НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

10 сентября 1999, 13:12

Социально-политическая ситуация в России в августе 1999 года

    ВСЕРОССИЙСКИЙ ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ (ВЦИОМ)
    103064,Москва, ул.Казакова, 16
    тел. приёмной 261-04-14 пресс-служба 261-05-04/267-06-78
    e-mail: [email protected]
    ВЦИОМ


    Особенности предвыборной ситуации 1999 г.


    Избирательная кампания этого года v как и «просвечивающая» сквозь нее президентская избирательная гонка следующего лета v проходят в существенно иных условиях по сравнению с кампаниями 1995-1996 гг. Тогда в центре внимания была борьба между коммунистами и их неоднородными противниками вокруг проблемы возврата к советскому прошлому, который многим еще казался возможным. Сейчас даже среди сторонников коммунистической оппозиции значительная часть считает такой возврат невозможным. Но это значит, что такое обостренное, отчасти даже искусственно обостренное, противостояние двух крайностей, которое имело место три-четыре года назад, также стало невозможным. Сейчас оба «края» политического спектра v и левый и правый v довольно слабы и борются не за большинство избирателей, а скорее просто за собственное парламентское существование. Все же наиболее влиятельные политические силы ведут борьбу за «центр» этого поля, поскольку основная масса населения явно жаждет не перемен и поворотов, а стабильности и порядка, которые принято отождествлять с центром. (Какие-либо принципиальные ориентиры «центра», кроме отмежевания от крайностей, в нашей политической реальности просто отсутствуют).

    Одно из следствий этой ситуации в том, что борьба вокруг принципов может быть заменена v и действительно часто заменяется v беспринципной конкуренцией взаимных обличений, «компроматов». Правда, масса населения, избирателей, за редким исключением, не проявляют к этой скверной материи заметного интереса, она остается в основном достоянием политической верхушки, активистов, избирательных штабов и т.д. Это скорее часть борьбы за «избранников», чем за борьба за избирателей.

    На предвыборные настроения и намерения избирателей прежде всего воздействует то, что происходит с их собственной жизнью, работой, источниками доходов. Минул год после финансово-экономического кризиса августа 1998 года, который, по данным статистики, снизил доходы населения примерно на четверть. Согласно нашему последнему опросу (конец августа, 1600 опрошенных), более трех четвертей населения было непосредственно затронуто этим кризисом (потеря работы, закрытие предприятия, снижение зарплаты, - не говоря о росте цен, который касается всех без исключения). Более 60% опрошенных считают, что кризис далеко не закончился, и стране потребуются годы и годы для преодоления его последствий. Однако панические настроения, охватившие прошлой осенью значительную часть населения, в том числе и часть просвещенной элиты, сейчас наблюдаются гораздо реже. Кризис остался с нами, но всеобщей катастрофы не произошло. Сравним некоторые данные опросов ВЦИОМ, в которых регулярно отслеживается динамика общественных настроений.

    Год назад, в сентябре 1998 года, т.е. сразу после экономического обвала, политическую ситуацию в стране считали «критической, взрывоопасной» 50% населения, по данным июля 1999 г. такое мнение сейчас разделяют только 31%. Доля убежденных сторонников продолжения экономических реформ, несмотря на все неблагоприятные последствия, на протяжении всего года составляла 26-27%. Интегральный показатель социальных настроений (вычисляется исследователями на основании оценок опрошенными собственного положения, состояния дел в стране, ожиданий на будущее) составлял перед кризисом 85 пунктов, в сентябре 1998 года резко упал до 61 пункта, затем стал медленно и как бы неуверенно подниматься и, по последним данным (за июль 1999 г.), составляет 73 пункта.

    Среди других событий последнего года, влияющих на избирателей - попытка импичмента президента в Думе, которая не могла быть успешной, но оставила серьезный след в общественном мнении. Значительное большинство населения v от двух третей до трех четвертей v выражало согласие со всеми пунктами обвинений, выдвигавшихся против Б.Н.Ельцина. Президента считают «крайним» во всех несчаcтьях и неприятностях, которые обрушиваются на страну (сейчас, например, его винят и в развязывании военных действий на территории Дагестана).

    Эта новая «горячая точка» на Кавказе явно формирует новую ось патриотической поляризации общественного мнения. Несчастная чеченская война, как известно, не вызвала массового патриотического подъема, хотя не было и антивоенных движений. Ситуация вокруг Югославии, которую в марте начали бомбить, вызвала во всех общественных группах и политических течениях чрезвычайно резкий взрыв антизападных настроений. Он, правда, оказался недолгим; после того, как Россия стала действовать в Косово вместе с западными странами, настроения существенно изменились. (По последним данным, позитивные мнения о США снова стали преобладающими v 58% против 43%, - хотя и не в такой мере, как до югославского кризиса). И вот сейчас положение в Дагестане почти всеми нашими СМИ рассматривается под углом зрения военного противоборства, звучат требования нанести удар по Чечне. Перед нами очевидная v трудно сказать, насколько осознанная v попытка нагнетания воинственно-патриотических настроений, которая может вести к опасным последствиям и на Северном Кавказе, и во всей России. Поддаваясь единодушному напору СМИ и военных пропагандистов, большая часть опрошенных усматривает выход в уничтожении (32%) или изгнании из Дагестане (12%) отрядов Басаева; существенно реже (24%) отмечается необходимость переговоров и политических решений.

    И наконец, такой фактор, как частая смена премьер-министров, дважды с начала года. Отставку Е.Примакова общественное мнение восприняло с неприязнью, отставку С.Степашина v уже с привычным недоумением. В обоих случаях к новому премьеру начинали довольно быстро привыкать; сейчас осторожно, но с некоторой симпатией присматриваются к В.Путину как премьеру (но не как к возможному кандидату в президенты). Население явно ценит стабильность власти выше, чем отдельных ее носителей.

    Выборы в Думу: положение на старте


    Население страны проявляет достаточно высокий интерес к предстоящим выборам. По данным последнего опроса 38% ответивших ждут от них полезного результата (конечно, каждый по-своему понимает эту полезность). 30% не ожидают ни пользы ни вреда, и только 16% считают их вредным занятием. Примерно столько же, 18%, были бы не против их отмены в случае, скажем, возникновения какой-либо чрезвычайной ситуации, а 58% против таких решений. Явное меньшинство приветствовали бы запрет КПРФ (20%) или снятие с выборов «Отечества» (12 %). Против этого все те же 57 %.

    О серьезности отношения к своему избирательскому долгу говорит и тот факт, что свою подпись о поддержке той или иной партии, безразлично какой, готовы поставить за деньги только 6% опрошенных, еще 14% могли бы взять деньги, но за несимпатичную им партию подписываться не стали бы, а три четверти россиян подписываться за вознаграждение не стали бы ни при каких условиях.

    Соответственно этим настроениям определяется и предполагаемая явка на выборы, колеблющаяся в последние месяцы между 49% и 55%.

    По результатам августовского (20 - 24 августа ) опроса надежные шансы попасть в думу имеют КПРФ, «Отечество - Вся Россия» (ОВР) и «Яблоко». Скорее всего, переберется через 5-процентный порог и ЛДПР. Эти партии распределят между собой и 38% «потерянных» другими партиями голосов, в результате чего у КПРФ может оказаться половина мест в списочной части нижней палаты. Успех может оказаться еще большим, если к КПРФ присоединится А. Тулеев, партия которого «Возрождение и единство» собирает 4% голосов.



    Репрезентативная выборка взрослого населения России (2000 опрошенных), результаты приводятся в процентах от числа намеренных принять участие в выборах.



Пока достаточно туманно выглядят перспективы «Союза правых сил». Каждая из входящих в коалицию партий не набирает и 3% голосов ("Правое дело" - 2%; "Новая сила" - 2,8%; "Голос России" - 1,2%). Казалось бы, у «Союза» набираются 6,5%, необходимые для прохождения в Думу, однако механическое суммирование здесь не срабатывает. В частности, отмечается довольно высокий антагонизм к «Голосу» в электорате ПД, так что блокирование с участием всех трех объединений частью избирателей каждого из них может быть отвергнуто. На сегодняшний день «Союзу правых сил» гарантирована поддержка лишь 4% избирателей. На положении правых роковым образом может сказаться несостоявшийся союз с НДР. Каждый в отдельности и «Союз правых сил», и НДР рискуют остаться за бортом парламента. Представляется нелишним для них предпринять, если не поздно, еще одну попытку объединения. (То, что не удалось Степашину, может оказаться по силам, допустим М. Прусаку, только что одержавшему блестящую победу у себя в губернии).

Пожалуй, самым большим сюрпризом, обнаруженным в результатах опроса, является то, что приход в ОВР Е. Примакова ничего не добавил электоральному потенциалу этого объединения, который так и остался на уровне июльских показателей. Возможно, здесь сказалось не вполне удачное, если рассматривать его не с позиций лидеров, а с позиций электората, блокирование. Сам по себе блок "Вся Россия" располагал всего 1% голосов, т.е. большой прибавки к электорату «Отечества» дать не мог. Что же касается электората последнего, во многом московского, в нем прослеживается достаточно высокая степень неприязни к "Всей России".

В любом случае, обнаруженная слабая реакция на «козырного туза» в прикупе избирательной игры - Примакова - является большой неожиданностью, в том числе, и по отношению к данным наших собственных априорных опросов, по которым выходило, что «Отечество» с Примаковым может добыть до 30% голосов, оттеснив на 2-е место КПРФ. Постфактум мы такого результата не видим, а реальные результаты выборов могут принести еще и новые сюрпризы.

В чем же тогда смысл этих предварительных замеров? В том, что сама непредсказуемость поведения нашего избирателя является довольно важным открытием. Подобно тому, как в физике обнаружение непредсказуемости поведения электрона послужило толчком к последующим теоретическим прорывам, так и в области электоральной социологии можно ожидать дальнейших важных прозрений.

Применительно к конкретной ситуации можно, например, поставить под сомнение эффект вхождения в «Яблоко» С. Степашина. Предварительные замеры на предмет именно такой комбинации нами не делались, но, если уж в плане наращивания электората не сработал «козырной туз», то «козырной валет» может оказаться и вовсе неэффективным. Впрочем, оценивая сделанный Степашиным выбор, можно отметить, что, хотя отношение к нему в электорате «Яблока» вполне положительное, значительно большей популярностью он пользуется в электоратах "Новой силы" и «Голоса России», так что отток к «Яблоку» какой-то части голосов и без того немногочисленных сторонников этих партий вполне прогнозируем.

Приведенные рассуждения о последствиях блокирования опираются на данные о том, как избиратели тех или иных партий относятся к другим партиям. Сведенные в таблицу эти данные были опубликованы в обзоре ВЦИОМ "Социально-политическая ситуация в России в июле 1999 г.". Еще раз возвращаясь к этой таблице, можно отметить, что своей неприемлемостью для вхождения в блоки выделяются ЛДПР и РНЕ. Почти никем, кроме "Правого дела", не почитается НДР, электорат которого, в свою очередь, не питает взаимной приязни к "Правому делу", зато тяготеет к «Отечеству». Обсуждаемое в некоторых политических кругах присоединение к НДР А. Лебедя не находит подкрепления во взаимном притяжении электоратов. Всеобщей любимицей оказалась АПР, электорат которой, однако отдал свои симпатии только КПРФ, «Отечеству» и РНРП, что и нашло отражение в постигшем эту партию расколе. Электораты «Отечества» и «Яблока» не антагонистичны друг другу, но их положение правее и левее центра предопределяет взаимопритяжение, с одной стороны, электоратов «Отечества», АПР и РНРП, с другой стороны, «Яблока», "Правого дела" и "Новой силы".

В заключение раздела о парламентских выборах необходимо сказать, что в составе избирателей, собирающихся с большой степенью вероятности принять участие в выборах, 12% еще не определились с тем, за какую партию они проголосуют. Именно за этот контингент и предстоит основная борьба в избирательной кампании.

На горизонте - президентские выборы


Августовский опрос оказался печальным не только для «Отечества», но и для его лидера Ю. Лужкова. Его рейтинг как претендента на президентский пост обвалился с 16% до 9% и сравнялся с рейтингом Г. Явлинского. Вероятно, свою роль сыграло то обстоятельство, что Лужков уступил свое место во главе партийного списка Примакову. В результате в электорате ОВР уже наблюдается заметное расслоение - из числа его избирателей на президентских выборах 39 % проголосовали бы за Лужкова и 33% за Примакова.

Рейтинги остальных участников состязания сохраняют по сравнению с июлем более или менее стабильное состояние: Г. Зюганов - 26%; Е. Примаков - 18%; С. Степашин - 7%; В, Жириновский - 6%; А. Лебедь - 5%. Все они прибавили по 1 - 2 пункта за счет убыли в электорате Лужкова. Особенно заметно возвращение в лагерь Явлинского его прежних сторонников, которые было переметнулись в стан Лужкова, но теперь испытывают сомнения по поводу его союза с «розовым» Примаковым. Аналогичные трансформации происходят и с бывшими сторонниками «Нашего дома - России». Отмечается также ослабление поддержки московского мэра со стороны независимых предпринимателей и довольно резкое снижение числа его сторонников в южном регионе России.

Если бы выборы состоялись сегодня в финал несомненно вышли бы только 2 кандидата - Зюганов и Примаков. Во втором туре Примаков взял бы верх над лидером коммунистов со счетом 48:30. С результатом 47:24 выиграл бы он и у Лужкова и с нарастающим преимуществом у всех остальных конкурентов. Зюганов проигрывает также и Лужкову. Но побеждает В. Путина (а по результатам июльского опроса и у Явлинского, находясь наравне со Степашиным). Путин пока проигрывает всем конкурентам. Вот как это выглядит в таблице:


ПРИМАКОВ ЛУЖКОВ ЗЮГАНОВ ЛЕБЕДЬ ПУТИН
ПРИМАКОВ
-- 47 : 24
14 / 4 / 11
48 : 30
12 / 4 / 6
58 : 18
13 / 4 / 7
60 : 12
15 / 4 / 10
ЛУЖКОВ
24 : 47
14 / 4 / 11
-- 43 : 34
14 / 4 / 5
44 : 22
19 / 4 / 10
42 : 13
24 / 4 / 17
ЗЮГАНОВ
30 : 48
12/ 4 / 6
34 : 43
14 / 4 / 5
-- 35 : 27
26 / 6 / 5
36 : 20
26 / 6 /11
ЛЕБЕДЬ
18 : 58
13 / 4 / 7
22 : 44
19 / 4 / 10
27 : 35
26 / 6 / 5
- 29 : 17
30 / 6 / 18
ПУТИН
12 : 60
15 / 4 / 10
13 : 42
24 / 4 / 17
20 : 36
26 / 6 / 11
17 : 29
30 / 6 / 18
--

Исходя из результатов гипотетических парных голосований, «потолок» кандидатов в расчете от всего населения определяется как 36% у Примакова, 26% у Лужкова, 22% у Зюганова, 17% у Лебедя. Путин «упирается» в потолок в 12%.

Отношение населения к отставке Степашина и назначению Путина


Отставку Степашина отрицательно восприняли 38% опрошенных и равнодушно 28%. Назначение Путина отрицательно встретили 16%, с удивлением также 16% и без особых эмоций 45%. Это и понятно, поскольку для 72% жителей России он был неизвестной фигурой до его назначения, лишь 11% имели о нем в основном хорошее впечатление и 5% - плохое. Так что отношение к новому главе правительства носит нейтрально-выжидательный характер: 10% полагают, что оно будет лучше предыдущего, столько же - что хуже и 47% - таким же. Уже первые шаги правительства встречают одобрение 31% респондентов при 33% неодобрения. С таким же примерно чуть-чуть отрицательным балансом начинал свою деятельность кабинет С. Кириенко. Степашин с самого начала имел положительное соотношение (37:33), а закончил с 50% одобряющих. Только Примаков уже в начале своей деятельности на посту премьера (к ноябрю 1998 года) набирал рекордные 66% одобрения (при 34% не одобряющих).

Таким образом, старт Путина как главы правительства вполне типичен для всех последних смен кабинета - население вполне сносно авансирует его своим доверием. Любопытно, что особенно одобрительное отношение к первым шагам нового правительства отмечается среди сторонников Лужкова. Наблюдается также положительное восприятие со стороны избирателей «Голоса России» и «Духовного наследия».

Что касается президентских перспектив Путина, его рейтинг пока едва превышает 1%. Заметим, что Степашин начинал с чуть более высокого старта и сумел нарастить свой электорат до 7%.

Что же касается провозглашения Путина «официальным» преемником Б. Ельцина, в серьезность этого намерения поверили лишь 12% опрошенных; 43% полагают, что это - отвлекающий маневр, и на самом деле готовить в президенты будут другого кандидата, а 17% видят в этом шаг, направленный на срыв президентских выборов. Треть населения считает, что Путин - это тот человек, который способен использовать силовые средства для удержания власти в руках Ельцина и «Семьи»; 31% таких опасений не разделяют. Только 27% полагают, что правительство Путина справится со стоящими перед страной трудностями; 36% ему в этом отказывают.

Участие России в миротворческой операции в Косово


Данные опроса показывают, что примерно 45% россиян положительно оценивают факт присутствия российских миротворцев в Косово, а 38% не считают, что от их пребывания там есть какая-то польза (в том числе 20 % заявляют, что их роль унизительна, поскольку они идут на поводу у НАТО). За согласованные с Западом действия на Балканах высказываются 42% опрошенных; 33% выступают за особую, независимую от Запада линию поведения. Вместе с тем можно отметить, что негативное отношение к Западу, достигшее пика в марте 1999 года, постепенно смягчается, хотя еще и не вышло на низкий предвоенный уровень. Вот как выглядят, например, данные об отношении к США:

декабрь
1998
март
1999
август
1999
положительное 67 % 22 % 49 %
плохое 23 % 50 % 32 %
очень плохое 6 % 20 % 10 %

Сегодня 52% считают, что отношения между Россией и западными странами вернутся в нормальное состояние и только 17% опасаются возврата в состояние холодной войны. В апреле 1999 года соответствующие цифры выглядели как 45% и 33%.

Военные действия в Дагестане


Значительная часть населения России (28%) склонна возлагать вину за обострение ситуации на Кавказе на президента и правительство России. Только 25% винят в этом чеченских боевиков, еще 10% - руководство Чечни, т.е. в общей сложности 35% обвиняют чеченскую сторону. Имеются и 7%, которые видят главных виновников в зарубежных террористах.

Вместе с тем, в обществе, кажется, забывшем уроки чеченской войны, нарастают настроения в пользу жесткого военного решения дагестанской проблемы. В общей сложности 58 % поддерживают те или иные варианты силовых действий - 32 % за полное уничтожение вторгшихся боевиков, 12 % за их вытеснение с территории Дагестана посредством военных ударов, 10 % за нанесение ракетно-бомбовых ударов по базам в Чечне, 4 % за введение в Дагестане чрезвычайного положения. Только 23 % отдают предпочтение разного рода переговорным мероприятиям.

При всем том в успех предпринимаемой в Дагестане военной акции верят всего 17%, 60 же процентов сомневаются в успехе - 28% убеждены, что за первой последуют новые вылазки боевиков, 11% считают, что военные действия неизбежно распространятся на Чечню и другие Северо-Кавказские республики. Такое сочетание поддержки военной акции с неверием в ее успех говорит о крайней, на грани шизофрении, степени раздвоенности общественного сознания.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.