Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
14 августа 2018, вторник, 17:25
Facebook Twitter VK.com Telegram

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

Двенадцать археоптериксов и одно перышко

Модель археоптерикса в Оксфордском музее
Модель археоптерикса в Оксфордском музее

На прошедшей неделе палеонтологи из Германии и Швейцарии опубликовали описание еще одного экземпляра археоптерикса, самого древнего из дошедших до нас. Это хороший повод вспомнить историю всех известных науке археоптериксов, тем более что их не так уж много – всего двенадцать и одно архиоптериксовое перышко.

Прежде следует упомянуть, что находки археоптериксов, включая перышко, происходят из одного региона – бассейна реки Альтмюль на юге Германии, где залегают так называемые плиточные известняки Зольнхофена, сформировавшиеся в конце юрского периода. Тогда на месте нынешней Баварии существовало мелководное море с рифами и лагунами. Высокое соленость воды позволяла органическим остаткам в осадочных породах избегать разложения, поэтому зольнхофенские известняки сохранили для палеонтологов немало остатков животных и растений. Среди окаменелостей не только археоптериксы, но и другие рептилии, а также беспозвоночные животные и растения. Значительные коллекции зольнхофенских образцов находятся в Музее бургомистра Мюллера в Зольнхофене, в Музее окаменелостей и отпечатков города Гунценхаузен, в Юрском музее в городе Айхштетт, а также в других музеях в Германии и за границей. Но мы сосредоточимся лишь на археоптериксах, а также на людях, вовлеченных в истории их обнаружения и исследования.

Начнем с перышка. Оно было найдено в 1860 или 1861 году и описано немецким палеонтологом Германом фон Майером. Впервые фон Майер рассказывает о пере из плиты зольнхофенского известняка в переписке с редактором журнала Jahrbuch für Mineralogie Генрихом Георгом Бронном. Отпечаток пера виден на двух частях расколотой известняковой плиты. Сейчас одна из них хранится в Баварской государственной палеонтологической и геологической коллекции Мюнхенского университета (это собрание будет упоминаться нами еще не раз, так что для краткости будем называть ее Баварской коллекцией), а вторая часть плиты – в Музее естественной истории в Берлине.

Длина пера 58 мм, а максимальная ширина 12 мм. Именно фон Майер первым отметил асимметричность этого пера, делающую его похожим на перья современных птиц, а также наличие стержня пера, бородок первого порядка и бородок второго порядка, снабженных крючочками. Он же предложил (изначально именно для пера) латинское видовое название Archaeopteryx lithographica. Официальное описание пера фон Майер опубликовал в журнале Palaeontographica в апреле 1862 года.

 

Перо археоптерикса

В 2004 году Хельмут Тишлингер и Дэвид Анвин провели исследование этого пера под микроскопом в ультрафиолетовых лучах и обнаружили чередующиеся темные и светлые пятна, что они объяснили как остатки первоначальной пигментации. Если этот вывод верен, получается, что археоптерикса была пестрая черно-белая окраска, подобная расцветке современных рябчиков или куропаток. В 2011 году Райан Карни и его коллеги исследовали перо под растровым электронным микроскопом с использованием энергодисперсионного рентгеновского анализа. Они смогли определить структуру меланосом в пере и сравнить ее с меланосомами современных птиц. В итоге они пришли к выводу, что данное перо изначально было, скорее всего, черным.

Уже в августе 1861 года фон Майер в очередном письме к Бронну сообщает, что ему стало известно о находке уже не отдельного пера, а скелета с сохранившимися остатками перьев. Этот скелет археоптерикса сейчас известен как лондонский экземпляр. Он был найден в 1861 году возле городка Лангенальтхайм и получен местным врачом и коллекционером окаменелостей Карлом Хеберлайном в качестве гонорара за лечение.

Герман фон Майер пытался добиться приобретения этого экземпляра Баварской коллекцией, но мюнхенский профессор палеонтологии Андреас Вагнер встретил новость о находке с недоверием, полагая, что пернатое существо может быть только птицей, а птиц в юрских слоях быть не может. В дальнейшем Вагнер предположил, что данное существо сочетает в себе странную смесь черт птиц и рептилий, объяснить которую весьма трудно. По мнению Вагнера, найденный скелет мог быть близок рамфоринхам – летающим ящерам, которые тоже были найдены в зольнхофенских известняках. Но Вагнер отказывался признать отпечатки перьев у данного экземпляра свидетельством того, что он был наделен настоящими птичьими перьями. Вагнер склонялся к тому, что это некие «своеобразные украшения» рептилии. Поскольку Вагнер не разделял идеи эволюционизма, он не мог признать возможности неких переходных форм между рептилиями и птицами.

Пока шли все эти обсуждения, сделка между владельцем экземпляра и Баварской коллекцией не состоялось, зато переговоры о приобретении экземпляра начал лондонский Музей естественной истории. Инициатором их стал великий зоолог Ричард Оуэн. Хеберлайн был не против продать не только археоптерикса, но и всю свою коллекцию (1766 окаменелостей), так как был уже стар и нездоров и хотел уйти на покой. Но он дал понять, что желающих купить довольно много, поэтому цена будет высока. Изначально Хеберлайн хотел получить 750 фунтов стерлингов за всё. Музей соглашался заплатить не более 500 фунтов. Хеберлайн отказывался опустить цену ниже 650 фунтов. Несколько недель музей обдумывал, как приобрести коллекцию, не выйдя за рамки бюджета. Наконец, компромиссное решение было найдено. Хеберлайн получил 450 фунтов за археоптерикса, а год спустя ему было выплачено еще 250 за остальную коллекцию.

 

Лондонский экземпляр

Описание окаменелости сделал Ричард Оуэн в 1863 году. У лондонского экземпляра отсутствуют голова и большая часть шеи. Как и перо, он находится на гранце двух слоев известняка, расколовшихся при добыче. Большая часть скелета находится в одной плите, во второй есть лишь отпечаток и несколько костных фрагментов. Видимо, скелет лежал на дне лагуны и был занесен отложениями.

Оуэн пришел к выводу, что скелет относится к тому же роду, что и обладатель пера, описанного фон Майером, и предложил для скелета видовое название Archaeopteryx macrura, то есть археоптерикс длиннохвостый. Также Оуэн отметил сходство между археоптериксом и эмбриональной стадией развития современных птиц. В дальнейшем лондонский экземпляр стал объектом многочисленных исследований, где предлагались варианты реконструкции животного и гипотезы относительно его таксономического положения.

Следующий экземпляр археоптерикса носит название берлинского. Найден он был в 1874 или 1875 году, первый владелец Якоб Нимейер. Спустя примерно год после находки Нимейер решил продать окаменелость, чтобы купить корову. Покупателем стал содержатель гостиницы Йохан Дёрр, а у него археоптерикса купил Эрнст Отто Хеберлайн, сын Карла Хеберлайна. Он начал переговоры с различными музеями, которые протекали трудно, так как денег Хеберлайн-младший хотел много. Например, с лондонского Королевского колледжа он запросил сумму 1600 фунтов (вдвое больше, чем его отец получил с Музея естественной истории за первого археоптерикса). Приобретение археоптерикса стало предметом дебатов в баварском парламенте, и в итоге депутаты отказались выделить средства, хотя профессор палеонтологии и директор коллекции Карл фон Циттель пламенно описывал в своей речи «безупречную красоту» хвоста новой окаменелости. В итоге археоптерикс достался Музею естественной истории в Берлине. За него было заплачено 20 тысяч золотых марок (Хеберлайн-младший хотел 36 тысяч, но такая цена была непосильной для любого музея).

 

Берлинский экземпляр

Император Германии Вильгельм ответил отказом на ходатайство о выплате денег за археоптерикса. Это вызвало саркастическую реакцию профессора геологии Женевского университета Карла Фохта, написавшего, что император согласился бы выделить средства на приобретение экземпляра, только если бы «это была окаменевшая пушка или ружье» (патриотическая пресса Германии оскорбилась этими словами Фохта и назвала его предателем). В итоге 20 тысяч на покупку пожертвовал Эрнст Вернер фон Сименс, основатель знаменитой электротехнической компании. Описание составил палеонтолог Вильгельм Дамес, предложивший видовое название Archaeopteryx siemensii. Это первый археоптерикс с уцелевшим черепом, да и вообще самый полный из известных образцов. Можно согласиться и с Карлом фон Циттелем – берлинский экземпляр очень красив.

Судьба следующего археоптерикса таинственна. Он известен как максберский экземпляр, так как некоторое время выставлялся в Музее Максберга неподалеку от Зольнхофена (с 2004 года этот музей переехал в Гунценхаузен). Обнаружен он был в 1956 году рабочими Эрнстом Флейшем и Карлом Хинтерхользингером в карьере в окрестностях Зольнхофена. Однако рабочие не оценили его значения, посчитав, что это окаменелость ракообразного юрского периода Mecochirus longimanatus – частая находка в местных карьерах. Так что камень лет провалялся без дела. В 1958 году владелец карьера Эдуард Опич позволил взять эту известняковую плиту для исследования геологу Клаусу Фесефельду, заподозрившему, что это какое-то позвоночное. Фесефельд проконсультировался с профессором палеонтологии Эрлангенского университета Флорианом Хеллером, который и определил, что перед ним археоптерикс.

После этого Эдуард Опич решил, что продаст экземпляр за максимально высокую цену. «Если такие вещи попадаются раз в сто лет, их нельзя отдавать бесплатно», – говорил он. Интерес к археоптериксу проявили Свободный университет Берлина и Баварская коллекция. Университет предложил 30 тысяч марок, в переговорах с баварскими палеонтологами Опич назвал сумму в 40 тысяч. Баварская коллекция была согласна на эту цену, но не могла компенсировать Опичу еще 40 % от суммы, которые должны были пойти на уплату налога на прибыль. Налоговые органы отказались сделать исключение для археоптерикса. В результате раздраженный Опич в августе 1965 года внезапно прекратил переговоры и отклонил все последующие предложения.

Он позволил в течение нескольких лет выставлять археоптерикса в Музее Максберга, а в 1974 году позволил сделать фотоснимки экземпляра в высоком разрешении. Однако вскоре после этого Опич забрал археоптерикса из музея и с тех пор хранил его в своем доме, не допуская к нему ученых и отказываясь от предложений предоставить экземпляр для временных выставок. Отвергал он и предложения профессиональных палеонтологов очистить скрытые части скелета от закрывающей их породы. Опич жил один, немногочисленные свидетели утверждают, что он хранил известняковую плиту с археоптериксом под кроватью.

 

Копия максбергского экземпляра

В сентябре 1991 года Эдуард Опич умер. Наследником его стал племянник, который не обнаружил в доме археоптерикса. Предполагают, что Опич мог тайно продать свой экземпляр частному коллекционеру. Или же археоптерикса могли похитить после смерти Опича (племянник попал в дом только спустя несколько недель после смерти дяди). Проведенное баварской полицией расследование было безрезультатным. На мраморном надгробии Эдуарда Опича на кладбище в Лангенальхайме изображен позолоченный максбергский археоптерикс. Это породило слух, что Опич велел похоронить находку вместе с собой. Но, например, известный торговец окаменелостями Раймунд Альберсдорфер уверен, что экземпляр был продан неизвестному лицу и рано или поздно всплывет. По оценке 2009 года хорошо сохранившийся экземпляр археоптерикса мог бы быть продан за три с лишним миллиона евро.

Гарлемский экземпляр был найден раньше всех, даже раньше пера 1861 года. Но археоптерикса в нем распознали далеко не сразу. Изначально фон Майер посчитал, что найденный у города Риденсбурга в 1855 году образец представляет собой окаменевшие останки птеродактиля, и описал его как Pterodactylus crassipes. В 1860 году у фон Майера этот образец купил Якоб ван Бреда, директор Музея Тейлора в Гарлеме. Более ста лет музей экспонировал эту находку как птеродактиля. Лишь в 1970 году знаменитый американский палеонтолог Джон Остром распознал в этой окаменелости кости археоптерикса. Гарлемский экземпляр самый неполный, сохранились слабые отпечатки перьев, спинные позвонки, гастралии, несколько костей верхних и нижних конечностей, фрагмент таза.

 

Гарлемский экземпляр

В 2017 году в исследовании Оливера Раухута и Кристиана Фота, опубликованном в журнале BMC Evolutionary Biology, был сделан вывод, что так называемый гарлемский экземпляр, слишком сильно отличается своим строением от прочих археоптериксов и должен быть выделен в особый род. Они дали этому роду название Ostromia в честь Джона Острома.

Продолжение следует.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...
Подпишитесь
чтобы вовремя узнавать о новых спектаклях и других мероприятиях ProScience театра!
3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi Адыгея акустика Александр Лавров альтернативная энергетика «Ангара» антибиотики античность археология архитектура астероиды астрофизика аутизм Африка бактерии бедность библиотеки биология биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера бозон Хиггса Византия викинги вирусы военная полиция Вольное историческое общество воспитание Вселенная вулканология гаджеты генетика география геология геофизика глобальное потепление гравитация грибы грипп дельфины демография демократия дети динозавры ДНК Древний Египет естественные и точные науки животные жизнь вне Земли Западная Африка защита диссертаций землетрясение змеи зоопарк зрение Иерусалим изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции информационные технологии искусственный интеллект ислам исламизм история история искусства история цивилизаций История человека. История институтов исчезающие языки карикатура картография католицизм квантовая физика квантовые технологии КГИ киты климатология комета кометы компаративистика компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор космос криминалистика культура культурная антропология лазер Латинская Америка лексика лженаука лингвистика Луна льготы мамонты Марс математика материаловедение МГУ медицина междисциплинарные исследования Международный арбитражный суд в Гааге местное самоуправление Металлургия метеориты микробиология микроорганизмы Минобрнауки мифология млекопитающие мобильные приложения мозг моллюски Монголия музеи НАСА насекомые научный юмор неандертальцы нейробиология неолит Нобелевская премия НПО им.Лавочкина обезьяны обучение общество одаренные дети онкология открытия палеолит палеонтология память папирусы паразиты педагогика перевод персональные данные планетология погода подготовка космонавтов политика право преподавание истории приматы продолжительность жизни происхождение человека Протон-М психоанализ психология психофизиология птицы РадиоАстрон ракета растения РБК РВК РГГУ религиоведение рептилии РКК «Энергия» робототехника Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Российская империя Россотрудничество Русал русский язык рыбы Сергиев Посад сердце Сингапур сланцевая революция смертность СМИ Солнце сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология финансовый рынок фольклор химия христианство Центр им.Хруничева черные дыры школа эволюция экология эмбриональное развитие эпидемии эпидемиология этнические конфликты этология Юпитер ядерная физика язык

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.