Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
11 декабря 2016, воскресенье, 16:57
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

ТЕАТР

РЕГИОНЫ

23 января 2016, 07:54

«Я физически свяжу свою жизнь с университетом»

Андрей Хазин
Андрей Хазин

Мы публикуем стенограмму встречи кандидата на пост ректора РГГУ академика Российской академии художеств, профессора, завкафедрой МГУ имени Ломоносова Андрея Хазина с коллективом вуза. Встреча состоялась в минувшую пятницу. 

Ведущий:

- Происходит очень важная и ответственная процедура выдвижения кандидатов на должность ректора Российского государственного гуманитарного университета. Первые документы сдал, и с ними все нормально, профессор, заведующий кафедрой, действительный член Российской Академии художеств, председатель общественного совета «Ассоциации юристов России» Андрей Леонидович Хазин. Сегодня мы, согласно нашему регламенту, организуем встречу с кандидатом на должность ректора РГГУ. Предоставляю слово Андрею Леонидовичу.

А.Л.Хазин:

- Благодарю… Уважаемые коллеги, во-первых, я хочу поблагодарить вас за то, что вы пришли сюда. Это для меня очень важно – представить свою программу коллективу. В случае, если он окажет мне честь и одобрит мою кандидатуру, будем работать. Очень важно, чтобы была какая-то взаимная связь, не только, собственно, обратная, но и взаимная. Так получилось, что я значительное время, с 78-го года, жил по соседству. Я помню, мне было лет, наверное, 10, мы шли вдоль фасада Академии общественных наук, и папа мне рассказывал о них. Конечно, было, действительно, удивительно – сами понимаете, 79-й – 80-й год – говорить о тех, кто делал такие вещи в тяжелые времена начала 20-го века… Люди, бывавшие в университете, в том числе, в этой аудитории, в 19-м, 20-м, 21-м годах просто фактом своего существования в то время задали очень высокую планку. И мы, те, кто имеет счастье в этих стенах обучаться, должны ее не опустить.

Я очень рад, что наша встреча, несмотря на некоторые сложности, состоялась. Если можно, хотел бы пару слов рассказать сначала о себе, потом сделаем несколько общих вводных слов по поводу программы, которая ранее была опубликована на сайте. Надеюсь, у вас была возможность с ней ознакомиться. Я даже принес с собой пару страниц, чтобы вы задали конкретные вопросы про все, что вы хотите узнать.

Я родился в 1969 году здесь, в Москве, в естественно-научной семье. Хотя были и известные деятели культуры, в основном – двоюродные братья и сестра. Дед мой –радиоинженер, в свое время сделал радиостанцию, лауреат Сталинской премии 1949 года за участие в создании системы ПВО Москвы с официальной формулировкой «за разработку новой аппаратуры». Непростой человек. Например, он был членом комиссии по опознанию Гитлера. Их было всего пять человек. До сих пор жива Елена Ржевская, переводчица этой комиссии.

Дед был очень серьезным человеком. В годы «борьбы с космополитизмом» его лишили ученой степени. В 60-е, когда он сделал серьезную карьеру, тогдашний председатель ВАКа предложил ему написать буквально две строчки с просьбой вернуть ему «корочки». Дед сказал: «Сами забирали, сами и отдадите». И в результате имел две ученые степени, которые ему вернули.

Папа мой был математиком, работал в соседнем здании, занимался теорией устойчивости. Он очень рано умер, в 1986 году. Я был еще школьником. Масштаб его личности очень большой, и мне очень приятно, что есть люди, которые его хорошо знали. Он закончил мехмат. Моя мама написала «Математику в стихах», где даются основные понятия школьного курса, для детей, не имеющих склонности к этому предмету. Преподавала высшую математику в Московском институте электронного машиностроения.

Сам я учился в известной математической школе №57, и, надо сказать, это обстоятельство дало мне очень важную планку, такого, знаете, интеллектуального уровня окружения. Поступил в университет в 1986 году, а дальше начались интересные события, жизнь стала довольно активной.

Первое, что мы сделали с моими однокурсниками – организовали «Лабораторию по работе с одаренными школьниками» на базе 43 и 57 средних школ. Потом в 1997 году я был членом жюри международной олимпиады по информатике от СССР. Затем началась новая экономическая жизнь, и я довольно долго не занимался предпринимательством, но при этом его не оставлял. В 2006 году стал профессором Высшей школы экономики на кафедре Симона Гдальевича Кордонского. На ней работало много интересных ученых. Я читал там довольно популярный курс. С 2012 года я – заведующий кафедрой «Стратегический коммуникаций» факультета государственного управления МГУ, где веду совместно с Сергеем Карповым, деканом исторического факультета, академиком несколько курсов, один из которых – «Чины, титулы и системы наград от древности и до современности».

Какой у меня узкий интерес? Вот тут представлена некоторая презентация, если так можно сказать, «использования в личных целях» того, что здесь происходит. Это то, что я больше всего на свете люблю. После своей семьи.

С четырех лет я занимаюсь орденами. У меня была вполне конкретная история, почему это произошло. День рождения моего деда – 7 ноября. В 1973 году к нему с торжественного заседания пришли друзья. У одного из них сразу было три Звезды Героя. У Брежнева – небожителя! – на тот момент было две! У меня это в голове не укладывалось – как же так?! С этого момента начался мой интерес к наградам. Надо сказать, папа считал его «игрой в бирюльки», но, тем не менее, ими я занимаюсь по-прежнему.

Также среди моих интересов – экспертиза мировых наградных знаков. Эта тема, являющаяся вспомогательной исторической дисциплиной, называется фелеристика. В прошлом году в музее Кремля была моя выставка «Рыцарские ордена Европы».

В представленных документах есть перечисление моих работ, с удовольствием отвечу на вопросы, связанные с научной и научно-популярной деятельностью, в том числе и о книжке в связи с кафедрой искусствознания Академии Художеств. «Icons of Russia» стала наиболее продававшимся арт-альбомом года. Но это уже некая популяризация себя.

Еще о том, что я делаю в общественной жизни. С 1997 года довольно активно занимаюсь, я бы сказал, общественной жизнью в культурном пространстве. Наверное, наиболее для меня значимое мероприятие – Московский международный культурный фестиваль имени Соломона Михоэлса, знаменитого артиста СССР, председателя антифашистского комитета. Мы сделали культурный центр и вот уже почти 20 почти происходит фестиваль. Деятельность расширилась, она не только связана с Михоэлсом и его работами. В разных странах мы делаем программы, как правило, связанные с международным культурным сотрудничеством и с представлением нашей культуры за рубежом. Эта деятельность отмечена даже некоторыми наградами (об этом можно прочитать). В 2005 году мы делали «Марафон Победы» в странах антигитлеровской коалиции, и первое мероприятие было в Тронном зале в Лондоне. Там было около 900 ветеранов. Они пришли со штандартами своих организаций и наградами. Одна из ведущих британских газет по итогам этой встречи вышла на первой странице со статьей теперь уже скончавшегося ветерана, кавалера ордена Св.Людовика. «Мы – помним, что в войну были русские» – это вынесли в заголовок...Там были в том числе и ветераны Северных конвоев и другие. Для меня это важно – у меня вся семья воевала, не все дошли до Победы – вот такими культурными мероприятиями напоминать, в том числе, кто мы такие, наследниками кого мы с вами являемся.

В 2003-2004 года я был избран в Совет Федерации от Костромской Областной думы. У меня есть несколько неплохих проектов, в первую очередь – Ипатьевский монастырь. Архитектурный ансамбль восстановлен полностью. В этом году приезжал Патриарх, и освятил собор, взорванный в 1934 году. Примерно в пять раз была увеличена площадь коллекции.

Потом я был избран членом Совфеда от Законодательного собрания Кировской области. В регионе есть фантастический музей с третьей после Третьяковки и Русского музея коллекцией русской живописи. Про это я могу рассказать в части ответов на вопросы.

В 2011 году я отказался избираться в Совфед. С тех пор в органах власти представителем не работаю, но продолжаю свои проекты. Хочу рассказать вам об одном из них. В 2000 году в запасниках корейского музея был обнаружен носовой флаг «Варяга». Он был на крейсере, когда тот был затоплен собственным экипажем, в знак того, что судно остается частью русского флота. Японцы его сняли. До 1945 года флаг находился у них, потом его следы потерялись. Затем обнаружилось, что он находится в запасниках корейского музея. В результате мы привезли его сначала на временную экспозицию, а потом договорились – и это первый случай с 1968 года, когда предмет, вошедший в ТОП-102 предметов национального достояния Кореи, находится на долговременной безвозмездной аренде в Российской Федерации, в стране происхождения. Затем мы привозим его обратно в Корею, они выставляют его, смотрят, чтобы он был в надлежащем состоянии, и флаг возвращается обратно.

Теперь самое важное – по поводу университета. Прекрасно понимаю, что в нем сохранились научные школы буквально мирового масштаба. На мой взгляд – это бриллиант, вокруг которого нет обрамления. Я – кандидат в администраторы, это надо понимать. Администрация – это сервис. А вот центром являются преподаватели, ученые и студенты. Те, кто вокруг, должны обеспечивать им нормальное существование, достойный образ жизни и организовывать жизнедеятельность университета в целом. Вот этого, как мне кажется, не хватает. Мне неприятно об этом говорить, но при входе в университет не должно пахнуть туалетом. И совсем уж не должно быть такого, чтобы зарплату не платить вовремя. Эти вещи, с моей точки зрения, говорят о том, что уровень менеджмента не достоин уровня университета. Понятно, что, выдвигая свою кандидатуру, в случае, если вдруг я стану во главе университета, я позаботился о том, чтобы знать, что же делать в начале пути. Поэтому есть определенное понимание, каким образом налаживать административную и финансовую работы. Во-первых, у меня есть договоренность с крупными компаниями относительно создания специального фонда для поддержки гуманитарного образования. Деньги будут выделяться на развитие. Делегирование ученых за рубеж, приглашение иностранных звезд, университетские обмены, оборудование – в общем, все то, что называется развитием. Но на ближайшие два года мы договорились, (если меня изберут), что до 30% фонда можно будет использовать на покрытие кассовых разрывов. Понятно, что ситуация не нормальная, но – пусть так будет. Этот фонд мог бы помочь вузу развиваться, а заодно подстраховывал бы текущую финансовую обстановку.

Второй момент. Несколько человек задавали мне этот вопрос, я хочу сразу всем ответить. Будет, как я надеюсь, система хорошо финансированных задач, которая позволит привлечь средства. Те люди, которые могут и хотят в этом участвовать, должны включаться. Но мне кажется неправильным то, как сейчас устроена система распределения поступающих финансов. Если несколько человек принесли 10 рублей в университет, все эти деньги не должны идти на общее развитие. Сколько-то – три рубля, пять – должны остаться у тех, кто принес деньги. Для зарплаты, для развития, для чего-то еще.

Понято, что есть люди, которые дают общий план университету, и они не будут участвовать в прикладной деятельности. Для меня является естественным течением событий, когда кандидат наук, доцент в одном подразделении и в другом подразделении имеют одинаковую базовую ставку. Но если кто-то участвует в такой деятельности, о которой я говорил, то он получает что-то дополнительно. Мне кажется, это нормально. И в университете есть люди, которые могут обеспечить эту деятельность с содержательной точки зрения. Грубо говоря, при производстве конфет нужны обертки и бантики – это администрация.

Есть вещи, которые важны для любого университета. Это общее дело и, как сказал Черчилль: «Мне нечего предложить вам, кроме пота и крови». Крови не надо, но пот будет. Могу обещать вам, что в случае, если окажусь здесь, то я буду с вами, это уж точно. Я бы хотел предложить может быть, смешную, но, тем не менее, показательную вещь: на первой неделе, если меня выбирают, сделать общий субботник по зданию.

(Аплодисменты)

Понятно, что мы его не отмоем. Но когда – от студента до ректора – все вместе, то естественные надобности уже не будут справлять мимо унитаза. Потому что все сами же мыли! А, во-вторых, это то, что сплачивает людей вместе. Я обещаю, что, если буду здесь, у меня не будет транспорта от университета, я не буду тратить деньги на ремонт своего кабинета до того момента, когда бюджет РГГУ увеличится вдвое.

Коллеги, я прекрасно понимаю, что это – взгляд человека «со стороны» и что-то видно снаружи, а что-то – изнутри. Поэтому, очевидно, должна быть общая работа над выработкой стратегии и иногда даже тактики. Моя задача в качестве ректора – дать ресурсы, а задача любого человека – выполнить задачи, которые ему поставили. Понятно, что, если я сюда приду, то в первые три месяца «утону» в тех решениях, которые придется принимать и нести за них ответственность. Это будет тяжело. Поэтому какое-то количество выбранных человек должны собираться вместе и обсуждать, что происходит в целом. Люди должны чувствовать локоть соседа. Мы должны быть вместе, иначе у нас ничего не получится.

Какие направления я хотел бы в первую очередь сделать важными в дополнение к тому, что уже есть? Это то, что называется «мягкой силой»: наше культурное, языковое и научное присутствие в зарубежных странах. Слушайте, я с ужасом обнаружил в текущих учебниках по истории классовую борьбу!

Следующая вещь – экспертиза. Понятно, что есть Высшая школа экономики, есть другие вузы, но мы не должны конкурировать между собой. Следует сделать некоторое количество «дополнительных опций», которыми мы будем торговать в качестве образовательного продукта. У меня есть договоренность с директором музея Московского Кремля, имеющего лучшую базу по реставрации в Европе. Речь идет об усилении направления «Современные методы реставрации», «Современные методы экспертизы», «Современная организация музейного дела» для профессионалов. Люди, которым неважны 5-6 тысяч долларов, заплатят и не заметят. А для университета это деньги, и, кроме того, огромный престиж! Эти и некоторые другие направления сейчас требуются. Кроме того, нет центра, причем, не только у нас, но и в Европе. Мы можем «выстрелить».

Вторая вещь: взамен политпросвещения, которое было в СССР и все обрыдло, решено часть подобной деятельности основать на военной истории. Прошу прощения – студенты четвертого курса не знают, что мы брали Пекин. Вена, Берлин, Прага – это известно, Пекин – нет. Мой папа и мой дед были на Параде Победы 1945 года. По-моему, это самое главное событие за 1150-летнюю историю.

Возвращаясь к университету: не должно быть дублирующей системы управления. Не должно быть такого, что на единственном факультете есть единственная кафедра и ничего подобного больше нет. Понятно, что существуют люди, которые по своему масштабу, своей значимости в науке должны иметь какое-то уважение. Я считаю, что университету обязательно нужно выдвигать своих кандидатов в члены-корреспонденты и действительные члены трех академий – Художеств, Образования и Академию Наук. Неудобно говорить, но, по моим данным, у некоторых известных сотрудников университета скоро юбилей. А их даже не представили к государственной награде… Это важно – человек должен понимать, что его уважают. Когда мы будем рассказывать внукам о том, кто были их бабушки и дедушки, что мы скажем? Что зарплата была 70 тысяч? Это не будет понято. А вот то, что человек был почетным деятелем науки или получил Орден Почета – ясно. Внешнее уважение должно быть.

Еще один момент: доступность. Я собираюсь, после своих выборов, раз или два в неделю обедать в студенческой столовой.

(Шум в зале, аплодисменты).

Это будет контролем качества и способом общения со мной. Ко мне можно будет подойти. Мне кажется, это важно.

Готов ответить на ваши вопросы, можно в форме записок. Извините, что говорил дольше, чем планировали.

Ведущий:

- Можно задавать вопросы, в любом виде. Не забывайте представляться.

Вопрос:

- Юрий Троицкий. Господин Хазин, я посмотрел Вашу биографию, и вырисовывается такая картина: вы – человек придающий большое значение своей карьере. Грубо говоря, карьерист – может быть, в хорошем смысле слова. Журналист «Коммерсанта» сказал, что Ваше «сидение в Думе ничем особым не обозначилось». Вопрос: Вы становитесь ректором нашего университета. Года через два у Вас появится очередная ступенька карьерного продвижения. Где гарантия, что Вы опять не соберете нас в зале по такому же поводу?

А.Л.Хазин:

- Спасибо. Карьера является для меня важной частью жизни. Следствием этого является то, что я люблю ордена и знаки, коллекционирую их. В 2004 году я стал сенатором, а потом у меня был жесточайший спор с губернатором по поводу Ипатьевского монастыря. Время показало, что я был прав. И важный момент – я никуда не делся. Там есть еще детский дом, я бываю в нем несколько раз в год. Он в неплохом состоянии, надо сказать. Ипатьевский монастырь достроен, детдом – это сложно назвать карьерой. Если я принимаю на себя ответственность, значит, она будет доведена до конца в любом формате. Уж то, что я никого не «брошу», если мы «поженимся» – это я могу гарантировать. Что касается моей деятельности в Совете Федерации – тут находится мой коллега, пусть он скажет. Да, и у меня пять лет не было кабинета, автомобиля и телефона. Мой коллега Михаил Семенович Глуз

М.Глуз:

- Спасибо большое. Для меня этот университет – родной, в прошлом году его закончил мой сын. Я хочу сказать по поводу карьеры, вопрос важный. Андрей не шел туда (в Совфед) за привилегиями, потому что мы несколько лет делили кабинет не на одного человека. У него было два автомобиля, которых он «загнал», что называется, потому что выезжал в далекие уголки в Костроме и Кирове. Вы понимаете уровень тех дорог. Он 15 дней в месяц проводит в разъездах. За это время были проведены «фестивали Михоэлса», важнейшие проекты «Культура без границ». До сих пор воспитанники детского дома приходят к нему, зовут его свидетелем на свадьбы, в крестные ребенка, потому что не говорит, а делает – это очень важно. Также он много делает для ветеранов войны, ассоциации подводников. Еще хочу сказать, что считаю важнейшим пунктом программы Андрея международное позиционирование университета, привлечение звезд со всего мира и создание попечительского совета из выдающихся бизнесменов. Андрей уже зарекомендовал себя выдающимся организатором в деле культурного международного обмена. Спасибо.

А.Л.Хазин:

- Очень приятно, конечно. Спасибо.

Вопрос:

- Андрей Леонидович, здравствуйте. Котиенкова Ксения, студентка второго курса факультета истории, политологии и права. Во-первых, хочу высказать свои надежды на то, чтобы наш университет встал на один уровень с Вашим любимым делом. Во-вторых, у меня вопрос: Вы говорили о возможном планируемом удвоении бюджета. В какой срок Вы хотели бы и планируете это осуществить, если станете ректором?

А.Л.Хазин:

- Спасибо большое. Вот еще поступила записка о задержке зарплаты в РГГУ, о моем отношении к этом и том, как это можно разрешить. Слушайте, у меня есть сотрудники, с которыми я работаю с 1990 года. Были тяжелые времена, мы не платили зарплату себе, но сотрудникам платили всегда. Задержка зарплаты – это нонсенс. Бюджет на 2016 год будет с большим дефицитом и совершенно непонятно, откуда эти деньги брать. По поводу удвоения: я не уверен, что его надо удваивать, думаю, что надо увеличивать существенно больше. Я был бы совершенно беспринципным человеком, если бы сказал, что после моего избрания 22 февраля у всех будут деньги 24 февраля. Я не знаю ситуацию с финансами университета – я внешний человек. Но понимаю, какими инструментами нужно пользоваться, чтобы ситуацию улучшить и избежать того, что зарплата задерживается, а отпускные выплачиваются в конце октября. На последней странице я специально поместил график со сроками. Считаю, что к 1 июня вопросы относительно наличия денег на выплату заработной платы на следующий месяц и выплату отпускных должны быть решены в любом случае. Повторяю: мне кажется, что этим просто никто не занимается. Это не вина, это беда, некий застой. Знаете, у меня есть черта: я никогда не опаздываю. И своих студентов приучил – я закрываю дверь после начала занятий. И в октябре некоторые преподаватели мне говорят, что студенты перестали опаздывать! Послушайте, это просто дисциплина. Я не имею в виду конкретно опоздания, я говорю про дисциплину в целом. Люди должны понимать, что мы вместе работаем. Что касается моей части работы как ректора: к 1 июня должна быть некая «подушка безопасности» в части зарплаты хотя бы на месяц вперед. Нужно делать фонд, регистрировать его, чтобы туда начали поступать деньги. Нужно работать с заказчиками, следует начать серьезную работу по созданию и рекламированию новых учебных продуктов, чтобы к лету была сделана хорошая программа по набору студентов.

Есть еще одна важная вещь. Существуют подразделения, которые должны иметь каждый год новые компьютеры, а у них – катастрофа в смысле оборудования полная. У меня есть договоренность с некоторыми министерствами и ведомствами о создании базовых кафедрах. Они будут делать новое оборудование и, что самое главное – создавать систему трудоустройства. Как только появляется гарантированное трудоустройство хотя бы для 40% студентов, это тут же дает совершенно другой уровень набора и бакалавров и магистров. За бакалавра платят родители, а за магистра, как правило, – либо он сам, либо компания, куда ему потом идти. Мы должны дать хорошие магистерские программы, чтобы люди приходили и платили сами. Небольшой набор – 30 человек в год – даст хорошие деньги. Мне кажется, что это важно.

Вопрос:

- Илья Сергеевич Смирнов. У меня поручение от одного из самых серьезных ученых университета Нины Владимировны Брагинской, которая как никто другой любит задать будущему начальству каверзный вопрос.

А.Л.Хазин:

- Уже начинаю побаиваться.

Вопрос (продолжение):

- Первый вопрос сравнительно простой: есть ли у Вас какие-то соображения, как действовать с теми людьми в нашем университете, чьи диссертации признаны «списанными»? В общем, «некорректным заимствованием», плагиатом. И второй вопрос: у нас несколько странная процедура появления нового ректора. Коллеги мне говорят, что выборы – это некорректно. Не кажется ли вам, что для возможно более полной легитимации любого ректора спустя какое-то время нужно будет провести что-то вроде избрания по старой схеме? С тем, чтобы Ваши первые шаги получили или не получили одобрение всех сотрудников?

А.Л.Хазин:

- Позвольте начать со второго вопроса. Я выбирался в Совет Федерации несколько раз, первый раз – как самовыдвиженец. Во второй раз – от партии, в любом случае, за меня голосовали. Сейчас я действую в рамках той процедуры, которая является официальной. То, что долго время не может быть «и.о. ректора», как это уже было, – очевидно. Глава вуза должен быть полноправным. Поэтому мне кажется, что это является мотивацией для министерства провести выборы и назначить полноценного ректора. Что касается процедуры – если юридическая база, действующее законодательство, будет допускать общие прямые выборы, я не только не против, я – «за». Если я буду понимать, что у меня получается, я попрошу одобрения коллектива «в старом виде». Кстати, у нас – всеобщие прямые выборы Президента страны. Я думаю, что понимаю, почему министерство так сделало – нужно срочно избрать ректора.

Теперь диссертации. У меня есть один рецепт, что с этим делать – это полная, максимальная публичность и прозрачность. В декабре в МГУ защищалась диссертация по орденам. Какое счастье, что меня на ней не было. Вышел бы скандал. Что делать с теми людьми, кто уже есть в университете («замазан»?). Существует срок, в течение которого нельзя пересматривать степень. Эти люди либо отказываются от нее (сами), либо уходят, либо могут показать своей работой, что они – реально квалифицированные люди. Это вопрос очень непростой. Нужна максимальная публичность и прозрачность.

Вопрос:

- Андрей Андреевич Олейников, кафедра истории и теории культуры. Во-первых, хочу поблагодарить Вас, что Вы встречаетесь с нами, чтобы обсудить Вашу программу и предложения. Это очень важно для нас, особенно в ситуации, когда фактически коллектив университета на конференции не выносит окончательного решения, а его выносит Ученый Совет. Я имею в виду изменения в Уставе, которые появились недавно. Вопрос мой касается двух проблем, очень острых, по-моему, для нашего университета, и мне очень важно понимать Ваше отношение к ним. Первое: высокие нагрузки. Дело в том, что с некоторого времени, минимум два года назад, чтобы получать нормальные деньги, была введена норма 900 часов на ставку. Понятно, что, отдавая такую огромную часть времени этой нагрузке, преподаватель вынужден сокращать время, которое он может тратить на свои исследования. Другая проблема – годичные контракты. С некоторых пор многие преподаватели, даже проработавшие более 10 лет в университете, были переведены на такие условия. Это заставляет быть в напряжении, потому что задумываешься – а что будет через год. Ваше мнение по этому поводу?

(Аплодисменты, не сразу слышен ответ).

А.Л.Хазин:

- По поводу годичных контрактов: насколько мне известно, они для преподавателей не законны, поэтому вопроса для обсуждения нет. Нагрузки: если бы я занимался только преподавательской деятельностью, я бы 900 часов не осилил. Я считаю, что это абсолютный нонсенс. Этого быть не может. Послушайте: я читаю похожие курсы несколько лет. По понедельникам. И мои дети знают: в воскресенье после четырех часов ко мне лезть не надо, я готовлюсь к лекциям. Если не буду, значит, не смогу поддерживать свой уровень – не мне вам рассказывать. Я считаю, что норма эта абсолютно недопустима. Собственно, все.

(Аплодисменты)

Вопрос:

- Ипполитов Сергей Сергеевич, директор издательского центра РГГУ. Андрей Леонидович, я с большим интересом прочитал Вашу программу, это сильный документ. Он мне очень понравился по вполне определенной причине: на странице 15 вы лестно отзываетесь об издательском центре РГГУ, называете его «одним из заметных университетских издательств». Однако позвольте Вас немного поправить: мы – не просто «заметное», но и лучшее университетское издательство России!

(Аплодисменты)

А.Л.Хазин:

- У меня есть только одна претензия к издательскому центру: качество полиграфии.

Вопрос (продолжение):

- Это его заслуга, мы получили в 2015 году от профессионального сообщества. Я читал Вашу биографию, вы занимали руководящие посты в ведущих издательствах, Вы вели интересные проекты. В этой связи у меня вопрос: чем в Вашем ощущении является издательская деятельность университета? Она должна быть направлена на популяризацию, пропаганду научных школ университета? На популяризацию научного знания, накопленного за многие годы? Или же университетское издательство – это гуманитарный инструмент, который обслуживает ежедневные потребности университета, выражаясь бухгалтерским языком – «непрофильный актив»?

А.Л.Хазин:

- Тут вот что. Нужно делать учебные пособия? Нужно. Позволю себе напомнить, что я отношу вуз к «университету третьего поколения». Первое поколение – это те учебные заведения, которые только обучают. Второе – обучают и ведут научную деятельность, третье – те, кто сами создают научные ценности. Ваше подразделение создает настоящие научные ценности. Это уже есть часть университета третьего поколения. Я иронично сказал по поводу полиграфии – понятно, что это отсутствие денег. Хорошая научная книжка – то когда нельзя, чтобы через страницу можно было читать другой текст, потому что бумага плохая. И это деньги, я это прекрасно понимаю. Книги должны продаваться. Ваше издательство замечательное. Книжки, которые я регулярно от него получаю на протяжении многих лет показывают всему миру, что такое университет! Это одно из наших лиц, ведь никто не узнает, что мы – серьезный университет, если у нас этого нет. И еще одно: есть такая программа «5-100», куда РГГУ, к сожалению, не вошел. Есть много рейтингов, которые нужно поднимать.

Вопрос:

- Добрый день. Я представляю юридический факультет, кафедра публичного права. Я далек от административных дел, но иногда некоторые решения, которые до нас доходят, сильно задевают. Дошла информация, что нашему факультету и некоторым другим подразделениям университета не выделили бюджетных мест на следующий год. Можно ли представить, что на факультете в МГУ нет бюджетных мест?

А.Л.Хазин:

- Еще раз хочу сказать: работа ректора – «на паркете». Важна роль администрации. Тут речь идет не только о бюджетных местах, но есть еще многие вещи, которые важны университету. Конечно, мы сделаем все, что нужно, если вы окажете мне честь, на следующий учебный год – этим нужно заниматься. Другое дело, что, когда организм разъезжается по швам, вылезают все недочеты.

Вопрос:

- В продолжение тех вопросов, которые были: во-первых, нас совершенно задушила бюрократическая работа. С каждым месяцем увеличивается число бумаг, по большей части – бессмысленных, которые мы должны заполнять. Разного рода формы отчетности, причем, правила меняются, способы оформления меняются. В общем, хотелось бы, чтобы мы были от этого избавлены.

А.Л.Хазин:

- Можно я сразу отвечу? У меня на протяжении уже многих лет всю бумажную работу мою и моей семьи профессионально делает один человек. Она не занимается ничем другим. Повторяю – административная работа – это сервис для университета. Нужны для такой работы специальные люди. У меня на кафедре есть лаборант, работает на полставки.

Реплика:

- У нас нет лаборантов!

А.Л.Хазин:

- Я считаю, что нужно обеспечить такую деятельность, и даже нечего об этом говорить. У вас должна быть нормальная бюрократия, которая будет делать всю подобную работу.

Вопрос:

- Все-таки традиции РГГУ – это традиции академической свободы, поэтому я еще раз хотел бы обратить внимание на то, что общая конференция сотрудников и преподавателей должна играть решающую роль в решении вопросов, потому что за последние годы ее права сузились до минимума. И еще раз хочу сказать по поводу этих 900 часов: тут же проблема не только в том, что это не дает нормально заниматься учебной деятельностью и отрицательно влияет на качество наших лекций и семинаров. Но это привело к тому, что идет сокращение штатов, и зачастую уходят квалифицированные специалисты, потому что у них в другом месте не будет такого количества часов. В результате ухудшается качество обучения. Мы всегда исходили из того, что каждую дисциплину должен читать специалист именно в этой области. Теперь нам зачастую говорят, неужели мы не можем обо всем рассказать студентам?

А.Л.Хазин:

- Есть ваш известный выпускник Саша Кибовский, который был оппонентом на моей защите. У нас близкие научные дисциплины. Он – униформист, я – фалерист. Мы часто пересекаемся, у нас даже есть совместные научные работы. Так вот, несмотря на это, я не стану читать курс по униформистике, а он – по фалеристике. Недавно наткнулся на забавную историю: на курс мировой литературы, который читается в университете, от античности до 18 века, дается два лекционных часа, семинарских – четыре. Я за это время могу рассказать пару исторических анекдотов! Я почел бы за оскорбление начинать на два часа что-то рассказывать. Опять-таки – не вина, беда. Это очевидно.

Вопрос:

- Андрей Леонидович, здравствуйте. Представляю институт новых образовательных технологий и я – председатель профкома преподавателей и сотрудников. Читая Вашу программу, мне очень понравилось все, что связано с технологиями. Даже есть пути решения этих вопросов. Но в ее конце Вы предлагаете новый слоган для университета «Университет человека, университет культуры!». Ни одного слова нет по социальным проектам, а ведь это коллектив, это – люди, без жилья, без баз отдыха и оздоровления. Социальные вопросы нигде в Вашей программе не озвучены. Как сочетается «университет человека» и ни одного слова по социальным проектам?

А.Л.Хазин:

- Как, например, идут программы в детских домах? Идут плохо, экономическая ситуация непростая. Но мы договариваемся с компаниями, которые платят выпускникам детских домов стипендии, пока они учатся и одновременно там подрабатывают. После окончания учебы выпускники идут туда и получают возможность какого-то варианта приобретения жилья. Я много этим занимаюсь. Вопрос вот в чем: кроме рабочего места, кстати, приличного, а не такого, где пахнет столовкой и туалетом, человек должен иметь что-то еще. Базу отдыха? Должен иметь. То, что нужно создавать социальные лифты и нормальные условия для людей – это очевидная вещь, не о чем говорить. Как это делать – это другой вопрос при наличии такого дефицита бюджета. То, что нужно договариваться с компаниями, заинтересованными в первую очередь в выпускниках, чтобы можно было делать выездные обучающие сессии – конечно! До этого у меня сейчас руки не дошли. В ближайшие три месяца важнейшим делом является стабилизация финансового состояния и духа общества. То, что вы говорите – очень важно. Обещаю, что это будем делать в ближайшее время.

Вопрос:

- Здравствуйте, Андрей Леонидович. Марина Борисовна Буланова, представляю социологический факультет. Я прочитала Вашу программу, выслушала выступление. И в голове у меня – да извинят меня все преподаватели и сотрудники – фраза Остапа Бендера: «Бензин – ваш, идеи – наши!». Так как социологи – реалисты, я хочу спросить не про идеи, их здесь много. Я – о «бензине», о «грешном». В стране – кризис. В системе образования – тоже кризис, судя по запаху здесь. Где Вы возьмете ресурсы для реализации тех прекрасных идей? Я понимаю, что часть из них, которые здесь обозначены, как бы отложены, на «когда»: когда мы раскрутимся, когда у нас будет рейтинг, когда наши выпускники будут востребованы… Когда-то. А первоначальный капитал – с чего  начнем? Как Вы правильно говорите, почувствовать поддержку – очень важно. Но поддержка друг друга – это единственное, что у нас осталось. Мы это «плечо» как раз ощущаем, за счет этого «плеча» сейчас, в основном, и выживаем. Я солидарна со всеми коллегами, которые здесь говорили – и о нагрузке, и об условиях работы. Но где взять первоначальный капитал?

А.Л.Хазин:

- Спасибо больше. Мне казалось, что я об этом говорю практически все время, что стою перед вами. Сейчас немедленно нужны основные источники финансирования – это договоренность по заказам на экспертизы. Это создание фонда – есть специальные договоренности. И – надо работать. Задача научных экспертных педагогических кластеров – делать работу. Задача администратора – дать вам ресурсы. Поверьте мне, я – ответственный человек, не будучи уверенным, что смогу это сделать, не буду браться за дело. Но многие из вас видят меня в первый раз и не поверят до того момента, когда дело пойдет. Поэтому я очень надеюсь, что смогу вам доказать, а вы – увидите, что у нас получилось.

Вопрос:

- Я начну с вопросов, на которые можно коротко ответить «да» или «нет». Присутствует ли здесь корреспондент газеты «Коммерсантъ», которого Вы пригласили? Если он сам пришел, Вы можете сказать «нет».

А.Л.Хазин:

- Он мне звонил в воскресенье, когда готовилась статья. А так – я не знаю, может быть, и есть он.

Вопрос (продолжение):

- Теперь так: за что Вы получили Ваши государственные награды?

А.Л.Хазин:

- В 2005 году получил «Орден Почета» за конкретное дело – за «Марафон Победы» в странах антигитлеровской коалиции. В 2010 – Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени и Грамоту президента России (это не государственная награда, поощрение). Также за юбилей Победы. Буквально в прошлом месяце был награжден «Орденом Александра Невского» «за возвращение в страну объектов культурного наследия российского происхождения», которые были утрачены, и за культурную деятельность, что мне особенно приятно.

Вопрос:

- Тоже вопрос, требующий простой формы ответа: играете ли Вы в компьютерные игры? И сразу второй вопрос: что за часы на Вас?

(Смех)

А.Л.Хазин:

- У меня есть часы, которые мне подарили, но я их не ношу, время смотрю на телефоне. Теперь про игры – полтора месяца назад я был с сыном в медицинских учреждениях, делать было нечего, стал играть в Бальбоа. Кто-нибудь играет в Бальбоа? Я там 1727й.

(Аплодисменты).

Кому интересно, я потихоньку скажу свой ник, вы сможете со мной играть, мне будет приятно.

Вопрос:

- Как будет обстоять дело с приемом? Я, например, с октября месяца не смог попасть к ректору. Такой вот мой «крик души».

А.Л.Хазин:

- Я же говорю – буду обедать в студенческой столовке один раз в день.

(Смех)

- То есть, один раз в неделю. Если кто-то не сможет попасть ко мне на прием, то можно так. Послушайте – у меня есть люди, работающие со мной 15-20 и даже 25 лет, учитывая, что мне – 46. Это почти уже семейные отношения, если они комфортны для обеих сторон. Первое время я здесь не то, что буду долго находиться – я здесь раскладушку поставлю. Могу сделать встречи по подразделениям, если это важно сейчас.

Реплики:

- Да!

- Мы очень хотим!

Вопрос:

- Тут написали вопрос: «Сколько, на Ваш взгляд, должен получать преподаватель и каким путем Вы будете этого добиваться?»

А.Л.Хазин:

- Ответ такой: преподаватель преподавателю рознь. У нас на кафедре один человек не прошел конкурс. Это дама, она всю жизнь в университете и получила только два голоса «плюс» на кафедре. У нее было 28 публикаций за отчетный период. Как вы думаете, сколько на нее было ссылок? Ноль. Работы, которые она представляла в качестве научного руководителя своих студентов, были катастрофические. Могут ли такие люди рассчитывать на большие зарплаты? По-моему, нет.

Есть люди, которые являются выдающимися преподавателями. Заметьте, «преподаватель» и «ученый» - не всегда одно и то же, хотя это часто связано. Первый должен «зажечь». Вот у меня «зажглось» в четыре года, и я до сих пор «горю» этим. Стараюсь студентов увлечь. Считаю, что есть люди, которым надо обеспечить полное материальное обеспечение, чтобы они ничем больше не занимались, только наукой и преподаванием. Вопрос – как это сделать? Повторяю – базовые ставки кандидата и доцента на всех факультетах – одинаковые. Но, если он – выдающийся человек, и сообщество это понимает и принимает, или он участвует в дополнительных больших заработках, он получает от этого в первую очередь.

Вопрос:

- Тут два вопроса, видимо, от студентов: «Предполагается ли ввести скидки тем, кто учится платно, но при этом очень хорошо?» Понятно, что на такой вопрос с ходу ответить сложно.

А.Л.Хазин:

- Грубо говоря, для таких учащихся должны быть «персональные» бюджетные места. Выдающиеся студенты должны не просто учиться бесплатно, они должны получать стипендию. Им надо создавать мотивацию, чтобы они не отрывались от университета и приходили туда преподавателями или хотя бы совместителями.

Вопрос (продолжение):

- Связан ли с этим вопрос о бюджетных местах в магистратуру?

А.Л.Хазин:

- Конечно, связан.

Вопрос (продолжение):

- Их недостаточно. Я позволю сказать от себя, что программа магистратуры у нас сформулирована таким образом, что вся идея междисциплинарности, которая так академически популярна, реализована быть не может. И вот человек спрашивает: «Как связано занятие наукой во время четырехлетнего обучение с правом и возможностью претендовать на место в магистратуре?»

А.Л.Хазин:

- У меня в эту секунду возникла ситуация: понимаете, мне сейчас неудобно пить воду из бутылки, стаканчика нет. Мне кажется, что это – ответ на ваш вопрос. Администрация, сервис – должна обеспечить этот стаканчик. От него до магистратуры.

Вопрос (продолжение):

- Когда-то была такая идея, что параллельно кафедрам будут научно-исследовательские центры. Люди, которые по объективным причинам делают паузу в преподавании, уходят в них. Там нет преподавательской нагрузки, и они обязаны «выдать» чисто научную продукцию. К сожалению, сейчас эта идея глохнет, хотя кажется, что она все еще продуктивна, потому что, даже если нагрузка преподавателя будет не 900 часов, а 750, то все равно, реальной наукой смогут заниматься или люди сверхгениальные, или никто.

А.Л.Хазин:

- Очень серьезный вопрос. Спасибо большое. Конечно, он касается организации всего процесса. На мой взгляд, по поводу внешних вещей есть очевидные «базовые» партнеры, как я говорил – например, музеи Кремля и подобные организации. Есть необходимость работы с партнерскими университетами за рубежом. Это очевидная цель, конечно.

Вопрос (продолжение):

- И последняя группа вопросов о структуре университета. Общего плана: собираетесь ли вы ее пересматривать? Более конкретные: уцелеют ли определенные структуры?. Например, Дмитрий Анатольевич Шевченко волнуется насчет отделения рекламы и маркетинга. Такой же вопрос об историко-архивном институте, который был ядром при создании РГГУ и сейчас чрезвычайно важен в структуре университета. Как вам видится развитие важнейших направлений?

А.Л.Хазин:

- Спасибо. Историко-архивный институт – это бренд российского образования. Очевидно, что такое подразделение должно быть. Вопрос только в том, что его надо нормально финансировать. Одно из моих приятных воспоминаний детства – когда мы с папой шли по улице тогда еще 25-го Октября, сейчас – Никольская, и он показал мне солнечные часы (у входа в ИАИ). Хотелось бы, чтобы они показывали, куда надо. Чтобы институт там был, чтобы студенты пользовались спросом у работодателей, чтобы у разных важных организаций не было поползновения отобрать здание и сделать там что-то другое, и так далее.

Что касается пересмотра структуры: я говорил, мне кажется нонсенсом, что подразделения конкурируют между собой с разной нагрузкой. Понимаю ли я, что существует «конфликт интересов» между ними? Понимаю. Такого не будет, что я поговорю с одними подразделениями, а других поставлю в известность о своем решении. Нужны встречи со всеми заинтересованными структурами, чтобы решить, как это лучше выстроить.

Второй момент, который касается всего стратегического развития: даже самый великий менеджер, придя в такую сложную организацию, как РГГУ, а тем более, с такой административной историей – вы прекрасно знаете, что было с ректорами за последние 15 лет – не может сделать так, чтобы всем понравилось. Такого не будет. Как, на мой взгляд, надо делать? Публично и открыто, с участием всех заинтересованных сторон. Что касается стратегии – мне кажется, неплохо было бы созвать конференцию в середине следующего года. К тому времени будет понятно: результаты минимальной хозяйственной деятельности нового ректора, итоги зарабатывания денег. Люди успеют обо всем подумать. Слушайте, если бы кто-то знал о том, как должно быть, то давно уже был бы здесь ректором, и все шло хорошо.

Вопрос:

- Тут есть довольно частный вопрос о реформировании музейного образования в РГГУ и о взаимодействии университета с музеем изобразительного искусства им.Пушкина. Не будет ли оказано предпочтение музеям Кремля в ущерб взаимоотношениям с пушкинским?

А.Л.Хазин:

- Если вы знаете Елену Юрьевну Гагарину – она же проработала бОльшую часть своей жизни в пушкинском музее, чем в Кремле. Мне бы хотелось сделать какой-то научно-популярный центр для школьников, средних и старших. Это позволит создать большую массу детей, которые впоследствии будут поступать в РГГУ. Во-вторых, мы будем влиять на культурные центры. Это важно. Я, поскольку любитель наградных знаков, работаю еще и с различными музеями. Есть фантастические, причем бесплатные! С музеями работать надо. Это помогает создавать ценности.

Вопрос:

- Вот конкретный вопрос от заведующей кафедры истории русской классической литературы Дины Махмудовны Магомедовой. Он касается непосредственно упомянутого в Вашей программе проекта института Чехова на историко-филологическом факультете. У Дины Махмудовны вызывает сомнение, что центр, в котором один человек – член чеховского общества и два специалиста по Серебряному веку, имеющие публикации по Чехову, сможет вырасти во что-то реальное. Она спрашивает: реален ли этот проект и вообще – что имеется в виду?

А.Л.Хазин:

- Докладываю. Начну с того, что моя мама учила меня в детстве: «Если хочешь иметь хороший слух, почитай Чехова, Набокова и Бунина». Для современных людей я еще добавлю Булгакова. Поэтому Чехов является для меня тем писателем, который дал мне мой слог. Но это еще и бренд, «мягкая сила», пользующаяся спросом. Как мне кажется, мы должны стать – как в России, так и за рубежом – таким центром культурного притяжения. Люди, работающие в университете и способные в этом участвовать, будут главными действующими лицами в нем.

Ведущий:

- Спасибо. Совершенно частный вопрос, для интеллектуальной передышки: у нас рядом с обоими входами в университет толпятся студенты и преподаватели, которые курят, хотя там нельзя. Есть ли у Вас какие-то идеи на этот счет?

(Смех в зале).

А.Л.Хазин:

- Во-первых, есть требования федерального закона. Никогда в жизни не курил, при этом я – астматик. У меня в детстве была жуткая аллергия на табачный дым, начинал задыхаться. Но при этом я воздержался при голосовании в парламенте по вопросу об этом законе. Почему? Потому, что я считаю, что «человеческие» условия для курильщиков должны быть созданы. Путь он долго идет по коридорам, ко двору. Двор такой хороший, с ним надо что-то делать.

Реплика:

- Там была «курилка».

А.Л.Хазин:

- Создать какой-то нормальные условия для людей, какой-то навес, повесить телевизор какой-нибудь – новости слушать, например. Закон не разрешает курить в помещениях – ну и ладно. Будем курить на улице.

Реплика:

- Тогда ведь и алкоголики подтянутся!

(Смех в зале, аплодисменты).

А.Л.Хазин:

- Нет, с этим будем бороться.

Ведущий:

- Еще записка: «Андрей Леонидович, предполагаете ли Вы организовать экспертную деятельность в сфере демографии и этнологии?»

А.Л.Хазин:

- Вполне. Может быть, первое.

Ведущий:

- Есть еще два вопроса из зала.

Вопрос:

- Я представляю отделение интеллектуальных систем в гуманитарной сфере. У меня такой вопрос: в начале правления действующего ректора у нас был Научный совет. Затем он тихо прекратил свое существование. Считаете ли вы разумным создать совет при ректоре, который не конкурировал бы с Ученым советом, но мог бы рассматривать междисциплинарные проблемы, согласование различных образовательных программ на разных факультетах, применение точных методов в гуманитарных науках и проблемы популяризации гуманитарного знания на достаточно высоком уровне?

А.Л.Хазин:

- По традиции Ученый совет – это административный орган. Но надо помнить и о том, что есть содержательные проблемы. Называть ли такой совет Научным – не знаю, если он уже есть – значит, тому и быть. Конечно, должны быть разные формы научной жизни, в том числе и междисциплинарной. Нет такого, что какое-то гуманитарное знание живет только в стенах университета, как в гетто. Это же общемировая история, мы должны со всеми общаться – это нормально. Каждый должен ездить в другие университеты, читать там лекции, слушать что-то, повышать там квалификацию. Это очевидные вещи. Короткий ответ на ваш вопрос – конечно, да.

Вопрос (продолжение):

- В таком совете было бы чрезвычайно существенно понимание того, как надо применять информационные технологии – как в исследованиях, так и в образовательных программах. Есть второй вопрос. Имеется специальность «Образовательное направление профессиональной подготовки», которое было создано в РГГУ. Это интеллектуальные системы в гуманитарной сфере. В настоящее время это стало преподаваться еще в восьми университетах. При этом по номенклатуре специальности наше «Направление профессиональной подготовки» относится к филологии и лингвистике. Так исторически получилось, потому что мы вышли из факультета теоретической и прикладной лингвистики. Были там специализацией, а тут сами стали специалистами.

На протяжении двух лет я вел неравную борьбу с Министерством образования и науки, которое не хотело перевести нашу специальность в информатику или что-нибудь подобное, междисциплинарное. И в результате этого она находится на стыке гуманитарных знаний и точных информационных технологий. Было решение правительства РФ об увеличении бюджетных мест для информационных технологий. Наша специальность, в которой по техническим и математическим наукам было защищено больше 15 диссертаций, тем не менее, числилась по филологии и лингвистике. И в результате на нас не распространилось решение правительства. Нам дали десять мест и то с трудом. Аналогичные конфигурации имеются в Высшей школе экономики. Там сто мест! Не считаете ли вы, что РГГУ, который создал специальность, распространяемую в России, имеет право претендовать на большее количество мест и на перевод нашей специальности из «Филологии и лингвистики» в «Прикладную информатику», например?

А.Л.Хазин: 

- Я считаю, что администратор и ректор, в частности, является инструментом. Задача какая? Чтобы люди, которые занимаются содержательной частью работы в университете, показывали на цели. Что делать? То, что вы сформулировали, является приказом, очевидными целями. Я не знаю, что конкретно касается этих бюджетных мест – скорее всего, там еще задействовано министерство связи и информационных технологий…

Вопрос (продолжение, реплика):

- Министерство связи нас поддерживало! Оно направило письмо.

А.Л.Хазин: 

- В общем, надо делать. Вы практически сформулировали «наказ трудящихся».

Ведущий:

- Спасибо большое. Может быть, нам выслушать студентов?

Вопрос:

- Добрый день. Студент четвертого курса отделения Международных отношений. Вопрос по поводу общежития: существуют очереди, будут ли какие-то планы на расширение или, может быть, по новому зданию?

А.Л.Хазин: 

- Мне кажется, есть возможность для того, чтобы строить. Ситуация со зданием, с пожарной безопасностью, с вай-фаем, с моей точки зрения катастрофическая. Очевидно, что надо строить новое здание, а потом капитально ремонтировать старое. Пока такого нет, надо решать вопрос об аренде соответствующих общежитий.

Вопрос:

- Тоже отделение Международных отношений, третий курс. Хочется узнать – кто Ваши идеалы в политике и в науке?

А.Л.Хазин: 

- По многим понятиям мне очень нравится Черчилль. Он был Нобелевским лауреатом по литературе, за книгу «II Мировая война». Это был герой войны в Судане и Южной Африке, при этом он еще заработал денег – книга принесла ему около 400 миллионов долларов. Одна книжка. Это личность огромного масштаба. Мне очень нравится Дизраэли. Черчилль был харизматик, а Дизраэли – нет. Но он смог создать модель Британской империи, самого большого государства в мире на тот момент. У меня есть несколько российских примеров, которые мне очень нравятся – например, Борис Брунов, Александр II. Есть любимая книга на русском языке – не художественная, не научная. Это мемуары Алексея Николаевича Крылова «Мои воспоминания». Кто читал? Все люди старшего поколения! Это гениальное произведение обязательно для прочтения студентами на моем курсе. Хотя бы то, что его зять – Нобелевский лауреат Капица – требует прочтения. Он является для меня фантастическим примером – был генералом для особых поручений при морском министре Российской империи в царское время, Героем Социалистического труда и лауреатом Сталинской премии при СССР и просто выдающимся человеком.

Вопрос:

- Третий курс, отделение Международных отношений.

А.Л.Хазин: 

- Я дико извиняюсь, а другие студенты есть?

Ведущий:

- У нас много «международников», «хороших и разных».

Вопрос:

- Первый вопрос: насколько бизнес будет влиять на принятие решений в университете, поскольку он не будет ничего делать «за просто так»? Не превратится ли университет в бизнес-проект?

А.Л.Хазин: 

- Именно поэтому в моем понимании фонд должен быть полностью отделен от университета, не принимая никакого участия в принятии административных, учебных или научных решений. Другое дело, что мы должны создавать такие условия, чтобы они давали нам деньги и дальше. Но пример РГГУ 12-летней давности показывает, что это разные сферы деятельности. Я поработал и там и там. Их нельзя совмещать в одном месте. Бизнес очень важен – как работодатель, как спонсор. Это же работа для наших студентов потом. Но никакого участия в управлении РГГУ он принимать не может. Бывает, конечно, человек из бизнеса, но при этом – знаменитый ученый. Например, Зимин.

Вопрос:

- Я – студент первого курса юридического факультета. Когда поступал в РГГУ, спрашивал тех, кто здесь учится, чем он лучше других институтов. И мне говорили, что РГГУ – это не лучший институт, но единственный университет, где студентам дается такая свобода.

(Аплодисменты).

- Сейчас понимаю, что это так, действительно. Я могу обсуждать с преподавателями множество тем, высказывать свое мнение,

А.Л.Хазин: 

- Я бы не пошел кандидатом в ректоры, если бы мне не нравился тут коллектив, поверьте. Мне здесь очень нравится.

Вопрос (продолжение):

- Вопрос мой в том, не будет ли введено какой-то цензуры?

А.Л.Хазин: 

- Я вам скажу: я допускаю занятия, где есть шум, и не разрешаю присутствовать на них людям, опоздавшим хотя бы на минуту. Считаю, что должна быть некая внутренняя самодисциплина и уважение к тем стенам, в которых ты находишься. Я пришел к вам в галстуке и на лекции прихожу в галстуке. Это вопрос уважения и вопрос культуры. Я так считаю.

(Аплодисменты).

Вопрос:

- Здравствуйте. Я – заведующий кафедрой маркетинга и рекламы Абаев Алан Лазаревич. Не знаю, совпадение или нет, но от всего университета хочу сказать Вам спасибо – сейчас пришла зарплата.

(Аплодисменты, «Ура!»).

- Я очень внимательно изучил Вашу программу, там очень много внимания уделено маркетингу, что мне как маркетологу очень приятно. Но вопрос мой вот в чем: постоянно спорю с коллегами о том, что не только технический, но и гуманитарный вуз прогрессирующих инноваций, должен встраиваться в систему научно-исследовательских университетов как учреждение, продуцирующее инновации во многих сферах. Как вы считаете, РГГУ может быть в числе лидеров научно-исследовательских университетов именно инновационных, потому что без этого стать ведущим вузом, на мой взгляд, невозможно?

А.Л.Хазин: 

- У меня в программе это написано. Считаю, что мы должны бороться за статус национального исследовательского университета. Это совершенно другое финансирование, статус, а самое главное – самоощущение. Потенциал есть, и это надо делать. И с содержательной и с административной точки зрения надо идти этим путем.

Вопрос:

- Купцова Ирина Игоревна, управление регионального развития. Вопрос по филиалам: в ноябре прошлого года на заседании в Государственной Думе наш министр образования сказал, что, если в маленьком городе существует только один филиал и больше нет никаких учреждений высшего образования, даже если этот филиал имеет плохие показатели, то вузу – головной организации – нужно разработать программу развития для него и ее реализовывать. Вопрос: Ваша политика будет направлена на продолжение ликвидации всей нашей филиальной сети (начиная с 2000 у нас было 36 филиалов, на данный момент – 13)? Или все-таки Вы допускаете сохранение какой-то части, особенно таких, которые остались единственными в небольших городах?

А.Л.Хазин: 

- Смотрите: во-первых, филиал высшего учебного заведения – это некое учреждение культуры в маленьком городе, в самом широком смысле этого слова. Центр, вокруг которого живет город, селение. Если филиалы убрать, то через три-четыре года население «проседает» страшно. Экономика, кстати, тоже. Поэтому мне кажется, что ответ очевиден. Другое дело, что есть техническая часть. Понятно, что существует общая тенденция к сокращению. Мое мнение такое: если филиал дает образование хорошего уровня, если люди туда приезжают для повышения квалификации, если мы понимаем, что там нормальная дисциплина и не покупаются дипломы - очевидно, что мы будем бороться за то, чтобы такие филиалы оставить. Если происходит что-то иное – это недопустимо. Поэтому в каждом случае надо смотреть индивидуально. В целом, если структура жизнеспособна, то зачем ее уничтожать? Она нужна.

Ведущий:

- Спасибо!

А.Л.Хазин: 

- Еще раз спасибо за встречу. Страшно обидно, что меня не спросили про мою презентацию! Я потом расскажу, если что. Очень много вопросов, видно, что люди заинтересованы. Что я хочу сказать: если так получится, что я буду выбран ректором, то я физически свяжу значительную часть своей жизни с университетом и всю ее – тоже. Второе: конечно, я буду с вами. Я не буду ездить на казенной машине и устраивать себе ремонт в кабинете, если кто-то не получил зарплату. Это очевидная вещь. И уж конечно, буду участвовать в субботнике по отмывке помещения вместе с каждым, кто захочет это сделать. Нам будет сложно в начале, ничего, кроме пота, я вам не обещаю. Получится ли хорошо – время покажет. Я не могу вас заставить верить в это. Но скажу вот что: когда вещий Олег взял Царьград, он на ворота прибил свой щит. Когда великий князь Николай Николаевич-старший взял Андриаполь и подошел к Царьграду, он прибил на ворота панталончики своей любовницы. И, как пишет Крылов: «Каков флаг, так люди и воюют». С вашего позволения, когда я закончу, пойду и поправлю флаг университета так, чтобы он хотя бы не волочился по полу. И, на мой взгляд, это символ того, что я хотел бы сделать, в том числе вместе с вами, в борьбе за РГГУ. Спасибо вам большое!

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

16:45 Главе МИД Италии поручили сформировать правительство
16:11 СМИ сообщили о захвате ИГ Пальмиры
15:17 Интерпол отказался объявлять в розыск депутата Онищенко по запросу Киева
14:48 Глава RT ответила на слова Макфола об иноагентах
14:21 В Приднестровье начались выборы президента
14:05 Глава Киргизии пообещал не потерять новую конституцию
13:29 При взрыве в христианском соборе в Каире погибли 20 человек
13:21 Никита Михалков написал письмо Наине Ельциной
13:00 Путин выразил Эрдогану соболезнования после терактов
12:46 Число жертв терактов в Стамбуле достигло 38 человек
12:08 СМИ назвали главу МИД Италии новым премьером страны
11:39 Супруга главы отдела МВД Отрадного погибла при нападении
11:10 Глава Пентагона прибыл в Ирак с необъявленным визитом
10:51 Анкара заподозрила курдов в организации новых терактов
10:35 Глава ExxonMobil согласился возглавить Госдеп США
10:18 Макфол призвал приравнять RT и Sputnik к иноагентам
09:58 В Нижнекамске пожар в цеху привел к гибели пяти человек
09:39 СМИ рассказали о реакции США на поездку Путина в Токио
09:26 Авиация РФ помогла выбить ИГ из Пальмиры
09:13 В Стамбуле прогремело два взрыва
10.12 20:48 Михалков допустил критику «Ельцин-центра» без его посещения
10.12 20:33 В Петербурге умер старейший режиссер «Ленфильма» Сергей Микаэлян
10.12 19:52 НТВ показал «сенсационные откровения» оппозиционера Ильи Пономарева
10.12 19:24 Керри попросил у России «проявить милость» в отношении оппозиции в Алеппо
10.12 18:57 В ДТП на трассе под Оренбургом погибли семь человек
10.12 18:31 Иракская армия опровергла ошибочный удар ВВС США в Мосуле
10.12 17:58 Герман Греф стал медиаперсоной недели по версии «Полит.ру»
10.12 17:20 Глава антидопингового агентства США призвал исключить Россию из МОК
10.12 16:51 Мутко заявил о достижении Маклареном главной цели
10.12 16:24 Президенту Колумбии вручили Нобелевскую премию мира
10.12 16:08 Дочь Шойгу нашла «чудовищные ошибки» в учебниках по ОБЖ
10.12 15:56 Страны вне ОПЕК согласились сократить добычу более чем на 600 тысяч баррелей
10.12 15:32 Шипулин побил рекорд СССР и России по числу медалей на Кубке мира по биатлону
10.12 14:46 На Байконуре выдвинули новую версию причины аварии «Прогресса»
10.12 14:23 Вдова Ельцина назвала «лживыми» высказывания Никиты Михалкова
10.12 13:53 Минобороны организовало вывод мирных жителей с востока Алеппо
10.12 13:19 В Стокгольме состоится церемония вручения Нобелевских премий
10.12 12:54 Новый премьер Франции предложил продлить режим ЧП в стране
10.12 12:46 В Крыму более 15 тысяч человек остались без тепла из-за аварии
10.12 12:26 Новак подтвердил готовность России сократить добычу на 300 тысяч баррелей
10.12 11:52 В США военный вертолет экстренно сел на школьном футбольном поле
10.12 11:48 Billboard признал Мадонну женщиной года в музыке
10.12 11:30 В Мосуле при ошибочном ударе ВВС США погибли около 90 военных
10.12 10:50 СМИ узнали о планах Японии ослабить санкции и смягчить визовый режим с РФ
10.12 10:26 Samsung принудительно заблокирует в США все Galaxy Note 7
10.12 10:10 В Красноярске открыли первую в России церковь при торговом центре
10.12 09:44 Турцию обвинили в отправке в НАТО пророссийских чиновников
10.12 09:30 Команда Трампа высмеяла тему помощи со стороны России на выборах
10.12 09:20 Фигуристка Евгения Медведева установила мировой рекорд в короткой программе
10.12 01:51 Суд в Петербурге арестовал полковника Тимченко до 7 февраля
Apple Boeing Facebook Google NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия автопром Азербайджан Александр Лукашенко Алексей Навальный алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия Афганистан Аэрофлот банковский сектор Барак Обама Башар Асад беженцы Белоруссия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт болельщики «болотное дело» Борис Немцов Бразилия Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович «ВКонтакте» ВКС Владимир Жириновский Владимир Путин ВМФ военная авиация Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Донецк драка ДТП Евгения Васильева евро Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург естественные и точные науки ЖКХ журналисты закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан Канада Киев кино Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание кораблекрушение коррупция космос КПРФ кража Краснодарский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис культура Латвия ЛГБТ ЛДПР лесные пожары Ливия Литва литература Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкульт Минобороны Минобрнауки Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Нью-Йорк «Оборонсервис» образование ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан Палестинская автономия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко погранвойска пожар полиция Польша правительство Право «Правый сектор» преступления полицейских преступность происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии рейтинги религия Реформа армии РЖД Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростовская область РПЦ рубль русские националисты Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сбербанк связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие Совет Федерации социальные сети Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» «Справедливая Россия» спутники СССР стихийные бедствия Стихотворения на случай стрельба суды суицид США Таиланд Татарстан театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство Украина Федеральная миграционная служба физика Финляндия ФИФА фондовая биржа Фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков химическое оружие хоккей Центробанк Цикл бесед "Взрослые люди" Челябинская область Чечня шахты Швейцария Швеция школа шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129343, Москва, проезд Серебрякова, д.2, корп.1, 9 этаж.
Телефоны: +7 495 980 1893, +7 495 980 1894.
Стоимость услуг Полит.ру
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.