный человек в моей жизни. Она была театральным критиком, ее уже нет. Но я помню ее каждый день и благодарна ей каждый день. 

Самое великое мое счастье – то, что, как бы ни было трудно и всё такое… Я говорю: «Всё такое», потому, что это я сейчас понимаю, что «всё такое», но пережить это было очень трудно… 

О чем вы писали в «Независимой»? 

Писала театральные рецензии. Каждый день ходила в театр и работала. Но, поскольку театрального образования не было, я писала о театре не как знаток театра, не как знаток театральной механики, а как зритель. Может быть, этого тогда и не хватало… 

Изумительные, образованнейшие, талантливейшие театральные критики – Александр Соколянский, Гриша Заславский – он только начинал в то время, Сергей Николаевич, Дина Годер, Алена Карась, Марина Давыдова – потрясающие молодые критики, гитисовцы, они знали всё. Это был не только их хлеб, это была их жизнь. И я понимаю, как они должны были меня не любить и раздражаться, потому что всякое корпоративное сообщество чужих не терпит. 

Может, они вообще не видели в вас конкурента, потому что вы на другом поле были, получается? 

Да! И, возможно, всё это мои больные фантазии… Я переживала, что вторгаюсь… Имею ли я право и все такое. Но в моей чужеродности был «плюс» колоссальный – я не была связана узами дружества, самыми страшными узами журналистики. 

Когда не можешь плохое написать? 

Именно! Бывали случаи, когда я писала, что хороший спектакль, режиссер звонил и говорил: «Рита, наш театр для вас всегда открыт!». Потом выходил какой-то спектакль, не очень удачный, с моей точки зрения, и я об этом писала. Меня не пускали в театр. Ну, что значит – «не пускали»? Я покупала билет и проходила. А по контрамарке - никак. Такие люди. Замечательные, но очень ранимые… Но и я ранимая. И, опять-таки, благодаря тому времени, благодаря Марине Зайонц с ее терпением, и всему тому, чем я занималась, для меня открылся новый мир, новое восприятие жизни. И я всегда тому времени благодарна… 

Мне едва ли не так, как содержание спектакля, был интересен мир спектакля, мир зрителя. Я старалась смотреть в обе стороны. Потому что есть жажда людей войти в другое, разделить другое, понимая что-то свое… Даже если это сделано шероховато - мизансцена не выстроена и что-то немножко фальшивит… Жажда зрителя попасть в другую жизнь и разделить ее, разделить боль, разделить слезы, разделить смех, шутку, пусть и неудачную, – огромна! И искренность, искры, искры – это здорово. 

Единственное, о чем я жалею, даже «жалею» – не то слово, может быть, мне иногда стыдно, не иногда – всегда, своей тогдашней резкости. Но – тогда я была такой. 

Как вы стали писателем? Как вы стали писать большие книжки? 

Ой, большие книжки… Я окончила Литинститут. 

Да. Вы сначала писали поэзию, правильно я понимаю? Или сразу прозу писали? 

Нет, стихи. У меня такое устройство головы – я длинно мыслить не могу. Ассоциативное мышление. Ну, писала стихи. А потом как-то пропало. Все эти работы, туда-сюда… Какие стихи, когда жизнь закончена! Когда от тебя несет общепитовской кухней, и люди шарахаются, шкура облезшая и всё такое? Надо как-то телепаться… 

А потом так получилось – умер старший брат Саша, остались дети, и надо было зарабатывать деньги, чтобы их растить. Какие стихи, если надо было днем и ночью работать, халтурить и все такое? Надо? Надо. Потом что-то еще. И постоянно находилась уважительная причина, чтобы не писать. Я и не думала об этом, не было сил. 

А потом – работа на телевидении. Я зашла туда на пять минут, пересидеть, и, как часто бывает, задержалась на много лет. И это –- необычайная школа, помимо газетной, где в короткой рецензии надо было уместить всё. Сказали – 20 строк, будет 20, сказали – 50, будет 50. Всё! Мне же больше и не надо.  

На телевидении, тогда это только начиналось, у нас был Отдел анонсирования программ. Трейлеры, анонсы, которые по телеку идут… Сейчас – обыденная вещь, все делается на потоке. А начинали - мы. 

И Алексей – все мне хочется сказать – Алеша, он тогда был совсем юным – Алексей Ефимов был зав. этим отделом в Дирекции оформления эфира. И это было замечательно и страшно, потому что я ничего не понимала, а он – человек телевизионный до мозга костей, он меня учил, так, как он учил нас всех, кто пришел. И оказалось, что здесь нужен совсем другой язык, которого я не знаю. Приходилось осваивать и т.д. 

Самое главное – форма! Ты должен рассказать о фильме за 30 секунд, увлечь. А 30 секунд – это изображение, это «картинка», текста может быть и на 10 секунд. Или среди синхронов надо воткнуть слова… Ну, тут уж Господи, Боже мой! Тут – пожалуйста! И, когда лепился трейлер, где нужно было втыкать слова, чтобы избежать провиса, чтобы дырки не было между дикторским текстом и синхронном… До сих пор, когда чувствую дырку хоть в треть секунды, думаю: «Да что же такое! Что, слов мало в русском языке?!» Тут уж, без ложной скромности, мне не было равных. Потому, что синонимы – мое! 

Удивительная школа! И тоже – удивительные люди, потрясающие! Тем временем жизнь шла, шла… И я поняла… 

Нет, не я поняла, мой муж понял. Вардван Варжапетян, замечательный… Он однажды лег у входной двери и сказал: «Рита, ты больше на работу не пойдешь». И сказал сакраментальную фразу: «Рита, дети выросли. У них своя жизнь. Можно работать, чтобы купить им квартиры, потом – чтобы купить им… Что ты еще должна?» Ну, не только я. И я, и моя сестра, и Вардван… Ну, естественно. Мы вместе, у нас нет такого понятия – «разные карманы». Это семья. 

Мы с Аллой, сестрой, поговорили, с Вардванчиком – и решили, что я с работы уйду. И я ушла с работы. И начала писать – надо было себя спасать, вытягивать из этого состояния, вы понимаете. Но, если бы не Вардван, я бы так и таскалась на работу как заведенная. И ничем хорошим это не закончилось бы, как часто не заканчивается у трудоголиков… Но мне повезло… Бывает, у людей нет выхода, сплошь и рядом. Нет выхода. А у меня – был. И я начала писать. 

И как это было? Первая идея? Как вообще – белый лист, компьютер? 

Это – акт спасения. 

А как приходит идея? Расскажите! Меня всегда восхищают люди, которые могут написать целую книгу. 

Сразу много написать? Конечно, нет. Сначала были рассказы. Это все ж таки немного, страниц пять-шесть. Если получался рассказ страниц на десять, то это – «Шо ж это я так расписалась?!» 

А потом, опять-таки, очень важно вот что… Это сейчас немного сглаживается - «провинция» и «столица». В моем времени, в 1970-х, 1980-х, когда я училась в школе, приехала в Москву, человек из провинции чувствовал себя человеком второго сорта. И это абсолютно естественно: оказывалось, что он говорил не на том языке. Оказывалось, что он смотрел не те фильмы, читал не те книги… Точнее – ему многое не было доступно… 

Даже москвичи, если они из разных слоев… Это очень чувствуется. 

Конечно! А в то время… Это сейчас – открыл Интернет и смотри. Юные люди не могут этого понять, да и, слава Богу, что не могут. 

Когда меня спрашивают: «Ты могла бы жить не в России?», я отвечаю: «Нет, потому что я знаю, что такое эмиграция». Я считаю, что я пережила эмиграцию – из Украины… «Из» – я говорю так, как я говорила всегда, по старым правилам правописания. Я приехала с Украины, и это другой язык. Даже если нам, живущим на Украине, родившимся и впитавшим этот язык, казалось, что мы говорим на хорошем русском языке. Конечно, мы «хаварыли» не на русском. А «шо мы хаварыли» – понять совершенно невозможно. 

Как Гурченко в своих воспоминаниях писала? 

Да-да! И надо было вытравливать из себя этот язык. А что такое вытравливать язык, на котором говоришь с рождения? И уклад жизни совершенно другой. А самое главное – нет зелени. Нет цветов. Нет цвета. Нет тепла. Нет низкого синего неба, бархатного. «Оксамытового», как по-украински говорят. С маленькими звездочками. Всего этого нет. Нет языка. Нет украинского языка – это же мой родной язык. 

У вас первичный украинский или русский все-таки? 

Первичный – русский, потому что в доме все говорили по-русски. Но все – отец, мама, бабушка – прекрасно говорили по-украински, если с ними говорили на украинском. И с детства мне совершенно было все равно, по-украински или по-русски книги читать. И я очень рада этому, потому что я иногда думаю по-украински. Особенно сейчас, когда пишу книги… 

Я начала про вытравливание из себя... Все это старательно вытравливалось и превозмогалось. И это все-таки был русский язык! Да, у меня был плохой русский, но это был русский, меня все понимали, и я всех понимала. Я могла спросить, где купить хлеба, если я не знала. И – другой хлеб. Другая картошка. Это – не картошка, открываю секрет. Здесь не та картошка. Не тот борщ. Ну, понятно – «це нэ котлэти, цэ нэ голубци». А если человек оказывается в стране, где язык совершенно непонятный, где едят совершенно непонятную еду? Где «это» они называют хлебом? 

Все высокое – это замечательно, это прекрасно. Море, горы и т.д. Но – «человек живет подробно», как говорил Виктор Розов, гениальный драматург. «Человек живет подробно». Поэтому я нигде, кроме России и Украины, жить не смо-гу. И вот это вытравливание и чувство вины… И, может быть, то, что я начала писать, – попытка попросить прощения у Украины, у своих родных, у еврейских местечек, у Остра, откуда родом семь поколений – это то, что я знаю. А еще был Шклов, а еще был Янов, и откуда предки пришли – мы не ведаем... Но вот их цитадель – Остер. И Чернобыль – оттуда отцовская линия. Но там особый сюжет, все есть в моих книгах. 

Не история семьи, абсолютно. Отзвуки, отголоски. Всё выдумано. Но и не выдумано! В последней книге «Дознаватель», не буду рассказывать сюжет, закрученный, там одна штука была… Мне показалось, что я ее придумала. Так часто бывает – кажется, что ты придумала. Я придумала, что был еврейский заговор. Ну, придумала – и придумала, моя книжка, что захотела, то и придумала. 

И вдруг однажды – я сижу, что-то шью – раздается вопль. Врывается Вардванчик с томом Еврейской энциклопедии: «Рита! Рита!!» А он любит что-нибудь откопать такое, у него замечательное собрание еврейских штучек… И он мне зачитывает, что в 1950 году в городе Чернигове была раскрыта сионистская организация! 

То есть вы это почувствовали, да? 

Вы понимаете?! 

«Сионистская организация» в кавычках, наверное? 

Нет! Это тот редкий случай, когда-таки сионистская! Образовался Израиль, и евреи что-то такое… 

СССР вроде помогал на первых порах Израилю? 

Да! Отправили тысячи наших коммунистов, борцов, искренних! Орденоносцев, участников войны, героев, «шоб вот это ж тоже оно вот так усё окружено своими было!». Это я к тому, что мне казалось – я это всё придумала. Господи, в Чернигове! Один город из тысячи тысяч! И именно он угодил в Еврейскую энциклопедию, которую наугад, что-то ища для себя, раскрыл Вардван. И тогда, в ту секунду, я абсолютно успокоилась. 

Вы получили информацию из иного мира в сущности? 

Назовите, как хотите… 

Я говорю мужу: «Это всё, что ты хотел сказать?» – «Всё! Тебя это не удивляет?». Я говорю: «Нет». Он оскорбленно захлопнул книгу… 

Понимаете, меня это не удивляет. Вот главное, что я хочу сказать. Поэтому пишу – как пишу, о чем хочу и т.д. А хочу я выпросить, выклянчить себе прощение у семи поколений, которые я знаю. И у тех, кого не знаю. И у тети Нади Мишкиной, соседки из 64-й квартиры на улице Шевченко в Чернигове, и у Гаврись, мэтрессы нашего двора. Сварливая, замечательная женщина, учительница украинского языка. Вообще, у всех, у всех теток. Из них, в общем, осталось трое в нашем дворе. Моя мамочка во главе по возрасту… Ну, и т.д. Вот у них, у них. За их жизни, за Сталина, за Гитлера, за все, что им пришлось пережить…

Продолжение см. в Части 2.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Наталия Демина
Система Orphus
Loading...

Главные новости

23:07 RT получит дополнительно 1,22 млрд рублей на франкоязычную версию
22:50 Представитель Ходорковского опровергла слухи о его кампании против Путина
22:43 МОК подвел промежуточные итоги перепроверки допинг-проб
22:13 Итальянский президент принял отставку главы правительства
22:06 Трамп допустил возможность завести голдендудла в Белом доме
21:54 Московский арбитраж признал банкротом Военно-промышленный банк
21:10 Женщины-депутаты попросили отпустить их из Госдумы к мужьям
20:59 Госдума приняла закон о блокировке сайтов с описанием спайсов
20:53 Третьяковка закрыла живую очередь к шедеврам Ватикана из-за перекупщиков
20:39 В Киеве предложили обменять пленных до Нового года
20:23 Ходорковский запустил пять медиапроектов
20:17 Forbes второй раз признал Джонни Деппа самым переоцененным актером
20:06 Суд в Москве арестовал 12 предполагаемых участников «Хизб ут-Тахрир»
19:57 Минобороны РФ сообщило о контроле сирийских войск над 70% Алеппо
19:51 Мосгорсуд не выявил нарушений прав Улюкаева во время задержания
19:34 Дерипаска решил судиться с Кипром за потерянные инвестиции
19:31 Кадыров сообщил о самочувствии после операции
19:26 МОК продлил санкции против России
19:01 В Новосибирске пройдет митинг против роста тарифов ЖКХ
18:58 Госдума увеличила МРОТ до 7800 рублей
18:49 США и союзники подготовились к новым санкциям против сторонников Асада
18:17 Задержан начальник центра «Э» МВД Ингушетии
17:59 Премьер Италии уйдет отставку вечером 7 декабря
17:57 СМИ нашли возможную причину падения самолета в Пакистане
17:44 В Иране валюту поменяли на туман
17:34 Израиль нанес удар по аэродрому под Дамаском
17:17 Исинбаева возглавила набсовет РУСАДА
17:15 Обвинение потребовало вынести пожизненный приговор Ратко Младичу
17:05 Для борьбы с вредителем пальм использовали следящие устройства
16:59 Очевидцы предположили гибель всех пассажиров упавшего пакистанского лайнера
16:57 «Антонов» предложил Трампу свой президентский самолет
16:36 Суд оштрафовал «Мемориал» на 300 тысяч рублей
16:30 Глава Минздрава пообещала закупать уникальное медоборудование за рубежом
16:16 В Ирландии разморозили 100 млн евро Ходорковского
16:00 Time выбрал Трампа человеком года
15:56 Еврокомиссия оштрафовала участников банковского картеля почти на полмиллиарда евро
15:47 Пропавший в Пакистане пассажирский самолет разбился
15:44 Путин напомнил офицерам ФСИН о человеческой стороне заключенных
15:26 Экспертиза «Полит.ру»: Обвинять в госизмене за СМС нельзя, если оно адресовалось частному лицу
15:24 Путин призвал заранее избегать экономических рисков безопасности РФ
15:16 Пакистанский самолет с 40 пассажирами пропал с радаров
14:58 Черногория объявила в розыск подозреваемых в подготовке путча россиян
14:46 Милонов потребовал проверить «Медузу» на экстремизм
14:36 В Казахстане арестована группа причастных к хищению нефти исламистов
14:34 В Москве задержали еще 12 предполагаемых экстремистов
14:28 Медведев пообщается с журналистами 15 декабря
14:23 Путин поручил посмертно наградить погибших в Алеппо военных
14:14 Захарова пообещала аналогичный ответ на ограничение поездок дипломатов по США
14:08 Баста заплатит Децлу 50 тысяч рублей за «лохматое чмо»
13:56 Экс-сотрудник СКР проиграл иск к ФСБ по поводу командировки в Южную Осетию
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.