Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
20 октября 2017, пятница, 19:22
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

09 марта 2015, 10:00

Наша красавица в Европе

Сербские беженцы
Сербские беженцы

«Полит.ру» публикует продолжение колонки писателя Игоря Свинаренко, родившегося в Мариуполе и до 17-ти лет прожившего в Макеевке. Это серия рассказов из архивов и воспоминаний – о детстве, о Донбассе и о людях, которые там жили до войны. 

Много лет назад одна красавица – назовем ее Маня – уехала из мирного счастливого Донецка, который славился своим миллионом роз, на войну в Югославию. Уехала по большой любви, ну, и что же, что война! Как нитка за иголкой. Сегодня там, в ее новой стране, прочный мир, это ухоженная комфортная европейская столица. Маня дает советы близким, оставшимся на родине, – как выжить в зоне боевых действий.

Мы наивно думали когда-то в 90-е, что югославский сценарий повторять не будем… Что у нас хватит ума на свой.

Я встретился с Маней в Загребе и выслушал ее леденящие кровь истории.

– Сейчас многие бегут из Донецка. Получается, что ты оказалась самая умная, ты заблаговременно уехала!

– Ну, я тогда из мирного благополучного Донецка – уехала на настоящую войну. Что у нас такая будет, никто и представить не мог!

– И вот на ту войну в Югославию – не страшно было ехать?

– Я просто не соображала, что я делаю, куда я еду. Только уже приехав, поняла, что в стране идет война. Это понимание пришло в момент, когда я увидела колоны беженцев, я осознала, что про них не только в книжках пишут…

– Где это было? Как?

– Когда я приехали в Хорватию, муж попытался мне все-таки страну хотя бы немножко показать. Военные действия в некоторых местах шли, а в некоторых нет. Загреб, например, практически не пострадал. Тут было довольно тихо. Город всего пару раз бомбили. Попали только раз, бомба взорвалась недалеко от театра оперы и балета. Несколько балерин были ранены! Это 93-й год, лето. Мы взяли дочку, сели в машину и поехали к морю… Через Задар нельзя было проехать, там как раз шли бои, военные перекрыли дорогу, и мы пошли в объезд, проселками. И там встретили колонну беженцев. Кто-то на тракторе, кто-то на машине, но в основном – пешие. Мне стало сразу не по себе… Бежали сербы. Они боялись, не были уверены, что не пострадают. Когда военные увидели нас, они почертыхались и объяснили, что мы не туда заехали, и все. Там, в курортной местности, куда мы направлялись, как раз только что бой прошел, еще дымились дома, сожженные или взорванные. Как-то уже не до пляжа было, и мы повернули домой… В квартиру, которую муж купил на все деньги, что заработал на Украине. Она стояла пустая, пока мы жили в Донецке. Чтоб ее не реквизировали – а такое, как уже и донецким известно, часто бывает в зоне боевых действий, – муж пустил туда жить двух девчонок. Он сдал им квартиру дешево с условием: если мы приедем накоротко в отпуск, то будем жить с ними. А жизнь так сложилась, что мы приехали слишком быстро. У девчонок не было денег, чтоб снять где-то квартиру по нормальной цене, и они спросили: «Можно мы с вами немножко поживем?» Мы согласились. Тем более, что у нас не было ни ложек, ни вилок, ни тарелок, ни одеял, ни подушек, ни денег, чтоб это купить. Мы вместе пользовались имуществом квартиранток. Они – мои ровесницы, мы подружились, я у них училась хорватскому. Муж сидел без работы, его место заняли, пока он был в Донецке. Ему сказали: «Когда место освободится, мы тебя позовем, а пока что бесплатно жди». И он извозом подрабатывал. Люди ехали куда-то работать, в Мюнхен, например, вот он их и возил туда. Вернется, пару раз переночует дома – и опять в поездку.

Война – там, в Югославии – началась в 1991 году. Ну, что о ней можно рассказать? Бросалось в глаза, что на улицах очень мало мужчин. Женщины все озабоченные, грустные, постоянно переживают – что там с мужьями, с сыновьями? А те приезжали иногда в город, на отдых. По ТВ в новостях – постоянно про военные действия. Люди вкруг голодные, истощенные… Я понимаю, почему сейчас они не могут забыть и простить! Я знаю слишком много семей и сербов, и боснийцев, и хорватов, – у которых кто-то погиб. Это очень тяжело. Не могу представить, как это сейчас на Украине… Наверно, там гораздо сложнее. Здесь, в бывшей Югославии, хотя бы ясно было: Сербия не соглашалась на выход Хорватии из состава Югославии, из-за этого началась война. Страшные вещи тогда здесь творились, но – по крайней мере, понятные. А в Донбассе что? Ведь не Россия же с Украиной воюет.

Я помню: когда в Донбассе только началось, мама мне ничего не говорила. Она всегда меня уверяла, что все нормально, по телефону вообще про войну не разговаривала – старая школа! А мои подруги в Донецке что-то рассказывали. Правда, каждая давала свою версию, в зависимости от взглядов. Но все сходились в одном: «Никогда не знаешь, где в следующий раз шарахнет!» Они задавались вопросом: почему украинская сторона не реагирует, почему никто ничего не предпринимает, чтобы это остановить? Потом в открытую стали приезжать люди из России. Это же не была регулярная армия вначале, а просто люди, которые зарабатывают на войне. А после, как я себе представляю, и некоторые местные там решили: стреляют одни, стреляют другие, ну, и мы возьмем оружие, будем защищать своих.

– Насколько похожи эти войны, хорватская и украинская?

– Я думаю, что наша страшнее.

– Наша – это какая из двух?

– Украинская.

– А что тут в войну было со снабжением?

– В столице все было. Никаких перебоев – ни с питанием, ни с электроэнергией. А беженцев было много. Их тут, в отличие от Украины, очень организованно принимали. Какие-то гостиницы под них переоборудовали, иногда, очень редко, в школах селили. А туризм продолжался! Иностранцы, да и свои тоже, ездили отдыхать на побережье, тем более в некоторых местах войны вообще не было. У нас много островов, до которых военные действия не докатились!

А какие-то города сильно пострадали, больше других – Вуковар. Задар тоже. По Дубровнику капитально постреляли. Приграничные районы были разрушены, сожжены. А вот Сплит не пострадал, там военных действий не было. В Истрии практически не было войны.

– Но в стране война шла. А ты, тем не менее, оставалась здесь.

– Да, оставалась… Границы то закрывали, то открывали, выехать, в принципе, можно было… Но я как таковую войну так страшно не почувствовала. Да, когда дочка ходила в детский сад, их, детей, иногда водили в бомбоубежище. Трясешься, естественно, думаешь – а вдруг упадет? Но – не упало.

– Думаешь, сейчас в Донецке хуже?

– Там сейчас гораздо страшнее. Там, наверное, сейчас так, как было в войну в Вуковаре. Там тоже свой на своего шел, слишком смешанные жители были.

– А какое еще сходство?

– Озлобленные, несчастные люди, – вот тебе и все сходство… И у них на ближайшее будущее нет никаких планов, потому что  планы строить нельзя, нет смысла. Как мои родители могут сейчас что-то планировать? Они не знают, где они умрут…

Родители мои ко мне сейчас с Украины ехать не хотят. Да и не могут. Я понимаю, что, как бы я ни звала – без медицинской страховки здесь будет очень тяжело… Я, конечно, на все для них готова – но вряд ли я смогу им тут обеспечить нормальную жизнь. Хотя, пережив войну, понимаешь, что дом, квартира, материальные вещи – это не самое важное. Ты знаешь: все это в один момент может исчезнуть.

– Это, прям, философия…

– Наверное, мы к концу жизни все к этому приходим, но война ускоряет процесс понимания каких-то вещей. Потом уже гораздо меньше вещей, которые могут тебя испугать. Только надеешься, что здоровье будет, и ты все сможешь сам. Вот и все…

С Украины я уехала так.

Дочка очень сильно заболела. Ей было два года. Мы мотались с ней и с мужем между Загребом и Донецком, они тогда друг друга стоили, ни там, ни там не было нормальной жизни, война и разруха – или просто разруха. В то время в Донецке уже постреливали, это была не война, а тогда – просто бандитские разборки. Все помнят, что были ребятки, которые собирали дань со всех торговых точек… Я тогда попала в больницу с аппендицитом. И доктор сказал: «Слава богу, что в мою смену хотя бы первый нормальный больной, а не со стреляной раной или ножевым ранением». Люди тогда к другому привыкли. Обычный случай – по улице Артема едет машина, останавливается, подъезжает еще одна, пассажиры достают «калашниковы» – и бьют очередями… Потом я вышла из больницы – у дочки подскочила температура, начались субфебрильные судороги, в таких случаях у маленьких иногда останавливается сердце! Буквально – клиническая смерть. Иногда дети выходят из этого состояния, иногда – нет. И вот это случилось с моим ребенком! Я в панике ее схватила, стала трясти, я пыталась прийти в себя, я осознавала, что держу мертвого ребенка, что это уже просто труп каменный у меня в руках… Муж в это время вызывал скорую, а ему по телефону говорили: «Сначала научитесь говорить по-русски, а потом звоните». Совершенно такое черствое отношение. И один доктор, у которого в машине была включена радиосвязь, услышал на заднем плане, как кричала я. Я орала, я пыталась оживить своего ребенка. И доктор услышал эти мои крики и как муж диктовал адрес. Слава Богу, в это время он проезжал буквально в квартале от нас. Он повернул к нашему дому и побежал к нам. Открывается дверь – и в этот момент с ребенком что-то произошло! Вот только что я держала труп – и вдруг почувствовала, что в теле жизнь появилась. Дочка пришла в себя и заплакала. Доктор привез нас в клинику, надо было взять анализы и сделать что-то, чтоб это не повторилось. И тем более ему было не понятно, что произошло. А это январь 93-го, минус 30, и как раз на каникулы детский дом прислали в больницу как в пионерский лагерь – и выключили отопление. Я сижу с дочкой на руках на кровати, закутанная в шубы, одна моя, другая ее, и ее периодически рвет. Подскакивает медсестра и вопит: «Кто это стирать будет!?» А я сижу и смотрю, дышит девочка или нет, считаю, сколько раз ударило сердце, сколько раз она вздохнула. Утром Настя просыпается, встает, обувает валенки и говорит «Я пошла домой… Ты идешь?». И тут наконец-то, после того как мы прождали всю ночь, входит первый доктор и вопит «Мамаша, вы шо с ума сошли!? Вы куда? Вы знаете, какие могут быть последствия? У вас ребенок может стать дебилом!». Я ему говорю: «Знаете, за всю ночь к нам никто ни разу не подошел. Мы уходим. Как будет, так и будет». Утром мы вышли из больницы, а вечером уже были в поезде. Я только молила Бога, чтоб с ней что-нибудь не случилось в дороге, чтоб я себя потом не проклинала всю жизнь за то, что увезла ее. И вот мы поехали: Донецк – Киев, Киев – Будапешт, Будапешт – Загреб. И через двое суток выхожу в Загребе – и сразу в детскую больницу. Буквально сразу начинается обследование. Ну, слава Богу, все обошлось. Жизнь наладилась. Правда, тут война шла полным ходом…

Продолжение следует

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

19:11 СМИ назвали автора экономической программы для штаба Собчак
18:48 Калининградский губернатор объяснил невыполненное обещание «кочаном»
18:29 Мужчина устроил резню в польском торговом центре
18:05 Турецким гранатам и баклажанам открыли путь в Россию
17:45 Ространснадзор внес несколько авиакомпаний в зону риска
17:34 Основатель «Теремка» опроверг планы закрытия сети
17:13 СМИ узнали о долговом аресте жилья дочери Собянина
16:57 В Думу внесут законопроект об отказе от таксофонов в крупных городах
16:54 Брызнувший в росгвардейца газом школьник оправдался рефлексом
16:26 КНДР посоветовала США смириться с ее ядерным статусом
16:11 Глава Минкомсвязи пообещал полное исчезновение роуминга
15:49 Васильеву осчастливило решение президиума ВАК по диссертации Мединского
15:36 Глава Сбербанка пообещал России ставки по ипотеке в 5%
15:23 Поклонская опровергла сообщения о сохранении украинского гражданства
15:04 Мединский пообещал дать россиянам почитать свою диссертацию
14:43 Грузинские энтомологи назвали жука в честь писателя Нила Геймана
14:39 Суд обязал МВД Украины завести на Порошенко дело из-за Саакашвили
14:20 СМИ сообщили об обнаружении алкоголя в крови Марьянова
14:09 Испанские власти назначили досрочные выборы в Каталонии
13:57 Мединский рассказал о заседании президиума ВАК
13:52 ФОМ отметил снижение уровня одобрения работы Путина
13:48 «Матильда» откроет Неделю российского кино в Париже
13:46 Большинство инопланетных цивилизаций скрыты подо льдом
13:41 Зампред ЦБ рассказала о пользе низкой инфляции
13:24 Экс-главе Новосибирской области дали условный срок за превышение полномочий
13:20 Суд отклонил иск журналиста «Новой газеты» Али Феруза к МВД
13:07 Президиум ВАК рекомендовал оставить Мединскому ученую степень
12:50 Глава ВАК дал доступ к «делу Мединского» только ему самому
12:46 Зампред Сбербанка назвал Avito одной из основных площадок кибермошенников
12:39 Роспотребнадзор снова запретил продавать «Боярышник»
12:30 Появилось новое аналитическое издание об Украине
12:26 Саакашвили позвал народ на вече обсудить «Украину после Порошенко»
12:22 Россия отказалась присоединяться к новым договорам по запрету ядерного оружия
11:59 Собчак и другим звездам поручили контролировать работу Роскачества
11:56 Приставы получили право без полиции задерживать неплательщиков алиментов
11:53 В США получил официальное одобрение еще один вид генной терапии
11:45 Орешкин заявил о необходимости создать русский аналог AliExpress
11:31 В Думе анонсировали ряд спецопераций по окончании войсковой операции в Сирии
11:27 Мединский прибыл на заседание президиума ВАК по своей диссертации
11:20 ФАС начала разработку ограничений доли государства в банках
11:05 Федеральное собрание и кабмин подготовят новый закон о молодежи
10:50 Закон о «народных инспекторах» поступил из кабмина в Госдуму
10:43 Обвиняемая по делу «Седьмой студии» выехала в Латвию как туристка
10:38 Венгрия добилась от Украины уступок по закону об образовании
10:36 Японцы присмотрели удобное место для лунной базы
10:27 Собчак решила идти на выборы без политического веса и программы
10:24 Евросоюз отказался вмешиваться в конфликт Мадрида и Каталонии
10:14 ЦИК напомнил кандидатам в президенты условия выдвижения
10:09 Банк «Открытие» перед санацией купил расписки Qiwi на 90 млн долларов
09:52 Глава МИД Финляндии рассказал о «российской угрозе» и санкциях
Apple Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина Условия труда фармакология ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.