НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

11 сентября 2003, 15:15

11 сентября: Террористы не изменили мир

Словосочетание «мир после 11 сентября» стало за прошедшие два года расхожим политаналитическим штампом. Форма очень знакома – за образец взято «мир после Освенцима». Подразумевается, а иногда и проговаривается, что 11 сентября стало рубежом, началом качественно новой реальности. Рубежом, сопоставимым с Октябрьской революцией (обоснованность попыток называть ее Октябрьским переворотом – отдельная тема), Второй мировой войной или процессом, который можно условно назвать «крушением советской системы» (включая сюда, конечно, не только внутриполитическую составляющую). Так ли это? Изменился ли мир 11 сентября 2001 года?

Практически единовременное убийство трех тысяч мирных людей, конечно, по-своему беспрецедентно. Сочувствие к ним и к их родственникам и близким не могло не вызвать серьезного психологического шока как у сограждан большинства погибших – американцев, так и у остальных вменяемых людей.

То, что произошло это в нынешнем фактическом центре мира – Соединенных Штатах, более того, в их символической столице – Нью-Йорке, не могло не вызвать у многих ощущения некоторого конца света, крушения устоев, наступления новой эпохи.

Но что такое новая эпоха? Вероятно, какие-то принципиальные изменения в мировой системе. Под системой же традиционно понимают совокупность элементов и связей между ними.

«Крушение советской системы» привело к исчезновению старых элементов мировой системы (СССР, ГДР, Чехословакия, даже – Югославия и т.д.), появлению элементов новых, радикальным изменениям (вплоть до отказа от значительной части наследия) в элементах сохранившихся. Последовало ли подобное после 11 сентября? Практически нет. В очередной (только за последние 30 лет – не менее, чем в пятый) раз изменился режим в Афганистане. Сменился режим в Ираке. Но менять его начали еще в период первой иракской – и с тех пор особенно не успокаивались. Проблемы с Ираном и КНДР - тоже органичное продолжение ситуации до 11 сентября.

Более спокойными и предсказуемыми стали Сирия и особенно Ливия. Но первая при Рабине и Бараке была и так на подступах к соглашению с Израилем, да и Каддафи к 1990-м резко снизил радикальность – может, просто постарел. Впрочем, и 11 сентября с последующим лозунгом глобальной борьбы с терроризмом какую-то роль в корректировке курса – не то как толчок, не то как повод – сыграли.

В годы крушения «реального социализма» исчезли такие элементы международной системы и – в то же время – клубки отношений, как Организация Варшавского Договора или СЭВ. Продолжением того же процесса стали появление СНГ, расширение НАТО, создание Евросоюза в нынешней форме и его расширение. Произошло ли что-нибудь подобное после 11 сентября – не по инерции начатого до, а новое?

Небезосновательны мысли об изменении реальной роли НАТО – и «Несокрушимая свобода», и «Шок и трепет» имели непосредственное отношение к отдельным членам блока, но прошли мимо самой организации. Но аморфной эта организация стала отнюдь не благодаря 11 сентября – существенное ослабление ее роли началось с исчезновением традиционного противника. Впрочем, и до перестройки мало какие реальные операции проводились через НАТО. Кстати, Афганистаном НАТО уже озаботилось.

Похожая история с ООН. Проведение операции «коалицией желающих» помимо (напомню: не вопреки) ООН отнюдь не беспрецедентно – подобным же образом неоднократно поступали и США, и СССР, и Британия, и Франция- Причем задолго до 2001 года. Да и ООН, при всей неэффективности системы принятия и реализации решений, тоже, похоже, еще сгодится в том же Ираке.

Изменилась ли с 11 сентября роль США в мире? Скорее нет. Можно ли говорить об однополярности – вопрос сложный, но ответ на него заведомо в 2001 не менялся. Изменились ли принципиально отношения США с Европой? Смотря как считать. Европа не объединялась против США даже в связи с иракской проблемой. Что же до главных оппонентов войны, Франции и Германии, то и здесь мы обнаруживаем мало нового: Шарль де Голль вывел свою страну из военной организации НАТО отнюдь не после 11 сентября, да и восточная политика Германии не всегда нравилась Соединенным Штатам.

Нам постоянно твердят об историческом выборе, сделанном Россией после 11 сентября. Оперативность и содержание выступления Путина по этому поводу, с учетом традиционного затхлого антизападничества нашей политической элиты, можно только приветствовать, но, боюсь, что не было ни осмысленного выбора, ни его историчности. Вокруг идеи союза с Западом мы пляшем уже полтора десятилетия: шаг вперед, два назад, три вбок, и далее по новой. Ее придумали не в 2001, но до сих пор так и не сделали последовательной линией (речь не идет о том, чтобы приветствовать каждый чих Буша-младшего, но, «сделав выбор», хотя бы не стоит злорадствовать по поводу намека на неудачу или бросаться в объятия всякому, кто начинает Америку или Запад критиковать).

Среди немногих стран, на положение которых события 11 сентября действительно повлияли - Пакистан и Саудовская Аравия. Первому быстрее, чем было бы без теракта, простили ядерные испытания (цена - поддержка операции в Афганистане). Вторая стала чувствовать себя менее уверенно в отношениях с США - слишком уж неприятно было американцам обнаружить, что большинство террористов были гражданами страны - многолетнего стратегического союзника. Да еще и странная информация о причастности к произошедшему членов королевской семьи... Впрочем, ожидавшегося некоторыми полного ухудшения отношений, равно как и полного вывода саудовских активов из США, так и не состоялось.

Может быть, изменилось всеобщее (или хотя бы частное – в отдельных странах) отношение к терроризму, к политическому исламу? Вряд ли. Каждый остается при своих взглядах. Разве что массовая пропаганда в разных странах имела глупость пытаться дискредитировать под это дело ислам в целом. При том, что не вина, а беда ислама, что сейчас именно он оказался в особенно «горячей» стадии; не исключено, что за ним обострятся проблемы с политическим христианством (внутри США эта беда есть), индуизмом (как локальная проблема тоже присутствует), иудаизмом (тоже есть, хотя надежда на продолжение в Израиле «светской революции» остается)- История знавала пример даже воинствующего религиозного национализма под буддийским флагом. Но проблемы борьбы с идеологическими корнями и организационной структурой терроризма современного это не снимает. Мировое же сообщество и после 11 сентября продолжает практиковать двойные стандарты, верить крокодиловым слезам палестинских борцов, в очередной раз показавших свое реальное лицо именно в те дни.

Американцы, конечно, испытали шок. И шок этот продолжает влиять на политику страны. Но влиять преимущественно в акцентах и риторике. Так или иначе, «Талибан» был бы сметен – готовиться начали явно до теракта (да и воинственные заявления Сергея Иванова прозвучали существенно раньше). Иракская же кампания с 11 сентября вообще мало связана. Сама по себе идея гуманитарных интервенций родилась тоже существенно раньше. Достаточно вспомнить о Югославии.

Но дело не только в этом. Каков бы ни был шок, он не заставил руководство США задуматься о способах достижения реального, а не только пропагандистского эффекта от антитеррористических акций. А реальный эффект не может родиться только из свержения диктатора или же из смены режима. Самый главный этап начинается потом. Этап аккуратного, внимательного, постоянного «ведения» страны по пути уничтожения разрухи, экономического восстановления, становления местных демократических институтов, постепенной передачи им всей полноты власти... Тот этап, который после Второй мировой войны был блестяще проведен в Германии и Японии. Пока действия в этом направлении оказываются самыми провальными. Свергли «Талибан», поприветствовали новую власть, оставили войска, время от времени – как припечет – проводят операции. Но главного не сделали – не начали планомерно уничтожать социальную базу радикализма. А для этого надо было бы дать афганцам (кстати, и иракцам) возможность зарабатывать, восстанавливая собственную страну, организовать общественные работы. Может быть, даже не двигаться в следующие страны, не наладив жизнь в каждой из предыдущих. Оставляя после себя (или при себе) хаос, американцы и союзники рискуют ухудшить ситуацию даже по сравнению с предшествовавшей своему вмешательству, равно как и дискредитировать свои идеи. Никакая встряска 2001 года над этим задуматься не заставила.

Что же такое «11 сентября»?

Российский историк культуры и общественный деятель, один из создателей легендарной «Московской трибуны» Леонид Баткин оказался одним из немногих, кто заявил достаточно четко: «-мир, конечно, отнюдь не изменился после 11 сентября 2001 года, во всяком случае, на глубинном и структурном уровне. Это всего лишь начало цепи важных новостей в пределах геополитической конъюнктуры». Он воспринял произошедшее как сигнал вступления в решающую стадию одного из этапов «конфликта между архаикой и модернизацией» – втягивания в современную цивилизацию «архаических мусульманских стран и структур».

С трактовкой Баткина можно было бы согласиться, но с одной существенной оговоркой. Указанный конфликт существовал и раньше, обострение же произошло не случайно и связано с реальным этапным событием – все тем же «крушением советской системы».

В условиях наличия достаточно четкой биполярности обе стороны обхаживали «третьи силы», всячески амортизируя одни потенциальные конфликты и разжигая другие – которые можно было бы нужным образом поляризовать. Прекращение столь внимательной опеки поставило многие силы в ситуацию а) более ограниченных ресурсов (финансовых, политических и т.п.); б) большей свободы от контроля извне.

И существуем мы, по большому счету, не столько «после 11 сентября», сколько после рубежа 1980-х/1990-х. Попытки же свести базовую проблематику собственно к терроризму как таковому – упрощение реальной проблематики, перемещение ее смыслового центра.

Тот же Баткин прав, когда констатирует, что идеологи радикальных движений происходят отнюдь не из бедных, малограмотных слоев населения, но массу-то сторонников своих им удается рекрутировать в тех обществах, где всерьез не озабочены проблемами модернизации, которые с уходом и экс-колонизаторов, и коммунистических советников оставлены «на произвол судьбы».

И решение вовсе не в борьбе с бедностью путем «справедливого перераспределения богатства». Это еще одна обманка – подачками ничего не решишь. Все гораздо серьезнее: ввязавшись единожды в судьбу народов иных культур, Западу (включая нас) не удастся уйти так просто. Не играя в поддавки, не пытаясь подкупить элиты или умиротворить в неоправданных аппетитах – эти страны все-таки придется «курировать», вести «за ручку» в новое тысячелетие. Это будет тяжело, некомфортно и дорого, но все же дешевле и проще, чем пытаться от них спастись.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.