Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
8 декабря 2016, четверг, 14:58
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

17 декабря 2013, 13:46

Модели инновационного развития: SSI и DDI

SSI и DDI
SSI и DDI
 
Интеллектуальный партнер проекта

О двух подходах к политике инновационного развития: стимулировании предложения на инновации (SSI) и стимулировании спроса на инновации (DDI), рассказывает эксперт в области стратегического и инвестиционного менеджмента Микаэл Горский. Этот текст открывает цикл материалов, посвященных реализации модели стимулирования спроса на инновации.

1

Стремление ускорить инновационное развитие экономики – типичное поведение государства в подавляющем большинстве развитых и успешно развивающихся стран. Экстенсивное развитие за счет освоения природных ресурсов и формирования базовых промышленных отраслей для большинства развитых стран уже невозможно, необходимо находить и выращивать новые (инновационные) отрасли и направления развития.

 
Микаэл Горский

Многие государства, включая Россию, оценивают инновационное развитие как единственный и неотложный путь развития, считая что возможности экстенсивного развития уже исчерпаны, а риск снижения объема экономики – неприемлем для безопасности страны.

Однако, методы и инструменты государственной активности по поддержке инновационного развития в течение долгого времени оставались крайне консервативными с точки зрения интенсивности воздействия на экономику. Идеология правительств западных развитых стран (многие из них представлены в OECD, зачастую выступающей от имени этой группы) требует избегать директивного вмешательства правительств в экономику. Потому для решения задач инновационного развития правительства стран OECD обычно полагаются на (1) макроэкономические инструменты (кредитно-денежную политику, бюджетную политику), (2) формирование рыночных условий (обеспечение свободной конкуренции, налоговая система, поддержка предпринимательской активности) и (3) программы стимулирования создания инноваций при решении задач экономического развития.

В рамках такой парадигмы спрос на инновации должен возникать  в результате устранения барьеров для вступления новых участников (поставщиков инновационной продукции или услуг) на рынок с целью удовлетворить имеющийся или скрытый спрос. Таким образом, роль правительства с точки зрения стимулирования спроса на инновации должна быть сосредоточена на формировании "правильных условий".

При реализации такой модели оборот инновационных товаров и услуг возникает в результате устранения барьеров, мешающих инноваторам, а катализатором инновационного развития служит деятельность по созданию среды/экосистемы для инноваций, призванная стимулировать создание инноваций (модель «Supply Side Innovation Policy» или «Стимулирование предложения инноваций»). 

В России большинство усилий и расходов государства реализует модель стимулирования предложения инноваций. Развитие проекта инновационного центра «Сколково», проведение конкурсов и программ инкубирования начинающих технологических компаний («стартапов»), развитие центров коллективного пользования и Наноцентров Роснано, грантовая и инвестиционная поддержка компаний, создаваемых представителями университетского и научного сообщества, информационные и сетевые программы развития экосистемы – все эти инструменты направлены исключительно на стимулирование предложения инноваций. 

Надо отметить, что реализация модели стимулирование предложения инноваций сопряжена с рядом рисков: (1) значительная задержка во времени между оказанием поддержки (скажем, образовательной) и получением явного экономического эффекта (например – реализация инновационным предприятием продукции, востребованной рынком), (2) низкий «коэффициент полезного действия» (КПД) предпринимаемых усилий – лишь малая часть компаний, получивших ту или иную поддержку, окажется в состоянии предложить рынку ценный продукт или услугу, (3) относительно невысока доля экономики, затрагиваемой этой активностью,  – например, в 2012 году в России весь рынок венчурного капитала (косвенно отражает размер «инновационной отрасли») даже по самым смелым оценкам составил 4.5 миллиарда долларов, что крайне незначительно на фоне ВВП России в размере 3 триллионов долларов и меньше недельной выручки ОАО «Газпром». 

В основе модели стимулирования предложения инноваций лежит сформулированное еще Й. Шумпетером в 20-х годах 20-го века представление об инновации как о линейном процессе, возникающем на уровне фундаментальных научных изысканий и развивающемся в рамках прикладных исследований с последующей коммерциализацией. Однако, многие исследователи считают линейную модель инноваций неверной, ибо она не применима к инновационным процессам, в ходе которых новые продукты и услуги, ожидаемые рынком, возникают без значимых исследований. Примером такого рода инноваций служит большинство успешных интернет-сервисов, продукты в иных областях. Еще в середине 60х годов Министерство обороны США опубликовало результаты исследования, говорившего, что лишь 0.3% разработок порождены теоретическими исследованиями. Тогда же Министерство торговли выпустило Отчет Чарпи (Charpie report), в котором говорилось, что исследования составляют не более 10% затрат на инновации.

 
 

2

Есть и другой подход к политике инновационного развития. Его активно применяют последние 5-8 лет правительства разных стран: от Финляндии и Австралии до Китая и Бразилии. 

 
 

Этот подход (политика стимулирования спроса на инновации, demand driven innovation policy) предполагает использование более прямолинейных методов развития спроса на инновации: через государственные закупки, отраслевое регулирование, индустриальную и профессиональную стандартизацию, - с реализацией всех инструментов на базе технологических прогнозов (форсайтов). 

Политика стимулирования спроса на инновационную продукцию демонстрирует эволюцию в понимании природы инноваций – от линейной модели, фокусировавшейся на научно-исследовательской деятельности, в сторону более широкого подхода, рассматривающего всю сферу инновационного цикла. Повышенное внимание к политике стимулирования спроса на инновации также отражает общее понимание того, что традиционный подход формирования инновационной экономики за счет увеличения предложения инноваций (поддержка НИР/НИОКР + развитие экосистемы) – несмотря на уточнения и улучшения соответствующих программ – так и не позволил странам реализовать программы инновационного развития своих экономик в желаемом масштабе. Пример России, где эффективность действий по модернизации экономики подвергается сомнению на всех уровнях общества, - типовой для стран, реализующих политику развития предложения инноваций. Не менее жесткая общественная дискуссия о незначительных результатах крупных проектов развития идет, например, во Франции.

Внедрение политики стимулирования спроса на инновации DDI знаменует собой это переход от линейной модели инновационного развития, сфокусированной на НИР/НИОКР, к более широкому пониманию цепочки создания стоимости, в которую вовлечен инновационный продукт.

Немаловажно и то, что экономический кризис 2007-2009 года оказал разрушительное воздействие на бюджеты всех развитых и подавляющего числа развивающихся стран, и возникающие бюджетные сокращения заставляют правительства многих стран отказываться от модели стимулирования предложения инноваций как имеющей низкий «коэффициент полезного действия» и обращаться к модели стимулирования спроса на инновации, которая сочетает развитие инноваций с повышением эффективности государственных расходов в приоритетных для правительств направлениях, включая, но не ограничиваясь, социальные – здравоохранение, безопасность, окружающая среда, борьба со старением.

«…национальная инновационная система России характеризуется крайне низким по сравнению с ведущими странами спросом на инновации (узость сегмента инновационно активных фирм, низкая доля новой или усовершенствованной продукции и др.). Это обстоятельство является «узловым пунктом», в котором сходятся многие «инновационные» проблемы. Оно, с одной стороны, отражает непосредственную причину низкого уровня этого спроса – предприятия, которые сами не занимаются новшествами, естественно, не предъявляют спрос на новые технологии (продукцию, услуги); с другой, – является следствием переплетения многих факторов, также влияющих на состояние НИС и востребованность инновационных решений. Низкий уровень спроса на нововведения существенно ограничивает как потенциал инновационного роста, так и регулирующие возможности государства. В связи с этим задача расширения этого спроса, внедрения комплекса современных инструментов является ключевой в повестке инновационной политики».

(рабочие материалы проекта Стратегия-2020)

3

В центре большинства внедряемых в мире инициатив политики стимулирования спроса на инновации лежит инструментарий государственных закупок. Огромная покупательная способность правительств (годовой объем закупок государства и госкомпаний в России, например, превышает 13 триллионов рублей) позволяет создать значимый заказ на инновации, а также заложить рыночный тренд, влияющий на проникновение инноваций в целом. Однако, использование системы государственных закупок в качестве инструмента политики стимулирования спроса на инновации является сложной задачей. Традиционная ориентация на закупки товаров по наименьшей цене, а также высокий уровень фрагментации государственного спроса (часто между разными уровнями власти) может ограничить  масштаб инновационных закупок. Кроме того, многие учреждения и органы местного самоуправления, отвечающие за государственные закупки, работают отдельно от отраслевых министерств или государственных учреждений, уполномоченных на содействие инновациям. Эта дисперсия и отсутствие точных данных по этому вопросу не позволяет дать точную оценку того, какая доля государственных закупок приходится на закупку инновационных продуктов и услуг. Ряд аналитиков видит опасность применения механизмов государственных закупок как инструмента стимулирования спроса на инновации в том, что это приводит к возникновению нерыночных барьеров для импортной инновационной продукции (поддержание которой не входит в план государства).

Отраслевое регулирование не входит в число наиболее популярных инструментов политики стимулирования спроса на инновации – в первую очередь потому, что поддержка инноваций не входит в число приоритетов для регулирующих органов. Соответствующие «настройки» регулирования должны выполняться с предельной осторожностью, ибо имеют далеко идущие экономические последствия. Заранее крайне сложно предугадать эффект и момент изменений. Независимо от того, что является причиной внесения изменений в регулирование (поддержка конкуренции, охрана окружающей среды, защита прав потребителей или иное), преобразование внесенных изменений в устойчивый спрос на инновации требует синхронизации целей и приоритетов вовлеченных государственных органов и организаций, а также других заинтересованных сторон.

В части индустриальных стандартов государство в странах ОЭСР и ряде развивающихся стран выполняет в основном роль координатора или организатора. Правительственная поддержка (финансовая и иная) процессов разработки индустриальных стандартов реализуется лишь в сценарии, когда следует обеспечить доступ инноваций на рынок или обеспечить устранение «провалов» рынка. Однако стандартизацию не всегда легко использовать в качестве инструмента  государственной политики. Право определения индустриальных стандартов принадлежит профессиональным саморегулируемым организациям и ассоциациям, а также – в некоторых странах – некоммерческим технических организациям. Процесс формирования индустриальных стандартов зачастую является медленным и бюрократическим и может искажаться воздействием крупных игроков. Очень сложно определить точный момент внесения изменений в индустриальные стандарты: если такие изменения делать слишком рано, то, возможно, новые и лучшие технологии будут отрезаны от рынка, но если изменения произойдут слишком поздно, то высокие затраты на переход на новый стандарт могут предотвратить его распространение. Другим фактором, ограничивающим роль правительств в установлении индустриальных стандартов, является международный характер многих стандартов. Таким образом, попытки навязать национальные стандарты, например, через механизм государственных закупок, будут нести риск превращения в «технологическую ловушку» и окажутся крайне дорогостоящими в связи с необходимостью прогнозировать результаты быстрых технологических изменений на рынке.

Примеры, проводимые в этом материале, ярко демонстрируют высочайший интерес развитых и развивающихся государств к внедрению политики стимулирования спроса на инновации. Они также показывают, что внедрение политики стимулирования спроса на инновации спрос со стороны инновационной политики меры (за исключением де-факто общепринятого подхода к стимулированию  государственных закупок у предприятий малого и среднего бизнеса) зачастую находится в стадии пилотного проекта. Если в ближайшее время не наладить сбор данных и не сформировать общепризнанную методику оценки результативности реализации инициатив инновационного развития, будет невозможно выделять наиболее успешные инициативы и добиваться их масштабирования. 

«В 2016-2020 гг. должна быть усилена роль государство как модератора сетевых взаимодействий, инициатора программ частно-государственного партнерства (например, на базе технологических платформ). Его основной заботой должно стать развитие инновационной инфраструктуры; создание понятных и непротиворечивых правил взаимодействия инновационных акторов; смягчение финансовых и отчасти коммерческих рисков; формирование новых и развитие существующих каналов распределения инновационной продукции/услуг, а также совершенствование институциональных механизмов и улучшение среды для инноваций. Особого внимания требуют:

  •    институт государственного заказа (расширение портфеля заказов на основе предложений бизнеса, госзакупок продукции инновационных фирм, другие формы);
  •    инструменты повышения инновационной активности и диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса;
  •    дополнительные рычаги стимулирования спроса на инновации со стороны компаний с государственным участием;
  •    меры по выявлению спроса, информированию и обучению потребителей, в том числе в области нетехнологических инноваций, стимулированию потребления инновационной продукции средним и малым бизнесом».

(рабочие материалы проекта Стратегия-2020)

Лучшая мировая практика заключается во взаимодополняющем использовании обеих моделей: стимулирования предложения инноваций (SSI) и стимулирования спроса на инновации (DDI), учете отраслевой специфики при реализации модели стимулирования спроса и анализе особенностей инновационного развития отраслей при выборе оптимальных механизмов поддержки инноваций.

Так, в фармацевтике, энергетике и производстве материалов инновации происходят за счет новых, прорывных, технологий, а в автомобилестроении, машиностроении и строительстве - за счет новых платформ и стандартов и постепенного, инкрементального, технологического развития.

4

Выигрыш от внедрения DDI модели, как правило:

  • создание новых компаний - поставщиков инновационной продукции;
  • сдвиг приоритетов успешных участников рынка в сторону инновационной продукции;
  • формирование спроса со стороны поставщиков инновационной продукции на продукцию/услуги компаний, образующих экосистему инновационного развития;
  • привлечение внимания инвесторов к компаниям-поставщикам инновационной продукции;
  • снижение цен на инновационную продукцию по причине роста объема ее производства, устранение ценового барьера для распространения инновационной продукции;
  • катализация развития прорывных инновационных технологий, трансформация пользовательских предпочтений. 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Подпишитесь
чтобы вовремя узнавать о новых спектаклях и других мероприятиях ProScience театра!
3D Apple Facebook Google GPS IBM iPhone PRO SCIENCE видео ProScience Театр Wi-Fi альтернативная энергетика «Ангара» античность археология архитектура астероиды астрофизика Байконур бактерии библиотека онлайн библиотеки биология биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера бозон Хиггса визуальная антропология вирусы Вольное историческое общество Вселенная вулканология Выбор редакции гаджеты генетика география геология глобальное потепление грибы грипп демография дети динозавры ДНК Древний Египет естественные и точные науки животные жизнь вне Земли Западная Африка защита диссертаций землетрясение зоопарк Иерусалим изобретения иммунология инновации интернет инфекции информационные технологии искусственный интеллект ислам историческая политика история история искусства история России история цивилизаций История человека. История институтов исчезающие языки карикатура католицизм квантовая физика квантовые технологии КГИ киты климатология комета кометы компаративистика компьютерная безопасность компьютерные технологии коронавирус космос криминалистика культура культурная антропология лазер Латинская Америка лженаука лингвистика Луна мамонты Марс математика материаловедение МГУ медицина междисциплинарные исследования местное самоуправление метеориты микробиология Минобрнауки мифология млекопитающие мобильные приложения мозг Монголия музеи НАСА насекомые неандертальцы нейробиология неолит Нобелевская премия НПО им.Лавочкина обезьяны обучение общество О.Г.И. открытия палеолит палеонтология память педагогика планетология погода подготовка космонавтов популяризация науки право преподавание истории происхождение человека Протон-М психология психофизиология птицы ракета растения РБК РВК регионоведение религиоведение рептилии РКК «Энергия» робототехника Роскосмос Роспатент русский язык рыбы Сингапур смертность Солнце сон социология спутники старообрядцы стартапы статистика технологии тигры торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология Фестиваль публичных лекций физика физиология физическая антропология фольклор химия христианство Центр им.Хруничева школа эволюция эволюция человека экология эпидемии этнические конфликты этология ядерная физика язык

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.