Полiт.ua Государственная сеть Государственные люди Войти
21 октября 2017, суббота, 18:50
Facebook Twitter LiveJournal VK.com RSS

НОВОСТИ

СТАТЬИ

АВТОРЫ

ЛЕКЦИИ

PRO SCIENCE

СКОЛКОВО

РЕГИОНЫ

16 декабря 2009, 16:01

Александр Прошкин: «Мы трагически теряем самих себя…»

На вопросы  "СК-Новости" отвечает режиссер Александр Прошкин, постановщик фильмов «Холодное лето пятьдесят третьего…», «Увидеть Париж и умереть», «Живи и помни», «Чудо», сериалов «Михайло Ломоносов», «Доктор Живаго» и других.

-Александр Анатольевич, литература – основная среда вашего обитания как режиссера?

- На фестивале «Литература и кино» в Гатчине (фильм А. Прошкина «Живи и помни» был удостоен Гран-при – Э.Л.) я вдруг впервые выяснил, что почти все, что я снял – экранизация. А если и бывал оригинальный сценарий, то уже после выхода фильма он превращался в литературу: после картины «Холодное лето 53-го» вышла повесть; Юрий Арабов издал роман «Чудо», написав сценарий к одноименному нашему фильму. Так что я действительно не выхожу из этого пространства.

- Вы шли к этому сознательно?

- Я стараюсь выбирать то, что мне ближе. То, где не надо врать. То, где нет никакого запаха конъюнктуры. Среди современных, сегодняшних сценариев мне как-то не попадались те, что соответствовали бы моим представлениям и критериям.

- Мне кажется, вы серьезно варьируете выбранный вами материал.

- Мы же экранизируем не литературу, а свои отношения с этой литературой. И с писателем… К сожалению, чаще всего делаются прямые иллюстрации… Это, с точки зрения искусства, путь пагубный. А с точки зрения успеха у зрителей – наиболее короткий. Потому что такой вариант укладывается в представления, воспитанные у зрителей с детства, если в основе литература знакомая – например, «Капитанская дочка».

- По которой, вместе с другими повестями Пушкина, вы сняли картину «Русский бунт», отступив от тех самых представлений зрителя?

- Да, и не потому, что я не люблю Пушкина, и что-то вывернул наизнанку. А именно потому, что навязанные нам в школьные годы представления об этом произведении совершенно убили его, не оставив ничего живого. Пушкин написал три произведения на эту тему, и они, на мой взгляд, существуют в общем контексте: «Капитанская дочка», история Пугачева и коротенькое письмо Пушкина непосредственно императору Николаю I. И надо понимать, что если вы, обладая самой верховной властью, позволяете себе что-то не то, все это расходится огромными волнами и отзывается Пугачевым. То есть пугачевы не появляются сами по себе. Вы их порождаете.

Мне кажется, любая большая литература дает возможность высказаться на экране. Вы найдете место, чтобы заговорить о том, что вас волнует, задевает вашу душу, ваши помыслы. А это далеко не всегда можно найти в современном сценарии.

- Вы всегда обращаетесь только к той литературе или сценарию, которые вам хочется снимать?

- Далеко не всегда. Я много лет мечтаю снять фильм по роману Фридриха Горенштейна о бароне Унгерне, но не могу найти для этого средства. А, скажем, предложение снять «Капитанскую дочку» было для меня совершенно неожиданным, это был заказ. Очень редко удается реализовать то, что ты предлагаешь. У меня нет для этого ни умения, ни сил, ни влияния.

- Меня всегда поражает в ваших картинах абсолютная точность выбора актеров и отточенность актерских работ. Повлияла ли на это ваша первая – актерская – профессия?

- Нет. Я закончил Ленинградский Театральный институт музыки, театра и кино у Бориса Вольфовича Зона. Этот блестящий педагог воспитал плеяду замечательных учеников, в том числе Алису Фрейндлих, Наталью Тенякову, Леонида Дьячкова. После окончания института я попал в Театр Комедии Николая Павловича Акимова, которого я боготворю и обожаю по сей день. Он – одна из ярчайших личностей в моей жизни.

В его абсолютно формальном театре были замечательные актеры-краски – Бениаминов, Зарубина и другие великие комедийные актеры. И не то, чтобы актер играл одной краской. Просто режиссер как бы пользовался палитрой, включая эти краски. Там не было никакого психологического театра, то есть не было тенденции моего педагога Бориса Вольфовича Зона, который шел за Станиславским во всем. Театр Комедии был как бы анти-Станиславский. В результате я знал и то, и другое. А когда начал работать в кино, понял, что система Станиславского почти неприменима в кинематографе… Возможно, это моя тайна, которую нельзя произносить вслух: система Станиславского вся строится на действенном анализе, и актеры играют действие. Категорически запрещено играть состояние. С моей точки зрения, в кино мы играем только состояние, потому что кино очень жизнеподобно и достоверно, с точки зрения человеческого существования. А в жизни у нас не бывает одной задачи, мы существуем гораздо более широким спектром. Поэтому в кино мы работаем только на чистом состоянии. И невозможно протащить сверхзадачу покадрово или даже поэпизодно, снимая, допустим, сначала конец, потом середину, потом уже начало, как это бывает в кино. Кино – это совершенно другой метод работы с актером. Даже другой характер взаимоотношений с ним. Мы больше связаны с ними, как с личностями.

- В таком случае личность исполнителя становится для вас отправной точкой в выборе его на роль?

- В основном, да. Я считаю, что самое сложное – это выбор актеров, так, чтобы два человека появились на экране – и между ними прошла искра. Важно очень точно выбрать биологические особи. Экран, как рентген, видит очень глубоко, видит нутро, физиологию, идеологию, особенности темперамента артиста. В театре можно обмануть. Как говорил Михоэлс: «Нужно идти от себя, но как можно дальше». А в кино, с моей точки зрения, интересна провокация личности. Иногда масштаб личности, с которой вы имеете дело на съемочной площадке, диктует масштаб роли. В «Докторе Живаго» я, еще даже не имея сценария, пригласил Олега Ивановича Янковского на роль Комаровского. В романе это нелюбимый персонаж автора, тривиальный, даже пошлый человек. А мне нужна была в картине палитра интеллигенции, нужен был персонаж, выросший внутри России, гениально ее понимающий, но чувственно никак с Россией не связанный. Он осознает все, что происходит, на десять шагов вперед и всегда умеет извлечь из этого свою выгоду.

- Комаровский, прежде всего, циник до мозга костей.

- Он великий циник, и реабилитирует его только одно: при таком цинизме он был поражен страстью, которая сопровождала его всю жизнь. Это его ахиллесова пята… Некоторые оппоненты картины кидают в меня камни за то, что мы как бы не соответствуем тем обозначениям, которые даны в романе Пастернаком. Но роман «Доктор Живаго» в разное время читается по-разному… Пастернак написал в Ларе историю Ольги Ивинской, и создал определенный тип женщины. Белокурая, белая, большая, вся такая русская. Ивинская, одним словом. Если бы я снимал этот роман двадцать лет назад, то Ларой была бы Маргарита Терехова. Сейчас у нас совершенно другая страна, которая живет вокруг фантома свободы. И, мне кажется, феномен Лары в том, что это единственное абсолютно свободное существо. Во многом благодаря тому, что она иного происхождения: полубельгийка-полуфранцуженка. Выросшая в России, она по всем параметрам воспитания и даже вероисповедания – здесь. А по темпераменту, по реакции, по бесовскому чувству независимости – она чужая. И вот эта «чужая», в сущности, и манит всех трех мужчин: Живаго, Комаровского, Патулю. И потому я взял на эту роль Хаматову. Опять же, многое диктуется тем, с кем мы можем иметь дело. Иногда вы можете открыть нового актера. Иногда просто нет типажа, нужного тебе. В «Русском бунте» я вынужден был взять молодых польских артистов, потому что нужна была какая-то чистота из другого времени. У нас их сейчас нет в природе. Они у нас не воспитываются. На лице должна быть родословная… За польских артистов все наши ура-патриоты били меня ногами.

- В вашем представлении интеллигенция, в первую очередь, разрушила страну?

- Во многом. Может быть, это самая главная мысль романа Пастернака. Мы все – соучастники одного и того же преступления.

- После «Доктора Живаго» вы переключились на народную трагедию по Валентину Распутину, снимая «Живи и помни»…

- Сознаюсь, это было не мое предложение. Я очень боялся этой работы. Даже какое-то время тянул и не давал согласия. Просто в очередной раз пришел заключать договор на экранизацию романа Фридриха Горенштейна о бароне Унгерне, и мне сказали, что опять ничего не будет. А вот Распутин дал согласие на экранизацию «Живи и помни». Много лет не давал – и вдруг согласился. Не знаю, почему он так решил. «Холодное лето 53-го» ему понравилось, а больше он ничего не видел.

С одной стороны, это серьезная литература, хотя она не очень моя. Я человек городской. У меня нет деревенских корней, инстинктов, знания этого быта. Я сказал: «Дайте, немного поезжу по деревням, посмотрю, насколько я в состоянии почувствовать это». И когда поездил, то понял, что совершается убийство у нас на глазах при абсолютном равнодушии общества, интеллигенции, писателей, художников, кого угодно. Деревню убивают. Она просто физически уничтожается. Там невообразимая нищета. Там нет абсолютно никакой работы. Нет и в помине никакого сельского хозяйства. Заросли все поля. Деревенские люди чувствуют себя изгоями, всеми брошенными. У них нет никакой надежды.

В то же время там подрастает молодое поколение. Есть телевидение. Дети видят по телевизору бешеную гонку за успехом. Узнают, что жизнь без Вольво или Мерседеса – уже не жизнь. Это абсолютно деформирует их сознание. Деревенская молодежь исполнена ненависти к Москве. А что другое может родиться в их душах, если они существуют в такой нищете? И в то же время в них есть какая-то невероятная, ни с чем не сравнимая доброта…

А самое опасное, что современная деревня – это зона, из которой рекрутируется насилие. Потому что эти люди, выходя из деревни и приходя в город, ничего, кроме насилия, принести не могут. Они пополняют банды. Попадают в преступный мир.

Деревня и эстетически очень много значит для России. Некий аккумулятор традиционных вещей, понятий, традиционной культуры. Потеряв ее, мы не становимся европейцами. Но мы трагически теряем самих себя. … Мне казалось, что надо сделать такую картину. В этой литературе есть один мотив, который мне чрезвычайно близок: преступление помогает человеку прозреть.

- Звучит парадоксально.

- Не преступи герой закон, не соверши побег со всеми вытекающими последствиями, он бы никогда не понял, что единственный смысл его жизни – Настена, его жена. И единственное, что остается в жизни – это любовь.

Вместе с тем в его судьбе абсолютный тупик, из которого нет выхода. Признак трагедии, герой должен понести наказание. Он обречен. И я изменил финал повести. У нас человек с сердцем, с душой, совершающий поступки, обречен. А слабый человек выживает.

- Почему вы хотите поставить фильм о бароне Унгерне?

- Сначала мы воспевали красных героев, сейчас отмываем белых. А нужно говорить об общей линии, общем преступлении. Нужно покончить в нашем сознании с делением на красных и белых, иногда и внутри одной семьи. Это как стенка на стенку. Именно поэтому мы никогда не можем договориться. Нигде. От Союза кинематографистов до ЖЭКа. Именно поэтому мы не способны к самоорганизации. Нам всегда нужны какие-то начальники, которые будут что-то решать. И всегда будут бояться этих начальников. Будут ненавидеть, но всегда ждать, когда они что-то сделают. А сами – ничего… Все это воспитано страшной историей России ХХ века.

- Вы много снимали на телевидении. Не так давно показали одну из ваших ранних работ – многосерийный фильм «Ольга Сергеевна» с Татьяной Дорониной в главной роли.

- Это мыльная опера, хотя и с блестящими диалогами Эдварда Радзинского и великими актерами Пляттом, Ефремовым, Копеляном. Советская идеология пряталась за ширму великой культуры, которую мы унаследовали. Поэтому раньше на телевидении было огромное количество экранизаций, были писатели, которые допускались на экран. Они беседовали с народом, было живое слово… Были личности. Теперь назначили властителями дум самодовольных господ с холеными одинаковыми лицами, так называемых комментаторов. Но главная беда современного телевидения – нескончаемое насилие, бесконечная стрельба и кровь. Это опасное развлечение, на которое подсажена вся страна, подсознательно порождает чувство страха и неуверенности в жизни, в завтрашнем дне, превращая народ в растерянный, послушный электорат.

Люди привыкают к крови на экране и становятся равнодушными к крови в жизни. В обществе резко снижается болевой порог. А если они завтра выйдут на улицу? А если вдруг объявится великий актер, способный вовлечь толпу в кровавый карнавал, эдакий новоиспеченный Пугачев? Сегодня наши телемагнаты молятся одному Богу – рейтингу. Но телевидение – это не только бизнес, это огромная ответственность перед завтрашним днем. И если, не дай Бог, случится пугачевщина (нужно знать и всегда хорошо помнить свою историю), то первыми сметут тех, для кого сегодня нет ничего важнее рейтинга.

- Вы преподавали на Высших режиссерских курсах.

- У меня была только одна мастерская. Я серьезно отношусь к этому поколению. Там есть очень искренние люди, которые с такой же пронзительной искренностью снимают свои картины.

- Тем более горько мириться с их общей апокалиптической настроенностью. Жизнь перестала быть для них Благом. Они достаточно категорично и безальтернативно стремятся говорить о безысходности.

- Они разные, хоть и одно поколение… Хотят что-то прокричать. Хемингуэй говорил, что искусство – это всегда поиск какого-то нравственного выхода. Вы подсказываете его людям, находящимся в той или иной ситуации. Если у вас этого выхода нет, разговор становится бессмысленным. При этом совершенно не обязателен хэппи-энд. Может быть абсолютная трагедия. Но направление выхода искусство должно подсказать.

- Я не увидела его в картинах режиссеров, о которых мы говорим.

- У кого-то есть, у кого-то нет. У кого-то эпатаж: да, жизнь – дерьмо. Определенную роль играют в этом и критики. Они в известной степени формируют интеллектуальный кинорынок, векторы. Это в какой-то мере на их совести.

- Такое кино сейчас стали называть «фестивальным», подчеркивая тем самым, что эти картины изначально ориентированы на западные фестивали и менее всего – на отечественного зрителя.

- На Западе России отвели очень узкую щель – для тех фильмов, в которых страна занимается самобичеванием. Где на экране запечатлена страна дебилов и уродов. То есть существует мировое искусство, мировой кинематограф, мировой киноязык. Но вы со своими туземными радостями туда не попадаете. Снимать же для своих зрителей стало бессмысленно. У нас нет этого зрителя, и нет проката для отечественных фильмов. Стало быть, заметить твою картину могут только «там». Если удастся втиснуться в узкую щелку. Так образовался замкнутый круг, в котором существует поколение даровитых людей, профессионально очень оснащенных, насмотренных, пытающихся пройти сквозь ту самую щель. А иначе им вообще не пробиться. И это очень страшно.

- И, по большому счету, почти бесперспективно.

- Когда я работал с молодыми ребятами (у меня была еще одна мастерская, уже не на Высших курсах), я все время говорил им: вы – молодые люди. Вы находитесь на пике своих энергетических возможностей. Почему же вы снимаете про конец света и про дзен-буддизм?.. Пройдет время, и вы будете снимать уже по воспоминаниям о своих ощущениях… Думаю, что все определяется, в первую очередь, отсутствием зрителя. У нас в стране 1600 или 1700 кинотеатров, что смехотворно мало, и существуют они только в больших городах. Их нет в деревнях, поселках, районных центрах. Билеты стоят дорого. Они для тех, кто может выкинуть тысячу рублей за один вечер. Старшее поколение чаще всего не имеет такой возможности. Допустим, может наскрести молодое поколение, а их надо веселить, щекотать им нервы, потешать, пугать…

- Это все воспитано телеэкраном, согласитесь.

- Нечто подобное происходит во всем мире. Но там есть выбор. Вы можете пойти на голливудскую развлекуху, а можете посмотреть замечательные американские фильмы. А у нас все посажено на одну иглу. Раз посажено, молодые режиссеры, протестуя, снимают то, о чем мы говорили. Наши продюсеры все время толкуют, что-де человеческое кино, кино про людей никому не нужно. Даром не нужно. Почему я несколько лет буквально орал на всех углах, что нужно вводить в стране электронный прокат? Делать тысячи киноточек… Люди сами для себя выбрали бы то, что хотят увидеть.

- И могли бы заново привыкать к человеческому кино.

- И это, в свою очередь, могло бы диктовать репертуар. А пока мы имеем дело только с фильмом «Любовь-морковь». И государственные деньги сейчас будут выдаваться или на что-то типа этой «Любови-моркови», или на агитки. Поэтому, когда мы говорим о молодом поколении, о новой генерации, нужно помнить, учитывать их сложную ситуацию. Сейчас вокруг телевидение, гламурные журналы и массовая литература, которую люди читают в метро. Все вместе отвратило зрителей от реальной жизни. Это угар.

Для страны с благополучным укладом жизни нечто подобное не так разрушительно. Потому что в той же Германии вы приходите домой, включаете первый канал ЦДФ, и там будут играть лучшие оркестры, которые существуют в современном мире, причем в обязательном порядке. Вы обязательно посмотрите лучшие фильмы и лучшие театральные спектакли.

- Это открытый, доступный для всех канал?

- Это главный общественный телевизионный канал Германии. Там есть и детективы, и комедии… И там всегда найдется место высокой культуре. Поэтому в той же Германии в каждом городке традиционно существует свой симфонический оркестр, пусть в нем играют три пожарника и два телеграфиста. Я помню, как мы приехали на север Италии на небольшой фестиваль русского кино. Приехали в деревню, и были поражены. Нас встречал местный оркестр, который, жутко фальшивя, играл Верди. Тронуло существование деревенского оркестра и приобщенность этого оркестра к своей музыке, к своей национальной культуре – к Верди. Верди – это Италия. Я бы мог добавить хоровое пение в Чехии… Все вместе – это высокая культура той или иной страны, ее граждан. У нас все это было. Мы гордились своими Рихтерами, Гилельсами. Да, это навязывалось системой…

- Но навязывалось прекрасное, а не передача «Аншлаг».

- Советские идеологи дундели и дундели свою идеологию, но при этом говорили, что Россия – родина великой музыки, великой литературы, великого балета и прочее. Сейчас все это утекает на Запад. Мы добились того, что у нас два года не финансируется кино, и в следующем году будет в 10 раз меньше отечественных картин.

- Отчасти это не так страшно. Я занята в одной из комиссий Министерства культуры, где смотрю почти весь поток снятых у нас фильмов при государственной поддержке. Две трети из них, если не три четверти – выброшенные на ветер деньги. Так что, возможно, сокращение простимулирует более строгий отбор лент, которые финансируются за государственный счет.

- Но в 10 раз меньше снятых картин означает и вероятность того, что в результате появится в 10 раз меньше хороших картин. И не нравится мне постоянное противопоставление поколений, кстати, уже сформулированное в нашей критике: вот этим пора уже на покой, этих пора отстрелять, и вообще пришло время других… Внедряется неуважение друг к другу, что само по себе ужасно. Культура строится на преемственности. Естественно, и на революциях, взрывах. Но, чтобы взорвать традиции, они должны быть.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
Loading...

Главные новости

18:45 Одного из тыловиков МВД отправили под домашний арест
18:29 Путин на встрече с молодежью рассказал о Косыгине и важности «soft skills»
16:39 В Москве задержан сообщивший о минировании больницы телефонный хулиган
16:23 Полиция Мюнхена не нашла религиозных мотивов в нападении на прохожих с ножом
16:06 ВОЗ назначила 93-летнего президента Зимбабве послом доброй воли
15:36 Россия сняла запрет на ввоз турецких томатов с 1 ноября
15:14 Испанское правительство запустило процедуру прямого управления Каталонией
15:00 Бывший глава МИД России ответил Путину на обвинения в безголовости
14:38 Познер призвал голосовать за Собчак
14:28 Дефицит бюджета США достиг 666 млрд долларов
14:08 Полиция Мюнхена задержала подозреваемого в нападении на прохожих
13:55 В НАТО опровергли уязвимость перед Россией на Балтике
13:33 МВД проведет тотальную проверку частных домов престарелых
13:11 В Польше начал действовать закон о сносе коммунистических памятников
12:46 В МИДе заявили о подготовке к выходу США из ядерной сделки с Ираном
12:39 Мужчина набросился с ножом на прохожих в центре Мюнхена
12:20 Израиль выдал США обвиняемого в кибермошенничестве россиянина
11:55 В Петербурге задержан глава местного отделения Российского союза молодежи
11:41 Миллиардер-демократ начал кампанию за импичмент Трампа
11:26 «Роскосмос» запланировал всего два пуска с Восточного в 2018 году
11:09 СМИ узнали о планах Трампа не дать рассекретить документы о смерти Кеннеди
10:52 Spiegel узнал о слабой защищенности Прибалтики от нападения России
10:27 Украинский депутат сообщил о причастности к ДТП в Харькове сотрудника СБУ
10:03 Собственник «Магнита» потерял 600 млн долларов за день из-за обвала акций
09:47 При столкновении с террористами в Египте погибли десятки полицейских
09:25 Предлагавшие Трампу компромат на Клинтон россияне дали показания в Сенате
09:11 Рисунок Трампа купили за 16 тысяч долларов
20.10 21:10 Два взрыва в афганских мечетях унесли 72 жизни
20.10 20:47 Ространснадзор допустил возможность отзыва лицензии «Мострансавто»
20.10 20:36 Биткоин преодолел отметку в 6 тысяч долларов
20.10 20:08 СМИ назвали голосовавших против Мединского в президиуме ВАК
20.10 19:42 Из бюджета «Евровидения» в Киеве пропало 18 млн долларов
20.10 19:30 В СК рассказали о двух версиях гибели Дмитрия Марьянова
20.10 19:11 СМИ назвали автора экономической программы для штаба Собчак
20.10 18:48 Калининградский губернатор объяснил невыполненное обещание «кочаном»
20.10 18:29 Мужчина устроил резню в польском торговом центре
20.10 18:05 Турецким гранатам и баклажанам открыли путь в Россию
20.10 17:45 Ространснадзор внес несколько авиакомпаний в зону риска
20.10 17:34 Основатель «Теремка» опроверг планы закрытия сети
20.10 17:13 СМИ узнали о долговом аресте жилья дочери Собянина
20.10 16:57 В Думу внесут законопроект об отказе от таксофонов в крупных городах
20.10 16:54 Брызнувший в росгвардейца газом школьник оправдался рефлексом
20.10 16:26 КНДР посоветовала США смириться с ее ядерным статусом
20.10 16:11 Глава Минкомсвязи пообещал полное исчезновение роуминга
20.10 15:49 Васильеву осчастливило решение президиума ВАК по диссертации Мединского
20.10 15:36 Глава Сбербанка пообещал России ставки по ипотеке в 5%
20.10 15:23 Поклонская опровергла сообщения о сохранении украинского гражданства
20.10 15:04 Мединский пообещал дать россиянам почитать свою диссертацию
20.10 14:43 Грузинские энтомологи назвали жука в честь писателя Нила Геймана
20.10 14:39 Суд обязал МВД Украины завести на Порошенко дело из-за Саакашвили
Apple Boeing Facebook Google IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Twitter аварии на железной дороге авиакатастрофа Австралия Австрия автопром администрация президента Азербайджан акции протеста Александр Лукашенко Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев алкоголь амнистия Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антимайдан Армения армия Арсений Яценюк археология астрономия атомная энергия аукционы Афганистан Аэрофлот баллистические ракеты банковский сектор банкротство Барак Обама Башар Асад Башкирия беженцы Белоруссия Белый дом Бельгия беспорядки бизнес биология ближневосточный конфликт бокс болельщики «болотное дело» большой теннис Борис Немцов Бразилия ВВП Великая Отечественная война Великобритания Венесуэла Верховная Рада Верховный суд взрыв взятка видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» видео «Полит.ру» визовый режим Виктор Янукович вирусы Виталий Мутко «ВКонтакте» ВКС Владивосток Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин ВМФ военная авиация Волгоград ВТБ Вторая мировая война вузы выборы выборы губернаторов выборы мэра Москвы газовая промышленность «Газпром» генетика Генпрокуратура Германия ГИБДД ГЛОНАСС Голливуд гомосексуализм госбюджет Госдеп Госдума госзакупки гражданская авиация Греция Гринпис Грузия гуманитарная помощь гуманитарные и социальные науки Дагестан Дальний Восток деньги День Победы дети Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин доллар Домодедово Дональд Трамп Донецк допинг дороги России драка ДТП Евгения Васильева евро Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет ЕГЭ «Единая Россия» Екатеринбург ЕСПЧ естественные и точные науки ЖКХ журналисты Забайкальский край закон об «иностранных агентах» законотворчество здравоохранение в России землетрясение «Зенит» Израиль Индия Индонезия инновации Интервью ученых интернет инфляция Ирак Ирак после войны Иран Иркутская область искусство ислам «Исламское государство» Испания история История человечества Италия Йемен Казань Казахстан казнь Калининград Камчатка Канада Киев кино Киргизия Китай Климат Земли, атмосферные явления КНДР Книга. Знание Компьютеры, программное обеспечение кораблекрушение коррупция космодром Восточный космос КПРФ кража Краснодарский край Красноярский край кредиты Кремль крушение вертолета Крым крымский кризис Куба культура Латвия ЛГБТ ЛДПР Левада-Центр легкая атлетика лесные пожары Ливия лингвистика Литва литература Лондон Луганск Малайзия МВД МВФ медиа медицина междисциплинарные исследования Мексика Мемория метро мигранты МИД России Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минюст мировой экономический кризис «Мистраль» Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский МКС Молдавия Мосгорсуд Москва Московская область мошенничество музыка МЧС наводнение Надежда Савченко налоги нанотехнологии наркотики НАСА наука Наука в современной России «Нафтогаз Украины» недвижимость некоммерческие организации некролог Нерусский бунт нефть Нигерия Нидерланды Нобелевская премия Новосибирск Новые технологии, инновации Новый год Норвегия Нью-Йорк «Оборонсервис» образование обрушение ОБСЕ общественный транспорт общество ограбление Одесса Олимпийские игры ООН оппозиция опросы оружие отставки-назначения Пакистан палеонтология Палестинская автономия Папа Римский Париж ПДД педофилия пенсионная реформа Пентагон Петр Порошенко пищевая промышленность погранвойска пожар полиция Польша похищение права человека правительство Право правозащитное движение «Правый сектор» преступления полицейских преступность Приморский край происшествия публичные лекции Рамзан Кадыров РАН Революция в Киргизии Реджеп Эрдоган рейтинги религия Реформа армии РЖД ритейл Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Российская академия наук Россия Ростов-на-Дону Ростовская область РПЦ рубль русские националисты РФС Санкт-Петербург санкции Саудовская Аравия Сахалин Сбербанк Свердловская область связь связь и телекоммуникации Севастополь сельское хозяйство сепаратизм Сербия Сергей Лавров Сергей Собянин Сергей Шойгу Сирия Сколково Славянск Следственный комитет следствие смартфоны СМИ Совбез ООН Совет по правам человека Совет Федерации сотовая связь социальные сети социология Социология в России Сочи Сочи 2014 «Спартак» спецслужбы «Справедливая Россия» спутники СССР Ставропольский край стихийные бедствия Стихотворения на случай страхование стрельба строительство суды суицид США Таджикистан Таиланд Татарстан театр телевидение телефонный терроризм теракт терроризм технологии транспорт туризм Турция тюрьмы и колонии убийство УЕФА Украина Условия труда ФАС Федеральная миграционная служба физика Филиппины Финляндия ФИФА фондовая биржа фоторепортаж Франсуа Олланд Франция ФСБ ФСИН ФСКН футбол Хабаровский край хакеры Харьков Хиллари Клинтон химическое оружие хоккей хулиганство Центробанк ЦИК Цикл бесед "Взрослые люди" ЦСКА Челябинская область Чехия Чечня ЧМ-2018 шахты Швейцария Швеция школа шоу-бизнес шпионаж Эбола Эдвард Сноуден экология экономика экономический кризис экстремизм Эстония Южная Корея ЮКОС Юлия Тимошенко ядерное оружие Япония

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 495 980 1894.
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003г. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2014.