Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
2 июля 2016, суббота, 10:24
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

07 декабря 2013, 09:05

Зыбкая законность

Александр Александров и Михаил Поздняков. Фото: К. Калиновский (Международная ассоциация содействия правосудию) и А. Скурт ("Право.ру")
Александр Александров и Михаил Поздняков. Фото: К. Калиновский (Международная ассоциация содействия правосудию) и А. Скурт ("Право.ру")

Мы публикуем статью д.ю.н., профессора кафедры уголовного процесса Нижегородской академии МВД РФ Александра Сергеевича Александрова и научного сотрудника Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Михаила Львовича Позднякова о принципиальной ущербности отечественной модели уголовного процесса.

Уголовное преследование всегда выстроено по конкретному алгоритму. Его можно назвать моделью уголовного процесса. Все достоинства и недостатки в работе правоохранительных органов во многом предопределены именно ею. Причем эта модель является достаточно устойчивой и не может быть легко изменена. Все реформы лишь вносят коррекции, а сам алгоритм остается без значимых изменений. Сложностью перехода на новую модель является то, что необходимо изменять сразу все участки. Если же старая практика местами сохраняется, порождается хаос и реформа дискредитирует себя.

Именно так обстоят дела с введением УПК РФ в 2000-х. Вне зависимости от личных симпатий к разработчикам следует признать, что это была наиболее масштабная попытка изменения модели уголовного процесса за последние полвека, Но она с треском провалилась.

Сейчас УПК РФ активно критикуется. Однако хаос в правоприменении объясняется не недостатками Кодекса, которые конечно имелись. Основной причиной является сопротивление, которое было оказано попытке реформирования.

С момента принятия УПК до его введения в действие прошло полгода. В этот период в текст были внесены множественные изменения, которые восстанавливали старую модель. Нормы, которые не удалось быстро вернуть к прежней формулировке, просто обнулили на практике. В качестве наиболее ярких примеров можно назвать ситуацию с запретом оглашения показаний свидетелей и потерпевших без согласия сторон (ст. 281 УПК). Вначале эту норму просто игнорировали, потом, в 2003 году, внесли изменения, которые если не убрали полностью проблему, то снизили ее остроту.

Другой, не менее яркий пример, - попытка реформаторов отказаться от подробного обвинительного заключения (ст. 220 УПК). Это было сделано в интересах всех. Следователи уменьшали объем своей работы, а суд становился более самостоятельным в описании деяния и оценке доказательств. Изменение не было революционным, но содержало в себе угрозу того, что суд «выйдет из колеи», то есть была сделана заявка на пересмотр модели, где суд держится на «коротком поводке». В первые месяцы действия УПК все вернулось на круги своя. Следователи стали подробнейшим образом излагать обвинение и оценку доказательств, а судьи – воспроизводить текст обвинительного заключения в приговорах. При этом текст закон оставался «новым», в основном удалось обойтись ведомственными инструкциями. Только в 2010 году в статью были внесены косметические уточнения.

Это не означает, что модель уголовного процесса статична. Она меняется под воздействием времени и внешних обстоятельств, но это скорее стихийная эволюция, так как нет никакого единого образа, есть лишь тактические интересы ведомств и групп влияния. Это приводит к игре в «перетягивание каната» и изобретению локальных практик, которые не всегда совпадают с текстом закона.

Из всего многообразия моделей уголовного процесса можно выделить две основные. Одну можно условно назвать западной, другую отечественной или российской (советской). Особой чертой отечественной модели уголовного процесса является наличие такого рубежа как возбуждение уголовного дела. По замыслу, это должно облегчать контроль за работой правоохранительных органов и исключать необоснованное привлечение к уголовной ответственности. Но, как известно, сейчас этот механизм работает в обратную сторону. Вместо того, чтобы гарантировать максимальное соблюдение прав граждан, он превратился в ловушку. Решение о возбуждении уголовного дела оказывается сродни обвинительному приговору, на что работает вся мощь правоохранительной системы. Это вызывает обоснованную критику, но без перехода на иной алгоритм ничего не изменить. Ослабление прокуратуры только усилило негативные тенденции.

Проблема осознается всеми. В Дорожной карте МВД 2013 года (полное название «Дорожная карта дальнейшего реформирования органов внутренних дел Российской Федерации») констатируется: «Фактически возникает необходимость отказаться от института возбуждения уголовного дела в российском понимании, трансформировав его в институт начала уголовного судопроизводства». Таким образом, признано наличие проблемы и возможность перехода на иные принципы. Обозначено направление если не реформирования, то, как минимум,мягкого дрейфа в сторону отказа от возбуждения уголовного дела. Но тут возникают многочисленные вопросы.

Наиболее известными альтернативами отечественной модели уголовного процесса является полицейское расследование или прокурорское дознание. Отличие между вариантами модели заключается в том, что полицейский или, правильнее, - детектив осуществляет негласное расследование, что идентично нашим оперативно-розыскным мероприятиям. Этому этапу свойственны минимальная формализованность, непубличность. Негласное расследование осуществляется до тех пор, пока у детектива не возникло убежденности, что фигурант виновен и имеются доказательства. После этого происходит переход в открытую или гласную стадию. Обвинение предъявляется в суде, при необходимости происходит задержание обвиняемого, а сбор и легализация доказательств происходят с участием фигуры судебного следователя, который, будучи незаинтересованным лицом, проводит расследование. Эта модель, распространенная в таких государствах как Испания, Германия, США, обладает рядом преимуществ, поскольку исключает подозрения в тенденциозности разбирательства.

Невозможно в двух словах раскрыть все принципиальные отличия между моделями. Основное же отличие от отечественной модели заключается в том предъявление обвинения осуществляется в суде, переводя вопрос в публичную или гласную стадию, у нас же предъявление обвинения происходит в кабинете следователя, где, по сути, и определяется контур будущего приговора.

Формирование отечественной модели уголовного процесса (или модернизация старой) произошло в первой половине XX века в результате смешения функций (компетенций) основных субъектов уголовного процесса. Роль суда стала во многом номинальной и сводилась к финальному аккорду во всей цепочке уголовного процесса. Главным аргументом в пользу выбора такой модели являлась возможность контролировать работу правоохранительных органов. Народный (а на первых этапах – и непрофессиональный) суд, введённый в первые годы советской власти, не мог быть предсказуемо встроен его в модель правоохранительных органов, поэтому оказался выдавлен на обочину. Сейчас это воспринимается как проблема обвинительного уклона.

Создание новой модели заняло несколько десятилетий. 1950-е годы можно считать границей впадения отечественной юриспруденции в беспамятство. В дальнейшем все только исполняли свои должностные обязанности, а не занимались сравнением с мировым опытом. Компаративные исследования в постсоветский период не привели к появлению серьезных сомнений в достоинствах устоявшейся модели. Однако это не исключало появления ряда болезненных вопросов.

Центральный пункт любого уголовного дела – это доказательства. Согласно общеправовым принципам, их создание и закрепление это прерогатива суда, как собственно и разбирательство по делу. Вне судебной процедуры любое доказательство недействительно. При разработке отечественной модели это правило было проигнорировано. У нас все доказательства создает следователь – протоколы допроса, экспертизы и т.д. Наше предварительное следствие правильнее именовать не досудебным, а внесудебным.

За долгие годы стадия предварительного расследования обросла разнообразными гарантиями, имитирующими приближенность к судебной процедуре (обязательное участие защиты, право на заявление ходатайств, элементы состязательности). Но это не изменило главного - предварительное следствие остается имитацией судебного разбирательства. Сформировалась особая категория адвокатов по назначению, которые играют роль защитника (их называют «положняковые» – от слова «положено», но просматривается сходство со словом «порожняк»). Но никакой реальной состязательности на этой стадии нет. На все замечания у следователя есть одна отговорка – «в суде заявите». Протокол допроса как был, так и остается чисто инквизиционной уловкой, когда по итогам разговора необходимо складно изложить на бумаге показания и убедить фигуранта это подписать.

Хотя в отечественной модели уголовного процесса закреплены очень высокие стандарты доказывания, что по идее должно только повышать качество правосудия, были выработаны технологии обхода этого препятствия. Уголовное дело возбуждается только по очевидным делам, где уже есть виновное лицо. Исключения возможны, но только по так называемым резонансным делам. Все сводится к оказанию как минимум психологического давления (здесь заключение под стражу играет важнейшую роль). На выходе получается дело с полным набором доказательств. Суду достаточно их повторить, задать два-три ритуальных вопроса и вынести обвинительный приговор.

Однако так и не решенным оказывается вопрос о легализации доказательств. Иначе эту проблему можно сформулировать как обеспечение законности доказательств, а соответственно – и окончательного судебного решения. В отечественном уголовном процессе остались реликты этой легализации в виде оглашения показаний в рамках судебного заседания, но это нельзя рассматривать как идеальное решение. Если доказательство, полученное вне судебной процедуры, недействительно, то и оглашение его в суде ничего принципиально не меняет. Например, подписать протокол можно под воздействием сильного физического или психического давления. Поэтому оглашение показаний без их подтверждение в судебной процедуре нельзя рассматривать как придание доказательству законного характера.

Таким образом, можно ставить вопрос о незаконности всех обвинительных приговоров, где обвиняемый в суде не признает свою вину, а основные доказательства получены на предварительном следствии. Это примерно 10% от всех уголовных дел. Помимо этого, есть основания для постановки вопроса о незаконности всех приговоров, по которым в суде не изучено ни одного доказательства. Это так называемая категория дел, рассмотренных в особом порядке, а это еще 70% от всех уголовных дел. Ведь, несмотря на суррогат признания вины (в законе это звучит как согласие с обвинением), по этим делам нет доказательств, полученных в судебной процедуре. Не происходит даже формальной легализации в виде оглашения материалов дела.

Итого 80% приговоров можно поставить под сомнение только на том основании, что сложившаяся модель уголовного процесса не отвечает мировым стандартам.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

10:05 Источник рассказал о нежелании пилотов Ил-76 лететь на пожар при низкой видимости
09:48 В Китае при падении в реку автобуса погибли 26 человек
09:31 Следователи назвали вероятные причины падения Ил-76 МЧС
09:14 Полиция взяла штурмом кафе с заложниками в столице Бангладеш
00:27 «Полит.ру» проводит опрос о медиаперсоне недели
01.07 23:49 Уэльс стал вторым полуфиналистом Евро-2016
01.07 22:10 Астахов подтвердил решение уйти в отставку
01.07 21:05 Порошенко обвинил Россию в подготовке сотен терактов на Украине
01.07 20:50 WADA сняло с боксера Поветкина обвинения в допинге
01.07 20:32 Путин пообещал попробовать начать диалог с НАТО
01.07 20:28 Кличко передал киевским полицейским 100 велосипедов
01.07 20:09 Издатель «Псковской губернии» признан «иностранным агентом»
01.07 20:03 Путин подтвердил ужесточение ответственности за допинг в России
01.07 19:53 Самолет Москва—Казань не смог вылететь из Домодедово из-за пчел
01.07 19:47 Установку мемориальной доски Маннергейму в Петербурге признали незаконной
01.07 19:37 Начштаба батальона «Айдар» задержали по подозрению в бандитизме
01.07 19:23 IAAF отстранила олимпийскую чемпионку Чичерову на время рассмотрения ее дела
01.07 19:18 Путин подсказал Финляндии способ снизить ущерб от санкций
01.07 19:11 Американские истребители F-35 совершили первый трансатлантический перелет
01.07 19:05 Польша временно закроет безвизовый въезд для калининградцев
01.07 19:02 Россия и Финляндия договорились запретить полеты над Балтикой без транспондеров
01.07 18:43 СКР возбудил дело о гибели подростка при ливне в Ростове-на-Дону
01.07 18:42 Власти Кемера предложили создать парк имени Олега Пешкова
01.07 18:25 Резервный фонд за полгода сократился на триллион рублей
01.07 18:20 СМИ назвали имена кандидатов на руководящие должности в РБК
01.07 18:05 США расширили список подсанкционных российских предприятий
01.07 17:54 Порошенко назвал продление санкций против России заслугой Киева
01.07 17:50 Эксперт Георгий Чижов: Новые партии Украины – это запрос на будущее
01.07 17:43 СМИ назвали двух из трех стамбульских смертников россиянами
01.07 17:40 СМИ сообщили об обнаружении примерного места крушения Ил-76
01.07 17:25 Грузия и Молдавия стали ассоциированными членами ЕС
01.07 17:24 Астахов пообещал предоставить информацию о предполагаемой отставке
01.07 17:08 Семья пилота Су-24 отказалась от компенсации со стороны Турции
01.07 17:08 Эксперт Антон Табах: Деноминация в России возможна при низкой инфляции
01.07 17:01 Сирийские повстанцы захватили ключевой город в Латакии
01.07 16:55 Читатели «Полит.ру» поддержали отставку Павла Астахова
01.07 16:53 Белых получил благословение на строительство часовни за месяц до ареста
01.07 16:33 Савченко возглавила рейтинг доверия среди украинских политиков
01.07 16:15 Экспертиза «Полит.ру»: «Пакет Яровой» не объясняет принципов реализации поправок
01.07 16:11 Глава Рособрнадзора подсчитал стоимость ЕГЭ на человека
01.07 16:07 МИД РФ назвал решение Евросоюза о продлении санкций недальновидным
01.07 15:44 Медведев подписал постановление о продлении контрсанкций
01.07 15:42 СМИ узнали об отмене минимально допустимого уровня мельдония в пробах
01.07 15:17 Эксперт Георгий Чижов: За событиями вокруг Дебальцево вряд ли стоит план
01.07 15:15 В ПА ОБСЕ отвергли проект резолюции РФ о противодействии нацизму
01.07 15:01 Фигурантка дела «Оборонсервиса» вышла по УДО
01.07 14:52 Голосовой помощник резидента «Сколково» поможет инженерам
01.07 14:50 Цены на нефть показали рекордный квартальный рост с 2009 года
01.07 14:20 Эксперт Антон Табах: S&P могло не понижать рейтинг Евросоюза
01.07 14:19 Президент Чехии предложил провести референдум по выходу из ЕС и НАТО
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром «Восточный» космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия Париж пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совбез ООН Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина ФАС Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.