Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
10 декабря 2016, суббота, 19:31
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Лекции

Метеориты – небесные гости: желанные или незваные?

Владимир Сурдин на лекции 15 января 2015 г.
Владимир Сурдин на лекции 15 января 2015 г.
Фото Н. Четвериковой

Мы публикуем стенограмму и видеозапись лекции, с которой 15 января 2015 года выступил канд. физ.-мат. наук, доцент физического факультета МГУ, с.н.с. ГАИШ МГУ Владимир Сурдин.  Лекция прошла в рамках цикла «Публичные лекции Полит.ру» в библиотеке-читальне им. И.С. Тургенева.

Борис Долгин: Добрый вечер, уважаемые коллеги. Мы начинаем очередную лекцию цикла публичных лекций «Политру». Я напоминаю, что сейчас они проходят в библиотеке Тургенева. Мы очень благодарны библиотеке за это сотрудничество. Сегодня у нас вновь выступает, к счастью не первый раз и надеюсь, что не в последний, Владимир Георгиевич Сурдин, астроном, популяризатор науки.

Мы сегодня говорим о метеоритах. Тема звучит как «Метеориты – небесные гости. Желанные или незваные»

Текст лекции

Владимир Сурдин: Добрый вечер. Сейчас стою и думаю, почему мы подняли тему метеоритов именно на «Политру». К «полит» она никакого отношения не имеет, может быть к «ру» имеет отношение, если вспомнить эпизод двухгодичной давности в небе над Челябинском. Над «ру» постоянно что-нибудь происходит в этом смысле.

Видеозапись лекции

Давайте приглушим свет, чтобы вам лучше было видеть довольно темные астрономические картинки. Мне придется стоять под софитом, так нужно для видеосъемки.

Лето давно закончилось. Но может быть кому-нибудь еще памятны августовские ночи и лежа на стогу, глядя в ночное небо, вы видели замечательное явление метеоров.

Это все-таки очень красиво, потому что неожиданно. Вдруг срывается звезда, обычно ничего не успеваешь загадать, а она уже потухла.

Мы со школьных лет прекрасно знаем, что это такое. Это маленькая пылинка, влетевшая в атмосферу Земли с очень большой скоростью. Скорость трудно себе представить в наших масштабах – 70 километров в секунду!

Мы с такой скоростью, но в час (!), ездим по Москве, больше нельзя. А здесь не в час, а в секунду. То есть за секунду это частичка пересекает всю большую Москву, какая она есть.

Влетая с такой скоростью в атмосферу Земли, она встречает сопротивление воздуха. Этот маленький кусочек, обычно камня, иногда металла, разогревается с большой скоростью.

Реплика из зала: Какая у него масса?

Владимир Сурдин: Массу вы сейчас видите. Порядка 10 грамм, не больше. Если больше, то мы уже видим яркую вспышку, значительно превосходящую по яркости звезды, которые обычно нам видны на небе. И такие вспышки мы называем болидами. Это от fireball, яркий шарик. И действительно, в конце мы обычно наблюдаем яркий шарик – окончательное разрушение этой частицы.

Вот она еще самостоятельно летит в консолидированном состоянии. И в какой-то момент давление воздуха становится настолько большим, что частица рассыпается на фрагменты. Каждый из них моментально тормозится, превращается в облачко плазмы. Так что в конце пути мы обычно видим яркую вспышечку, этот самый fireball. Иногда это довольно яркое и заметное событие. Я сам не видел, но сообщают, что даже тени от вспышек болидов на землю ложатся. Но это крайне редко бывает. Такой солидный болид можно увидеть раз в три-четыре ночи, если вы регулярно наблюдаете небо, что, в общем-то, нечасто люди делают.

Посмотрите, в объективе фотоаппарата появились блики. Действительно, была очень яркая вспышка. Как правило, метеоры все-таки не сильно соперничают со звездами, имеют 3-4 звездную величину. То есть на пределе нашего зрения. Болид все-таки очень ярок. Еще реже бывает, что болиды заметны днем. Но это уже совсем эксклюзивное событие, когда не мелкая частица, а камень заметного размера, в дециметры и даже в метры диаметром пробивает атмосферу до полной  глубины и уже над нашей головой несется, теряет вещество.

Этот дымный след – просто потерянное им вещество. И иногда днем на фоне яркого, голубого неба удается увидеть это событие. К сожалению, сделано очень мало фотографий болидов. Их появление – редкое событие, и у людей под рукой не всегда бывают фотоаппараты. Но в последнее время фотографий всё больше и больше, потому что у людей больше фототехники в руках, почти у каждого есть мобильник с камерой.

Вот редкое довольно событие, 2003 год. Болид над Англией, под облаками. Вы видите, как низко он опустился?

Облачность обычно на высоте 2-х километров, а этот совсем уж рядом с землей. Этот снимок сделали два английских школьника. И по снимку удалось приблизительно оценить, куда он летел, где он упал. И нашли его обломки. Крайне редкая возможность, увидеть сам эпизод падения метеора или болида и найти что-то после его падения. Но вот тут удалось.

Мальчикам какую-то награду от Королевского астрономического общества за это дали. Если положить фотокамеру, открыть затвор и дать ей полежать спокойно, то в некоторые моменты, когда наиболее богатые метеорные дожди бывают, можно сделать такой замечательный снимок. Здесь сразу несколько десятков довольно ярких метеорных следов. Такое впечатление, что они вылетают из одной области на небе. Летят оттуда как пулеметная очередь.

Вот еще один снимок августовского потока Персеиды. И тоже впечатление, что откуда-то отсюда они к нам несутся. В общем-то, обычный результат геометрической перспективы.

Мы же не удивляемся, когда параллельные пути кажутся нам сходящимися где-то там  вдали, в бесконечности.

Тоже самое с метеорным потоком. Частицы влетают из космоса на параллельных путях. И, приближаясь к нам, кажутся расходящимися в разные стороны. То направление, откуда они летят на нас, мы называем радиантом метеорного потока.

То есть когда мы смотрим в этом направлении, наш взгляд параллелен направлению влета этих частиц. И каждый метеорный поток называют именем того созвездия, на которое проецируется его радиант.

Вот, пожалуйста, карту я подложил и вы видите, что радиант этого метеорного потока, это августовский поток Персеиды, он наблюдается где-то 10-12 августа. Потому что радиант лежит в Персее. Есть и другие потоки: Лириды, Ориониды и прочие. В году бывает примерно дюжина мощных потоков. А между ними, гораздо реже попадаются спорадические, случайные метеоры. То есть пылинки.

В целом они рассеяны по Солнечной системе довольно однородно. Но в некоторых местах их больше и мы сейчас поймем почему. Источником этих пылинок и мелких камушков являются, как сейчас полагают, – собственно это уже не гипотеза, а надежное знание – кометы. Обычно мы представляем себе кометы такими хвостатыми, с хвостиками.

Но это редко бывает, только когда они к Солнцу приближаются. А вдали от Солнца кометы – это глыбы льда. Но уже нужно осторожно говорить, глыбы чего это. Теперь мы там много знаем о кометах, что это глыба, богатая скажем так льдом, но там есть и твердые вещества, а ядро вообще состоит из довольно твердых и тугоплавких веществ.

Но когда эта глыба подлетает к Солнцу, она нагревается его лучами. Вот, пожалуйста, ядро кометы Хартли подлетела к Солнцу и мы видим испарения.

Теплые солнечные лучи разогрели лед, он начал испарятся, пробил верхний слой. И видимо в трещинки, в дырочки, мы это по однородности видим газа, вылетают и уносят с собой мелкие частицы. И за кометой вытягивается хвост из газа, из тех твердых частиц, которые он за собой подхватил.

По-всякому бывает, но, как правило, комета имеет два хвоста. Один газовый, другой пылевой. Вот тут все это расписано. Это была довольно популярная комета в конце XXвека, по-моему она наблюдалась, в 1997 году. Это Комета Хе́йла — Бо́ппа, даже  в Москве, в центре Москвы на нашем засвеченном небе очень хорошо ее было видно.

Яркая, мощная, близко к Земле проходила. Голова – это атмосфера, окружающая то твердое тело, которое тут не видно, оно очень маленькое. Газовый хвост отбрасывается напором солнечного ветра, то есть плазмы, дующей от Солнца. А пылевой хвост отбрасывается давлением солнечных лучей, солнечного света. Поэтому они немного в разном направлении.

Нас интересует, конечно, пылевой хвост. Комета, пролетая мимо Солнца, особо сильно нагревается в районе перигелия.

И здесь, как правило, теряет большую часть своего вещества. Раз за разом двигаясь по своей орбите… Орбиты у комет вытянутые. Они, как  правило, живут вдали от Солнца, но на короткое время подлетают к Солнцу, потом снова уходят.

И так за несколько проходов комета заполняет своей пылью область вдоль  траектории. Если земная орбита пересекает орбиту кометы в одном месте или в двух местах, то мы на несколько суток попадаем в эту область богатую пылью. И естественно количество метеоров увеличивается.

У меня вопрос к фотографам. Вам еще нужен этот софит? Так противно на него смотреть на свет… Ну ладно, чего не сделаешь ради искусства.

Вот орбиты комет, которые хорошо уже изучены и которые раз или два раза в году пересекает Земля, двигаясь по нашей орбите. Поэтому каждый год нам представляется примерно дюжина мощных метеорных потоков. Но они, конечно, не равноправны. Бывает, что мы попадаем в более плотные области этого пылевого тора. И тогда возникают совершенно сумасшедшие метеорные дожди, до 10 тысяч метеоров в час. То есть реально каждую секунду несколько метеоров «строчат» по Земле как из пулемета. Но бывает, что поток слабее.

Изредка случается удивительная вещь. Собственно вот эту фотографию можно считать уникальной. Сфотографировать это удалось только раз. Космический фрагмент, довольно плотный камень влетает в атмосферу Земли, горит, показывает нам явление болида. Видите. Мы его видим, днем, прекрасно. Но не падает, не разрушается, а вылетает обратно в космос.

Казалось бы, такого не может быть. Как это он обратно стартовал? Но мы же не удивляемся, когда дети, а бывает и взрослые бросают тяжелые камни в легкую воду.

Как правило, они, конечно, тонут в воде, но если с умом бросить, камушек начинает от воды отражаться и «блинчики» пускать.

Это хороший камушек, плоский. Но иногда даже и не плоский, если с умом и быстро отбросить, он тоже будет прыгать по воде.

Также может отразиться и метеорное тело. Если оно под небольшим углом влетает в атмосферу Земли, то оно может от твердых слоев атмосферы отразиться и выйти обратно. Собственно в космонавтике этот маневр применяется уже регулярно. Космические аппараты, подлетая к планетам, иногда делают несколько «блинчиков», чтобы затормозиться и спокойненько сесть.

Пока камень в космосе, мы его называем метеороид. Если он влетел в атмосферу Земли, горит, хвост у него, это уже метеор. А если что-то сохранилось, это упало на землю, мы еще подобрать можем, то это метеорит. Так у одного тела есть три названия в зависимости от того, где оно и что делает. Метеороид, явление метеора в атмосфере и метеорит, если он лежит у нас под ногами.

Почему разрушается тело? Из-за давления воздуха. Кто дружит с физикой, для тех эта формула. rV2 – это давление набегающего потока воздуха.

Может быть r, то есть плотность воздуха и невелика, там где-то в стратосфере, на высоте 80-100 километров, где сгорают метеоры. Но скорость очень большая, а она – в квадрате.

Если вы едете на автомобиле, попробуйте высунуть руку в открытое окно. Даже на скорости в 100 километров в час, вы уже испытаете очень большое давление. А если скорость 10 километров в секунду? То это страшное давление. Оно как прессом разрушает твердое вещество. Камень легко, металл немного сложнее. Разрушившись, эти многочисленные осколки, очень быстро, – они ведь маленькие, – тормозятся и падают на землю. Те, что помельче, падают близко к месту разрушения. Те, что покрупнее, немного дальше пролетают. И получается такой эллипс рассеяния, где происходит вывал этих остатков метеоритного вещества.

Иногда это бывает связано с людьми. Как правило, конечно, мы не видим, что и куда падает. Сейчас все больше жителей на планете, и бывает, что это прямо рядом с людьми происходит. Вот случай 1992 года, метеорное тело шло над США, промазало в Вашингтон (Washington D.C.), почти попало в Нью-Йорк, тоже промазало. Но попало в небольшой городишко, Пиксвилл.

Это было во время бейсбольного матча, люди взметнули камеру и успели снять разрушающийся болид.

И один из фрагментов ударил по этому старому  автомобилю.

Там вообще романтическая история была. Одинокая девушка, у нее старая машина, да еще и получила удар по капоту. Девушка продала этот автомобиль в местный краеведческий музей вместе с метеоритом, который туда стукнул. На эти деньги купила себе новый автомобиль и еще много чего нового.

Метеориты стоят денег. И вообще это предмет бизнеса. Особенно, когда с ними связаны какие-то громкие события. Метеориты – предмет хорошего бизнеса. И есть люди, которые специализируются на поисках метеоритов, на аукционах по их продаже. И худо-бедно но как-то делают на этом свой гешефт.

Итак, вы уже заинтересовались этим бизнесом. Где искать метеориты? Есть два места на Земле, где высока вероятность их найти. Либо это Аравийские североафриканские пустыни, либо Сахара. В пустыне редко бывают камни, там обычно песок. Люди рассекают пустыню на квадроциклах, особенно на Аравийских пустынях, там как-то меньше стреляют. И ищут метеориты.

А еще лучше искать метеориты в Антарктиде. Там еще легче, там вообще нет камней. Там только снег и лед. Если вы там нашли камень, далеко от берега, у берега там есть, конечно, скалы. А вдали от берега лежащий камень – это наверняка метеорит. Если крупный метеорит падает на Землю, скажем размером от 5 метров и больше, для него атмосфера уже не представляет преграду, он пробивает нашу воздушную оболочку и наносит удар по Земле.

Вот, пожалуй, самый популярный из метеоритных кратеров, хорошо сохранившийся, ему около 50 тысяч лет. Аризонский кратер.

Его поперечник около километра, глубина около 200 метров. Это остаток падения железного метеорита. Таких кратеров на Земле много. Причем, заметно более крупных, чем этот аризонский. Он просто самый известный, излюбленный туристами. И, в общем-то, яркий, эффектный. Большинство крупных кратеров, они выглядят не очень интересно. Они старые, наполовину или совсем разрушенные эрозией. И только геологи могут как-то по картам свои определить, что это метеоритный кратер.

Вот довольно старая карта. Тут отмечены места, где на Земле были обнаружены крупные ударные кратеры. Это карта конца 1970-ых годов.

На Земле выявлено около 200 крупных метеоритных кратеров. Под водой их очевидно раза в три больше, соответственно площади океанов. Но они там очень плохо выделяются. И до сих пор обнаружена лишь малая часть упавших на Землю метеоритов. Любопытно, как неоднородно рассеяны кратеры по поверхности нашей планеты.

Каждый из вас может выдвинуть свою гипотезу на этот счет. А почему они падают так странно рассеяно, так прицельно? В Европу, в США. В Японию трудно попасть, она маленькая. Но распределение кратеров явно неоднородно. Есть более современная карта, но все равно, эта неоднородность сохраняется. Гугловские карты показывают это распределение на сегодняшний день.

Реплика из зала: А все ли кратеры уже найдены?

Владимир Сурдин: Не все, конечно, найдены. Регулярно находят всё новые и новые. Но это делать всё труднее и труднее. Надо проводить геологические изыскания, находить микроалмазы, какие-то сдвиги почвы. Здесь на слайде они еще показаны в соответствии с их размером. Довольно однородно распределены.

Самый известный эпизод с падением метеорита – это, конечно, челябинский. Два года назад над Челябинском, мы все это хорошо помним.

Пожалуй, самое полезное из всех возможных из метеоритных событий для науки было челябинское. Очень много материала для анализа, очень много свидетелей. И к счастью никто сильно не пострадал. Летальных случаев не было. Хотя конечно наиболее любознательные пострадали сильнее всех. Те самые любознательные, кто стоял и смотрел сквозь окна на это замечательное зрелище, получили стекла в лицо.

Между прочим, отвлекаюсь, если бы в школе они проходили хотя бы какие-то азы  астрономии, то сообразили бы, что через несколько минут придет-таки ударная волна и ударит. Ничего просто так не бывает. Нет, люди с интересом стояли, напрочь не понимая, что это такое и смотрели. И она пришла и ударила.

Кстати, задачка для любителей физики. Подумайте, почему след падения метеорита имеет два параллельных утолщения.

Хотя метеорит был один. Он разрушился на высоте около 30 километров и был крупным. И если бы он шел отвесно к земле, он легко бы пробил атмосферу и ударился по поверхности. Но он шел очень полого, долго шел в атмосфере и, в конце концов, разрушился, потому что был крайне рыхлым.  Было сделано множество замечательных кадров. И сразу я скажу в оправдание астрономам, почему мы не предупредили о падении этого метеорита.

Видите, откуда он прилетел? Здесь снимок широкоугольной камеры. Он летел, конечно, по прямой, просто это искажение перспективы.

Он летел со стороны восходящего Солнца, с востока. Астрономы туда не смотрят. Ночные телескопы в сторону Солнца не поворачиваются. Да и дневные тоже. Есть специальные телескопы, чтобы смотреть на Солнце, ведь оно ослепляет все приборы. И мы проглядели его именно потому, что никто в сторону Солнца не смотрел.

Метеорит оказался обычным, каменным, самым рядовым. Их называют хондриты, потому что в них есть такие мелкие вкрапления, хондры.

Вот отпиленный от него кусочек.  Вы видите темную кору, обожженную при полете в атмосфере.  И совершенно нетронутую внутренность. Есть предубеждение, что если метеорит упал, то он будет горячий, что нельзя брать его в руки, обожжешься. Это не так. Он очень быстро пролетает и нагревается лишь самый наружный слой. А внутренность настолько холодная, что зимой, когда метеориты падают, например, в болото, или даже не зимой, а летом, метеорит падает в мокрое болото, и оно тут же коркой льда покрывается, настолько холодное это тело. Оно же было там, в космосе.

Размер челябинского метеорита был около 17 метров, если все эти осколки собрать и рассчитать, сколько распылилось в атмосфере. Я не знаю, что это за «автомобиль», но его длина примерно около 17 метров.

Со знакомыми нам вещами его можно сопоставить следующим образом. Вы себе  представляете боевой самолет или корабль? Вот челябинский метеорит был такого размера. А вот такого размера был тот метеорит, который образовал аризонский кратер. Он 50 метровый. Есть довольно надежное соотношение между диаметром метеорита упавшего на Землю, и диаметром кратера, который от этого падения получился. Если он долетел и ударил. 1 к 20. То есть диаметр кратера, как правило, раз в 20 больше диаметра метеорита. Вот этот 50-ти метровый образовал километровый кратер. Если будет падать метеорит диаметром в километр, у нас будет кратер 20-ти километрового диаметра. И так далее.

Хотя челябинский метеорит оказался самый интересный для ученых, но самым  популярным до сих пор остается Сихотэ-Алинский метеорит. Он упал в феврале 47 года на Дальнем Востоке. Никого не убил, ничего не разрушил, но от него сохранилось очень много фрагментов.

Сегодня почти каждый, кто хочет, может иметь свой персональный кусочек Сихотэ-алинского метеорита, потому что собрали его тонны. Он продается на всех аукционах. Астрономы просто дарят его друг другу на день рождения. Мне тоже как-то подарили. Я его сегодня взял с собой. Сейчас попробую его найти в сумке и тем, кто никогда не держал в руках метеориты, я его дам (дает метеорит слушателям).

Реплика из зала: А он радиоактивен?

Владимир Сурдин: А с какой стати он будет радиоактивен? Передавайте метеорит друг другу, чтобы хоть раз в жизни подержать в руках, если до сих пор не привелось. Можете загадывать желания. Если можно, потише, пожалуйста. Щупайте, но не обсуждайте.

Итак, Сихотэ-Алинский метеорит. Прелесть в том, что он был железным. 1947 год, после войны у всех были миноискатели. И можно было легко найти его фрагменты. Поэтому очень их нашли. Крупные фрагменты…. Обычные мелкие, что у вас в руках, они выглядят вот так. Запомните этот внешний вид.

Если вы кусочек метеорита найдете а в лесу, то у него такой характерный вид с небольшими углублениями, их называют регмаглипты (от греч. rhegma трещина), как будто палец вдавливали в пластилин. Только это был, конечно, не палец, это потоки воздуха выедали вещество, испаряли его. И получилась такая характерная поверхность. Эти регмаглипты говорят о том, что это метеорит, подбирайте его. Он как минимум стоит денег. И вообще интересен для коллекции.

Реплика из зала: Сколько стоит?

Владимир Сурдин: Сразу – сколько?… Такие рядовые метеориты как Сихотэ-Алинский стоят примерно от двух до трех долларов за грамм. Но курс доллар нынче поднялся. А есть, конечно, уникальные метеориты, которые стоят гораздо дороже. У меня дома еще несколько… Вот этот кусочек вы в руках держите. А другой свой кусочек я вам показываю на фотографии.

Не хотел нести сюда, он тяжелый, весит почти 200 грамм. Он был разрезан и отполирован 45 лет назад. Даже чуть больше, почти 50 лет назад. И вот эта полированная поверхность не окислилась. Она дома лежит, а там сухо. Это почти чистое железо. 95% Fe и где-то 5% никеля, и совсем чуть-чуть других присадочек. Почти чистое железо.

Ну и конечно самый грандиозный случай падения небесного тела на территории России – это Тунгусский метеорит. Его по традиции называют метеоритом, хотя никто никаких следов от него не нашел. Было падение из космоса, это факт. Был взрыв над тайгой, это факт.

Где-то на высоте 7 километров был взрыв, ударная волна пришла вниз. Повалила  лес на площади равной территории современной Москвы. Примерно в тысячу квадратных километров.

Тайга потихоньку восстановилась. И никаких следов уже почти не осталось.

Но самого метеорита и его осколков так и не нашли. Поэтому мы сегодня считаем, что метеориты бывают железные, как у вас в руках. Каменные, их сложнее находить, хотя они  чаще падают.

Их сложнее находить, отличить от природного камня. И скорее всего, бывают ледяные метеориты. Но про них вообще непонятно, как долго они могут пролежать. А как их держать в музее? Ледяных метеоритов никто пока не находил. Но тот факт, что Тунгусский метеорит был и что от него не осталось следов, вроде бы говорит о том, что такие бывают. Ядра комет это, в общем, ледяные тела, почему бы нет. Тунгусский метеорит, скорее всего, был размером около 40 метров.

Еще раз показываю, как отличить метеорит от земного камня. Каменный метеорит  – корочка оплавленная, поджаренная. А если он еще стукнулся при падении, он всегда стукнется обо что-то, и корочка отвалилась, вы увидите там неразрушенное минеральное вещество. Вот типичный каменный метеорит.

Если вы его разрежете… Но лучше не разрезать, подарить ученым, пусть они разрежут. Но если разрежете, увидите оплавленную корочку и нетронутое минеральное вещество характерного вида, не очень типичного для земных минералов. Железный я вам уже показывал. Иногда на нем бывают регмаглипты, это от полета в атмосфере. А иногда следы от удара о землю, это тоже такой фрагмент, который стукнулся обо что-то.

Редкая порода метеоритов – железокаменные. Вы видите на этой картинке фрагмент  метеорита, от него отрезали пластинку, отполировали, потом сфотографировали на просвет. Вы видите железоникелевую матрицу, а в нее вкраплены минеральные зерна. Очень красиво, из этого метеорита можно сделать какой-нибудь кулончик. Это редкая порода.

А на Земле, насколько я знаю геологию,  вообще такие сплавы камня с металлом не встречаются. Это может быть только в условиях невесомости. Железные метеориты хорошо сохраняются, их легко найти. Вы видите крупный метеорит, он был найден на  севере США. Конечно, сильно проржавели какие-то места, но все-таки какая-то форма есть.

А самый массивный из найденных на земле метеоритов обнаружен на юге Африки. На частной территории, на ферме.

Метеорит Гоба как раз вот здесь найден. Хозяин этого поместья не стал с ним расставаться, соорудил вокруг него театр, лекторий, я бы сказал.

И водит экскурсии, берет за это деньги. Какой-то вандал недавно отпилил от него кусочек. А вообще это самый крупный метеорит в истории из найденных, 60 тонн.

Реплика из зала: Он никак не охраняется?

Владимир Сурдин: А как его похитить? Целиком-то его вряд ли можно утащить, а вот кусочек кто-то… Железа у нас теперь достаточно. Но в былые времена из метеоритного железа делали топоры, наконечники копий, ну а теперь железа вон сколько.

Реплика из зала: А его форма? Ее специально так обработали?

Владимир Сурдин: Нет, как нашли, так и лежит. Откопали немножко, он был присыпан. Видите уровень грунта? Его подкопали и всё.

Я говорил, что кратер, образованный ударом метеорита, получается в 20 раз больше диаметром, чем упавший объект. Но кратера от этого метеорита вообще не сохранилось. Эрозия почвы давно уже уничтожила следы этого кратера и осталась сама железячка. Известно лишь полторы дюжины случаев, когда удалось проследить траекторию полета болида в атмосфере Земли и рассчитать орбиту в космосе, по какой орбите он пришел на Землю, пересек нашу орбиту. Вот эти восстановленные орбиты.

Где они проходят? Все – из пояса астероидов. Это орбита Земли, это – Марса, это – Юпитера. А если наложить сюда те многочисленные астероиды, что мы знаем, то мы видим, что все это хозяйство приходит к нам из пояса астероидов, пересекает орбиту Земли и иногда с ней встречается.

Вот сам пояс астероидов, Юпитер, так сказать управляет их движением. Иногда  возмущает их движения отдельных астероидов, и они летят сюда поближе к Солнышку и в нашу сторону к Земле.

С астероидами мы уже хорошо знакомы, к ним неоднократно подлетали космические зонды. И к астероидами, и к ядрам комет.

 

Сейчас на ядре кометы находится наш космический аппарат, прилетевший с Земли, работает. Но о кометах мы знаем все-таки очень мало. Такие молниеносные пролеты мало что дают. Надо садиться, надо бурить, брать пробы грунта и желательно возвращать их на Землю.

Вот крупнейший из астероидов Веста. К нему два года назад подлетал космический  аппарат, довольно долго вокруг него работал. Теперь мы хорошо знаем этот астероид, знаем его поверхность, состав поверхности и кое-что о внутренних областях. Это картинка рисованная…

Астероиды время от времени сталкиваются друг с другом, дробятся. И вот это раздробленное вещество заполняет Солнечную систему и попадает к нам иногда.

Итак, железные метеориты мы уже видели, как они выглядят.

Каменные видели. А вот каменный, но редкой породы. Естественно, найденные метеориты классифицируют по их составу, по внешнему виду. И есть отдельная категория метеоритов с довольно светлой поверхностью.

Оказалось, что точно такая же по составу поверхность у астероида Веста. Было подозрение, теперь оно подтвердилось, что это осколки того самого крупного астероида Веста.

И действительно, когда его два года назад исследовали, близко сфотографировали со всех сторон. Мы видим, что в его южном полушарии, скажем так, явный дефицит вещества. Видно, что что-то откололось, видны экваториальные складки. Видимо, получившиеся от удара. Всё это говорит о том, что он, видимо, когда-то очень давно испытал мощный удар и рассеял много своего вещества, теперь оно время от времени попадается в составе других многочисленных метеоритов. И иногда они к нам прилетают на Землю. Можно сказать, что мы уже получили фрагменты этого астероида. Это еще наверняка не доказано, пока лишь по внешнему виду, по спектральным свойствам, но очень вероятно, что они с Весты.

А вот еще более редкий метеорит, совсем невероятный, Кайдун.

Даже невероятна история попадания его в нашу академическую коллекцию. Дело в том, что он упал в Африке, но упал на территорию Советской военной базы. Сразу приходит на ум, сколько же там было баз. И невероятно то, что его не выбросили, не взяли в домашнюю коллекцию. А офицеры аккуратно привезли обратно и сдали в Комитет по метеоритам при Академии наук СССР.

И оказалось, что состав этого метеорита в точности копирует, насколько мы сегодня это знаем, состав спутника Марса, Фобоса. То есть можно предполагать, что у нас уже есть фрагмент со спутника Марса. Было несколько попыток запустить наши отечественные аппараты на Фобос, чтобы оттуда привезти маленечко грунта, но пока не получилось. А этот сам прилетел. Надо конечно проверить. Но это очень и очень вероятно.

Наконец, есть метеориты, осколки больших планет. Лунных у нас много. 2012 год, метеоритный аукцион.

Можете посмотреть, какие были цены. Это осколок с Луны. Лунных метеоритов много. Сотни и сотни. Луна близко, любой сильный удар по ее поверхности выбрасывает оттуда вещество, и часть его долетает до Земли. А вот крайне редкая вещь. Таких всего несколько. По-моему, на сегодня относительно 40-45  метеоритов предполагается, что они с поверхности Марса. Это было бы замечательно.

И, в общем, это подозрение не беспочвенное. Я бы сказал, что сегодня оно практически доказано. То есть мы имеем сегодня вещество с Марса, которое прилетело к нам в виде метеорита. Цена конечно за такие редкости велика. 4 грамма стоят 10 тысяч долларов. Это серьезная цена. Наверное, алмазы такого же веса стоят не больше. Метеорит с Марса – все-таки большая редкость.

Лунные метеориты, их очень легко отличить. У них такой же состав, как у лунного реголита. Луну мы хорошо знаем, с нее привезли много вещества. С Марсом конечно всегда надо проверять эти вещи.

И вот этот метеорит дал нам возможность проверить гипотезу, с Марса они или нет. Он был найден в 1984 году в Антарктиде. Его где-то в середине 90-х начали исследовать, распилили. В нем обнаружились такие лакуны, пустоты. Из них взяли образец газа, который там был заключен, когда он там остывал из лавы, становился камнем. То есть он захватывал атмосферу той планеты, где он образовался. И изотопный состав аргона, других газов, в точности соответствует марсианской атмосфере. Сегодня это доказано на 100%, потому что марсоход Curiosity, работающий сейчас на Красной планете, имеет хороший анализатор изотопного состава. В в этих пустотах оказалась в точности атмосфера Марса. Значит, он с Марса.

Но интереснее еще одна вещь. Когда на эти спилы посмотрели в электронный микроскоп, то обнаружились некие странные беленькие штучки. «Червячки». Они конечно минеральные, это каменное вещество. Но есть подозрение, что это окаменевшие бактерии. Поначалу это была почти безумная гипотеза, мало кто в нее верил… Вот еще один такой «червячок».

Но сегодня, уже около 20 лет ученые этим занимаются, и всё больше и больше специалистов склоняются к тому, что это действительно окаменевшие бактерии. Там рядом с ними обнаружены и следы жизнедеятельности, много чего интересного. Всякие магнитные эффекты. Если это так, значит, на Марсе была жизнь! Это очень сильный аргумент, что на Марсе когда-то в прошлом была жизнь.

Реплика из зала: И чем она закончилась?

Владимир Сурдин: Да тем же, чем обычно заканчивается любая жизнь (вздыхает).

Сегодня на Марсе несложно найти свежие метеориты. Марс находится рядом с поясом астероидов, на него естественно чаще, чем на Землю падают метеориты. И даже на том пространстве, которое уже преодолели марсоходы, были найдены метеориты, прямо лежащие на поверхности. Вот Opportunity уже несколько нашел. Spirit нашел. Даже Curiosity нашел свой метеорит. Так что если кому не удобно лететь в Антарктиду, то, пожалуйста, отправляйтесь на Марс, там тоже есть метеориты.

Надо сказать, что на Марсе много метеоритных кратеров. Поначалу нас это даже сильно расстраивало. Кошмар, какая там может быть жизнь, всё избито метеоритами.

Но в общем, оказывается избито не всё и не глубоко. Так что на Марсе могут быть условия для жизни. Вот старый метеоритный кратер на Марсе. И вы видите рядом с ним след марсохода, как раз рядом с этим кратером работал марсоход Opportunity. Он, конечно, не мог вниз спуститься, у него маленькие колесики. Но он проехал рядом.

Этот снимок сделан с орбиты. Сфотографировал стенки.

Вообще метеоритные кратеры на чужих планетах – это очень полезная вещь. Они нам сразу вскрывают и показывают недра. Геологи по ним могут прочитать геологическую историю Марса. На них же есть следы отложений. Такие кратеры – очень полезная штука. Кстати, на Земле тоже полезная. Там, где падает метеорит, обычно находят мелкие алмазы. Давление большое от взрыва, образуются маленькие алмазы. И это очень здорово найти алмазы, если правда метеорит падает не на вас, а где-нибудь рядышком.

А вот что еще любопытно, это можно связать с метеоритами на Марсе. На Марсе  обнаружены вертикальные колодцы, вертикальные пещеры. На мой взгляд, их могли пробить метеориты. Конечно, это не просто метеоритный кратер. Это сеть подземных горизонтальных пещер, потолок некоторых из которых обвалился, как у нас в карстовых пещерах. Но вряд ли там вода течет, скорее лавовые трубки. Но вот это проходы туда, скорее всего, обнажились при падении метеоритов.

Смотрите, какие замечательные входы в подземный Марс.

 

Дело в том, что на поверхности Марса жизни быть не может. Там очень сильная радиация. Но уже на глубине от двух метров и глубже, слой почвы закрывает вас от космической радиации. Атмосфера не закрывает, на Марсе очень разреженная атмосфера. А несколько метров грунта закрывает. Так что под поверхностью Марса может быть жизнь. А как туда проникнуть? Бурить? А бурить мы еще не умеем. Но вот, пожалуйста, входы в марсианские пещеры, надо просто туда проникнуть. Я думаю, когда-нибудь это произойдет.

На поверхности других малых тел, спутников планет гигантов, они не сильно от Марса отличаются, тоже есть следы падения метеоритов. Причем эти следы многое нам рассказывают про историю спутника. Вот 4 больших, крупнейших спутника Юпитера. Два ближайших к нему.

Ио и Европа почти не имеют метеоритных кратеров. Два более далеких имеют в большом количестве. В чем тут дело? В том, что у этих двух поверхность живая. Как говорят геологи, она молодая в геологическом смысле, она восстанавливается. Наша Луна – это древняя поверхность, вся обратная сторона Луны избита метеоритами. Причем за все прошедшие 4,5 млрд. лет. У нее поверхность старая, она помнит многое, но никак не обновляется.

А вот вам спутник Юпитера, Ио. Попробуйте найти хотя бы один метеоритный кратер. То круглое, что мы видим, это не метеоритный кратер, это вулканы, действующие, очень мощные, гораздо мощнее земных. Естественно они своими извержениями засыпают все вокруг себя, и ни один кратер там долго сохраниться не может.

На Европе ледяная поверхность. Там иногда если присмотреться, можно найти  метеоритные кратеры, но тоже немного. Потому что этот лед – подвижный, живой. В трещинах иногда появляется вода. В прошлом году мы видели, как из одной трещины били фонтаны, сейчас она закрылась. Но ясно, что время от времени это происходит. Так эта вода заливает все старые кратеры, они не сохраняются.

А вот любопытное тело. Энцелад, спутник Сатурна. Экватор примерно вот так проходит. В северном полушарии есть метеоритные кратеры. А в южном нет. Как это может быть? Что, метеориты бьют прицельно только по северному полушарию? Нет, конечно. Очевидно, южное более молодое.

 

Вот здесь есть фиолетовые трещины, они тут хорошо сфотографированы. Они открыты. И прямо сегодня над ними летает спутник, их фотографирует. Особенно хорошо это видно в контровом свете, когда он бьет прямо в глаза фотоаппарату. Видно, как из трещин поднимаются водяные потоки, и покрывают целое полушарие спутника. Конечно, вещество потом в основном падает обратно, засыпает все вокруг себя.

Конечно, само по себе это замечательно – получить вещество из подледного океана, жидкого океана. Если бы на аппарате «Кассини», который там летает уже десятый год, были биологические сенсоры, то он бы мог просто черпнуть той водички и поискать там микробов. Но на нем нет такой аппаратуры. Но уже на следующем аппарате она будет.

Вернемся к Земле. Нас беспокоит, конечно, возможность ударов по Земле, Армагеддон и все прочие неприятности. Как это избежать? Очевидно, что задача астрономов предупреждать об этих событиях. У нас есть уже для этого аппаратура. Сегодня работают роботы-телескопы, которые непрерывно фотографируют небо на большие ПЗС матрицы. И если какой-то объект за разумное время, за полчаса, за час сдвигается относительно далеких звезд, значит этот объект наш, в Солнечной системе. Потому что передвижения далекого объекта, как бы он там быстро ни летел, вдалеке не заметны.

А близкий видно. И мы понимаем, что это какой-то камень, он куда-то летит. Вычисляется его орбита. Если это неизвестный астероид, то его заносят в базу данных. Смотрите, как это выглядит на фотографиях. Вот звезды на местах, а вот эта штучка  передвигается на каждом следующем снимке. Значит, мы поймали что-то интересное.

Благодаря такому непрерывному наблюдению число обнаруженных объектов в околоземном пространстве стремительно возрастает… В основном это астероиды… С тех пор, как в районе 2000 года появились роботы-телескопы, которые без участия человека всю ночь проводят поиски, в Солнечной системе было открыто более полумиллиона объектов. И такой мониторинг продолжается. Пока все они для нас безопасны. Эти сотни тысяч штук летают далеко от Земли.

Лишь около 7-8 тысяч представляют для нас потенциальную опасность, то есть приближаются к орбите Земли. Иногда могут стукнуть. Единственный раз в истории астрономии удалось заметить объект, предсказать его падение и он действительно упал. Это был 2008 год. Видите на фотографиях след этого летящего астероида. Он вытягивается, потому что за время экспозиции он переместился на небе.

Его обнаружила американская система слежения за космическим пространством, Каталина. Было предсказано, что через 20 часов он ударит по Земле. Было известно где, в Северной Африке. И вот этот удар произошел. Ночью было падение, поэтому по снимку спутника погоды в инфракрасном излучении видно. Это границы между Египтом и Суданом. Там никто не живет, его падение было безопасным.

Он вошел в атмосферу, разрушился. Утром сфотографировали следы его разрушения. А потом пошли искать. Не упало ли чего. И через несколько дней нашли. Студентов  мобилизовали, и они пошли по пустыне. Нашли свеженькие осколочки. А ученым очень важно подобрать свежеупавший метеорит. Потому что он еще не заражен земной флорой и фауной. Что принес, то его.

 

Надо сказать, что в метеоритах находят много интересного. Там есть аминокислоты, предбиологические вещества. Первые шаги жизнь могла сделать за пределами Земли, а потом  попасть на Землю уже в составе метеоритов, но это отдельный разговор.

Вот замечательные осколки того метеорита. К сожалению это был единственный случай, когда астрономы сработали на 100%. Увидели, предупредили, падение произошло и нашли фрагменты. Был еще один случай, ровно год тому назад, в январе 2014 года.

Тоже увидели, тоже предсказали, тоже упал. Но упал, как вы видите, в Атлантике. Здесь показана его траектория, и он плюхнулся где-то на территории Азорских островов.

Он упал, плюхнулся, но найти его там невероятно сложно. Никто его не искал не дне. Во второй раз смогли предсказать точное место падения. Больше таких удач не было, потому что аппаратура была не заточена под эти цели. Сейчас строят очень дорогие обзорные телескопы совершенно особого типа, которые прямо за одну-две ночи могут обшаривать далекий космос весь, во все стороны. Строят американцы, объединенная Европа. И некоторую активность проявляем и мы тоже.

В нашем Государственном астрономическом институте им. П.К.Штернберга при МГУ есть система роботов-телескопов, слабенькая. Какие были деньги, на те и построили. И Специальной астрофизической обсерватории на Кавказе тоже недавно сделали такой многообъективный, многоглазый телескоп. И он начинает работать. Мы тут конечно не на первых ролях в мире, но держимся во втором эшелоне.

Самое надежно прогнозируемое событие произойдет в 2029 году. Рядом с нами пролетит астероид Апофиз. Он пролетит рядом. В 2029 он Землю точно не заденет. Но он пролетит настолько близко к Земле, что Земля своим притяжением немного изменит его траекторию. И когда он в следующий раз вернется, а будет это в 2036 году, то пока нельзя предсказать, упадет или не упадет. С очень большой вероятностью не упадет. Но мизерная вероятность остается, что упадет.

И вот этими точками показаны приблизительные, насколько мы сегодня можем рассчитать, места его падения. Смотрите, планируйте свою жизнь на 2036 год. Правда, имейте ввиду, что он  – очень большой, размеров в 300 метров. И если он, скажем, на сушу упадет, то в пределах 300 километров будут большие неприятности. А за пределами этой зоны особых неприятностей не будет.

Но если он упадет в океан, а как видите, в основном прогнозируется падение в океан, то цунами будет, конечно, очень сильное. И береговые жители планеты ощутят его падение в полную силу. Но вероятность такого падения крайне мала, скорее всего, ничего не произойдет. Тем не менее, за ним следят.

Обсуждение лекции

Борис Долгин: Спасибо большое. Есть немного времени на вопросы. Просьбы быть лаконичными.

Вопрос из зала: Меня зовут Иван. Вы рассказали про хондриты. Я знаю, что есть еще ахондриты. Что это такое?

Владимир Сурдин: Сам факт, что существуют железные метеориты, говорит о том, что часть метеоритного вещества испытала сильную переработку, переправление, дифференциацию, то есть разделение на компоненты в недрах каких-то крупных тел. Это вероятно были какие-то маленькие планетки, которых сегодня уже нет, они разрушились.

Хондриты, скорее всего не испытали такой сильной переработки. То есть, это то вещество, маленькие хондрочки, почти стеклянные шарики, они могли образоваться только при остывании протопланетного, допланетного вещества. Мы их особенно любим. Потому что они нам демонстрируют первичное вещество, из которого потом формировались планеты. А ахондриты, это каменные метеориты, которые где-то уже переработались. Таких у нас целый земной шар под ногами. Это уже малоинтересное вещество.

Вопрос из зала: Есть такой фильм, «Полет навигатора», смотрели?

Владимир Сурдин: Насчет фильмов я слаб.

Вопрос из зала: Суть фильма состоит в том, что космический корабль похищает ребенка и в течение 8-ми лет он катается по всем галактикам, а потом возвращается сюда. Люди постарели на 8 лет, а он остался таким же. Короче говоря, время в космосе останавливается, да?

Владимир Сурдин: Извините, по части кино я слаб. Если можно, верните мне метеорит, пожалуйста, он мне дорог как память (обращается к залу, где слушатели передают друг другу кусочек метеорита). Вернете?

Вопрос из зала: В 2029 году вероятность падения этого метеорита на Землю мала. А можно предположить, что в 2036 году вероятность будет больше? То есть он все-таки упадет на Землю?

Владимир Сурдин: В 2029 году вероятность падения нулевая. Он точно не упадет. Он пройдет на расстоянии около 40 тысяч километров от Земли, там, где геостационарные спутники, спутники телерадиовещания летают… О! Метеорит вернулся. Упал, прямо в руку. А в 2036 уже некое рассеяние. В 2029 будет рассеивание его траектории. И в 36-м он может краешком своей вероятной траектории задеть Землю. Есть 1/1000000 вероятность, что он заденет Землю.

Вопрос из зала: А можно ли сказать, что в 2042-м году он уже точно упадет на Землю?

Владимир Сурдин: В 2042-м нет, но через несколько столетий он опять приблизится к Земле… Уж если он рядом с орбитой Земли гуляет, то он в конце концов упадет конечно. Обязательно. Ему деваться некуда. Но это будет еще не скоро.

Вопрос из зала: У меня такой вопрос. Вы говорили про метеориты, которые прилетели с Луны, с Марса и из пояса астероидов. А есть ли вероятность попадания на Землю частей более далеких объектов?

Владимир Сурдин: Межзвездных метеоритов? Вероятность есть, конечно. Но вы видите, что восстанавливая траектории, мы пока ни одного из них не обнаружили. Все они из рядом пролетавших. Конечно, очень интересно было бы получить метеорит из другой солнечной системы. Может быть, они есть, кто знает. Для этого надо знать, откуда они прилетели. Вот те два десятка, которые удалось восстановить, все они наши, их родила наша Солнечная система. А среди тех несколько десятков тысяч, которые сейчас находятся в коллекциях по всему миру, может быть, есть и межзвездные. Но как угадать? Не факт, вовсе не факт.

Вопрос из зала: Скажите, вы говорили, что были обнаружены какие-то следы аминокислот. Какая самая сложная структура прилетала к нам в биологическом плане? Там отдельные фрагменты элементов или может быть бактерии?

Владимир Сурдин: На этот счет есть энтузиасты, которые считают, что много окаменелостей… Алексей Розанов, директор Института палеонтологии РАН, находящегося у Теплого Стана, – сторонник того, что во многих метеоритах можно разглядеть следы окаменевших микроорганизмов.

Вопрос из зала: А фактически что установлено?

Владимир Сурдин: Он – крупный специалист, палеонтолог. Он говорит, что да, во многих метеоритах есть следы окаменелостей. Но это все по внешней форме, она может быть обманчива. А химический анализ не проведешь, это же вещество неорганическое. Оно давно уже заменилось минеральным. Но аминокислоты есть. Есть такая порода метеоритов, углистый хондрит, это еще более редкие, там углерода много. В них есть, например, глицин. Аминокислоты, их и дома на кухне можно сварить. В межзвездной среде их довольно много.

Вопрос из зала: То есть бактерии не прилетали?

Владимир Сурдин: Нет, бактерии нет… Насчет бактерий в межзвездной среде есть энтузиасты, которые и это утверждают. Фред Хойл, например, но не будем об этом.

Вопрос из зала: Я где-то читал, что американцы изобрели лазерные пушки, пучок лазера может разбивать отдаленные объекты. Такие устройства реально существуют?

Владимир Сурдин: Лазерные пушки есть. Более того, они работают на кораблях и даже на борту самолетов. Я сам видел и читал об этом, они, например, сбивают снаряды или даже боеголовки… Боеголовки межконтинентальных ракет сложнее сбивать…. Видимо, научатся скоро сбивать. Так что в принципе от некрупных метеоритов размером до одного метра можно этими лазерными пушками бороться. Но дело в том, что метровый метеорит он и сам в атмосфере разрушается. И большой беды от него при падении на Землю нет…

А метеорит размером 10 и более метров, никакая лазерная пушка, конечно, не осилит. И даже тот фильм «Армагеддон», когда астероид взрывают… Вы должны помнить, что и у нас, и у американцев было много подземных ядерных взрывов. Взрыв мегатонной водородной бомбы создает полость  в земле размером в 20-30 метров. Это реальный размер того, с чем можно бороться современным ядерным оружием. Десятки метров. А, уже начиная от 100 метров,  астероид вы никаким современным оружием разрушить не сможете.

Вопрос из зала: Здравствуйте. Скажите, как часто и находят ли вообще в метеоритах неизвестные нам химические элементы? Я просто пропустил начало, возможно, Вы говорили об этом.

Владимир Сурдин: У нас же есть таблица Менделеева…

Вопрос из зала: Но и она же не закончена. До сих пор ее дополняют.

Владимир Сурдин: Ее дополняют, создавая новые трансурановые элементы. Всё, что в природе есть, есть в таблице Менделеева, и все это лежит на столах в лабораториях. Ничего принципиально нового в метеоритах нет. Откуда ему взяться?

Ярослав Никитенко: Что могут дать метеориты для понимания нашей Земли? Мы не можем посмотреть то, что глубоко внутри нашей планеты. Если метеориты созданы из того же вещества, что и Земля…

Владимир Сурдин: Именно поэтому они могут дать очень многое, потому что, зная историю формирования Земли, мы можем более точно судить об ее недрах. Мы же не бурили глубже 10-11 километров. А если знать, из чего формировалась и в какой последовательности Земля, то всё это, конечно, очень важно. И не только Земля, но и Луна и ближайшие тела. Для геологов – это очень важная информация.

Вопрос из зала: Здравствуйте. Недавно я была в музее ГЕОХИ РАН, там нам показывали образцы, о которых сказали, что это промарсианские метеориты. Как нам объяснили, на сегодняшний день доказательств того, что эти метеориты прилетели с Марса, пока нет. Все это на уровне научной гипотезы. Прокомментируйте, пожалуйста.

Владимир Сурдин: Примерно 50 метеоритов, нахлиты и шерготиты, входят в коллекцию якобы марсианских метеоритов. Не для каждого удается на 100% это доказать. С этим ЛХ84, который я вам показывал, повезло. У него обнаружились пустоты, там взяли пробы газа и они соответствуют марсианской атмосфере. По его минеральному составу, вокруг него концентрируется группа из 50 похожих на него метеоритов. Их тоже считают пришельцами с Марса. Но для каждого из них индивидуальное доказательство, что там внутри есть кусочки марсианской атмосферы, конечно, не получено. Так что это все пока на уровне гипотезы. Но, начиная с августа прошлого года, когда был точно измерен изотопный состав марсианской атмосферы, его сравнили, можно считать, что это уже не гипотеза.

Вопрос из зала: Это американские исследования?

Владимир Сурдин: Ну да, а чьи же еще?

Вопрос из зала: Вы показывали рассчитанные траектории единичных метеоритов. У меня вопрос, они все летят в одно плоскости?

Владимир Сурдин: Нет, что вы.

Вопрос из зала: То есть это просто рисунок, что в одной плоскости?

Владимир Сурдин: Это в проекции на плоскость земной орбиты.

Вопрос из зала: Но они вообще тяготеют к одной плоскости? Как у нас все астероиды, все планеты?

Владимир Сурдин: Примерно да, плюс-минус 10-15 градусов. Вот так всё разбросано.

Вопрос из зала: Скажите, пожалуйста, вирусы в космосе выживают?

Владимир Сурдин: Недолго выживают. На поверхности МКС недавно взяли мазки с иллюминаторов, с их внешней поверхности. И там нашли живые функционирующие вирусы. Они жили там довольно долго, несколько лет. Да что там вирусы! Тихоходка, вполне ощутимое существо провела на поверхности космической станции год с лишним, высохла, конечно, в анабиоз впала. Привезли на Землю, водичкой размочили, пошла.

Вопрос из зала: А могут ли быть эти железные метеориты остатками космических кораблей? Следами каких-то катастроф?

Владимир Сурдин: Насколько я знаю, корабли из чистого железа не делают. Это не тот материал, из которого надо делать космический корабль. Вот если бы нам падали метеориты из дюраля или из титана, тогда еще можно было бы подумать. А железный космический корабль – это как-то примитивно.

Друзья, извините меня, пожалуйста, у меня ровно через час поезд. Мне надо уже двигаться.

Вопрос из зала: Вы верите в летающие тарелки? Или это всё бред?

Владимир Сурдин: А как же, конечно бред.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Подпишитесь
чтобы вовремя узнавать о новых спектаклях, публичных лекциях и других мероприятиях!
3D Apple Facebook Google GPS IBM iPhone PRO SCIENCE видео ProScience Театр Wi-Fi альтернативная энергетика «Ангара» античность археология архитектура астероиды астрофизика Байконур бактерии библиотека онлайн библиотеки биология биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера бозон Хиггса визуальная антропология вирусы Вольное историческое общество Вселенная вулканология Выбор редакции гаджеты генетика география геология глобальное потепление грибы грипп демография дети динозавры ДНК Древний Египет естественные и точные науки животные жизнь вне Земли Западная Африка защита диссертаций землетрясение зоопарк Иерусалим изобретения иммунология инновации интернет инфекции информационные технологии искусственный интеллект ислам историческая политика история история искусства история России история цивилизаций История человека. История институтов исчезающие языки карикатура католицизм квантовая физика квантовые технологии КГИ киты климатология комета кометы компаративистика компьютерная безопасность компьютерные технологии коронавирус космос криминалистика культура культурная антропология лазер Латинская Америка лженаука лингвистика Луна мамонты Марс математика материаловедение МГУ медицина междисциплинарные исследования местное самоуправление метеориты микробиология Минобрнауки мифология млекопитающие мобильные приложения мозг Монголия музеи НАСА насекомые неандертальцы нейробиология неолит Нобелевская премия НПО им.Лавочкина обезьяны обучение общество О.Г.И. открытия палеолит палеонтология память педагогика планетология погода подготовка космонавтов популяризация науки право преподавание истории происхождение человека Протон-М психология психофизиология птицы ракета растения РБК РВК регионоведение религиоведение рептилии РКК «Энергия» робототехника Роскосмос Роспатент русский язык рыбы Сингапур смертность Солнце сон социология спутники старообрядцы стартапы статистика технологии тигры торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология Фестиваль публичных лекций физика физиология физическая антропология фольклор химия христианство Центр им.Хруничева школа эволюция эволюция человека экология эпидемии этнические конфликты этология ядерная физика язык

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.