Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
8 декабря 2016, четверг, 12:50
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

04 ноября 2014, 07:57

Российский Ausnahmezustand

Изображение: LEBAN-KLEINDIENST ONLINE
Изображение: LEBAN-KLEINDIENST ONLINE

Вряд ли для кого-либо станет откровением, что лозунг «в тяжелые времена народу нужен сильный лидер» отнюдь не является недавним и, тем более, российским изобретением.

Необходимость при определенных условиях жертвовать законностью ради эффективности управления была осознана еще на заре европейской цивилизации и уже во времена Древнего Рима стала банальностью, облеченной в юридическую форму. Известно, что во время войн Сенат мог избрать «диктатора», - властителя с почти неограниченными полномочиями, - на шесть месяцев. После распада Римской Империи эти идеи вовсе не исчезли, а были инкорпорированы во множество правовых систем государств, возникавших из ее руин.

Однако структурированное, конституционное обоснование этой политической концепции возникло только в начале двадцатого века, когда Карл Шмитт, изучая конституцию Веймарской Республики и оценивая ее эффективность, обратил внимание на специальные полномочия президента республики, заключавшиеся в провозглашении чрезвычайного положения - Ausnahmezustand. При чрезвычайных обстоятельствах президент получал почти неограниченные полномочия и мог «обойти» бюрократические механизмы, обязательные при принятии решений в условиях мирного времени, усложнявшие управление страной, ради соблюдения гарантий демократии. Карл Шмитт посчитал это чуть ли не единственным надежным методом управления страной в том состоянии, в котором Германия находилась в 1920-е годы, и затем долгие годы посвятил исследованию «преимуществ» подобной модели управления.

Впрочем, не надо думать, что Ausnahmezustand – это немецкое новшество. В английском переводе та же самая концепция обозначается термином «state of emergency». Это позволяет даже поиграть словами: “state” можно перевести и как «состояние», и как «государство». Именно то, что английский термин нес в себе двойную смысловую нагрузку, отчасти обеспечило его более широкое распространение и особую популярность у всех, кто искал юридическое обоснование устройства государств, похожих на то, что было создано Гитлером.

Фюрер, - в сугубо легальном аспекте, – всего лишь обозначение президента, получившего специальные полномочия. Только уже не в рамках «состояния чрезвычайного положения», а в рамках «государства чрезвычайного положения», то есть государства, постоянным атрибутом которого является «ручное управление» (как будут говорить спустя десятилетия идеологи другого режима). Следует помнить, что все годы существования Третьего Рейха конституция Веймарской республики продолжала существовать в качестве основного закона страны, однако ее действие было приостановлено Законом «о преодолении бедственного положения народа и рейха» от 23 марта 1933 года, принятого на четыре года и затем неоднократно продленного. Отменен он был уже только в июне 1945 года. Формально, вся власть Гитлера опиралась только на то, что в стране действовало чрезвычайное положение, введенное из-за угроз со стороны «внутренних врагов», поджегших Рейхстаг.

Падение нацистского режима положило конец как «государству чрезвычайного положения» в Германии, так и академической карьере Карла Шмитта. Последний, хоть и не оказывал активной поддержки Гитлеру, но покровительственно относился к нему и наслаждался получаемыми привилегиями. Впрочем, его теория продолжила жизнь и без активного участия своего создателя.

Итальянец Джорджо Агамбен является, вероятно, ярчайшим из теоретиков, которые когда-либо развивали тезисы и идеи Шмитта. Однако назвать его «наследником» идей Шмитта было бы в корне неверно. Хотя оба называют концепцию «государства чрезвычайного положения» одним из ключевых элементов политики двадцатого века, их понимание роли этого феномена в истории противоположно.

Шмитт полагал, что существование «государства чрезвычайного положения» является спасением бюрократического государства от неминуемого коллапса и искал обоснование этому тезису. Агамбен же, напротив, изучал слабые стороны «государства чрезвычайного положения» и то, как использование механизмов чрезвычайного управления становится препятствием для дальнейшего развития государства. Важно отметить, что Агамбен слегка отредактировал и сам термин – вместо Шмиттовского “state of emergency” он использует “state of exception” («государство/состояние исключения» или «исключительное государство» или «государство исключения»).

Одним из ключевых отличий между подходами Шмитта и Агамебна к изучению феномена является внимание, уделяемое контексту, сопутствующему «государству исключения».

Для Шмитта “state of emergency” – краеугольный камень политической системы, одновременно опора конституционного порядка и его венец. Это конституционная вещь в себе - в его понимании «суверенитет равен возможности объявления «государства чрезвычайного положения». Таким образом, допустим, «суверенная демократия» - это демократия, способная быть мгновенно преобразованной в иерархическую диктатуру для достижения значимых общенациональных целей.

У Агамбена, напротив, «государство исключения» не может существовать вне социального контекста, быть оторванным от общественной жизни. Он полагает, что оно не может быть провозглашено в «здоровом обществе», хотя бы и суверенном, а будучи объявленным, не может оставаться чем-то изолированным и сугубо механическим, не влияющим на все остальные процессы в обществе. Оно не помогает развитию общества, а навязывает ему свои законы развития.

В поисках определения природы «state of exception» он анализирует историю существования и применения подобных конструкций, начиная с Древнего Рима, и вырабатывает весьма интересную формулу: «государство исключения начинается там, где граница между юридической логикой и государственной деятельностью (практикой) становится размытой». В этот момент «право на насилие становится достаточным основанием для применения насилия», а «гражданские права и свободы начинают усекаться в пользу расширения влияния политического аппарата».

Для Агамбена любой тоталитаризм, возникший после гитлеровской Германии, может быть определен как «режим, способный посредством поддержания перманентного состояния легитимизированного гражданского конфликта обосновывать физическое и психологическое устранение не только политических противников, но и целых категорий граждан, которые по той или иной причине не могут быть интегрированы в политическую систему».

Иными словами, «государство исключения» исключает не только политических противников и бюрократический аппарат из системы управления страной, но и обеспечивает себе стабильный уровень поддержки за счет исключения из общественной жизни любых граждан, не вписавшихся в политический и социальный строй страны. Начиная манипулировать чаяниями общества, оно полностью нивелирует свою роль как механизма прямой демократии и становится исключительно тиранической конструкцией.

Можно ли признать современную Россию «государством исключения»? Пожалуй, этот вопрос мы оставим в стороне, дав читателю время для самостоятельных размышлений. Вместо этого, лучше уделить внимание вопросу о том, может ли «государство исключения» снова стать демократическим государством?

Юридически ответ крайне прост – устранение конфликта, вызвавшего введение «чрезвычайного положения», автоматически устранит и легитимацию этого положения. На ее место должны прийти законы и порядки «мирного времени». Однако на практике такая схема, по сути, неосуществима – государство исключения имеет возможность фактически не лимитированное время продлевать состояние конфликта, попеременно пользуясь своими исключительными полномочиями для пропаганды и для отсечения тех, кто все же вышел из матрицы.

Гадать на эту тему можно бесконечно долго, но, скорее всего, при анализе реальных вариантов выхода из состояния «государства исключения» мы можем опираться только на имеющийся опыт и поэтому, по существу, ограничены тремя опциями, которые ранее срабатывали в подобных ситуациях.

Первой и наиболее безоблачной является перспектива, при которой абсолютное большинство граждан оказываются «по ту сторону» исключения – то есть, в числе тех, кто более не верит в существование конфликта. В этом случае одновременный протест огромного количества граждан при одновременном же нежелании других граждан защищать потерявшее свою легитимность государство дают возможность для смены власти.

Нечто похожее (хотя, конечно, не в чистом виде) представлял собой распад СССР. Ситуация, когда и народ, и элита больше «не хотят и не могут» жить по старому, оставляет мало шансов правительству, однако несет в себе новую потенциальную угрозу – толпа, собравшаяся не «за», а «против», не создает действительной альтернативы. Она «сносит» верхушку системы, оставляя прежние механизмы управления, прежнее отношение к правам человека и к соотношению «личного и частного» фактически нетронутыми. По сути, кресло «фюрера» просто временно освобождается. А значит, велика вероятность того, что оно будет занято вновь. Не хочется вдаваться в анализ возможных примеров.

Вторым вариантом является военный переворот. Как правило, верхние эшелоны военной власти хорошо осведомлены о том, каково реальное состояние дел и какова природа «конфликта», повлекшего провозглашение «государства исключения». К тому же именно военные обладают потенциалом, необходимым как для свержения лидеров, так и для создания консолидированного переходного правительства. Ключевая проблема этого варианта – слово «переходное»: взявшие в свои руки власть военные нечасто решаются затем отдать ее в руки демократического правительства, предпочитая создавать свое «правительство исключения».

Третий вариант - режим внешнего управления. Самым простым примером подобного сценария является то, как из «состояния исключения» выводились Западная Германия и Италия (а также Япония) после Второй мировой войны. К слову сказать, следы такого сценария можно найти и в русской истории – призвание варягов было обусловлено необходимостью разрешить внутренний конфликт посредством внешнего вмешательства.

Но и негативные стороны такого сценария более чем весомы – он сопряжен с неимоверным унижением для национального достоинства, с риском того, что внешние управляющие будут действовать не по принципам 1945 года (создать демократическое государство, чтобы предотвратить конфликт в будущем), а по принципам 1918-го (максимально ослабить государство, чтобы предотвратить конфликт). Вряд ли этот вариант можно выбрать осознанно.

Так или иначе, выход из «состояния исключения» осуществить значительно сложнее, чем просто свергнуть диктатуру. Последствия такого шага просчитать практически невозможно. Но и сохранение статус-кво может грозить все большей и большей катастрофой.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

12:44 Минобороны опровергло сообщения о вине пилота в крушении Су-33
12:30 ЕС и Европарламент утвердили план введения безвизового режима для Украины
12:26 Представители Минкульта подали в суд на Зураба Церетели за долги
12:16 СК заочно предъявил украинцам обвинение в похищении военнослужащих РФ
12:01 Россияне впервые за несколько лет не стали экономить на праздновании Нового года
11:58 Правительство решило обязать казачьих атаманов отчитываться о доходах
11:56 «Заблудившиеся электроны» помогут в создании квантовых компьютеров
11:31 Прокурор попросил пять лет лишения свободы для Варвары Карауловой
11:29 Крым вернул Украине больше тысячи тонн продуктов
11:09 Экстремизм среди российских студентов выявят анкетированием
10:47 В Москву прибыл советник Трампа
10:36 Экс-директор ФИФА по развитию признался в коррупции
10:30 В Москве расширят тротуары на основании данных соцсетей
10:24 СМИ сообщили об отправке чеченских батальонов в Сирию
10:05 Российские ритейлеры разработали схему интернет-продажи алкоголя
10:03 СМИ сообщили об отказе Думы запрещать чиновникам иметь недвижимость за рубежом
09:51 В Польше завели дело о «сотрудничестве» контрразведки с ФСБ
09:41 Сборная России завоевала золото ЧМ по плаванию в эстафете
09:26 Трамп встретился с Леонардо Ди Каприо
09:20 «Яндекс» проанализировал самые популярные запросы 2016 года‍
08:56 Штайнмайер предложил Лаврову установить перемирие в Алеппо
08:38 ЦСКА вылетел из еврокубков
08:24 Коалиция США разбомбила госпиталь в Мосуле
07:58 СМИ назвали основную версию падения Су-33 с «Адмирала Кузнецова»
01:09 Перевод новой книги о Гарри Поттере на русский продается втрое успешней оригинала
01:03 «Росгосстрах» перейдет в собственность крупного российского банка
00:38 Дутерте передразнил Трампа в телеэфире
07.12 23:59 Инфантино решил изменить правила чемпионата мира по футболу
07.12 23:53 Минздрав прокомментировал новость о лицензировании целителей
07.12 23:44 Лавров поддержал американские предложения по Алеппо
07.12 23:36 Московские коммунальщики приготовились к борьбе с последствиями снегопада
07.12 23:07 RT получит дополнительно 1,22 млрд рублей на франкоязычную версию
07.12 22:50 Представитель Ходорковского опровергла слухи о его кампании против Путина
07.12 22:43 МОК подвел промежуточные итоги перепроверки допинг-проб
07.12 22:13 Итальянский президент принял отставку главы правительства
07.12 22:06 Трамп допустил возможность завести голдендудла в Белом доме
07.12 21:54 Московский арбитраж признал банкротом Военно-промышленный банк
07.12 21:10 Женщины-депутаты попросили отпустить их из Госдумы к мужьям
07.12 20:59 Госдума приняла закон о блокировке сайтов с описанием спайсов
07.12 20:53 Третьяковка закрыла живую очередь к шедеврам Ватикана из-за перекупщиков
07.12 20:39 В Киеве предложили обменять пленных до Нового года
07.12 20:23 Ходорковский запустил пять медиапроектов
07.12 20:17 Forbes второй раз признал Джонни Деппа самым переоцененным актером
07.12 20:06 Суд в Москве арестовал 12 предполагаемых участников «Хизб ут-Тахрир»
07.12 19:57 Минобороны РФ сообщило о контроле сирийских войск над 70% Алеппо
07.12 19:51 Мосгорсуд не выявил нарушений прав Улюкаева во время задержания
07.12 19:34 Дерипаска решил судиться с Кипром за потерянные инвестиции
07.12 19:31 Кадыров сообщил о самочувствии после операции
07.12 19:26 МОК продлил санкции против России
07.12 19:01 В Новосибирске пройдет митинг против роста тарифов ЖКХ
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.