Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
3 декабря 2016, суббота, 16:47
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Андрей Ланьков

#ЗНАТЬ. «Южная Корея всегда оставалась таким небольшим хобби»

Андрей Ланьков
Андрей Ланьков

В преддверии лекции 29 ноября в рамках Фестиваля Публичных лекций #ЗНАТЬ мы поговорили с корееведом, associated professor университета Кукмин (Сеул) Андреем Ланьковым. Выступление ученого пройдет в режиме видеоконференции.

Как получилось, что вы стали корееведом?

Я всегда интересовался историей, с очень раннего детства. Никем, кроме историка, в общем-то, быть не хотел. Уже со школьных времен был интерес к Китаю, что и понятно: речь идет о 1970-х годах, когда о Китае и о маоизме писали очень много. Тогда, соответственно, я решил заняться Китаем. Но поскольку была такая ситуация, что я из достаточно обычной семьи, а у восточного факультета была репутация блатного (причем отучившись на нем 6 лет, я так и не понял, насколько она была обоснована), я, конечно, был почти уверен, что не поступлю туда без всяких «лап». Но риска не было, потому что на востфаке экзамены тогда, в 1980 году, проходили в июле, а на всех нормальных факультетах, вроде исторического, - в августе. То есть я готовился к такому варианту: поступаю на востфак, проваливаюсь, иду на исторический. Там тоже, может быть, проваливаюсь, иду служить в армию, служу и иду опять поступать.

Но к своему удивлению, я поступил на востфак сходу. Думаю, что большую роль сыграла графа «из рабочих», потому что в Советском Союзе позитивная дискриминация, слава Богу, существовала до конца его существования (по поводу чего я не испытываю ни малейших угрызений совести).

Стал я заниматься Китаем и довольно быстро осознал, что, скорее всего, буду безработным. В моей группе было 6 ребят. Группы выпускались каждый год. Мест рабочих 2-3 было. Все ребята были очень умные, талантливые, работоспособные, всем нам очень нравилось то, чем мы занимались. Сказать, что группа была дружной, я бы не сказал, но никаких дурацких трений не было, мы друг друга уважали и тогда, и сейчас. В общем, было понятно, что пряников на всех не хватит, и я тоже начал готовить всякие аварийные варианты.

И вот в этот момент ко мне и еще одному моему сокурснику (который сейчас там, в СПбГУ, и работает, заведует корейским центром) подошел тогдашний заведующий кафедрой, Георгий Яковлевич Смолин и сказал: как вы смотрите на то, чтобы заниматься Кореей? Ответ был однозначно позитивным, потому что с Китаем тогда работы не было, а с Кореей вроде бы работа была. В общем, достаточно близкие культуры: мне что Китай, что Корея, что Вьетнам были достаточно интересны.

Что имелось в виду под Кореей? Которая, в первую очередь?

Как написано в любом официальном документе МИДа Российской Федерации и Советского Союза, а также всех других МИДов планеты, «Корея одна». Подразумевалась же, естественно, старая Корея, традиционная, до XIX века. Потому что зачем еще брать человека с китайского отделения? Дело в том, что в Корее до конца XIX века государственным языком был китайский. Поэтому любой историк Кореи, занимающийся Кореей примерно до 1900 года, должен владеть китайским. В принципе без корейского можно было иногда даже обойтись. Сейчас без корейского уже не обойтись, потому что корейцы очень много написали и сделали. А так это был если не вторичный, то, по крайней мере, один из двух ключевых языков. Древнекитайский был примерно настолько же важен.

Поэтому, соответственно, речь шла о том, что я буду заниматься древностью и средневековьем, ну, может быть, ранним новым временем. Это было мне интересно.

Итак, я стал заниматься Кореей. Тогда у нас был очень хороший период, с конца 1970-х и до начала 1990-х в Северную Корею ездили практически все, кто занимался корейским языком. В то время был очередной период советского сближения, они там в Пхеньяне постоянно подкручивали регуляторы тонкой настройки: то к Китаю чуть ближе подвинутся, то к нам. И в тот момент в Пхеньяне было принято решение, что лучше быть чуть ближе к Москве, и, соответственно, они стали посылать в СССР определенное количество студентов (долгое время обмена почти не было) и принимали всех, кого посылал Советский Союз.

Все мы тогда учились в Северной Корее по году обычно. И я так оказался в Корее в 1984 году. Приехал, все было очень интересно. Первые впечатления были совсем потрясающие. Я ожидал, что я еду, как нам в университете рассказывали и как я читал в закрытых публикациях, в такую, условно говоря, суперстрашную диктатуру, а на первый взгляд оказалось очень милое место. Потом понял, что не такое вовсе и милое, но первое впечатление было очень розовым. После этого я осознал, что мне это все очень интересно, но тогда по политическим соображениям этим заниматься было нельзя.

Опять-таки, тут важное замечание. В Советском Союзе востоковеды пользовались очень большими привилегиями, с точки зрения ухода от цензуры. То есть востоковеды могли много чем заниматься свободно. И реально определенные исследования по КНДР у нас тогда велись. Серьезные, настоящие исследования. Немного, но они были. Проблема в том, что все они были закрытые по определению, все это грифовалось, секретилось, хотя бы на уровне ДСП, «для служебного пользования», а то и больше. Я же жил в Ленинграде: не наездишься в Москву, где все материалы по текущей политике.

Кроме того, мне была интересна новая и новейшая история. Я написал диссертацию по XVII-XVIII векам. Может быть, когда буду совсем старым, к этому вернусь и даже издам ее книжкой на английском языке (на русском она есть книжкой). Но, в общем, с перестройкой появилась возможность заниматься Северной Кореей спокойно. Желание заниматься ею было еще после поездки – ведь это очень интересное общество, и хочется понять как это все устроено, как это работает. И так я стал заниматься Северной Кореей в основном, а Южная Корея всегда оставалась таким небольшим хобби, иногда на уровне просто журналистики, иногда на уровне публикаций по частным вопросам, не претендующих ни на что глобальное, с точки зрения академической.

Каково жить в Корее, очевидным образом отличаясь от расового большинства?

Только что я разговаривал с одной российской корейской барышней, которая жаловалась на расизм и на всякие неприятности в Петербурге, от чего она и ее родственники страдают в какой-то степени. Ну, не то, что страдают, но раздражает. Здесь такого, кстати, нет. Отличаться, конечно, я отличаюсь, страна ведь жестко мононациональная.

Ну а если говорить о том, как жить, то заканчивая рассказ о том, как я дошел до жизни такой, нужно было вот что сказать. В начале 90-х я уехал из России. Почему я уехал? Собственно говоря, причины было две. Первая – экономическая. Заниматься всерьез наукой в начале 90-х стало почти невозможно. Либо нужно было уходить в какой-то бизнес или что-то в этом роде, то есть заниматься вещами, которые я не умею, не знаю, не люблю, в общем, которые мне не нравятся. Не говорю, что бизнес или госслужба – это плохо. Это нужно в любом нормальном обществе, но это не мое, я это не люблю. А второй причиной отъезда было растущее понимание того, что качественно заниматься Кореей извне все менее и менее возможно. Может быть, это как-то можно было в XIX веке, и то не уверен. А с течением времени корейская гуманитарная наука внутри Кореи быстро продвигалась. Пребывание в стране, особенно, если ты занимаешься современностью, стало обязательной вещью, на мой взгляд. Надо было уезжать.

Я уехал, пожил несколько лет в Корее. Потом поехал в Австралию – отчасти для того, чтобы и западного опыта набраться. А потом я вернулся в Корею, ко всеобщему удивлению, бросив теньюр в Австралийском Государственном Университете, и более не собираюсь отсюда уезжать.

Мне здесь нравится, и не вижу я здесь особых проблем. Ну да, определенные моменты есть. Что на меня смотрят? Да, смотрят, я ведь иностранец. Это иногда где-то дискриминация, а где-то привилегия, всего понемножку. Но еще раз повторяю, здесь, прямо после этого интервью, я собираюсь сделать несколько звонков разным людям, потому что мне от этих людей  нужна помощь по определенному вопросу. Нигде, кроме Кореи, я такую помощь бы получить не смог. А тут я все проблемы решу, надеюсь, где-то за 10 минут. Вокруг очень много людей, которые знают существенно больше, чем я; людей, которые готовы дать совет, помочь, направить, куда надо. Много коллег, просто интересно.

У вас ведь еще какие-то контакты среди северокорейцев и северокорейских «перебежчиков» есть?

Ну все-таки северокорейцы и северокорейские «перебежчики» – это разные вещи. Это как разница между, условно говоря, ЦК КПСС и Московский Хельсинкской группой.

Слово «перебежчик», конечно, неточное. Находящиеся в Южной Корее бывшие жители Севера – это, в основном, экономические мигранты-беженцы. Люди нелегально уезжают в Китай, хотя сейчас иногда и легально, кстати. Сейчас Северная Корея существенно облегчила условия выдачи паспортов. И потом через какое-то время оказываются в Южной Корее. Вот из тех людей, про которых я только что сказал, что буду им сейчас звонить, один человек и есть такой беженец.

То есть сейчас в Северной Корее проходит либерализация?

С 2003 года примерно прошла первая либерализация в вопросах выезда, а вторая либерализация имела место в 2010-2011. Я знаю один исключительный случай, когда человеку реально де-факто разрешили уехать (лично Ким Чен Ир разрешил) из Северной Кореи в Южную, но это особая ситуация, совсем редкая. А так, для простых смертных ситуация какая? Последние изменения связаны с политикой Ким Чен Ына. Как ни смешно, облегчение выезда из страны – это часть политики закручивания гаек. Потому что Ким Чен Ын сейчас, с одной стороны, явно начинает достаточно серьезные экономические реформы. С другой стороны, он понимает, что в стране есть очень существенные проблемы с политической стабильностью. Все пока тихо и спокойно, если он будет вести себя осторожно, оно может остаться тихим и спокойным еще много лет. Но он понимает, что если он что-то не то сделает, если дела пойдут не так, то будут большие проблемы, потому что рядом Юг, очень богатый и привлекательный. Это как с восточной Германией было, в Корее похожая ситуация. Но разница между восточной и западной Германией по уровню среднего дохода была двух-трехкратная. Здесь она примерно 15-кратная по минимуму и 40-кратная по максимуму.

В этой обстановке Ким Чен Ын начинает экономику отпускать, а политику, наоборот, начинает закручивать. С его точки зрения, полагаю, это правильная линия. Понятно, что Ким Чен Ыну не хочется, чтобы его свергли, зарезали и прочее. И вот важная часть новой линии на закручивание гаек – это борьба с довольно большой нелегальной миграцией. Соответственно, с одной стороны, пошла пропаганда, резко усилился контроль на границе с Китаем, через которую почти вся миграция и идет. Принимаются и административные меры, и пропагандистские меры, все это явно работает, число беженцев заметно сократилось. Но есть тут один очень интересный момент. Знаете, это как в извечных споры о том, как бороться с наркотиками и проституцией: легализовывать или не легализовывать? Вот Ким Чен Ын решил пойти по, так сказать, прогрессивному пути: легализовывать то, что он не может полностью искоренить. В результате власти в КНДР резко упростили выдачу паспортов для частных и долгосрочных поездок в Китай.

До 2003 года северокореец вообще не мог поехать за границу частным образом. С 2003 года такая возможность появилась, но с ограничением. А последние 3-4 года, если на тебя в госбезопасности ничего нет, если ты готов заплатить пошлину, а за ускорение процесса дать еще и взяточку, то паспорт тебе выдается, и ты с этим паспортом едешь в Китай. Он только для Китая выдается, но теоретически с ним можно куда-то еще уехать, уже невозможно отследить. Человек с паспортом, выпущенный за границу, - его потом, как говорится, только пуля догонит.

Паспорт этот действителен год. Его можно продлить еще на один год в консульстве, очень легко, но больше нет, продлевать нельзя. Человек поехал в Китай на два года, он там работает, зарабатывает, устраивается на какую-то черную работу: грузчик, разнорабочий на стройке, лесоруб; барышни в секс-индустрии иногда подрабатывают, но в основном, конечно, всякие нянечки, сиделки и так далее. Работают в Китае, получают денежку, свой трудовой юань, а потом, с окончанием срока действия паспорта и разрешений, собирают вещи и едут домой. А через два года, если ты не вернулся, то всем ясно, что ты - изменник Родине и Вождю.

Раньше беженцы пропадали, пропал, просто человек ушел за границу – и нет его, и кто же разберет, куда он делся. В 90-е система учета населения сильно разболталась, так что если человек пропал, то неизвестно, где он. Может, он там у родственников живет?  Последние лет 15 за пределами Пхеньяна движение населения плохо контролируется.

А тут вот все известно: человеку паспорт дали, выездную визу дали, он уехал в Китай, и его нет через два года. Значит, сбежал, не возвращается к вождю. Значит, мы ставим галочку. Никто сейчас его домашних сажать не будет, такого не делается уже давным-давно. Страна куда более либеральная, чем у нас думают многие, хотя все равно очень мрачная. Более либеральная, чем при Ким Ир Сене была, но мрачная. Сажать родных теперь не будут, но после этого понятно, что не только дети уехавшего, но и, скажем,  его двоюродный племянник никогда в хорошее учебное заведение не поступит, в армии он будет служить исключительно в стройбате, «плоское таскать, круглое катать». Семья невозвращенца становится жертвой серьезной повседневной дискриминации, она расплачивается. В результате, бывают разные ситуации. Вот у меня есть кое-какие контакты из северокорейцев. Знаю одного человека из среднего уровня северокорейских чиновников, который легально выехал в Китай и там работал. Мы с ним там пересекались, долго общались. Он думал, возвращаться или нет. Но потом решил возвращаться. Там много причин, и одна из них – просто не хотел создавать проблемы семье. Никаких иллюзий о мире и стране у него нет, он все хорошо понимает, настроен по поводу будущего КНДР крайне пессимистично, но принял такое решение (по-моему, правильное).

Родственники не вернувшегося сами уже никуда выезжать не смогут?

Какое выезжать? Шутить изволите? Им уже все карьерные дороги будут закрыты. Все, конец амбициям. Я говорю, тяжелая физическая работа, шахтером, крестьянином, разнорабочим на стройке. У тебя теперь пятно на биографии мощнейшее. Это и работает. Уехавшие по закону, с паспортом, северокорейцы знают, что их семьи - заложники. Заложниик не в том смысле, что их посадят, в тюрьму потащат, а в том, что у них разбиты любые карьерные возможности, даже самые скромные. Даже то, что мы за карьеру не считаем. Условно говоря, близкому родственнику невозвращенца даже водителем автобуса не устроиться.

Но в общем и целом, стратегию Ким Чен Ына вы считаете разумной. Это ведь соответствует тому, что по вашим собственным выкладкам?

Да, однозначно. Потому что, с точки зрения своих интересов и интересов примерно 150 семей, которые правят страной третье поколение, с точки зрения пхеньянской элиты, он делает все абсолютно правильно. Хорошая ли это политика с точки зрения простого северокорейца, я не знаю. Склонен думать, что это все равно меньшее зло, чем хаос падения режима и шок объединения, но в этом уже я сильно не уверен. Там простых решений нет, там все варианты будущего – плохие. По-разному, но плохие. Я думаю, что по какому варианту история ни пойдет, историки последующих веков все равно будут ругаться и заявлять, что если бы был вариант другой, то было бы лучше. Мы этого мы не можем знать и никогда не узнаем. История у нас одна, дорога в параллельные вселенные нам неизвестна. Но лично я все равно склонен считать, не особо на этом настаивая, что вариант «диктатуры развития» хорош не только для верхушки, но и для народа. Не знаю, впрочем, наверняка.

Но в любом случае, с моей точки зрения, молодой Ким Чен Ын действует правильно, очень хорошо действует. Есть, конечно, загибы. Не надо было дядю расстреливать. Все-таки дядя – он дядя и есть, муж тети. В смысле не родной дядя, но с точки зрения корейского права и конфуцианских установлений, одно и то же. Так что не надо было этого делать, конечно.

Ну и другая проблема: Ким Чен Ын слишком стремится дистанцироваться от Китая. Зря он это делает. Потому что ему сейчас нужны будут большие инвестиции, а только Китай может дать такие инвестиции. Тут, я думаю, имеется какие-то личное отношение к Китаю, просто не нравятся человеку китайцы, а зря. Китайцы – это единственная сила, которая его может спасти. Он как-то не очень это осознал. Но это единственное критическое замечание в его адрес, которое я могу сделать. А так очень здорово, с моей точки зрения, все по нотам.

Насколько он самостоятелен в принятии решений?

А откуда же я знаю? Он мне по вечерам не звонит, не говорит о своих страданиях, не делится тем, как его достали своей осторожностью и льстивостью сотрудники ЦК. Я не знаю. Внутреннюю кухню мы вообще знаем очень плохо. Внутреннюю кухню 50-х и начала 60-ых годов мы, в целом, знаем, там уже потихонечку просочилась достаточно надежная информации: отчеты советского посольства, других посольств, мемуары, всякая информация другого рода, которая добывалась легально и нелегально. Она, по большей части, рассекречена или, даже не будучи рассекреченной, попала в руки историков. Но это середина 60-х и ранее. А последующие периоды – все, мрак, о делах в их верхушке мы толком не знаем ничего. Говорить, насколько кто-то самостоятелен, кто с кем дружит, конечно  можно, но на практике это почти всегда спекуляции. Когда вы что-то такое в газетах читаете, не верьте, это выдумки. Иногда человек может даже случайно пальцем в небо попасть верно, но это все равно выдумки.

Некоторое время назад специалист по международным отношениям Генри Ферон (Henry Feron) написал, что распространенное мнение о плачевном положении Северной Кореи – это в основном фантазии работников СМИ, а на самом деле у страны хороший экономический потенциал, она богата природными ресурсами и даже не слишком пострадала от санкций. А если санкции еще и снять, то еще лучше будет. Не могли бы вы это прокомментировать?

Абсолютную правду говорите. Готов спорить по каким-то мелким деталям и, так сказать, оттенкам серого, но в целом согласен. Начнем с того, что в санкциях участвуют далеко не все страны. Страны, с которыми Северная Корея реально торгует, особо в санкциях не участвуют. Страны, которые активно участвуют, - это, наоборот, страны, с которыми Северная Корея никогда особо не торговала и все равно торговать не будет.

И второй момент с полезными ископаемыми. Они, конечно, есть, их там даже довольно много по скромным меркам  Восточной Азии. Периодически ходят слухи о каких-то страшно больших месторождениях чего-то очень ценного, редкоземельного, но эти слухи я слышу уже 10 лет, если не больше. Наверно, они на чем-то основаны, но, скорее всего, сильно преувеличены. Что-то, вероятно, у них действительно есть, но не очень много. А то, что известно, - это прилично по бедным меркам Восточной Азии. Надо помнить, что это никакой не Кувейт, конечно.

А все остальное сказанное выше – да, верно. Действительно, санкции не очень сильно влияют на ситуацию в стране. Больше того, санкции на протяжении значительной части истории спокойно сочетались с получением Северной Кореей очень большой экономической помощи от третьих стран, включая страны, с которыми она формально находится в состоянии войны. Вы учтите, что США, Япония и Южная Корея – это три из четырех главных поставщиков продовольственной помощи в Северную Корею последние 20 лет. А без этой помощи до недавнего времени там был бы голод. Сейчас продовольственная ситуация налаживается, но совсем уж радикальным это улучшение стало только в последние пару лет.

В любом случае, ни о каком экономическом коллапсе речи не идет. Когда я говорю о проблемах, это проблемы чисто политические. Это очень бедная страна, где большая часть населения недоедает. Примерно треть населения не получает адекватного количества калорий – пока не получает, так как ситуация улучшается. Но это не то, что какая-нибудь страна вроде Конго. Нет, конечно.

Ситуация улучшается благодаря низовому капитализму?

Это одна из причин, но как раз на сельское хозяйство он довольно мало влиял. Низовой капитализм сильно помог экономике в целом начать выходить из кризиса. В сельском хозяйстве улучшение последних двух лет связано с тем, что в последние полтора-два года там де-факто тихонечко идет роспуск колхозов. То есть весной 2013 года крестьянам сказали, что они могу зарегистрировать свое семейное хозяйство (папа, мама, сыновья, невестки…) как малое производственное звено. За малым производственным звеном закрепляется земля. Они отдают 70% урожая государству, а 30% берут себе. Такие вот арендаторы и дольщики, вместо, называя вещи своими именами, крепостных.

Результат не заставил себя ждать. В прошлом году получили огромный урожай. Первый урожай за 25 лет, которого хватает Северной Корее, чтобы прокормить себя. Я тут иронически замечу, многие из моих коллег лет 20 рассказывали (можете походить по интернету), что в Северной Корее такая трудная климатическая ситуация, такой невероятно тяжелый рельеф, что никогда и совсем никак она не сможет накормить себя. Я всегда им говорил: ребята, слушайте, когда они сделают хотя бы половину того, что китайцы сделали в конце 70-х годов, когда они хотя бы частично включат заинтересованность крестьянской семьи в урожае, мы неожиданно обнаружим, что и климат в Северной Корее замечательный, и рельеф потрясающий, и еды будет если не завались, то вполне достаточно. И вот сейчас я радостно хихикаю, наблюдая за происходящим, и произношу сакраментальное «а я что говорил?».

Так вот, получили хороший урожай. Оценки разные, но, скажем, 5,5 миллионов тонн. Этого достаточно, чтобы кормить себя, пусть на очень скромном уровне. В этом году весной была засуха, сильная засуха, северокорейские газеты об этом открыто говорили. Засуха создала проблемы, например, с электростанциями. Сейчас плохо с электричеством: идут отключения электроэнергии, которые там всегда были, но сейчас особенно. Рассказывают, что Пхеньян выглядит опять сюрреалистически, нет электричества.

Но в то же время, первые данные об урожае  поступали – сначала неофициальные (у меня свои каналы есть), а сейчас уже и официальные – говорят однозначно: опять очень приличный урожай. Не такой хороший, как в прошлом году, но очень ничего. И что очень важно, 30 мая в ЦК ТПК в мудрости своей приняли новое постановление о дальнейшем улучшении, укреплении, углублении. Это постановление предусматривает, что отныне крестьянам будут оставлять не 30%, а 60% урожая. И кроме того, им дают приусадебные участки, которых в Северной Корее раньше фактически не было - до 100 квадратных метров разрешалось, теоретически, но и эту сотку не всегда давали. Так вот сейчас 33 сотки каждой семье будут давать в соответствии с решением от 30 мая. Я так полагаю, что на будущий год мы вдруг обнаружим, что северокорейский климат, который некоторые мои коллеги в России так обвиняли, каким-то непонятным образом перестал играть хоть какую-то роль. 40% государству – это уже нормальная божеская арендная плата по дальневосточным меркам. Помещику в былые времена платили больше.

Каковы ваши прогнозы?

Я думаю, будет экономический рост. Перемены в сельском хозяйстве - это ведь только часть происходящего. Сейчас там очень интересные изменения в промышленности. Частников, цеховиков не трогают. Формально их существование не признается никак, но торгуй себе, делай что хочешь – государство не вмешивается: тебя и твоего бизнеса как бы нет. Государство уже лет пять не вмешивается в частный бизнес вообще. Но главное не это, а то, что государственным менеджерам, директорам теперь дали новые возможности. Ввели новую систему – «систему ответственности директора». Фактически идет приватизация предприятий сверху, причем вполне легальная. Не то что в некоторых странах, на которые не будем указывать пальцами, где директора по бревнышку, по кирпичику растаскивают родимый завод (в Северной Корее это тоже было, кстати). А сейчас вполне официально директоров толкают к тому, чтобы они вели себя как собственники. Новая система толкает. Посмотрим, как она будет работать.

А так мы получим экономический рост. Но, повторяю, этот рост будет сопровождаться очень неприятными вещами. Сказал что-то сильно не то о вожде – тебя не просто расстреляют, с тобой такое проделают, что ты потом будешь молить, чтобы тебя расстреляли. То есть политический режим остается очень репрессивным. Он, скорее всего, будет еще более репрессивным, чем сейчас. По крайней мере, это имеет смысл, с точки зрения руководства, чтобы народ не начал трепаться. То есть это надо тоже четко понимать, что экономический успех не будет означать либерализацию. Но народ отъестся, наконец. Да и правила игры будут, скорее всего, более четкими, чем сейчас. Потому что сейчас часто непонятно, что можно, что нельзя. А тут все будет достаточно ясно расписано. О политике говорить, конечно, нельзя. На политзанятия ходить обязательно. Два раза в неделю, лучше три.

Тема вашей грядущей лекции – «Южнокорейская модернизация и демография». Почему вы выбрали эту тему?

Очень простая причина. Дело в том, что когда мы говорим о будущем Южной Кореи, у нас есть такой красивый образ Южной Кореи: это удивительное экономическое чудо, это замечательно и здорово. Это, в общем, так и есть. Это одна из немногих стран, которая за волосы вытащила себя из болота отсталости. Но есть очень серьезные проблемы, с которыми непонятно, что делать. И непонятно, как это все скажется на Корее. И вот одна из них – это именно демографическая проблема. Это одна из причин.

С другой стороны, глядя на то, как изменялась демографическая ситуация в Корее, можно очень хорошо понимать, как менялась политика, как менялось общество. Я совсем не демограф. Я решил взяться за эту тему, потому что очень много писал об этом, но не как демограф, а с точки зрения историка. Соответственно, будет разговор об изменении рождаемости не с точки зрения демографической, а именно с точки зрения историка. «Корейская демография: взгляд историка». Мы имеем такую ситуацию: 1960-й год, средний коэффициент фертильности составляет 6 рождений на женщину. А сейчас это один из самых низких показателей. Корея на 220 месте из 230. Чуть больше 1,2 рождений.

То есть примерно как обычно бывает в развитых странах?

Нет, намного ниже. У большинства развитых стран что-то около полутора рождений, и даже чуть выше. Они не страна с низкой рождаемостью, а страна с супернизкой рождаемостью. В Сеуле рождаемость в прошлом году была чуть меньше единицы, 0,98 на женщину.

Я буду говорить не только о демографии, я буду говорить об изменении семьи, о том, как женщина пошла работать, как изменялось отношение, как происходило изменение образовательной политики. Я еще раз говорю, я не демограф, то есть потоков графиков от меня не ждите. Будет разговор о корейском обществе последних 50-60 лет, даже, может быть, и 100 лет, потому что я начну с колониальной модернизации – темы, о которой сами корейцы говорить не любят по политическим соображениям. На эту тему говорить здесь даже немного небезопасно – политически небезопасно. С этого начну, наверно, а дальше буду говорить о том, как менялось общество, и иллюстрировать это всякими демографическими показателями.

Обсудите в соцсетях


ПОДГОТОВКА ИНТЕРВЬЮ: Анна Сакоян
Система Orphus

Главные новости

16:47 В Коми самолет с пассажирами застрял в сугробе
16:23 Около тысячи человек остались без газа из-за падения дерева в Сочи
15:59 В Крыму пообещали глушить украинские телеканалы
15:37 Лавров получил от Керри предложения по Алеппо
15:18 Лавров призвал Японию заключить мирный договор
15:01 Отмену христианской рок-оперы в Омске объяснили низкими продажами
14:39 В Индонезии рухнул самолет с полицейскими
14:18 В Вирджинии школьникам запретили читать «Приключения Гекльберри Финна»
14:06 Источник рассказал об исправности ракеты-носителя «Прогресса»
13:53 Взрыв на угольной шахте в Китае привел к гибели 21 человека
13:37 Московских арестантов будут перевозить на освященных автозаках
13:20 Медведев предложил платить долги по зарплате раньше налогов
12:56 В Норвегии нашли украденные ворота немецкого концлагеря
12:36 Роналду заподозрили в сокрытии 150 млн евро налогов
12:15 Белый дом и МИД Китая прокомментировали разговор Трампа с главой Тайваня
12:00 Фидель Кастро лидирует в опросе о человеке недели на «Полит.ру»
11:53 Неизвестный сбросил девушку в Фонтанку за отказ знакомиться
11:32 Восьмиклассник на «семерке» совершил смертельное ДТП в Башкирии
11:05 ЦБ опроверг кражу хакерами 2 млрд рублей
11:00 Глава Пентагона оценил своего преемника
10:50 Минобороны России призвало Лондон «не мешать помогать» Алеппо
10:18 Обломок «Прогресса» найден в Туве
10:07 При атаке на кампус в Огайо пострадал россиянин
09:51 Кубанская полиция освободила оператора «Дождя»
09:19 Хакеры вывели 2 млрд рублей со счетов Банка России
09:15 Греф под видом инвалида пришел в Сбербанк за кредитом
00:27 Московский арбитраж отклонил иск Минфина к Потанину
00:20 Захватчик заложников в парижском турагентстве сбежал от полиции
00:09 Патриарх Кирилл предложил вывести лапту на мировую арену
02.12 23:35 Парламенту Южной Кореи предложили начать импичмент президента
02.12 23:26 Корабль из РФ сел на мель в Мраморном море
02.12 23:19 Минобороны РФ отправило саперов разминировать восток Алеппо
02.12 23:12 Шахназаров опроверг существование цензуры в России
02.12 22:28 Стивена Хокинга положили в больницу из-за сильного недомогания
02.12 22:23 Вооруженный налетчик взял заложников в парижской турфирме
02.12 22:21 Путин сказал итальянским строителям аrrivederci
02.12 22:05 Порошенко назвал целью войны на Украине «похороны» СССР
02.12 21:47 ИП смогут сэкономить на взносах в Пенсионный фонд
02.12 21:26 Трамп и Дутерте обменялись приглашениями
02.12 21:04 Путин поблагодарил Вербицкую за исправление ошибок в произношении
02.12 20:56 СМИ узнали о влиянии семьи Олланда на его отказ от переизбрания
02.12 20:44 Американские конгрессмены запретили Пентагону сотрудничать с Россией
02.12 20:25 Нидерланды согласились расследовать возможные кибератаки на банки РФ
02.12 20:08 Закон о «запрете определенных действий» прошел первое чтение в Госдуме
02.12 19:49 Глава МИД Японии передал Путину послание премьер-министра
02.12 19:30 Голикова рассказала о провале программы господдержки банков
02.12 19:28 Посольство подтвердило гражданство РФ подозреваемого в убийстве приемных родителей в США
02.12 18:53 Европол предупредил о готовящихся в Европе терактах
02.12 18:45 Путин вспомнил цитату Мартина Лютера Кинга
02.12 18:20 Росберг ушел из «Формулы-1» после первой победы в чемпионате мира
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.