Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
27 сентября 2016, вторник, 01:28
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

«Правый сектор» и другие: национал-радикалы и украинский политический кризис конца 2013 – начала 2014 года

Обложка книги
Обложка книги

Информационно-аналитический центр «СОВА» выпустил сборник статей – «Россия – не Украина: современные акценты национализма». Опубликованные в книге исследования касаются самопрезентации русского национализма, динамики насилия в его деятельности, специфики функционирования национализма в Рунете, освоения национализмом Дня национального единства, западным связям русских националистов, «культурному расизму», работе с сюжетами отечественной истории, реальной и мнимой борьбе с «экстремизмом» и др. Отдельный блок материалов посвящен современному украинскому национализму, а также деятельности русского национализма в связи с событиями в Украине. Как пишут составители, «тема украинского политического кризиса не могла остаться незамеченной. Она представляется нам очень важной и для понимания состояния русского национализма. События в Украине оказывают и, безусловно, еще окажут огромное и разностороннее влияние на развитие национализма». С оглавлением сборника можно познакомиться здесь.

С любезного разрешения Центра «Сова» мы публикуем один из материалов сборника – статью известного специалиста в области положения национальных меньшинств в Украине, редактора бюллетеня «Антисемитизм, ксенофобия и права национальных меньшинств в Украине», руководителя Группы мониторинга прав национальных меньшинств Вячеслава Лихачева.

Массовые протестные выступления украинских граждан и приход новой власти в Киеве сопровождались интенсивной и не всегда адекватной информационной кампанией, в рамках которой активисты Майдана, политическая оппозиция и, соответственно, новое правительство, сформировавшееся после победы революции, характеризовались как ультранационалистические, экстремистские и ксенофобские. В этих обстоятельствах и украинским гражданам, и иностранным наблюдателям представляется крайне важным понять, какова же в действительности была роль национал-радикалов в протестной кампании Майдана и последующих событиях. Верно ли, что именно «бандеровцы» составляли критическую массу в рядах протестующих? Можно ли считать победу Майдана успехом ультраправых? Каковы их перспективы в новой украинской политической реальности?

Постановка вопроса

На протяжении первых двух десятилетий новейшей украинской политической истории1 национал-радикальные партии и движения находились на обочине общественных процессов. Они оказались не в состоянии ни добиться сколько-нибудь существенной электоральной поддержки2, ни оказывать заметное влияние на общество и правящие элиты в идейном плане. В этом украинская ситуация заметно отличалась от большинства других постсоциалистических стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза, включая Россию, где национал-радикалы время от времени добивались значительного успеха на выборах3, были заметной частью политической системы и элит4 или имели возможность проявить себя в ходе локальных вооруженных конфликтов5.

В какой-то степени маргинальное положение украинских ультраправых объяснялось субъективными факторами, такими как отсутствие ярких лидеров, талантливых идеологов и убедительных пропагандистов, а в какой-то степени – объективными особенностями политического контекста. Сам факт возникновения на политической карте независимой Украины означал реализацию основной цели, которую на протяжении всего ХХ века ставили перед собой украинские националисты6. При этом государственность была обретена вовсе не в результате усилий националистов. Они даже не имели реальной возможности делегировать своих представителей в политические элиты и были обречены на маргинальное существование. Кризис правых радикалов усугубился тем, что предложить обществу адекватную изменившимся обстоятельствам альтернативную повестку дня они оказались не в состоянии.

Более того, если умеренные националисты (национал-демократы, в первую очередь из Народного Руха Украины) оказались полезными бывшим партноменклатурным элитам для идеологической легитимации их доминирующего положения, ультранационалисты, настаивавшие на изменении естественно сложившегося к моменту распада Советского Союза статус-кво (например, в языковом вопросе), воспринимались обществом и руководством страны как деструктивный элемент. Крупные финансово-промышленные корпорации и региональные экономические элиты, в значительной степени контролирующие украинский политический процесс и основные СМИ, долгое время совершенно не были заинтересованы инвестировать в непредсказуемых и маргинальных радикалов. Как справедливо отмечал политолог Александр Кынев, «партийная система Украины – это в большей степени система “лоббистских партий” финансово-промышленных групп и региональных кланов (или, как считают некоторые украинские политологи, “система олигархических партий”), чем система “идеологических” партий»7. Если левопопулистские политические силы, распоряжающиеся значительным электоральным ресурсом за счет эксплуатации ретросоветской риторики, в целом сумели вписаться в эту систему, правые радикалы долгое время не могли в этом преуспеть.

Успех праворадикальной партии Всеукраинское объединение «Свобода» на парламентских выборах в конце 2012 года (на причинах которого я вкратце остановлюсь ниже8) заставил исследователей, экспертов и всех интересующихся политической жизнью Украины активно обсуждать потенциал ультранационалистического движения в стране. Это обсуждение вышло далеко за рамки дискуссии в кругу специалистов и само по себе стало медийным и даже политтехнологическим феноменом9. Однако дискуссии 2012–2013 годов и близко не подошли к объему и интенсивности обсуждения роли украинских националистов в событиях последнего полугода.

В ходе политического кризиса конца 2013 – начала 2014 года средства массовой информации и в самой Украине (особенно в период противостояния протестного движения и президента Виктора Януковича), и за ее пределами (особенно в российских СМИ в период после победы оппозиции) сплошь и рядом делают акцент на участии национал-радикалов в происходящих процессах. Многие журналисты, эксперты и политики утверждали, что правые экстремисты составили основу протестного движения, задавали повестку дня и навязали свой сценарий эскалации противостояния как партнерам по оппозиции, так и власти, и, в конечно счете, обществу в целом. О роли национал-радикалов (или, в терминах авторов, «неонацистов») в событиях минувшей зимы уже пишутся книги10.

Более того, согласно некоторым официальным оценкам, в феврале в ходе вооруженного восстания власть в Украине взяли неонацисты, которые теперь терроризируют население. К сторонникам подобной интерпретации относятся бывший президент Украины и действующий глава Российской Федерации.

Так, 18 марта Владимир Путин таким образом интерпретировал произошедшее в Киеве в историческом обращении к Федеральному Собранию по поводу аннексии Крыма: «Главными исполнителями переворота стали националисты, неонацисты, русофобы и антисемиты. Именно они во многом определяют и сегодня еще, до сих пор, жизнь на Украине»11. Неоднократно выражал свою обеспокоенность «бесчинствами ультранационалистов и неофашистов» в Украине российский МИД12 и сам министр иностранных дел Сергей Лавров13.

Характерно, что подобная оценка политических процессов в Украине служит для В. Путина обоснованием для вмешательства во внутренние дела страны и «присоединения» полуострова. Осмысление логики официального российского дискурса помогает лучше понять причины столь резкой (и, как я постараюсь показать ниже, совершенно неадекватной) оценки Майдана и его последствий.

С руководством России солидарен в оценках и бывший глава украинского государства (до сих пор, кажется, считающий себя легитимным президентом страны) В. Янукович. Например, в ходе пресс-конференции в Ростове-на-Дону 11 марта он заявил, что в Украине в ходе незаконного государственного пароля пришли к власти нацисты14.

Конкретизация образа пришедшего к власти в Украине нацизма приобретает порой совершенно фантасмагорический характер. Символом неонацистов и бандеровцев, пришедших к власти в Киеве, стал «Правый сектор» – сложившееся на Майдане ситуативное объединение карликовых праворадикальных групп. Бывший председатель Совета Федерации Сергей Миронов утверждал: «Не Кличко и его сторонники сегодня правят бал на Украине, а Дмитрий Ярош. Это – фашист, националист, у которого единственная цель – прийти к власти, и ни Кличко, ни Юлия Тимошенко, которая ведет свою игру, ему не нужны»15. Отмечу, что лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош не занимает никаких государственных постов. Более того, в первые недели после победы оппозиции его сторонники оказались в ситуации острого конфликта с новым руководством страны, особенно с министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

Подобные высказывания стали общим местом даже в экспертных кругах в России. Называющее себя правозащитным движение «Мир без нацизма»16, выпускающее изобилующий ошибками и недостоверной информацией «Мониторинг неонацизма, ксенофобии и экстремизма», также сообщает о «радикальном национализме экстремистов из “Правого сектора”, пришедших к власти наряду с умеренными националистами из партий “Удар” и “Батькивщина”»17. Этот текст был распространен вскоре после убийства (формально – при задержании) сотрудниками милиции Александра Музычко – одного из лидеров «Правого сектора», последовавшей вслед за этим попытки символического штурма активистами этой организации здания Верховной Рады и принудительного выселения радикалов из их штаба в центре Киева.

Неадекватное внимание, которое уделяется украинским национал-радикалам в российских СМИ, приводит к неожиданным результатам. «Правый сектор» вообще стремительно становится одним из самых популярных политических брендов. Так, в апреле 2014 года, согласно исследованию кампании public.ru, по количеству упоминаний в российских СМИ «Правый сектор» практически догнал правящую партию «Единая Россия» – 19,05 тысяч и 18,9 тысяч баллов соответственно, значительно обогнав любые другие политические силы18.

Член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод выступал со схожими оценками: «В Украине произошел государственный переворот силами оппозиции, радикалов, неонацистов и криминала. Все действия так называемой “новой власти” не легитимны. По вине радикалов льется кровь мирных граждан, принимаются дискриминационные законы. … В Украине нависла угроза геноцида русских»19. Несмотря на явное несоответствие действительности, это высказывание выражает что-то большее, нежели просто частное мнение. Материалы возглавляемого А. Бродом Московского бюро по правам человека (МБПЧ) легли в основу официального доклада российского МИДа «Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (ноябрь 2013 – март 2014)»20. Как и другие, в том числе упоминавшийся выше, документы этого жанра, доклад МБПЧ, на мой взгляд, довольно откровенно пытается выполнять задачу оправдания российского вмешательства во внутренние дела Украины.

Примеры подобных, на мой взгляд, совершенно неадекватных реальному положению вещей высказываний из уст российских чиновников, равно как и многочисленных журналистов, людей, позиционирующих себя в качестве экспертов, представителей неправительственных организаций и т.д., можно продолжать до бесконечности.

В этом контексте любому заинтересованному наблюдателю становится крайне трудно даже просто уследить за всем, что говорится и пишется об украинском правом радикализме, а разобраться в этом вале информации – практически невозможно. Поэтому и данная статья, разумеется, не может носить всеобъемлющий характер. Более того, с моей стороны было бы нечестно декларировать претензию на абсолютную исследовательскую объективность. Я отлично осознаю, насколько трудно избежать соблазна увлечься выполнением полемических задач в ситуации, когда описанием масштаба «зверств неонацистов» руководители соседнего государства оправдывают вмешательство во внутренние дела и отторжение части Украины.

Принимая во внимание все сказанное, я все же возьму на себя смелость постараться сформулировать собственную версию ответа на вопрос: какую же в действительности роль сыграли национал-радикалы в украинском политическом кризисе конца 2013 – начала 2014 года?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, мне представляется необходимым рассмотреть следующие темы:

● кого в украинском политическом спектре можно назвать национал-радикалом;

● положение украинских национал-радикалов на момент начала Майдана в ноябре 2013 года;

● какое место занимали национал-радикальные политические организации в протестном движении ноября 2013 – февраля 2014 года;

● какие дивиденды получили представители этих сил после победы оппозиции в конце февраля 2014 года;

● наконец, как повлияли политические процессы последних месяцев на популярность национал-радикальных сил, как их лидеры выступили на прошедших 25 мая президентских выборах и каковы их дальнейшие электоральные перспективы.

Прежде чем перейти непосредственно к рассмотрению этих вопросов, представляется оправданным вкратце напомнить о последовательности событий украинского политического кризиса, заостряя внимание на эпизодах, имеющих особое значение в контексте интересующей нас темы.

Контекст: Майдан

Вкратце напомню о драматических событиях, происходивших в последние полгода, обращая внимание на моменты, важные в контексте темы нашей статьи.

Кампания гражданских протестов в Украине конца 2013 – начала 2014 года, бесспорно, стала одним из самых ярких, масштабных и значительных политических событий за последние годы на постсоветском пространстве.

Общественные выступления начались вечером 21 ноября 2013 г. В этот день премьер-министр Украины Николай Азаров объявил, что правительство приостанавливает подготовку к заключению Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом. Следует отметить, что с момента прихода В. Януковича к власти в начале 2010 года правительство, президент и правящая Партия регионов официально декларировали евроинтеграционные намерения. Общественные активисты21, возмущенные тем, что руководство страны на протяжении долгого времени вводило общество в заблуждение, через социальные сети призвали граждан выходить на центральную киевскую Площадь Независимости (Майдан Незалежности, укр.) на бессрочную протестную акцию, призванную склонить президента и правительство вернуться к евроинтеграционному курсу.

С самого начала к протестам присоединились представители самых разных политических и общественных силы и граждане, объединенные исключительно неприятием существующей власти, в том числе радикальные националисты, критически относящиеся к современным европейским ценностям и евроинтеграции.

Начинавшийся как общественная инициатива, протест вскоре был поддержан оппозиционными политическими силами, в первую очередь – тремя парламентскими партиями: национал-демократической (с креном в социальный популизм) «Батькивщиной» (лидеры – Арсений Яценюк, Александр Турчинов и находившаяся в заключении Юлия Тимошенко), либеральным Украинским демократическим альянсом за реформы («УДАР», лидер – Виталий Кличко) и национал-радикальным Всеукраинским объединением «Свобода» (во главе с Олегом Тягныбоком).

Кампания быстро приняла беспрецедентный размах в силу целого ряда причин, среди которых высокая степень недовольства населения Украины тогдашним руководством страны (в частности, в силу небывалого уровня коррупции и авторитарных тенденций последних лет), негативное отношение к перспективам сближения с Россией, возмущение граждан брутальным насилием по отношению к протестующим со стороны правоохранительных органов. По имеющимся оценкам, в массовых акциях в период Евромайдана приняло участие в два раза больше украинцев, чем в «Оранжевой революции» 2004 года – до двух миллионов человек22. Кроме того, значительно расширилась география протестных акций: свои Майданы возникли более чем в 50 городах, в том числе в южных и восточных регионах страны.

Власти неоднократно предпринимали неудачные попытки с применением силы ликвидировать лагерь оппозиции на столичном Майдане – 30 ноября и 11–12 декабря. Радикальная часть протестующих, в свою очередь, с еще меньшим успехом пыталась пробиться через кордоны милиции и внутренних войск к административным зданиям – Администрации президента на Банковой улице 1 декабря и Верховной Раде 19 января, с чего начались пятидневные столкновения на улице Грушевского. Во время столкновений на Грушевского в результате применения милицией спецсредств погибли четверо протестующих. К этому же периоду относятся первые жертвы из числа активистов, которых похищали, пытали и убивали неизвестные, по предварительным данным следствия, связанные с тогдашней властью и милицией. Протестные выступления сопровождались все более ожесточенными столкновениями с представителями правоохранительных органов и мобилизованными для защиты властей боевиками – спортсменами, представителями криминалитета и идейными противниками Майдана23. Среди последних некоторую часть составляли сторонники союза с Россией, в том числе русские националисты разной степени радикальности (включая откровенных неонацистов). Насилие по отношению к оппозиционерам и активистам приобрело системный, массовый и жестокий характер как в Киеве, так и в некоторых регионах (Запорожье, Харьков, Одесса, Днепропетровск, Донецк, Луганск и др.). В ответ протестное движение, на протяжении всей кампании демонстрировавшее высокий уровень инициативы и самоорганизации, сформировало собственные парамилитарные формирования – Самооборону. Ее отряды выполняли в первую очередь охранную функцию в «мирные» периоды протеста. В наиболее критические моменты физических столкновений в них в большинстве своем принимали участие рядовые протестующие, а не активисты каких-то организаций.

Своего апогея противостояние в Киеве достигло 18–20 февраля. Несмотря на массированное применение огнестрельного оружия, приведшее к многочисленным человеческим жертвам24, правоохранительные органы и мобилизованные им в поддержку вооруженные сторонники режима не смогли переломить ситуацию.

Погибших в эти дни участников протестов в Украине принято называть «Небесной сотней». Их смерть стала важнейшей составляющей героического мифа Майдана в массовом сознании и повлияла на переосмысление многих символических элементов национальной идентичности. В контексте темы данной статьи, например, важно отметить, что окончание традиционного лозунга украинских националистов «Слава Украине! – Героям слава!»25, постепенно теряющего свои изначальные национал-радикальные коннотации26, сегодня многими трактуется как «слава [павшим] героям Майдана» («слава Небесной сотне»)27.

Утратив контроль над ситуацией и легитимность (в глазах собственных граждан и международного сообщества), в ночь на 22 февраля Янукович сбежал из столицы, а спустя несколько дней – из страны. Верховной Радой был утвержден новый состав Кабинета министров во главе с А. Яценюком, исполняющим обязанности президента стал А. Турчинов, была определена дата досрочных президентских выборов.

Из-за слабости нового руководства страны, вошедшего во властные кабинеты буквально с улиц, фронды региональных элит к вчерашним оппозиционерам и сомнений в легитимности новой власти у значительной части населения южные и восточные регионы страны охватила новая кампания протестов. Ситуация усугубилась российским вмешательством. В последних числах февраля в Автономной Республике Крым власть де-факто перешла к сепаратистам, взявшим полуостров под контроль при активной поддержке вторгшихся на украинскую территорию российских солдат. Помимо собственно солдат российских вооруженных сил, во взятии Крыма под контроль принимали активное участие вооруженные члены парамилитарных неоказачьих объединений и другие группы российских добровольцев. Сами сепаратисты сформировали собственные вооруженные формирования – их костяк составили бывшие бойцы расформированных милицейских спецподразделений «Беркут» и активисты крымских пророссийских неоказачьих группировок.

На протяжении марта в ряде восточных украинских регионов (в первую очередь – в Харькове, Луганске, Донецке) происходили массовые сепаратистские и пророссийские выступления, время от времени принимавшие агрессивный характер. Милиция и органы местной власти нередко были не в состоянии поддерживать порядок и обуздать волну насилия, либо даже оказывали поддержку противникам нового руководства страны. В Харькове 14 марта украинские национал-радикалы из объединения «Правый сектор – Восток», сформированного на основе Социал-национальной ассамблеи, применили против нападавших пророссийских сепаратистов огнестрельное оружие, два человека погибли. Со стороны сепаратистов в столкновениях и нападениях на сторонников единства страны принимали участие активисты русских националистических групп, объединений, идеологию которых можно охарактеризовать как «советский патриотизм» (или «красный консерватизм»), и приехавшие из России активисты праворадикальных движений.

Апогея подобные столкновения достигли 2 мая в Одессе. Отряды пророссийских боевиков с применением огнестрельного оружия при попустительстве милиции напали на участников акции за единство Украины, часть которых составляли «ультрас» (футбольные хулиганы) – болельщики одесского ФК «Черноморец» и харьковского ФК «Металлист» (в этот день в городе проходил матч этих команд). Проукраинские активисты, обладавшие численным преимуществом, несмотря на вялые попытки милиции остановить их, обратили нападавших в бегство. Столкновения закончились жестоким разгоном лагеря пророссийских протестующих на Куликовом поле и поджогом Дома профсоюзов. В результате столкновения погибло 48 человек, большая часть (32 человека) – отравилась продуктами горения во время пожара внутри здания. Проблема участия правых радикалов (с обеих сторон) в одесской трагедии является одним из основных неразрешенных вопросов, связанных с произошедшим.

А в Донбассе в течение апреля пророссийские выступления приняли характер вооруженного мятежа. Выступления местных сепаратистов происходили при активной поддержке российских военных специалистов и добровольцев из России.

Не в последнюю очередь сепаратистские протесты в восточных и (в меньшей степени) южных областях Украины вызваны тем, что часть населения этих регионов под влиянием сначала проправительственной, потом российской пропаганды, воспринимает новую киевскую власть как нелегитимную и ультранационалистическую («бандеровскую», в соответствии с широко употребляемой терминологией). Страх перед мифическими «карателями» из «Правого сектора» мобилизует пророссийских сепаратистов, заставляет их объединяться в отряды «самообороны» и агрессивно реагировать на любые проявления украинского патриотизма со стороны политических оппонентов.

При этом как в беспорядках в Харькове и Одессе, так и в вооруженном мятеже в Луганской и Донецкой областях активное участие принимают добровольцы из России, члены национал-радикальных организаций – парамилитарных неоказачьих формирований28, «Черной сотни»29, Русского национального единства30, Евразийского союза молодежи31, «Другой России»32 и др.

С украинской стороны в действиях против сепаратистов в Донецкой области, равно как и в поддержании порядка в других неспокойных регионах, принимают участие подразделения, набранные из добровольцев, – некоторые структуры Национальной гвардии и отряды территориального обороны. В контексте данной статьи важно подчеркнуть, что в формировании этих подразделений принимали участие представители украинских национал-радикальных групп. Так, активисты «Правого сектора» вошли в состав батальонов территориальной обороны «Донбасс» и «Днепр», участники Социал-национальной ассамблеи33 и «Братства»34 – в батальон «Азов».

Антитеррористическая операция приводит к человеческим жертвам среди украинских граждан. В частности, и в тех местах, где воюют праворадикалы, и в некоторых других городах. Например, в Мариуполе 9 мая принимали участие добровольцы из батальонов «Азов» и «Днепр», в Красноармейске 11 мая – батальона «Днепр». И, по оценке некоторых специалистов, жертвы среди мирного населения в Красноармейске были вызваны недостаточной подготовкой бойцов «Днепра»35.

25 мая в Украине прошли досрочные выборы президента. Голосование прошло по всей стране, за исключением Автономной Республики Крым и большей части территории Луганской и Донецкой областей. Уверенную победу на них одержал бизнесмен Петр Порошенко, набравший 54,70 % голосов избирателей36.

На момент написания данного текста (работа над статьей была завершена 30 мая), украинский политический кризис еще нельзя считать урегулированным.

Украинские национал-радикалы накануне Майдана

Вопрос, какие политические группы в современной Украине могут быть названы национал-радикальными (праворадикальными, ультранационалистическими), не имеет однозначного ответа. Во-первых, в украинской политике не существует очевидной границы между умеренным национал-демократическим лагерем и радикальными партиями и движениями. Политические программы зачастую носят столь формальный характер, что не дают возможность провести однозначное разделение.

В специфической постсоветской украинской партийной системе в целом существует некоторая проблема поиска адекватного определения для идеологии той или иной политической силы – как по шкале «правые – левые», так и в рамках любой другой принятой в политической науке классификации. В основном, украинские политические проекты не имеют ярко выраженного и четко артикулированного идеологического «профиля» и, как отмечалось выше, нередко носят характер лоббистского представительства экономических интересов той или иной финансово-промышленной группы. Идеология не определяет политическое поведение подобных партий. Она только служит внешним баннером, призванным, при поддержке массированной прямой и косвенной рекламы (а часто и административного ресурса), обеспечить достаточную электоральную поддержку. Собственно, характерным примером в этом смысле является ставшая поводом для Майдана история с отказом Партии регионов от ранее провозглашенного курса на евроинтеграцию. В этих условиях политическая программа воспринимается либо как чисто формальный документ, необходимый для регистрации, либо как площадка для безответственных популистских обещаний. Что же говорить о предвыборной агитации, часто содержащей максимум обещаний избирателю с минимумом конкретизации относительно механизмов достижения грядущего царства изобилия? Кроме того, с учетом регионального разброса в ценностях и ожиданиях украинских граждан крупные политические силы, претендующие на широкую поддержку, в значительной степени цинично варьируют свою пропаганду по вопросам, имеющим неоднозначную трактовку, в зависимости от региона, либо же старательно избегают конкретизации позиции по этим вопросам.

Эти особенности украинского политического контекста затрудняют однозначное определение предмета исследования.

Например, довольно интересные результаты дает анализ программ кандидатов в президенты на прошедших выборах. Официальная предвыборная программа лидера демонизированного в СМИ «Правого сектора» Дмитрия Яроша за исключением ситуативных пунктов, связанных с противодействием российской политике в Украине (таких, например, как «уничтожение российской агентурной сети на территории Украины, ликвидация всех проявлений сепаратизма» или «запрет трансляции антиукраинских СМИ»), не содержит никаких специфических праворадикальных или ультранационалистических идей. Более того, программа Д. Яроша скорее отражает вполне либеральное мировоззрение37. А вот программа никак не проявившего себя во время протестов Василия Куйбеды, председателя относительно умеренно националистической консервативной партии Народный Рух Украины, содержит больше тезисов, традиционно присущих национал-радикалам (таких как «объединение нации вокруг украинских духовных ценностей» или «воспитание сознательного украинского гражданина»), оперирует такими типично ультраправыми конструктами, как «пятая колонна», «антиукраинский режим», «антигосударственные политические силы»38. Наиболее же радикальная риторика содержится в программе Олега Ляшко, которого до начала этой избирательной кампании никто не относил к националистическому лагерю (по многим параметрам – безудержный популизм, скандальность и радикальность риторики – этого украинского политика сравнивают с Владимиром Жириновским).

Один из общепринятых признаков правого радикализма – ксенофобия. Риторика, направленная против представителей тех или иных этнических или религиозных групп, представителей ЛГБТ-сообщества и др., фиксируется не у всех правых радикалов, но у большинства. Проблему, однако, представляет тот факт, что на постсоветском пространстве в силу низкой политической культуры представители формально вполне умеренных политических сил или даже левых по идеологии партий, позволяют себе (как правило, без каких бы то ни было дисциплинарных последствий со стороны партийного руководства) ксенофобные высказывания. Так, например, Левко Лукьяненко, бывший диссидент и автор Акта об украинской независимости, принятого Верховной Радой 24 августа 1991 г., неоднократно допускал антисемитские и расистские пассажи39, что не мешало ему два созыва подряд быть народным депутатом от умеренного Блока Юлии Тимошенко. О. Тягныбок был избран в 2002 году в Верховную Раду при поддержке блока Виктора Ющенко «Наша Украина» и вошел в состав парламентской фракции этого объединения, еще будучи представителем Социал-национальной партии Украины. Правда, когда Тягныбок допустил в своем известном выступлении резкие антисемитские высказывания40, он был из фракции исключен (что стало уникальным случаем в украинской политической практике).

Поскольку в рамках данной статьи не предполагается разрешение терминологических и классификационных проблем, я предлагаю здесь сугубо ситуативное и оперативное определение термина «радикализм». Для того чтобы не углубляться в терминологические дебри, сразу предложу главный квалификационный признак, представляющийся, на мой взгляд, принципиально важным для определения радикализма: отношение к политическому насилию41. Я осознаю всю концептуальную уязвимость этого критерия, однако он позволяет ограничить круг организаций, являющихся объектом данного исследования и помогает (что, пожалуй, является наибольшей методологической сложностью) относительно четко разграничить национал-радикалов и умеренные национал-демократические группы.

В данной статье я называю праворадикальными группы, которые в своей пропаганде легитимируют насилие как средство политической борьбы, воспевают (или как минимум оправдывают) исторические случаи политического насилия, призывают к насилию и сами практикуют насилие по отношению к идеологическим противникам или представителям меньшинств либо же в борьбе за власть.

Так, идеология Молодежного националистического конгресса (МНК) мало чем отличается от идеологии «Тризуба» им. С. Бандеры – они основаны на традиционной парадигме Организации украинских националистов (ОУН). Обе организации старательно воспроизводят ритуалы и символы ОУН, как бы архаично они не выглядели в современном политическом контексте. Однако активисты «Тризуба» неоднократно принимали участие в актах насилия на почве ненависти (например, в серии гомофобных нападений в сентябре 2009 года42) и в нападениях на политических оппонентов (например, на коммунистов43), посредством самодельных взрывных устройств уничтожали памятники44, а обвинялись45 (хотя, может быть, без достаточных оснований46) и в более серьезных преступлениях. Активисты МНК на системном уровне и при явной поддержке руководства организации в подобной активности замечены не были. Участие отдельных членов организаций в стычках с политическими оппонентами фиксировалось, однако для меня представляет важность именно системность, «неслучайность» фактора насилия в идеологии и деятельности организации.

Здесь, конечно, следует оговорить специфику общественно-политического контекста в ходе противостояния общества и правоохранительных органов зимой 2013–2014 года. Хотя именно активисты праворадикальных групп начали первое столкновение с милицией, произошедшее по инициативе митингующих 1 декабря 2013 г. (которое было следствием жестокого разгона бойцами спецподразделений МВД студентов в ночь на 30 ноября), в основном в противостоянии принимали участие простые граждане самых разных взглядов. В ситуации января-февраля 2014 года, когда милиция и мобилизованные властью «титушки» начали убивать противников режима, в противостоянии приняли участие десятки тысяч людей. Не думаю, что людей, взявшихся за булыжник или даже за «коктейль Молотова», например, вечером 18 февраля, оправдано называть «радикалами» (тем более, имея в виду «национал-радикализм»).

В связи с этим мне представляется уместным подробно рассмотреть роль в протестном движении праворадикальных групп, в достаточной степени проявивших себя в насильственной деятельности до начала Майдана. Если отталкиваться от этого критерия, предметом данной статьи являются такие организации, как «Тризуб», Украинская национальная ассамблея (УНА), Социал-национальная ассамблея (СНА), «Патриот Украины», «С14», «Братство», а также более мелкие группировки, не игравшие самостоятельной роли, но выступавшие в составе ультраправых коалиций – «Белый молот», «Misanthropic division», «Нарния», «Викинги», и др. С точки зрения идеологии, некоторые из этих групп можно назвать неонацистскими в собственном смысле этого слова (СНА, «Патриот Украины», «С14», «Misanthropic division»), некоторые представляют собой скорее относительно умеренный национал-консерватизм («Тризуб»), некоторые, бравируя национал-революционной риторикой, в своей политической деятельности в основном ограничивались отработкой политтехнологических провокационных схем («Братство», в какой-то степени УНА). Роль ксенофобии в идеологии и риторике этих организаций разная: так, «Тризуб» последовательно отвергает этноцентризм, антисемитизм и ксенофобию47 (допуская при этом гомофобию), за что подвергается критике со стороны СНА48. Идеология «Белого молота», «Патриота Украины» или СНА, в несколько меньшей степени С14, смело может быть названа неонацистской и расистской49.

Рядовые члены и даже лидеры этих организаций постоянно действовали в криминальном поле. Так, практически все руководство и ключевые активисты «Патриота Украины» (Андрей Билецкий, Олег Однороженко, Игорь Мосейчук и др.) в 2011–2013 годы либо находились под следствием, либо были осуждены. Это, кстати, способствовало росту их известности и формированию сочувственных настроений со стороны широких оппозиционных кругов. В силу того, что далеко не всегда обстоятельства уголовных дел были однозначными, национал-радикалы воспринимались частью общества как подвергающиеся репрессиям патриоты. Их образ романтизировался или даже героизировался – в этом контексте можно вспомнить дела «сумских патриотов»50 или «васильковских террористов». В последнем случае речь идет о лидерах «Патриота Украины» из Василькова Киевской области. Знаковыми в этом деле стали имена И. Мосейчука и Сергея Бевза, депутатов Васильковского горсовета. По первоначальной информации правоохранительных органов, они готовились совершить теракт либо в центре Киева, либо в самом Василькове во время народных гуляний по случаю Дня независимости. Позже следствие пришло к версии, что национал-экстремисты собирались взорвать памятник Ленину в одном из городов Киевской области. Следствие и суд длились несколько лет51. Уже во время протестов, в январе 2014 года, «васильковские террористы» были признаны виновными в подготовке террористического акта и приговорены к длительным срокам лишения свободы. Репрессии затронули и «Тризуб».

Все эти организации или являются парамилитарными сами по себе (активисты «Тризуба» и «Патриота Украины» всегда носили камуфляж, как и значительная часть активистов УНА), или уделяют особое внимание физической подготовке актива и имеют отдельные «военно-спортивные» группы в своем составе. Практически вся деятельность «Тризуба» на протяжении 20 лет сводилась к военно-патриотическому воспитанию молодежи (за счет полного игнорирования собственно политического процесса52). В силу этого именно «Тризуб» оказался лучше всего готов к физическому противостоянию с правоохранительными органами. Кроме того, Д. Ярош еще летом 2013 года сделал совершенно верный прогноз о скором возникновении силового конфликта с властью53. Эти факторы выдвинули ранее совершенно маргинальный и мало кому известный «Тризуб» и созданный на его основе «Правый сектор» на первый план политической жизни, как только ситуация действительно приобрела революционный характер.

Несколько сложнее дело обстоит с Всеукраинским объединением «Свобода», которая к началу протестов уже год как являлось парламентской партией. Руководство партии еще накануне выборов в Верховную Раду в 2012 году начало активную работу по формированию респектабельного имиджа и снижению градуса радикальной риторики. В какой-то степени этот процесс был продолжением идеологической эволюции, начатой О. Тягныбоком еще в 2004 году, когда Социал-национальная партия Украины (СНПУ) стала называться «Свободой». «Ребрендинг» СНПУ сопровождался отказом от символики (ранее ее эмблемой был «волчий крюк»54, использовавшийся в символике войск СС и широко известный как неонацистский графический знак в некоторых западноевропейских странах) и роспуском партийного парамилитарного формирования «Патриот Украины»55.

Однако активисты организации принимали участие в серии как минимум хулиганских, а то и насильственных гомофобных инцидентов во Львове и Киеве в сентябре 2009 года, или в массовых беспорядках во Львове в мае 2011 года. Похоже, что для «Свободы» эти эпизоды не являются принципиально важными, однако руководство организации одобряет подобную активность, а сам лидер призывал ранее «брать автоматы на шеи» и «бороться против оккупантов», описываемых в этнических терминах. Кроме того, очевидна важная роль ксенофобии в идеологии и пропаганде «Свободы»56. Наконец, на региональном уровне «Свобода» активно взаимодействует с практикующими насилие на системном уровне уличными молодежными неонацистскими субкультурными группировками. В Киеве подобная группировка «С14»57 (лидер – Евгений Карась) практически выполняла функцию молодежной организации «Свободы», при этом ее участники неоднократно нападали на левых активистов.

В силу указанных факторов я решил включить ВО «Свобода» в список объектов данной статьи.

К событиям Майдана эта партия подошла как первый успешный праворадикальный политический проект за всю историю украинской независимости58.

В 2012 году она продемонстрировала хороший результат на парламентских выборах, получив 10,44 % голосов избирателей по партийным спискам. Кроме того, выдвиженцы «Свободы» победили в 12 одномандатных мажоритарных округах. Как минимум одного из «одномандатников» – Юрия Михальчишина – я могу с полным основанием назвать неонацистом59. Еще несколько членов фракции – в частности, Ирина Фарион60, Игорь Мирошниченко61 – известны своими ксенофобскими, в том числе антисемитскими высказываниями.

Для понимания масштаба электорального успеха ультраправых следует лишний раз напомнить, что на выборах 2006 и 2007 годов «Свобода» получала поддержку 0,36 % и 0,76 % избирателей. В 2012 году «Свобода» продемонстрировала небывалый для традиционной «западенско-бандеровской» политической партии результат. Особенно это очевидно при анализе регионального аспекта голосования. В Киеве партия получила больше 17 % голосов. Партия уверенно преодолела пятипроцентный барьер во многих областях Центральной и даже Восточной Украины (например, в Сумской области). Два депутата от партии были избраны в одномандатных округах в левобережной Украине – в Киеве и в Полтавской области. На выборах в местные органы власти в 2010 году, на которых «Свобода» сделала первую серьезную заявку на успех, она только-только неуверенно перешагнула Збруч, проведя своих кандидатов в Хмельницкой и Киевской областях.

Что обусловило успех «Свободы» в 2012 году?

Со своей стороны, партия еще раньше сделала вряд важных шагов – отказалась от неонацистской символики и шокирующего названия, выдвинула из своих рядов ряд ярких спикеров, активно работала на уличном уровне и сформировала демонстрирующую объективно хорошие мобилизационные показатели всеукраинскую активистскую сеть.

Однако представляется, что большую роль сыграли внешние факторы, касающиеся изменений политического контекста в стране в целом.

Во-первых, еще в последние годы президентского срока Виктора Ющенко ощущалось разочарование избирателя в умеренных национал-демократических партиях, погрязших в раздорах и оказавшихся не способными противостоять реваншу сил, которые национально ориентированный избиратель воспринимает как угрожающие его идентичности, культуре и языку. Избиратель, уставший от приевшихся лиц и брендов, которым он доверил страну после «Оранжевой революции» и которые не смогли оправдать его доверия, искал «новое политическое лицо», способное персонализировать ожидание перемен и улучшения. На этом эффекте был основан взлет Сергея Тигипко и Арсения Яценюка в 2010 году, и партии «УДАР» Виталия Кличко в 2012 году. Часть политических дивидендов от поиска новой силы получил и Олег Тягныбок.

Во-вторых, после победы Януковича на выборах происходила последовательная и, как представляется, со стороны власти сознательная, радикализация в значительной степени искусственного противостояния в обществе по вопросам культуры, языка и идентичности. Политика правительства начиная с 2010 года воспринималась многими украинскими избирателями как антинациональная, особенно в том, что касается, по их мнению, «предательства украинских национальных интересов в пользу России», а также в антиукраинской позиции в культурной политике внутри страны. В этой ситуации радикальная риторика украинских националистов людьми, придерживающимися в целом вполне умеренных взглядов, стала восприниматься как допустимая или даже уместная.

Наконец, представляется, что значительная часть избирателей проголосовало за «Свободу» совсем не из-за ее националистического характера, а просто потому, что партия обладала наиболее полноценным имиджем радикальной оппозиции62. В одномандатных округах за ее представителей голосовали не из особой любви к идеологии социал-национализма, а просто потому, что это были согласованные кандидаты от объединенной оппозиции, выдвинутые «Свободой» по квоте согласно договоренности с «Батькивщиной». Некоторым эта партия представлялась эталоном последовательной оппозиционности к действующей власти – на момент выборов 2012 года у многих избирателей еще были сомнения относительно искренности оппозиционной риторики и В. Кличко, и А. Яценюка.

Ультраправые на Майдане: от Банковой до Грушевского

Таким образом, к концу 2013 года украинские правые радикалы представляли собой два разных лагеря: с одной стороны, относительно массовая парламентская партия «Свобода», с другой – разнообразные в идеологическом плане маргинальные немногочисленные «уличные» группировки. Буквально в первые дни протестов часть непарламентских ультраправых объединилась под зонтичным «брендом» «Правого сектора».

Поскольку «Свободе» на Майдане в этом сборнике посвящена статья ведущего специалиста по украинским ультраправым Антона Шеховцова, основное внимание я уделю «Правому сектору» – тем более что именно эта организация очень скоро стала в первую очередь ассоциироваться с понятием «национал-радикализм».

Согласно имеющимся свидетельствам, название возникло в ночь с 24 на 25 ноября, когда один из выступающих у микрофона, Владимир Стретович, стремясь предупредить атаку милиции с правой стороны площади от сцены, с трибуны призвал «ребят-националистов» «держать» «правый сектор»63.

В первые дни Майдана речь шла об аморфном ситуативном объединении праворадикальных активистов «Тризуба», УНА, СНА, «Белого молота» и примкнувших к ним футбольных хулиганов. Их было несколько десятков человек. Причиной, заставлявшей их обособиться от других протестующих, были идеологические отличия: национал-радикалы скептически (или даже негативно) относились в евроинтеграции – лозунгом объединения было «Против режима и интеграций!»64. По словам одного из лидеров объединения, заместителя председателя «Тризуба», «речь шла о том, что мы должны завершить национальную революцию и скинуть режим, который мы называем режимом внутренней оккупации. С самого начала мы шли не за евроинтеграцию, а за то, чтобы завершить национальную революцию»65.

По словам Артема Скоропадского, праворадикального активиста и журналиста, ставшего впоследствии пресс-секретарем организации, «в первые дни, когда речь еще не шла об отставке президента, на Евромайдан приходили представители ЛГБТ-сообщества66, леваки, анархисты, либералы и радикальные либералы. Чтобы как-то себя обозначить и оградить от маленьких групп ЛГБТ, мы придумали спонтанное название “Правый сектор”»67. «Ограждали» себя националисты от идеологических оппонентов привычным для них способом – нападениями и насильственным вытеснением «нежелательных» элементов с Майдана.

24 ноября представители националистических групп отбирали плакаты у активисток группы «Феминистическая офензива», присоединившихся к протестам с лозунгами против гомофобии и за гендерное равенство. 26 ноября правые радикалы напали на активистов левого движения, вышедших на Майдан с социальными лозунгами (за бесплатное образование и дешевый общественный транспорт). Нападавшие назвали левых участников протестов «шавками». Национал-экстремисты пустили в ход баллончик со слезоточивым газом. Одному из левых активистов сломали палец68. 27 ноября ультраправые радикалы, поощряемые с трибуны, снова воспрепятствовали попытке левых активистов выйти на Евромайдан со своими лозунгами, вырывая у них из рук плакаты и вытесняя их за пределы митинга69. 28 ноября около 30 активистов праворадикального движения, применив баллончики со слезоточивым газом, атаковали акцию за права женщин, проходившую под лозунгами «Украинским женщинам – европейскую зарплату», «Европа – это оплачиваемые декретные отпуска» и др. В результате нападения пострадали два молодых человека и одна девушка70.

Таким образом, физически препятствуя тому, чтобы на Майдане была артикулирована альтернативная точка зрения, немногочисленные национал-радикалы сумели навязать значительной части протестного движения свой дискурс. Тут необходимо отметить, что в силу ряда причин у протестного движения не было выработано другого символического языка, помимо националистического. Трибуна Майдана не смогла предложить протестующим массам евроинтеграционные лозунги, которые по популярности могли бы сравниться со стандартным «Слава Украине! – Героям слава!» или даже ультранационалистическим «Слава нации! – Смерть врагам!».

Пока немногочисленные на тот момент сторонники «Правого сектора» боролись с инакомыслием на Майдане, «Свобода» на правах самой радикальной из оппозиционных партий пыталась безуспешно оседлать волну протестных движений. 24 ноября сторонники этой партии устроили довольно бессмысленную потасовку с милицией возле здания Кабмина71. Пожалуй, это был первый и последний раз, когда «Свобода» выступала двигателем радикального сценария, – в дальнейшем она совершенно утратила инициативу и не успевала за происходящими событиями.

Между тем саммит в Вильнюсе прошел, и количество митингующих стало резко уменьшаться – явного смысла продолжать оставаться на Майдане не было. И тогда произошло событие, перевернувшее ход протестов и изменившее всю украинскую историю: власть, не дожидаясь, пока участники акции сами разойдутся, отдала приказ «зачистить» площадь от ночевавших там студентов.

Место активистов «Правого сектора» в ночном побоище 30 ноября не вполне ясно. Они явно готовились к столкновениям – уже накануне они позировали с дубинками и закрытыми лицами. Впоследствии милиция утверждала, что ее жесткие действия были спровоцированы агрессивными молодчиками в масках, которые бросали в сотрудников правоохранительных органов пылающие поленья, камни и бутылки72. Один из лидеров УНА (и впоследствии руководитель «Правого сектора» в киевском регионе) Игорь Мазур утверждал, что бросать в милицию деревянные головешки начали нанятые провокаторы, хотя тут же добавлял: «Но среди них были и те, кто не являлся провокатором, – просто у людей психотип такой, вот и кидали»73. Сайт «Тризуба» писал: «…националисты “Правого сектора” вступили в неравную схватку со спецподразделениями мусоров и, оказывая яростное сопротивление, до последнего сдерживали натиск хорошо экипированных и вышколенных шакалов»74. Один из лидеров «Тризуба» впоследствии говорил: «Мы защищали людей, как могли, однако силы врага были слишком превосходящими, поэтому долго защищать не удалось»75. Правда, ни на одной видеозаписи мне не удалось увидеть ни нападавших на милицию, ни защищавшихся людей в масках. Скорее в силу случайности (как утверждает Игорь Мазур) национал-радикальных активистов милиция оттеснила не к стеле в центре площади, где произошло основное побоище, а к подземному переходу, откуда они смогли организованно уйти.

Днем 30 ноября на Михайловской площади представители «Правого сектора» (скорее всего, из «Тризуба») организовали для всех желающих обучение приемам противодействия сотрудникам правоохранительных органов76. Инструкторы организовали тренировки по групповым действиям с подручными средствами, используемыми в качестве холодного оружия. Тогда же активисты стали собирать булыжники, готовясь сопротивляться возможной новой попытке разгона лагеря протестующих.

Сам Д. Ярош утверждает, что именно «когда мы уже отошли на Михайловскую площадь … окончательно возник Правый сектор»77.

Возмущение неоправданным применением силы со стороны правоохранительных органов способствовало стремительному увеличению численности протестующих самой разной политической и идеологической ориентации. Насилие, примененное по отношению к мирным студентам на Майдане, резко радикализовало общественные настроения. «Правый сектор», выступавший ядром для парамилитарной мобилизации, стал обрастать активом. Националистические сообщества в социальных сетях наполнились инструкциями по изготовлению средств защиты и самодельного оружия.

1 декабря в ходе массовой демонстрации активисты национал-радикальных групп футбольные хулиганы, отдельные радикально настроенные активисты «Свободы» и других партий и просто возмущенная побоищем на Майдане жаждущая действий протестующая молодежь искали возможность сорвать злость на милиции и органах власти. Надо сказать, что основная масса митингующих (по примерной оценке, в демонстрации приняло участие 700 тысяч человек) была настроена на мирную акцию, но несколько десятков (позже – сотен) человек провоцировали противоправные действия.

Правые радикалы принимали участие в захвате зданий Киевской городской государственной администрации (КГГА), предварительно побив стекла с фасада здания, и Дома профсоюзов. КГГА целиком взяла под свой контроль «Свобода» и ее молодежное крыло «С14»; внутри были развешаны не только партийная, но и неонацистская символика – например, флаг с кельтским крестом. Возле входа в здание КГГА был нарисован «волчий крюк». Сторонники «Правого сектора» закрепились на пятом этаже Дома профсоюзов.

Апогеем насильственных действий в ходе протестных акций 1 декабря стала попытка прорыва кордона военнослужащих внутренних войск и сотрудников милиции на улице Банковой («штурм Администрации президента») в середине дня. На Майдане, где осталось большинство протестующих, проходил массовый митинг, но часть манифестантов оказалась втянута в противостояние с милицией.

Драку начали несколько десятков человек, экипированных так, как рекомендовали готовиться к столкновениям в сообществах «Правого сектора» в социальных сетях. Они пытались прорвать шеренгу солдат внутренних войск МВД, используя дубинки, цепи, пиротехнику, камни и даже угнанный с Майдана грейдер. Некоторые общественные активисты и оппозиционные политики, включая будущего президента Украины Петра Порошенко, пытались остановить насилие, но радикалы их не слушали. После нескольких часов безуспешных попыток прорвать кордоны демонстранты подверглись ответной атаке «Беркута». Сотрудники милицейских спецподразделений жестоко избивали всех, кто не успел убежать, включая журналистов. Позже, вечером, активисты праворадикальных групп, включая членов ВО «Свобода», попытались снести памятник Ленину на бульваре Шевченко и приняли участие в последовавших столкновениях с сотрудниками спецподразделений милиции. Самым важным итогом дня стало то, что протесты утратили мирный характер.

Активное участие национал-радикалов в насильственных действиях 1 декабря78 дало основание власти говорить о том, что тон протестам задают фашисты79, а оппозиции – о том, что власть использует провокаторов в рядах демонстрантов80. Довольно очевидно, что именно власти было выгодно повернуть противостояние в силовое русло, чтобы выставить оппозицию в невыгодном свете и иметь в глазах международного сообщества легитимный повод разогнать протестующих. Однако неопровержимых данных, которые позволили бы однозначно судить, что произошедшее было подготовленной властью провокацией, до сих пор нет.

На сайте «Тризуба» после событий появился текст с характерным названием «Исповедь провокатора», в которой автор открыто признавал: «1 декабря мы нанесли атаки первыми. И что же произошло? Действия настоящих провокаторов катализировали психологию жертвы, и нас стали называть “провокаторами”»81. Материал с сайта вскоре был удален, но успел разойтись по интернету, а на следующий день на сайте появилась статья «Слава Украине! – “Провокаторам” слава!» с тем же посылом, но не от первого лица и без прямого утверждения о совершении преступлений82.

Часть нападавших, которая была подготовлена наилучшим образом, имела бросавшуюся в глаза нарукавную повязку с «волчьим крюком» – символом СНА и «Патриота Украины». И. Мазур, не отрицавший, что люди из «Правого сектора» были на Банковой, тем не менее именно эту группу назвал «провокаторами, которые должны были подготовить разгон людей»83. Однако в непосредственной близости от места столкновений были замечены идеолог «Патриота Украины» О. Однороженко, дававший распоряжения своим людям, и лидер хулиганско-экстремистской группы «Братство» Дмитрий Корчинский. В силу того, что последний долгие годы занимался скорее отработкой политтехнологических заказов на грани провокации, чем собственно политикой, в глазах части общественности он автоматически стал ответственным за произошедшее. Корчинский был даже объявлен в розыск, но сумел скрыться за границей84.

Несмотря на некоторые не до конца проясненные моменты, я склоняюсь к выводу, что произошедшее на Банковой не было искусственно созданной провокацией. Эскалация конфликта была предопределена самой логикой развития событий и характером вовлеченных в процесс акторов – в том числе национал-радикалов. При этом большая часть манифестантов на том этапе еще не воспринимала силовой характер противостояния как естественный, сотни тысяч человек мирно митинговали меньше чем в километре от уличных боев и считали, как и лидеры политической оппозиции, участников столкновений на Банковой «провокаторами» и внедренными в протестное движение «титушками». Среди участников массовых акций ходили листовки типа «Не поддавайтесь на провокации преступного режима! Не будьте оружием в руках власти!», в которых содержались даже инструкции, «как их распознать»: «Все их слова и действия направлены на разжигание в людях злобы и насилия»85.

Даже Тягныбок настаивал на том, что радикализация протестов осуществляется руками провокаторов-«титушек»86.

Эскалация насилия между тем продолжалась. 4 декабрянесколько десятков правых радикалов, предположительно – сторонников «Свободы», напали на персонально известных своей левой позицией активистов Конфедерации свободных профсоюзов Украины (КСПУ) братьев Левиных, раздававших агитационные материалы на Крещатике. Нападавшие называли профсоюзных активистов «шавками». Анатолию Левину сломали ребра, Александру Левину сломали нос и рассекли скулу, Денис Левин пострадал от применения слезоточивого газа из баллончика. Кроме того, нападавшими было испорчено имущество КСПУ – палатку порезали ножами, сломали звукоусиливающую технику, украли генератор87.

Нападению предшествовало подстрекательское обращение со сцены Евромайдана: «Уважаемые мужчины! Тут есть мужчины? Тут есть мужчины?! Ага, понятно… Братья, мне сообщили, что здесь, со стороны метро “Крещатик”, тусуются, почему-то под красными знаменами, ну, впрочем, под какими же еще, не под украинскими же, группа паршивых “титушек”. Я думаю, что мужчины знают, что дальше делать». Сообщение о наличии у профсоюзных активистов красных флагов было дезинформацией, более того, агитация КСПУ была согласована руководством профсоюза с лидерами Евромайдана. Лидер профсоюза Михаил Волынец далек от коммунистических взглядов и является народным депутатом от партии «Батькивщина». Однако братья Левины действительно являются левыми активистами и, вероятно, были персонально идентифицированы как коммунисты кем-то из ультраправых участников Евромайдана. Возможно, инициатором нападения был народный депутат Украины от партии «Свобода» Игорь Мирошниченко, замеченный возле палатки КСПУ незадолго до процитированного выше обращения со сцены и присутствовавший при окончании нападения. Комментируя произошедшее на камеру, он сказал об одном из пострадавших активистов: «Если он будет за Ленина что-то говорить, я ему лично морду набью».

Видеозапись инцидента была выложена в интернет с предуведомлением: «Активистами Майдана была обезврежена группа коммунистов-провокаторов возле метро Крещатик». Комментарий пользователя, выложившего видео, гласил: «Коммунисты пытались спровоцировать патриотических протестующих Евромайдана на столкновение, но были вовремя выявлены и отстранены от мирного протеста»88.

8 декабряправые радикалы, члены партии «Свобода» и сторонники объединения «Правый сектор», разрушили памятник Ленину на бульваре Шевченко89.

В ночь на 11 декабрясотрудники правоохранительных органов предприняли безуспешную попытку силового разгона Евромайдана. Хотя активисты «Свободы» сыграли заметную роль в противостоянии, особенно в обороне КГГА, все же несравненно больший вклад в победу в этом многочасовом столкновении внесли простые активисты и горожане, стекавшиеся на Майдан при первой информации о готовящемся штурме. Из организованных групп на первый план выдвинулась Самооборона Майдана, которую еще 1 декабря начал создавать народный депутат Андрей Парубий90. Все праворадикальные группировки влились в ее структуру. «Правый сектор» стал 23-й сотней Самообороны. «Свобода», ее официальная молодежная организация «Сокол» и группировка «С14» сформировали 2-ю сотню им. Святослава Храброго. Самооборона в чем-то копировала уже хорошо зарекомендовавшие себя самодельные методы защитной амуниции, испытанные «Правым сектором», но стремительно превзошла его. В силу организаторских способностей Андрея Парубия и хорошо налаженной логистики Самооборона быстро смогла снабдить себя не только амуницией, но средствами связи, элементами униформы, символикой, а позже – и оружием.

После декабрьской попытки разгона Майдана в рядах протестующих произошел психологический перелом: насилие окончательно стало легитимным языком разговора с властью – и друг другом. Как и ранее, особенно преуспевали в этом правые радикалы.

12 декабря группа активистов «Свободы» в масках в количестве около 30 человек напала на активистов общественного движения «Общее дело» в одном из помещений захваченного протестующими здания КГГА. Руководил нападением народный депутат от «Свободы» Эдуард Леонов. Нападавшие, используя палки, кастеты и огнетушители, избили и прогнали активистов из помещения, обвиняя их в «дезертирстве» во время штурма здания «Беркутом» в ночь на 11 декабря. Одна из активисток движения была госпитализирована91.

23 декабря активисты «Самообороны» по указанию депутата от «Свободы» Святослава Ханенко, руководителя медицинской службы Майдана, с территории палаточного городка прогнали участников неформального объединения «Медики – волонтеры Майдана». Добровольцы оказывали помощь пострадавшим в ходе массовых беспорядков 1 декабря, когда централизованная медслужба Майдана еще не работала. Всеукраинский совет защиты прав пациентов организовал на сцене Евромайдана награждение участников группы «Медики-волонтеры» и сотрудников Красного Креста, мужественно проявивших себя при помощи пострадавшим. После награждения охрана Майдана, ссылаясь на указание Ханенко, в грубой форме прогнала медиков-волонтеров92. Возможно, это было связано с тем, что медицинскую помощь пострадавшим на Банковой организованно оказывала группа левых активистов93, ошибочно отождествленная с «Медиками – волонтерами Майдана», базировавшимися в Михайловском монастыре.

В конце января – начале февраля 2014 года в Киеве неоднократно упоминались, но не фиксировались документально случаи нападений на почве расовой ненависти со стороны участников «С14» и некоторых групп, входящих в состав «Правого сектора»94. Верифицировать эти инциденты не удалось.

Для верного понимания и корректной интерпретации этих и иных приведенных выше фактов я хочу сделать особый акцент на стремительно менявшемся в ноябре 2013 – январе 2014 года контексте. Брутальное неспровоцированное насилие, инициированное сотрудниками правоохранительных органов и вооруженными сторонниками режима, носило на несколько порядков большие масштабы, нежели отдельные случаи насилия со стороны представителей праворадикальных организаций. Количество бандитских нападений на активистов протестного движения в разных регионах также значительно превосходило объемы насилия на идеологической почве, зафиксированные на самом Майдане95. Собственно, это, пожалуй, главное, что необходимо осознать для правильного понимания места радикальной риторики и действий в протестном движении. Массы участников Майдана радикализировались постепенно под воздействием контекста. На протяжении длительного периода времени они были жертвами системного и последовательного террора со стороны режима и поддерживающих его сил. Только это обстоятельство заставляло представителей либеральной интеллигенции и «среднего класса» задуматься об участии в самообороне и выдвигало на передний план борьбы более подготовленных к физическому противостоянию людей – например, футбольных хулиганов или участников ультранационалистических парамилитарных формирований.

В центре внимания общественности правые радикалы оказались в конце января. После того, как власть 16 января приняла пакет репрессивных законов, выводящих протесты за легальные рамки («законы о диктатуре»), участникам выступлений стало очевидно, что режим готовится к силовому разгону Майдана. Представители парламентской политической оппозиции пребывали в растерянности и не смогли предложить участникам массовых акций эффективного сценария противодействия этим намерениям. 19 января представитель движения Автомайдан со сцены призвал протестующих идти к зданию Верховной Рады и устроить там пикет. Партийные лидеры, в том числе В. Кличко, пытались остановить людей, но безуспешно. Протестующие были недовольны пассивной позицией политических лидеров. Оппозиция не только не контролировала происходящее – она не успевала даже реагировать. В начале ведущей к зданию парламента улицы Грушевского выстроился кордон милиции, который протестующие начали прорывать. Так началось противостояние, с которым стали связывать «Правый сектор».

На самом деле, вовсе не национал-радикалы начали столкновение. Оно произошло по инициативе активистов Автомайдана, решительно настроенных простых протестующих и одной из сотен Самообороны, выдвинувшейся с формальной задачей защиты людей, что в сложившихся обстоятельствах моментально повлекло за собой столкновение с милицией. Собственно, Д. Ярош и не утверждал, что это его сторонники инициировали столкновения. По его словам, «19 января на Грушевского приехали автомайдановцы, которые хотели подойти к Верховной Раде и пикетировать. “Правый сектор” организовано подошел, когда там были уже сотни людей. Мы попробовали поговорить с милицией, договориться, чтобы нас пропустили. Они отреагировали очень агрессивно. А дальше вы знаете – начались активные действия»96.

Тем не менее, именно с брендом «Правого сектора» в массовом сознании ассоциируются события на улице Грушевского. Произошло это потому, что уже вечером 19 января «Правый сектор» официально объявил, что берет на себя ответственность за все, что происходит возле центрального входа на стадион «Динамо» им. Валерия Лобановского97 (то есть в том месте, где улица Грушевского начинает подниматься к зданию Рады). На фоне вялых, растерянных и нерешительных руководителей оппозиционных партий Ярош сразу стал восприниматься как настоящий лидер происходящей украинской национальной революции98. В ситуации, когда «улица» была гораздо более радикальной, чем политики, любой, кто выходил на сцену Майдана и не стеснялся в выражениях, становился любимцем публики. Этим объясняется рост популярности депутата-популиста О. Ляшко, который ранее являлся в чистом виде политтехнологической фигурой99, однако на Майдане стал постепенно завоевывать авторитет радикальной риторикой. Напротив, О. Тягныбок, который три месяца невнятно пытался сдерживать радикальные настроения протестующих, растерял полученный в 2012 году кредит доверия – он оказался совершенно неадекватен собственной революционной риторике времен акции «Восстань, Украина!» весны 2013 года100.

«Правый сектор» же идеально отвечал запросам Майдана. Вокруг организации образовался героический ореол. После того, как на Грушевского начали гибнуть люди, никто больше не пытался придираться к участникам «Правого сектора» за то, что они носят маски, и никто больше не называл их провокаторами.

«Правый сектор» сумел сформировать образ, отвечающий запросу массы протестующих – образ решительной организации, которая готова защищать людей от «титушек» и карателей в форме сотрудников правоохранительных органов и противостоять на равных сотрудникам милицейских спецподразделений и спортсменов из «Оплота» (наиболее известной действовавшей в те дни в Киеве общественной проправительственной силы, созданной на основе харьковских клубов боевых искусств). Этим объяснялся всплеск интереса и симпатии к необандеровцам. Дмитрий Ярош, внезапно оказавшийся публичной фигурой, хотя и не был лишен обаяния, явно не умел говорить на камеру, смущался, а главное – совершенно не соответствовал образу страшного боевика. Однако он второй раз сумел ответить на запрос масс 21 февраля, когда заявил, что будет готов продолжать борьбу, если Янукович не уйдет в отставку – в отличие от лидеров оппозиционных партий, которые заключили соглашение с тогдашним президентом, чем вызвали возмущение Майдана, оплакивавшего убитых режимом накануне соратников.

Впрочем, репутация организации к этому моменту уже полностью сформировалась – на Грушевского. Кадры с молодыми людьми в камуфляже и «балаклавах», отвечающими «коктейлями Молотова» на милицейские пули, облетели все мировые СМИ (украинская революция оказалась невероятно фотогенична в своей завораживающей кошмарной красоте).

Однако хотя «Правый сектор» и был на Грушевского самой организованной группой, на самом деле нет никаких оснований отождествлять эту структуру со всеми протестующими, которые несколько дней вели позиционные уличные бои с милицией.

Дело в том, что «Правый сектор» оставался относительно малочисленной группой. К 19 января его численность была не более 300 человек101. После того, как он получил широкую известность, к началу февраля его «мобилизационный потенциал», как выразился Д. Ярош, в Киеве составлял примерно 500 человек102. В противостоянии на Грушевского за пять дней приняли участие тысячи человек. Нет никаких оснований считать их правыми радикалами – это были простые люди, мстившие милиции за жестокость и гибель товарищей.

Вообще, для правильного понимания роли правых радикалов в протестном движении необходимо отдавать себе отчет о пропорциях. Выше я писал, что приблизительная оценка численности участников Майданов по всей стране – около двух миллионов человек. В структурах Самообороны Майдана на начало февраля насчитывалось 12 тысяч человек (в Киеве)103, распределенных между 39-ю сотнями. Правыми радикалами в этой структуре была 23-я сотня «Правого сектора» в 300 человек и 2-я сотня «Свободы» численностью примерно в 150 человек104. Значительную часть из этих правых радикалов с полным основанием можно назвать неонацистами – однако это не дает, на мой взгляд, никакого основания для того, чтобы характеризировать как «неонацистское» все протестное движение.

Однако поскольку на щитах «Правого сектора» порой можно было идентифицировать неонацистскую символику («кельтские кресты», «знак «черного солнца», цифровую «шифровку» «14/88»), власти сделали упор на освещении деятельности этой организации. Отождествление активной части протестующих с «Правым сектором» и характеристика этой организации как «неонацистской» позволяли актуализировать описанную в начале статьи «антифашистскую» мобилизационную и пропагандистскую схему. Эксплуатация этой же парадигмы российскими СМИ с не менее очевидными пропагандистскими целями делает возможными все те фантасмагорические оценки, которые были приведены в начале статьи.

В масштабе трагических событий 18–20 февраля, когда в столкновениях принимали участие десятки тысяч человек, несколько сотен активистов «Правого сектора» были просто незаметны. Многие участники протестного движения даже утверждали, что в самые критические моменты штурма Майдана в ночь на 19 февраля вообще не видели представителей этой структуры105. А Евгений Карась, полагая, что Майдан обречен, и в самом деле увел участников «С14» с площади, как только милиция начала стрелять из автоматического оружия – сочувствующие дипломаты пригласили неонацистов укрыться на территории посольства106.

По иронии судьбы, В. Янукович, по всей видимости, умудрился поверить в созданный его пропагандой образ. Иначе трудно объяснить тот факт, что 20 февраля, на пике кровопролития, чувствуя, что контроль над ситуацией ускользает от него, президент страны решил встретиться именно с Д. Ярошем. По словам лидера «Правого сектора»107, Янукович предлагал ему подписать соглашение о прекращении конфликта, считая его реальным командиром парамилитарных формирований Майдана108. Возможно, этот момент стал вершиной политической карьеры лидера «Тризуба».

Вместо послесловия: правые радикалы после победы Майдана

Полное переформатирование власти после 22 февраля сформировало двойственную ситуацию для правых радикалов.

«Свобода» вошла в правительство – ее представители получили посты вице-премьера (Александр Сыч), министров охраны окружающей среды (Андрей Мохник) и сельского хозяйства (Игорь Швайка). Член партии Игорь Тенюх с 27 февраля до 25 марта исполнял обязанности министра обороны. Кроме того, представитель «Свободы» Олег Махницкий стал генеральным прокурором.

Однако, парадоксальным образом, добившись столь значительного влияния в новом правительстве, «Свобода», до этого на протяжении последних лет уверенно укреплявшая свои позиции, оказалась близка к серьезному кризису. В силу неудачного поведения во время протестов ее популярность резко упала. По разным опросам весны 2014 года, ее рейтинги упали более чем в два раза по сравнению с 2012 годом и колеблются чуть ниже электорального барьера. Собственно, умозрительно причины падения популярности «Свободы» понятны. Помимо разочарования в партии на фоне протестной кампании, по ее рейтингу ударило устранение самого главного фактора, с 2010 года работавшего на ее популярность – режима В. Януковича.

Вполне ожидаемо, на президентских выборах 25 мая О. Тягныбок получил 1,16 % голосов избирателей109.

Правда, на прошедших одновременно с президентскими выборах в Киевский городской совет список «Свободы» набрал 7,8 % голосов избирателей, и, возможно, партия провела некоторых своих кандидатов по одномандатным округам110. Но и этот результат – в два с лишним раза меньше, чем «Свобода» получила в Киеве в 2012 году.

Не лучше обстоят дела и у внепарламентских ультраправых.

«Правый сектор» в глазах значительной части общества был чуть ли не основными героями, благодаря которым революция победила, однако ни Д. Ярош, ни кто-либо из его окружения не получили никакого официального поста в государственных органах. Более того, в силу наличия неконтролируемых радикалов организация сразу вступила в конфликт с новой властью.

27 февраля в два приема по инициативе О. Ляшко депутаты Верховной Рады освободили 28 человек, находившихся в СИЗО по подозрению в совершении преступлений либо уже признанных виновными111. На свободу вышли «сумские патриоты», «васильковские террористы» и другие лидеры СНА и «Патриота Украины».

Некоторые амнистированные национал-радикалы в романтическом ореоле мучеников немедленно бросились принимать активное участие в политической жизни страны. Заработанный ценой лишения свободы авторитет позволяет им командовать склонными к героизации подобных «борцов» молодыми людьми и подростками.

В первую очередь это относится к группе руководителей неоднократно упомянутого выше движения «Патриот Украины». В период 2006–2011 годов эта группа была, пожалуй, самой серьезной неонацистской в полном смысле слова организацией в стране. Кроме того, в 2008–2009 годы «Патриот Украины» получил широкую медийную известность участием в провокационных и политтехнологических кампаниях вместе с «Братством» Д. Корчинского и партией «Новая сила» Юрия Збитнева. Из сегодняшней перспективы массовая драка с милицией, которую устроили «Братство» и «Патриот Украины» у здания СБУ 18 октября 2008 г., выглядит как пролог к штурму Банковой 1 декабря, давшему власти основания применить силу в отношении протестующих.

Лидер движения Андрей Билецкий вместе с двумя активистами обвинялся в произошедшем больше двух лет назад покушении на убийство (дело «защитников Рымарской»)112. Данное дело, действительно, выглядело сфальсифицированным. Основанием для его возбуждения стала драка между активистами «Патриота Украины» и пророссийским националистом Сергеем Колесником, который, поссорившись с одним из «патриотов» в интернете, пришел в харьковский офис организации и открыл стрельбу из травматического пистолета. Два активиста «Патриота», Игорь Михайленко и Виталий Княжецкий, действительно, может быть, несколько превысили пределы необходимой самообороны, нанеся Колеснику травмы подручными предметами. Но А. Билецкий непосредственно в драке не участвовал и вообще появился на месте происшествия позже.

Между тем есть все основания для проведения расследования о причастности Билецкого к другим правонарушениям. В последнее время в прессе появляются статьи, раскрывающие механизмы чисто криминального сотрудничества «Патриота Украины» с харьковской властью, в том числе участия радикальных боевиков в рейдерских захватах киосков розничной торговли113. Кроме того, неонацисты участвовали в дискриминационных действиях по отношению к проживающим в Харькове иностранцам, в частности вьетнамцам. На протяжении многих лет пропаганда движения балансировала на грани разжигания межнациональной вражды и нередко эту грань пересекала.

В отличие от А. Билецкого, идеолог организации Олег Однороженко обвинялся в организации и участии (во главе с боевиками «Патриота Украины») в нескольких избиениях политических оппонентов. По меньшей мере один эпизод коллективного избиения имеет бесспорное подтверждение – видеозапись нападения, сделанная самими неонацистами, до сих пор «гуляет» по сети.

Самыми известными из амнистированных активистов «Патриота Украины» являются так называемые васильковские террористы – Игорь Мосейчук, Сергей Бевз и Владимир Шпара. 10 января 2014 г. Киево-Святошинский районный суд Киевской области признал их виновными и приговорил к шести годам лишения свободы. Это вызвало возмущение у протестовавших на Майдане, которые попытались воспрепятствовать вывозу осужденных из здания суда. Праворадикальные активисты при ограниченной поддержке участников кампании мирных протестов Евромайдан блокировали здание, пытались напасть на судью и воспрепятствовать отъезду машин с осужденными. Сотрудники спецподразделения милиции «Беркут» с применением силы разблокировали здание. В частности, от рук милиционеров серьезно пострадал бывший министр внутренних дел и политзаключенный, один из общественно-политических лидеров оппозиции Юрий Луценко. В результате избиения милиционерами были госпитализированы пять человек. Позже активисты заблокировали автобусы с сотрудниками милицейского спецподразделения. После нескольких стычек и переговоров протестующие согласились пропустить бойцов «Беркута», обязав их снять маски, фотографируя их и фиксируя персональные данные.

Про троицу «васильковских террористов» можно сказать примерно то же, что и про лидера «Патриота Украины» А. Билецкого. Уголовное дело, действительно, выглядело сфальсифицированным, и обвинительный вердикт суда, как минимум, вызывает серьезные вопросы. Одновременно есть все основания подозревать, что эти люди были причастны к целому ряду преступлений, в основном чисто криминального характера. По сути, на городском уровне они (в первую очередь – И. Мосейчук) руководили боевиками-«титушками» из числа актива организации, действуя в защиту интересов фактического «хозяина» города «регионала» Сергея Иващенко114. Судя по публикациям местных журналистов, многочисленным свидетельствам и видеодокументам, неонацисты обеспечивали силовое прикрытие фальсификациям на местных выборах 2010 года. В сотрудничестве с городской властью неонацисты буквально терроризировали местных жителей, жгли машины и избивали оппонентов. По всей видимости, именно нежелание правоохранительных органов расследовать злоупотребление местной власти привели к довольно грубой фальсификации уголовного дела в отношении «васильковских террористов». Возвращение Мосейчука и Со в Васильков – это материализация ночного кошмара для многих жителей города115, спокойно вздохнувших после их ареста.

Амнистированные лидеры «Патриота Украины» немедленно, буквально спустя несколько дней после выхода на свободу, включились в политическую жизнь сегодняшней Украины. И тут нужно понимать, что контекст их деятельности сегодня кардинальным образом отличается от всего предыдущего опыта. Для многих они теперь – моральные авторитеты, кроме того, они выступают от имени весьма популярного сегодня политического бренда.

И. Мосейчук, сидя в футболке с неонацистским «волчьим крюком» (напомню, это официальная эмблема «Патриота Украины») в эфире телеканала «112», пообещал от имени «Правого сектора» отправить в Крым «поезд дружбы» для подавления сепаратистских настроений116. Эта угроза активно использовалась в пропагандистской кампании на территории полуострова, имеющей задачу запугать местное население приездом фашистов-«бандеровцев», которые будут терроризировать русскоязычных крымчан. Вскоре неизвестные вандалы осквернили симферопольскую синагогу – впервые в истории. На фасаде здания возле двери, наряду со свастикой, был нарисован знак «волчьего крюка»117. Вряд ли до интенсивной эксплуатации видеозаписи с выступлением Мосейчука многие в Крыму вообще догадывались о существовании этого символа.

Амнистированные лидеры и активисты «Патриота Украины» (О. Однороженко, А. Билецкий, Виталий Княжицкий) во главе своих сторонников приняли активное участие в столкновениях с радикально настроенными пророссийскими сепаратистами в Харькове. Вечером 28 февраля они заняли офис спортивно-боевой группы «Оплот», которая активно эксплуатировала советскую символику и антифашистскую риторику и была одной из основных организаций Антимайдана. Днем 1 марта агрессивно настроенные противники новой киевской власти взяли штурмом здание Харьковской областной организации, в которой держали оборону в том числе активисты «Патриота Украины» во главе с А. Билецким и О. Однороженко. В процессе штурма пострадали более 90 защитников здания. Вечером 14 марта, после конфликта на площади Свободы, радикальные пророссийские сепаратисты предприняли попытку взять штурмом офис «Патриота Украины» на ул. Рымарской. Обе стороны применяли не только «коктейли Молотова», газ и светошумовые гранаты, но и огнестрельное оружие. Двое нападавших погибли, пять человек, в том числе один сотрудник милиции, получили серьезные огнестрельные ранения118. Утром 15 марта, после отражения штурма, защищавшиеся сдались милиции.

В ночь на 25 марта в Ровенской области (формально – при задержании) милиционерами был убит один из лидеров «Правого сектора» – старый активист УНА Александр Музычко (Саша Белый)119. Во время революции и после он получил широкую известность своим неадекватным поведением, угрозами и насилием в отношении представителей власти. В ответ 28 марта наиболее радикальное (неонацистское) крыло «Правого сектора» (СНА/«Патриот Украины») провели символический «штурм» Верховной Рады120 вместе с О. Ляшко и активистами «Братства». В прессе и со стороны Самообороны Майдана все чаще стали звучат оценки, что «Правый сектор» де-факто осуществляет провокационную деятельность, «создает картинку» для российского телевидения.

31 марта в Киеве, на Крещатике, один из старых и авторитетных активистов «Тризуба» в ходе бытовой ссоры устроил стрельбу, в результате которой тяжелые ранения получил один из бойцов Самообороны, шальная пуля случайно задела также первого заместителя главы Киевской городской государственной администрации. Стрелявший предпринял попытку скрыться в штабе «Правого сектора», размещавшемся в гостинице «Днепр», которую моментально окружили милиция и Самооборона. В результате переговоров «Правый сектор» не только выдал своего соратника правоохранительным органам, но и освободил здание гостиницы121.

Все это, безусловно, не добавляло популярности Д. Ярошу в преддверии президентских выборов и создавало внутреннюю напряженность в отношениях между организациями, вошедшими в «Правый сектор». СНА, на которую Ярош фактически возложил обязанности представлять организацию в восточных регионах страны (Харьковской, Донецкой, Луганской и Полтавской областях122), своими провокационными заявлениями и действиями только дискредитировала партию. С началом же антитеррористической операции против сепаратистов на Донбассе, «Правый сектор» и СНА сформировали отдельные добровольческие подразделения. Причем действия батальона «Азов», сформированного СНА, стал использовать в своей избирательной кампании не Д. Ярош, а другой кандидат – О. Ляшко, и довольно удачно.

В результате, к финишу президентской кампании Ярош пришел с результатом 0,7 % голосов избирателей123.

Ничтожная поддержка на выборах, которую получили О. Тягныбок и Д. Ярош, должна, казалось бы, заставить закрыть вопрос об электоральных перспективах правых радикалов, если бы не союз популиста О. Ляшко с ультранационалистами из СНА, «Патриота Украины» и «Братства».

Ляшко, эксплуатируя образ, с одной стороны, решительного борца с сепаратизмом, реально воющего на востоке страны, а с другой – простого парня из народа (он, не стесняясь, поет на митингах песню с ненормативной руганью в адрес Путина), неожиданно для многих сумел прийти к финишу избирательной гонки с третьим результатом, получив 8,32 % голосов избирателей124. Одновременно список Радикальной партии на выборах в Киевский городской совет набрал 7,9 % голосов жителей столицы, став второй по популярности партией. В партийном списке и по округам баллотировалось несколько представителей СНА – И. Мосейчук, О. Однороженко, Юрий Криворучко. Мосейчук, по предварительным данным, был избран в Киевский городской совет125. Конечно, пока нельзя сказать, сколько продлится альянс бессодержательного популиста с идеологическими неонацистами, но если он окажется устойчивым и если досрочные выборы в Верховную Раду пройдут в обозримом будущем, то ультранационалисты имеют совсем неплохие шансы пройти в украинский парламент не в списке Всеукраинского объединения «Свобода» или партии «Правый сектор», а в списке Радикальной партии О. Ляшко.

Выводы

Если, подводя итоги, постараться вкратце ответить на вопросы, сформулированные в начале статьи, то мне представляется уместным сказать следующее.

Основные праворадикальные силы в Украине к началу протестов осенью 2013 года – это парламентская партия Всеукраинское объединение «Свобода» (председатель – О. Тягныбок) и аморфное объединение очень разнородных несистемных ультранационалистов («Тризуб», Украинская национальная ассамблея, Социал-национальная ассамблея), получившее на Майдане название «Правый сектор» (лидер – Д. Ярош). Относительная популярность националистических идей в обществе объяснялась, в первую очередь, тем, что украинцы искали радикальный и эффективный противовес антинациональной, как считали многие, политике В. Януковича и правящей Партии регионов.

В ходе протестов ультраправые составляли незначительное меньшинство среди участников массовых выступлений. Их роль в протестной кампании была гиперболизирована средствами массовой информации. Впрочем, и сами участники протестов были склонны преувеличивать силу радикалов, поскольку нуждались в символическом защитнике. Объективно деятельность ультранационалистов на Майдане была скорее деструктивна, потому что направляла противостояние с властью в силовое русло. Однако у части общества был запрос на радикализм, объяснявшийся пассивностью лидеров умеренных оппозиционных сил и негодованием по поводу беспрецедентного полицейского насилия со стороны власти. «Свобода» в этом контексте не смогла оседлать протестную волну и потеряла поддержку вместе с другими парламентскими партиями, однако смогла закрепиться в качестве младшего партнера новой власти после победы революции в феврале 2014 года.

«Правый сектор» декларативно взял на себя ответственность за силовое противостояние с милицией и в силу этого (в значительной степени неоправданно) стал отождествляться в средствах массовой информации с активной частью протестного движения. Это способствовало, с одной стороны, демонизации «Правого сектора» во враждебных украинской революции СМИ, а с другой – относительной популярности партии в глазах сторонников Майдана. Однако лидер «Правого сектора» Д. Ярош оказался не в состоянии конвертировать эту популярность в электоральную поддержку.

О. Тягныбок и Д. Ярош получили смехотворную поддержку избирателей на президентских выборах – 1,16 % и 0,7 % соответственно. Эти показатели свидетельствуют об отсутствии серьезного электорального потенциала у ультранационалистов и о том, что оценки, по которым власть в Украине в результате революции взяли неонацисты, неадекватны. Для адекватного понимания этого результата достаточно добавить, что президент Всеукраинского еврейского конгресса Вадим Рабинович, о котором общество знало только то, что он – бизнесмен, еврей и общинный деятель, получил 2,25 % голосов избирателей – больше, чем оба националистических политика вместе взятые.

Однако в условиях де-факто состоявшегося вторжения и потери части территории в обществе есть спрос на волюнтаристский популизм. Этот спрос сегодня удовлетворяет лидер Радикальной партии О. Ляшко, завоевавший поддержку 8,37 % избирателей. В его команду входят представители национал-радикальных групп, таких как Социал-национальная ассамблея, а его популярность основана на реальных действиях против сепаратистов и их российских союзников в Донецкой области.

Таким образом, на сегодня наиболее существенным фактором, обеспечивающим перспективы ультраправого движения в Украине, является угроза суверенитету и территориальной целостности со стороны России.

Примечания

1 За точку отсчета новейшей украинской политической истории мне представляется целесообразным взять первые свободные конкурентные выборы – выборы народных депутатов Верховной Рады УССР 1990 года.

2 О возможных объяснениях этого явления см., например: Умланд Андреас. Крайне слабые // Корреспондент. 2008. 21 июня; Умланд Андреас, Шеховцов Антон. Праворадикальная партийная политика в постсоветской Украине и загадка электоральной маргинальности украинских ультранационалистов в 1994–2009 гг. // AbImperio. 2010. № 2.

3 Во многих странах ультранационалистические политические силы, подобные украинской «Свободе», в наиболее удачной для них ситуации оказывались в состоянии получить солидную поддержку со стороны избирателей. Так, партия «Великая Румыная» в 2000 году набрала 19, 48 % голосов, а партия «За лучшую Венгрию» («Йоббик») в 2009 году получила 14,77 %. Безусловно, в этом же ряду можно вспомнить Либерально-демократическую партию России с 22,93 % голосов в 1993 году и «Родину» с 9,02 % голосов в 2003 году. Более радикальная, практически откровенно неонацистская греческая «Золотая заря» («Хриси авги») на выборах 2012 года получила поддержку 6, 97 % голосов избирателей.

4 В некоторых восточноевропейских странах ультраправые участвовали в правительстве. Например, Словацкая национальная партия, получив в 2006 году 11,73 % голосов, вошла в правительство и получила три министерских портфеля. В 2005–2007 годы входила в правящую коалицию и Лига польских семей, получившая на выборах 7,97 % голосов избирателей.

5 Справедливости ради можно вспомнить о группах украинских ультраправых добровольцев, в основном из Украинской национальной ассамблеи – Украинской национальной самообороны (УНА–УНСО), организованно принимавших участие в приднестровском и абхазском конфликтах (а в индивидуальном порядке – также на Северном Кавказе и в Югославии). Однако, несмотря на широкий информационный резонанс, они были крайне немногочислены (по сравнению, например, с российскими добровольцами в этих конфликтах или с отрядом Конфедерации горских народов Кавказа в войне в Абхазии) и существенного влияния на ход боевых действий не оказали. Популярности УНА на украинской политической арене участие ее добровольцев в этих конфликтах не способствовало.

6 Первый и главный тезис «Декалога украинского националиста» (краткого основополагающего текста Организации украинских националистов, составленного в результате внутренних дискуссий в 1929–1936 годах) гласил: «Добьешься создания Украинского Государства или погибнешь в борьбе за него». См. об этом: Зайцев Олександр. Український інтеґральний націоналізм (1920–1930-ті роки): Нариси інтелектуальної історії. Киев: Критика, 2013. С. 282–283.

7 Кынев Александр. Особенности системы политических партий в Украине: эволюция и перспективы // Полит.ру. 2002. 11 октября (http://polit.ru/article/2002/10/11/473556/).

8 См. также: Лихачев В. Социал-националисты в Раде: есть ли повод для беспокойства? // Хадашот. 2012. № 11 (http://hadashot.kiev.ua/content/social-nacionalisty-v-rade-est-li-povod-dlya-bespokoystva-0).

9 Политтехнологи, работавшие на В. Януковича, сознательно формировали стратегию, в рамках которой вся оппозиция описывалась как экстремистская и национал-радикальная, а власть, соответственно, мобилизовывала своих сторонников под «антифашистскими» лозунгами. Собственно, именно эта стратегия привела к ситуации зимы – весны 2014 года, когда «георгиевская ленточка» (распространившаяся с 2005 года в России и на всем постсоветском пространстве в качестве визуального символа возрожденного советского идеологического конструкта «Великой Победы») стала отличительным знаком сначала противников Майдана, потом – участников пророссийского и сепаратистского движения. Первый этап пропагандистской кампании реализовывался весной 2013 года. Ее апогеем стал «антифашистский» митинг 18 мая, в ходе которого нанятые властью боевики напали на акцию оппозиции. Второй этап PR-кампании стартовал одновременно с принятием пакета репрессивного «антиэкстремистского» и «антифашистского» законов 16 января 2014 г. См. об этом, например: Лихачев В. Экстремизм, ксенофобия и политтехнологии: как это делается в Украине // Хадашот. 2014. № 2 (http://eajc.org/page18/news43063.html). См. также публикацию некоторых документов, раскрывающих механизмы формирования «антифашистской» информационной стратегии Партии регионов: http://s1285.photobucket.com/user/doriandeadgray/slideshow/Methodical%20recomedations; http://censor.net.ua/photo_news/286243/kak_pr_podogrevala_antiukrainskie_nastroeniya_i_banderovskie_fobii_na_yugovostoke_dokumenty; и др.

10 См.: Бышок Станислав, Кочетков Алексей. Евромайдан им. Степана Бандеры: от демократии к диктатуре М.: Книжный мир, 2014. Английский вариант книги называется более резко: «Neonazis & Euromaidan: from Democracy to Dictatorship» (см.: http://www.cis-emo.net/ru/node/6087). Возможно, имеет смысл отметить, что авторы имеют достаточно близкое знакомство с современным неонацизмом: А. Кочетков – выходец из Русского национального единства, С. Бышок – из «Русского образа».

11 См. видеозапись обращения и стенограмму: Обращение Президента Российской Федерации // Российская газета. 2014. 18 марта (http://www.rg.ru/2014/03/18/stenogramma.html).

12 См., например: Комментарий Департамента информации и печати МИД России по ситуации вокруг проживающих на Украине нацменьшинств // Министерство иностранных дел Российской Федерации. Официальный сайт. 2014. 28 марта (http://mid.ru/BDOMP/Brp_4.nsf/arh/036E3575D61072FC44257CA9003DF748?OpenDocument).

13 См., например: Москва видит в событиях на Украине рост неофашизма // Русская служба BBC. 2014. 26 февраля (http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/02/140226_lavrov_osce_ukraine.shtml).

14 См. видеозапись интервью: Заявление Виктора Януковича в Ростове-на-Дону // YouTube. 2014. 11 марта (https://www.youtube.com/watch?v=U2_fqaxcDdo).

15 Миронов: Европа не понимает, кто на самом деле пришел к власти на Украине // ИТАР-ТАСС. 2014. 1 марта (http://itar-tass.com/politika/1014141).

16 В отчете латвийской Полиции безопасности организация названа «пророссийской», а ее деятельность определена как «очернение» Латвии. См.: Полиция безопасности назвала «агентов российского влияния» в Латвии // DELFI. 2014. 19 мая (http://rus.delfi.lv/news/daily/politics/policiya-bezopasnosti-nazvala-agentov-rossijskogo-vliyaniya-v-latvii.d?id=44509268).

17 Мониторинг неонацизма, ксенофобии и экстремизма. Россия – Украина – Молдова – Европейский Союз. Январь – февраль 2014. М.: Международное правозащитное движение «Мир без нацизма». С. 5 (http://worldwithoutnazism.org/about/ Мониторинг I-II_2014!.pdf).

18 В РФ «Правый сектор» догнал «Единую Россию» по популярности // Polittech. 2014. 6 мая (http://polittech.org/2014/05/06/v-rf-pravyj-sektor-dognal-edinuyu-rossiyu-po-populyarnosti/).

19 Особые мнения членов Совета Александра Брода, Кирилла Кабанова, Александра Мукомолова, Михаила Терентьева и Максима Шевченко в связи событиями в Украине // Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. 2014. 2 марта (http://www.president-sovet.ru/news/5633/).

20 См.: Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (ноябрь 2013 – март 2014) // Официальный сайт Президента РФ. 2014. Апрель (http://www.kremlin.ru/media/events/files/41d4da83f8a4e1696e94.pdf). Об этом докладе см. также: Михельсон Александр. «Белая книга» с белыми пятнами // Украинская правда. 2014. 7 мая (http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2014/05/7/7024611/).

21 Насколько представляется возможным установить, первым с призывом выходить на Майдан выступил в социальной сети Facebook журналист Мустафа Найем (см.: https://www.facebook.com/Mefistoff/posts/10201177280260151). Инициаторами Майдана также можно назвать журналиста Виталия Портникова и певицу Руслану Лыжичко. Никто из инициаторов Майдана не может быть назван ультранационалистом.

22 Оценка Первого Всеукраинского форума Евромайданов, прошедшего 11–12 января 2014 г. в Харькове, базирующаяся на подсчетах организаторов, журналистов, мониторинговых структур и правоохранительных органов. Еще как минимум столько же (точнее оценить сложно) украинцев было вовлечено в инфраструктуру жизнеобеспечения – помогали протестующим продуктами питания, одеждой, деньгами и т.п.

23 Таких наемников в Украине называют «титушками» – по фамилии спортсмена из Белой Церкви Вадима Титушко, который 18 мая 2013 г. вместе с группой других боевиков напал на участников оппозиционной манифестации и, в частности, принимал участие в избиении журналистов Ольги Сницарчук и Владислава Соделя. Впоследствии В. Титушко был приговорен к двум годам лишения свободы (условно). См.: Установлена личность преступника, избившего журналистку Ольгу Сницарчук: Вадим Титушко, участник акций ПР // Цензор.Нет. 2013. 18 мая (http://censor.net.ua/photo_news/241996/ustanovlena_lichnost_prestupnika_izbivshego_jurnalistku_olgu_snitsarchuk_vadim_titushko_uchastnik_aktsiyi).

24 В общей сложности за время противостояния в январе-феврале 2014 г. в Киеве погибли больше 100 человек (см. например: Небесная Сотня // Факты. 2014. 3 марта (http://fakty.ua/177408-nebesnaya-sotnya)), с учетом погибших в результате поученных травм в течение последующих месяцев – около 120 человек (вместе с погибшими во время столкновений сотрудниками правоохранительных органов). Точное число жертв до сих пор не установлено, несколько десятков участников протестных акций официально числятся пропавшими без вести. Большинство погибших были участниками протестов, убитыми в результате применения милицией и СБУ автоматического и снайперского огнестрельного оружия на ул. Институтской и самом Майдане 20 февраля.

25 Лозунг-приветствие «Слава Украине!» использовался еще во времена Украинской народной республики и Гражданской войны. Вторая часть, «Героям слава!», была добавлена бойцами Украинской повстанческой армии в середине – второй половине 1940-х годов.

26 Достаточно сказать, что этот лозунг, как лозунг Майдана, был одним из основных, которые скандировали израильтяне на митингах и пикетах возле украинского и российского посольств в Тель-Авиве, см., например: Акция в поддержку Украины около посольства РФ в Тель-Авиве // YouTube. 2014. 3 марта (http://youtu.be/nSy29WiqnNU).

27 Например, в песенном творчестве: «Слава Героям Майдану» Івана Гриціва и др. (см.: http://iplayer.fm/q/героям+майдану/) Совершенно очевидно, что во всех приведенных случаях «герои», которым «слава», это отнюдь не «герои УПА», как это было до самого недавнего времени, а именно павшие герои Майдана.

28 См., например: Идентифицированы некоторые «повстанцы» Славянска // FinIk. 2014. 23 апреля (http://funik.ru/post/2414-identificirovany-nekotorye-povstancy-slavyanska); Донские казаки поднялись на защиту Донецкой республики // Голос Севастополя. 2014. 16 мая (http://www.voicesevas.ru/news/yugo-vostok/donskie-kazaki-podnjalis-na-zaschitu-don.html); Волчья сотня генерала Шкуро // Politiko. 2014. 14 мая (http://politiko.ua/blogpost111772) и др.

29 Ксенофобия в Украине, март 2014 г. // Евроазиатский еврейский конгресс. 2014. № 3 (http://eajc.org/page691#5).

30 Ксенофобия в Украине, 1–7 мая 2014 г. // Евроазиатский еврейский конгресс. 2014. Май (http://eajc.org/page694#aa10).

31 Степанюк Богдан. Спецслужбы РФ призывают нацменьшинства в Украине провоцировать столкновения // Пресса Украины. 2014. 14 апреля (http://uapress.info/ru/news/show/21334).

32 Нацбол из Волгограда Сергей Заплавнов арестован на границе Украины с Россией // VD.TV (Волгоград). 2014. 11 мая (http://vd-tv.ru/news.php?16872).

33 См., например, фотоотчет об отправке после прохождения подготовки очередного пополнения в батальон: 45 «черных человечков» отправились вчера из Киева в Донбасс // LB.ua. 2014. 19 мая (http://society.lb.ua/life/2014/05/19/266956_45_chernih_chelovechkov_otpravilis.html). Перед строем добровольцев стоят лидеры «Патриота Украины» и Социал-национальной ассамблеи А. Билецкий и И. Мосейчук, знаменоносец держит влаг с эмблемой ПУ/СНА – изображением «волчьего крюка».

34 По крайней мере, так утверждает сам Д. Корчинский, см.: Дмитрий Корчинский: Украина сильна своим андеграундом, а не своей элитой // Facenews. 2014. 24 мая (http://www.facenews.ua/news/2014/200154/).

35 См.: В Красноармейске сообщают о первых убитых // InfoResist. 2014. 11 мая (http://inforesist.org/video-18-v-krasnoarmejske-soobshhayut-o-pervyx-ubityx/).

36 Предварительные результаты Центризбиркома по результатам подсчета 100 % бюллетеней см.: http://www.cvk.gov.ua/vp2014/wp001.html.

37http://www.cvk.gov.ua/pls/vp2014/WP009?PT021F01=136&PT001F01=702

38http://www.cvk.gov.ua/pls/vp2014/WP005?PT021F01=138&PT001F01=702

39 См., например: Персонал плюс. 2008. 24 – 30 июня.

40 См.: Тягныбок (фашисты бандеровцы). Украина 2004 // YouTube. 2008. 24 мая (https://www.youtube.com/watch?v=-i4gvF15BRI).

41 Критерий отношения к политическому насилию многие исследователи считают определяющим для экстремизма. В целом, я разделяю эту концепцию, однако поскольку в России этот термин имеет юридический, а не чисто политологический характер, а также подразумевает некоторые совершенно нерелевантные для украинской ситуации коннотации, в российских изданиях я предпочитаю его избегать.

42 Члены Всеукраинской организации «Тризуб им. Степана Бандеры» подожгли арт-центр Павла Гудимова на Подоле // Наша Украина. 2009. 1 октября (http://www.ua-patriot.at.ua/blog/chleny_vseukrainskoj_organizacii_quottrizub_im_stepana_banderyquot_podozhgli_art_centr_pavla_gudimova_na_podole/2009-10-01-419); Нетерпимые // Яgazeta.com. 2009. 5 октября (http://www.yagazeta.com/news.php?extend.5472.2); Презентацию «120 страниц Содома» сорвали украинские радикалы. Они привлечены к ответственности // NEWSru.ua. 2009. 1 октября (http://palm.rus.newsru.ua/ukraine/01oct2009/antygey.html); http://www.gay.ru/society/phobia/120_dney_sodoma.html).

43 Не дозволиш нікому плямити ні слави, ні честі твоєї Нації! // Бандерiвец. 2012. 1 декабря (http://banderivets.org.ua/ne-dozvolysh-nikomu-plyamyty-ni-slavy-ni-chesti-tvoyeyi-natsiyi.html); Коммунисты заявляют о расправах над ними // Лiга.Новости. 2006. 14 марта (http://news.liga.net/news/politics/272682-kommunisty-zayavlyayut-o-raspravakh-nad-nimi.htm); Активист «Тризуба» обвиняется в нападении на киевский офис КПУ // Независимое бюро новостей. 2012. 21 июля (http://nbnews.com.ua/ru/news/49935/) и др.

44 «Тризуб» обжалует приговор суда по делу о повреждении памятника Сталину // УНIАН. 2011. 12 декабря (http://www.unian.net/politics/581266-trizub-objaluet-prigovor-suda-po-delu-o-povrejdenii-pamyatnika-stalinu.html).

45 На Украине задержаны националисты, планировавшие противоправные акции // РИА Новости. 2011. 11 января (http://www.rian.ru/world/20110111/320039581.html).

46 С тризубовцев сняли обвинения в терроризме // KyivPost. 2011. 22 февраля (http://www.kyivpost.ua/politics/news/s-trizubovcev-snyali-obvineniya-v-terrorizme.html).

47 См., например: Дмитро Ярош против антисемитизма // YouTube. 2014. 22 мая (http://youtu.be/3cfThCJmIxY); активисты Тризуба обвинялись в расистских преступлениях, см., например: Активист Тризуба покалечил гражданина Сирии // Антифашист. 2011. 22 марта (http://antifashist.com/last-news/586-activist-trizuba-pokalechil-citizen-syria.html), но степень достоверности этих обвинений неясна.

48 Білецький Андрій. Недочитаний Франко // Соцiал-Нацiональна асамблея. 2008 (http://snaua.info/nedochitaniy-franko/).

49 «Белый молот» называли расистской и ксенофобской организацией даже в «Правом секторе», правда, уже после исключения БМ из ПС. См.: Обвиняемый в расстреле ГАИ занимался боями на ножах // Вести.ua. 2014. 24 марта (http://vesti.ua/kiev/43919-obvinjaemyj-v-rasstrele-gai-uchilsja-na-psihologa-i-zanimalsja-bojami-na-nozhah). Формально, впрочем, «Белый молот» был исключен из «Правого сектора» «за маргинальные действия, которые позорят движение, за несоблюдение дисциплины» (Офіційна заява «Правого сектору» // Правий сектор. 2014. 6 березня; http://pravyysektor.info/news/ofitsijna-zayava-pravoho-sektoru/). Характерно, что заявление об исключении «Белого молота» зачитывал этнический еврей Борислав Береза, руководитель информационного департамента «Правого сектора».

50 См.: Лихачев В. За что сидят «сумские патриоты» // Форум наций. 2013. № 1 (http://www.forumn.kiev.ua/newspaper/archive/128/za-chto-sydyat-%C2%ABsumskye-patryoty%C2%BB.html).

51 См.: Он же. Водоворот ненависти // Хадашот. 2013. № 4 (http://hadashot.kiev.ua/content/vodovorot-nenavisti).

52 См.: Тризуб имени Степана Бандеры: террористы или патриоты? // Багнет. 2011. 10 февраля (http://www.bagnet.org/news/investigations/106949).

53 См. выступление Д. Яроша в тренировочном лагере: Дмитро Ярош, лидер «Правого Сектора» о врагах и судьбе Украины // YouTube. 2014. 22 февраля (http://youtu.be/nDDC0lDxinY).

54 Hate Symbols: a Visual Database of Extremist Symbols, Logos and Tattoos (http://www.adl.org/hate_symbols/Wolfsangel.asp, http://www.adl.org/hate_symbols/groups_aryan_nations.asp).

55 Shekhovtsov A. The Creeping Resurgence of the Ukrainian Radical Right? The Case of the Freedom Party // Europe-Asia Studies. 2011. N 63. P. 203–228. На основе отделений «Патриота Украины» в Восточной Украине, не пожелавших самораспускаться, возникло одноименное самостоятельно праворадикальное движение.

56 См. например: Лихачев В. Место антисемитизма в идеологии и пропаганде ВО «Свобода» // Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. 2013. № 1. С. 111–135 (http://www1.ku-eichstaett.de/ZIMOS/forum/docs/forumruss19/05Likhachev.pdf).

57 Название группы иногда интерпретируется как «Сiч» (то есть казачья, запорожская Сечь), иногда как С14 – с аллюзией на известный расистский лозунг – «14 слов» Дэвида Лейна («Wemustsecuretheexistenceofourpeopleandafutureforwhitechildren»), см.: http://www.adl.org/hate_symbols/numbers_14words.asp.

58 Изложение истории «Свободы» до выборов 2012 года, ее идеологии, с акцентом на ксенофобию, и деятельности, с особым вниманием на противоправной составляющей, см.: Лихачев В. Правый экстремизм в Украине на подъеме. Ч. 1 // Евроазиатский еврейский конгресс. 2012. 29 октября (http://eajc.org/page18/news34105.html); Ч. 2 // Там же (http://eajc.org/page18/news34106.html). Изложение этих же вопросов с такими же акцентами после выборов см.: LikhachevV. Right-WingExtremisminUkraine: thePhenomenonofSvoboda. Kyiv, 2013.

59 См., например, подготовленный им сборник его переводов классиков национал-социализма (Альфреда Розенберга, Эрнста Рёма, Иозефа Геббельса) и собственных статей: Михальчишин Юрий. Ватра. Версiя 1.0. Львів: Евросвiт, 2010; и следующий сборник, состоящий только из его материалов: Ватра. Версiя 2.0. Николаев, 2013.

60 См., например: «Патриотический» шабаш в львовском детском саду // YouTube. 2011 28 июля (http://youtu.be/XGtV_tEO6ts).

61 См., например: Лихачев В. Социальные сети и Нюрнбергские законы // Хадашот. 2013. № 1 (http://hadashot.kiev.ua/content/socialnye-seti-i-nyurnbergskie-zakony).

62 В 2013 году, после выборов, Киевским международным институтом социологии по заказу Ваада Украины было проведено интересное исследование электората «Свободы». К сожалению, его результаты так и не были опубликованы. Оно подтвердило умозрительные догадки о мотивации голосования за «Свободу». Ее электорат в массе своей оказался последовательным в евроинтеграционных устремлениях, умеренным во взглядах и не ксенофобским. Похоже, после выборов идеология и риторика «Свободы» в значительной степени эволюционировала навстречу ожиданиям избирателя, поддержавшего эту партию.

63 А. Пастушенко (Сивий) про початок Майдану і Правого Сектору// YouTube. 2014. 10 апреля (https://www.youtube.com/watch?v=zQUTLSUIqQ4).

64 См. выполнявший роль первой эмблемы «Правого сектора» рисунок из сообщества группы в социальной сети «ВКонтакте»: http://ic.pics.livejournal.com/corneliu/7793829/39671/39671_600.jpg.

65 Абic Тереза. Правий сектор: Ми йшли не за євроінтеграцію, а за те, щоб звершити національну революцію // Варианти. 2013. 13 грудня (http://www.varianty.net/16430-pravyi-sektor-my-yshly-ne-za-yevrointehratsiiu-a-za-te-shchob-zvershyty-natsionalnu-revoliutsiiu).

66 В силу ряда причин тема защиты прав ЛГБТ была крайне важной в контексте информационной кампании относительно подготовки к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС, причем как в агитации за евроинтеграцию, так и в пропаганде против. За несколько дней до начала протестов «Тризуб» подчеркивал, что выступает против вхождения Украины в Евросоюз, в частности, из-за «политики …гомосексуальной диктатуры». См.: Від акцій протесту – до національної революції! (націоналістична позиція) // Бандерiвец. 2013. 22 листопада (http://banderivets.org.ua/vid-aktsij-protestu-do-natsionalnoyi-revolyutsiyi-natsionalistychna-pozytsiya.html).

67 Никулин Павел, Лизер Юлианна. Майдан Независимости, выход на правую сторону // Русская планета. 2014. 31 января (http://rusplt.ru/world/Maidan-praviye-7765.html).

68 Провокаторы напали на анархистов и феминисток на Евромайдане // LB.ua. 2013. 27 ноября (http://lb.ua/news/2013/11/27/242906_provokatori_napali_feministok.html).

69 С Евромайдана выгнали левых активистов // Обозреватель. 2013. 27 ноября (http://obozrevatel.com/politics/45127-s-evromajdana-vyignali-levyih-aktivistov.htm); Соціальні гасла на євромайдані розцінили, як провокацію // Гасло. 2013. 28 ноября (http://gaslo.info/?p=4571); Левые на Майдане: конфликт // Открытая левая. 2013. 28 ноября (http://openleft.ru/?p=301&fb_action_ids=693543747357247&fb_action_types=og.likes&fb_source=other_multiline&action_object_map=[431567506966309]&action_type_map=[%22og.likes%22]&action_ref_map=[]).

70 Кравчук Юстина. Про тих, хто «сіє розбрат» на Майдані // Критика. 2013. 6 грудня (http://krytyka.com/ua/community/blogs/pro-tykh-khto-siie-rozbrat-na-maydani).

71 Там же.

72 См.: 24 ноября. Драка под Кабмином // YouTube. 2013. 24 ноября (http://youtu.be/Yz9mBH6DHO4); Сутички біля Кабінету міністрів // YouTube. 2013. 24 ноября (http://youtu.be/-xpM1WlMMc8).

73 Швец Евгений. ​Ігор Мазур: «На Майдані були люди, які стріляли по “Беркуту”. Я – не зміг» // LB.ua. 2014. 4 апреля (http://lb.ua/news/2014/04/04/261907_igor_mazur_bilogo_odnoznachno.html).

74 Цит. по: Владимир Корнилов: «Я вам докажу, что «герои проевропейского Майдана» и «провокаторы-титушки» Банковой — это одни и те же лица!» // Еженедельник-2000. 2013. 4 декабря (сейчас доступно: https://web.archive.org/web/20131213052119/http://2000.net.ua/2000/forum/effekt-svobody/95837).

75 Абіс Т. Указ. соч.

76 На Михайловской площади формируют отряды самообороны // YouTube. 2013. 30 ноября (http://youtu.be/9V0Bl5so2ms).

77 Найем Мустафа, Коваленко Оксана. Лідер Правого сектору Дмитро Ярош: Коли 80 % країни не підтримує владу, громадянської війни бути не може // Україньска правда. 2014. 4 лютого (http://www.pravda.com.ua/articles/2014/02/4/7012683/).

78 См.: Лихачев В. «Кровавое воскресенье»: провокации, нацисты и бандиты // Хадашот. 2013. № 12 (http://eajc.org/page18/news42012.html)

79 См., например: В Киев ворвалась фашистская орда, а Яценюк и Кличко солидаризуются с ней – Чечетов // Антифашист. 2013. 17 декабря (http://antifashist.com/latest-news/22182-v-kiev-vorvalas-fashistskaja-orda-a-jacenjuk-i-klichko-solidarizirujutsja-s-nej-chechetov.html).

80 См., например: Карпинский Андрей. Продажные патриоты и агентура спецслужб. Кто организовал «кровавое воскресенье» // CRIME.in.UA. 2013. 2 декабря (http://crime.in.ua/statti/20131202/voskresenie).

81Євген Т. Сповідь «провокатора» // Бандерiвец. 2013. 4 декабря (сейчас доступно: https://web.archive.org/web/20131204101156/http://www.banderivets.org.ua/yevgen-t-spovid-provokatora.html).

82 Загребельний Ігор. Слава Україні – «провокаторам» слава! // Бандерiвец. 2013. 3 грудня (http://banderivets.org.ua/slava-ukrayini-provokatoram-slava.html).

83 Швец Евгений. Указ. соч.

84 Корчинського оголосили в міжнародний розшук // ТСН. 2013 (http://tsn.ua/ukrayina/korchinskogo-ogolosili-v-mizhnarodniy-rozshuk-325529.html).

85 Корнышев Денис. Участникам Евромайдана рассказали как отличить провокаторов // Комсомольская правда в Украине. 2013. 2 декабря (http://kp.ua/politics/426954-uchastnykam-evromaidana-rasskazaly-kak-otlychyt-provokatorov).

86 Тягнибок рассказал о 5 тысячах провокаторов-«титушек», привезенных в Киев // Главред. 2013. 2 декабря (http://glavred.info/zhizn/tyagnibok-rasskazal-o-5-tysyachah-provokatorov-titushek-privezennyh-v-kiev-264933.html).

87 Нападение нацистов на профсоюзных и левых активистов на Евромайдане // Боротьба. 2013 (http://borotba.org/napadenie-nacistov-na-levyh.html).

88 Активісти Майдану завадили провокаторам-комуністам // YouTube. 2013. 4 декабря (http://www.youtube.com/watch?v=j26OjtzZJl4).

89 Повалення пам'ятника Лєніну на Бесарабці // YouTube. 2013. 8 декабря (http://youtu.be/HVgjjv0WcX8).

90 Справедливости ради необходимо отметить, что политическую карьеру Андрей Парубий начал в праворадикальных структурах, был одним из основателей, лидеров и идеологов СНПУ, создал и возглавлял молодежное военизированное крыло социал-националистов – движение «Патриот Украины». Однако сейчас нет никаких оснований называть его национал-радикалом. В 2004 году принимал активное участие в «Оранжевой революции», был комендантом занятого протестующими Украинского дома. В начале 2005 года вышел из «Свободы», впоследствии избирался в Верховную Раду от блока «Наша Украина – Народная самооборона» и «Батькивщина». А. Парубий, наряду с бывшим лидером УНА Андреем Шкилем – редкий в украинской политике случай персональной эволюции в сторону умеренности.

91 ВО «Свобода» продовжує розколювати Майдан. Є постраждалі // Спільна Справа. 2013. 13 грудня (http://www.spilnasprava.com/wp/?p=17424).

92 Герасимчук Виктория. Часть медиков-волонтеров выгнали с Майдана // LB.ua. 2013. 24 декабря (http://society.lb.ua/accidents/2013/12/24/249584_maydane_proizoshel_konflikt_mezhdu.html).

93 Волк Ігор. Чотири години // Спiльне. 2013. 23 грудня (http://commons.com.ua/?p=16908).

94 См., например, упоминание подобных инцидентов: Бурдыга Игорь. Шаг вправо // Вести-Репортер. 2014. № 8 (http://reporter.vesti.ua/41419-shag-vpravo).

95 См. неполный перечень таких нападений: УГСПЛ приєдналася до звернення з вимогою відставки Захарченка // Українська Гельсінська спілка з прав людини. 2013. 25 грудня (http://helsinki.org.ua/index.php?id=1387970701).

96 Найем Мустафа, Коваленко Оксана. Указ. соч.

97 Ответственность за события на Грушевского взял на себя «Правый сектор» // Профи-Ньюс. 2014 19 января (http://www.profinews.com.ua/get.php/72550/otvetstvennost-za-sobyitiya-na-grushevskogo-vzyal-na-sebya-pravyij-sektor).

98 Я действительно склонен оценивать произошедшее как украинскую национальную революцию, однако вкладываю в этот термин либерально-демократический, а не праворадикальный смысл.

99 22 ноября 2013 г. один из общественных активистов националистических взглядов с применением физической силы буквально скинул О. Ляшко со сцены Майдана.

100 В карикатурной форме разочарование радикальной части оппозиционно настроенных протестующих Олегом Тягныбоком было изображено так: http://job-sbu.org/wp-content/uploads/2014/01/1293.jpg

101 Информация Антона Шеховцова, основанная на сообщении одного из лидеров организации и киевской исследовательницы правого радикализма Татьяны Безрук, взявшей в период декабря 2013 – января 2014 года около 50 интервью у активистов «Правого сектора».

102 Найем М., Коваленко О. Указ. соч.

103 Кількість бійців Самооборони сягнула 12 тисяч – Парубій // Україньска правда. 2014.7 лютого (http://www.pravda.com.ua/news/2014/02/7/7013130/).

104 Приблизительная оценка по имеющимся видеозаписям общих построений.

105 Характерно, что никто из «Правого сектора» не погиб в боях 18–20 февраля, хотя второй участник массовых акций, погибший в январе на Грушевского, был из входящей в это объединение УНА. При этом среди погибших было немало членов «Свободы», но не ее неонацистского молодежного крыла.

106 Все тільки починається // YouTube. 2014. 10 марта (http://youtu.be/L8WHzVEYpxs).

107 Ярош подтвердил, что встречался с Януковичем // Украинская правда. 2014. 26 февраля (http://www.pravda.com.ua/rus/news/2014/02/26/7016416/).

108 Другое возможное объяснение этой странной встрече – конспирологическая версия, согласно которой «Правый сектор» с самого начала и на протяжении всей протестной кампании выполняли по заданию Банковой провокационную роль, и Янукович хотел каким-то образом с помощью Яроша в последний момент переломить ситуацию в свою пользу, но безуспешно.

109 Предварительные результаты Центризбиркома по результатам подсчета 100 % бюллетеней, см.: http://www.cvk.gov.ua/vp2014/wp001.html.

110 По предварительным данным на 30 мая, Евгений Карась, лидер «С14», баллотировавшийся по округу № 10, проиграл, однако он еще имеет шансы пройти по списку партии. См.: Результати выборiв // DreamKyiv (http://dreamkyiv.com/rezultaty-vyboriv/).

111 См.: Проект Закону про внесення змін до Закону України «Про застосування амністії в Україні» (щодо повної реабілітації політичних в'язнів) // Верховна Рада Україны (http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb2/webproc4_1?id=&pf3511=49948).

112 См.: В Харькове задержали лидера организации «Патриот Украины» // АТН. 2011. 28 декабря (http://old.atn.ua/newsread.php?id=71156).

113 Харьковские «Патриоты Украины» – рэкетиры под патронатом Кернеса? // Главное. 2011. 29 августа (http://glavnoe.ua/news/n83606).

114 Шеховцов А. «Васильковские террористы», они же бандиты и неонацисты // Anton Shekhovtsov's blog. 2014. 11 января (http://anton-shekhovtsov.blogspot.co.il/2014/01/blog-post_11.html); Лихачев В. Водоворот радикализма.

115 «Террористы» из Василькова держали в страхе город целый год // Город Васильков. 2011. 31 августа (http://vasilkov.at.ua/publ/novosti/proisshestvija/terroristy_iz_vasilkova_derzhali_v_strakhe_gorod_celyj_god_citata/9-1-0-28).

116 Лихачев В. Темная сторона свободы // Евроазиатский еврейский конгресс. 2014. 10 марта (http://eajc.org/page18/news43768).

117 В Симферополе осквернили синагогу // Там же. 2014. 28 февраля (http://eajc.org/page16/news43581.html).

118 О произошедшем вчера в Харькове // Блог Corneliu. 2014. 15 марта (http://corneliu.livejournal.com/221129.html).

119 Егоров Иван. В МВД Украины рассказали, как был убит Александр Музычко // Российская газета. 2014. 25 марта (http://www.rg.ru/2014/03/25/ubit-site-anons.html).

120 «Правый сектор» готовится к повторному штурму Верховной рады // РБК. 2014. 28 марта (http://top.rbc.ru/politics/28/03/2014/914080.shtml).

121 Запорожский головорез: боевое прошлое стрелка «Правого сектора», отличившегося на Майдане // Мир и политика. 2014. 2 февраля (http://mir-politika.ru/11977-zaporozhskiy-golovorez-boevoe-proshloe-strelka-pravogo-sektora-otlichivshegosya-na-maydane.html); «Правый сектор» вывезли из Киева в загородный лагерь СБУ Украины. Все из-за Козюбчика // МК. 2014. 1 апреля (http://www.mk.ru/politics/article/2014/04/01/1006905-pravyiy-sektor-vyivezli-iz-kieva-v-zagorodnyiy-lager-sbu-ukrainyi-vse-izza-kozyubchika.html).

122 Розпорядження лідера «Правого сектора» Дмитра Яроша // Правий сектор. 2014. 12 березня (http://pravyysektor.info/news/rozporyadzhennya-lidera-pravoho-sektora-dmytra-yarosha/).

123 Предварительные результаты Центризбиркома по результатам подсчета 100 % бюллетеней, см.: http://www.cvk.gov.ua/vp2014/wp001.html.

124 Там же.

125 По предварительным данным на 30 мая, см.: Результати виборiв // Dream Kyiv (http://dreamkyiv.com/rezultaty-vyboriv/).

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

00:40 Мемория. Регина Збарская
26.09 21:01 Полиция не нашла фотографий обнаженных детей на выставке Стерджеса
26.09 20:47 Политсовет ПАРНАСа отказался исключить Яшина из партии
26.09 20:45 Зама Мединского заподозрили в злоупотреблениях при заключении контрактов на реставрацию
26.09 20:37 В «Джебхат ан-Нусре» рассказали о военной помощи из США
26.09 20:31 Ле Пен пообещала признать Крым российским на посту президента Франции
26.09 20:27 Алексей Бобровский рассказал о жидких кристаллах
26.09 20:16 Исландские пилоты сообщили о сближении с бомбардировщиками из РФ
26.09 20:06 В Россельхознадзоре пообещали частично снять эмбарго на овощи и фрукты из Египта
26.09 19:46 СМИ объяснили ошибочные сообщения об отставке Бастрыкина
26.09 19:38 Обливший мочой фотографии Стерджеса крымчанин получил семь суток
26.09 19:27 «Дыра» в ВПБ составила 6,7 млрд рублей
26.09 19:17 Комитет Европарламента поддержал введение безвизового режима с Украиной
26.09 19:11 В Москве вводился план «Перехват» из-за «стреляющего» свадебного кортежа
26.09 19:09 ProScience-Театр открывает новый сезон
26.09 19:05 ЦБ объяснил необходимость «методичек» для чиновников
26.09 18:48 Власти Сирии заявили о наличии записи разговоров военных США с боевиками ИГ
26.09 18:45 В Екатеринбурге предложили установить «левитирующие» скамейки
26.09 18:30 Маркин опроверг подачу Бастрыкиным прошения об отставке
26.09 18:22 Поклонская подала в отставку с поста прокурора Крыма
26.09 18:19 Проигравший в покер 25 млн долларов должник Кобзона получил шесть лет
26.09 18:14 Бастрыкин подал в отставку с поста главы СКР
26.09 18:00 Минюст предложил сделать обязательным согласие родителей на брак до 16 лет
26.09 17:45 В Минобороны заявили о сходстве реакции Украины на катастрофы «Боинга» и Ту-154
26.09 17:23 Песков счел ситуацию с сирийским урегулированием аморфной
26.09 17:20 Структуру белков будет определять рентгеновский лазер
26.09 17:00 В МИД РФ предрекли долгий срок операции в Сирии
26.09 16:53 Людмила Нарусова стала сенатором от Тувы
26.09 16:46 На здании МИД в Москве начали демонтировать шпиль
26.09 16:35 В Иране выпустили первые кредитные карты
26.09 16:34 Адвокат Захарченко опроверг связь подзащитного с деньгами РЖД
26.09 16:24 Глава Минобрнауки приостановила процесс объединения вузов
26.09 16:12 Мединский опроверг отношение Минкульта к выставке Стерджеса в Москве
26.09 15:50 Лавров рассказал об отказе американских военных подчиняться Обаме
26.09 15:45 Кобзон назвал Крым непосильной ношей для бюджета РФ
26.09 15:27 Объявлен список футболистов сборной России на матч с Коста-Рикой
26.09 15:11 Васильева предложила вернуть уборку в классах и сельские бригады
26.09 14:59 Касперская опровергла приписанное ей заявление о дешифровке трафика
26.09 14:54 В Китае начал работу крупнейший в мире радиотелескоп
26.09 14:33 Росавтодор предложил отменить льготы в системе «Платон»
26.09 14:27 Минобрнауки резко сократит число учебников по каждому предмету
26.09 14:09 Песков назвал гипертрофированными оценки последствий законов Яровой
26.09 14:00 Песков прокомментировал информацию о возможном назначении Кириенко
26.09 13:48 Индия успешно запустила восемь спутников
26.09 13:45 СМИ рассказали о «методичке» Центробанка для кремлевских чиновников
26.09 13:29 Люди использовали краситель индиго уже 6000 лет назад
26.09 13:24 SpaceX провела испытания двигателя для полета к Марсу
26.09 13:06 СМИ раскрыли подробности брачного контракта Джоли и Питта
26.09 12:50 С октября ОСАГО будут оформлять на бланках нового образца
26.09 12:39 СМИ рассказали о связи полковника Захарченко с хищениями в РЖД
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.