Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
9 декабря 2016, пятница, 14:36
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

02 ноября 2014, 07:58

«Артек», который мы потеряли

Артек
Артек

Зимой, да уже к октябрьским, Крым пуст, мрачен и хмур, и тянет на сантименты. Море холодное и практического смысла не имеет. На него только смотреть и кидать в него камни. Горы никуда не делись, но тоже не зовут, и просто бескорыстно украшают пейзаж. От теплой жизни остался еще запах южных богатых деревьев с толстыми листьями, увядших цветов, кипарисовой зелени.

Нас привезли с вокзала на автобусах и выгрузили внизу у ворот. А дальше мы со своими жесткими старинными чемоданами потащились наверх, куда сказали. Там чего-то нас строили, переписывали, потом велели раздеться и забрали штатское.  И выдали казенное – застиранные рубашки неопределенного цвета, светло-зеленые штаны и оливковые куртки. Шапки лыжные или, скорей, конькобежные, с острием козырька, наезжающим на переносицу. Рубашки – что ж за цвет такой был? Розоватый, грязно-розовый, диковатый, и, кстати, он с виду такой, из какого нашили шортов русским военнообязанным, которые везли гуманитарную странную помощь в Донбасс летом 14-го. Одежда была уже ношеная, потрепанная, и от нее в каптерке, когда раздавали, шел слабый запах жилья, чужих тел, домашних тряпок.    

И уж дальше в этом обмундировании, строем, не как штатские вразнобой – мы прошагали на обед. Еда была армейская, простая. На столах стояли вместо салфеток рулоны из той же вроде бумаги.

- Это что такое, почему салфетки там замотаны? 

- Дурила, это туалетная бумага.

- Хорош врать, туалетная бумага – это газета «Правда»!

- Ха-ха-ха.

Мы присматривались друг к другу, кто есть кто, кто с замахом, а кто будет тихо сидеть. И делили – мысленно пока – девчонок. Я кого-то из них помню и сейчас. Самая экзотичная была азиатка Айгуль, со смелыми глазами и темной, еще чуть и была б мулатка, кожей. В ней не было красоты, только грация и жизненная сила. И запах пота, кстати, аппетитный, а то ведь всяко бывает. И она еле говорила по-русски. Потом выяснилось, что в учебники она смотрит без понимания их смысла. Как она к нам попала? Поди знай. Может, папаша ее был бай и вел хлопковые дела в каком-то узбекском обкоме. А может, он был цыганский барон и поднялся на тогдашней безобидной анаше. Кто слышал в те годы про героин? Была еще пышненькая, кругленькая, социально активная, неугомонная Красная Шапочка, добродушная, но тоже, как холодное море, не зовущая, с ней можно разве что бесконечно болтать. Прочие лица слились и стерлись, кроме, конечно, Таньки. У нее были взрослые веселые, бесстрашные глаза, подпухшие подушечки на скулах, темные веснушки, матовая, вроде как палевая, кожа, от загара что ли, и выгоревшие волосы, она была местная, здешняя, тут светило ее солнце, все лето без перерыва, и еще захватывались куски весны и осени.

Как сейчас помню ее адрес, Симферополь, улица Севастопольская дом такой-то, и даже номер квартиры. Я зачем-то бубнил себе под нос без перерыва, как бы закрепляя ее за собой и подтверждая это по всякому поводу и даже без. Да, мы обменялись адресами, настоящими, почтовыми, бумажными - тогда так было модно; я ей впрочем никогда не писал. Я дал ей свой адрес, родительского дома, от которого теперь остались руины, но не живописные, как на старых картинах или в Италии, это просто куча дешевого отвратительного мусора, тупого хлама, обломков кирпичей и досок из старых диванов. Мерзость запустения, вот это что, лучше и не скажешь. Кто заезжал на войну, тот много повидал таких простецких нищих руин, от которых быстро отворачиваешь глаза, как от незнакомого трупа. 

Когда начались занятия, а это было в тот же день, я не сел с ней за одну парту. Но как-то развивал отношения. Мы садились рядом в автобусе, когда ездили куда-нибудь – в Севастополь, скажем, или на базу торпедных катеров; с ответными визитом, к нам заезжали оттуда морячки и раздали всем желтые якоря сантиметров пять длиной, их положено было цеплять куда-то на форму. В какой-то из первых вечеров я провел легкую ненавязчивую драку с небольшим основательным хлопчиком Витей, который мне в целом не понравился, ну сразу, такое бывает, но еще он отличился тем, что не давал «моей» Таньке пройти по коридору, загораживал ей путь и пытался склонить к беседе. Драка была быстрая, я дал ему в нос, он промахнулся мне по челюсти, я еще пару раз стукнул его, да и так уже кровища у него хлестала из ноздри, он произнес необходимые ритуальные слова, что мы еще встретимся, и тогда он мне покажет, и мы разошлись в разные стороны. Я никогда не ходил на бокс, или там борьбу, или еще что, так, на улице стукнешь кого или сам получишь в глаз, обыкновенно на ровном месте, на заднем дворе школы возле угольной кучи или на подходах к летней танцплощадке, вот и весь курс молодого бойца.

Мы потом с Витей даже и сдружились. У нас психотип был, грубо говоря, одинаковый, даже вот на предмет женского пола вкусы совпали. Мы после хлопали друг друга по плечам, улыбались по-братски, и он меня иногда спрашивал:

- Ну, и за что ты меня тогда отлупил?

Мне было стыдно.

- Ну прости! Не понравился ты мне. Ошибся я!    

Витя был с виду – людских типов мало, набор их ограничен, то и дело там и тут всплывают лица то одноклассников, то артистов, то каких-то героев - и мой дружбан был такой как бы Шукшин; вот именно этим он мне сперва не понравился – ну, тракторист или там уголовник, по его ролям да и по чертам - а мы ж тонкие интеллектуалы, читаем замороченные книжки – а потом понравился: простой, без понтов, без очечков и без шарфиков, которые в те годы в наших краях были совершенно непростительны, но – глубокий, много чего понимающий, прикидывающийся иногда дураком, короче прекрасный человек, то есть такой как мы, да.       

Впрочем, если б и понравился все равно б инстинкт толкнул меня – отогнать конкурента от «моей» самки.

Другим моим там дружком, в те времена они у меня заводились легко и быстро, стал Димка, с Донецка, он там был звезда дома юных техников, чего-то мастерил на темы радио и летающих моделей, вообще сильно умный, тощий такой доходяга, понятно, очкарик и дохляк. Он был чертовски умен и этим меня притянул к себе. Не помню, из чего я это вывел, наверно, мы читали одни и те же книжки и на этой почве были как бы братья. А так-то у меня хватало знакомых, вроде и симпатичных, но туповатых, как мне казалось, поскольку они страстно любили футбол и могли целый день гонять пустой мяч туда-сюда. Ну хорошо, а наши эти драки, на ровном месте, которые придуманы как бы специально для гопников, для малограмотных животных, людей без правил и без совести, для отбросов общества – они как? А так, объяснял я себе, что вот Пушкин даром что весь из себя такой поэт и тонкач, а велся на дешевые трюки и шел стреляться из реальных стволов, на самый идиотский манер подставляя свою башку под пулю калибром, что твой жакан, или целясь человеку в лоб. Мы себе, кстати, делали приблизительно такие же пистолеты, как Лепаж, там важно было подобрать подходящую трубку, с тыльной стороны ее надо было заклепать или заварить, далее сбоку сделать надпил с крошечным, еле-еле, отверстием, к которому привязывались спички ну и так далее, это уже скучные детали. Делали, да, и стреляли из них – но все же не в друг друга, как правило. Но в целом мне было понятно, что Пушкин жил, как мы, среди гопоты и как-то должен был с  этим считаться и по-волчьи выл, если что. Отвечал сам, мусоров не бежал вызывать – ах они плохие, законы нарушают, заругайте их.

И вот моего доходягу стали задирать приблатненные ребята, я за него вступился, да вот, вроде, дружбан, и те впятером навешали мне вполне серьезно, прям сразу. Бригада их была из Брянской области, город Новозыбков. Все они были детдомовские и держались вместе, все прочие были порознь, и после этой показательной меры сидели тихо, особенно тихие интеллигенты.

Ну, да везде так, и всегда, в стране-то. Кто-то хвастает службой в армии, где из детей вырастают мужчины (ха-ха), другие исполняют про романтику тюремных отсидок. Я пока ни там, ни там не отметился (мелкие заезды по делу не в счет), но зато ходил в детсад, а там уже матрица. Блатные порядки, кто-то альфа-самец - бьет всех, кто-то выборочно молотит кого послабей, крутые ходят в туалет с первыми красавицами, интеллектуалов бьет, кто ни попадя, и писать они ходят, натурально, в одиночестве –  ну, неудачники. После в школе это все протекает в вялой форме, ведь приходится же на ночь расходиться по домам, генератор зла до дома не добивает, и ночной этот перерыв отпускает, дети утром приходят как новые, их надо заново бить на заднем дворе и отбирать мелочь у малышей, ну, как в первый раз. Но летом же народ разъезжается по пионерским лагерям, а там раздолье, воля, курение, драки трое на одного, подлость и предательство, трусость и равнодушие, и плевать на книжки и прочие высокие материи. Лето, солнце, пляжи, самоволки, девчонки голые в душе, через щель, пьяные вожатые, и ты один в дикой степи, с пряником, оставшимся после обеда, в слезах и соплях мечтаешь сделать этот мир лучше, то есть убить пяток человек из своего отряда, вот бы зажили оставшиеся! И еще я представлял, как ведут связанного начальника лагеря, и все бьют его, по разу, по спине, это я, наверно, не сам придумал, а высмотрел в какой-то кинохронике про фашистов и освобождение. 

Брянские всех держали, они завели свои порядки, если кто с кем хотел драться, те были рефери, или сами решали побить ту сторону конфликта, какая им не нравилась. Лучшие из выменянных значков надо было отдавать им, взамен на ерунду, которую они великодушно предлагали. Кто-то отдавал и часть денег, из дому иногда приходили переводы, треха там или пятерка. Меня данью не облагали, как-то видно зачлась та наша драка, я был наверно ими зачислен в какую-то категорию поближе к ним, тоже неформал, но без своей банды. Больше я никого защищать не лез и просто жил себе. И не лез уже в чужие дела. Но с брянскими была еще стычка, они хотели сменять свою порванную в драке куртку на мою целую, я зная, что их много, взял с собой ножницы и дал ими по темени одному из. Там что-то хрустнуло, я подумал, что вот щас приедут менты, ну а че, человека убил, все такое. Но даже не было крови, там под прической до самой кости была еще весьма толстая кожа, и еще, судя по леденящему хрустящему звуку, какие-то хрящи. Все обошлось, и дальше, насколько я помню, мы жили, сосуществовали мирно. Они, правда, подшучивали над «моей» Танькой, что у нее прыщи и даже угри, ну как не быть в таком нежном возрасте, но я прикрикивал на них матом добродушно, и на какое-то время они замолкали.

Мы с ней вели какие-то умные беседы, за обедом или на танцах, или в фотокружке, куда я за ней увязался. Тогда всего умняка только и было, что книги, я прочел дома оба книжных шкафа. И мог поддержать, в принципе, даже весьма мудреную беседу. Со скучным видом, правда. Где-то в темном коридоре я придвинулся к ней поближе и мотнул головой с целью поцелуя, но, как старый боксер, она увернулась, и губы мои уткнулись в бесполую пустоту. Впрочем, поцелуй, если б и состоялся, был бы не более, чем символическим, ритуальным, как потирание носами у отдельных северных фригидных народов. Про нее я не мог тогда сказать, а про себя понимаю, что был я вызывающе невзрослым и далеким от веселой и страшной телесной жизни. И ничего своей красавице не смог бы дать, не отважился б ни за что. 

Она, небось, это почуяла, как дикий зверь - женщины же часть природы, дикой природы, они не как мы – стала меня избегать, и умные беседы иссякли. Мы с Витькой с горя выпили по этому поводу бутылку красного крымского портвейна (написал это – и страстно захотелось его отхлебнуть, с жадностью), купив его в Севастополе на экскурсии. Пили на лавке с видом на Памятник погибшим кораблям. Я был тоже как погибающий корабль и мужественно тонул, со скупой мужской слезой, такая была позволительна. Довольно еще долго после этого, четверть или даже две, до лета, я всерьез полагал, что жизнь моя дала трещину, и сердце мое разбито так, что и не склеить.

Мы после с ним еще напились, купив бутылку у уборщицы, когда мне открыли ужасную тайну – моя Танька после ужина уходит в аллеи с главарем брянских, и там они целуются, взасос. Страдание мое было безграничным. Я не мог придумать, для чего теперь жить, смысл не просматривался никак. Я представлял себе, как она дает затечь в свой рот мерзким, с никотиновым вонючим жидким г..ном, слюням этого грязного урода, и даже их глотает, с нечеловеческой, просто-таки животной небрезгливостью, ну не выплевывает же она их в ходе поцелуя, то есть этого пиявочного всасывания – и мне хотелось блевануть, будто я выпил подряд два граненых стакана вина с названием «Пiвденнобузьке», его фасовали в огнетушители, то бишь в бутылки из-под шампанского. Бурда была премерзкая, вот когда я испортил печень. Зачем мне рассказали про то, как моя голубка сосется (так в школе назывались поцелуи в засос) с уродом!

Лучше б я просто умер. Думал я тогда. Впрочем, дружки, может, не рассказывали мне всего, щадили несчастного влюбленного, при том, что сейчас можно легко fill the blanks, дорисовать порнографические картинки и ласки, которые в те далеки времена казались верхом разврата, а сейчас считаются легкой прелюдией, особо ни к чему не обязывающей и, по мнению адвокатов кудрявого заокеанского красавца, к сексу отношения не имеют.

Когда мы все разъезжались - уже переодевшись в гражданку, нам ее вернули под занавес, воняло нафталином – в толпе шло такое стихийное броуновское прощание. Там не один роман завязался и трепетно протекал, ну Юг же, так положено. И танцы по вечерам в полутьме располагали. Крутили какую-то околоблатную лирику, «В белом платье с пояском я запомнил образ твой». А потом еще под гитару выдавали «Ветреным вечером смолкнут крики птиц, звездный замечу я свет из-под ресниц», и, вот вспомнил, «В тихих палатках спят друзья, только вожатым спать нельзя, ну и давай станцуем вальс в ритме дождя». В общем, у всех было одно на уме. Да, одно, но не каждый осмеливался расчехлиться, страшно же. Даже кому не хотелось, те не прочь были бы завоевать популярность и похвастать ею.  

Моя голубка, моя бывшая голубка, при всех тискалась с брянским бандитом, а че терять, все разлетаются! И он при всех сделал ей королевский подарок – снял с руки часы «Победа» с кожаным ремешком и надел ей на запястье. (Откуда у него те часы? Небось отжал у кого. Детдом-то). Она вся в слезах смотрела на него сияющими глазами. Я запомнил это лицо, тогда оно казалось мне неповторимым, а теперь-то понятно, что таких в стране, небось, миллионы: лицо более или менее европейского типа, то есть продолговатое, вытянутое, однако ж скулы выпирают и вперед и по бокам, и глаза узкие, как у азиата, просто щелки этакие. Это нам досталось, наверно, от монголов, которые в наши края любили заезжать по бизнесу, ну и заодно организовывали досуг с местными красавицами, секс-туризм типа. Русский знаменитый блатной прищур – он оттуда же, белые подражали монголам, которые считались, да и были, круче.  

Я вспомнил про эту историю, когда знаменитый Дима Быков рассказывал мне про чистую и благородную пионерскую республику, где счастливые дети живут в светлом будущем. Мы при этом пили водку в ресторане ЦДЛ.

- Это ты про что? – уточнил я.

- Ну конечно же про «Артек»!

- А ты был там? 

- Ну, конечно! Много раз причем.

- Да что ж ты несешь такое про счастливую нежную республику. «Артек» для меня как бывшего пионера, который отбыл там срок - обычный Совок. С тюремными законами. С шайками детдомовцев. С драками пять на одного. С применением холодного оружия (хотя формально ножницы не считаются). 

- Да все ты врешь! «Артек» другой! Он прекрасный! Я сам там все видел, все знаю! Ты все врешь! 

- Слушай, ты в армии же служил?

- Служил.

- А я нет. И вот щас я тебе начну рассказывать что армия – это храм мушкетеров, школа чести и мужества…  

- Ну что ты преувеличиваешь!

- А ты как кто там был, в «Артеке»-то, - как пионер?

 - Нет, как писатель. Как поэт.

 - Аллё, ты же приезжал как московский модный писатель, и чего ты ждал, чтоб тебе показали? И рассказали? Что в зимние смены там были не столько отличники, сколько дети цеховиков и блатных, и беспредельные детдомовцы? Ты же летом небось там бывал? Да ты был просто Макс Горький на Беломорканале, которому впаривали перековку воров в ударников! 

В общем, из нас каждый остался при своем мнении. И Быков обиделся. Вот уж третий год не звонит мне. И трубу не снимает, когда я пытаюсь к нему пробиться. Талант, он всегда тонкий и ранимый, нам не чета. Да он, может, вообще не любил!

Это был 1970 год. С тех пор впечатление от Крыма не очень. Спасибо русским гопникам. Ах пионерская, звонкая республика будущего. Ну, конечно, конечно. Какая ж иначе. Артекнаш. 

В Артеке делалось всё для здоровья, ведь мы должны избегать различных вредных привычек, которые могут повлиять на наше состояние. Самые распространённые вредные привычки во все века это курение и алкоголь. Общеизвестно, что курение и употребление алкоголя может сократить срок жизни. Курение, например, вызывает ряд заболеваний сердца и легких, таких как пневмония, эмфизема и рак. Кроме того, зубы желтеют, а кожа приобретает нездоровый оттенок. Но в Артеке всё равно это как-то массово понимали, что здоровье превыше всего. Вне зависимости от социального прослойки. Ведь больше понимали, что здоровье это благо, чем читали про здоровье здесь.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

14:32 Стал известен способ проникновения в клетки цитомегаловируса
14:32 Медведев уволил первого замглавы Минобрнауки
14:28 Золотых медалистов ОИ-2014 из России обвинили в фальсификации допинг-проб
14:13 Группа ВТБ отбирает самые перспективные стартапы Фонда «Сколково»
14:07 «Почта России» опровергла связь визита ФСБ с премией Страшнову
13:51 В Москве умер министр самого маленького островного государства в мире
13:45 Московский метрополитен получит «Мякинино» в бессрочную аренду
13:33 Исинбаева подтвердила снятие кандидатуры с выборов главы ВФЛА
13:19 ИГ атаковало окрестности Пальмиры
13:12 СМИ сообщили об обысках ФСБ в главном офисе «Почты России»
13:10 В Кремле пообещали проанализировать вторую часть доклада WADA о допинге
13:06 ФАС и Фонд «Сколково» провели обсуждение антимонопольного законодательства
12:59 Шесть полицейских погибли при взрыве в Каире
12:45 Песков оценил снятие запрета США на поставки оружия в Сирию
12:38 В Южной Корее после импичмента президента усилена боеготовность ВС
12:16 Евро обновил полуторагодовой минимум
12:00 Дума приняла трехлетний госбюджет
11:59 Главу отдела ГУСБ МВД в Петербурге задержали за взятку в 50 млн рублей
11:52 «Ростелеком» отразил кибератаки на крупнейшие российские банки
11:28 Дума утвердила график депутатских каникул
11:05 Сенат США разрешил применять закон Магнитского по всему миру
10:59 В янтаре обнаружен фрагмент хвоста пернатого динозавра
10:46 В центре Москвы мужчина обстрелял прохожих
10:45 Чуркин оценил восстановление Сирии в 180 млрд долларов
10:32 СМИ узнали об отказе администрации президента менять закон об ОСАГО
10:29 Роналду отчитался о выводе в офшоры более 200 млн евро
10:20 Парламент объявил импичмент президенту Южной Кореи
10:07 Организаторы утвердили место проведения «Евровидения-2017»
10:04 СКР рассказал об активном следствии по делу Улюкаева
09:48 Роспотребнадзор опроверг отключение вышек сотовой связи в метро Москвы
09:47 «Почта России» потребовала доставлять мелкие интернет-посылки через Якутию
09:30 Прокуроры проверят власти Москвы из-за жалобы на пропаганду православия в школах
09:16 ЦБ отозвал лицензии у четырех московских банков
09:09 Россия оспорит лишение боксера Миши Алояна медали Олимпиады в Рио
08:48 За сутки из Алеппо ушли 8,5 тысяч жителей
08:34 Московское метро может отключить сотовую связь
08:20 СМИ узнали о причине отмены ограничений на поставку оружия в Сирию
08:02 Россия поможет Кубе модернизировать армию
02:17 Московский суд арестовал депутата из Новгорода за взятку в 2 млн долларов
02:03 Рогозин объявил о начале космического сотрудничества с Кубой
01:57 Хворостовский отказался от участия в опере из-за болезни
01:50 Обама снял ограничения на военную помощь союзникам
01:19 Британская палата общин поддержала выход страны из ЕС
00:41 Сенаторы попросили Трампа поскорее определиться насчет Украины
00:34 Боевики ИГ атаковали блокпосты возле Пальмиры
00:28 Греф назвал WeChat лучшей соцсетью в мире
00:22 Пенсионный фонд собрался уволить 10% сотрудников
00:14 СМИ узнали о кандидатуре главы Минтруда при Трампе
08.12 23:10 МИД РФ сообщил о приостановке боев в Алеппо
08.12 21:40 Путин вступился за пластиковые пакеты перед экологами
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.