Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
5 декабря 2016, понедельник, 07:33
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

Письма с фронта

9 июня 1944 г. Олег Радченко во втором ряду, в  центре. Фото прислано составителям Соломоном Коганом
9 июня 1944 г. Олег Радченко во втором ряду, в центре. Фото прислано составителям Соломоном Коганом

Мы публикуем книгу писем фронтовика, участника Великой Отечественной войны Олега Николаевича Радченко, подготовленную Светланой Николаевной Орловой (в девичестве - Радченко) и ее сыном - Олегом Петровичем Орловым.

Особую благодарность составители выражают фронтовому другу Олега Радченко, Когану Соломону Исааковичу, который после гибели Олега переслал его матери, Марии Ильиничне Радченко, письма, адресованные ее сыну на фронт.  

Олег Николаевич Радченко родился 11 декабря 1918 в городе Москве. После окончания школы в 1937 году Олег Радченко поступил на биологический факультет Московского Государственного университета им. Ломоносова. В 1941 году связи с началом войны приказом ректора МГУ получил, как и другие его однокурсники, диплом без защиты дипломной работы. Был распределен в Центральный государственный тропический институт им. Е.И.Марциновского. Работал врачем-лаборантом в центральном донорском пункте Тимирязевского района. Был призван в армию в мае 1942 года. Направлен в Великоустюгское военное пехотное училище (Великий Устюг, Вологодская область).

Мать, Мария Ильинична Радченко, родиась в 1889 году в Москве в семье коммерсанта Ильи Архиповича Орлова. В 1907 году Мария Ильинична поступила в Московский Университет на историко-филологический факультет. Вследствие начавшихся притеснений со стороны властей женщин-слушательниц Московского Университета в 1908 году она перешла на Высшие Московские женские курсы, историко-философский факультет, отделение русской литературы. По окончании в 1913 году курсов работала учительницей в городском училище. Вышла замуж за Николая Николаевича Радченко. В 1917-19 гг. работала машинисткой. С 1935 г., окончив курсы стенографии, вплоть до выхода на пенсию работала стенографисткой. Умерла в 1976 году.

Мама Олега, Мария Ильинична Радченко (в девичестве Орлова), 1916 г.

Отец, Николай Николаевич Радченко, родился в 1887 году в семье потомственного дворянина. Учился в Санкт-Петербургском Политехническом институте. После окончания института переехал в Москву, работал инженером на заводе. Во время Первой Мировой войны служил в действующей армии. Во время Гражданской войны работал проводником на железнодорожных поездах. Затем работал инженером на московских заводах. В 1934 году органы государственной безопасности пытались склонить его к негласному сотрудничеству. Он не согласился. От неизбежных репрессий спасло развившееся у него нервное заболевание и инвалидность, полученная в том же году. Умер в Москве в 1943 году от воспаления легких. 

Отец Олега, Николай Николаевич Радченко. 1917 г., Рига

Н.Н.Радченко, Светлана, Олег, М.И.Радченко, 1931 г.

Олег Радченко – десятиклассник

Олег – студент первого курса

Олег – студент третьего курса

Олег, стоит второй справа в группе участников беломорской экспедиции биофака МГУ, 1939 г. В центре сидит Лев Александрович Зенкевич, сзади него стоит доцент Вознесенский. По левую руку от Олега стоит его друг Евгений Лебедев.

Олег Радченко. 1941 г.

Большинство писем написаны на стандартных открытых почтовых карточках, на них стоит штамп: «Просмотрено военной цензурой». Некоторые из писем написаны на маленьких листках разлинованной бумаги, вложенных в конверты.

 

Открытки:

15.05.42 г.

в Великий Устюг1 на пароходе «Коммунист»

Дорогие мои!

Вот уже скоро сутки, как я плыву по северным рекам – сначала Вологде, потом Сухоне. Часа в 4 приедем в Тотьму – там пересадка – еще 250 верст по Сухоне, и я буду в Великом Устюге. Еду я во втором классе, который достался очень не многим – остальные в четвертом. Кроме увеличенного сухого пайка, мы получаем здесь обед – грибной суп. В общем, очень хорошо. С ребятами из Октябрьского держимся вместе, что очень помогает.

Вологда – типичный тихий большой деревянный город с массой старых церквей, очень любопытных.

Но чему мы все радуемся – это плаванию по рекам. Это нечто феерическое. Первые 100 верст по реке шли совершенно по безлюдной местности: сивые леса, пойма до самого горизонта серо-голубая в желтых пятнах кустов. А сейчас уже пошли более высокие берега, лес стал хвойным, пошли деревни с пузатыми двухэтажными домами.

Целую всех вас крепко.

Ольжик.

 

16.05.42 г.

Дорогие мои!

Тотьма – это маленький уездный городишко на круто-яром берегу Сухоны. Вверх и вниз топорщатся прямые, кудрявые от зелени улочки. Непролазная миргородская грязь. Дощатые тротуары, традиционная базарная площадь с гостиным двором в середине. Гостиный двор еще Елизаветинских времен. Маленькие аккуратные домики, глухие заборы, кое-где дворянский мезонинчик, и …деревянные львы на воротах, более похожие на веселых щенят. Диковинные каменные храмы Елизаветинского времени, превращаемые закатом в прихотливые китайские фонарики.

Тотьма стоит на шестидесятой параллели. Едят же здесь совсем как в Москве.

Вечером едем дальше.

Целую всех вас.

Ольжик

 

Великий Устюг (май – октябрь 1942 г.)

17.05.42 г.

Великий Устюг

Дорогие мои!

Прибыли рано утром. Широкая северная река. Масса церквей XVII-XVIII веков.

Училище пехотное. Других нет. По рассказам курсантов - три отделения: стрелковое, пулеметное, минометное. Побудка в семь, отбой в двенадцать. Три раза в день еда: в восемь, два и девять часов; 700 гр. хлеба, супы, каша с мясом, рыба; 10 часов занятий; шестимесячное обучение. Возможно, я буду учиться на минометном или пулеметном отделении – высшее образование!

Возможно, мне предстоит карантин до 21 мая.

Обмундирование и белье хорошее. Говорят, можно послать домой одежду мою.

Чудесные здесь церкви барокко московского и западного. Видимо, этот край процветал с конца XVII до середины XVIII веков – все храмы этого времени. Поездка по Сухоне от верховий до устья была очень интересной и геологически, и ботанически, и этнографически.

Даю примерный адрес – нет еще нумерации подразделения. Пишите пока так: Вологодская обл., Великий Устюг, почтовый ящик 22, курсанту Радченко О.П.

Письма отсюда идут месяц.

Целую всех вас.

Ольжик

 

27. 05.42 г.

Милые мои!

Наш карантин подходит к концу. Скоро начнем занятия. Сегодня я был перемещен во взвод (первый в нашем подразделении), составленный исключительно из лиц с высшим образованием. Это, очевидно, сделано из педагогических соображений. Это очень приятно.

Случилось так, что я счел за лучшее вместо ожидаемого прислать вам деньги. Их немного – я смог реализовать пока очень немногое, да и это здесь идет не так, как у вас. Вчера я почтой послал вам 600 рублей. Немножко оставил себе на расходы.

Погода улучшается. Здесь становится жарко. Мы живем в городе (но он очень мал, только церквей очень много) на самом берегу широкой Сухоны. До сих пор я от вас даже телеграммы не имею.

Целую всех.

Ольжик

 

01.06.42 г.

Наше подразделение – минометное … Новый наш взвод из лиц с высшим образованием очень удачен. Приятно быть в своей среде. Здесь есть один математик-геометр, которого я соблазнил на математическую морфологию в стиле Е.С.Смирнова2. Он в детстве много занимался энтомологией.

Занятия наши начнутся завтра. До сих пор мы работаем по разгрузке, строительству, вырубке леса на полигоне. Во время рубки леса я насмотрелся на здешние пейзажи – они великолепны. Чудесная холмистая страна с массой лесов и старых храмов. Это уже не Левитан, а Нестеров…

Мы уже живем в другом помещении – каменном доме. Наша комната – очень светлая – в пристройке к старому дому времени Петра с полутораметровыми стенами, сводчатыми потолками и изразцовыми печами с потешными картинами назидательного характера («И скромным довольствуюсь»)…

 

05.06.42 г.

Дорогие мои мама, бабушка, папа и Светланочка3!

Надеюсь, что письмо дойдет до вас потому, что оно будет опущено в Москве. Вот уже скоро месяц, как я ничего о вас не знаю. Я посылал телеграммы, просил вас телеграфировать – и нечего. Ради бога, напишите и протелеграфируйте. И обязательно по двум адресам: на училище и на В.Устюг до востребования. Так будет верней.

Я учусь в минометном подразделении – это ближе к артиллерии. Выпустят нас через 4 месяца – к 1/10.

Наша рота целиком составлена из лиц со средним и высшим образованием, так что публика подходящая.

У нас начались занятия. Нас обмундировали: гимнастерки, брюки, пилотки, белье, сапоги.

Кормят нас теперь еще лучше – хлеба 700 грамм, из них 300 – белого, еtc4.

Я уже далеко не так худ, как в Москве. Спина моя вполне удовлетворительна.

Здесь есть один математик-ассистент, с которым мы беседуем на темы, непосредственно касающиеся моей работы у Смирнова etc. В свободные минуты я читаю Фейхтвангера, Пушкина – перечитал Онегина.

Но отсутствие ваших писем угнетает меня.

Целую крепко.

Ольжик

 

14.06.42 г.

Милая моя мамочка!

Вчера разом пришли мне два твоих письма. От 1 и 6/VI и все письма, присланные мне в Москву.

Я сразу окунулся в Москву, в вашу жизнь. Напрасно ты горюешь о Ветеринарной академии5. Это так невесело быть всю жизнь военным ветеринаром. Лучше уж так, как я – лишь на определенное время. Вчера командир нашего подразделения сообщил нашей группе, что в большинстве случаев нас ждет штабная работа. Это уже кое-что значит.

Питание наше таково, что при том обилии движения, какое приходится на день, я не ощущаю недоедания. Как-то у вас? Меня очень волнует Кука6.

Деньги мне слать не нужно – у меня еще осталось 150. Нам буду платить 40 рублей в месяц. Покупать молоко невозможно – запрет выхода в город, а на небольшие покупки лука и чеснока мне хватит вполне.

Здесь нет конвертов и открыток, только марки. Шли мне открытки.

Ольжик

 

 

22.06.42 г.

Милая моя мама!

Переписка моя расширяется – не одно письмо от Е.С.Смирнова, Е.А.Бабуриной7.

Есть письмо от Али8 и от Н.Юзбашевой9. А вот не имею (так и следовало ожидать?) ответов на мои послания из Суслонгера10 и от Мити11. Узнай и напиши, пожалуйста, получил ли Митя мою открытку.

У меня новостей никаких. Мои сослуживцы – очень хорошая публика. С частью из них у меня много точек соприкосновения по различным вопросам наук и искусств. Эти товарищи, наши разговоры, споры, наконец, Пушкин и «Гамлет», которые поджидают меня на время отдыха – все это служит отличным барьером, защищающим меня от тягот провинциальной жизни, от грубости иных и вообще от неизбывной скуки механического существования, лишенного великих умственных интересов, которое засасывает жителей малонаселенных городов.

Целую всех.

Ольжик

 

26 июня 42 г.

Великий Устюг № 1

Милая моя мама!

Вчера получил твои письма от 16 и 18/VI, в которых ты пишешь, что не имеешь ничего от меня позднее 5-го. Я смог ответить лишь сейчас, потому что получил их в момент становления на дежурство. Я пишу тебе каждые 3 дня – запас открыток не позволяет мне большего. Два раза я послал не тебе, но Куке и Светлане. Вчера я получил письмо от Е.С.Смирнова от 14/VI, которым он отвечает на мое от 7/VI. Так что, видимо, либо мои открытки задержались, либо пропали. Ведь я получаю твои письма далеко не каждый день. Последнее было от 13-го, теперь – от 16-го. Кукино письмо я так и не получил.

Ольжик

 

26 июня42 г.

Великий Устюг № 2

Я написал письма всем, от кого получил их через твое посредничество. Но ответа до сих пор нет. Зато установилась связь с Евгением Сергеевичем. Его письма тоже большая поддержка.

Работа движется. Первая треть уже закончена. Мало порядка и много бестолковщины. Физическое напряжение постепенно увеличивается – так что начала ощущаться усталость. Повышенная ассимиляция снимается повышенной диссимиляцией.

Меня очень порадовало Светланочкино письмо. Как-то выглядит она в новом розовом платье?

Сняться мне пока нет возможности. В свободные минуты мечтаю о том, как мы встретимся в будущем – но когда? Поскорее бы!

Крепко всех вас, мои милые, я целую.

Ваш Ольжик

 

1 июля 42 г.

Великий Устюг

Милая моя мама!

Вот уже и июль начался. При моем минометном существовании время летит страшно быстро. Это совсем не то, что провести месяц на ловле морских звезд.

Прошлое воскресенье я был в местном музее – это первое воскресенье, когда я был свободен от дополнительной работы. Так много хорошего – старинный фарфор, финифти, ткани XVII века – итальянские, французские, персидские, китайские вышивки – словом, чудесные обрывки прошлого, говорящие об очень многом. Созерцая их, я отдыхал душой – на меня нашло чувство эстетического опьянения, которое я люблю больше всех других опьянений.

Целую вас всех крепко.

Ольжик

 

 

14 июля 42 г.

Великий Устюг № 1

Мамочка моя!

Я решил с сегодняшнего дня все мои письма к тебе нумеровать по порядку – а то часть пропадает. Делай и ты так – ведь ты пишешь, что Леночка12 уехала, а ты мне раньше ничего об этом не писала. Бедная Котя13!

Действительно, Москва стала каким-то некрополем – теперь О.П. и О.С. Грустно это очень и тревожно.

Ты пишешь про холода в Москве. Вот удивительно! А у нас все время стоит чудесная погода. Без отчаянной жары, но вполне приятная для купания, что иногда у меня бывает. Усталость физическая, о которой я тебе писал, сейчас уменьшилась – вероятно, подействовало улучшение в пище в июле месяца. Мы теперь по утрам получаем 20 гр. сливочного масла и 50 гр. сахара, так что в обед я ем всегда сладкую пшенную кашу или макароны. А как-то вы там питаетесь? Что дадут огороды?

 

14 июля 42 г.

Великий Устюг № 2

Мама!

Я ничего не могу сказать достоверного относительно моей будущей работы и проезда через Москву. Я надеюсь на это.

В субботу и воскресенье у нас были игры на вольном воздухе довольно далеко от дома, за рекой. Пришлось делать большие переходы, ночь переспать в ямке на пляже. И должен сказать, что я выдержал все это лучше многих из моих товарищей.

А какие удивительные новые пейзажи мне удалось видеть. Это поразительная страна, напоминающая то какие-то французские виды, то берега Истры, то Северный Кавказ – представляешь себе долину Юга, шириной в 3-4 километра, всю перерезанную старицами и поросшую вереницами елей – пирамидальных тополей. А с двух сторон – широкое плато.

В городской библиотеке я добыл себе Zola и читаю сейчас.

Целую всех вас.

Ольжик

 

25 июля 42 г.

Великий Устюг № 2 1а

Милая моя мама!

Я забыл, что начал нумеровать письма. Начну с сегодняшнего письма снова. Это не вредно – если письма будут пропадать. Вы будете иметь доказательства тому. Нумерация писем будет стоять справа. Если открыток в одном письме будет несколько, то порядковые номера будут ставиться рядом.

Посылка для меня была совсем неожиданной. Если бы я знал, что он привезет посылку, я написал бы, чтобы ты послала мне маленькую лупу, пинцет и перочинный нож. Табак, бумагу, мыло и портянки – это самое лучшее, что можно было бы послать мне. Сладкого мне не нужно – ведь я получаю 35 г сахара и 15 г его идет ежедневно на третье. Ведь это 1,5 кг в месяц. Когда уезжал этот человек, нас кормили действительно неважно – по сравнению с тем, как кормили вначале. Но с тех пор увеличилось число продуктов на складе, и сейчас кормят, поверь мне, очень хорошо. Что ты скажешь о рисовой каше с мясом и сливочным маслом? А интересно, что вы заплатили за перевозку посылки?.

 

25 июля 42 г.

Великий Устюг № 2 2а

Мамочка, относительно 26 августа – эта дата весьма приблизительна. У нас семь пятниц на неделе. Тогда было такое настроение. После сменилось другим – нашим сентябрем. Теперь снова новые настроения – полная неопределенность, но с тенденцией к более близкой дате. Возможны самые неожиданные варианты. Я думаю, что диплом мой может в этих случаях сыграть положительную роль.

Ты завидуешь Руфине Яковлевне14. Я понимаю тебя. Но, честное слово, такую специальность я не хочу иметь. Ни за что. Ведь ты чувствуешь по Жениному письму, что это его специальность уже навечно, а я этого не хочу.

Кажется, это воздушные замки и весьма трудно это будет осуществить, но моя мечта – в будущем окончить геологический факультет. Времени на это пойдет в два раза меньше, чем положено, – ведь мне многое зачтется. А годы, потраченные на пройденный факультет, не пропадут даром - Женя15 всегда говорил, что современным геологам не хватает именно биологического образования. Вот такие у меня планы.

Целую тебя крепко, крепко. Будь спокойна.

Твой Ольжик

 

28 июля 42 г.

Великий Устюг № 2 3а

Милая моя мама!

Получил заказное – оно шло 10 дней. Теперь уже не имеет смысла посылать их. Простые доходят быстрее. Мне не нужно денег. Ведь кормят меня более, чем хорошо. На лук, кино и иногда ягоды хватит того, что у меня есть. Кроме того, мыло, которое ты мне послала, может мне всегда дать 200 рублей, не говоря уж о табаке. За сладеньким я не гонюсь. Моего сахара мне вполне хватает. Откуда ты взяла, что я живу за городом? Большой поход был у нас всего раз. Не чаще раза в неделю я хожу на расстояние в 7 километров. А обычные занятия происходят под боком. Когда у нас теплее, я иногда купаюсь. Теперь точно известно, что срок моего отъезда отсюда – примерно через месяц. Надо сказать, что и такого короткого времени вполне достаточно, чтобы быть лучше подготовленным очень многих из уже подготовленных.

Целую.

Ольжик

 

Письмо в конверте, написанное на листе бумаги и приложенном к нему небольшом бумажном клочке:

2 августа 42 г.

Великий Устюг № 3

Мамочка моя милая!

Ты не забыла, вероятно, о нашем уговоре относительно писем. Лично у нас в Устюге все нормально.

Жить я буду здесь, видимо, не меньше месяца, а может быть и немножко побольше. В моей работе наступает последний заключительный этап.

Если паче чаяния, папа сделает мои фотографии, то в Ашхабад их уже не следует слать – ведь Наташи16 там уже нет.

Мамочка, книжный магазин с тобою рядом. Сейчас вышел в издании Детгиза «Гамлет» в переводе Пастернака. Я очень люблю этот перевод. Если тебе не будет трудно, и если он не дорог, то купи его, пожалуйста.

Сегодня Ильин день – у нас гроза. Я вспомнил Ильин день в Ильинском – как странно вспоминать теперь такие вещи. Не имеет больше смысла слать заказные письма – их теперь приносят к нам.

Вот, между прочим, какую книгу мне бы хотелось иметь, но, верно, она очень дорога – только что вышла книга «Русское деревянное зодчество» в издании академии архитектуры.

Я хочу описать тебе два замечательных дня, пережитых мною здесь. Один – это была последняя среда. После обеда я ушел в город – в поликлинику - после стрельб мне заложило ухо, и там его почистили. У меня, следовательно, было четыре свободных часа. Я отправился на базар, где предался оргии поедания ягод – черники и земляники. Покончив с низменными восторгами, я отправился в музей к знакомому директору договориться об описанной ниже экскурсии. Он мне показал удивительную в этом городе библиотеку по искусству. Здесь много книг, посвященных Италии. Помнишь тот десяток немецких монографий о художниках, которые были у меня зимой – красные с белым переплеты. Здесь их полный комплект – все шестьдесят. Etc, etc. Потом я пошел в книжный магазин купить макулатуру для известных надобностей и вдруг обнаружил несколько томов разных геологических и биологических трудов. Минут на сорок я совершенно все забыл. Я нашел несколько интересных для себя статей по морфологии, так что мог бы пополнить свою картотеку, а геологические работы привели меня в совершенно непонятное состояние – мне страстно захотелось стать геологом. Геология – теперь моя idéefixe.

А сегодня ряд моих товарищей и я были на экскурсии в местном храме Вознесения. Водил нас старичок – директор музея. Это удивительно красивый асимметричный храм 1648 года. По редкой красоте композиции он напоминает Рождество Богородицы в Путинках. Его относят к памятникам мирового значения. Вокруг большого центрального зала с отвалившейся внутренней стеной против алтаря – на двух этажах расположено еще 13 престолов. Представляешь себе эту анфиладу маленьких приделов с золочеными иконостасами и изразцовыми печами, освещенных узкими окнами с резными железными решетками. Главный иконостас барочный, XVII века. Неожиданным для нас представилась крашенная скульптура резных деревянных ангелов, лепящихся по летящему вверх алтарю. Какой-то голландский вид. Чудесные иконы XVII в. фряжского письма. И среди них потрясшая меня икона строгановского письма17 – Господь Вседержатель. Ты помнишь деменьтьевский журнал «София»? В одном из NN там был китайский портрет – мандарин эпохи Тан на кресле. Я вспомнил снова слова Муратова18 о китайских традициях в византийстве параллельно с античностью. Передо мной был по-русски сверкавший старинный китайский портрет. А наверху, в боковом приделе мы нашли другую строгановскою икону – Вознесение. Я никогда в жизни не видел такого потока нимбов и ликов – вихрь святых мчался вокруг Спасителя. Все золото, светло-песочные и розовые тона. Словно несутся листья в сентябре – такая динамичность в старой русской иконе. Боже, как хорошо наше старое искусство.

Я писал тебе, что мне не нужно денег. Но теперь я сообразил: хотя при отъезде я должен получить их много, но, может быть, их я не получу. А для поездки они необходимы. Я, между прочим, думаю купить себе чемодан небольшой – я тогда буду иметь все права на него. Поэтому пришли мне, пожалуйста, рублей двести.

Меня очень беспокоит Кука.

Пишите чаще.

Целую всех вас.

Ольжик

 

Великий Устюг. Церковь Вознесения. 1996-07-27. Фотография Уильяма Брумфилда. Этот снимок, как и другие снимки этого автора, взяты с сайта: http://cultinfo.ru/brumfield/photoarchive/vustug

Великий Устюг. Церковь Вознесения. Воскресный придел. Иконостас. 1998-07-21. ©Фотография Уильяма Брумфилда

 

6 августа 42 г.

Великий Устюг № 4

Милая моя мама!

Получил от тебя сразу два письма – заказное и простое, и оба за № 3. Ты была права, сомневаясь.

В последнее время я что-то усиленно занимаюсь старым русским искусством, писал тебе уже о церкви Вознесения. Позавчера вечером мы смотрели два местных собора XVII века. Один – очень пышный, парадный, изрядно переделанный при Екатерине. Другой – высокий, узкий – Прокопия Праведного - в моей монографии Рериха можешь увидеть его картину: «Прокопий Праведный отводит тучу от Великого Устюга». И в этой милой русской церкви – чудеснейший иконостас. Тончайшая резьба – виноградные лозы. Помнишь китайские шары из кости в Никольском Урюпине: 12 штук один в другом. Так и тут громадные пилястры в два кружевных слоя делались из одного куска дерева, без малейшего приложения клея. Как они хороши. И как здесь все полно стариной: строгановскаго и фряжского писем образов, лик Спасителя строгановского шитья – серебристые, золотистые, коричневые нити! Резное посеребренное изображение тучи Прокопия.

Быть может, уже не за горами наше свидание в Москве.

Целую крепко.

Ольжик

Великий Устюг. Собор Прокопия Праведного. 1996-07-27. ©Фотография Уильяма Брумфилда

Великий Устюг. Собор Прокопия Праведного. Иконостас. 1999-07-18. ©Фотография Уильяма Брумфилда

 

10 августа 42 г.

Великий Устюг № 5

Милая моя мама!

Только что вернулся из второго похода. Остается одно – после него я буду иметь возможность встретиться с вами. Это, наверное, случится в середине сентября или в первой его половине.

Я писал уже, чтобы ты послала мне денег. Ведь надо думать об отъезде. Нужно будет подкупить продуктов. Они дешевеют здесь – хлеб теперь 60 р. кг, а яйца 7 р. штука. Возможно, что я получу при отъезде деньги, но возможно, что и нет. Если ты пришлешь рублей триста, это будет очень хорошо. Пришли мне, пожалуйста, телеграфом – это дороже, но зато верней дойдет, да скорее.

Как Юра? Почему ты о Светлане пишешь одно, а Кука обратное?

Целую.

Твой Ольжик

 

10 августа 42 г.

Великий Устюг

Милая моя бабушка Кука!

В пятницу одновременно пришли ко мне два твоих письма – от 25/VI и 24/VII. Я вначале не мог понять относительно Юры, пока не разобрался в датах. Ответить все эти дни не мог – ибо в субботу и воскресенье был у меня поход небольшой. Было довольно интересно. Надо сказать, что занятия теперь вообще стали интересней – к концу мы подходили уже к нашей специальности, а до сих пор мы ведь проходили то, что полагается знать моим будущим подчиненным. Это значительно скучнее. Приходится теперь много читать и тренироваться в расчетах. Между прочим, во время описанной экскурсии я занимался делом, относящимся непосредственно к Лелиной специальности. Может быть, в будущем мне это пригодится. Во всяком случае, если возможен мой приезд в Москву, то он состоится в середине сентября.

Целую крепко.

Твой Ольжик

 

Письмо в конверте, написано на листе бумаги:

15 августа 42 г.

Великий Устюг № 6

Милая моя мама!

Долго не мог тебе ответить и поздравить, хотя и поздно, с именинами – ведь ты знаешь, что я грешный, никогда не помню дат именин и рождения моих родных. Вот и теперь я силился вспомнить, когда твои и Кукины именины, и не мог. А ответить тебе не мог, потому что все эти дни был страшно занят – в субботу и воскресенье была у меня загородная прогулка – об этом я, кажется, писал. Да вспомнил, я писал в понедельник. В этот день я был свободен – сидел на кровати, читая Момзена и писал вам.

А следующие дни все были заполнены: вторник и среда были проведены в наряде на кухне. Это счастье выпадает раз в месяц. В это время можно предаваться лукулловским излишествам – сверх всяких мыслимых норм. В первый раз это приводит к плачевным результатам. Но уже в следующие разы определенный режим приема пищи создает оптимальные условия для пира a-la Гаргантюа.

Следующие дни были заполнены волнением: ситуация была такова, что мой отъезд был возможен в любую минуту, и притом совсем не в том состоянии, в каком мне бы хотелось – вроде Ольгуна! Хорошо, что в этом случае должны были бы поехать все мои товарищи. Теперь снова изменение. Отъезд будет нормальным – видимо, дней через двадцать.

Завтра выходной день, но, возможно, он будет занят работой - будет общегородской митинг. Если он будет свободен, то я еще раз погружусь в сладкий омут XVII века. Мы отправимся в Троицко-Гледенский монастырь на том берегу Сухоны. Там замечательный барочный иконостас – очень радостный и совсем не похожий на православный. Да и иконы на нем фряжского письма – иконописцы XVII века учились в Италии.

Пойдем мы со старым директором музея. Я с ним очень сошелся за это время. Это чудесный старик, энтузиаст, поселившийся здесь в 1904 году. Несмотря на все палки в колесах, на все противодействия, он спас от гибели массу ценностей – новгородскую и строгановскую живопись, шитые золотом ткани, эмали, расписанные миниатюрами рукописи и так далее. Его музей, такой скромный при поверхностном взгляде, хранит несметные богатства. Строгановских икон в нем значительно больше чем в Третьяковке. Старой заморской (неразборчиво) больше, чем в любом другом русском музее. А какие здесь эмали – ведь они особенные, секрет их утерян еще в XVIII веке.

После обеда я ходил в поликлинику и потому смог зайти в музей. Каждый раз, заходя туда, я вновь нахожу какое-нибудь сокровище XVII века. Так было и сегодня. Старичок директор открыл мне один глухой шкаф в коридоре – и открылся целый чудесный мир. Там были старые ризы – до трех десятков. Основная часть – это итальянская, французская, иранская парча, китайская шелковая парча XVII века. А верх – (неразборчиво) - золотое и серебряное, жемчугами строгановского шитья, удивительное по нежности цветов и красоте плоскостного рисунка. А рядом атласные купеческие пуховые капоты XVIII века, парчовые женские коротеки19, расшитые всеми цветами перчатки, кокошники, гобелены. Глаза разбегаются! Совсем уходишь в старину.

Мне несколько раз удавалось заходить минут на десять к моему директору на дом. Боже, какое ощущение возникает, когда попадаешь в частную квартиру, да еще такую веселую, начищенную до блеска, как эта. Так приятно побыть хоть немного в этой обстановке. Да, только теперь я стал понимать многих героев прочитанных мною романов.

Что же это Светлана так закопалась с техникумом20? Надо бы поторопиться.

Милая моя Кука! Очень я люблю, когда приходят твои письма. Только идут они очень чудно. Я враз получил два: от конца июня и конца июля, а потом – от серединки июля. Что же ты делаешь теперь в школе? Напиши мне, пожалуйста, что слышно о Нине и Сереже. Как они?

Напишите мне как Юра21? Как его голова?

Целую всех вас крепко-крепко.

Ваш Ольжик

 

19 августа 42 г.

Великий Устюг № 7

Милая моя мама!

У меня сейчас так интенсивно идет учение, что просто нет времени писать. В день читаю не более страницы. Так что не обижайся, что не буду писать часто.

Мы так-таки попали в монастырь. Это была чудесная прогулка. В течение восьми часов мы были абсолютно свободны, вдали от обычного окружения. Мы посмотрели чудесную резьбу и прекрасно отдохнули на зеленом крутосклоне над стыком двух рек – Сухоны и Юга, откуда идет Северная Двина.

Положение наше стабилизировалось, видимо, числа до 10-го сентября я отсюда не уеду. Так что твое беспокойство излишне. Но дело в том, что сегодня я купил себе словарь – правда, он большого формата. Если тебе попадется где-нибудь малого формата, то пришли.

Как Юрино здоровье? Наконец, ко мне пришло письмо из Суслонгера – от Игоря. Живут они, видимо, недурно.

Вчера во время занятий над рекой я полазил по обнажению - и с каким наслаждением разбирал отдельные слои. Как мне хочется заняться геологией.

У нас чудная теплая погода. А как у вас?

На рынке много овощей. Сегодня за пятерку получил две большие морковины и две луковицы. Как ваш огород?

Целую крепко всех.

Ольжик

 

19 августа 42 г.

Великий Устюг

Милая моя бабушка Кука!

С каждым днем интенсивнее приходится заниматься. В сущности дисциплины очень не сложны, но времени на самостоятельные занятия с книгой остается мало – большая часть времени идет на групповые занятия, а они на половину состоят из хождения на место занятия и обратно. Я ухитряюсь читать необходимую литературу и во время этих занятий – они не сложные. А вопросов, по которым надо читать, много.

Таким образом, заканчивается, видимо, период моих усиленных занятий XVII веком. В воскресенье мы сходили на последнюю из возможных экскурсий – в Троицко-Гледенский монастырь. В понедельник уехал директор музея – до конца августа. Да и у меня мало времени на это. А все же было чудесно заниматься стариной – это такой сильный аромат, как запах старинных духов, который не выветривается десяткам лет.

Крепко-крепко целую.

Ольжик

 

Письмо в конверте, написанное на маленьком листке бумаги:

28 августа 42 г.

Великий Устюг № 8

Милая моя мама!

Исполнил твое давнее желание – шлю тебе карточки, сделанные в местном ателье. Одна из них еще ничего – плохо лишь, что я был небрит. Мне говорили, что это будет к лучшему – оттенится лицо, ан вышло не так. Вторая же – вообще уродство. Посылаю лишь потому, что она свидетельствует о моем головном уборе.

Из загородной прогулки, о которой я писал, мы вернулись вчера. Она была очень интересной. В первый день мы сделали небольшой круг на тридцать километров – зато прошли по местности красоты удивительной. Представляешь себе пейзажи в духе нестеровского «Видения отроку Варфоломею». Только краски теплее, да осень только зарождающаяся – воздух уж очень прозрачен. А на другой день мы были расположены в двухстах метрах от походной кухни на местности, засыпанной брусникой – что все вместе было очень недурно. Говорят, что 31-го мы опять пойдем гулять – дней на 7. А через недельку после возвращения я буду готов к отъезду.

Как хочется видеть мне всех вас. Ведь никогда я еще так надолго не покидал дом. И лишь теперь я по-настоящему понял, что такое ностальгия и желание видеть близких. Что же делает Светланочка теперь? Как здоровье Куки? Пишите мне – не смущайтесь тем, что письма могут не застать меня. Ведь может быть и обратная ситуация – я могу задержаться здесь и дольше.

Целую всех.

Ольжик

NB: шлю три снимка

Олег – курсант. Великий Устюг. Август 1942 г.

 

31 августа 42 г.

Великий Устюг № 10

Милая моя мама!

Как видишь, человек, отвезший мне посылку, ошибался в сроках моего отъезда. Сегодня объявлено официально, что начало экзаменов у меня 26 сентября, а 1-го октября я уже буду знать, куда поеду. Весьма возможно, что все это произойдет скорее (мы в этом почти уверены). Во всяком случае, недели две я здесь еще проживу.

Здесь понемногу устанавливается осень. Чреды теплых солнечных дней сменяются чредами дней холодных с перемежающимися дождями. Теплая рубашка, захваченная мною, иногда очень помогает.

Насколько я занят, показывает, что я все еще читаю Nana (ты помнишь, что я начал читать ее еще в середине июля). Правда, за это время я прочитал еще несколько новелл Мопассана в немецком переводе – сказывается, что и по-немецки я читаю свободно.

Деньги я все получил. То, что Светлана перестала быть идеальной девочкой, меня очень огорчает.

Целую всех вас крепко.

Ольжик

На краю лицевой стороны карточки дописано:

«В Москве в продаже появились две книги Яна: «Чингиз-хан» (II изд.) и «Батый». Если они дешевые, если есть деньги, то купи их для меня, пожалуйста».

 

 

4 сентября 42 г.

Великий Устюг № 11

Милая моя мама!

С вечера 2 сентября я в лагере. Все лето мы прожили в городе, а на последки выехали сюда. Жалко только, что уже не тепло, да и дождики перемежаются. Живу я в бараке. Поднимаюсь в 4 часа, ложусь в 8 часов. И все же здесь дьявольски красиво – уже тронута красными и желтыми мазками осени зелень лета… Здесь речка – впервые за все лето я на час-два смог заняться гидробиологией. Какое же это наслаждение – копошиться в растительности быстрой и мелкой речки, разбирать личинок, поденок, веснянок, ручейников, разных речных моллюсков, их кладки. Я был прямо как пьяный или завороженный, когда увидел всю эту прелесть. Уеду отсюда дней через десять – обратно в город, где ожидают меня еще через десять дней экзамены.

Целую крепко Куку, пусть выздоравливает скорей Светланочка, пусть не печалится – все не так уж плохо, поверьте мне.

Целую тебя крепко.

Ольжик

 

 

6 сентября 42 г.

Великий Устюг № 12

Милая моя мама!

Только получил открытку твою от 24-го числа. Странно, что до этого дня вы не получили еще моих открыток. Ходила ли ты к Микиртумянцам? До сих пор я ничего не знаю об этом.

Я уже писал тебе о нашем переезде. Теперь уже довольно точно – мы уезжаем отсюда в ближайшие дни. Куда? Не то ближе к жизни, не то дальше от нее. Очень не хочется уезжать из этого милого городка. Жалко музей с его директором, старые храмы, библиотеку, где я только что напал на серию интересующих меня философов. Жаль субботних прогулок в кино. В последний раз смотрел я «Маскарад». Видели ли вы его в Москве? Какая это чудесная картина. Лучше я не видел.

Куда вы мне будете писать? Быть может, в Череповец, может, Новосибирск или в Благовещенск. Не знаю.

Целую крепко.

Ольжик

 

13 сентября 42 г.

Великий Устюг № 14

Милая моя мама!

Видимо, я здесь доживу до конца сентября. Так что можешь спокойно посылать мне письма сюда. Я усиленно занимался в августе – поэтому теперь, когда все у нас занимаются (или, по крайней мере, собираются это делать), я могу быть более свободным. В библиотеке я нашел несколько книг по моей науке. Книг смирновского толка, каких не найдешь в Москве. Я с наслаждением читаю их теперь.

Сегодня утром я спасал для будущего одну из жемчужин русского искусства – описанную мною икону Воскресения. Церковь Воскресения, в которой она находилась, разрушена наполовину. И икону необходимо было извлечь оттуда. Я в течение полутора часов вырубал ее из иконостаса (менее ценного), потом спускал эту саженую доску по осыпи из кирпичных плит на первый этаж церкви. Теперь она отправится в музей. Грядущий обвал храма не грозит ей.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

Телеграмма:

19 СЕНТЯБРЯ 42 Г.

ОСТАЮСЬ УСТЮГЕ НА ДВА МЕСЯЦА ДО ПЕРВОГО ДЕКАБРЯ ЦЕЛУЮ

ОЛЕГ

 

Письмо на листе бумаги:

21 сентября 42 г.

Великий Устюг № 16

Милая моя мама!

Это письмо передаст тебе мой товарищ Ростислав Иванович Алексеев, очень симпатичный и культурный человек, искушенный в библиофилии и любви к искусствам.

Ты, верно, до сих пор не можешь еще войти в норму после моей телеграммы. Это очень приятно, действительно. Мы были готовы сдавать экзамены 26 числа. Готовились к ним. Вдруг совершенно неожиданно нам объявили, что начальник ГУВУЗ НКО генерал Румянцев издал приказ, гласящий, что лейтенанты с четырехмесячным образованием не оправдывают себя на фронте. Поэтому их надо доучить до шести месяцев, за исключением лиц, имеющих уже фронтовой опыт.

Представляешь себе, какое чувство овладело всеми нами. Самые неприятные месяцы в году мы проведем в человеческих условиях, при очень хорошем питании. Мне вспомнились посещения Александры Федоровны.

В связи с укорочением дня будут сокращены часы занятий и, следовательно, увеличится свободное время. Я смогу заниматься понемногу науками.

Я уже писал тебе про посылку. Ты была у Татьяны Филимоновны Микиртумянц? Пишу на всякий случай ее адрес: Лялин переулок 9 кв. 4 тел. К 7-39-37. Ее сын – мой товарищ Саша – предложил мне место в посылке, которую привезут ему из Москвы. Повезет ее тот, кто привез мне табак. Он не должен знать, что повезет мои вещи.

Необходимо прислать:

1.Свитер

2. Перчатки синие военные

3. Носки шерстяные – 1 пару + бумажные 2 – 3 пары, если будет место

4. Расческу (в моем столе)

5. Карандаши – простые и чернильные

6. Маленький русско-немецкий словарик – подарок Нину Юзбашьян – в жестяном футляре – в моем столе

Прислать желательно (если будет место)

1. Целлулоидный воротничок (если есть в магазинах) – под гимнастерку

2. Лезвия для безопасной бритвы

3. Маленькую лупу 15-кратную (на черном шнурке)

и пинцет – в моем столе

4. Перья для автоматической ручки и флакон чернил для нее (специальных, если есть в магазине)

5. Перья простые и складную ручку к ним

Очень радостно еще пожить в этом милом городе. У меня постоянно увеличивается круг знакомых. На днях я собираюсь пойти в гости к нашему преподавателю артиллерии – молодому лейтенанту. Он студент четвертого курса Ленинградского Горного института, не успевший сделать диплом, по специальности палеонтолог. Это очень приятное знакомство.

Целую крепко.

Ольжик

 

29 сентября 42 г.

Великий Устюг

Милая Светланочка!

Уже после того, как я послал тебе предыдущую открытку, получил я две маминых от 21/9. Мама мне пишет, что ты очень сомневаешься, поступить ли тебе в техникум, не лучше ли в школу? Пишу еще и еще: школа сегодня открывается, а завтра еще неизвестно, что с ней будет. Если учиться в школе, это значит – учиться потом и в ВУЗе. А это не меньше семи лет. А ближайшие годы будут настолько тяжелые, что учиться будет почти невозможно. Зато техникум тебе быстро даст хорошую хлебную специальность, которая очень поможет тебе. Не сомневайся, иди в техникум.

Мне непонятно, неужели 21-го вы еще не получили моей телеграммы от 19-го? Знаете ли вы, что я еще остаюсь здесь до декабря, что мама должна отнести к Микиртумянцам (Лялин пер. 9 кв. 5, К-7-31-37) свитер, перчатки, расческу – мы договорились с моим товарищем Микиртумянцем, что эти вещи будут вложены в посылку, которая поедет к нему из Москвы.

Целую.

Ольжик

 

8 октября 42 г.

Великий Устюг

Милая моя мама!

Уезжаем 11-го числа. Едем, видимо, в Каргополь22.

Сегодня послал бандеролью книжки, купленные за бесценок мною.

Сегодня прощаемся с милым старичком – директором музея. Жаль мне этот городок.

Что ждет нас там?

Целую всех вас крепко.

Ольжик

 

Фото 14: книга

 

В октябре 1942 года пехотное училище переведено в г. Каргополь. При расставании сотрудники Великоустюжского музея дарят Олегу на память книгу «Север в истории русского искусства» со следующей надписью:

Радченко Олегу Николаевичу, серьезно и глубоко интересовавшемуся художественными ценностями г.Устюга, посетителю В.Устюжского музея, заслужившему уважение всего коллектива музея, на память от музея.

Директор музея В.Комаров

 

Каргополь (октябрь 1942 г. - февраль 1943 г.)

21 октября 42

Каргополь

Милая моя мама!

Предыдущую мою открытку бросил я не в Коше, как думал, а еще раньше – под Вельском. На утро мы прибыли в Няндому. Мне удалось чемодан свой отправить на машине – под маркой мос-го начальства, ибо сам двигался 86 верст по старинному образу путешествия к Троице-Сергию23. Весь путь продолжался от полудня 18/X до полудня 20-го. Вчера писать был не в силах. Разместился пока временно – и еще не имею постоянного адреса. В путешествии мне очень помог табак – я его реализовал в Котласе. Путешествие было очень интересным – мы ехали по широте с O на W, и великолепно было наблюдать смену флоры и рельефа. Ехали и двигались мы сплошными лесами. Частенько попадались населенные пункты. Очень хороши местные архангельские деревни – крупные изукрашенные (даже раскрашенные!) дома, чрезвычайно чистые, внутри обои, цветы, часы с боем, старинные иконы. Кое-где древние шатровые деревянные храмы.

Каргополь – городишко на полноводной Онеге. Кругом болота. Внутри – мелкие мещанские домишки (раскрашенные!), грязь миргородская и чудесные древние храмы, великолепным белым ансамблем выстроившиеся на базарной площади с обязательным гостиным двором.

Целую крепко.

Ольжик

 

Один из корпусов Великоустюгского пехотного военного училища. Каргополь, ул. Ленина, 35. 2010-08-09. © Фотография Уильяма Брумфилда: http://cultinfo.ru/brumfield/photoarchive/kargopol/brumfieldkargd-21-01_08353_m.htm

 

22 октября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Вчера получил твои открытки. Мне непонятно, почему вы не решились послать вещи с Г. Ведь он, как и все мы, целиком переселились сюда для продолжения нашей прежней деятельности. Рано или поздно он приедет сюда. А поездка сюда Т.Ф. фантастична – сюда достигают из Москвы не в 24 часа. От железной дороги здесь 90 верст. Теперь вышел приказ, разрешающий до 1/I 43 посылать посылки индивидуальным бойцам действующей армии. Может быть, вам удастся послать под этой маркой, но особенно не надейтесь – мы ведь не действующая армия. Валенков не надо. Нужно, в основном, свитер, перчатки. Носки шерстяные, если можно – то два куска фланели для теплых портянок.

Когда я посылал телеграмму, мне было неизвестно, вернется ли Г. вообще – вам это было легче установить. У нас начались нормальные занятия.

Вчера был в музее – грустно по сравнению с Устюгом. Вчера наслаждался изумительным шедевром – тончайшего новгородского барокко Благовещенским собором.

Целую крепко.

Ольжик

 

29 октября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Жаль, что не вышло ничего с Г. Может быть, удастся с Мухтаром? Или удастся послать почтой? Попробуйте.

Наступает ноябрь – будет ли Светланочка учиться в техникуме?

У нас снова нет снега – вот уже дней пять. А у вас как?

Горячка у меня снова началась.

В свободное время читаю. Прочитал книгу песен Гейне, Пер Гюнта Ибсена. Ибсен чудесен. Достал замечательную книжку Смирнова в местной библиотеке. Удивительно, как редчайшие книги можно найти в таких провинциальных библиотеках.

Переехали ли Мазаровичи в Свердловск?

Возьми в моем столе адресную книжку и позвони Черкез, узнай, где Наташа.

Целую.

Ольжик

 

3 ноября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Как ты недоверчива к моим телеграммам – как раз никакой цифры «4» в адресе не нужно: я получил твои открытки с этим странным адресом.

Не понимаю, почему не вышло с Гитлиным: Саша получил телеграмму от 30-го, что он выехал из Москвы с посылкой ему.

Кушаю и чувствую себя по-обычному. Здесь у нас стоит кляклая осень.

Получаем мы сейчас чудесный заварной хлеб. Скоро будем питаться одним белым. Все-таки, по-моему, вы делаете непоправимую глупость, что Светлана учится в школе, а не в техникуме. Если есть возможность еще, пусть немедленно переходит туда. Неужели вы не понимаете, что в ВУЗ она попадет после техникума, а специальность (да еще такую хорошую) после средней школы она иметь не будет. Надо же практически думать.

Напиши, получила ли ты книги Дриша и Берга24. На посвящении на подаренной мне книге поставь дату: 10 октября 42 г.

Жаль Малиженовскую. Поклонись ей.

Целую.

Ольжик

 

Письмо на полутора листках бумаги из школьной тетради:

13 ноября 42 г.

Каргополь

Милая моя мамочка!

Почти 2 недели не было у нас почтового сообщения с внешним миром. Я не получал твоих писем и не мог ничего написать о том, что послать во второй посылке. Лишь позавчера я получил зараз штук 12 писем из Москвы и др. мест. В том числе и твои. Не имеет смысла, вероятно, писать сейчас об этой посылке. Если ты не отослала сейчас ее, то уже поздно – по последним сведениям мы уедем отсюда 1 декабря.

О судьбе той, я уже написал в телеграмме. Вся эта история с Мухтаром мне была непонятна. Я послал тебе еще 23 октября телеграмму: шли с Гитлиным или почтой. На Гитлина можно было надеяться – ведь вещи были бы в личном чемодане Саши. Он на днях его получит. Почти все мои товарищи получили вчера и сегодня посылки почтовые. И представляешь мое чувство – одного среди этих счастливцев.

Этот растяпа Мухтар приехал сюда позавчера вечером и в темноте оставил разломанные ящики с посылками посредине темной площади, против дверей нашей «дирекции». Не подумал даже выставить сторожа и ушел ужинать. Когда мы пришли туда, там уже не было двух посылок и одного чемодана. Судьбе было угодно, чтобы одна из них была моя. Помнишь, как я боялся на стадионе, что свитер и перчатки будут украдены? Вот они и украдены! И так жалко! Почтовая посылка пришла бы невредимо…грустное чувство особенно усиливается от такой мелочи, что кругом грызут белые домашние сухарики, высушенные родной рукой.

Ну, нечего сетовать. Будем счастливы тем, что есть. Хорошо, что вернулась Таня – теперь Куке стало легче.

Мне Светлана написала про техникум. Может быть, и стоит в этом случае учиться в школе.

В общем, не так страшно, что пропали эти вещи – не так уж они необходимы.

Очень поддерживают меня письма Е.С.Смирнова. Позвони ему и поблагодари его от меня.

Где-то буду я в день моего рождения?

Целую крепко, крепко.

Твой Ольжик

Милая моя Кука!

Я отвечал на все твои письма, которые ты посылала. Да и как я мог не отвечать на письма моей бабушки? Значит, не дошло до меня твое письмо или мое до тебя! Светлана написала мне про свой техникум подробно, и я успокоился относительно ее школьных занятий.

Очень, очень рад, что Таня25 вернулась в Москву. Вам обеим будет теперь гораздо легче. Что слышно нового о Любовь Андреевне?

Скоро, скоро я отсюда уеду. Еще неделя или две – несколько дней экзаменов, и обратным путем отбуду я отсюда. В какую сторону?

Что с твоей рукой? Меня беспокоит очень она.

Позавчера исполнилось полгода, как я уехал из дома. Где-то я буду через месяц?

Крепко целую тебя и Таню.

Твой Ольжик

 

21 ноября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Позавчера получил твою почтовую посылку. Ты можешь себе представить, как это было приятно – особенно после пропажи первой. Я быстро разделался с «Колой»26 - это было очень приятно. Меня испугало лишь количество детских одеял. Но я примирился с этим. Большое спасибо за нее.

Первая же посылка, видимо, была разбазарена тем, кто любезно ее перевозил. Он не рассчитывал нас найти здесь. Сейчас он собирается возместить мои потери. Так вчера он отдал мне свою ручку.

Я получил новую обувь, штаны, рубашку. Все это особенно чувствительно после столь долгого ношения старья. Уезжаю отсюда числа 5-го.

Целую.

Ольжик

 

26 ноября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Мухтар оказался настоящим жуликом – он очистил не одну посылку, но ведет он дело так, что к нему не придерешься. Он все водил меня за нос при своем возмещении пропавших вещей, заплатил лишь 230 рублей и уехал в новую командировку, не отдав мне той лыжной куртки, которую обещал дать в качестве возмещения.

Вести же с ним более решительную политику я не мог – у меня нет письма с описанием содержимого. Телеграмма от 12/XI с просьбой прислать мне его странным образом не дошла до вас. Словом, целая цепь событий, которые стали понятны лишь postfactum. Первый экзамен – 30/XI. 27-го отправлю вам бандероль.

Целую крепко.

Ольжик

 

30 ноября 42 г.

Каргополь

Милая моя мама!

Сегодня сдал первый экзамен – топографию, кажется, на 5. Осталось четыре. Видимо, 5-го или 6-го выеду отсюда. Давно не имел от вас вестей – после того, как одновременно получил твою открытку от 15/XI и извещение, что телеграмма моя от 12/XI не дошла.

Настроение у нас всех очень бодрое и веселое.

Крепко целую.

Ольжик

 

5 декабря 42 г.

Каргополь

Милые мои!

Давно ожидаемый день наступил. Все окончилось благополучно. Не сегодня-завтра состоится официальная часть, после чего я уеду. Сегодня я послал домой маленькую посылку – в ней разная мелочь.

Трудно сказать, где встретит меня день рождения – но я мысленно буду с вами. А вы отметьте его.

Трудно привыкнуть к новому титулу.

Целую всех вас крепко.

Ольжик

 

Письмо, вложенное в посылку:

Милая моя мама.

Посылаю домой вещи, очень ценные для меня. Их надо сохранить: это письма, полученные мною. Особо выделены письма Е.А.Смирнова – их надо сохранить, во что бы то ни стало. Дальше – моя летняя записная книжка. Ее надо присоединить к моим записным книжкам в моем столе (как и письма). Дальше следует розетка резьбы XVII века с иконостаса церкви Вознесения в Устюге и куски басм27argentavecor28XVI века. Также посылаю ручку – единственное, что мне удалось урвать у мерзавца Мухтара. Мне она не нужна. Тем более, что чернила для нее у меня кончаются.

Крепко целую.

Только что сдал второй экзамен – строевую подготовку.

Ольжик

 

11 декабря 42 г.

Каргополь

Дорогие мои!

Почта у нас, конечно, бестолкова, но все же меня очень беспокоит ваше молчание. Я регулярно пишу вам, 5-го и 8-го послал телеграммы, а последнее письмо от вас было от 24-го. Неужели вы боитесь написать лишнее письмо, которое может не застать меня? А вы не думаете о той радости, которую принесет оно, если я паче чаяния задерживаюсь.

Сегодня я впервые не испытываю радости от сегодняшней даты – сознание того, что много прожито, а мало сделано, с непонятным до сих пор ощущением того, что днем рождения могут радоваться в сущности дети, но не взрослые.

Мирно читаю Бунина и Гете.

Целую крепко.

Ваш Ольжик

Олег закончил училище лейтенантом. Был оставлен при училище командиром взвода.

 

Письмо на листке бумаги из школьной тетради:

23 декабря 42 г.

Каргополь

Милые мои бабушка и мама!

Что же вы ничего не пишите и не телеграфируете? Я послал вам две телеграммы 8 и 16 декабря. Из них было ясно, что мне можно было телеграфировать и писать сюда. И вот уже с 24-го ноября вы мне ничего не пишите.

Я так сказать, остался при университете. Должность новая моя – самая низшая в той иерархии, на которую дает мне право мой новый титул. Эта должность – вещь, отнимающая время от зари до зари и даже больше. Я верчусь, как белка в колесе, не имея ни минуты свободной. Но это окупается уже хотя бы тем, что у меня теперь есть комната, которую я снимаю с моим товарищем. А какое это наслаждение жить так, как живем мы теперь.

Несмотря на грабеж Мухтара (вы пришлите все же опись погибшей посылки), у меня есть теплые вещи: перчатки и носки, которые я взял весной, теплая рубашка с весны, фуфаечка Павлова, подшитая мною кофта из остатков маминого капота и лыжные брюки. Это все дает уже очень много. Скоро я должен получить еще теплое белье, свитер, возможно, суконные рубашку и брюки. Так что об этом не беспокойтесь.

Я хочу послать вам аттестат рублей на триста.

Мне очень хочется знать хоть что-нибудь о вас. Но вы так подозрительно молчите. Пишите же.

Позвоните Смирнову, Милановским. Передайте мои поклоны и извинения за отсутствие писем – ну, право, даже побриться некогда.

Крепко целую Светланочку, Таню, Куку, маму и папу. Поклон Саше.

Ваш Ольжик

 

27 декабря 42 г.

Каргополь

Милые мои бабушка и мама!

Сегодня воскресенье. После завтрака я уже в своем подразделении – надо и за баней следить – сегодня они моются, и лыжные соревнования организовать. Однако встал я сегодня позднее – в 6 часов, мылся, брился дома – какое наслаждение жить, хотя бы лишь ночью, на своей квартире, в маленьком чистеньком домике, где на блестящих полах лежат сети, а на замерзших окнах – традиционная герань. По вечерам горяча лежанка в нашей комнате – приятно засыпать, прислонясь к ней, пройдя по заваленным снегом улочкам среди подслеповатых домишек, черных елей и горбатых древних храмов.

Целую всех вас. Милые мои.

Ольжик

 

31 декабря 42 г.

Каргополь

Дорогие мои!

Как-то вы сегодня встречаете этот Новый год без меня? Но за меня сегодня представительствует у вас пропадавший и возвратившийся Тилька29. Напоите его вновь валерианкой. Пусть веселится! А я встречаю грядущий год в маленьком домике на окраине заснеженного Каргополя – с моими хозяевами. Чудесно здесь лежать по вечерам на лежанке и слушать рассказы бабушки о хозяине мельницы.

Крепко-крепко вас всех целую и надеюсь наяву перецеловать вас всех в 1943 году.

Ваш Ольжик

 

Письмо на листке бумаги из школьной тетради:

4 января 1943

Каргополь

Милая моя Кука!

Как-то вы встретили Новый Год? Я его встречал у меня дома. Мы с моим товарищем по комнате подкопили в последние дни сахар и сливочное мало, и кооперировались с хозяйкой. В результате у нас была чудесная встреча Нового Года по сравнению с другими. У нас было пиво, винегрет, чудесные сладкие пирожки из ячменной муки и ячменное кофе с козьим молоком. Перед самой полночью завели патефон, и Новый Год вошел под звуки Глинки:

Душе настало пробужденье …

Когда Лемешев пел эти слова, стрелки встали как раз на 12 часов, и в этот момент необычайная радость и надежда вдруг вспыхнули во мне. Я верю, верю, что Новый Год принесет нам всем много облегчения.

Настроение мое двояко. С одной стороны, сам факт работы здесь очень радует, радует и то, что вечером я прихожу домой – где я сам себе голова, где чувствуешь себя, как на другой планете. С другой стороны, сама по себе работа, окружающие – все это способно довольно жизнерадостного сангвиника превратить в меланхолика – уж больно безотрадно и тоскливо. Но я не падаю духом. Целый день я живу теми пятью минутами, когда я смогу почитать моего Бунина, да тем благословенным часом, когда я прихожу домой.

Что-то с Котей30? Я очень беспокоюсь за нее. Напиши мне о себе. Так ты директорствуешь? В 204-й? В чем же заключаются твои функции? Идут ли занятия?

Пишите мне чаще. Я уже давно не имел от вас писем.

Целую крепко всех моих домашних, особенно мою бабушку.

Ольжик

 

7 января 43 г

Каргополь

Мамочка моя милая!

Вот и Рождество пришло. Помнишь, что было год тому назад? Теперь я сижу в маленьком домике на окраине города и мечтаю о Москве. Она все время у меня в голове.

Занят я по горло – редко когда вырвется свободное время. За эти три недели я смог прочитать лишь сто страниц Бунинской «Деревни». Питаюсь я сейчас великолепно; говорят, что за эти три недели я очень поправился.

Весьма возможно, что скоро я все-таки уеду отсюда. Может быть, мне удастся увидеться с вами? Вот было бы хорошо.

Как Котя? Она очень меня беспокоит.

Крепко целую всех моих.

Твой Ольжик

 

20/I 43

Каргополь

Милая моя мама!

Прямо нет ни секунды времени не то, что письмо написать, но и открытку. Известный вам Архип Индейкин31 командует взводом. А это значит, что вся работа с людьми лежит на нем. Если бы он не был нужен, его бы не держали, потому, что он все-таки не подходит к этой роли – слишком интеллигентен.

Посылку я до сих пор не получил. От холода не особенно страдаю – меня спасают мои старые перчатки и носки. Вчера получил пару теплого белья. Питаюсь отменно. Саша до сих пор не уехал – они уедут дней через 10 – пока они на прежнем состоянии. Тогда и я получу официальное разрешение на «наплечники»

Меня очень удивила Ирина. Она мне ничего не писала.

Жалею Милановских.

Рад за исход у Коти.

Посылка пришла – получу завтра.

Целую всех вас крепко.

Ольжик

 

24 января 43

Каргополь

Дорогие мои бабушка и мама!

Большое, большое вам спасибо за посылку. Теперь у меня есть все, что нужно. За руки, за ноги я теперь больше беспокоиться не должен. Пуховые рукавицы – лучше трудно желать. На себе ношу теперь семьдесят одежек, и тепло, как в шубе. Бумагу, карандаши – я им найду применение. Если бы вы знали, как приятно получить посылку из дому – столько в ней чувствуется заботы и домашней любви. Спасибо вам за носки – они на много теплее прежних.

Крепко целую всех вас, мои милые, и Таню.

Ваш Ольжик

 

25 января 43

Каргополь

Мамочка моя!

Как неожиданна была твоя телеграмма. Я только сегодня в 3 часа получил ее. Не ожидал я, совсем не ожидал. Значит, смерть и к нам вошла32. Бедный папа! Напишите мне все.

Ты понимаешь, что у меня какое-то странное и противоречивое чувство. И мне досадно и неприятно оно.

И как всегда в таких случаях жалко, что он ушел, а я в свое время не узнал его до конца, не раскрыл себе многое, что было в папе. Смертельно жалко, что не был так внимателен с ним, как нужно бы.

Жаль, что телеграмма не была заверена.

Бедный папа! Теперь уже окончательно то, что развивалось много лет – мать есть, отца нет.

Будьте же теперь ближе друг к другу, мои милые.

Крепко целую.

Ольжик

В феврале 1943 года Олег направлен на Ленинградский фронт.

 

3 февраля 1943 года

Няндома

Милые мои!

Человек предполагает, а бог располагает. Видите, я до сих пор еще в этом милом местечке, выезжаем, видимо, завтра или после завтра. По-прежнему веду тот же приятный образ жизни.

Сегодня выслал вам 300 рублей – это первые плоды моей новой специальности. Приеду на место – вышлю аттестат. Как-то у вас там? Ведь я до сих пор толком не знаю о папиной смерти. Как вы теперь? Как только можно будет, все, все мне напишите.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

 

6 февраля

Вологда

Милые мои!

Подъехал к Вологде. Еще летом хотелось мне посмотреть местные церкви – здесь много старинных храмов. Как великолепно пожил я в том городке, откуда писал и телеграфировал вам, чудесный отдых среди очень милых людей, книг и беззаботного житья.

Только что совершил большое турне по городу. Приятно бродить по большому городу. Видел много чудесных старинных храмов. Что еще увижу впереди? Вспоминается Державин и его дружба с Евгением.

Жаль, что вы не догадались телеграфировать на Вологду. Вероятно, я сегодня–завтра уеду и не знаю ничего о доме.

Крепко, крепко всех вас, мои милые, целую.

Ваш Ольжик

 

9 февраля 43

Череповец

Милые мои!

Вод уже полтора суток как обретаюсь в этом городе. Городок этот очень симпатичный - весь в елках. Елки, бульвары и церковный сад у музея. Я уже успел побывать в нем и познакомился с директором. Здесь есть замечательные вещи – много помещичьей мебели, бронзы, верещагинские рисунки и вещи (здесь его родина) и иконы – XV – XVII веков. Здесь иконы местной школы, параллельной строгановской – Дионисия Глушитского. Золотой постамент и спокойные новгородские фигуры в зеленоватых и голубых одеждах. Как они хороши!

Крепко целую.

Ольжик

 

10 февраля 43

Бабаево

Милые мои!

Вчера вечером выслал из (вычеркнуто цензурой). К полудни приехали сюда – 120 км. Весла, весна – сегодня уже настоящий солнечный февраль – лес уже без снега. Солнце и голубое небо. Когда я приеду к прославленной поэтами реке с гранитными брегами – откроется настоящая весна. Tantmieux33! Но как здорово – Курск, Белгород34!

Крепко всех вас целую, мои дорогие.

Ваш Ольжик

 

11 февраля 1943

Тихвин

Милые мои!

Рано утром приехали сюда. Еще видны кое-где здесь следы прошлогодних славных событий35.

Здесь уже значительно измененная обстановка, чем в тех местах, где я был до сих пор. Завтра, видимо, я буду в том городе, о котором телеграфировал из Вологды.

Крепко целую.

Олег

 

16 февраля 1943

Ленинград

Милые мои!

Пишу вам каждый день и часто посылаю телеграммы. Сейчас обретаюсь здесь и жду предназначенного мне пути. Завтра кубари сменю на погоны36. Вот бы Светланочке посмотреть на меня!

Если удастся, пойду к Кире. Здесь ли она сейчас?

Впечатление от Ленинграда очень хорошее. Сам город почти не имеет разрушений. Ленинградцы выглядят не хуже москвичей. Только былого гуляния толпы на Невском не увидишь.

Очень грустно, что я ничего от вас не имею с 20/I. Нигде я не получил от вас телеграмм. Может быть, дождусь здесь. Ведь я ничего не знаю о смерти папы. Как вы теперь? Это меня очень волнует.

Крепко, крепко всех вас целую, мои дорогие.

Ольжик 

 

Ленинградский фронт (февраль 1943 г. – июнь 1944 г.)

17 февраля 1943

Ленинград, 194 часть 479, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как радостно было услышать о взятии Харькова37! Как это здорово. У меня все то же. Здесь я пробуду, видимо, несколько дней – сколько сейчас не скажешь. Каждый мой приезд в этот город очень кратковременен. Мне всегда удавалось увидеть небольшую часть этого города. Но каждый раз все новые и новые куски. Так и теперь. Сейчас мне открылся ранее совсем не известный угол Ленинграда, чему я очень рад.

Крепко целую.

Ольжик 

 

20 февраля 1943

Ленинград «Просмотрено цензурой»

Милые мои бабушка, мама и сестричка!

Здесь я пробуду еще несколько дней. Трудно назвать срок – каждую минуту а могу выехать отсюда. Условия жизни здесь превосходные.

Мои познания Ленинграда постепенно увеличиваются. За эти дни я видел много интересных мест, где раньше не бывал.

Здесь все больше разыгрывается весна – на солнце тает днем, а как у вас? Это радует.

Я посылаю вам свою карточку – снимался 17 февраля. Вышло довольно страшно, но это первая фотография моя, после той, августовской, которую я в свое время вам послал.

Крепко целую вас и Таню.

Ваш Ольжик

Февраль 1943 г. Фотография выслана из Ленинграда (см. письма от 20 февраля и 11 апреля 1943 г.)

 

24 февраля 43 г.

ППС 4 часть 184, Радченко О.Н

Милые мои!

Все еще нахожусь в промежуточном состоянии – из города я уже выехал, но до места еще далеко. Туда отправлюсь, может быть, завтра, а может быть, и через несколько дней. Сегодня послал вам 250 рублей. На днях пошлю аттестат на 400 рублей.

Крепко целую.

Ольжик

 

28 февраля 43

ППС4 часть 184, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Сегодня последний день зимы. У нас капит вовсю. Солнце, мокрый снег – совсем уже мартовский вид. Это радует. До сих пор я еще живу здесь. Саша вчера отправился в свою часть. Я, верно, сегодня – завтра.

Последнее время много читал Лермонтова и сильно изменил к нему отношение. Его поэмы и особенно «Герой нашего времени». До чего это замечательная проза!

Прочитал Лессинга: «Лаокоон или о взаимоотношениях живописи и поэзии». Тоже чудесная книга.

Крепко целую.

Ольжик

В первые числа марта Олег прибывает в 173 стрелковый полк38, входящий в 90-ю стрелковую дивизию39, находящуюся в это время в составе 67-й армии Ленинградского фронта.

Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/29/Siege_of_Leningrad_January_1943.jpg

В течение января-февраля 1943 года 67-ая армия вела тяжелые наступательные бои в рамках операции «Искра». 18 февраля части 67-й армии встретились со 2-й ударной армией Волховского фронта и тем самым прорвали блокаду Ленинграда. Однако дальнейшего развития наступление советских войск не получило. До конца февраля части и соединения 67-й армии вели ожесточённые бои с противником, но сумели добиться только локальных успехов. Полностью поставленные командованием задачи выполнить не удалось.

Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/56/Operation_Iskra_January_1943._01.jpg

В феврале 90-я дивизия (в том числе и 173-й стрелковый полк) участвовала в боях за Синявинские высоты. Однако хорошо укрепленные позиции немецких войск в районе Синявино взяты не были.

В директиве № 30057 от 27 февраля Ставка Верховного главнокомандующего  констатировала, что «проведенные операции  Ленинградского и Волховского фронтов не дали ожидаемых результатов», а неумелые действия 67-й и 2-й ударной армий привели «к бесцельным большим жертвам в живой силе и технике». Войскам было предписано временно прекратить наступление и закрепиться на занимаемых рубежах,

В результате между осажденным Ленинградом и территорией, занимаемой Волховским фронтом РККА, образовалась занятая советскими войсками неширокая полоса вдоль южного берега Ладожского озера. Именно здесь и дислоцировалась 90-я дивизия.

 

3 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

Наконец я обрел постоянный адрес – пишите мне по нему. Я командую взводом батальонных минометов с сегодняшнего утра. Насколько отлична здесь обстановка от той, что была у меня в Каргополе, и которую я без сожаления бросил. Тут чувствуется настоящее дело, а не пустейшее времяпрепровождение, как там. Да и отношения с людьми проще и естественнее. В ближайшее время пошлю домой аттестат.

Крепко целую.

Ольжик

 

5 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

У меня все идет благополучно. Я вам уже писал, что это мой постоянный адрес. Я теперь в командной должности.

Одет я тепло – так что об этом уже беспокоится не стоит. Питаюсь очень неплохо. Кроме добрых супа и каши получаю 900 гр хлеба, 35 сахара, 40 – сала, 60 – консервов, 20 печенья в день. Как видите, очень солидно.

Моя практика в декабре – январе мне много помогла в моем теперешнем положении. Между прочим, служу в одной части Сашей. Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

Дальше письма все чаще идут в одну-две фразы, написанные, по-видимому, второпях. Но, все равно, Олег обычно посылает дно письмо в два-три дня.

90-я дивизия, в составе который находился 173 стрелковый полк, занимала участок второй полосы обороны армии недалеко от Шлиссельбурга, на рубеже рабочих поселков № 1, 2 и 3 в болотистых местах40. Позиции дивизия располагались в зоне постоянных обстрелов вражеской артиллерии и бомбежек авиации. В марте части дивизии обустраивали позиции, проводилась учеба личного состава.

 

8 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

Все благополучно. Крепко целую.

Ольжик

 

12 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

Весна у нас все более и более расходится. Все в порядке.

Жив, здоров.

Крепко целую.

Ольжик

 

14 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Вот уже и по юлианскому календарю настала весна. У меня все без изменения.

Жив, здоров.

Крепко целую.

Ольжик

 

 

14 марта 43 г.

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

У меня все по-прежнему – день сегодняшний как вчерашний – без изменений.

Сыт, здоров.

Крепко целую.

Ольжик

 

Письмо на художественной открытке с изображением картины И.Е.Репина «Бурлаки на волге»:

21 марта 1943

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вчера было два месяца, как умер папа, и дата эта стала конечной в наших с вами сообщениях. Что творится у Вас? Как умер папа? Я этого ничего не знаю. Так быстро бежит время – уже два месяца, но я не представляю себе наш дом без него, для меня наш дом все такой же, каким я его оставил в мае.

Пишите же скорей.

Целую.

Ваш Олег

 

Письмо на художественной открытке с изображением картины П.П.Соколова «Охота на медведя»:

22 марта 1943

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Милые мои!

Я все-таки вконец испорченный человек – насквозь пропитан прямо-таки эстетической потребностью. Большая в этом вина Тани – она с малолетства привила у меня любовь к пластическим искусствам. На днях я приобрел случайно семь открыток Русского Музея и с детской радостью поминутно лазаю в сумку смотреть их. Что значит – соскучился по пластике.

Крепко всех целую.

Ваш Ольжик

Письмо на художественной открытке с изображением картины П.П.Богданова-Бельского «У дверей школы»:

 

23 марта 1943

Полевая почта 856 часть 273, Радченко О.Н.

Дорогие мои бабушка, мама и сестра!

Как вы, вероятно, уже заметили, я неизменен во всех случаях жизни. В последнее время нашел возможность удовлетворения еще одной своей наклонности – филологической. Среди моих бойцов есть три казаха и один азербайджанец. Так на досуге изучаю и эти два тюркских языка41. Помните, как когда-то папа учил их?

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

Письмо на художественной открытке с изображением картины И.И.Шишкина «Полянка с соснами»:

25 марта 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Послал вам сегодня 600 р. - три перевода по 200 р. На днях пошлю вам аттестат, будете получать по нему с апреля месяца. Получили ли вы мои переводы из Няндомы – от конца января – 300 р. и 250 р. от 24/II ?

Как видите, все продолжаю посылать вам открытки Русского музея. Сохраните их.

Ольжик

PS

Обратите внимание на изменение адреса. Позвоните Смирнову.

 

Письмо на художественной открытке с изображением картины И.Ф.Гроота «Семья уток»:

27 марта 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Послал вам сегодня на Октябрьский военкомат аттестат на 425 рублей. Это – максимум при 650 рублей – моей основной зарплаты. Срок его - годовой. Первые выплаты по нему – май 1943. Так что за апрель пришлю переводом. Его № 10367. Получили ли вы мой вчерашний перевод – 600 р. в трех частях по 200?

Крепко целую.

Ольжик

Письмо на художественной открытке с изображением картины Х.П.Платонова «Наймычка»:

 

28 марта 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Когда я смотрю на даты на моих письмах – 43-й год! Меня подчас берет грусть. Как быстро летит время. Давно ли кажется, мы с Тамарой42 ходили на Русаеву, куда нам билеты достала Кука, а тому уже пять лет! Приближается середина 40-х годов, а что я сделал. Да пока ничего – все лишь намеки, наброски, планы. Ну, бог даст, наверстаем.

Это последняя из моих семи цветных открыток. Сохраните их. Когда я смотрю на эту открытку, мне все кажется, что она очень бы понравилась папе. Не знаю, почему мне так кажется.

Пишет ли вам Тамара. Крепко-крепко целую.

Ольжик

 

31 марта 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Первый месяц весны прошел. И пока, Deigratiae43, я по сути дела предаюсь dolсefаrniеnte44. У нас теплеет с каждым днем и, несмотря на гнусный климат этих мест, столь обруганный великими романистами прошлых столетий, мы все же чувствуем наступление весны. В лесу не молкнут синицы, а над полями и надо льдом озера заливаются жаворонки.

Получил сегодня письмо от Смирнова и от Т.Ф.Микиртумянц для Саши. А от вас еще нет. Но я малость успокоился – по этим письмам понял, что у вас пока ничего особого не произошло.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

1 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Хотя это и первоапрельское письмо, но я буду писать в нем лишь сущую правду. Хочу немножко описать вам мой образ жизни. У меня очень уютное жилье: мы с моим товарищем по Устюгу, таким же командиром, как я, живем втроем с нашим ординарцем в маленькой, хорошо срубленной избушечке с двойными стенами, с деревянным полом и крошечным застекленным окном. От непрерывно топящейся чугунной печки в ней очень тепло. Кругом – сосново-еловый лес, почти нацело потерявший свой снежный покров. Здесь в свободное время я с большим наслаждением занимаюсь тюркскими языками. Пришлите бандеролью открыток.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

6 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Читаю понемножку «Красное и черное», наслаждаюсь в эти минуты тонкостью психологического анализа и красотами ландшафта юго-восточной Франции.

Крепко вас целую.

Ваша Ольжик

 

8 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

До чего я соскучился за этот год по нашим подмосковным ландшафтам. Все среди этой северной весны тщетно ищет глаз нашего московского приволья, наших перелесков и полей.

Пишите мне чаще – напишите о Тане, о Коте, Пуше. Как дела на Донской и Суслонгере?

Крепко вас целую.

Ольжик

 

11 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вчера поздно вечером получил третье мамино письмо. Интересно, получили ли вы мое заказное письмо из Ленинграда от 21/II с фотокарточками? И если получили, то как они вам понравились? Я там совсем не похож на мой августовский портрет. Вчера же получил письмо от Е.А.Бабуриной. Ее муж – брат Туси Пахомовой – Алеша Сергеев, о котором ничего не было слышно с августа 1941 г., прислал в январе 43 г. письмо. Это очень талантливый человек. Это он, защищая кандидатскую диссертацию в 1940 г., получил доктора. Диплом мой пока не действителен.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

13 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Постепенно стали приходить письма от друзей – теперь с интересом ждешь вечера, когда приходит почта. Между прочим, из нее я узнал, что, по крайней мере, открыта станция метро «Автозаводская им. Сталина», если нет и других еще. Напишите про них.

Крепко целую.

Ольжик

 

16 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил четвертую мамину открытку. Как я рад, что у вас все так ладно с питанием. У меня все тоже – либо занятия, либо работа – монотонная жизнь армейского офицера.

Понемногу разыгрывается весна, и большое удовольствие составляет следить за фенологическими изменениями.

Пишите же чаще и напишите же о Тане, Куке, Пуше.

Крепко целую.

Ольжик

 

19 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя бабушка Кука!

Наконец получил письмо от тебя, а только сегодня на переводе жаловался тебе на отсутствие писем от тебя. Я послал сегодня вам на 3 адреса 700 рублей. Я пишу теперь через день – условия такие, что чаще не имеет смысла, да и открытки мои истощаются. Жду от вас бандероли с открытками.

Очень, очень тяжела потеря папы. И как-то вы теперь без него.

О себе писать мне много не приходится, да и нечего. Житие мое очень однообразно. По самому характеру моей деятельности у меня много свободных минут. Они очень тяготят подчас. Я их заполняю то биологическими, то геологическими наблюдениями. У меня единственная книга - Пушкин, которого я увез из Москвы. Он мне много подчас помогает. На днях я подсчитал, что я знаю наизусть около 130 его стихотворений. Трудно представить себе другую книгу, которую можно было бы читать по столько раз, как его – настолько он разнообразен и хорош.

Крепко целую тебя и Таню.

Твой внук Ольжик

 

В конце апреля 1943 г. Олег временно служит в штабе 173-го полка, его переводят из-под Шлиссельбурга ближе к Ленинграду. 

 

21 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Получил сегодня мамину открытку от т10/IV. Ваши письма быстро и верно находят меня во всех моих скитаниях по этой стране. Мамочка, ты пишешь о картинной галерее, а я сейчас воочию вижу фон одного из лучших портретов Третьяковки – Нестеровского «Павлова»45. А по вечерам из окна моей «мансарды» могу наслаждаться почти готическим изяществом далекого растреллиевского силуэта.

Позавчера послал письма Куке и Алле. Приехала ли Нина? И вы мне упорно ничего не пишите о Коте и ее девочках.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

26 апреля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Я снова переселился – теперь недалеко от тех мест, где жил в последних числах февраля. Здесь есть, где получить книги. Наконец-то! Вы не представляете себе, что значит ничего не читать в течение двух месяцев – лишь газеты. Сейчас читаю роман Рони о каменном веке. Представляете мое наслаждение?

Крепко целую.

Ольжик

 

1 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Поздравляю вас с праздником. У меня все тоже.

Сегодня в обнове – новое обмундирование.

Прочитал вересаевские «Записки врача» - замечательная штука!

Беспокоюсь за Светлану.

Крепко целую.

Ольжик

 

4 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

У меня без изменений. Наслаждаюсь цивилизацией. Слушаю Скрябина и Чайковского по радио. Читаю Гюго.

Нашел у соседки разрозненные №№ «Зодчего» за 1902 год, несколько №№ «AcademyArchitekture» и еще кое-что и предаюсь занятиям истории архитектуры.

Давно уже не получал ничего от вас.

Крепко целую.

Ольжик

 

8 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Весна разыгралась вовсю. Лес в зеленом пуху. По вечерам – тяга вальдшнепов, на рассвете – тетеревиные токи.

Читаю «Красно и черное».

Крепко целую.

Ольжик

PS

Давно не получал от вас ничего.

О.

 

Письмо на трех открытках:

18 мая 1943 (1)

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои Кука, Таня, мама и Светланочка.

Получил вчера вечером от вас большое письмо. Было очень хорошо – как будто я сразу вас всех увидел. Когда-то это будет!

У меня пока изменений никаких. На досуге читаю книжку, которую начал перед 22/VI 41 и которую не дочитал тогда – «Жизнь Бенвенуто Челлини» - это чудесная книга, да и эпоха – одна из любимейших мною.

Я познакомился здесь с нашим полковым врачом, моим сверстником, окончившим прошлой весной. Это очень симпатичный молодой медик с бачками. Подобно мне, в конце 10-го класса он колебался меж мединститутом и ИФЛИ, геофаком и энергетическим. Это следствие не отсутствия интереса к чему бы то ни было, но, наоборот, повышенного интереса ко многим вещам.

 

18 мая 1943 (2)

Он (мой знакомый – молодой полковой врач) большой книжник, даже больше меня – за полгода жизни в Ленинграде он собрал библиотеку в 800 томов. Большой знаток литературы, в частности, поэзии восточных поэтов. Он в то же время настоящий серьезный медик. Он работал в свое время по физиологии рефлексов у Л.С.Штерн, знаменитой нашей физиологической академии, если можно так выразиться. Поэтому, можете себе представить, сколько общих научных интересов у нас есть. А если к этому прибавить, что он с полгода работал по судебной медицине, то становится ясно, какой он интересный собеседник. У него я теперь беру книги, в том числе и сказанный Benvenuto Cellini.

 

18 мая 1943 (3)

Наконец-то я узнал о Радченках (а я-то им тщетно писал в Суслонгер!), Коте, Пуше, Марии Викентевне. Поклонитесь им всем от меня. Вчера вместе с вашим письмом пришли еще мамины открытки (50) и письма: от моего патрона46, как всегда чрезвычайно бодрое и интересное; от М.Н.Григорьевой – она с Ирой в Ташкенте, где Ира преподает русский и физкультуру, а Матвей Николаевич – в Кузьминках. Мар. Ник. Хочет написать маме. Вот ее адрес: Ташкент, Центральная селекционная станция, Григорьевой.

Как видите, друзья меня не забывают. И здоровье мое отлично, а майская погода не оставляет желать ничего лучшего. Теперь, когда атлантические народы погнали новых горе-Сципионов из Карфагена47, недалек тот час, когда этот уродливый эпигон империи Оттона падет под ударами кельтов с Запада и славян с Востока. Тем скорее мы с вами увидимся.

Крепко целую.

Ольжик

 

20 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Уже соскучился по вашим письмам. Пишите чаще – как я вам: через день.

Кончил я сказанного Бенвенуто. Читал его, вспоминая Женю48, который когда-то, много лет назад, хвалил эту книгу маме и мне, любовно гладя ее золотой переплет своими крупными, выразительными руками. Сейчас читаю «Капитана Фракасса» Теофиля Готье.

Крепко целую.

Ольжик

 

24 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Из письма Али узнал, что Игорь Радченко и еще кто-то из них по-прежнему в Суслогере, а вы писали, что они в Казани. Где же они на самом деле и что делают? Приехал ли Леля в Москву?

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

27 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил мамину открытку от 6 и 19/V. Грустно их читать. Надо быть бодрее.

С мая месяца мой оклад в общей сложности составляет 1220 рублей в месяц. Так что вместе с аттестатом я смогу посылать вам 1000 рублей, что я и начал сегодня – выслав три перевода по 200 рублей. Мне очень жалко, что ничем другим помочь я вам не в силах. Да, трудно без папы.

Крепко вас и Таню целую.

Ваш Ольжик

 

31 мая 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

У меня, наконец, наладилась связь с Тбилиси. Получаю оттуда частенько письма, которые странным образом, мне очень бывает приятно читать. Видимо, за гранью прежних лет стирается накипь мелочей настоящего и остается чистая струя прошедшего.

Известная Куке Нина С. вышла, оказывается, замуж за какого-то майора.

Я теперь недалек от тех мест, где приобрел в свое время комплект «Зодчего». Здесь одновременно вспоминаются Пушкин и Флобер. Хотелось бы мне почитать его, но за отсутствием французских авторов удовлетворяю лингвистическую страсть маленьким франко-немецко-англо-русским словариком. Очень полезное чтение.

Крепко целую.

Ольжик

В июне решением командования 67-й армии 90-я дивизия выведена в резерв, ближе к Ленинграду за реку Неву, в район лесного массива севернее поселка им. Морозова, расположенного у берега Ладожского озера. Части дивизии доукомплектовывались, занимались боевой подготовкой. Командиром 173 стрелкового полка назначен полковник Г.З.Юлдашев.

Готовилась наступательная операция.

 

4 июня 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил мамины открытки от 21 и 23/V. Одновременно мне пришли, наконец, письма от Наташи Черкез и Е.А.Бабуриной. Написал письмо и Женюрка49.

Университет, наверное, уже в Москве. Написал мне недавно и А.Индейкин. Пишет, что ужасно соскучился по Москве, своему институту, не говоря уже о доме.

Я уже писал вам, что у меня сейчас чудесная комната, в которой можно свободно ходить, стоять во весь рост. Рядом с моей койкой стол, освещаемый окошечком с букетом березы на подоконнике. Большой портрет Лермонтова на стене, оставшийся от предыдущих насельников нашего помещения. Здесь же стоит третий том (самый любимый мной) Пушкина, того же издания, что и дома.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

7.VI.43

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил мамину от 26.V. Светланочка молодец50! Нужно так же продолжать. Мы с Сашей на одном «огороде», но только на разных «грядках». Он сейчас не далеко от меня.

Крепко целую.

Ольжик

 

16 июня 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя сестричка!

Получил вчера твое письмо и три маминых открытки от 31, 2, 7-го, а вот отвечать на них мне теперь гораздо труднее – времени в моем новом состоянии гораздо меньше. Но все же я очень доволен этим – сам расход времени по мне – это интенсивная умственная работа. А вы знаете, я был всегда склонен к этого рода труду. Ведь я уже писал вам, что я теперь (вероятней всего временно) в параллель к раннему А.Болконскому, но только в самой маленькой вариации. Зато с тех пор само это понятие неизмеримо усложнилось.

Не так давно я смотрел английскую картину «Победа в пустыне». Она шла у вас в Москве. Смотрела ли ты ее? Это замечательный фильм как технически, так и по своему содержанию. Я весь полон сейчас предвкушением завоевания Италии и надеюсь, что англо-саксы будут счастливее в этом отношении карфагенян, вандалов, сицилийских арабов.

Крепко целую тебя, Куку, маму, Таню.

Ольжик

 

24 июня 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Мама моя!

Только что мне сообщили о том, что ты прислала запрос о моем ранении, о котором ты получила извещение51. Я был очень удивлен. Мне очень жалко и досадно одно – эта открытка будет идти слишком долго, а быстрее ничего не придумаешь. Всеми клятвами заверяю тебя, что я ни капельки не ранен, но даже и не мог, не имел никакой возможности быть раненным. Это какое-то глупое недоразумение.

Крепко целую.

Ольжик

 

8 июля 1943

Полевая почта 86771-А, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вот уже два дня, как получил ваши письма о том, как вы были обмануты этим бездельником. И до сих пор не имел времени ответить. Одновременно пришли письма от М.Н.Григорьевой52 (она едет с Ирой в Москву), от Жени Милановского53, от Е.С.Смирнова54, а ответить на них не могу – столь занят. Вы верно поняли мои мысли об А.Болконском. 250 рублей с этим не связаны. С последним связаны совсем другие обстоятельства. Сегодня уже месяц, как я занялся этим делом. Очень, очень доволен.

Крепко целую.

Ольжик

 

11 июля 1943

Полевая почта 86771-А, Радченко О.Н.

Дорогая Светланочка!

Письмо твое получил уже несколько дней тому назад, но не имел ни секунды времени. Болконская работа отнимает-таки время. В противоположность той, здесь у меня нет строгого распорядка дня, и чувствуешь себя больше хозяином, чем там. Получила ли ты Пиквика?

Это чудесная книжка, и я ею много наслаждался.

«В старом Чикаго» не английский, а американский фильм.

Сходи к Григорьевым, поклонись от меня, узнай точно их адрес.

Крепко целую

 

15 июля 1943

Полевая почта 86771-А, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Редко пишите – теперь больше писем мне из Тбилиси приходит, чем из Москвы.

Вот уже половина лета прошла. Не успеешь оглянуться – и осень настанет.

Радует Запад – морские народы возвратились в древний город Архимеда55 и выгнали из него латинян. Надеюсь и жду, что это только цветочки…

Крепко целую.

Ольжик

Олег возвращается в батальон 173 стрелкового полка.

 

18 июля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как приятно, что так быстро – в одну неделю, доходят от вас письма. Пишите мне снова «К» – я вернулся к своей старой деятельности. Последняя моя должность аннулирована. Не бойтесь за письма – они дойдут до меня и с литерой «А».

Вчера я послал переводом 250 р. Одновременно выслал очень ценную бандероль. Напишите, когда получите. Напишите. Получили ли вы посланного мной Диккенса?

На днях у вас в Москве была интереснейшая выставка, участники которой уже награждены – это Юон, Лансере, Бакшеев, Белыницкий-Бируля, Грабарь и Метвав (неразборчиво) с Павловым. Приятно было бы посмотреть на них!

Всего лучшего. Крепко целую.

Ольжик

 

 

21 июля 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Можете поздравить меня с наградой – с медалью «За оборону N»56. Она очень красивая – золочена светло-зеленой ленте.

Все большее количество старых друзей устанавливает связь со мной. Только Женьку Лебедева потерял и его мать. У нас здесь опять поразительная жара. Изобилие ягод – земляника, черника, первая малина – объедение.

Крепко целую.

Ольжик

 

22 июля 1943 года силами 67 армии Ленинградского фронта и 8-й армии Волховского фронта советские войска начали Мгинскую наступательную операцию. Завершилась она 22 августа.

Задачами советских войск было расширение полосы, соединяющей Ленинград с остальной страной, разгром группировки противника в районе г. Мги, восстановление контроля над Кировский Кировской железной дорогой, обеспечение прочной железнодорожной связи Ленинграда со страной.

22 июля 90-я стрелковая дивизия была выдвинута на свои прежние позиции в район Рабочего поселка № 3. Дивизия, включая и 173 стрелковый полк, перешла в распоряжение командира 30-го гвардейского корпуса. Силы корпуса наносили  основной удар на юг на участке фронта Арбузово — Синявино, т.е. в районе хорошо укрепленных немецких позиций на Синявинских высотах.

 

1 августа 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Дорогие мои!

Вот уже и лето на исходе! У меня без изменений. В ближайшие две недели я буду очень занят одной добавочной работой, поэтому, если будет не регулярной моя почта – не волнуйтесь.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

PS

Так вы мне и не написали мне о том, правда ли, что Ирина Радченко57 вышла замуж?

 

4 августа полки 90-й стрелковой дивизии заняли исходное, на рассвете следующего дня они перешли в атаку. Завязались тяжелые бои.

Из воспоминаний командира 90-й дивизии Н.Г.Лященко58:

«Тем временем, несмотря на все наши усилия, приходилось считать взятые у врага не километры, а метры, не населенные пункты, а только уничтоженные огневые точки и жвую силу. За каждый захваченный у противника участок траншеи, дзот надо было платить дорогой ценой – жизнями людей или, по крайней мере, кровью.<…>

В ночь на 7 августа бои в полосе наступления корпуса стали стихать. Продвинуться нам удалось лишь в отдельных местах. <…>

Мы находились в это время на НП 173-го стрелкового полка. Вскоре в сопровождении автоматчиков с передовой пришел полковник Юлдашев. Грязный, злой, с покрасневшими от бессонницы глазами.

Потери большие? Спросил полковник Сальников Гарифа Зияутдиновича.

В ротах по тридцать – сорок человек осталось.

<…>

Алексеев [командир одного из батальонов 173 полка – сост.] вздохнул и, чуть подумав, ответил:

Настроение хорошее, но люди очень устали. Малость отдохнуть бы. Главное – надо подавить артиллерию, минометы и огневые точки врага, тогда и атаковать можно с успехом.

Неплохое впечатление оставило затем и посещение других батальонов полка.

<…>

На следующий день в 13.50 вновь заговорила наша артиллерия. Позиции противника заволокло дымом и пылью. Вверх взвилась серия разноцветных ракет. Полки перешли в атаку. Но что это? Вновь заговорили вражеская артиллерия, вновь застрекотали пулеметы: фашистские батареи, огневые точки не были подавлены.

В нескольких местах передовые подразделения ворвались в траншеи противника. Завязались рукопашные схватки. К фашистам, по данным разведки, прибыло подкрепление. Бой принял ожесточенный и затяжной характер на всем участке наступления.

Мы атаковали до позднего вечера, но существенного успеха так и не добились. Овладев отдельными опорными пунктами, полки вынуждены были остановиться и начали закрепляться на достигнутых рубежах.

<…>

17 августа мы получили приказ сдать участок обороны частям полковника Панченко. Дивизия составила резерв армии и сосредоточилась в лесном массиве у поселка имени Морозова».

 

9 августа 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя бабушка Кука!

Не сердись на меня, если иногда у меня перерывы в письмах. Например, последние дни я просто при всем моем желании не мог послать вам ничего – уж так случилось.

Прочитал в газетах о вашей ночи с пятого на шестое59. Вот, верно, была радость в Москве. Как бы мне хотелось побыть с вами вместе в это время, послушать суворовские залпы. И, верно, весной запахло в Европе после долгой страшной зимы. И началась она на самой чудесной из всех европейских земель – в Италии60. Благородный дух древних республиканцев, и карбонариев, и гарибальдийцев…

Крепко целую тебя и Таню.

Ольжик

 

В результате ожесточенных боев советские войска не сумели выполнить поставленные перед началом операции задачи и линия фронта в районе Мгинского выступа практически осталась без изменений.

 

Мгинская наступательная операция. Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/04/Map_3rd_Ladoga-Battle.png

 

Из воспоминаний начальника Инженерного управления Ленинградского фронта генерала Б.Б.Бычевского61:

«Кто из воинов, сражавшихся летом 1943 года под Ленинградом, не помнит Синявинских болот!.. Даже ночью тебя мутит от зловонных испарений, от смрада непрерывно тлеющего торфа. За неделю преют и расползаются на солдатах гимнастерки. Узкие тропы между квадратами торфяных выемок пристреляны минометами противника. Здесь нередко гибнут и санитары, выносящие раненых: они не могут быстро бежать. Здесь артиллеристы тащат орудия на руках. Я видел, как одно из них ушло в болото на четыре метра. Что же здесь делать танкам, хотя они и даны для боя».

 

21 августа 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя мама!

Получил твои открытки от 14 и 15 августа. Теперь ты знаешь, в чем заключалась моя дополнительная работа. Нравилась ли мне она? Я намного крепче и уверенней стал себя чувствовать после этого.

Саша – снова недалеко от меня, только что получил письмо. И здесь удается смотреть кино: видел «Очарован тобой» и (чему я очень доволен) «Сто мужчин и одна девушка». Прочитал Данилевского «девятый вал».

Целую.

Ольжик

 

Письмо в конверте на двух листках бумаги:

Воскресенье 29 августа 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои бабушка, мама и Светланочка!

Мне очень хочется поделиться с вами настоящим письмом, а не куцой открыткой, как обычно. Это не так легко сделать. Ведь я потому и написал «воскресенье», это сегодня первый раз за много месяцев у меня воскресный отдых, да и то заполненный до отказа всякими хозяйственными и народными делами.

Не так давно я переселился из тех мест, откуда писал вам последние открытки, и где, с известными промежутками, прожил все лето. Переселение было так сказать центростремительно, вдаль от иллюминаций62. Здесь место чудесных иллюзий. Посреди безобразных местных болотистых лесов вдруг раздвигается поле, правда все закрытое кольцом леса, но даже в некоторых местах покрытое копнами сжатой ржи. Посреди, мимо старой почерневшей деревни, тянется аллея великолепных мощных берез – последние остатки старинного величия. Свободно раскинувшиеся громадные березы по зеленой мураве – следы когда-то бывшего здесь аглицкого парка. Посмотришь на все это – так не похоже на скучную гладь тощих лесов этих земель. Так вспоминается средняя Россия!

Здесь течет у меня обычная педагогическая деятельность. Днем занят до отказа, а вечером нет света. Сидишь на койке у столика. Рядом шумит раскаленная печка. Что бы написать письмо. Да нет возможности. Хорошо, что появились у нас воскресенья. Кино нас и здесь не оставляет. Позавчера я смотрел «Партизаны в степях Украины». Картину эту я смотрел в марте. Тогда она мне не особо понравилась. Теперь же – совсем иное!

Вообще со мной произошла очень отчетливая и глубокая перемена после тех дел в начале августа, о которых я писал вам. И перемена эта радует меня. До того я во многом был еще штатским человеком. Теперь я чувствую себя солдатом. Сознание необходимости вкоренилось в меня. Занятия мои с моими бойцами стали для меня совсем другим – это вещи не почерпнутые уже из учебников, но мой опыт. Люди, которых я учу, это мои люди. Поэтому занятия мои с ними, поэтому все взаимоотношения с ними стали для меня очень значащи.

Я офицер. И я горжусь этим. Я чувствую себя частью великой могущественной силы. Нужно это пережить, чтобы это понять. Для меня сейчас самое интересное чтение – это статьи в «Красной Звезде» о боях на юге63. И подчас мне жаль одного – жаль, что я не летчик-истребитель или танкист. Холоднокровия у меня хватило бы на это.

Но я люблю и мое оружие. Оно легко, но обладает могущественным огнем. И с ним хорошо воевать.

Очень показательно изменение отношения ко мне со стороны моего непосредственного начальника. До этого он относился ко мне с холодком. Это было вполне оправданное недоверие к человеку, еще не испытанному на практике. Теперь он относится ко мне по-товарищески и с уважением. Это радует и вселяет уверенность.

Напрасно мама так относится к моей открытке к Милановским. А как же иначе могут меня использовать? То, чем я занимался в июне и в июле, должно было бы гораздо больше беспокоить маму. Смею вас уверить. Это основано на фактах.

Я по-прежнему дружен с нашим врачом – славным доктором Коганом. Я люблю поболтать с ним на литературные и иные темы. Это очень хорошая интеллектуальная разрядка.

Мне хочется постоянно ощущать связь с вами. Пишите чаще – и обо всех ваших делах. Мне все интересно.

Крепко вас целую и Таню.

Ваш Ольжик

 

Письмо на открытке: 

3 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Теперь почти каждый день получаю от вас письма. Но в будни совсем времени нет ответить на них поподробней. Отложу до воскресенья.

Напрасны мамины беспокойства. Мы с Сашей будем жить здесь, по крайней мере, до Светланиного рождения.

Крепко целую.

Ольжик

 

8 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя сестричка Светланочка!

Молодец, что написала, невзирая на болезни рук. Я очень люблю твои письма. Радио у меня нет и слушать Свешникова64 я не могу. Но вот кино смотрю часто. После «Партизан в степях Украины» я смотрел еще «Секретаря райкома», чудесную американскую картину «В старом Чикаго» и то, что мне не удалось в свое время посмотреть в Москве – «Антон Иванович сердится». Видела ли ты эту картину? Из всех наших фильмов в стиле «Большого вальса», это – лучшая. Так легка, так изящна, так красива музыкально и пластически. Прелесть!

За это время у меня сильно изменился вкус музыкальный. Я уже писал, что меня до слез трогает песня «Москва». Это, правда, по специальным причинам, но и вообще до меня доходит не только Бах. Я с удовольствием слушаю современные легкие мелодии. Почему? Может – на безрыбье и рак рыба. Аможетбыть, Tempora mutantur et nos mutantur in illis65.

Крепко целую тебя.

Ольжик

 

 

8 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои бабушка и мама!

Получил мамино письмо от 1.09. Архип Индейкин уже не там, где был летом, но переехал к почти сеченовским местам66.

Напрасно мама волнуется насчет перевода. Я заполнил его в тесной комнате, где толпилось много людей, алкавших денег. И мне было неприятно под их взглядами писать письмо. Уж такой мой характер.

Напрасно мама считает Архипа бедненьким. Все пошло ему на пользу. Да и переделки особой не было – все это самое обычное. Получили ли вы мое большое письмо?

Мне здесь иногда удается тряхнуть стариной – не так давно совершил двухчасовую прогулку до дворца слюнных фистул67. Там меня приняли очень радушно, и я смотрел и чудесный парк, и великолепные лаборатории этого усовершенствованного острова доктора Моро68.

Получил лишь один пакет с открытками.

Целую.

Ольжик

 

14 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил сразу две открытки 6 и 8.09. Честное слово, мамино настроение мне очень не нравится. Но можно ли так падать духом. Ни каких requiеm69 не писал и писать не собираюсь. А замечание о кино превзошло все ожидания. Да у нас условия-то в этом отношении совсем другие, чем у Женюрки. Здесь это и сделать-то некому. Все там – у него.

Кука моя дорогая, с каким волнением и радостью я читаю каждый день сводки об освобождении ставших мне второй прародиной городов на Харьковщине и Полтавщине70. Гадяч, а за ним Миргород, Полтава… Как бы мне хотелось быть сейчас с тобой.

Мамочка!

Если будет возможность, то подготовьте пару теплых рукавиц и носков, а то мои порядком износились.

Наслаждаюсь сейчас чудеснейшей книжкой – «Жозефом Фуше» Стефана Цвейга. Это все из библиотеки моего приятеля – милейшего доктора Когана.

Крепко вас целую.

Ольжик

Мама, поцелуй Котю71.

 

15 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые вы мои!

Как бы мне хотелось передать вам мое спокойствие и бодрость. А то, честное слово, получаешь письма из Москвы торжествующего 43-го года, а можно подумать, что еще стоит тот тревожный 41-й!

Да не беспокойтесь вы о кино, ведь это совсем по-детски звучит.

О теплых вещах я уже писал. Открытки получил – лишь один пакет.

Странная у нас смена погод – насколько я понял, с начала августа в Москве дожди. У нас же и по сей час чудесное безоблачное небо и яркие краски ранней осени.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

17 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые вы мои!

Послал вам вчера 400 рублей – на мамино и Кукино имя.

Дело в том, что нам снова стали платить как в мае – в полтора раза больше. Это связано с тем, что наше новое большое начальство имеет примерно такое же отличие, как Женюрка.

Крепко целую.

Ольжик

 

 

20 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые вы мои!

Получил мамины письма от 3 и 12.09.

Вы уже, наверное, привыкли к ежедневным салютам. Но как хороши дела на Юге!

Большую радость доставляет мне общение с моим товарищем – доктором Коганом. Это удивительно симпатичный и очень культурный человек. У нас много общих интересов – от естествознания и художественной литературы до геральдики и смежных с ней вопросов, которые, как вы знаете, я уважаю с детства.

Крепко целую.

Ольжик

 

 

28 сентября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые вы мои!

Сами сердитесь на некаждодневность моей корреспонденции, а того не замечаете, что пишете еще меньше моего.

Вчера я кончил очень свежий и красивый роман Голсуорси – «Через реку». Автор нисколько не уступает Олдингтону и значительно тоньше и изящней Кронина и Томаса Гарди. Он соблюдает благородную сдержанность в числе действующих лиц, а это, по-моему, одно из главнейших свойств романов не эпических – всего, что не называется «Войной и миром», «Человеческая комедия» и Ругон-Маккары.

Напишите, пожалуйста, где живут сейчас Юрина жена и падчерица.

Крепко Вас целую.

Ольжик

 

5 октября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые вы мои!

Извините меня, что я редко вам пишу, но я очень занят – дни стали же еще короче. Вечерами же писать не всегда удается из-за света.

Напрасно мама волнуется моему соседству – оно показывает, что я в спокойной фазе. Она продлиться примерно до моего рождения, а не до Светланеного72, как я раньше писал.

О моей наружности – я, действительно, пополнел, лицо у меня совсем круглое. Мамины поздравления73 пришли как раз вовремя – ко 2-му числу. К этому дню я сделал сам себе трогательный подарок – купил в Военторге неизвестно каким способом попавшую туда книгу о Каспийских экспедициях великого нашего зоолога К.Бера.

Честное слово, я очень сердит на маму – нельзя же быть в таком настроении и поминутно завидовать папе.

Поцелуйте от меня Таню – я радуюсь вместе с ней письму Н.М. Поцелуйте от меня и Милановских – я очень беспокоюсь за Юру.

Вас троих я крепко-крепко целую.

Ольжик

Пришлите открыток

 

Письмо в конверте на одном листке бумаги: 

12 октября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя сестричка!

Я послал тебе к рождению открытку и хотел написать письмо. Но время вышло лишь сейчас. И очень жаль мне, что я ничего не могу послать тебе – ведь я знаю, как приятно получать подарки к таким дням, как послезавтрашний74.

Странное дело, я лишь на днях сообразил, что тебе уже восемнадцать лет, что послезавтра – твое совершеннолетие. Ведь до сих пор ты у меня в глазах еще подросток – такая, какой я тебя оставил. А ведь ты уже девушка. Ты вступила в юность – в последнюю пору лет, когда еще радуют дни рождения. Я раньше не понимал, когда мама мне говорила, что ее не радуют ее дни рождения. Я впервые понял это в прошлом году – в училище. Для меня настала зрелость, которую Данте назвал mezzodelcammindinostravita75. А перед тобой еще юность, giovinezza76, лучшая пора жизни. Запомни: юность – это возмездие. Подобно тому, как день Нового года предваряет собой весь год, так и жизнь твоя пойдет по тем путям, на которые выводит тебя твоя юность. Надо прожить эти годы так, чтобы не было чувства даром прожитого времени. Эти годы должны быть значительными во всех мелочах, иначе всю остальную жизнь ты будешь терзаться упущенным. А нет ничего хуже бесплодных сожалений. В юности нам раскрываются дали, которые нам дано раз видеть. И надо увидеть их, вобрать в себя и пронести в дальнейшую жизнь идеалы (опошленное, но верное слово!) чистоты, красоты, добра и знания. В юности в последний раз тебе раскрываются сказки детства. Собери их и сохрани. Помни: не в мишурном вихре легкой жизни смысл юности, но в ясном и добром принятии мира, приходящем на смену трагическим представлениям переходных лет. И еще помни Шекспира: «…нет цены свиданиям, дни которых сочтены».

Крепко целую.

Ольжик

 

Письмо в конверте на одном листке бумаги: 

18 октября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Очень опечалили вы меня о Илье Мих. Как-то сейчас бедная Таня? Поцелуйте ее от меня крепко-крепко.

Вчера послал вам 900 р. – мне уже не платят так, как Женюрке, но я получил выходное пособие, которое мне не выплатили в училище. Вы, вероятно, не представляете все-таки образа жизни моего, если полагаете, что я себя с деньгами урезываю. Мне их тратить некуда. Поймите меня!

Почему мама «искренне ненавидит теперь биологию»? Уж если хотите знать, то сейчас не только геология, но даже такие амплуа, как столичный актер, крупный инженер или коммерческий директор завода ничего не значат. А насчет нужности, то всего нужнее авиаконструирование. Но ведь вы же знаете, что я к нему совершенно не пригоден. Что же делать, что наиболее интересные мне вещи – строение вселенной, развитие беспозвоночных и строгановские иконы – не имеют промышленного значения.

Мои звери, по крайней мере, имеют рыбохозяйственное и медицинское значение – и не малое. А насчет преуспевания геологов – я всегда имею перед собой пример Миши Кудрявцева.

Я все более схожусь с доктором Коганом. Мы с ним много беседуем и о литературе, и о геральдике, и о прошедшей юности, добираясь до смысла жизни. Как когда-то на склоне прожитых лет.

Крепко целую вас и Таню.

Ольжик

 

27 октября 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя Светланочка!

Ты молодцом поработала дома и на огородах77. Просто мне хочется от лица службы объявить тебе благодарность. Как прошло твое рождение? Тебе нравятся «Три сестры». Импрессионистическая драма очень проникновенна и тонка. Но я бы не сказал, что мне в Художественном театре больше всего нравится эта пьеса. Как ни хороша импрессионистическая драма, но ее природа такова, что от нее в душе остается тяжелое и смутное впечатление. Совсем не то настоящая трагедия – еще Белинский писал, что как ни тяжела трагедия, но, покинув театр, зритель радостен. Почему? Аристотель объясняет это очищением, Ницше – приобщением ко всеуничтожающему вихрю Космоса…

Я заболтался и забыл, что Ромео и Отелло я видел не во МХАТе, и что в Художественном ни одной трагедии за наши годы не шло. А что такое «Последние дни»? А действительно, в этом чеховском театре самое сильно впечатление оставляют «Сад» и «Сестры».

А инсценировки – это плохо, кроме, разве, Пиквика.

Крепко целую.

Ольжик

 

7 ноября 90-я стрелковая дивизия совершила марш к берегу Финского залива Балтийского моря (пристань «Лисий нос»), а затем в ночь на 8 ноября на судах переправилась на Ораниенбаумский плацдарм78. Тут она вошла в состав 43-го стрелкового корпуса 2-й ударной армии.

 

8 ноября 1943

Полевая почта 22366, Радченко О.Н.

Милые мои!

Я снова временно выбыл из своего основного подразделения – для деятельности, аналогичной летней, но на две ступеньки выше (чуть ниже Женюркиной)79. Так что пишите мне одновременно на два адреса – мой старый и новый, указанный на обороте.

Чудесно провел позавчерашний вечер. Сначала слушал по радио чудесный концерт – я уже почти два года был лишен этого. Потом сталинский доклад – я представил себе маму, записывающую его80, а Куку и Светлану, слушающей его в столовой. А потом был один из моих любимых фильмов – «Антон Иванович сердится».

Вы меня просто огорчаете своими матримониальными извесиями. Ну положительно все мои друзья и подруги детства, отрочества и юности переженились. А я-то еще мечтаю, что моя юность еще не кончилась.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

15 ноября 1943

Полевая почта 22366, Радченко О.Н.

Милые мои!

Давно уже не был у себя – писем от вас не получал.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

21 ноября 1943

Полевая почта 22366, Радченко О.Н.

Милые мои!

Почему не отвечают мне Милановские? Что Юра и Женя? Получила ли Котя письмо от Леночки?

Существуют две вещи, которые очень успокаивающе действуют на меня. Первое – это моя специальность – занятие естествознанием – ботанизирование, поиски беспозвоночных или созерцание морен – все это приносит много радости и от непосредственного наслаждения объектами, и от связанных с этим воспоминаний. Второе – и самое главное, это то, чем бы мне очень хотелось поделиться с Валентиной Аркадьевной81. То, что я нашел два года назад, утвердилось и окрепло. И сейчас мысли эти – для меня основное. Но где Валя? И что с ней? Вы ничего не знаете о ней?

Может быть, Кука рассердится на меня, но это так.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

23 ноября 1943

Полевая почта 22366, Радченко О.Н.

Милые мои!

Сегодня был я по моему старому адресу, свиделся с моим милым Коганом, о котором писал вам, и получил кучу писем, в том числе 5 от мамы. Пишите мне сейчас по обоим адресам – так верней дойдет до меня. Послал сегодня 200 рублей. Не волнуйтесь, что перевод будет написан не моей рукой – когда я получал деньги, то не было бланков. Воздержитесь от отправки посылки, а то путаница с адресами все спутает. Я вам напишу тогда, когда послать. Ограничьте присылку открыток, а то мне их девать будет некуда. Почему вы не пишите как здоровье нашей Тани?

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

26 ноября 1943

Полевая почта 22366, Радченко О.Н.

Милые мои!

Если еще не поздно, то повремените с посылкой, ибо у меня все еще продолжаются перемены адреса. Когда уладится это дело и у меня будет более верный адрес, старый или один из новых, тогда пишите.

Очень жаль мне Таню, однако напишите мне подробней о ней.

Передайте через Нину Мазарович или Наташу Черкез и мой большой привет Льву Александровичу Зенкевичу82. Как бы мне хотелось говорить: мой учитель Л.А.Зенкевич! Но я еще не достоин этого.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

3 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил уже первое мамино поздравление к рождению. Пишите мне снова лишь на старый адрес. Совершив месячное турне по разным должностям и адресам, я вновь вернулся на исходное положение, и возвращение это было подобно возвращению в дом родной – все знакомо, привычно; и наиболее теплое отношение.

Наступает месяц, когда-то бывший для меня наиболее праздничным. Мне с детства был понятен Пушкин:

И зимних праздников блестящие тревоги …

Чего, чего, только не вспоминаешь. Этот год мне много дал – и в моральном, и в эстетическом отношении. Но он отнял у меня папу и Таню. Как я беспокоюсь за нее. А вы так скудно пишите о ней. Напишите как можно подробней.

Крепко, крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

5 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Большое спасибо за посылку теперь я богат теплом!

Суконное обмундирование + ватные брюки и овчинный полушубок. Только вы неисправимы: посылаете столько лишнего – ну к чему все эти запасы. Вы до сих пор не уяснили суть моего бытия: omniameamеcumporto83. К счастью, часть этих запасов уже можно спокойно ликвидировать. Секретки не заклеиваются, и я принужден писать на открытках.

Последние дни – приближение 11-го, отпразднованное два дня назад рождение моего командира, возвращение в роту, ваши письма, чистота свежего снега – все это создает ощущение какой-то праздничности, как будто вновь вернулся ко мне старый веселый декабрь. И верится, что скоро кончится все это.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

8 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Очень трогает меня ваша забота о моем дне рождении и ваши поздравления – но они все опережают.

Я наслаждаюсь сейчас, не знаю, каким томом «Тысяча и одной ночи» – ибо обложки оторваны. Посылку получил – дня три тому назад. Большое спасибо.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

12 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вот и прошел мой день рождения. Я его отметил скромно, но достойно – покоем. В этот день у меня рано кончились занятия – в два часа, и я смог предаться относительно свободному вечеру, размышлениям и любопытной книге – сборнику материалов по войне 1812 года. Должен сказать, что в этот день я был радостней, чем год назад. Тогда на исходе юности был итог всему детству и молодости, и было жаль прошедшего. Теперь же, из мглы изгнания мне уже брезжит VitaNova84 и открываются новые годы. Как после смут и войн Барокко открылся XIX век, век зрелого и мужественного творчества, век естествознания. А начало всегда радует.

Завтра именины Светланочки. Как всегда я с вами.

Крепко целую.

Ваш Ольжик.

PS

Только что получил письмо от 6-го. Как мне жаль Таню.

 

12 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Посылку я получил числа 9-го. Моего товарища зовут не Кочин, а Коган. Не знаю, как спутали вы его фамилию. Его адрес: 86771-Т.

Перемену гимна85 я еще предчувствовал в мае месяце. Он очень интересен.

Вообще необычайно интересный момент всеобщей истории. Тегеран86 – это событие всемирно-исторического порядка.

Что меня очень радует, так это восстановление и укрепление боевой дружбы славянских народов. Славянство, думается мне, будет играть большую роль в будущем.

Сожалею о Спас-Нередице87.

Целую крепко.

Ваш Ольжик

 

 

17 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вчера исполнился год, как я стал командиром. Не шутка сказать, солидный уже стаж.

Здесь в преддверии Атлантики, никак не установится зима. А как у вас? Как мне горько слышать про Таню, но я надеюсь, что она выздоровеет. Напрасно мама беспокоится обо мне в том смысле, что я писал вам в стиле Валентины Аркадиевны. Есть чудесная и успокаивающая истина. Если бы вы знали, какой восторг, подчас, принимает она.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

24 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил от Л.Н.Бреславец88 книгу о географической изменчивости. Я очень этому рад. Наконец, я смогу немного поразмыслить биологически.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

30 декабря 1943

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Вы очень тронули меня ответом Льва Александровича89. Этот человек имел громадное значение в моем воспитании, как натуралиста. Я припоминаю сейчас I курс, когда я с трепетом входил к нему в кабинет, впервые соблазняясь морской фауной. Я тогда чувствовал таким маленьким, что вряд ли мог себе представить такое отношение его ко мне спустя много лет.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

 

1 января 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Поздравляю вас с Новым Годом.

Вчера в полночь, когда мы собрались тесной семьей у моего командира роты, я вспомнил о вас, а вы помнили обо мне.

Пусть мама не пугается моего термина «ликвидировать». Под этим словом я подразумевал просто «истратить» те запасы бумаги, бритв, которые вы мне прислали. Мне и в голову не приходило ликвидировать шерстяные вещи.

А насчет того, что не можете себе представить А.И.90 в том виде, который соответствует его положению91, то уж это мне непонятно. Во-первых, должны же быть у него хоть какие-то врожденные к этому способности. Во-вторых, он, несомненно, изменился и физически, и морально. В-третьих, сейчас очень много людей в его звании, которые не соответствуют идеалу, связанному с этим словом.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

Пришлите бандеролью одну записную книжку.

 

6 января 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Напрасно вы думаете, что я встречал Новый Год шумно и весело. Так встречают не у нас, а примерно на уровне Женюрки или еще ближе к вам. Мы же встречали его скромно, маленькой семьей, как я писал вам уже.

Меня очень опечалила Мика Вешняк, сообщив, что Ивуся Серебряная умерла в Средней Азии, а такой подлец, как Толя Розен92 благоденствует в Москве.

Помните вы день ровно два года назад?

А насчет моих мыслей, которые не нравятся маме, скажу, что все лучшее у меня ассоциируется в этом.

Крепко вас целую.

Ольжик

PS

Не удовлетворен новым Руже де-Лиллем93. Ожидал большего.

Еще раз пишу, пришлите, пожалуйста, одну (только уж действительно одну) записную книжку.

 

12 января 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милая моя Кука!

Мне очень хочется, чтобы Новый год стал годом окончательного соединения всех нас.

Насчет смеха ты права – я почти перестал смеяться тем старым детским смехом. Возможно, что со мною произошли большие перемены – мне их не уловить самому. Единственное, что я могу отметить, так это то, насколько я вырос, как командир. Вероятно, это отвечает и общей зрелости моей.

Пишет мне много людей – в общем, я имею до тридцати с лишним корреспондентов. Это и школьные, и университетские товарищи, и руководители, и родичи.

Крепко целую тебя.

Твой Ольжик

 

14 января 1944 г. началась Красносельско-Ропшинская наступательная операция.

Олег к моменту её начала находится в должности помощника начальника штаба по специальной связи 173-го стрелкового полка.

Красносельско-Ропшинская наступательная операция («Январский гром») войск Ленинградского и Волховского фронтов проводилась с 14 по 30 января 1944 г. Эта операция стала частью Ленинградско-Новгородской операции (14 января – 1 марта 1944 г.).

Согласно плану операции войска Ленинградского фронта переходили в наступление силами 2-й ударной армии с Ораниенбаумского плацдарма и силами 42-й армии из района юго-западнее Ленинграда. Соединившись в районе Красное село – Ропша, войска 2-й ударной и 42-й армий должны были окружить и уничтожить петергофско-стрельненскую группировку противника, а затем продолжить наступление в юго-западном направлении на Кингисепп и в южном направлении на Красногвардейск (Гатчину), а затем на Лугу.

Через несколько дней после начала операции к наступлению должна была подключиться 67-я армия. Войскам армии была поставлена задача – освободить Мгу, Ульяновку, Тосно и во взаимодействии с войсками Волховского фронта полностью восстановить контроль над Кировской и Октябрьской железными дорогами. В дальнейшем частям 67-й армии предстояло развивать наступление на Пушкин  и Красногвардейск (Гатчину).

Одновременно с войсками Ленинградского фронта в наступление переходили войска Волховского фронта, которые после разгрома новгородской группировки противника должны были развивать наступление на Лугу. Соединившись в районе Луги, войска Ленинградского и Волховского фронтов должны были окружить основные силы 18-й немецкой армии.

Общий замысел операции  заключался в окружении сил 18-й армии противника и последующем наступление на Нарву, Псков и Идрицу. Главной целью наступления было полное освобождение Ленинграда от блокады. Кроме того, планировалось освободить от немецкой оккупации Ленинградскую область и создать предпосылки для дальнейшего наступления в Прибалтику.

Полки 90-й стрелковой дивизии должны были наступать в первом эшелоне. Им предстояло прорвать оборону немецких войск на фронте 3.5 км, овладеть крупным узлом обороны в районе села Гостилицы, затем перерезать шоссейную дорогу у села Дятлицы и овладеть этим селом. Затем 90-я дивизия должна была закрепиться на этом рубеже и не допускать контратак противника с юго-запада.

 

Источник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/89/Krasnoe_Selo-Ropsha.JPG

 

Письмо в конверте на двух листках бумаги

28 января 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Числа 20-го я послал вам маленькую открытку. Не знаю, дошла ли она до вас. В бою я был с 14-го юлиановского Нового Года до 19-го и с 22-го по вчерашний день. О наших успехах вам лучше всего расскажут газеты последней декады. В условиях Женюрки операция проходит как увлекательная кинокартина типа «Победа в пустыне» со схемами, картами etc. В условиях моих, условиях капитана Тушина, операция представляется трудным и узкоконкретным делом. На этот раз она была связана с большими передвижениями. И эти передвижения, эта непреодолимое движение вперед составляет самую ощутительную радость минуты, как непреложное свидетельство победы. Фриц бежит, не успевая сжигать деревни, бросая все: сверхтяжелые мортиры и мины, ордена и недопитый кофе.

За эти дни возросла и окрепла у меня ненависть к ним. Это естественно: ненависть к врагу растет в бою. Но к этому чувству примешивается и разум: мне довелось видеть не мало доказательств их подлого отношения к нам. Это и расстрелы русских пленных, и угон гражданского населения, и их гнуснейшая расистская пропаганда.

Я видел сам то, что они печатают для своих солдат. Удивительно бесстыдная фальсификация истории: доходит до того, что борьба Ивана III с Новгородом они изображают как борьбу монголизма с германизмом. Отсюда отношение к России и русскому народу. Отсюда их призывы к колонизации России. Это, действительно, исконные и злобные враги нашего народа, для которых нет ничего русского, а лишь германское и монгольское. Я ненавижу этих выродков истории с их лощеной на вид и дешевенькой с гнильцой цивилизацией. Отвратительно это немецкое самовосхищение и самодовольствие.

Относительно себя скажу, что наша дивизия теперь Ропшинская94. Сейчас я не далеко от мест Павла Петровича95. Очень приятно вырваться, наконец, на простор широкой русской земли. Впереди древний Псков, старинная Ливония…96

За эти дни скопились у меня до двух десятков писем, на которые надо ответить. Прямо страшно становится.

Вчера, между прочим, исполнилась годовщина моего производства в офицеры. А завтра – годовщина отъезда из Каргополя. Целый год, внешне мало интересный, но год очень развивший меня. Надеюсь крепко, что задолго до следующей годовщины мы уже свидимся.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

14 января в 10.40 после сильной артподготовки силы 90-й дивизии пошли в атаку. 173 полк наступал в первом эшелоне. Преодолев сильно укрепленные траншеи противника, полк в 14 часов вышел на западную окраину села Гостилицы. После упорного боя это сильно укрепленное село было взято.

Утром 15 января части дивизии готовились к дальнейшему наступлению в сторону села Дятлицы. Однако, противник подбросил в этот район свежие резервы пехоты и танков, началась немецкая контратака.

Командир 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко вспоминает97:

«Подразделения уже успели закрепиться на занятых рубежах и встретили гитлеровцев сильным огнем. Тем не менее, противник продолжал наседать. Поддерживающий нас полк «Катюш» накрыл залпом боевые порядки врага. Противотанковая батарея 173 стрелкового полка с марша развернулась на прямую наводку. Артиллеристы подбили несколько фашистских танков. Гитлеровцы откатились к небольшой рощице, перегруппировались и вновь перешли в контратаку. Завязался упорный бой.

Прет немец, доложил мне полковник Гариф Юлдашев [командир 173 полка сост.]. – Стрелковые батальоны и противотанковые несут потери. <…>

Отразив атаки противника, части дивизии после короткого артиллерийского налета снова перешли в наступление.<…>

Под вечер 15 января 173-й стрелковый полк охватил Дятлицы справа. Слева населенный пункт обходил 19-й Краснознаменный стрелковый полк. Отдельный лыжный батальон готовился ударить с тыла. <…>

Первый штурм Дятлиц не увенчался успехом. Пока подтягивали резервы, фашисты сами перешли в контратаку: противник сам намеревался завернуть фланг полка.<…>

На рассвете следующего дня после мощной артподготовки подразделения дивизии снова пошли в атаку, охватывая Дятлицы с запада и востока. С юга ворвался в село лыжный батальон майора Алтухова.

Дорогой ценой добились мы успеха. <…> Но Дятлицы были взяты».

Задача, поставленная перед дивизией была выполнена. 18 января поступил приказ сдать участок обороны у Дятлиц 98-й стрелковой дивизии и передислоцироваться в район Гостилицы, в резерв армии. Там дивизия получила из запасных батальонов пополнение.

Между тем, тяжелые бои продолжались. Другие дивизии 2-й ударной армии 19 января освободили Ропшу, 42-я армия – Красное Село. Вокруг красносельско-ропшинской группировки противника было сомкнуто кольцо, из которого, тем не менее, части немецких войск удалось просочиться в южном направлении.

22 января 90-й дивизии поступил приказ нанести удар в направлении станции Шпаньково с тем, чтобы перерезать железнодорожную и шоссейную магистрали.

173-й стрелковый полк вновь наступал в первом эшелоне. 25 января части дивизии подошли к Шпаньково. Начались ожесточенные бои. Село и станция четыре раза переходили из рук в руки. 173-й стрелковый полк участвовал в этих боях. В конце-концов Шпаньково было взято.

К концу января оборона 18-й немецкой армии была взломана на 300-километровом фронте. Советские войска продвинулись в глубину на 60-100 км. 27 января 1944 г. жители Ленинграда праздновали окончательное снятие блокады их города. В Москве был дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

 

 

Письмо на стандартном листке полевой почты. 18 стандартных строк. Типографская надпись: «Выше (ниже) черты не пишите»: 

30 января 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Простите меня за то, что редко пишу – сами видите из газет, что мы заняты большими передвижениями. В «Правде» от 26-го числа найдете нас на 8-м месте. Сейчас я уже недалеко от петровских мест 1703 года. За это время у меня скопилось немало писем, но отвечать на них нет никакой возможности. Поэтому извинитесь за меня перед Алей, что я ей не всегда отвечаю.

Крепко целую вас целую.

Ольжик

 

Из воспоминаний командира 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко:

«Преследуя противника, дивизия к концу января 1944 года вышла на рубеж Летонцы, Овинцово <…> был получен приказ <…> наступать вдоль железной дороги в направлении города Гдов98…Наступление начали вдоль дороги, шедшей на Лугу. 173-й стрелковый и 46-й танковый полки, действовавшие в передовом отряде, на плечах противника ворвались на мост через реку Луга. Фашисты успели взорвать лишь один из его пролетов». 

 

3 февраля 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Извините меня, что редко пишу – очень трудно с почтой. Сейчас нахожусь в царстве Сеславиных99 и Денисов Давыдовых 100. Не сегодня-завтра откроются передо мной льды русской славы 1242 года101. А дальше? Тут мне вспоминаются три серебряных леопарда на голубом поле102. В общем, готика. Сначала ганзейская, потом шведская и петровская.

Если бы видели, с какими слезамирадости, с какой трогательной [письмо повреждено, прочесть не возможно] внимательных [повреждение] встречают нас жители выжженных немцами сел103.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

4 февраля части 90-й дивизии приняли участие в освобождении лежащего в развалинах города Гдова и окружающих его населенных пунктов.

Ленинградско-Новгородская операция. Исотчник: https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/5/51/Leningrad-Novgorod.jpg

 

6 февраля 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

У меня все то же: движение вперед, о котором вы можете ежедневно читать в газетах на втором месте. Здесь уже дальше от моря и климат стал континентальней – наконец, я увидел настоящий зимний день с безоблачным небом.

«Ошую нас Вороний камень и одесную нас Узмень»

Помните это место у К.Симонова104?

Ваш Ольжик

 

10 февраля, как указано в наградном листе на О.Н. Радченко, он был легко контужен.

Дивизия получила боевую задачу: занять село Пнево на перешейке между Чудским и Псковским озерами, форсировать пролив и захватить плацдарм севернее Мехикорма.

Как вспоминает командир 90-й дивизии105, противник вначале не оказывал существенного сопротивления. Затем советские войска начала непрерывно атаковать с воздуха «мессеры» и «юнкерсы». Части дивизии вышли на побережье Чудского и Псковского озер, но дальше продвинуться не смогли. Противник сильным огнем отразил все попытки форсировать по льду пролив между озерами. Части начали закрепляться на достигнутых рубежах.

В одну из ночей сводный отряд 173-го стрелкового полка скрытно прошел по льду, захватил крупнейший на озере остров Пириссар (Порка) и удержал его.

 

12 февраля 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Почта у нас сильно захромала. Уже недели три, как от вас я ничего не имею. Сам тоже посылаю редко, чаще - не имеет смысла, я не знаю, дошли ли до вас те. Насколько я слышал про А.И., он очень недалеко от мест Ольги Павловны. После долгого перерыва я снова могу любоваться зодчеством – старинным новгородским храмом в честь победы (и на ее месте) святого благоверного князя106. Приятно смотреть на этот древний форпост старой русской культуры.

Крепко целую.

Ольжик

 

 

Командир 90-й дивизии писал об этих днях: «15 февраля с выходом войск Ленинградского фронта к реке Нарва, восточному берегу Чудского озера, станции Плюсса и озеру Ильмень закончился второй этап Ленинградско-Новгородской наступательной операции. <…> Войска фронта заняли оборону <…> Бои местного значения продолжались. Второй месяц находился личный состав 90-й стрелковой дивизии в соприкосновении с врагом. Бойцы и командиры устали».

 

22 февраля 1944

Полевая почта 86771-К, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил сразу несколько писем от вас и кое от кого еще от московских друзей. Мама пишет о своих сожалениях, что А.И.107 не поехал вместе с Мазаровичем. Интересуюсь, а куда бы он приехал? Не туда ли, где он теперь?

Я сейчас снова переменил образ работы на манер летнего – на ступень выше летнего, но ниже осеннего. Но на этот раз сама должность почтеннее.

А.И. сейчас в месте, однозвучном со старинным нашим вторым ганзейским городом.

Крепко целую.

Ольжик

 

Письмо на стандартном листке полевой почты.

25 февраля 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Дорогая моя бабушка!

Я пишу при всякой возможности. И если есть перерыв, то это значит, что почта от нас отстает на столько, что связь порывается.

А. Инд. уже писал, что он на отдыхе близ маленького приозерного городка. Я же сейчас вновь занялся бумажными делами в масштабе среднем: между летними и осенними. Здоровье мое как всегда – в самом хорошем состоянии. Настроение – печалит лишь разлука с вами. Я долго не получал писем ни от кого. А сейчас у меня их много – от родичей и от университетских друзей, верней подруг, ибо друзья где-то воюют и пишут редко, да и не все. Узнал, что два моих товарища-аспиранта, которых мы считали погибшими с октября 41 г., живы и воюют в каком-то партизанском отряде. Представляешь, как радостно это слышать.

С моим товарищем Сашей я виделся не так давно – он так же, как все мои друзья и сверстники, женился – жена его уже в Москве, так что «не женат лишь я хожу».

Крепко целую мою бабушку.

Твой Ольжик

 

 

Письмо Олега Радченко от 25 февраля 1944 г. 

 

В конце февраля – начале марта 90-я дивизия находилась несколько дней в резерве 42-й армии, пополнялась личным составом и вооружением.

 

28 февраля 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как прошла у вас масляная неделя?

У нас она ознаменовалась dolceforniente108. Я занимаюсь своими кабинетными делами, а на досуге – Т.Готье и сводкой по географической изменчивости.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

3 марта 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои, поздравляю вас с повторением событий четырехлетней давности, а вы меня можете поздравить с годовщиной службы моей в этой части. Мама жалуется, что не получает моих писем, позднее 6 февраля. Я писал не ежедневно, но все же за февраль послал не меньше полдюжины писем. Видимо, что-то с почтой.

У меня в ушах все время музыка Римского-Корсакова по его опере времен Грозного (только не [не разборчиво]). Как давно я не был в консерватории!

Крепко целую.

Ольжик

 

5 марта 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Не понимаю, почему вы писем моих не получаете.

На днях в землянке одного местного жителя видел хороший образец старой новгородской иконописи в басмах XVII века.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

10 марта 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Женя Лебедев109 награжден орденом «Красной звезды».

Руфина Яковлевна до их пор в Самарканде.

Моя новая работа мне по душе. Я на ней правда пока не официально.

Саша Микиртумянц неделю тому назад отбыл в Л. – видимо пошел по своей специальности.

Целую.

Ольжик

 

10 март 1944 года Олег представлен к ордену «Красной Звезды» (об этом домой не сообщает).

В наградном листе указано:

«Радченко Олег Николаевич. Лейтенант. Пом. начальника штаба полка по спецюсвязи. 173стрелковый полк 90 стрелковой Ропшинской краснознаменной дивизии.

Тов. Радченко за время боев с 14.1.44 г. по 17.2.44 г. показал себя смелым и отважным офицером. Получая конкретные задания по установлению положения в подразделениях полка плд Дятлицами, Шпаньково, Пнево, Луг под сильным артиллерийско-минометным обстрелом 10.2.44 г., будучи легко контужен, точно и в срок прибывал в штаб полка и докладывал, давая ценные сведения об обстановке в стрелковых подразделениях. Тов. Радченко неоднократно получал задания, которые всегда выполнял точно и в срок. В бою смел и решителен. Ко всем поставленным задачам относится серьезно и по-деловому».

 

13 марта 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Неужели вы все не получаете моих писем, и они идут впустую?

Саша Микиртумянц отбыл от нас дней десять назад – видимо, будет использован по специальности. Позвоните его маме – узнайте о нем.

Я живу спокойно.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

 

Как следует из письма Олега от 26 апреля (см. ниже), после отъезда его друга Саши Микиртумянца из части (примерно 3 марта), Олег ещё дважды побывал в боях.

173 стрелковый полк за это время участвовал 17 марта в боях за деревню Молгово, северо-западнее Пскова и в начале апреля в наступлении на Псковско-Островском направлении с юга от Пскова.

Из воспоминаний командира 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко о бое 17 марта:

«Дивизии предстояло нанести удар во фланг обороны противника юго-западнее села Молгово. Выехал на передовую и ознакомился с местностью. Вернулся в штаб армии, попросил командарма несколько изменить полосу наступления. Причина – масса трупов наших бойцов, через которые предстояло шагать. Ранее здесь уже не раз пробовали наступать, но безрезультатно.

<…> Полосу изменили.

<…> после короткой артиллерийской подготовки мы начали наступление. Противник подпустил стрелковые цепи на 200-300 метров, а затем открыл ураганный артиллерийско-пулеметный огонь. Вскоре появились танки. «Тигры» заняли заранее подготовленные окопы. Наши орудия прямой наводки оказались в поле из прямого выстрела, и артиллеристы начали нести большие потери. Дрогнула пехота.

<…> вернемся к тяжелому бою, который вели подразделения 286-го и 173-го стрелковых полков. Обстановка складывалась не в нашу пользу. Части несли потери, особенно от авиации и артиллерии противника.

<…> В полдень после повторной, на этот раз сорокаминутной, артподготовки пошли снова в атаку подразделения, частично захватили первую траншею фашистскую. Но дальнейшее продвижение вновь было остановлено огнем противника. Начались звонки из армии и корпуса – почему залегли? В ответ на мой доклад о том, что мы пока не можем надежно подавить огневые точки врага, командарм И.И.Масленников начал возмущаться.

<…> У развороченной артиллерийским огнем немецкой траншеи нас встретил полковник Фоменко <…> Здесь я и познакомился с организацией обороны противника. Враг <…> подготовил для личного состава две-три траншеи сл специальными убежищами из сборного железобетона. Таких убежищ с запасами боеприпасов, пищи, воды и другими удобствами для жилья и отдыха было на каждом километре траншей три-четыре. <…> Сооружения были заглублены на 3-5 метров в землю, имели перископы и средства связи. Справа и слева от казематов было подготовлено по 4-8 пулеметных площадок.

<…> Вторая траншея находилась в 270-300 метрах от первой. Здесь тоже были устроены подобные сооружения <..>дополнялись подготовленными позициями для танков и САУ <…> Когда мы начинали артподготовку, противник уводил личный состав в укрытия и вел наблюдения через перископы. Но стоило перевести огонь в глубину, как вражеская пехота выходила из убежищ. Пулеметчики открывали губительный огонь по нашей пехоте. В это же время выходили на позиции танки <…>

Разобравшись в обстановке, уже в сумерках вернулся на свой НП, решил обстоятельно обо всем доложить командарму. Однако генерала И.И.Масленникова в штабе не оказалось. Трубку взял начальник штаба генерал-майор Г.К.Буховец. Он внимательно выслушал мой доклад, а затем сообщил:

Командарм принял решение наступление на вашем направлении прекратить».

Через три дня дивизия была выведена во второй эшелон.

 

18 марта 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Сегодня знаменательная дата – 1001-й день войны.

Перемена моя и теперь мне очень нравится. Тем более, что на этот раз это связано не только с изменением характера работы, но и с определенным повышением в должности.

Саша женился на девятнадцатилетней осетинке с синими глазами, которая была отнюдь не солдат в юбке, а, наоборот, девушка весьма примерного поведения, что достаточно редко. Она сейчас в Москве у его родителей, ибо ожидает ребенка.

О просьбе Тамары я слышу в первый раз. Я лично не имею ничего против этого. Мне даже это представляется предвещанием скорого возвращения Ирины и всего, что с этим связано. Вы, надеюсь, не забыли греческий?

В конце концов, это будет забавно: Светлана в роли Наташи, Тамара в роли Сони, я – в роли Николая Ростова. Вы спросите: где же княжна Марья? Но, уж это мой секрет. Ведь я тоже не знаком с князем Андреем. А он, по всей вероятности, существует?

На вопрос «когда»: скоро сказка сказывается, но не скоро дело делается. Рассказать «1001 ночь» Шехеризады проще, чем пережить 1001 день войны.

Крепко целую.

Ваш внук, сын и брат Ольжик

 

Командира 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко о боях на Псковско-Островском направлении:

«К рассвету 2 апреля мы сосредоточились в указанном районе <…> После 80-километрового форсированного, в основном пешего, марша по раскисшим уже дорогам люди буквально валились с ног. <…>

В ночь на 3 апреля части заняли исходное положение. Однако атаку из-за несвоевременного подхода артиллерии пришлось отложить до 13 часов, но и к этому времени артиллерия не сумела сосредоточиться в полном составе. После короткой артиллерийской подготовки первые эшелоны полков поднялись в атаку. Люди двигались почти по колено в мокром снегу и грязи.

<…> Ценой колоссальных усилий и потерь к вечеру прорвали оборону противника, овладели отдельными участками шоссейной и железной дорог, селами <…>завязался бой за село Большие Усы..

Противник продолжал оказывать упорное сопротивление. Создавая группы из 3-5 танков с пехотой, контратаковал <…> Две такие контратаки отразил 173 стрелковый полк.

Общими усилиями село Большие Усы было взято. Далось это, нужно прямо сказать, нелегко. Фашисты цеплялись буквально за каждую усадьбу, каждый двор. <…>

В боевых порядках рот были бойцы, только что призванные из освобожденных окружающих сел. Из-за отставания тылов часть из них мы не сумели переодеть в военную форму <…>

Пятидневные бои на этом направлении не принесли особого успеха. Сильно помешала распутица. К тому же, несмотря на все наши усилия, мы не смогли надежно подавить огневые средства противника.

Вскоре поступил приказ передать боевой участок дивизии соседнему корпусу. Нас вывели в резерв».

После этих боев, в первой половине апреля, 90-я дивизия грузится в эшелоны, направляющиеся в Ленинград, а затем дислоцируется на севере от города на Карельском перешейке. Она входит в состав 108 стрелкового корпуса.

Готовится наступательная операция против финских войск.

 

Письмо на открытке с видом горной реки, моста, домов.

Надпись на немецком языке: Losensteinim Ennstal. Ob.- Oest. (Лозенштайн в Энстал. Верхняя Австрия).

9 апреля1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Посылаю вам сегодня праздничную открытку. Как видите, я соблюдаю традиции.

Женя получил орден именно за лошадей.

Ирине110 передай, что я посылал ей письма неоднократно. Что такое – не могу понять.

Я, наконец, через много лет после того, как в первый раз стал искать её, нашел повесть Г.Клейста … Понемножку читаю ее.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

Письмо Олега Радченко от 9 апреля 1944 г.

 

14 апреля [написано поверх слова «марта»] 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Все никак не привыкну к новому месяцу.

Как быстры теперь ваши письма - посланное в канун праздника111, пришло 9-го. Вас интересует происхождение открытки? Очень просто – для этого лишь надо сходить в веселое место, где бродят крупные млекопитающие из семейства кошек112.

Странный здесь пейзаж – уже совсем калевальский. Извитые озера под синим льдом, сосновые рощи на бесконечных холмах, еще не стаявший снег. Здесь нет деревень – странен вид отдельно раскинутых мыз, одиноко чернеющих на фоне белеющего заката.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

Пришлите открыток.

 

Письмо в маленьком конверте на листке бумаги: 

Понедельник 17 апреля 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Насчет чина мама со Светланой вполне угадали. Как я уже писал вам, и как вы сможете увидеть на посылаемой мной сегодня открытке, я, действительно, стал чином выше113. Моя же княжна Марья здесь не причем. Дело это старое, еще до всяких чинов бывшее. Да и на княжну Марью она мало похожа. Вряд ли вы помните ее, хотя и видели ее неоднократно.

А насчет монастыря – это верно. Всем был хорош наш старый дом, и трудно было бы найти лучше воспитателей, чем Кука, мама и Таня, но один он имел важный недостаток – воспитание мое было слишком монастырским. От этого я много страдал в ранней юности. А может быть, это было и неплохо – может быть, именно этот характер моего воспитания и дал мне тургеневский образ мыслей в этом отношении, столь анахроничный в наше время.

Да, так странно слышать нам на первый взгляд об условиях жизни вашей. Ведь далеким эдемом представляется Москва.

Очень рад, что Иринин Сережа такой симпатичный. Но почему он не в воинстве Берлинга114? Передали ли вы Ирине, что я писал ей неоднократно, но что письма мои, видимо, до нее не дошли.

Алю поцелуйте от меня крепко и передайте, чтобы она не волновалась отсутствием Женюркиных писем – размах колебаний там, видимо, не доносит его писем вам115. А как бы я хотел бы быть на его месте – в широкой долине Серета или в зеленых Карпатах.

Посылаю вам мою фотографию – я не снимался с февраля прошлого года. Когда я взглянул на нее, я изумился: так сильно изменился я за это время. На фото ряд недостатков, но мне хотелось послать вам как можно скорей. Как только будут лучше отпечатки или новый снимок – пришлю обязательно.

Крепко целую.

Ваш Олег

Nb Послал перевод на 500 рублей и новый аттестат на 470 рублей на Октябрьский РВК

Апрель 1944 г.

 

22 апреля 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как прелестен поздний апрель! Я сейчас живу в чудесном лесу. Ранним утром токуют тетерева, курлычут журавли. Ночами над болотами крик чирков, днем – тихий посвист куликов.

В сером еще осинничке по прошлогоднему листу – широко раскрытые, как глаза удивленного, синие цветы подснежника. Между прочим, я впервые их вижу на воле. Помните Майкого: «голубенький чистый подснежник цветок, а рядом сквозистый последний снежок. Последние слезы о горе былом и первые грезы о счастье ином».

Целую.

Ваш Ольжик

 

 

26 апреля 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Виделись ли вы с Сашей? Он должен был рассказать вам немало любопытного. Что-то он сейчас поделывает?

Как вам должно быть из Сашиных рассказов известно, в каких метах расстались Саша и А.И. Со времени Сашиного отъезда, как я узнал, А.И. уже дважды воевал. Один раз в тех местах, где Саша покинул А.И., другой раз – уже в апреле километров на сто южнее. В последний раз было довольно весело: с крупными млекопитающими кошачьей породы116 и героями «Коварства и любви»117.

Как я узнал, сейчас А.И. неожиданно отправился «По белу свету» (глава 1-я, как должна помнить мама)118. Возможно, этот неожиданный поворот к «Эде» Баратынского119 связан с последними сообщениями.

А я, видимо, раз начав когда-то с Кириллом Воскресенским120 специфику в своей географической направленности, так и не могу оторваться от нее.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

PS

Почтовый адрес – прежний.

 

4 мая 1944

Ленинград, Главный почтамт, до востребования, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как видите, теперь связь меж нами очень упростилась. А.И. живет в 25 км от нас, в изящной местности с уже совсем финским пейзажем. Видимо, будет жить там, по крайней мере, месяца полтора.

О том, насколько недурно воевали товарищи брата Светланы, говорит то, что в праздник его часть получила редкую награду: Орден Суворова II степени121. Расскажите об этом Саше.

А.И. работает, между прочим, помощником начальника штаба полка, причем последние две недели исполняет должность (временно) первого помощника.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

Из мемуаров командира 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко:

«К середине мая подготовка наступательной операции вступила в решающую фазу. Мы были свидетелями многочисленных выгрузок боевой техники на станции Токсово. Скрытно, по ночам, используя густой туман, войска занимали районы сосредоточения.

Пока в верхах корректировали и уточняли планы, мы продолжали готовиться к наступлению. В дивизии были созданы опорные пункты, минные поля и заграждения по типу финской обороны. Стрелковые батальоны с приданными средствами усиления штурмовали эти укрепления».

 

11 мая 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Пишу вам в невеселую годовщину.

На кучу ваших писем ответил бы дня два назад, но за отъездом временным лиц выше меня был облечен большими полномочиями и был страшно занят. Должен отметить, что по ряду обстоятельств должен последовать примеру Олега Мазаровича.

[неразборчиво - сост]

Ребус, о котором мама пишет от 6 V, вероятно вы решили по моим более новым письмам.

Княжны Марьи нет на моих университетских портретах, да и она, кстати, мало похожа на княжну Марью. Вероятно, вы удивились бы такому выбору.

О моих письмах Коти – я вообще пишу мало – не могу я писать много в письмах.

Крепко вас целую и надеюсь.

Ваш Ольжик

 

13 мая 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

У нас, наконец, настало блаженство теплых дней. Но до сих пор в этой гранитной стране не распустились деревья и сер ещё скудный лес.

Как я соскучился по благодати лиственных лесов Юга.

[неразборчиво – сост.]

Понемногу любуюсь на великолепно раскрывающийся процесс эмбриогенеза лягушек в лужах.

Понемножку читаю Джерома.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

20 мая 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Дорогая моя бабушка Кука!

Прости меня, что пишу открытку, но я сейчас так занят боевой подготовкой, что из кучи писем, на которые я должен ответить уже дней десять, я пишу лишь тебе. Я вчера послал вам письмо с указанием о моем местопребывании. Работы сейчас у меня (в основном роль проверяющего) настолько много, что даже читать у меня нет никакой возможности. Иногда понемножку занимаюсь моей наукой.

Кука моя, очень прошу тебя – оставь школу. То, что ты сейчас работаешь в школе – это очень утомляет тебя, расстраивает твое здоровье. А финансовое положение наше уж не очень пошатнется от твоего ухода. Очень прошу тебя, Кука, уйти из школы.

Отвечая на вопрос мамы: моим отношением с AlmaMater грозит, конечно, серьезная опасность. Но, primo122, будущее принесет еще много изменений. Специальность моя уж не так бесполезна – Андреев думает о создании специального энтомологического факультета.

Secundo123: а уж если на то пошло, то мы уж что-нибудь сообразим.

Крепко целую.

Ваш Ольжик

 

20 мая 1944

Ленинград, Главный почтамт, до востребования, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как я вам уже писал, А.И. по-прежнему живет под Токсовом124. Почему он там, это, по-моему, понятно из географической конфигурации. Он всегда интересовался «Калевалой».

Светланин брат сейчас очень занят – то поверка учений, то проводит стрельбы. В общем, хлопот полон рот.

Мне, между прочим, непонятно, почему мама удивляется тому, что он видел крупных кошек. Ничего удивительного нет. Конечно, он не соприкасался с ними. Но они ходили на виду у него на расстоянии 1-2-3х км.

А.И., по-видимому, вступит в партию – на это есть серьезные основания125.

Целую.

Ольжик

 

21 мая 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Как грустно сейчас читать ваши письма. Мне очень хочется, чтобы Кука берегла себя. Бабушка моя, уйди из школы, ради меня.

Я сейчас пишу вам реже, потому что занят крайне: сейчас 2 ч ночи – вот накопились за декаду письма и пишу ответы оптом. Времени нет минуты.

Крепко вас целую.

Ольжик

 

Письмо в конверте на маленьком листке бумаги: 

31 мая 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Очень жалею, что не смог снова говорить с мамой по телефону. Неожиданно развернувшиеся дела помешали этому.

Посылаю вам фото – на этот раз майское. Надо признаться, что вид несколько удрученный и помятый. Недостатки эти я отношу за счет фотографа.

Крепко вас целую.

Ваш Ольжик

 

Май 1944 г.

 

1 июня 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Получил еще партию маминых открыток. Видите, как я не волен в себе – хотел говорить с мамой и не смог.

Крепко целую.

Ольжик

 

4 июня 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Начитался вчера с доктором Коганом «Одноэтажной Америки». Прелестная вещь.

Вообще жизнь у нас весьма буколическая. Григорьевых жалко.

А что, между прочим, делает Матвей Николаевич?

Я все никак не могу примириться с мыслью, что Светлана, которую я оставил еще маленькой, стала теперь большой. Это значит, что я уже постарел.

Крепко целую.

Ольжик

 

8 июня 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

К чему бесполезное сожаление о неисправимом. Такова была судьба папы. Я привык теперь к фатализму.

Относительно Светланиной карьеры скажу: раз нет у нее особого призвания к чему-нибудь определенному, иной раз и весьма не практичному, то надо выбрать то, что при максимуме симпатии (или минимуме антипатии) дает наибольший житейский эффект.

На мой взгляд, это один из видов промышленности.

Целую крепко.

Ольжик

Фотография, присланная фронтовым другом Олега Соломоном Коганом (см. его письмо от 30 июля 1944 г.). Снято 9 июня 1944 г., за пять дней до ранения Олега. Он стоит во втором ряду, в центре. Слева от Олега, в очках, Михаил Раскин (см. его письмо от 20 июля 1944 г.).

 

10 июня 1944 г. на Карельском перешейке началась наступательная Выборгская операция. Она осуществлялась силами войск правого крыла Ленинградского фронта во взаимодействии с Балтийским флотом и Ладожской военной флотилией. Наступление проводилось в труднодоступной лесисто-болотно-озерной местности. Наступающие части должны были снова занять территорию, аннексированную Советским Союзом у Финляндии в ходе Зимней войны 1939-40 гг. Для этого надо было сломить оборону Карельского укрепленного района, насыщенного железобетонными и дерево-земляными сооружениями, мощными заграждениями и препятствиями.

Ранним утром 10 июня, после мощной 140-минутной артподготовки и авиаудара по переднему краю обороны финских войск части 21-й армии, перешли в наступление. 108 корпус армии, в состав которого входила 90-я стрелковая дивизия, шел во втором эшелоне.

В ходе боев 10-12 июня части 21 и 23 армий прорвали первую полосу обороны финских войск.

 

12 июня 1944

Полевая почта 86771, Радченко О.Н.

Милые мои!

Сегодня исполнилось одно из моих заветнейших желаний – пусть мама еще раз вспомнит Ваню и Соню126.

Я теперь в этом отношении не уступлю Женюрке и Игорю. Хотя я пока и видел мало, но то, что видел, достаточно интересно.

Между прочим, исполнение моих желаний всецело истекают из событий того дня, с которыми вы меня поздравляете в последнем письме.

9-го числа послал открытку Ирине – послал немедленно после получения письма от нее. Письма по причинам, изложенным в начале открытки, написать пока не мог.

Крепко целую.

Ольжик

Последнее письмо от Олега Радченко. 12 июня 1944 г.

 

13 июня развивавшие наступление советские войска вышли ко второй полосе обороны. 14 июня начался штурм этой полосы.

108 корпусу была поставлена задача прорвать оборонительный рубеж на реке Райволан-Йоки.

 

Листок, сложенный треугольником:

17.6.44

Полевая почта 34022, Белякова А.И.

Уважаемая Мария Ильинична!

Сообщаю Вам пренеприятную для Вас новость. Ваш сын Олег Радченко умер от тяжелого ранения в живот и поясницу в нашем госпитале.

Последние минуты его жизни я находилась с ним и сейчас с болью в душе разделяю Ваши переживания с потерей такого замечательного человека. Все принятые меры по спасению жизни ни к чему не привели, т.к. ранение было исключительно тяжелым.

Сын Ваш просил сообщить меня Вам о его кончине, и я считаю своим долгом выполнить его последнее желание. Его труп похоронен на ст. Разлив Ленинградской обл. по всем правилам гражданских похорон.

Если вас что интересует о его смерти, можете писать на адрес на конверте.

Пожелаю Вам напрячь все усилия, чтобы пережить это горе.

Дежурная сестра Белякова Александра Ивановна

 

9 июля 1944

Полевая почта 86771 т, Коган С.И.

Уважаемая Мария Ильинична!

Это письмо пишет Вам фронтовой друг Олега.

Я работал врачом части, в которой он служил.

То обстоятельство, что сюда продолжают поступать ваши письма с тревогой о нем, заставляет меня написать Вам, что Олег был ранен 14-го июня при прорыве 2-й линии обороны финнов. Его рана, не будучи, правда, легкой, не являла ни в коей мере опасности для жизни – у него было слепое пулевое ранение поясницы, однако не проникающее в брюшную полость. Он в хорошем состоянии был эвакуирован в тыл.

Олег был ранен при выполнении ответственного задания, которое он, несмотря на ранение, блестяще выполнил. Сейчас он представлен к ордену «Отечественной войны первой степени», а недавно пришел приказ о его награждении орденом «Красной Звезды».

Я не сомневаюсь, что задержка в письмах – явление временное, и в ближайшие дни вы получите весточку от него. Буду Вам очень признателен, если об этом радостном известии Вы сообщите и мне. Разумеется, как только я получу от него известие, я немедленно сообщу об этом Вам.

Желаю вам всего хорошего.

Коган

 

К.К.О.

Войсковая часть

Полевая почта 86771

12 июля 1944 г.

№ 1207

СПРАВКА

Дана настоящая Радченко Марии Ильиничне в том, что ее сын старший лейтенант Радченко Олег Николаевич состоял на военной службе в воинской части полевая почта 86771 и убыл по ранению 14.6.44 г. в госпиталь.

За время прохождения службы в части награжден медалью «За оборону Ленинграда» - 1942 г., орденом «Красная Звезда» - 1944 г. и орденом «Отечественная война II степени» - 1944 г.

Начальник штаба в/ч 86771 Невядомский

 

12 июля 1944

Полевая почта 86771-т, Коган С.И.

Уважаемая Мария Ильинична!

С глубокой болью узнал из вашей открытки о смерти Олега. Олег был моим самым близким другом в части, поэтому мне особенно тяжело примириться с мыслью, что его больше нет. Обычные банальные слова сожаления, утешения – здесь не к чему. Пусть смягчит хоть немного для Вас горе утраты сознание того, что Олег погиб, как герой, он честно и мужественно выполнил свой воинский долг.

Он был ранен 14-го июня - при прорыве 2-й линии вражеской обороны – по реке Райволан-йоки127. Белофинны сильно укрепили западный берег реки, построили много крупных бетонных и бронированных укреплений, отрыли густую сеть траншей, густо минировали подступы к своему переднему краю, протянули несколько рядов колючую проволоку.

В одном месте западный берег, следуя движению реки, выдавался вперед. В этом месте одно наше подразделение форсировало реку и укрепилось на противоположном берегу. Связь с этим подразделением была исключительно трудной – телефонный кабель непрерывно рвался от разрывов мин и снарядов, радиосвязь одна не могла обеспечить управление боем. А необходимо было уточнить обстановку. Тогда для связи с этим подразделением, для выяснения многих деталей, для развития успеха был послан Олег. Он пробрался на западный берег реки под ураганным вражеским огнем, уточнил все данные, собрал ряд ценных сведений.

В это время пуля вражеского снайпера поразила его в поясницу. Он собрал силы и отполз в укрытие, откуда его вынесли и доставили ко мне на медпункт санитары.

Олег был в полном сознании, его только беспокоила боль от раны. Пока я делал ему перевязку и вводил морфий под кожу, Олег подробно рассказал мне о своем самочувствии, обо всех симптомах, передал в штаб все собранные им сведения. Угрожающего в его состоянии ничего не было. Все решал вопрос - повреждены ли органы брюшной полости – или нет. В это время подошла санитарная машина, и я, желая скорее эвакуировать Олега (ибо при ранении брюшной полости важен каждый час), не стал подробно диагностировать его ранение. Ибо важнее было скорее доставить Олега на операционный стол, чем оттягивать время, уточняя диагноз. Поэтому я диагноз поставил, как пулевое ранение, проникающее (под вопросом) в брюшную полость. Олег на этой машине был отправлен в медсанбат, а оттуда – в госпиталь. Очевидно, все же органы брюшной полости были задеты, что повлекло за собой перитонит и печальный конец.

Таковы обстоятельства, при которых был ранен Олег.

У всех, кто знал его, о нем осталась память, как об исключительно честном, дисциплинированном офицере, свято исполняющим свой долг, как о человеке большой культуры, глубоко и широко образованном. Во многих спорах его авторитет прекращал прения, его советы, замечания охотно слушали. Он был одним из лучших, из самых культурных офицеров нашей части.

Я подружился с ним весной прошлого года – вскоре после его прибытия в нашу часть, - и с тех пор он был самым близким, задушевным моим другом.

Каждую свободную минуту мы старались провести вместе. Вместе читали книги, запас которых я вожу с собой, часто подолгу засиживались, беседуя, а иногда и споря о поэзии, искусстве, музыке.

Нас сближало во многом сходство вкусов, мнений.

Кроме того, оба мы – москвичи, и Москва давала неисчерпаемую тему для наших бесед и воспоминаний.

Только что я говорил с начальником штаба части, сообщил ему о смерти Олега. Начальник штаба просил передать вам глубокое сочувствие, сказал, что Олег посмертно представляется к ордену «Отечественной войны I степени». Я Вам писал уже, что он награжден орденами «Красной Звезды» и «Отечественной войны II степени».

У меня хранятся письма, фотографии, записные книжки Олега и кое-какие его документы. Письма и фотографии я Вам вышлю на этих днях, а документы и записные книжки постараюсь или передать с оказией, или сам, если попаду в Москву, передам Вам.

Все письма, которые будут еще поступать на его имя, я также буду пересылать Вам.

Разрешите пожелать Вам твердо и мужественно перенести утрату. Я вместе с Вами и со всеми родными и близкими Олега переживаю его безвременную гибель.

Будьте здоровы. Если что-либо понадобится Вам – с радостью помогу.

С глубоким уважением к Вам.

С.Коган

 

Из мемуаров командира 90-й стрелковой дивизии Н.Г.Лященко:

По фронтовым данным, противник на реке Райволан-Йоки не имел сильных укреплений. Но сведения, принесенные нашими разведчиками, свидетельствовали о другом. <…>

Пленный финский офицер, которого удалось взять разведчикам, показал: оборона на реке Райволан-Йоки состоит из трёх рубежей, каждый из которых насчитывает три траншеи полного профиля, отсеченные позиции, ходы сообщения, железобетонные пулеметно-пушечные сооружения и укрытия. Сообщил, что эту полосу обороны называют «ожерелье смерти».

И все же терзали сомнения. Причина – информация воздушной разведки. По её данным, на этом рубеже просматривались лишь отдельные оборонительные объекты. Проверить данные наших разведчиков, показания пленного времени уже не было. Приходилось довольствоваться теми сведениями, что имели.

А время бежало неумолимо. Офицеры штаба дивизии, командиры полков, батальонов, рот ползали по зарослям ивняка, забирались на высокие сосны, спешили провести хоть какие-то рекогносцировочные работы.

<…>

Нам удалось кое-что сделать по подготовке к атаке. <…> В боевых порядках батальонов первого эшелона создали штурмовые группы из саперов, стрелков, артиллеристов и танкистов. Конечно же, не все получалось хорошо. Много было недоделок. <…> Артиллерия усиленно выкатывалась на позиции прямо с марша. На ходу ставили ей задачу. Боеприпасы были в основном на марше. <…>

Прибыли на место прорыва. Заросли в пойме реки скрывали от нас оборону противника.

Мы вынуждены были лихорадочно готовить местные переправочные средства для преодоления реки. <…> Штатных у нас не было. Вязали плоты, приспосабливали бревна, доски, бочки…

Штабы армии и корпуса требовали ускорить подготовку наступления. Меня вся эта спешка беспокоила и раздражала. Но приказ есть приказ – обязывал сделать возможное и невозможное.

В установленное время ударила артиллерия. <…> Для прорыва обороны противника здесь было сосредоточено в среднем до 250 орудий и минометов на километр фронта. Однако основная масса огневых средств была сосредоточена против укрепленного района Кутерсельки.

Девяносто минут наша артиллерия обрабатывала оборону противника. Затем налетела авиация. Но вот в небо взлетели серии ракет. Полки двинулись вперед.

<…> за рекой застучал пулемет. Почти тут же подал голос второй, третий … пятый. Ударила автоматическая пушка финнов, за ней вторая … Открыли огонь минометные и артиллерийские батареи врага.<…> По обнаруженным целям ударили наши батареи. Берег, занятый финнами заволокло дымом.

Зазвонил телефон <…>

Старший лейтенант Полевой и полковые разведчики зацепились за правый берег реки

<…>

Обстановка на правом берегу реки накалялась. Наши наступающие цепи наткнулись на искусно замаскированные заграждения, залегли под ураганным огнем противника. <…>

Повторная атака после короткого, но мощного артиллерийского налета тоже результатов не дала. <…> Выяснилось, что большинство бронеколпаков, железнодорожных пулеметных и артиллерийских точек не было подавлено. Это позволило финнам на нашем участке наступления создать плотную зону артиллерийского и ружейно-пулеметного огня. Противник начал даже контратаковать вклинившиеся в его оборону наши подразделения.

Итак, на нашем участке прорыва сложилась неблагоприятная обстановка. В передовом батальоне 173-го Краснознаменного полка чуть было дело не дошло до отхода. Погиб начальник штаба. Ранило комбата.

<…>

Захваченная передовыми батальонами полоска земли на правом берегу реки, именуемая плацдармом, о котором уже донесли выше, являлась трамплином, с которого должно было развернуться дальнейшее наступление. А оно не получалось. Наши донесения о количестве разбитых дзотов, контратак доходили до корпуса, армии, фронта. Но командование от нас ждало другого – развития успеха после форсирования реки.

<…>

Весь день 14 июня шел тяжелый бой».

 

Из наградного листа, подписанного командиром 173 полка И.Ф.Рябко 19 июня 1944 г.:

«Тов. Радченко в бою 14.6.44 г. в р-не дер. Каниаксен , выполняя задание командира полка по доставке боеприпасов во второй стрелковый батальон на западный берег реки, под сильным перекрестным пулеметно-минометным огнем финнов, форсировал реку и будучи раненным, продолжал выполнять задачу, не покидая поля боя несмотря на большую потерю крови. Наладил связь с командованием 2сб и обеспечил доставку боеприпасов на западный берег реки. При контр-атаке финнов уничтожил гранатой 3 финнов. Обеспечил тем самым закрепление 2 сб на западном берегу реки и успешное выполнение задачи полком.

Достоин правительственной награды – ордена ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ степени» [чернилами переправлено на II степени сост.]

Наградной лист на представление Олега Николаевича Радченко к ордену Отечественной войны II степени

 

В результате Выборгской операции войска противника были отброшены от Ленинграда с севера. За 10 дней войска армии продвинулись вперед на 110—120 километров, прорвали несколько полос финской обороны и овладели штурмом городом Выборг.

 

25.7.44

Полевая почта 34022, Белякова Александра Ивановна

Уважаемая Мария Ильинична!

Получила Вашу открытку, благодарю.

Вас интересует, где и как похоронен Ваш сын. Я как воин нашей Кр. Армии смею Вас заверить, что сын Ваш похоронен с отдачей всех почестей военного времени, как офицер в отдельной могиле, на которой имеется деревянный памятник на поселковом кладбище ст. Разлив Ленинградской обл. (восточная сторона кладбища).

Перед тем, как уезжать с той станции, мы ходили на кладбище, и я все это видела сама. Он был ранен осколком мины в поясничную часть позвоночного столба. 14/VI в 13 часов; к нам поступил с ясным сознанием, когда состояние начало ухудшаться просил меня сообщить обо всем Вам и другу в армии, фамилия его Коган, о семье он ничего не говорил. Находился в сознании сутки, а 15/VI в 12 часов скончался.

Уважаемая Мария Ильинична, я прекрасно понимаю Вашу утрату, т.к. пережила утрату двух братьев, погибших в данную войну, имею старушку-мать, которая болеет душой за нас.

Звать меня Шура. Если имеете желание или Вам что не ясно – пишите.

Пусть это письмо удвоит Вашу энергию и гордость за сына – героя, погибшего в боях за нашу славную Родину.

С приветом

Белякова Александра Ивановна

Получили ли Вы официальное извещение о смерти сына? Госпиталь его выслал.

 

20-го июля 1944 года

Полевая почта 86771, Михаил Расин

Уважаемая Мария Ильинична!

Два дня тому назад я получил от Вас открытку с ужасным сообщением о смерти Олега.

Даже не верится, что это могло случиться. Последний раз, когда я его видел, перед эвакуацией в госпиталь, мне казалось, что его состояние удовлетворительное, да и наши врачи были такого же мнения.

И вдруг такая ужасная весть …

Выражаю вам соболезнование по поводу смерти в борьбе со злейшим врагом человечества – Германией, Вашего любимого сына и моего прекрасного товарища.

Но как ни тяжела утрата, Мария Ильинична, вы должны себя взять в руки и мужественно перенести это горе. Ничего не поделаешь, такова судьба солдата, борющегося за свободу и независимость человечества.

18-го, то есть в день получения от Вас открытки, я немедленно выслал на адрес Октябрьского райвоенкомата справку о награждении орденами «Красная звезда» и «Отечественная война 2-й степени» Олега Николаевича.

Вам такую справку выслать нельзя, так как такого рода справки посылаются секретной почтой.

Олег еще представлен к посмертной правительственной награде ордену «Отечественная война 1-й степени». Как только будет приказ о награждении, я немедленно вам об этом сообщу.

На этом писать кончаю.

Будьте здоровы. Пишите. Если буду чем-либо вам полезен, буду рад. Без стеснения обращайтесь ко мне за помощью, что в моих силах всегда сделаю.

Уважающий Вас Михаил Расин 

 

28.07.44 год

Полевая почта 86771 т, Коган С.И.

Уважаемая Мария Ильинична!

С волнением прочитал Ваше письмо от 18-го июля. Каждый раз, когда я вспоминаю Олега, больно сжимается сердце, становится до слез обидно, что оборвалась его молодая жизнь, в которой он так много мог бы сделать, мог бы принести столько радости, счастья своим родным и близким.

Меня связывала с Олегом не просто фронтовая дружба, возникающая у людей, которых свела вместе война. Олег, помимо личных своих качеств, большой души, - привлекал к себе всех своей исключительной культурой, культурой в лучшем смысле слова, полученной не только от образования, но проявляющаяся во всех действиях и поступках, в чистоте и порядочности всех помыслов, культуры, привитой с детства и нашедшей благодарную почву в его душе.

Помимо всего, эрудиция Олега в целом ряде различных вопросов – от чисто научных до литературных, музыкальных, художественных – невольно вызывало уважение, и недаром Олег являлся подчас неоспоримым авторитетом, чье мнение прекращало споры на самые различные темы …

Не часто можно встретить такого молодого человека с таким большим запасом знаний и с такими широкими интересами, как Олег! Мы встретились с Олегом весной прошлого года – на почве литературных суждений – и с тех пор подружились самой крепкой и нежной дружбой, когда друзья делятся чувствами и мыслями, планами на будущее и воспоминаниями о прошлом. Мы старались проводить вместе все свободное время. И я, каюсь, иногда своею врачебной «властью» достигал возможности быть вместе с Олегом, т.е. брал его на «лечение» к себе в санчасть. Я вспоминаю весну и лето прошлого года, когда до глубокой ночи засиживались мы с Олегом, беседуя или споря на самые различные темы – от поэзии Гумилева – до теории Дарвина, и от творчества Бетховена и Вагнера до шедевров Челлини …

Бесконечно тяжело при мысли, что эти дорогие для меня часы и дни невозвратимо ушли …

Расскажу коротко о себе. Я - москвич. Окончил 2-й мединститут в 1942 году и сразу же поехал работать в Ленинград. Учась в институте, работал судебно-медицинским экспертом. С осени 42-го года – в армии, в той части, где служил Олег. Я моложе Олега (родился в 1920 году).

Я вышлю Вам фотографию, снятую 9-го июня с/г., где Вы сможете представить себе и мою личность.

Незачем говорить, что при первой же возможности попасть в Москву, я обязательно зайду к Вам. Я давно знаю о вас из рассказов Олега, который всегда с теплотой, любовью и уважением говорил о своей семье.

Все Ваши просьбы я в кратчайший срок выполню. С готовностью сделаю все, что можно, чтобы быть вам полезным.

Получили ли вы письма, фотографии и документы, высланные мною? Кроме того, я отправил с оказией записные книжки Олега, которые вы сможете получить у моей матери – Беллы Захаровны Коган по адресу: Покровка, 19, квартира 16. телефон – К7-28-25.

Желаю Вам бодрости и здоровья, а также и всей вашей семье.

Коган Соломон Исаакович

PS

Я написал в госпиталь, прося сообщить все, что там известно о ранении Олега. По получении ответа – сразу же сообщу Вам.

С.К.

 

30.07.44 год

Полевая почта 86771 т, Коган С.И.

Дорогая Мария Ильинична!

Получил Вашу открыточку от 21 июля. Радуюсь, что все заказные письма дошли благополучно. Одновременно с огорчением сообщаю (хотя Вы, возможно, уже знаете), что пакет с записными книжками Олега мой товарищ, бывший в Москве, передать не успел, очевидно, из-за того, что быстро достал билет на поезд и уехал. Надеюсь, что на обратном пути (приблизительно в середине августа) он завезет его к моей матери, которая сразу же передаст Вам. Хотелось мне как можно скорее отправить Вам эту память об Олеге – но вышло неудачно.

Надеюсь, они не пропадут!

Вчера я получил письмо из госпиталя от медсестры Беляковой. Она очень тепло вспоминает об Олеге, пишет, что до последней минуты была около него, и что Олег до конца терпеливо и мужественно переносил страдания.

Оказалось, что пуля задела поясничную область спинного мозга, что вызвало ухудшение состояния Олега и невозможность оперативного вмешательства.

Это объясняет, почему не оправдались такие оптимистичные сначала надежды. Я написал т. Беляковой, прося ее подробно рассказать о последних часах Олега - и сразу же напишу вам все, что узнаю.

До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, что нет больше Олега! Каждый день десятки мелочей напоминают о нем, и сознание невозвратимости потери придает этим мелочам особую значимость … бесконечно тяжело это. Но все же Вы должны собрать все силы, чтобы это огромное горе перенести стойко и мужественно. Во имя Олега, который так нежно и заботливо любил Вас и так дорожил вашим здоровьем, Вы должны найти в себе твердость.

Я посылаю Вам три фотографии Олега снятые 9-го июня с/г. На двух из них мы сняты рядом, на третьей – один Олег. Меня можете увидеть на снимках большой группы: крайним справа – в пилотке, сидящим впереди Олега – без головных уборов.

На третьей фотографии, где более крупным планом снята меньшая группа, рядом с Олегом, в очках, снят Миша Расин, а еще правее – Сергей Артюк, товарищ Олега по училищу.

Одновременно высылаю справку от начфина, которую вы просили.

Что касается справок об орденах, их выслал штаб нашей части по адресу военкомата.

Перед последними боями Олег оформил все документы для вступления в кандидаты партии, но еще не успел получить партбилета. Это не мешало всем считать его «непартийным коммунистом», человеком беспредельно преданным делу партии, делу нашего народа.

Дорогая Мария Ильинична, я с радостью сделаю все, что вы меня попросите. Пишите, чем еще могу быть вам полезным.

Незачем говорить, что при первой же возможности побывать в Москве, я сразу же буду у Вас.

Прошу вас передать привет бабушке и сестре Олега.

Будьте здоровы.

Ваш С.Коган

PS

На днях пришло в часть письмо на имя Олега от Н.Н.Лебединской из Москвы. Я написал ей о смерти Олега и возвратил ей открытку.

С.К.

 

Письмо без конверта: 

24 января 1945 г.

Вост-Пруссия

Здравствуйте дорогая Мария Ильинична!

Виноват перед Вами – давно не писал. Но все это время было до предела загружено – то напряженная подготовка к боям, а теперь – стремительное продвижение вперед, по 25-30 км ежедневно.

Порой не только письмо написать некогда, но и покушать – все вперед и вперед. Ведь мы уже в самой неметчине – в Восточной Пруссии. Иногда посмотришь на карту – и самому себе не веришь: до Берлина втрое ближе, чем до Москвы или Ленинграда! А ведь еще совсем недавно мы как о чем-то далеком говорили о границе, враг был у стен Ленинграда, хозяйничал в глубине нашей страны!

Я помню, как зимой 43-44 гг. мы сидели с Олегом поздно ночью над картой и гадали, когда возьмем Киев, освободим Минск, прорвем кольцо вражеской блокады под Ленинградом … Как обидно, что Олег не дождался этих великих дней, когда Красная армия победным маршем идет по земле фашистов! А ведь он так верил в победу, так ждал ее …

Уже прошло больше полугода со дня его смерти. Но каждый день вспоминаю я о нем. Недостает его умных, спокойных замечаний, метких острот, глубоких мыслей. Хоть фронтовая жизнь и быстро сближает людей, но ни с кем не сдружился так, как был дружен с Олегом. Редко встречаешь таких людей, как он …

Напишите мне, дорогая Мария Ильинична, о себе, как здоровье ваше, как работа.

Буду ждать ваших писем.

Привет Светлане и бабушке Ольжика.

Всего наилучшего.

Будьте здоровы.

Ваш С.Коган

 

Олег Николаевич Радченко первоначально похоронен на станции Разлив Ленинградской области, после окончания войны – перезахоронен на Сестрорецкое воинское кладбище.

Примечания

1 Великий Устюг – районный центр Вологодской области, вытянут вдоль левого берега реки Сухоны чуть выше места ее слияния с рекой Юг. От мест слияния двух рек берет начало Северная Двина.

2 Евгений Сергеевич Смирнов – заведующий кафедрой энтомологии биологического факультета МГУ, крупнейший специалист по двукрылым, теоретик в области систематики насекомых, один из основоположников нумерической таксономии. В августе 1943 года Е.С.Смирнов писал Олегу на фронт: «О Вас вспоминаю часто, особенно же с некоторыми своими морфологическими занятиями…Вот было бы славно устроить Вас аспирантом при моей кафедре».

3 Сестра Олега Светлана, 16-ти лет.

4 Итак далее (лат.).

5 Олегу, как и другим выпускникам биологического факультета МГУ было предложено ускоренно обучаться в Ветеринарной академии, находящейся в эвакуации в Средней Азии, на военного ветеринара.

6 Приемная бабушка Олега Клавдия Васильевна Полтавская. Работала директором школы№ 204 .

7 Елена Бабурина – биолог. Супруги Бабурины были близкими знакомыми Олега.

8 Алла Николавна Милановская – тетя Олега.

9 Нина Юзбашева – однокурсница Олега.

10 Место, куда эвакуировались некоторые родственники Олега.

11 Дмитрий Николаевич Радченко – дядя Олега.

12 Елена Васильевна Потанина – двоюродная сестра Олега. В качестве радистки была заброшена в партизанский отряд в Белоруссии.

13 Котя – семейное прозвище Катерины Ильиничны Потаниной, тети Олега. Две ее дочери - Елена и Людмила – воевали в тылу немецких войск.

14 Мать Евгения Лебедева, сокурсника Олега, который согласился идти обучаться в военную ветеринарную академию.

15 Евгений Владимирович Милановский – дядя Олега, и его крестный, профессор Московского геолого-разведочного института, умер в 1940 году.

16 Наталья Черкез – сокурсница Олега, вместе с Университетом эвакуировалась в Ашхабад.

17 Строгановская школа в русской иконописи конца XVI - начала XVII века. Мастера этой школы работали по заказам членов знатного купеческого рода Строгановых, которые были не только заказчиками, но и имели собственные иконописные и золотошвейные мастерские. Иконы имели, как правило, небольшие размеры, отличались детализацией, обилием золота, изысканность колорита, усложненностью и многофигурностью композиций, полихромностью.

18 Павел Павлович Муратов (1881-1950), известный эссеист, историк искусства. Сотрудник "Весов" и "Старые годы", издатель журнала "София". Умер в эмиграции. Его знаменитая книга "Образы Италии" была в библиотеке Радченко.

19 Коротека – вид женской одежды.

20 Сестра Олега Светлана не училась год в школе, в связи тем, что та на год закрывалась. Теперь встал вопрос – продолжать ли учебу в школе или идти в техникум? В конце концов, Светлана, вопреки советам брата, вернулась в школу.

21 Юрий Евгеньевич Милановский, двоюродный брат и сокурсник Олега. Был призван в армию и направлен на фронт.

22 Каргополь – маленький городок в юго-западном углу Архангельской области, вблизи ее границ с Вологодской областью и Карелией, районный центр. Расположен на плоском левом берегу реки Онеги.

Каргопольский район в годы войны был прифронтовым: по Пудожскому и Ленинградскому трактам шло продвижение солдат на Ленинградский и Карельский фронты; госпитали, дислоцировавшиеся в Каргополе в 1942г. принимали раненных с этих фронтов; население района заметно пополнилось эвакуированными. С 1942 по 1945 гг. в Каргополь было переведено Великоустюгское военное пехотное училище,

23 Пешком, как шли паломники.

24 Ганс Дриш (1867-1941), немецкий биолог, основатель неовитализма. На основе своих исследований эмбрионального развития организма сформулировал закон, согласно которому динамика развития каждой части зародыша зависит от ее места в целостном организме.

Берг Лев Семенович (1876-1950), физикогеограф и биолог. Разработал учение о ландшафтах и развил идеи В. В. Докучаева о природных зонах. Капитальные труды по ихтиологии, климатологии. В 1922 выдвинул эволюционную концепцию номогенеза.

25 Татьяна Михайловна Пронина, друг семьи Радченко, учитель школы, в которой директором была Клавдия Васильевна Полтавская.

26 «Кола Брюньон» Ромен Роллана.

27 Басма – ручное тиснение на тонком листовом металле. Этот прием прикладного искусства проник на Русь из Азии и еще до нашествия монголов распространился так широко, как ни в одной другой стране.

28 Серебро с золотом (франц.).

29 Домашний кот в семье Радченко.

30 Екатерина Ильинична Потанина в это время перенесла операцию.

31 Такое шуточное прозвище Олег сам себе выдумал в отрочестве.

32 Николай Николаевич Радченко умер 20 января 1943 года в Москве от воспаления легких.

33 Тем лучше (франц.).

34 В ходе наступления, начатого после победы под Сталинградом, 8 февраля 1943 года войска Воронежского фронта освободили город Курск, 9 февраля – Белгород. Однако в марте немецкие войска смогли остановить наступление советских войск и начать контрнаступление. 18 марта 1943 г. немецкие войска вновь заняли Белгород.

35 Контрнаступление советских войск под Тихвиным с 10 ноября по 30 декабря 1941 г., в результате которого был сорван план немецкого командования полной изоляции Ленинграда.

36 В январе 1943 г. в Красной Армии в качестве знаков различия были введены погоны, имеющие много общего с дореволюционными, принятыми в Русской Армии.

37 16 февраля 1943 г. советские войска в результате ожесточенных уличных боев освободили Харьков, однако в начале марта немецкие войска вновь овладели городом.

38 Командир – подполковник Гиляров, начальник штаба – И.С.Невядомский.

39 90-я стрелковая дивизия сформирована в Ленинграде в 1936 г., участвовала в советско-финской войне 1939-40 гг., в 1940 г. участвовала в оккупации Эстонии, вступила в бой с немецкими войсками 22 июня 1941 г., 4 июля 1941 г. остатки дивизии рассеяны противником. Была практически сформирована заново из остатков разбитых частей Северо-Западного фронта. Полевая почта 286 – это номер полевой почтовой станции (ППС) этой дивизии.

90-я стрелковая дивизия входила в состав 55-й армии (до 1 февраля 1943 г.), 67-й армии (февраль – апрель 1943 г.), 2-й ударно армии (май 1943 г.), 67-й армии (июнь-август 1943 г.),, 2-й ударной армии (август1943 г. – январь 1944 г.), 42-й армии (февраль-апрель 1944 г.), 23 армии (май-июнь 1944 г.), 21-й армии (июль-август 1944 г.) Ленинградского фронта.

40 См. книгу командира 90-й дивизии (вступил в должность 29 мая 1943 г.):  Лященко Н.Г. Время выбрало нас. М.: Военное издательство, 1990.

41 Олег хорошо знал немецкий и французский языки, читал на английском и латыни.

42 Тамара Львовна Подшеба – сокурсница Олега. В 1943 году работала в Тбилиси.

43 Божьей милостью (лат.).

44 Блаженному ничегонеделанью (итал.).

45 Павлов был запечатлен в кабинете своей лаборатории в Колтушах под Ленинградом на фоне окна, в котором видны коттеджи научного городка. Таким образом Олег сообщает, что его подразделение стоит неподалеку от этого места.

46 Е.А.Смирнов.

47В начале мая 1943 вся Северная Африка была очищена англо-американскими войсками от немецких и итальянских войск.

48 Евгений Владимирович Милановский – дядя Олега.

49 Евгений Милановский, двоюродный брат Олега, служил в действующей армии на юге.

50 В письме к Олегу сообщили, что его сестра Светлана временами снабжает семью морковью. Ей вместе с подругой иногда удавалось «позаимствовать» морковь с огорода бывшего школьного участка, теперь принадлежавшего воинской части.

51 В Москву к родным Олега пришло письмо за подписью некоего Ануфриева о том, что Олег Радченко якобы ранен и находится на излечении в одном из подмосковных госпиталей.

52 Мария Николавна Григорьева – друг семьи Радченко.

53 Евгений Евгеньевич Милановский – двоюродный брат Олега, писал с фронта.

54 Евгений Сергеевич Смирнов – заведующий кафедрой энтомологии биологического факультета МГУ.

55 Имеется в виду высадка англо-американских войск в Сицилии. «Древний город Архимеда» – Сиракузы –располагался на Сицилии.

56 Медаль «За оборону Ленинграда». По военно-цензурным соображениям в письмах, отправляемых по военно-полевой почте, нельзя было раскрывать, где воюет автор письма.

57 Двоюродная сестра Олега вышла замуж в эвакуации в Суслонгере.

58 Н.Г.Лященко «Время выбрало нас», Москва, Военное издательство, 1990 г.

59 В полночь с 5 на 6 августа 1943 года в Москве был произведен первый салют в Великой Отечественной войне - в честь завершения Курской битвы, освобождения Орла и Белгорода.

60В конце июля 1943 г. после того, как войска союзников заняли Сицилию, а Рим был подвергнут бомбардировке, было свергнуто фашистское правительство Муссолини, сам он был арестован.

61 Бычевский Б. В. Город — фронт. — Л.: Лениздат, 1967

http://militera.lib.ru/memo/russian/bychevsky_bv/09.html

62 Намеки на то, что автор письма переведен с передовой («иллюминация») в тыл. В это время 90-я стрелковая дивизия, включая и 173 полк, после боев Мгинской операции были выведены в резерв и дислоцировались в лесах у юго-западной оконечности Ладожского озера.

63 Контрнаступление советских войск под Курском, Белгородско-Харьковская и Донбасская наступательные операции советских войск.

64 Хор мальчиков под управлением А.В.Свешникова.

65 Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними (лат.).

66 Сеченов Иван Михайлович, крупнейший русский физиолог (1829 – 1905) «Почти сеченовские места» - возможно, что Олег намекает на то, что он находится недалеко от Ленинграда, поскольку И.М.Сеченов с 1876 г. по 1888 г. преподавал в Петербургском университете. В конце августа 90-я дивизия передислоцировалась ближе к Ленинграду – в леса, окружающие деревню Березовку. Здесь полки дивизии получали пополнение, проводили боевую подготовку.

67 Институт эволюционной физиологии и патологии высшей нервной деятельности им. И.П.Павлова в Колтушах в 10 км от Ленинграда.

68«Остров доктора Моро» - фантастическая повесть Герберта Уэллса, в которой описывается ученый, пытающийся на безлюдном тропическом острове усовершенствовать природу, создавая из животных мыслящие человекоподобные существа.

69 Реквием (лат.).

70 Клавдия Васильевна Полтавская родилась в Полтаве.

71 Тетя Олега только что перенесла операцию.

72 То есть – до 11 декабря, не до 14 октября.

73 Именины – 3 октября день святого Олега Брянского.

74 14 октября – день рождения сестры Олега, Светланы Радченко.

75 Середина нашего жизненного пути (итал.).

76 Юность (итал.).

77 Светлана «заимствовала» для семьи морковку с государственных огородов, разбитых в школьном саду и подсобном школьном участке, находящихся радом с домом, в котором жила семья Радченко. Морковь предназначалась для воинской части, стоящей в помещении школы.

78 Ораниенбаумский плацдарм – территория на южном побережье Финского залива, которая с осени 1941 года была отрезана от основных сил советской армии. Размеры плацдарма: 65 км по фронту, до 25 км в глубину. См. схему: Положение сторон под Ленинградом к концу 1942 года.

79 По-видимому, Олега снова перевели в штаб 173-го стрелкового полка.

80 Работая стенографисткой в исполкоме Моссовета, она неоднократно стенографировала выступления Сталина.

81 Валентина Аркадьевна Сапожникова – подруга матери Олега, увлекалась теософией.

82 Лев Александрович Зенкевич (1889-1970), академик, профессор, крупнейший специалист по биологии беспозвоночных, создатель учения о биологической структуре океана. Л.А. Зенкевич внедрил в морские биологические исследования количественные методы. Он возглавлял кафедру зоологии и сравнительной анатомии беспозвоночных биологического факультета МГУ в течение 40 лет (с 1930 по 1970 гг.). Л.А.Зенкевич сумел сохранить кафедру и не потерять лица ни в годы сталинских репрессий, ни в период лысенковщины, при этом он не был членом компартии.

83 Все свое ношу с собой (лат.).

84 Новая жизнь (лат.).

85 Вместо Интернационала был принят гимн СССР Александрова и Михалкова.

86 Встреча глав государств антифашистской коалиции в Тегеране.

87 Церковь Спаса Преображения на Нередице, небольшом притоке Волховца, близ Новгорода. Построена в 1198 князем Ярославом Владимировичем. В 1199 г. был расписан фресками, которые прекрасно охранились до XX века. В годы Великой Отечественной войны церковь долго находилась в зоне боевых действий, была разрушена. После войны церковь восстановлена, фрески большей частью утрачены.

88 Товарищ Олега по школе.

89 Льва Александровича Зенкевича – см. сноску 82.

90 Архип Индейкин, шуточное прозвище, выдуманное Олегом себе в отрочестве.

91 Офицера.

92 Все трое – одноклассники Олега Радченко.

93 Руже де-Лиль – автор музыки и слов сочиненной им в 1792 г. «Марсельезы» - гимна Франции. Олег иносказательно критически отзывается о новом гимне СССР.

94 В честь успешного завершения Красносельско-Ропшинской операции 13-ти соединениям и частям, в том числе и 90-й стрелковой дивизии, было присвоено почетное название «Ропшинская».

95 Павловск?

96 Войска Ленинградского фронта должны были развивать наступление в рамках Ленинградско-Новгородской операции в юго-западном направлении.

97  Лященко Н.Г. Время выбрало нас. М.: Военное издательство, 1990. 

98 Гдов – райцентр в Псковской области.

99 Сеславины – дворянский род. Павел Сеславин с 1616 г. был воеводой в Изборске под Псковым.

100 Имение Дениса Давыдова располагалось в Новгородской губернии.

101 Поскольку военная цензура не пропустила бы прямое указание каких-либо географических наименований, Олег таким образом пишет о Чудском озере (располагается на границе Псковской области и Эстонии), где в 1242 г. новгородское войско под командованием князя Александра Невского одержало победу над войсками Тевтонского ордена.

102 Очевидно, Олег имеет в виду Эстонию, однако с описанием герба слегка ошибается. Герб Таллина, а отсюда и Эстонской Республики – три синих леопарда с глазами серебряного цвета на золотом поле.

103 В ходе Ленинградско-Новгородской операции (14 января - 1 марта 1944 г.) войска Ленинградского фронта освобождали населенные пункты Ленинградской и Псковской областей.

104 Строка из поэмы К.Симонова «Ледовое побоище», глава шестая, посвященная описанию битвы на Чудском озере:

«Ну что ж, сведем полки с полками,
Довольно с нас посольств, измен,
Ошую нас Вороний камень
И одесную нас Узмень.
Под нами лед, над нами небо,
За нами наши города,
Ни леса, ни земли, не хлеба
Не взять вам больше никогда».

105  Лященко Н.Г. Время выбрало нас. М.: Военное издательство, 1990.

106 Храм в честь победы Александра Невского на Чудском озере. 13 февраля 1944 г. Совинформбюро сообщало: «Войска … наступавшие вдоль побережья Чудского озера и к востоку от него, за пять дней наступательных боев овладели районными центрами ленинградской области городами Гдов, Поляна, Ляды, а также заняли более 800 других населенных пунктов.»

107 Архип Индейкин – см. сноску 90.

108 Блаженным ничегонеделаньем (лат.).

109 Друг Олега по биологическому факультету МГУ – см. фотографию группы участников беломорской экспедиции биофака МГУ. Руфина Яковлевна – его мать.

110 Ирина Радченко - двоюродная сестра.

111 Пасха.

112 Олег, по-видимому, имел в виду немецкие тяжелые танки «Тигр», участвовавшие в боях 17 марта и в апреле.

113 Старший лейтенант.

114 Берлинг Зыгмунд Хенрык – один из организаторов Войска Польского. После ухода польской армии генерала Андерса в Иран остался в СССР. В 1943-44 гг. командовал польскими войсками, сформированными в СССР и воюющими совместно с Красной армией против немецких войск. Сергей Малиновский, муж Ирины, этнический поляк.

115 Евгений Милановский, двоюродный брат Олега, воевал в это время на Первом Украинском фронте.

116 См. сноску 112.

117 Олег говорит о «Фердинаде» - немецкой тяжёлой самоходно-артиллерийская установке. «Коварство и любовь» - пьеса Фридриха Шиллера, в котором одного из главных действующих лиц зовут Фердинандом.

118 Поскольку военная цензура не пропустила бы прямое указание каких-либо географических наименований, Олег ссылается на имеющуюся в домашней библиотеке детскую книгу «По белу свету. Путешествие Вани и Сони за границу» Географические очерки С.И.Лавреневой. Типография Товарищества И.Д.Сытина. Москва. 1900. первая глава этой книги посвящена Финляндии.

119 «Эда» - «Финдляндская повесть» Е.А.Баратынского, написанная в 1824-25 гг.

120 Воскресенский Кирилл Александрович (1913-1987), аспирант, затем ассистент, доцент кафедры зоологии беспозвоночных биологического факультета МГУ. В 1936 г. окончил биофак, затем обучался в аспирантуре под руководством проф.  Л. А. Зенкевича.  В 1938 г.  К.А. Воскресенский возглавил экспедицию, которая, пройдя на веслах вдоль побережья Белого моря, основала знаменитую Беломорскую биологическую станцию МГУ, сыгравшую колоссальную роль в развитии морской биологической науки. Многие поколения студентов прошли и продолжают проходить там практику.

Олег участвовал в беломорской экспедиции.

В 1941 г.  К.А. Воскресенский добровольцем ушел на фронт в составе 8-й дивизии Народного Ополчения г.  Москвы.  Эта дивизия состояла из добровольцев, не имевших военной подготовки.  В июле 1941 г.  в боях под Ельней дивизия была практически полностью уничтожена.  Воскресенский попал в плен.  В лагере военнопленных он организовал подпольную группу. Его подчеркнуто невоенный вид "интеллигента в очках" не вызвал подозрений у гитлеровцев.  В 1943 г.  К.А. Воскресенский организовал групповой побег военнопленных из лагеря.  Вскоре созданный бежавшими небольшой партизанский отряд "Кирилл" численностью 28 человек влился в крупное партизанское соединение.  К.А. Воскресенский награжден боевыми орденами и медалями. 

Вернувшись на биологический факультет в 1946 г., К.А. Воскресенский защитил кандидатскую диссертацию и работал доцентом кафедры зоологии и сравнительной анатомии беспозвоночных, вел исследовательскую работу, преподавал.

К.А. Воскресенский был известен своей необыкновенной эрудицией, был одним из самых уважаемых людей биологического факультета.

121 За взятие Ропши.

122 Во-первых (лат.).

123 Во-вторых (лат.),

124 Токсово – поселок городского типа во Всеволожском районе Ленинградской области. Находится в 25 км на северо-восток от Ленинграда на Карельском перешейке. Поскольку письмо отправлялось с главпочтамта Ленинграда, оно миновало военную цензуру, и Олег мог прямо писать географические названия.

125 В июне 1944 г. Олег становится кандидатом ВКП (б).

126 Олег опять ссылается на книгу «По белу свету. Путешествие Вани и Сони за границу». Часть Олега пересекла бывшую границу СССР. Далее военные действия велись на финской территории, аннексированной Советским Союзом в результате советско-финской войны 1939-40 гг. и снова занятой финнами в 1941 г. 

127 Река в 1948 г. была переименована в Рощинку.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

04.12 21:00 Путин выразил соболезнования родным погибших в ДТП в ХМАО
04.12 20:45 Число жертв пожара в ночном клубе в Окленде выросло до 24 человек
04.12 20:31 Организаторы «Евровидения» опровергли перенос конкурса в Москву
04.12 20:16 Президентские выборы в Австрии выиграл независимый кандидат ван дер Беллен
04.12 20:03 Думский комитет одобрил увеличение расходов на борьбу с допингом вдвое
04.12 19:37 Активистов «Яблока» задержали в московском парке «Торфянка»
04.12 19:21 СМИ анонсировали участие премьера Франции в праймериз Соцпартии
04.12 19:06 В Узбекистане завершились президентские выборы
04.12 18:40 Банк правительства Крыма отключит банкоматы
04.12 18:26 Порошенко пообещал наказание виновникам перестрелки сотрудников МВД
04.12 18:08 Минобороны РФ отчиталось об освобождении 52% Алеппо
04.12 17:54 СКР завел дело по факту аварии в ХМАО
04.12 17:09 Число жертв ДТП в ХМАО выросло до 12 человек
04.12 16:55 Российские биатлонисты выиграли золото и серебро в гонке преследования
04.12 16:44 Умер шестой раненный коллегами под Киевом полицейский
04.12 16:36 На Кубе погребли прах Фиделя Кастро
04.12 16:27 Жертвами стрельбы в финской Иматре стали мэр и журналистки
04.12 16:15 В Сирии за неделю амнистировали более 2,5 тысяч боевиков
04.12 16:09 В ДТП в ХМАО погибли десять человек
04.12 15:49 В МИДе РФ объявили об отсутствии у Афганистана альтернативы российским вертолетам
04.12 15:07 В перестрелке между сотрудниками МВД под Киевом погибли пятеро
04.12 14:49 «Шапекоэнсе» признали победителем Южноамериканского кубка
04.12 14:39 Четыре государства призвали собрать ГА ООН по Алеппо
04.12 14:11 СМИ рассказали о подготовке плана «серого» Brexit
04.12 13:47 Борис Гребенщиков написал Дадину в колонию
04.12 13:23 В Крыму допустили обрушение украинской телевышки
04.12 13:07 Путин рассказал о провале попыток создать однополярный мир
04.12 12:36 Путин отметил осознание Трампом уровня ответственности
04.12 12:23 На Кубе запретят называть улицы именем Фиделя Кастро
04.12 12:10 Президент Ирана предостерег Обаму от продления санкций
04.12 11:51 Экс-главу спецслужбы Абхазии задержали при попытке въехать в Россию
04.12 11:35 Саратовская область перешла на новое время
04.12 11:20 Десятки жителей Краснодара госпитализированы с отравлением
04.12 11:00 Эрдоган предложил Путину перейти на расчеты в национальных валютах
04.12 10:43 На месте крушения самолета в Индонезии нашли фрагменты тел
04.12 10:38 Экс-кандидат в президенты США отказалась требовать пересчета голосов
04.12 10:19 СМИ назвали еще одного претендента на пост госсекретаря США
04.12 10:05 Денис Лебедев уступил чемпионский пояс по версии IBF
04.12 09:47 Выборы президента Узбекистана признаны состоявшимися
04.12 09:40 В Дагестане ликвидирован организатор терактов в Волгограде
04.12 09:27 СМИ анонсировали сближение умеренной оппозиции в Сирии с «Аль-Каидой»
04.12 09:18 В Пентагоне выразили готовность к длительному соперничеству с Россией
04.12 09:08 СМИ рассказали о переговорах по переносу «Евровидения-2017» в Москву
04.12 08:57 При стрельбе на финско-российской границе убиты трое
03.12 21:03 Савченко обвинила Россию в намерении «дойти до Британии»
03.12 20:45 В Крыму прокомментировали арест золота скифов судом Киева
03.12 20:26 Появилось видео визита Грефа в Сбербанк в костюме инвалида
03.12 20:17 Пожар на вечеринке в Калифорнии привел к гибели девяти человек
03.12 19:57 В Махачкале убиты пять предполагаемых боевиков
03.12 19:45 Ураган сорвал крышу многоэтажки в Сочи
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.