Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
22 октября 2018, понедельник, 07:38
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Вампиры, крокодилы, кенгуру и броненосцы

Mystacina tuberculata
Mystacina tuberculata
Wikimedia Commons

Летучим мышам как-то повезло (или не повезло) стать символами вапиризма, хотя и нельзя сказать, что этот самый вампиризм среди них так уж сильно распространен. Вампировые обитают только в Северной и Южной Америке и не встречаются за пределами этих континентов.

 
Вьюрок-вампир. Фото: Peter Wilton/Flickr

Более того, хотя питание кровью не слишком характерно для наземных позвоночных, всё же и некоторые птицы нет, нет, да и прибегнут к гематофагии. Некоторые чистильщики (например, волоклюи Buphagus) предпочитают закусывать клещами и паразитами уже насытившимися кровью. Весьма известен вьюрок-вампир (Geospiza difficilis), обитающий на Галапагосских островах. Так что удивительно, что самые известные позвоночные–вампиры всё же не птицы. Конечно, млекопитающие (и прежде всего рукокрылые) лучше подготовлены эволюцией к роли кровопивцев. У млекопитающих менее экономные почки, созданные не для того, что бы сохранять влагу, а для того чтобы быстро фильтровать потоки воды, проходящие сквозь организм. У летучих мышей, с их кожистыми крыльями, поверхность тела больше, чем у стандартного млекопитающего, больше и испарение с этой поверхности и потребность во воде. В общем, почки рукокрылых загодя были приспособлены к тому, что бы их хозяева пили не просто много, а очень много, а ведь пить можно и кровь.

Правда, есть один нюанс, который осложнял именно для рукокрылых переход к гематофагии. В отличие от птиц, для них не характерно поведение чистильщика. Честно говоря, я даже не представляю, существуют ли какие-то свидетельства хотя бы о факультативном исполнении рукокрылыми этой роли. Возможно, отчасти игнорирование этой ниши связано со сложностью для летучих мышей вообще питания на какой-то поверхности, в том числе на поверхности тела животного. Хотя футлярокрылы Новой Зеландии (Mystacina tuberculata) и проводят больше времени на земле, чем в полете, но новозеландские условия можно назвать совершенно уникальными: до появления на островах людей там практически не было хищников, которые могли бы атаковать сидящего на земле летуна, и все бывшие обитатели небес переходили в «пеший» режим без особых затруднений.

Вообще же летучим мышам и крыланам сложно «стартовать» с плоской поверхности, в том числе и с тела животного. Обычная для них «стартовая позиция» – вниз головой на каком-нибудь сучке, палочке или потолке пещеры. Связано это с тем, что летучие мыши при перемещении по земле используют все четыре конечности (в том числе и крылья), и оторваться от поверхности им сложнее, чем произошедшим от бипедальных предков птицам, крылья которых не связанны с задними конечностями.

Впрочем, если мы не видим сегодня чистильщиков рукокрылых, это еще не значит, что такого никогда не было. Возможно, некоторые из них действительно были факультативными чистильщиками, и это подтолкнуло их к чистой гематофагии. Для объяснения того как рукокрылые дошли до жизни летучей пиявицы используют и уникальную ситуацию сложившуюся в Южной Америке. В первую очередь в Южной Америке отсутствовали плацентарные хищники: все существовавшие там плацентарные предпочитали обходиться растительными кормами. Охотиться на них приходилось эволюционно менее «продвинутым» существам. И охотились они не всегда удачно, даже настолько плохо, что получившее чудовищные раны животное часто оставалось живо, бродило, его раны гнили в них поселялись личинки паразитов, которыми и лакомились тогда еще насекомоядные будущие вампиры. Примитивность американских хищников позволявших бродить по полям почти живым мертвецам не вызывает сомнения, но кто же мог оставлять столь тяжелые ранения на своих потенциальных жертвах, при этом их не убивая?

Есть три группы кандидатов на роль этого хищника–лузера. Во-первых, сумчатые. Но крупные сумчатые Южной Америки все-таки эволюционировали в направлении хищника, способного убивать жертву молниеносно. В конце концов в миоцене они создали сумчатый аналог саблезубого тигра – крупного, размером с ягуара, тилакосмила (Thylacosmilus). И, хотя среди сумчатых Южной Америки были и медлительные, засадные охотники, всё же они были «оснащены» крупными когтями для удержания добычи, да зубы их были все-таки специализированны не для того, чтобы наносить максимальные разрушения, при этом не убивая добычи.

Еще одни кандидаты – хищные птицы (как летающие, так и утратившие способность к полету). Однако птицы вообще часто исполняют роль высших хищников и ничуть не менее успешны, чем высшие млекопитающие. Они могут принимать роль высших хищников в местах, которые для хищных млекопитающих остаются недоступны, и это, видимо, не приводит к появлению там позвоночных–кровососов. Высшими хищниками на Кубе, на островах Новой Зеландии и на множестве других островов и архипелагов были именно птицы. Более того, если говорить непосредственно о хищных нелетающих птицах Южной Америки, то они точно не были менее приспособлены к хищничеству, чем плацентарные млекопитающие. После возникновения сухопутного моста между двумя материками они даже распространились в Америке Северной, несмотря на давление и конкуренцию со стороны плацентарных «коллег».

 
Реконструкция Sebecus icaeorhinus. Илл.: FunkMonk/Wikimedia Commons

Еще одной действительно уникальной группой Южной Америки были сухопутные хищные крокодилы – себекозухии (Sebecidae). В основном на других континентах наземные крокодилы исчезают гораздо раньше, здесь же они существовавшие вплоть до миоцена, когда, наконец, и были вытеснены более умелыми конкурентами. Крокодилы весьма интересны. Как и у всех архозавров, имевших зубы, зубы крокодилов сидят в отдельных ячейках, что позволяет им держать во рту настоящий арсенал, но, так же как у всех хищных архозавров, зубы хищных крокодилов (существовали и травоядные формы) не дифференцированы. Кроме того крокодилы не умеют жевать. В конце концов, заменить свой арсенал парой длинных сабель – настоящих клыков, как это неоднократно делали млекопитающие, и даже предки млекопитающих, у крокодилов так и не получилось. Более того, даже в сравнении с родичами – архозаврами, то есть с нептичьими динозаврами, крокодилам сложно проявить себя хорошими сухопутными охотниками. Хищные динозавры – тероподы – хотя и не имели способностей к жеванию, и не имели продвинутых «клыков», могли, благодаря своему бипедализму (двуногости) наваливаться на жертву сверху, что было так же довольно эффективно. Среди предков крокодилов (точнее среди родичей их предков) конечно, были существа, способные к бипедализму (см.: http://www.ammonit.ru/new/58.htm), но, в целом, с постановкой на две конечности крокодилы справлялись хуже и так и остались существами четвероногими. Этому способствовало и малое развитие пневматизации скелета, прежде всего черепа, из-за чего поддерживать равновесие на двух ногах крокодилам было сложно, а также сравнительно медленный (в сравнении с динозаврами) обмен веществ, но не только они.

Факультативный бипедализм предполагается и для некоторых сравнительно поздних видов крокодилов, но именно факультативный. Время от времени какой-нибудь продвинутый наземный крокодил мог встать на задние конечности и пробежать так несколько сотен метров, но, в принципе, на задних конечностях ему было некомфортно. Когда крокодил обитает в воде, это для него и не страшно: ему не нужно убивать жертву одним ударом, главное схватить и прочно на ней зафиксироваться, а там… вода сделает за крокодила его дело. На суше такого надежного помощника у них не было.

Конечно, можно было использовать иные методы: например, применять яды, или бактериологическое оружие, как это делают, сегодня, комодские вараны, пасть которых полна болезнетворными бактериями, плодящимися в кусочках разлагающегося мяса, застревающих в зазубринах на их зубах. Однако зубы сухопутных крокодилов напоминали скорее зубы динозавров. Напоминали в такой степени, что за динозавровые их и принимают. Конечно, нельзя отрицать, что и динозавры могли использовать обитателей своей ротовой полости для поражения добычи, но если они это и делали, то, видимо, всё же менее эффективно, чем современные вараны. Во всяком случае, гипотетическое предположение о том, что тиранозавры могли использовать населявших их пасть микробов для охоты, выдвинутое Уильямом Аблером было раскритиковано (хотя и окончательно не опровергнуто) Джеком Хорнером. К тому же этот способ хорош только когда нет никакой конкуренции. На том же сравнительно небольшом острове, где есть возможность подождать, пока зараженная добыча ослабнет, а крупные хищники, помимо варанов, практически отсутствуют, такая стратегия оправдана. В конце концов, варан тоже не умеет пережевывать добычу и ему, в процессе «разделки» крупной туши, почти в любом случае придется делиться с собратьями. Если же добыча достанется неизвестно кому, а вовсе не собрату-варану (собрату-крокодилу, в случае крокодилов), такой метод трудно назвать эффективным, во всяком случае, он не намного лучше попытки сразу откусить крупный кусочек, не претендуя на большее, или сосредоточиться на добыче меньшего размера. Показательно, что использование бактерий характерно именно для комодского варана и не обнаружено (по крайней мере, пока) у других разновидностей. И дело здесь видимо не в размере, а в том, что другие виды не обитают в изолированных местностях и им приходится конкурировать с животными, которые не прочь воспользоваться чужой добычей, пока она ослаблена болезнью.

В общем, даже если они и использовали микроорганизмы, сухопутные крокодилы южной Америки были не лучшим образом подготовлены для охоты на крупную добычу: они могли наносить серьезные раны, но убить добычу им было сложнее, чем другим специализированным наземным хищникам, тем более им трудно было за ней угнаться. Белая мускулатура крокодилов была приспособлена для быстрого рывка, а не для долгого преследования, да и сам этот рывок, видимо, был не столь скоростным, как у окончательно перешедших к бипедализму динозавров.

Огромные раны, которые наносили крокодилы своим жертвам, долгое время гнили. Становились рассадниками паразитических насекомых и отличной кормушкой для будущих вампиров. Правда сухопутные крокодилы существовали с мезозоя и тогда они не стали причиной появления каких бы то ни было кровососов. Но в мезозое с крокодилами, соседствовали эффективные хищники – уже упоминавшиеся выше динозавры, которые быстро уничтожали раненных соседями животных.

В изолированной же Южной Америке в кайнозое соседями крокодилов оказались все-таки менее эффективные сумчатые и птицы. Причем, расцвет крупных хищных птиц на континенте приходится на миоцен, когда сухопутные крокодилы исчезают (скорее всего, под давлением всё тех же птиц и совершенствующихся сумчатых). Так что в период господства крокодилов с ними соседствовали другие хищники, но были они почти столь же незадачливы, как и их чешуйчатые соседи. В этой ситуации травмированные крокодилами животные могли оставаться долгое время живыми, на радость будущим вампирам.

Правда, сухопутные крокодилы существовали в кайнозое, помимо Южной Америки, еще и в Австралии, и там они существовали гораздо дольше: практически до появления на континенте человека (возможно и исчезли благодаря его распространению). И в Австралии так же не наблюдалось никаких особенных поползновений со стороны рукокрылых или каких-то других небольших позвоночных в направлении гематофагии. При этом в целом обстановка с хищниками на этом материке явно была не лучше, чем на южноамериканском. Однако здесь объектами охоты были сумчатые – в большинстве своем они, видимо, имеют всё таки менее развитый, чем у плацентарных, мозг. Черепная коробка у них затвердевает раньше, чем у плацентарных, так как это необходимо для закрепления сумчатого на соске матери и, видимо, сказывается на темпах роста мозга не самым лучшим образом. У сумчатых менее интенсивный обмен веществ, а значит, в целом они были и остаются, сравнительно более медленными, чем плацентарные. Этому же способствует то, что эволюция конечностей сумчатых в направлении копыта и даже пальцехождения сдерживается необходимостью развивать конечности в направлении лучшего хватания и держания. Детеныш сумчатого должен после рождения сам, цепляясь за шерсть матери, преодолеть путь до ее сумки. А конечности, приспособленные к хватанию и держанию, и конечности, приспособленные для бега (то есть имеющие минимальную площадь соприкосновения с субстратом), это всё же разные конечности. Разумеется, известны примеры эволюции сумчатых в направлении, по крайней мере, близком к копытным, в направлении сокращения количества пальцев и уменьшения площади соприкосновения конечности с субстратом (свиноногий бандикут Chaeropus ecaudatus). И, конечно, сохранение передних хватательных конечностей никак не мешает превращению задних в отлично приспособленные для бега и прыжков: этим путем и эволюционировали кенгуру, занявшие в Австралии ту же нишу, которую в Африке заняли копытные – антилопы. И всё же сохранение передних конечностей, приспособленных для хватания и держания, сильно препятствовало эволюции в направления увеличения скорости. В общем, даже не смотря на плохое приспособление сухопутных крокодилов к мгновенному убийству добычи, они все-таки гораздо лучше справлялись с представителями австралийской фауны, и сумчатые не плодили в своих ранах паразитов.

И еще одно замечание, важное для истории южноамериканской фауны и вампиризма: здесь обитала группа америтериев – плацентарных, весьма склонных к образованию панцирей и костных пластин: глиптодонты (Glyptodontidae) и гигантские ленивцы вполне могли подвергаться нападениям тех же крокодилов, да и не только их (чем собственно они хуже другой потенциальной добычи). Нанести существенный урон взрослому животному, однако, хищники не могли, максимум причинить какое-то увечье, болезненное, но вовсе не обрекающее животное на гибель.

Кроме того, те же глиптодонты были идеальными посадочными базами для питавшихся насекомыми летучих мышей: закованные в панцирь они были не очень гибки и, видимо с большим трудом избавлялись от кожных паразитов, при этом их окостеневшие панцири вполне подходили для размещения таких мастеров лазания, как рукокрылые. Чем их панцири были хуже сводов и стен американских пещер? Так что гигантские представители америтериев также могли послужить рукокрылым в их постепенном освоении вампиризма.

Да, и последнее замечание - то, что я пишу о взаимосвязи южноамериканских крокодилов с переходом некоторых летучих мышей к гематофагии вовсе не означает, что это произошло именно во времена сухопутных крокодилов: что существовали крокодилы и в это же время рядом с ними первые настоящие вампиры. Крокодилы лишь дали первый толчок, позволивший сформироваться отдельному направлению эволюции, а дальнейшее развитие могло проходить и после их вымирания и завершится появлением настоящих, специализированных, а не факультативных вампиров, уже намного позднее.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...
Подпишитесь
чтобы вовремя узнавать о новых спектаклях и других мероприятиях ProScience театра!
3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi Адыгея акустика Александр Лавров альтернативная энергетика «Ангара» антибиотики античность археология архитектура астероиды астрофизика аутизм Африка бактерии бедность библиотеки биология биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера бозон Хиггса Византия викинги вирусы военная полиция Вольное историческое общество воспитание Вселенная вулканология гаджеты генетика география геология геофизика глобальное потепление гравитация грибы грипп дельфины демография демократия дети динозавры ДНК Древний Египет естественные и точные науки животные жизнь вне Земли Западная Африка защита диссертаций землетрясение змеи зоопарк зрение Иерусалим изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции информационные технологии искусственный интеллект ислам исламизм история история искусства история цивилизаций История человека. История институтов исчезающие языки карикатура картография католицизм квантовая физика квантовые технологии КГИ киты климатология комета кометы компаративистика компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор космос криминалистика культура культурная антропология Курская область лазер Латинская Америка лексика лженаука лингвистика Луна льготы мамонты Марс математика материаловедение МГУ медицина междисциплинарные исследования Международный арбитражный суд в Гааге местное самоуправление Металлургия метеориты микробиология микроорганизмы Минобрнауки мифология млекопитающие мобильные приложения мозг моллюски Монголия музеи НАСА насекомые научный юмор неандертальцы нейробиология неолит Нобелевская премия НПО им.Лавочкина обезьяны обучение общество одаренные дети онкология открытия палеолит палеонтология память папирусы паразиты педагогика перевод персональные данные планетология погода подготовка космонавтов политика право преподавание истории приматы продолжительность жизни происхождение человека Протон-М психоанализ психология психофизиология птицы РадиоАстрон ракета растения РБК РВК РГГУ религиоведение рептилии РКК «Энергия» робототехника Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Российская империя Русал русский язык рыбы Сергиев Посад сердце Сингапур сланцевая революция смертность СМИ Солнце сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология финансовый рынок фольклор химия христианство Центр им.Хруничева черные дыры школа эволюция экология эмбриональное развитие эпидемии эпидемиология этнические конфликты этология Юпитер ядерная физика язык

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.