Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
28 мая 2018, понедельник, 08:43
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

22 декабря 2015, 15:46

Владимир Стогниенко в ProScience Театре. Стенограмма

Владимир Стогниенко в ProScience Театре
Владимир Стогниенко в ProScience Театре
Наташа Четверикова/Полит.ру

Мы публикуем стенограмму постановки ProScience Театра, которая прошла 16 ноября в Центральном Доме журналиста. Во второй части программы выступил известный спортивный комментатор Владимир Стогниенко. Он рассказал, с чего началось его увлечение футболом, о работе комментатора, о путешествиях с «Планетой футбола» и многом другом. Вечер вел журналист Никита Белоголовцев.

Никита Белоголовцев:

– Добрый вечер, дамы и господа. Я благодарен всем, кто в понедельничный вечер добрался до нас. Прямо сейчас – Владимир Стогниенко, главный герой сегодняшнего представления.

Владимир Стогниенко:

– Добрый вечер всем. Я сразу приношу свои извинения – я болею, но не настолько тяжело, как ты (обращается в зал), мама, могла подумать, – поэтому мне иногда придется чавкать таблетками, прыскать в нос и высмаркиваться. Завтра у меня комментирование матча Словения –Украина, иначе я не смогу комментировать. Поэтому приношу извинение за несколько… некультурный вид здесь.

Никита Белоголовцев:

– Наоборот, Владимир! Ощущение такое, что пришли на кухню к самому знаменитому комментатору современности!

Владимир Стогниенко:

– Ну да, учитывая, что в зале сидит минимум четыре человека с фамилией Стогниенко – атмосфера и вправду необычайно домашняя!

Никита Белоголовцев:

– Дорогие друзья, давайте начинать. Попрошу небольшой профайл о нашем герое. Наверное, вы и сами все знаете, но тут можно и повторить. Прошу.

Наталья Харламова:

– Владимир Стогниенко – один из самых известных спортивных комментаторов. Он родился в 1980 году, вырос в семье учителей. Среднее образование Владимир получил в школе с углубленным изучением химии и биологии, а затем окончил Финансовую академию при правительстве РФ.

Еще во время учебы он понял, что банковское дело – не его призвание. Благодаря случаю и старшему брату Владимир попал на стажировку на «НТВ-Плюс», а уже спустя год перешел на 7ТВ и там дебютировал в качестве спортивного комментатора на матче «Ротор» – «Анжи».

В 2004 году Владимир Стогниенко начал работать на телеканале «Россия-2» и очень скоро стал там одним из ведущих спортивных комментаторов.

Начиная с 2006 года Владимир Стогниенко комментирует матчи чемпионатов мира и Европы по футболу, а в 2010 году в Йоханнесбурге и в 2012-м в Киеве именно он комментировал финальные встречи турниров.

С 2008 по 2013 годы вел программу «Футбол России», а также в разное время работал ведущим программ «Планета футбола Владимира Стогниенко», «30 спартанцев», «Большой футбол» и «Футбол без границ».

По итогам зрительского голосования Владимир Стогниенко был признан лучшим телекомментатором ЧМ-2014. Владимир Стогниенко был также удостоен «Золотого микрофона», этот приз ему вручили «Комсомольская правда» и «Советский спорт» по окончании чемпионата России в 2009 году. В настоящее время Владимир работает на новом спортивном канале «Матч ТВ».

Никита Белоголовцев:

– Большое спасибо. Дорогие друзья, поделюсь с вами: у меня более удобный ракурс, чтобы подглядывать за главным героем, и я давно не видел такого критического выражения лица! Было сильное ощущение, что что-то очень сильно не нравится в самом себе.

Владимир Стогниенко:

– Это все кадры из «Планеты футбола». Тут кадры – я то по Аргентине бегаю, то по Уругваю, то алкоголь пью в Англии… Мы очень любим эту «Планету…» с моим соавтором, Сеней Павлюком, но, каждый раз, когда я ее смотрю, я думаю, что здесь надо было по-другому, значительно лучше, поэтому у меня всегда такая реакция.

Никита Белоголовцев:

– Хорошо. Наверное, тоже следует извиниться, раз уж ты начал с извинений – что мы периодически тебя будем смущать твоим несовершенством на заднем плане, но, если можешь, то не подсматривай, тогда не будет чувства «несовершенства себя».

Владимир Стогниенко:

– Да, я даже отвернусь.

Никита Белоголовцев:

– Тогда я предлагаю начать с нашей первой части. Кстати, можно присесть.

Владимир Стогниенко:

– На самом деле, когда я с людьми общаюсь – а я хотел бы все-таки с людьми общаться, – мне удобнее стоять. Если можно.

Никита Белоголовцев:

– Конечно! Задам первый вопрос. Обычно в нашей схеме ProScience-представление – это что-то вроде «Как вы стали тем, кем вы стали?»

Владимир Стогниенко:

– «За кого вы болеете»? и «Как стать футбольным комментатором?» – эти три вопроса задают всегда. На самом деле, надоело на них отвечать, я скажу честно.

Никита Белоголовцев:

– Просто я хотел сказать, что вопрос «Как вы стали футбольным комментатором?» в прошлый раз смутил актера Александра Домогарова, он долго не знал, что ответить. Я хотел бы на «Ты», если позволишь, чего скрывать – мы некоторое время знакомы.

Владимир Стогниенко:

– Да, конечно.

Никита Белоголовцев:

– Кем ты себя видишь в футболе? Прости, пожалуйста, за пафосный вопрос.

Владимир Стогниенко:

– Я – телевизор. Я – вспомогательный прибор, который помогает людям смотреть футбол. Другой функции у меня нет. Когда я знакомился с концепцией вашего проекта – она все-таки нацелена на некое развитие личности. На мой взгляд, я не очень подхожу под эту задачу, потому что не так интересен я, как то, чем я занимаюсь. Помните фильм «День выборов», слова героя Василия Уткина? «Я – обычный  человек. На праздник могу и выпить под хорошую закуску». Так, в принципе, и я – любой из тех, кто сидит в зале, абсолютно любой – мужчина, женщина – может неплохо комментировать футбол, если займется этим делом, может быть, через полгода. Любой! Для того чтобы комментировать футбол, не нужно никаких сакральных знаний. Разумеется, нужно много работать над собой, иначе не получится. Поэтому, в принципе, интересного во мне то, что, занимаясь своим любимым делом, очень много где был, очень много что видел и много о том, что связано с футболом и что футбол окружает, могу рассказать. Поэтому, когда я планировал сегодняшний вечер, то планировал рассказ именно о том, как футбол входил в мою жизнь, и как он менял меня, как человека, но не рассказ о том, какой я замечательный, потому что замечательного во мне – как во всех людях.

Никита Белоголовцев:

– Я задам тебе следующий вопрос о том, как футбол менял тебя, как человека, но все-таки позволю себе тебя подколоть как человеку, который вопреки твоей логике, чуть хуже комментирует футбол…

Владимир Стогниенко:

– А это потому, что ты просто его меньше комментируешь!

Никита Белоголовцев:

– Хорошо. Я думаю, что в твоих словах о том, что любой из здесь присутствующих мог бы комментировать футбол так, как ты, многие, те, кто, может, тебя недолюбливают, усмотрели бы чудовищное кокетство.

Владимир Стогниенко:

– У меня есть приятель – Кирилл Дементьев, в свое время мы с ним обсуждали звездную болезнь, и я ему сказал: «У меня нет звездной болезни. С тех пор как я пришел в 2004 году на НТВ+,  ни капли не изменился». Он мне ответил: «Просто ты уже тогда был уверен, что ты значительно круче всех остальных». У меня достаточно высокая самооценка. Я себя ценю с невероятной силой. Но это никак не связано с моей работой. Если бы я сейчас занимался чем-то другим в жизни, точно так же себя так оценивал, что я – такой красивый, умный и замечательный. Но это не связано с тем, что я комментирую футбол. Комментировать может любой нормальный человек, если он над собой много работает и практикуется. Как показывает практика, даже люди с дефектами речи  могут это делать. Мы живем в такое время, когда вариантов «доставки» футбола зрителю так много, вкусов – такое количество, и каждый желает себе что-то получить, что, в принципе, никаких препятствий нет. Поэтому я говорю, что значительно интереснее то дело, которым я занимаюсь.

Никита Белоголовцев:

– О деле, которым занимается Владимир Стогниенко, о переживаемых событиях, которые сделали Владимира тем, кто стоит сегодня у нас на сцене: какие события, моменты, матчи, повторы, несправедливые судейские решения сделали тебя тобой?

Владимир Стогниенко:

– Я тут выделил несколько роликов…

Никита Белоголовцев:

– Да, я попытался красиво тебя к ним подвести.

Владимир Стогниенко:

– Я практически не смотрел футбол до восьми лет. Было не очень интересно. Чуть-чуть помню чемпионат мира 1986 года – помню заставку, футбол не помню совершенно. Я практически ничего не помню о Евро-88. Так что первый турнир, который смотрел – чемпионат мира в Италии 90-го года. Сейчас будет ролик, я прошу прощения – он ужасного качества, но другого нет. Еще раз скажу – в принципе, даже если вы не любите футбол, я попытаюсь говорить так, чтобы было понятно. Итак, Флоренция, стадион «Артемио Франки», 30 июня 1990 года. Мы смотрели этот матч с дедушкой и двоюродным братом, четвертьфинал чемпионата мира, встречались сборные Аргентины и Югославии, основное и дополнительное время закончилось со счетом 0:0. И дальше был один из моментов, которые, как это ни дико звучит, меня сформировали, мои предпочтения, причем не только футбольные, на долгие годы.

(на экране серия послематчевых пенальти, матч Аргентина – Югославия, ЧМ-1990) 

Это Хосе Серрисуэла, он сейчас работает с молодежью в клубе «Колехиалес», тренера из него не получилось. В воротах – Томислав Ивкович, вратарь сборной Югославии. Серрисуэла забивает, и сборная Аргентины выходит вперед со счетом 1:0. В воротах сборной Аргентины – Серхио Гойкочеа, который после этого турнира стал настоящим символом аргентинского народа. Потом он стал модельером, моделировал мужские трусы. Сейчас работает аналитиком на телевидении, я видел его в Бразилии в 2014 году.

Драган Стойкович – не забивает пенальти, впоследствии не сделал большой карьеры, но стал настоящим символом сборной Югославии, сейчас работает в Китае. Бурручага и Просинечки – один стал автором большого скандала, другой впоследствии играл в самых разнообразных клубах. Диего Марадона не забивает в ворота Томислава Ивковича, причем произошло это два раза за три месяца, до этого был такой случай в клубном турнире. Деян Савичевич, впоследствии сделавший очень громкую карьеру в «Милане», забивает за югославов, и сразу вслед за этим Трольо, который сейчас тренирует «Химнасию» из Ла-Платы, не использует свой удар, после чего югославы получают прекрасные шансы, им достаточно было реализовать свои попытки – оставалось два удара, нужно было забить. Драголюб Брнович еще не знает, что он проводит свой последний матч за сборную, после этого матча его в национальную команду Югославии больше не вызывали. Про Густаво Десотти, который сейчас будет бить пенальти, сказать особо нечего – он немного поработал тренером в «Ньюэллс Олд Бойз», не самый известный футболист, но это не помешало ему переиграть Ивковича. Фарук Хаджибегич много поработал тренером, сейчас находится без работы. Все, что ему было нужно сделать – это забить этот пенальти, чего не произошло. Сейчас я пошмыгаю носом, но это не связано с насморком – спустя 20–25 лет  шмыгаю носом, когда смотрю этот фрагмент, потому что в 90-м страшно плакал, меня успокаивали втроем. Правда. Я рыдал, потому что это как раз тот возраст, когда формируются болельщицкие предпочтения, и они не связаны с нашими какими-то определенными увлечениями. Они связаны с тем, на кого ты посмотрел первым. И так получилось, что первой я увидел сборную Югославии. Это было крайне неудачно, поскольку сборной Югославии оставалось существовать фактически год, через два года ее не было.

Вот это альбом «Панини», которые появились в нашей стране, мои ровесники, наверное, их помнят. Сейчас сложно объяснить, что это такое было –  была страшная лихорадка, их продавали на Сретенке и на Октябрьской, в двух местах. Там происходили драки. Мальчики постарше отбирали пакетики у мальчиков помладше, другие мальчики постарше за пакетик обеспечивали «крышу» от первых мальчиков постарше. Были дикие очереди, пакетик стоил 50 копеек, у спекулянтов цена доходила до 5 рублей! 90-й год – пять рублей стоил пакетик, в котором было шесть наклеек! Кстати, Деяна Савичевича, вот он, внизу, принесла мне мама, она отодрала наклейку от двери в своем кабинете, куда ее кто-то прилепил. У меня, разумеется, такой альбом был. Я этот альбом просто учил наизусть. Вуйович, Катанец, Брнович, Стойкович, Сушич, Просинечки, второй Вуйович, Панчев, Савичевич – в принципе, если я открою любую страницу того альбома, я думаю, что всех вспомню. Итак, я стал болеть за сборную Югославии, через год ее не стало. Была страшная война на Балканах, которая продолжалась много лет.

Вот настоящая карта бывшей Югославии, этническая карта. Главная особенность и главная боль Балкан – то, что там такое количество народов, которые очень похожи и очень мало отличаются, но все же  отличаются – главным образом алфавитом и вероисповеданием, это породило столько проблем и столько крови на Балканах. Началось это значительно раньше 1991 года, но с тех пор я стал учить историю Югославии. Я неплохо знаю историю всех стран, сейчас они выглядят вот таким образом, которые входили в состав бывшей СФРЮ. Поскольку потом все эти сборные появились на футбольной арене; как раз недавно я комментировал матч из Подгорицы, целый час я комментировал стадион, где ничего не было. И знаете, мне это было в удовольствие, потому что я знал о Югославии столько, что мог комментировать еще часа четыре.

Никита Белоголовцев:

– Если бы минут через семь все закончилось, а ты только в XVII век перешел, оп – и все!

Владимир Стогниенко:

– Причем что самое удивительное – я был только в Подгорице. Я не был в Сараево, не был в Белграде. Но я все это восполню. Я никогда не участвую в спорах – у нас сейчас много специалистов по Югославии, – потому что чем больше узнаю про то, что там происходило, тем меньше желания спорить. Там у всех ко всем есть претензии, половина из них – правда, поэтому я эти споры не люблю. Но вот так получилось мое первое вторжение в политику, в социологию, в этнографию, потому что я могу очень подробно разговаривать про Балканы. Причем я знаю не только кто какую исповедует религию, у кого какая история, какая сейчас политическая ситуация в стране. Я могу объяснить, почему Адем Ляич отказывался играть за сборную Сербии. И понимаю, почему Миралем Сулеймани, человек с откровенно исламским именем и фамилией, играет за сборную Сербии, а не за сборную Боснии, и считает себя частью Сербии. Вот так вот случилось в моей жизни первое увлечение политикой и историей. К чему я это говорю? Футбол настолько пронизывает каждую маленькую часть нашей жизни, настолько плотно  нас окружает, что даже если вы не любите футбол – наверное, я сейчас больше обращаюсь к женщинам, потому что не все женщины любят футбол, – необходимо понять, что когда мы имеем дело с такой страстью, с таким всепоглощающим экстазом, с таким мощным мотивационным рычагом, пора признать, что футбол не есть игра. Футбол – это часть внутреннего мира человека. Может, это звучит громко, но это правда. Разрекламированная фраза Шенкли, помните? «Есть мнение, что футбол – это дело жизни и смерти. Это ошибка. Футбол гораздо важнее». Футбольная страсть проходит с человеком через всю жизнь. Я знаю людей, которые разочаровались в женщинах, но я не знаю человека, который разочаровался бы в футболе. Это исключено. Если человек любит футбол – он любит футбол. Мало того, когда ему плохо, футбол – это то, что заставляет его сохранять более-менее хорошее настроение. Ивица Осим, тренер той сборной Югославии, кстати, босниец, на полном серьезе говорил: «Если бы мы тогда выиграли чемпионат мира, Югославия осталась бы существовать». Там уже были проблемы, в частности, словенец Катонец не играл в этом матче, потому что ему угрожали из Любляны. Там уже были свои националистические движения, ему говорили: «Выйдешь на поле за Югославию – твоим родственникам будет плохо». И Осим его не выпустил. Я думаю, многие из вас слышали, что Дидье Дрогба остановил войну в Кот-д’Ивуаре, это не совсем так, но тем не менее  Дидье Дрогба был во главе ряда авторитетных игроков и настоял, чтобы в Кот-д’Ивуаре, стране, которая годами разрывалась непростой гражданской войной, поскольку там есть мусульмане на севере и христиане на юге, сборная играла и на севере и на юге. И состав сборной показательно говорил, что различия в религии не имеют никакого значения. Например, Яя Туре – мусульманин, а Дидье Дрогба – христианин. В конце концов война в Кот-д’Ивуаре прекратилась. Я не говорю, что это сделал Дрогба, но то, что это послужило очень важным подспорьем для восстановления мира – очевидно. Таких случаев в мире меньше, чем хотелось бы, но есть в мире страсть, которая способна пронизывать мужчин  (главным образом), хотя женщин – тоже, любых рас, любых национальностей, ничего другого подобного в жизни не существует. Это звучит пафосно, но, черт возьми, это так. Человечество не придумало больше ничего, что  объединяло бы людей. И я думаю, что в ближайшее время и не придумает.

Никита Белоголовцев:

– Огромное спасибо! Я позволю себе отмотать назад немного. Была фраза про внутренний мир и про то, как футбольные переживания формируют человека: я думаю, что совсем скоро какой-нибудь большой ученый проведет серьезные исследования о влиянии и об ограничении просмотра детского футбола на дальнейшую психику человека. Для тех, кто не знает, я расскажу по секрету: родители Володи тоже в зале, и я хочу как на духу поговорить об одной вещи: ночные или поздние вечерние футбольные матчи в детстве. Конечно, это не рушит семьи, но все понимают, что это – важный момент взаимоотношений с родителями. Как это было?

Владимир Стогниенко:

– Тут ситуация простая: у меня очень хорошие родители, но очень строгие. Нас с братом очень строго…(обращается в зал) да, Саш, тебя так не воспитывали, как воспитывали меня в детстве! До 16 лет я обязан был в 10 часов лечь в постель, исключений не было.

Никита Белоголовцев:

– Вообще ни одного? У меня в жизни было одно исключение: когда московский «Спартак» играл в гостях против «Барселоны», меня положили спать, я не спал час. «Спартак» забил, я закричал в комнате. Мама услышала, хотела наказать, папа сжалился и пустил меня досмотреть. «Спартак» проиграл 6:1. Это то, что идет со мной по жизни. Неужели не было ни одного исключения?

Владимир Стогниенко:

– Вот смотри: это было в начале 90-х, и мне нужно было посмотреть Лигу Чемпионов. Схема была такая: я ложился спать примерно в 9 часов вечера, в 10.45 меня брат будил, я смотрел первый тайм – один тайм! –  а потом меня отправляли спать. Вот так мне надо было постараться, чтобы посмотреть – один! – тайм. Одно время в нашей с братом комнате стоял маленький телевизор, и я смотрел, накрывая телевизор и себя покрывалом, чтобы не было голубых отсветов. Однажды я увлекся и брат, зайдя за чем-то в комнату, меня увидел – в трусах, под покрывалом. Кстати, после этого меня достаточно сильно наказали. Но брат писал «взрослым» почерком записки в школу, что я болен или что мне надо ко врачу, я их приносил, возвращался домой (а тогда была такая практика, что по утрам матчи повторяли), досматривал футбол. Летом, конечно, чемпионаты мира и Европы мне разрешали смотреть, я говорю именно про будние дни в учебном году. Это все было очень строго, мой путь к футболу был, как у Горького к знаниям, это правда. Наверное, по-другому было нельзя.

Никита Белоголовцев:

– Ты сейчас много говорил о брате. По обрывочным сведениям из соцсетей люди, следящие за тобой, могут узнать про него. Брат – сложившийся экономист, а ты – неудавшийся экономист, как ты любишь о себе говорить. Помогает ли тебе это воспринимать футбол?

Владимир Стогниенко:

– Я не журналист. Иногда меня спрашивают про журналистику – я не считаю себя журналистом, я никогда не буду журналистом, я не учился журналистике. В жизни я занимаюсь именно комментированием футбольных матчей – у меня очень узкая профессия. Нет, я доучился, конечно, но по сути своей я остался экономистом-недоучкой, экономистом-неудачником. Я не скрываю, мне не нравилось учиться. Я, наверное, ошибся с выбором вуза. И с годами, со временем, когда я пришел на телевидение, я понял, что на самом деле в мире абсолютно все определяет экономика. Чем старше я становлюсь и чем  внимательнее смотрю на процессы в мире, тем больше убеждаюсь в двух вещах: в мире все определяет экономика и экономическая грамотность наших людей катастрофически низкая. Это не упрек, это – факт. У нас люди экономически образованы плохо, и я считаю, что это одна из многих существующих проблем, но проблема очень серьезная. Это касается и футбола, потому что когда мальчик, который в жизни купил айфон в кредит, в интернете советует Сильвио Берлускони потратить 40 млн евро на игрока – это же дикость! А он верит, что это нормально. Вот в этом проблема. Если ты купил айфон, то как можно мужику-милиардеру, с которым в Италии никто не может поделать уже 50 лет – его обвиняют то в изнасиловании, то в педофилии, а он идет дальше! – что-то на полном серьезе советовать о тратах?

Никита Белоголовцев:

– Сейчас многие из твоей страстной речи уловили только то, что его главная ошибка – что он купил айфон, а не что-то другое.

Владимир Стогниенко:

– На самом деле это неважно. Главное, что надо понимать: есть продукция Apple замечательная, которая у меня тоже есть. Продукция Apple есть результат невозможной рекламы, причем рекламы умной, не в стиле «А покупайте!», а в стиле «"Яблоко" – это круто! У кого нет "яблочка", тот балбес». И все покупают, и я покупаю. Это же круто! То есть на самом деле это вопрос экономики тоже. Всем в этом мире правит экономика, я в этом абсолютно убежден. И футболом она правит в первую очередь. У нас проблема в стране, у нас любят обсуждать сейчас, например, сколько должно платить телевидение футбольному клубу. Я однажды был на одном телеканале как гость. Мне сказали: давайте мы сделаем программу, что государственные монополии не должны финансировать футбольные клубы. Говорю: идея хорошая, пусть они сами зарабатывают, я приду с удовольствием. Пришел, там был какой-то депутат Госдумы, он был автором законопроекта. Мы начали разговаривать, и вдруг я через пять минут понял, что его тот факт, что государственные монополии футбол финансируют – не устраивает, а то, что профессиональные футбольные клубы финансируются из регионального бюджета – это нормально. У меня волосы поседели после этого. Представляете, происходят выборы бургомистра где-нибудь в Баварии или Саксонии. И вот придет там какой-нибудь человек на выборы во главе партии Ангелы Меркель и скажет: давайте профинансируем из средств налогоплательщиков клуб «Мюнхен 1860»? Ему скажут: «У тебя с головой все нормально?» Ему даже это не скажут, потому что это НЕВОЗМОЖНО.

Никита Белоголовцев:

– Володя, ты снова оставляешь двусмысленность, потому что многие могут подумать, что неправильный клуб предлагает спонсировать. 

Владимир Стогниенко:

– А мюнхенская «Бавария» не нуждается в рекламе! В 2013 году мы были на стадионе «Альянс-Арена» – вот махина! Построили ее в кредит, на паях с «Мюнхен 1860». Во-первых, они уже успели выкупить долю «Мюнхен 1860», во-вторых, этот кредит они выплатили раньше на 20 лет, условно говоря. И когда мы туда прибыли, смотрим – они что-то еще делают. Спрашиваем: «Что делаете?» А они обнаружили, что можно еще воткнуть 2000 кресел на свободный кусочек. Умножим это число на стоимость билета – 30-50 евро, а потом это умножим на количество матчей в год – вот они, деньги! Мне рассказывал Василий Уткин: ему говорил Роман Абрамович, что на продаже еды около стадиона зарабатываются такие же деньги, как на билетах! То есть продавая всю эту ерунду, которую в Англии едят на стадионах, можно заработать сравнимые деньги. Я не к тому, что у них так здорово, а у нас так плохо, давайте все пойдем и повесимся. Нет, я про другое говорю: что никто не стремится. У нас деньги упали сверху, мы их распределили куда надо, и они закончились, ждем следующего года. В результате получается, что вроде система финансирования спорта – социалистическая, а фигурируют суммы капиталистические. Если система финансирования спорта социалистическая, то спортсмену – «Жигуль» и двухкомнатную квартиру. Ведь в советское время были машина и квартира; в тренерстве прибавлялась дача, наверное. А то получается – система социалистическая, но при этом 6 млн евро. И считается, что при этом виноват Кокорин, который их получает. Он их ворует, что ли? Ему же кто-то дает эти 6 миллионов. Кто из нас в ответ на «Вот тебе 6 миллионов евро» ответит: «Нет, дайте мне лучше "Жигули" и двухкомнатную квартиру»? Но у нас считается, что это нормально, а ведь это беда. Это даже не экономическая модель, это что-то другое. Я же немного экономист все-таки – это странно. А у нас считается - все в порядке.  

Никита Белоголовцев:

– Экономические фантомные боли? Тогда вопрос после твоей страстной речи о деньгах. Это сейчас дико популярная штука у тех, у кого началось увлечение футболом раньше 90-х. Они сейчас говорят, что деньги испортили футбол, что у нас забрали страсть, что мы раньше ходили на стоячие трибуны и это было по-честному. А сейчас эти миллионеры под присмотром других миллионеров гоняют мяч, и в этом нет жизни, а есть только миллионы. Что ты думаешь по этому поводу как экономист с «фантомными болями»?

Владимир Стогниенко:

– В той же Германии есть стоячие места, и там «система боления» более народная. В Англии, когда ультрас вычистили со стадионов, стало много денег. А в Аргентине ничего не могут с этим поделать, там есть свои проблемы. Кому что ближе. Кто-то сказал, что в юности надо быть революционером, а с возрастом превратиться в консерватора. И если с возрастом ты по-прежнему революционер, то тогда ты – Че Гевара. Но мне как-то ближе то, что в Англии происходит. Пусть уж лучше будет много денег и контракты на миллиарды фунтов.

Никита Белоголовцев:

– Хорошо, давайте дадим Владимиру возможность «перезарядить батарейки». Несколько фактов о нашем сегодняшнем «телевизоре», раз уж Владимир не хотел быть сегодня героем. Тактико-технические характеристики – прошу.

Наталья Харламова:

– 1. Во время учебы в финансовой академии в течение пяти месяцев Владимир подрабатывал оператором тестомесильной машины на пельменном заводе. С тех пор он не ест пельмени.

Владимир Стогниенко:

– Покупные. Домашние ем.

Наталья Харламова:

– 2. Любимые писатели Владимира Стогниенко — Михаил Булгаков, Сергей Довлатов, Курт Воннегут и Милан Кундера.

– 3. Комментируя футбольные матчи, иногда проводит параллели с героями или событиями эпопеи «Властелин Колец» и сериала «Игра престолов».

Владимир Стогниенко:

– Как известно, «зима близко!» Но на самом деле сейчас уже не провожу такие параллели, одно и то же повторять – это как одну и ту же сосиску греть всю жизнь. Я думаю, что работа на пельменном заводе была одним из ярких впечатлений моей юности. У меня был замечательный подручный, мальчик, он катал тележку, на которую грузились подносы, к холодильнику. Я его чуть ли не пинками гонял. А потом оказалось, что это трудовая терапия у подростков. У этого мальчика был срок за групповое изнасилование. Да, он исправлялся, а я его «исправлял», как оказалось. Про остальных я даже не стал спрашивать, чтобы не бояться.

Никита Белоголовцев:

– Сорри за нескромный вопрос: а в чем заключалась твоя работа кроме гоняния мальчика?

Владимир Стогниенко:

– Там был такой бак, в который надо было высыпать половину мешка муки, добавить воды и яичного порошка. И там вращалась такая штука, которая все это смешивала. И потом надо было поймать момент, когда все это уже перемешалось, но еще не засохло, чтобы это тесто потом лепилось в машине лучше. Если опоздать, то оно лепилось очень плохо. Меня часто спрашивают, как там насчет крыс и тараканов – у нас ничего не было, бригадир страшно гонял, все вычищали. Но качество фарша… В общем, лучше есть домашние пельмени!

Никита Белоголовцев:

– Хорошо. Мы говорили о странах. По модной традиции надо составить листинг. Назови любую цифру – самые крутые футбольные путешествия Владимира Стогниенко, «человека и телевизора».

Владимир Стогниенко:

– Я был в Бразилии два раза, это было круто. Я был в Аргентине – это вообще невероятно мощно. Но если мы говорим о страноведении как о традициях, перемешанных друг с другом, то… Мы снимали почти месяц «Планету футбола» в Англии, которую я не очень люблю, ну, так сложилось исторически, но с точки зрения исторических тенденций – взаимопроникновения футбола и культуры – все это очень интересно. Мы в ролике перечислили все места, где мы были, причем нас туда заносило по футбольным надобностям, но при этом были странные, не совсем футбольные вещи.

(смотрит на экран)

Вот это Гринвич, я катаю мяч по гринвичскому меридиану. Это – вид на Лондон, знаменитый London Eye. Это – Вестминстер. Стадион «Хайбери», который сейчас превращен в жилье, библиотека Четхема в Манчестере, старейшая публичная библиотека в Англии. Ливерпульский «Энфилд», где я пытался петь «You`ll never walk alone», Сене не понравилось. Ливерпульские доки. Шеффилд, в прошлом – стальная столица Англии. Паб поблизости от старейшего футбольного клуба «Шеффилд». Газгольдер – свидетель первого финала кубка Англии в 1871 году, Оксфорд – колледж Крайст-Черч, соревнования гребцов в городке Барнс, где жил человек, который придумал английский чемпионат. Сильнейший снегопад в центральных графствах за много лет, «Хиллсборо», где когда-то погибли 96 болельщиков Ливерпуля. Новый стадион «Арсенала» – Emirates. Первый финал кубка Англии на крикетном стадионе. Тренировка регбийной команды, основавшей футбольную федерацию. Но они вышли сразу. Тогда футбол и регби были одним целым. Они сказали – как это нельзя соперника руками хватать? Тогда мы пошли отсюда! Страшные люди, я с ними тренировался, было очень тяжело. Это «Манчестер Юнайтед», с комментаторской позиции. Давайте еще один ролик сразу посмотрим, аргентинский?

Звук ролика: «Мы мечтаем про футбол, говорим про футбол, наша жизнь начинается с футбола. Если твоя команда в воскресенье выиграла – твоя неделя будет хорошей, если твоя команда проиграла – будет (пиип)».

Когда мне говорят, что в Англии поют на стадионе – ребята, Англия – это вторая лига. Болельщики «Сан-Лоренсо» – это боги! Если бы они еще не убивали друг друга – цены бы им не было. Но они, к сожалению, там такие. Это то, к чему ни в коем случае нельзя приводить футбол, когда болельщики срастаются с мелким и средним криминалитетом. В результате болельщики контролируют торговлю, рэкет, наркотики на стадионе и очень часто убивают друг друга, выясняя, кто будет ближе к денежным потокам. Если обратили внимание, они там делают мясо – перед каждым матчем собираются очень много людей, с детьми, и они делают и едят мясо, а потом идут на футбол. Там настойчиво предлагают покурить марихуану. «Нет, мы работаем!» – «Да ладно, чего там!» И вот они собираются – там дети, а там вот эти авторитетные парни. Нас там парень водил, просто так со стороны не придешь, так он сказал: «Они просили их не снимать». Ну, понятно – они там все на учете в полиции, все дела. И вот мы снимаем, а потом один из них решил к нам подойти. Он немного говорил по-английски, что для аргентинцев редкость, подошел к нам и говорит: «Слушайте, а правда, что у вас бывает – дерутся болельщики?» Мы говорим: «Правда». – «А правда, что они у вас договариваться, что ножами не тыкать, не стрелять?» – «В общем, правда», – говорю я. Он постоял и говорит: «Русские – джентльмены!» – и ушел. Сильный парень! Вот такая вот история.

Никита Белоголовцев:

– Третья страна, кроме Англии и Аргентины?

Владимир Стогниенко:

– Италия.

Никита Белоголовцев:

– Почему?

Владимир Стогниенко:

– Потому что Италия – самая красивая страна, которая есть в мире, больше всего я люблю Италию. Думаю, главное, что я приобрел – у меня есть возможность комментировать итальянский футбол. Для меня это удовольствие, да. Это тоже связано с детством. Так сложилось в жизни – может быть, из-за высокой самооценки у меня никогда не было больших кумиров. В жизни есть два человека, наверное, на которых я смотрю снизу вверх: это американский сонграйтер и композитор Том Уэйтс, которого я много лет жду в Европе и, видимо, не дождусь, придется ехать на концерт в США, и капитан сборной Хорватии Звонимир Бобан. Меня спрашивают – почему? Не знаю, почему. У меня майка была, у меня прозвище институтское, меня до сих пор так институтские товарищи называют. И после матча Хорватия – Бразилия я вышел, поднимаю глаза – а он стоит! И никого нет рядом! Я ему: «Звонимир, давайте сделаем селфи!» А телефон у меня был старый, без фронтальной камеры. Сделали, он ушел, я смотрю – а фото не получилось. Это один из самых ужасных эпизодов в моей жизни! Я с Бобаном не сфотографировался, о чем можно говорить!? Из легенд у меня есть фото с Эйсебио, с Маццолой – это все круто! А вот с Бобаном нет. Зачем работал 12 лет, непонятно. Очевидно же же, что только ради этого в профессию пришел.

Никита Белоголовцев:

– Хорошо! Хотя ты всячески отказываешься говорить о себе, я хотел бы задать вопрос Владимиру Стогниенко о Владимире Стогниенко, как ни странно звучит. Если, допустим, тебе нужно вести с кем-то дело – например, мы знаем, что ты не любишь вести с кем-то вместе футбольные матчи…

Владимир Стогниенко:

– Если надо, я веду.

Никита Белоголовцев:

– …Тем не менее, тебе нужно с кем-то открыть дело, не футбольное. Кто был бы этот человек или эти люди? Или если не конкретные люди, то по какому принципу ты бы их отобрал?

Владимир Стогниенко:

– Если заниматься именно делом, то это должны быть люди, которым я доверяю. Вообще  я доверяю людям с некоторым трудом. У меня есть четыре ближайших друга: двух я знаю с семи лет, а других двух – с семнадцати. То есть с первыми я в школе учился, а еще два – это институтские. На самом деле, у меня много приятелей, друзей, но вот близких друзей мало. И семья. Я в этом смысле рассуждаю немного по-итальянски, причем семья для меня – это и дальние родственники. Круг доверия. Примерно так.

Никита Белоголовцев:

– А если не про близких людей, а про далеких? Представим, что я – спонсор-учредитель, ты – председатель попечительского совета, учреждаем некую премию, допустим, «Звездная звезда», такое  небанальное название. Я нашел некий призовой фонд тысяч в 850 рублей, отдаю их тебе. И даю тебе право наградить любого человека за что угодно этой премией. Кого и за что ты бы наградил?

Владимир Стогниенко:

– Ты знаешь, я с интересом, приехав пораньше, прослушал предыдущую лекцию, научную, половину слов, правда, не понял, но слушал с интересом. Дело в том, что я учился в школе с углубленным изучением химии. Многие мои одноклассники проживают сейчас не в нашей стране. Это совершенно фантастические люди! Когда я с ними познакомился, нам было по 15 лет. Когда познакомился, я, честно говоря, думал, что они – просто дурачки. На самом деле это я был дурачок, как  сейчас понимаю. Когда с ними сейчас общаюсь, вижу, что они уже взрослые люди и ни капли не изменились. Это люди, которые своим делом увлечены до такой степени, что им больше ничего не нужно. Чистые ученые, которые получают удовлетворение от науки. У меня есть одноклассник, он в 32 года стал доктором наук, сейчас – замдекана химфака МГУ. Мой классный руководитель позвал выступить перед детьми, рассказать, какой я замечательный. Я фоток набрал, думаю, расскажу, как я на чемпионате мира… Стал выяснять, что было раньше, и выяснил, что за неделю до меня был Саша, и он им рассказал, как они сейчас трудятся над областью соединения химии и медицины, на стыке, где через какие-то частицы золота разрабатывают абсолютно новую теорию лечения рака. Пока идет чистая теория. И я подумал: человек такими вещами занимается, а я через неделю приду и буду рассказывать, какой я классный и как  в Аргентину ездил… Так что я очень уважаю такого рода людей, которые настолько интересуются в принципе движением человечества вперед.

Никита Белоголовцев:

–  Что же, у меня, на самом деле, к тебе уже все. Я думаю, что огромное количество людей в зале захотят задать тебе вопросы вместо меня. Но перед тем, как я закончу, я хочу попросить тебя о совсем простой штуке, она называется «блиц». Я буду задавать тебе некоторое количество вопросов, вариантов ответа у тебя будет только два. Не отвечать – нельзя.

Владимир Стогниенко:

– Да, хорошо.

Никита Белоголовцев:

– Можешь думать, можешь не думать, как хочешь.

Владимир Стогниенко:

– Пожалуйста.

Никита Белоголовцев:

– Чай или кофе?

Владимир Стогниенко:

– Чай.

Никита Белоголовцев:

– Толстой или Достоевский?

Владимир Стогниенко:

– Достоевский.

Никита Белоголовцев:

– Театр или кино?

Владимир Стогниенко:

– Кино.

Никита Белоголовцев:

– «Ривер Плейт» или «Бока Хуниорс»?

Владимир Стогниенко:

– «Бока»,  Вамос, «Бока»!

Никита Белоголовцев:

– На дачу или на пляж?

Владимир Стогниенко:

– На дачу!

Никита Белоголовцев:

– Старки или Ланнистеры?

Владимир Стогниенко:

– Старки. «Зима близко!»

Никита Белоголовцев:

– Бонд или Штирлиц?

Владимир Стогниенко:

– Штирлиц!

Никита Белоголовцев:

– Марадона или Пеле?

Владимир Стогниенко:

– Марадона – бог, тут вопросов нет.

Никита Белоголовцев:

– Что случится раньше: Россия выиграет ЧМ по футболу или Бразилия – по хоккею?

Владимир Стогниенко:

– Ни того, ни другого не будет никогда.

Никита Белоголовцев:

– Спасибо огромное! Дорогие друзья, Владимир Стогниенко отвечал на мои вопросы! А теперь ответит на ваши.

Владимир Стогниенко:

– Я бы еще хотел. Наверное, многие из вас видели ролик… Признак того, что футбол не любить невозможно и признак того, до чего в профессии добраться нереально – это ЧМ-86 года, матч Аргентина – Англия и то, как Виктор Уго Моралес, самый знаменитый аргентинский комментатор, комментировал эпизод, когда Диего Марадона обыгрывал англичанин и забивал. Мне кажется, с тех пор вопрос эмоциональности комментатора закрыт в принципе! Это просто смешно –  пытаться сравниться, этому подражать нелепо. Вот что бывает, когда эмоциональный фон человека, абсолютно искренний, совпадает с твоим, когда человек потрогал величие,  находясь рядом. Давайте посмотрим. Там несложно догадаться, о чем идет речь.

«Боже, спасибо за футбол, за Марадону, за то, что мы здесь, за то, что Аргентина – 2, а Англия – 0!» Кстати, самое смешное, что Виктор Уго Моралес – уругваец. Вот так сложилось. Ну, это пример того, что есть в жизни вещи, к которым можно стремиться, но достичь которых невозможно.

Вопрос:

– Добрый вечер, Владимир, добрый вечер, Никита. Сейчас мы посмотрели ролик об эмоциях. Может, помните, несколько лет назад, когда «великое поколение Милана» уходило, местный комментатор тоже со слезами на глазах комментировал. Может, помните такой момент?

Владимир Стогниенко:

– Да, такое было. А вопрос-то в чем? Помню ли я такой ролик?

Вопрос (продолжение):

– Вопрос попробую правильно сформулировать. Недавно с большим футболом закончил Рауль.

Владимир Стогниенко:

– По-моему, как раз сегодня.

Никита Белоголовцев:

– Сегодня ночью.

Вопрос (продолжение):

– Очень печально для многих. Великий футболист. Вопрос лично для меня наболевший: есть ли проблема смены поколений в футболе, особенно за последние 10 лет? Мы  счастливчики, мы застали великих игроков, особенно «лихих 90-х» и начала 2000-х. И сейчас, на взгляд многих, нет уже людей, которые готовы в мировом футболе сменить тех титанов. Смотрим на сборную – и нет таких людей, которые готовы решить исход матча, которым подражают по всему миру. Да, есть Роналдо, Месси, но… все равно…

Владимир Стогниенко:

– Вы меня простите, но это из серии, что «раньше трава была зеленее, а девушки фигуристее». Нет, это правда. Потому что для вас – «эпоха 90-х», а я еще застал Марадону. Для меня вообще сравнивать кого-то с Марадоной смешно. А чуть правее от вас сидит мой папа, он видел Пеле с Гарринчей. Я вам честно скажу: я вообще не вижу смысла сравнивать игроков разных поколений. Они играли в такое разное время и настолько в разных условиях, что в этом просто нет смысла. Нет, я не считаю, что сегодня нет таких личностей, которые были раньше. Хотя я, как и вы, считаю, что Месси и Роналдо уступают, например, Зидану, это не значит, что они действительно уступают. Поэтому сравнивать игроков – достаточно бессмысленное дело, для Вас те люди – величайшие, и это прекрасно.

Вопрос:

– Здравствуйте, Владимир. Я услышал вопрос про Бразилию, Аргентину, Англию, Италию. Я хотел бы задать вопрос про испанский футбол, потому что в последние годы он был достаточно сильным, и про титанов для вас в сегодняшнем футболе. Хотя вы сказали про прошлых…

Владимир Стогниенко:

– Я не люблю испанский футбол. Я терпеть не могу испанский футбол! Испанский футбол – это зло. Поэтому когда сборная Чили его поставила на колени и жестоко «убила» на чемпионате мира, я был счастлив. Мир освободился! Конечно, это я немного троллю. Но – нет, я не люблю испанский футбол. Я к нему абсолютно равнодушен. Но при этом Хави – величайший футболист десятилетия, я считаю. Но вас интересуют нынешние титаны испанского футбола? Что есть титан? Мне кажется, что мы сможем оценить Месси только после того, как он закончит карьеру. Хотя пока все идет к тому, что он запомнится великим игроком на клубном уровне и неудачником на уровне сборных. Но в этом тоже нет ничего особенного, таким был, например, Роберто Баджо. Что в этом такого? Таким кто-то должен быть. А Джордж Бест вообще играл в сборной Северной Ирландии. Ничего страшного нет, я думаю, что настоящее величие вообще приходит потом. Знаете, в Зал хоккейной славы НХЛ включают только  через три года после завершения карьеры. Наверное, это правильно.

Вопрос:

– Здравствуйте, Владимир. Возможны ли новые лица в комментаторском деле в скором времени?

Владимир Стогниенко:

– Иначе говоря: Владимир, скажите, пожалуйста, где тот телефон, по которому я бы позвонил, пришел и вас, дурачков, научил работать? Понимаете, в чем особенность: мало прийти на телевидение. Прийти на ТВ, в СМИ легко. Скорее всего, вас отправят работать редактором или корреспондентом. Где будут загружать самой неблагодарной работой и платить очень мало денег. Меня так загружали и так платили. Если вы это выдержите и пробьетесь вперед, то у вас будет шанс себя проявить. Сейчас у нас осталась только одна спортивная редакция, но зато большая. Я думаю, что туда реально пробиться. Но зато очень много средств массовой информации. Понятно, что каждый хочет быть Виктором Уго Моралесом, но надо с чего-то начать. Начать – несложно, я вас уверяю. Полно всяких интернет-ресурсов, радио, главное – с чего-то начать. Остальное – вопрос ваших собственных усилий.

Вопрос:

– Добрый вечер, Владимир. Очень приятно присутствовать сегодня на таком мероприятии.

Владимир Стогниенко:

– А смешно было бы, если бы вы все пришли, а я бы не присутствовал! Извините.

Вопрос (продолжнение):

– Хочу сказать, что считаю вас одним из лучших комментаторов России, мира…

Владимир Стогниенко:

– … и Вселенной!

Вопрос (продолжение):

– Потому что очень интересны ваши трансляции, они живые, потому что некоторые комментаторы искусственно нагнетают обстановку вокруг матча и становится смотреть неинтересно. Вопрос такой, возвращаясь к нашей первой теме: вы всегда были олицетворением народного комментатора, и как вы…

Владимир Стогниенко:

– «Как вы с эти живете, вообще?»

Вопрос (продолжение):

– Нет, может быть, вы придерживаетесь каких-то правил, которые выработали в детстве, какие у вас ценности?

Владимир Стогниенко:

– Спасибо за вопрос. Во-первых, я вас уверяю, что в нашей работе ничего объективного быть не может. Вам нравится – но это не значит, что я – лучший комментатор чего-то там. Я рад, что просто есть достаточно много людей, которым моя работа нравится. С ориентирами все очень просто: вон там сидят мой папа Сергей Андреевич и моя мама Людмила Владимировна. Всем, чем я в жизни стал, я обязан своим родителям, потому что меня очень правильно воспитывали. Очень правильно и очень тщательно. Я желаю всем так воспитывать своих детей так, как меня воспитывали родители, потому что, с одной стороны, мне достаточно жестко прививали базовые для человека вещи, с другой стороны – мне никогда не мешали жить так, как мне хочется. За меня никогда ничего не выбирали и не били по рукам, когда я что-то выбирал. Даже если я выбирал что-то не слишком удачное. Я думаю, что, в принципе, семья дает нам некий фундамент, а дальше мы уже движемся по жизни так, как считаем нужным.

Вопрос:

– Добрый вечер! Вопрос от факультета журналистики Высшей школы экономики и к Владимиру, и к Никите: спортивные журналисты–девушки уже не новость, а вот к женщинам-комментаторам относятся со скептицизмом. Как вы думаете, сколько времени должно пройти, чтобы уровень доверия к женщинам-комментаторам хотя бы приблизился к мужчинам?

Владимир Стогниенко:

– А можно я вам вопрос задам?

Вопрос (продолжение):

– Да.

Владимир Стогниенко:

– Вы, если вам будут рассказывать про педикюр, больше будете доверять женщине-визажисту или мужчине? Скажите честно.

Вопрос (продолжение):

– Женщине.

Владимир Стогниенко:

– Вот именно поэтому футбольные комментаторы-женщины, на мой взгляд, мало возможны. Потому что 80% активных потребителей – мужчины. Мужчины по природе своей шовинисты, вряд ли они нормально отнесутся к тому, что девушка будет им рассказывать про футбол. Но это вовсе не закрывает девушкам дорогу в спортивную журналистику. Ведущие, корреспонденты, корреспонденты у поля, авторы фильмов – все что угодно. Я за то, чтобы девушек на спортивном, в том числе футбольном телевидении было как можно больше. Я не против комментаторов-девушек, мало того, я работал в паре с Вероникой Гибадиевой, и это была моя идея. Знали бы вы, сколько мне пришлось нудеть начальству, чтобы нам всего лишь разрешили прокомментировать чемпионат Голландии на цифровом канале! Я считаю, что это был хороший опыт. Вероника – очень хороший пишущий корреспондент, большая умница. Но я думаю, что в ближайшие годы комментаторов-женщин не будет. А главное, я вам честно говорю – а зачем? Женский бокс существует, но при этом все же мужской бокс более естественен. Так же как и комментарии мужского футбола. Скорее всего, мужской футбол будут комментировать мужчины.

Вопрос:

– Добрый вечер. Извините, очень волнуюсь.

Владимир Стогниенко:

– Вы не волнуйтесь. Вот Никита не даст соврать: лучше задать вопрос и выглядеть глупо, чем не задать…

Никита Белоголовцев:

– …и выглядеть еще глупее!

Вопрос:

– У меня два маленьких вопроса: назовите трех комментаторов России, с которыми вам приятно комментировать футбол или приятно общаться и поддерживать дружеские связи?

Владимир Стогниенко:

– Я приятельствую с большим количеством спортивных журналистов, в том числе спортивных комментаторов. Нет ни одного человека, с которым бы я находился в плохих отношениях. Но, правда, близких друзей среди комментаторов у меня нет. Есть приятели, люди, которые вхожи в мой дом – например, Андрей Голованов. Таких людей в принципе не очень много. Не потому, что я плохо к ним отношусь, просто я дружу с теми людьми, которых знаю по 20–30 лет. А комментировать – знаете, я с кем только ни комментировал, для меня это не составляет никакой сложности. Я с Кириллом Дементьевым два раза в паре комментировал, что, как вы понимаете, уже достижение, потому что Кирилл очень тяжело замолкает и очень легко говорит. У нас сейчас это практикуется, и я сейчас не буду нарушать корпоративную этику, но мне кажется, что парные комментарии имеют смысл, только если один из комментаторов – эксперт. В этом смысле мне очень нравилось работать с Димой Градиленко и особенно с Андреем Талалаевым. Отсутствие экспертов-комментаторов, то есть игроков серьезного уровня, к сожалению, сказывается. Может быть, когда-нибудь мы услышим Василия Березуцкого или Романа Широкова. Мне лично очень повезло, что я был знаком с Владимиром Никитичем Маслаченко, он очень хорошо высказывался о моей работе, что, в свою очередь, было очень мне лестно. Но у Владимира Никитича, как мне кажется, было сочетание профессиональных и человеческих качеств, потому что я не помню, чтобы он мимо 20-летнего стажера, которым я являлся, прошел, не пожав руку и не поинтересовавшись, как дела. Но это уже вопрос совершенно другой.

Вопрос (продолжение):

– Помимо Кирилла Дементьева еще очень сложно переговорить Геннадия Сергеевича Орлова…

Владимир Стогниенко:

– С Геннадием Сергеевичем я нахожусь в прекрасных отношениях, он – замечательный мужик.

Вопрос (продолжение):

– Согласен полностью. Второй маленький вопрос: сыграет ли Тотти на стадионе имени себя?

Владимир Стогниенко:

– Нет. Не сыграл же Бруно Конти на стадионе имени себя. Или Джузеппе Джанини. Вы знаете, кто такой Джузеппе Джанини? В общем, они не сыграли. Я думаю, может быть, сыграет внук Тотти на стадионе, названном в его честь.

Вопрос:

– Здравствуйте, Владимир. У меня вопрос довольно простой: как вы относитесь к российскому футболу?

Владимир Стогниенко:

– Я к российскому футболу отношусь с большой нежностью, потому что другого футбола у меня, к сожалению, нет. Я был бы рад, если бы у меня был какой-нибудь аргентинский футбол, но поскольку я живу в России, то и российский футбол люблю при всех его… тех штуках, за которые его тяжело любить. Но это же еще интереснее, когда тяжело, но любишь.

Никита Белоголовцев:

– Обращу внимание, что у нас – последний вопрос, отнеситесь со всем вниманием, осознанием важности момента и чудовищной ответственностью сейчас.

Владимир Стогниенко:

– «За кого вы болеете?»

Вопрос:

– Нет, такого вопроса не будет. Добрый вечер.

Никита Белоголовцев:

– Жаль.

Вопрос (продолжение):

– Я бы хотел сказать, что эмоции уругвайского комментатора мог бы повторить Василий Уткин, если бы Арбелоа так прошел, как вы думаете?

Владимир Стогниенко:

– Я думаю, что у Василия немного другой стиль комментария. На самом дел, вопрос о стиле комментария и о путях развития спортивного комментария – это тут лекцию можно читать, но мне кажется, что Василий – это пример достаточно сдержанного и ироничного комментатора.

Вопрос (продолжение):

– А вопрос такой: я думаю, что многим интересно – ваша символическая сборная за все время существования футбола?

Владимир Стогниенко:

– Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно посмотреть все матчи в истории развития футбола. И уругвайцев никто никогда не убедит, что сборная-30 и сборная-50, выигрывавшая чемпионат мира, уступала сборной Германии – 2014. Поэтому я вам честно скажу – это вопрос праздный, если бы мы с вами сели за пивком и нам было бы нечем заняться. Но из тех, кого я видел своими глазами, никто не превосходил Зидана характером, Роналдиньо – талантом, а Марадону – величием. Пожалуй, вот все.

Вопрос:

– Владимир, и внезапно самый последний вопрос – все-таки, за кого болеете?

Владимир Стогниенко:

– Внезапно!

Вопрос:

– За кого?

Владимир Стогниенко:

– «Сан-Лоренсо де Альмагро». У меня есть футболка, и я знаком со всеми членами фан-клуба.

Никита Белоголовцев:

– Спасибо большое! Владимир Стогниенко! Владимир, вам – ProScience-вешалка в напоминание о ProScience Театре.

Владимир Стогниенко:

– Дорогая (говорит в зал), вот не то, что у нас висит… проволочное, в шкафу, вот это – нормальная вешалка.

Никита Белоголовцев:

– Все в дом. Сегодняшний гость ProScience Театра – Владимир Стогниенко!

Владимир Стогниенко:

– Я еще быстро. Спасибо большое, мне очень приятно, что моя скромная персона вызвала определенный интерес у людей. Но я еще раз говорю – любите футбол! Это одна из самых прекрасных штук, которые есть в этом мире, причем это не только передвижение мяча по полю, это прежде всего эмоции, которые он вызывает. И – всем еще раз спасибо!

Никита Белоголовцев:

– Спасибо! Выступление Владимира можно распечатать с сайта «Полит.ру», там же фото и анонсы представлений в декабре. Сергей Урсуляк, режиссер, и Лев Данилевский – историк.

Владимир Стогниенко:

– Между каких людей попал – приятно!

Никита Белоголовцев:

– Всем огромное спасибо, до новых встреч, друзья!

 

 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

08:40 Польша предложила два миллиарда долларов за базу США
08:21 Экс-президент США Джордж Буш-старший госпитализирован
08:06 В Кремле одобрено переизбрание глав четырех регионов
27.05 21:09 Китай заявил о вторжении кораблей ВМС США на свою территорию
27.05 20:50 ФСБ задержала следователя СКР за вымогательство
27.05 20:28 Джонни Депп побывал в мавзолее Ленина
27.05 20:11 Футболист ЦСКА выплатил долги 40 заключенных в Нигерии
27.05 19:50 Названа пятерка претендентов на «Золотого Букера»
27.05 19:30 Священник Грозовский этапирован в мурманскую колонию
27.05 19:02 В Казани и Набережных Челнах эвакуировали вокзалы
27.05 18:43 Израиль начал строить морской барьер для изоляции сектора Газа
27.05 18:23 Делегация США прибыла в КНДР для подготовки саммита
27.05 16:55 В Рязанской области разбился легкомоторный самолет
27.05 16:41 Пьяный челябинец поджог венок у монумента «Защитникам Отечества»
27.05 16:24 Журналисты узнали о планах Лондона задержаться в ЕС
27.05 15:52 В Берлине прошли многотысячные демонстрации националистов и их противников
27.05 15:24 Во время боя в Сирии помимо российских военных погибли двое «вагнеровцев»
27.05 15:05 В Хабаровском крае сгорел склад древесины площадью 10 соток
27.05 14:26 Премию «Национальный бестселлер» получил роман о гриппе
27.05 14:09 В Ростовской области мать с двумя детьми попала под товарный поезд
27.05 13:51 Роналду допустил уход из мадридского «Реала»
27.05 13:33 В аэропорту Лондона произошел сбой из-за удара молнии
27.05 13:19 Волонтер нашел потерявшихся в лесу на Кубани подростков
27.05 12:51 Летевший в Турцию самолет экстренно сел в Казани из-за упавшей в обморок пассажирки
27.05 12:37 Умер побывавший на Луне американец Алан Бин
27.05 11:58 В Сирии погибли четверо российских военных
27.05 11:42 Украина обвинила Россию в разработке биооружия под видом вакцин от Эболы
27.05 11:19 Автобус с фанатами регби попал в крупную аварию во Франции
27.05 11:00 Иордания вышла из соглашения с «Росатомом» по строительству АЭС
27.05 10:38 Легализацию абортов в Ирландии поддержали две трети проголосовавших
27.05 10:20 Сноуден рассказал о любви Трампа к Путину
27.05 09:54 Лидер КНДР заявил о твердом намерении встретиться с Трампом
27.05 09:33 «Реал» победил «Ливерпуль» и выиграл Лигу чемпионов
27.05 09:08 Кремль утвердил дату «прямой линии» с Путиным
26.05 21:12 Итальянский футболист убил бывшую девушку
26.05 20:44 Абэ назвал срок подписания мирного договора РФ и Японии
26.05 20:28 Рогозин провел сеанс связи Кремля с МКС
26.05 19:30 Disney вынужден назвать Пятачка Хрюней из-за авторских прав
26.05 18:46 Порвавшего картину Репина вандала не смогли арестовать из-за паспорта
26.05 18:25 Песков рассказал о страхе перед Путиным
26.05 17:24 Россия сделала Турции 10,25-процентную скидку на газ
26.05 16:51 Путин впервые встретился с новым составом правительства
26.05 16:42 Собянин объявил о решении бороться за пост мэра Москвы
26.05 15:50 Сборная РФ по футболу прошла допинг-контроль в Австрии
26.05 15:15 Генсек НАТО назвал дату переговоров с Россией
26.05 14:50 Главы КНДР и Южной Кореи провели вторые переговоры
26.05 14:39 Зампред ЦБ РФ назвала условия признания платежей в криптовалюте
26.05 14:13 В Москве побит рекорд по высоте атмосферного давления
26.05 14:05 Футбольных хулиганов «с репутацией» не пустят на игры ЧМ-2018
26.05 13:56 Адвокат Винника собрался судиться с правоохранительными органами РФ
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.