Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
16 июля 2018, понедельник, 19:47
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

От народных дружин до муниципальной милиции

Фото: kaluga-gov.ru
Фото: kaluga-gov.ru

Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге по заказу Центра стратегических разработок провел исследование «Диагностика локального спроса на безопасность и форм участия региональных и местных властей в охране общественного порядка», по итогам которого был представлен аналитический отчет научного сотрудника ИПП при ЕУСПб Екатерины Ходжаевой "Локальные инициативы охраны общественного порядка в России: от народных дружин до муниципальной милиции, аннотирующие и заключительный раздел которого мы публикуем. В документе представлен обзор инициатив муниципального и регионального уровней по охране общественного порядка, а также общее изложение проблем работы ДНД. На материалах первичных и вторичных данных, полученных в ходе исследования, описано 22 кейса из разных регионов страны.

Исследование имеет смысл рассматривать в контексте комплекса исследований и разработок, проводившихся ИПП (значительной частью, по заказу КГИ) по проблемам состояния и необходимой реформы правоохранительной системы России. В том числе, посвященных проблемам охраны правопорядка на муниципальном уровне (см., в частности, доклад «Диагностика работы правоохранительных органов по охране общественного порядка и перспективы создания муниципальной милиции в России». Появление отчета кажется тем более важным, что изнутри МВД предпринимаются некоторые попытки упредить реформу извне самореформированием – как раз в сфере работы на муниципальном уровне (см. о проекте в полном тексте отчета, в разделе «Общественно-политический контекст исследования»).

См. также:

Основные выводы

Охрана общественного порядка (ООП) в России осуществляется правоохранительными ведомствами — в основном МВД, которое после 2012 года полностью переведено на федеральное финансирование. Полиция испытывает нехватку сотрудников в большей части на тех позициях, которые заняты в ООП (участковые, патрульные). Одна из реакций МВД на этот ресурсный дефицит состояла в сокращении сферы своих полномочий путем отказа от контроля соблюдения административного законодательства субъектового уровня. На местах регионы и местные власти начали приспосабливаться к этой ситуации, в том числе усиливать свои собственные контролирующие органы и создавать кое-где структуры, участвующие в ООП («парамилиции»).

В июле 2014 года вступил в действие 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка», который передает под контроль МВД все полномочия региональных и местных властей по организации добровольных народных дружин (ДНД) и объединений правоохранительной направленности.

В отчете представлен обзор парамилицейских инициатив местного и регионального уровней, а также общее изложение проблем, связанных с организацией работы ДНД. Всего на материалах первичных и вторичных данных, полученных в ходе исследования, описано 22 кейса из разных регионов страны.

По результатам этого обобщения сделаны следующие основные выводы.

1. За редким исключением, основной интерес местной власти в создании и продвижении парамилиций — это муниципальный контроль соблюдения регионального административного законодательства и правил благоустройства (читай: сбор штрафов). Нередко работники этих организаций заняты организационным и информационным обеспечением административных комиссий, что сложно считать профильными функциями. Наблюдается также тенденция к подчинению парамилиций территориальным органам внутренних дел и восприятию их сотрудниками ОВД как человеческих ресурсов в помощь полиции от муниципалитета или региона.

2. Поскольку везде руководство и почти весь низовой состав рекрутируются из бывших сотрудников ОВД, возникают и реализуются риски воспроизводства «палочной системы», опирающейся исключительно на количественные критерии оценки работы. В результате деятельность становится более ориентированной на процесс, нежели на результат: на местах избираются простые и удобные для отчетности схемы квазирешения проблем.

3. И парамилицейские структуры, и централизованные формы ДНД испытывают кризис легитимности. Они вынуждены выстраивать сложные отношения с другими правоохранительными и контрольными ведомствами. Кроме того, нередко приходится преодолевать критику со стороны населения, общественности и бизнес-среды.

4. Основной тенденцией мобилизации ДНД после принятия федерального закона стало активное участие МВД в его исполнении деятельностью правительственной Комиссии по профилактике правонарушений, настоятельно рекомендующей регионам развивать ДНД. Контроль направленных рекомендаций осуществляется по двум линиям отчетности: в рамках самого МВД РФ и по каналам исполнительной власти.

5. Региональные и местные власти находятся в ситуации принуждения к активизации работы. Там, где были созданы и действовали на протяжении длительного времени объединения правоохранительной направленности или обеспечивающие их деятельность управленческие структуры (в том числе и парамилицейские), наладить и переформатировать их работу в русле нового закона удалось более или менее успешно. Там же, где организованного ДНД-активизма не существовало, задачу пришлось решать с нуля. Постоянные требования к росту участия граждан побуждают повсеместно симулировать такую деятельность или завышать показатели на бумаге (основные из которых — это количество дружин и дружинников, рейдов, статистика протоколов и раскрытий).

6. Мобилизуя создание и развитие народных дружин подчас административно- командными методами, главы администраций могут рассчитывать на то, что руководство городского или районного отдела органов внутренних дел прислушается к тем или иным рекомендациям и будет склонно содействовать решению проблем, которые местные власти воспринимают как насущные. Поэтому ДНД-активизм развивается успешнее всего там, где взаимоотношения между администрациями и органами внутренних дел наиболее кооперативные.

Краткое содержание отчета

Исследовательский проект был нацелен на описание разнообразных форм участия местной и региональной власти в организации охраны общественного порядка. Для анализа были выбраны 22 кейса конкретных локальных или региональных инициатив. Под охраной общественного порядка (далее ООП) мы понимаем организованную деятельность (униформированных структур, муниципальных служащих и/или граждан) по контролю за благополучием на улицах, во дворах, парках и прочих общественных местах и препятствованию правонарушениям и преступлениям. Под это определение попадают совершенно различные действия властей и граждан — как просто патрулирование улиц и присутствие на массовых мероприятиях, так и более сложно организованная деятельность по оформлению и администрированию протоколов по фактам совершения правонарушений, участие граждан в раскрытии уголовных дел и прочее.

В первой главе обобщен контекст участия местных властей в ООП. МВД последние годы испытывает существенную нехватку людских ресурсов не только из-за собственно малочисленности низового состава, но также по причине перегрузки сотрудников непрофильными задачами и отчетностью. С 2012 года, после реформы полиции, в целях экономии усилий оставшихся в сокращенном составе низовых исполнителей органы внутренних дел постепенно снижали свою активность по контролю исполнения административного законодательства субъектового уровня. В 2014 году МВД провело поправки в КоАП РФ, согласно которым оно может осуществлять работу по административному преследованию на местах лишь только по федеральному законодательству.

На местах регионы начали приспосабливаться к этой ситуации:

— Разрабатывая программы профилактики преступности, которые позволяли частично организовать финансовую поддержку органов внутренних дел в обход прямого запрета на финансирование МВД за счет средств субъектов федерации;

— Усиливая свои собственные контролирующие органы: это и самостоятельные административно-технические инспекции в форме бюджетных или казенных учреждений, и службы квартальных, действующие также самостоятельно на уровне районов крупных городов, и подразделения городских администраций без создания юридического лица в помощь административным комиссиям.

В основном такие усилия муниципалитетов направлены на исполнение правил благоустройства в российских городах и сельских поселениях. Однако мы также обнаруживаем постепенное расширение задач и включение в сферу ответственности муниципалитетов целей по охране общественного порядка, как это им предписывается в ст. 132 Конституции РФ и главе 3 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (от 6 октября 2003 года).

Во второй главе рассмотрены конкретные примеры развития локальных инициатив по созданию на местном или региональном уровне организаций, призванных участвовать в охране общественного порядка. Для того чтобы отделить эти формы участия от полиции, мы предлагаем условно называть их «парамилицией». Руководствуясь лишь рамочными декларациями в Конституции и в 131-ФЗ о том, что местные органы власти участвуют в охране общественного порядка в том числе путем создания муниципальной милиции, инициаторы вынуждены вырабатывать на местах собственные нормативные решения, узаконивающие деятельность работников таких парамилиций.

В отчете рассмотрены:

— Две крупные организации, действующие по инициативе глав городов: МКУ «Муниципальная стража г. Белгорода» и МБУ «Центр общественной безопасности» в г. Уфе;

— Опыт создания подразделений администраций, занятых муниципальным контролем, без образования юридического лица: муниципальная милиция г. Ижевска, г. Златоуста и отдел муниципального контроля в г. Елабуге;

— Опыт г. Тюмени и г. Екатеринбурга по введению в районные администрации должностей квартальных инспекторов;

— Масштабная инициатива в Республике Татарстан по введению в каждом муниципалитете подразделений, непосредственно участвующих в охране общественного порядка за счет средств республиканского бюджета.

За редким исключением (г. Белгород, г. Уфа), основной интерес местной власти в создании и продвижении парамилиций — это муниципальный контроль за соблюдением регионального административного законодательства и правил благоустройства (читай: сбор штрафов). Нередко работники этих организаций наделяются непрофильными функциями — например, используются как курьеры при административных комиссиях, как собиратели статистики для ведения различной спускаемой с регионального или федерального уровней отчетности, для контроля за деятельностью других муниципальных служб или организаций в сфере ЖКХ и прочего.

Практически везде можно отметить:

  • Риски роста управленческого аппарата в связи с усилением бюрократизации;
  • Риск усиления имитации деятельности на бумаге и ориентированности ежедневной работы скорее на процесс, нежели на результат: на местах избираются простые и удобные для отчетности схемы квазирешения проблем;
  • Риск воспроизводства «палочной системы» на основе количественных критериев оценки (поскольку везде руководство и почти весь низовой состав рекрутируется из бывших сотрудников ОВД).

Парамилицейские структуры муниципального уровня повсеместно в начале своей работы сталкиваются с кризисом легитимности. Они вынуждены выстраивать отношения с другими государственными органами и с уже действующими муниципальными структурами. Низовые исполнители всех рассмотренных в данной главе инициатив встречают также нелояльное отношение и среди граждан, которые не всегда разделяют представление о правомочности составления муниципальными служащими административных протоколов. В прессе и в интернете также можно встретить примеры конфликтов парамилиций с предпринимателями. Стремление местных властей «навести порядок», усилив муниципальный контроль, трактуется предпринимателями как намерение урегулировать рынок таким образом, чтобы дать дорогу одним и закрыть ее другим.

Третья глава представляет описание возрождения движения народных дружин и общественных организаций правоохранительной направленности в последние годы. Здесь реперной точкой является принятие 02.04.2014 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка». До установления федерального закона данный вид гражданской активности регулировался законами субъектов федерации.

Анализ показал, что можно условно выделить три стратегии деятельности дружин на местах до 2014 года:

  • Централизованные примеры субъектового уровня, когда на региональном уровне действует либо отдельная структура (например, Штаб народной дружины г. Москвы), либо программа по финансированию единого общественного объединения правоохранительной направленности (например, деятельность Кубанского казачьего войска в Краснодарском крае).
  • Нецентрализованные примеры регионального уровня включают в себя большинство регионов страны, где до принятия 44-ФЗ деятельность народных дружин организовывалась на местах без общей централизации: на региональном уровне разрабатывалось законодательство для осуществления деятельности народных дружин, но собственно организация их работы осуществлялась на местном уровне и только там, где была осознана в этом потребность.
  • Примеры гражданских инициатив локального уровня. Иногда проблемы среды проживания или отдельные ЧП подталкивали муниципалитеты к более активному участию в охране общественного порядка. Всплеску интереса местных властей и жителей к патрулированию улиц или в целом охране общественного порядка нередко способствовали резонансные преступления (убийства или изнасилования несовершеннолетних, массовые драки на дискотеках). Часто стихийно из числа возмущенных или заинтересованных граждан образовывались группы активистов, которые брали на себя задачу по охране порядка, патрулированию. Однако без финансовой и организационной поддержки местных властей или органов МВД такие инициативы со временем обычно затухали. Возникновение долговременных форм систематической работы обычно наблюдается там, где, с одной стороны, наличные силы полиции были невелики и их не хватало для полноценного контроля ситуации на всей территории, а главами муниципалитетов была осознана собственная ответственность за эту сферу, а с другой — структура населения располагала к массовой активности в сфере правоохранительной деятельности (например, расширялись поселения, где выдавалось жилье бывшим военным или сотрудникам других правоохранительных структур либо локально проживали работники крупных предприятий, которых легче привлекать административно-командными методами).

Основной тенденцией мобилизации ДНД после принятия федерального закона стало активное участие МВД в его исполнении деятельностью правительственной Комиссии по профилактике правонарушений, настоятельно рекомендующей регионам развивать ДНД-движение на местах. Контроль за направленными рекомендациями осуществляется по двум линиям отчетности: в рамках самого МВД РФ и по каналам исполнительной власти.

В свою очередь, региональные и местные власти находятся в ситуации принуждения к активизации работы. В тех регионах или отдельных муниципалитетах, где были созданы и действовали на протяжении длительного времени объединения правоохранительной направленности или обеспечивающие их деятельность управленческие структуры (в том числе и парамилицейские), наладить и переформатировать их работу в русле нового закона удалось более или менее успешно. Там же, где организованного ДНД-активизма не существовало, задачу пришлось решать с нуля. Постоянные требования к росту участия граждан побуждают муниципалитеты повсеместно симулировать деятельность или завышать показатели на бумаге (основные из которых — это количество дружин и дружинников, рейдов, статистика протоколов и раскрытий). Именно этим и объясняется, что в МВД также налажен свой альтернативный и более жесткий контроль за деятельностью дружин. Мобилизуя создание и развитие народных дружин подчас административно-командными методами, главы администраций могут рассчитывать на то, что руководство городского или районного отдела органов внутренних дел прислушается к тем или иным рекомендациям и будет склонно содействовать решению проблем, которые местные власти воспринимают как насущные. Поэтому ДНД-активизм развивается успешнее всего там, где взаимоотношения между администрациями и органами внутренних дел наиболее кооперативные.

В ходе исследования мы также обнаружили два уровня конфликта интересов органов МВД и местных властей при мобилизации ДНД.

Во-первых, это уровень организации и управленческой координации движения, который предполагает определение конкретных субъектов, ответственных за это направление. Федеральный закон подчеркивает, что это сфера совместного ведения, и на местах конфигурация централизации движения отличается. В целом, за очень редкими исключениями, можно констатировать слабый интерес регионов и местных властей к непосредственной организации охраны общественного порядка. Главы администраций стараются передать эти задачи органам МВД. В подавляющем большинстве случаев участие местной власти сводится лишь к финансированию, подключению административного ресурса и мобилизации людей на местах.

Во-вторых, это уровень низовых исполнителей — как со стороны полиции, так и со стороны командиров дружин и лидеров объединений правоохранительной направленности. Основная плоскость конфликта здесь разворачивается вокруг необходимости ведения и оформления отчетности, которая и для сотрудников полиции, и для организаторов от администраций (если только нет специализированного сотрудника или отдела) оборачивается дополнительной нагрузкой. Как показывает исследование, задача регистрации рутинной деятельности дружин и дружинников в основном ложится на сотрудников ОВД.

Нарастание бюрократизации и рост необходимой отчетности отмечаются всеми задействованными акторами на местах: и там, где дружины существовали давно, и там, где они инициативно создавались органами власти.

Заключение

Обзор опыта местных и региональных инициатив по созданию парамилицейских структур и мобилизации народных дружин и других объединений правозащитной направленности показал, что эти процессы долгое время имели стихийный и почти не регулируемый на федеральном уровне характер. Решение о том, создавать ли собственное подразделение или структуру, которая будет занята охраной общественного порядка, принимали всегда на местах те, кто был в этом больше заинтересован: главы местных администраций или же главы регионов. Иногда этот интерес формировался инициативным продвижением интересов местных органов власти, где-то действовали старые советские модели и решения.

Основной тенденцией последних двух лет участия региональных и местных властей в охране общественного порядка стало повсеместное присутствие интересов органов внутренних дел и решение за счет инициатив (будь то парамилиция или же движение ДНД) проблемы нехватки в полиции людских ресурсов.

МВД РФ продвигает эти интересы путем законотворческой работы и взятия на себя ведущей роли в исполнении выработанных при его участии законов. Основной пример здесь — продвижение 44-ФЗ от 02.04.2014 «Об участии граждан в охране общественного порядка», которое реализуется самим МВД и одновременно — силами правительственной Комиссии по профилактике правонарушений, настоятельно рекомендующей регионам развивать ДНД-движение на местах. Контроль над исполнением направленных рекомендаций осуществляется по двум линиям отчетности: в рамках самого МВД РФ и по каналам исполнительной власти.

Мы также прогнозируем, что МВД РФ в дальнейшем будет все более активно привлекать региональные и местные власти в соответствии с принятым 23.09.2016 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». Нацеленность МВД на то, чтобы взять под контроль и создаваемые парамилицейские структуры, проявляется также и в разработанном ВНИИ МВД законопроекте «Об основах организации деятельности муниципальной милиции».

В свою очередь, региональные и местные власти находятся в ситуации принуждения к активизации работы. В тех регионах или отдельных муниципалитетах, где были созданы и действовали на протяжении длительного времени объединения правоохранительной направленности или обеспечивающие их деятельность управленческие структуры (в том числе и парамилицейские), наладить и переформатировать их работу в русле нового закона удалось более или менее успешно. Там же, где организованного ДНД-активизма не существовало, задачу пришлось решать с нуля. Постоянные требования к росту показателей участия граждан в ООП побуждают повсеместно симулировать деятельность или завышать показатели на бумаге (основные из которых — это количество дружин и дружинников, рейдов, статистика протоколов и раскрытий). Именно этим и объясняется, что в МВД также налажен свой альтернативный и более жесткий контроль за деятельностью дружин. Мобилизуя создание и развитие народных дружин подчас административно- командными методами, главы администраций могут рассчитывать на то, что руководство городского или районного отдела органов внутренних дел прислушается к тем или иным рекомендациям и будет склонно содействовать решению проблем, которые местные власти воспринимают как насущные. Поэтому ДНД-активизм развивается успешнее всего там, где взаимоотношения между администрациями и органами внутренних дел наиболее кооперативные.

Однако есть и второй, более дорогостоящий и более рискованный вариант — самостоятельного участия местных властей в поддержании порядка. Там, где муниципалитеты самостоятельно или, как в Татарстане, с привлечением средств регионального бюджета развивают собственные варианты парамилицейских структур, местные власти получают возможность пополнить местный бюджет за счет поступлений от налагаемых штрафов (в случае парамилиции). Именно этим и объясняется пристальное внимание руководителей этих структур к исполнению административного законодательства в части правил благоустройства и других сфер именно муниципального контроля. Однако обзор деятельности парамилицейских инициатив показывает, что чем более муниципальная структура ориентирована на охрану общественного порядка, тем более она начинает подчиняться интересам территориальных ОВД.

В ходе исследования мы также обнаружили два уровня конфликта интересов органов МВД и местных властей при мобилизации ДНД.

Во-первых, это уровень организации и управленческой координации движения, который предполагает определение конкретных субъектов, ответственных за это направление. Федеральный закон подчеркивает, что это сфера совместного ведения, и на местах конфигурация централизации движения отличается. В целом, за очень редкими исключениями, можно зафиксировать слабый интерес регионов и местных властей к непосредственной организации охраны общественного порядка. Главы администраций стараются передать эти задачи органам МВД. В подавляющем большинстве случаев участие местной власти сводится лишь к финансированию, подключению административного ресурса и мобилизации людей на местах.

Во-вторых, это уровень низовых исполнителей — как со стороны полиции, так и со стороны командиров дружин и лидеров объединений правоохранительной направленности. Основная плоскость конфликта тут разворачивается вокруг необходимости ведения и оформления отчетности, которая и для сотрудников полиции, и для организаторов от администраций (если только нет специализированного сотрудника или отдела) становится дополнительной нагрузкой. Как показывают исследования, задача регистрации рутинной деятельности дружин и дружинников в основном ложится на сотрудников ОВД.

Необходимо отметить, что активное создание парамилицейских структур или развитие ДНД-движения практически везде сопровождается конфликтами как с предпринимательской средой, так и с населением. Граждане, в свою очередь, получая протоколы, например, за нарушения правил парковки на газонах, тоже испытывают большое недовольство, особенно когда не видят, что получаемые в местные бюджеты средства решают проблемы нехватки парковочных мест. Помимо прочего, повсеместно встречает критику общественности использование ДНД или парамилиций в качестве средства для контроля деятельности общественной оппозиции.

Отдельно стоит упомянуть, что успехи федеральных органов власти по форматированию участия граждан и местных властей в ООП ставят под вопрос перспективы развития «старых» инициатив. Для того чтобы локальная инициатива сохранилась, ей необходимо не только быть подкрепленной интересами инициатора (часто это сами главы администраций), но и интенсифицировать сотрудничество с органами МВД, принимая на себя новые функции. Если «старая» инициатива может быть удачно вписана в новую логику, инициируемую «сверху», то производится ее ребрендинг при сохранении исходного содержания. Институционально слабые инициативы находятся под угрозой исчезновения или перепрофилируются.

Источник публикации: http://enforce.spb.ru/products/other-publications/6828-2016-nov-03-09-41-05

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

19:26 Путин объявил сообщения о компромате на Трампа шелухой
19:22 Трамп признал отсутствие связи 12 обвиняемых в США россиян с выборами
18:50 Трамп пообещал России серьезную конкуренцию на газовом рынке ЕС
18:47 «Ювентус» за день отбил половину стоимости Роналду
18:29 Лондонский суд арестовал активы братьев Ананьевых
18:27 Путин напомнил о завершении холодной войны с США
18:04 Комитет Госдумы одобрил законопроект о повышении НДС ко второму чтению‍
17:43 Ученые объявили Туринскую плащаницу подделкой
17:38 Минтруд подтвердил пересмотр балльной пенсионной системы
17:37 Крысы снижают количество рыб на коралловых островах
17:14 «Бог Кузя» получил пять лет за создание секты
16:54 Мосгорсуд продлил арест двух фигурантов дела «Седьмой студии»
16:36 Тет-а-тет Путина и Трампа занял больше двух часов
16:21 Booking.com прекратил работу в Крыму из-за санкций
16:03 Посольство Франции подтвердило закрытие торгпредства в России
15:59 Яровая предложила искать пропавших детей по мобильникам
15:43 У одной пчелиной семьи может быть до пятидесяти разных отцов
15:35 Минздрав объяснил рост заболеваемости ВИЧ
15:16 Италия будет агитировать за отмену антироссийских санкций
14:55 Евросоюз запретил импорт российской птицы
14:36 Прокуратура Москвы объяснила выделение 33 млн рублей разогнавшим митинг казакам
14:31 Путин и Трамп уединились для обсуждения «болевых точек»
14:20 В ЕР решили единогласно поддержать пенсионную реформу
14:13 Минобороны отчиталось по выводу российской авиации из Сирии
13:48 Положительные отзывы на пенсионную реформу дали 77 регионов
13:44 Звонивший в колокол деревянный рыцарь был найден в башне Линкольнского собора
13:33 Путин опоздал на встречу с Трампом
13:27 ФИФА выдвинула Дзюбу и Черышева на приз автору лучшего гола ЧМ-2018
13:16 Путин прибыл в Хельсинки на встречу с Трампом
13:11 ЦБ оценил рост цен после повышения НДС
12:53 РЖД пустят домашних питомцев в поезда без хозяев
12:34 Думский комитет одобрил повышение пенсионного возраста
12:28 Грудинин развелся с женой после 38 лет брака
12:13 Яд из Эймсбери находился во флаконе из-под духов‍
12:08 Мособлизбирком окончательно определил кандидатов в главы Подмосковья
11:50 С отдыхающих на Кубани начали взимать курортный сбор
11:46 Трамп признал вину США в плохих отношениях с Россией
11:30 В офис «Натали Турс» пришли следователи
11:19 СМИ узнали о готовности кабмина ограничить импорт алюминия ради «Русала»
11:11 Минтруд пообещал 5 млрд рублей в год на переобучение будущих пенсионеров
10:53 В Калуге прошел концерт московских творческих коллективов
10:51 «Мегафон» решил избавиться от статуса публичной компании
10:44 Въезд в Россию по паспорту болельщика продлят до конца 2018 года
10:29 Следком подтвердил подлинность останков Николая II и его семьи
10:24 В Великобритании заподозрили ГРУ в отравлении Скрипалей
09:50 Песков не уверен в обсуждении «Северного потока — 2» на саммите Россия-США
09:48 Два года французский фермер скрывал гомфотерия от ученых
09:22 Президент Хорватии высказалась против изоляции России
15.07 20:04 Трамп объявил ЕС противником США
15.07 19:54 Франция второй раз в истории стала чемпионом мира по футболу
Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Абхазия аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Антон Силуанов Аргентина Аркадий Дворкович Арктика Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Басманный суд Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспилотник беспорядки биатлон бизнес биология бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов борьба с курением Бразилия Валентина Матвиенко вандализм Ватикан ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ Внуково военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы ВЦИОМ выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы Вячеслав Володин гаджеты газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь Дагестан Дальний Восток декларации чиновников деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль импорт инвестиции Ингушетия Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция ипотека Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Ким Чен Ын кино Киргизия Китай климат Земли КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение Конституционный суд Конституция кораблекрушение коррупция Космодром Байконур космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым Ксения Собчак Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика Ленинградская область лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия Мария Захарова МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст «Мистраль» Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС мобильные приложения МОК Молдавия монархия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка Мурманская область МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры Ольга Голодец ООН ОПЕК оппозиция опросы оружие отставки-назначения офшор Павел Дуров Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Первый канал Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение Почта России права человека правительство Право правозащитное движение православие «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край Продовольствие происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги реклама религия Республика Карелия Реформа армии РЖД ритейл Росавиация Роскомнадзор Роскосмос «Роснефть» Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид Счетная палата США Таджикистан Таиланд тарифы Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии Трансаэро транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство уголовный кодекс УЕФА Узбекистан Украина фармакология ФАС ФБР Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие химия хоккей хулиганство цензура Центробанк ЦИК ЦРУ ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола эволюция Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония этология Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко «Яблоко» ядерное оружие Якутия Яндекс Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.