НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

16 сентября 2003, 19:51

Семь часов с Лукашенко. Трудовые будни расширения России на запад

Более семи часов продолжались вчера в Сочи переговоры президентов Путина и Лукашенко. Единственный внятный итог – льготные цены на поставки газа в Белоруссию отменяются, также как и льготные цены на транзит российского газа через Белоруссию. Никакой определенности в вопросе о переходе Белоруссии на российский рубль не появилось.

По всем признакам, Россия стремится к сильной политике на пространстве бывшего СССР, но еще не совсем понятно, к какой именно и каким образом к ней идти. Важный элемент картины – внешнеэкономическая составляющая нынешнего российско-белорусского кризиса.

Транзит газа и через Украину, и через Белоруссию осуществляется на условиях специальных соглашений. В случае с Украиной эти условия четко увязаны в единый пакет: цены на транзит ниже мировых, но и цены на газ, поставляемый из России в уплату за транзит, ниже мировых – примерно 40 долларов за тысячу кубометров. Цены на транзит через Белоруссию еще в 2,5 раза ниже, чем через Украину, а газ Белоруссия получала вообще по внутрироссийским ценам – около 30 долларов. Но прямой связи между этими параметрами не установлено.

Внутрироссийские цены на газ для Белоруссии обосновывались как часть процесса объединения двух стран. Сразу после того, как Лукашенко отказался от согласованного перехода на единую валюту, Газпром объявил, что прекращает переговоры по созданию совместного предприятия на основе Белтрансгаза «из-за непреодолимых противоречий в позициях сторон». Договор Москвы и Минска предусматривал приватизацию белорусского участка газотранспортной трубы стран к июню 2003 г.

Среди противоречий: нежелание Минска передавать Газпрому в рамках акционирования Белтрансгаза контрольный пакет, принципиальные расхождения в оценке стоимости компании (5 млрд. по оценке белорусской стороны, 1 млрд. по оценке Газпрома). Кроме того, Газпром предлагал зачесть при покупке долги Белоруссии за газ (более 150 млн. долл.), а Минск хотел все получить живыми деньгами. Далее, Газпром предложил правительству не продлевать действие соглашения о внутрироссийских ценах на поставляемый в Белоруссию газ, и в субботу Касьянов принял соответствующее решение.

Газеты оценили этот шаг как реакцию Москвы на отказ Лукашенко от прежних договоренностей о переходе на общую валюту. Минск ответил арестом принадлежащих «Славнефти» 15% акций Мозырского НПЗ (на основании решения белорусского суда), а также вообще ничем не обоснованным в правовом отношении сокращением экспорта «Сибнефти» и «Славнефти» по нефтепроводу «Дружба» - проданные этими компаниями на запад 83,8 тыс. т. были перенаправлены на недогруженные белорусские нефтеперерабатывающие заводы. Главной же картой Минска может стать повышение «в разы» цен на транзит по газопроводу Ямал-Европа.

Но у этого конфликта есть и более широкий контекст: стратегические изменения в географии российского газового экспорта. В 90-е Газпром был занят поисками альтернативных маршрутов транспортировки в обход Украины, где нормой были «несанкционированные заборы» газа. Решение видели в строительстве дополнительного трубопровода через Белоруссию и Польшу. Однако тема российской угрозы слишком часто эксплуатировалась во внутриполитической борьбе в Варшаве, с многочисленными скандалами в польских медиа вокруг строительства газопровода, его возможных маршрутов и структуры собственности. В Москве постепенно пришли к выводу, что Польша слишком трудный и ненадежный партнер. Поэтому строительство второй нитки Ямал-Европа, которое, по российско-польским соглашениям, должно было завершиться в 2001 г., все время откладывалось.

Между тем, сами разговоры об альтернативном газопроводе заметно облегчили переговоры о газовом консорциуме с Украиной при участии Германии и, возможно, других стран ЕС и открыли для России возможность управления украинским участком газопровода в Европу. Воровство газа на Украине, кажется, прекратилось. В глазах Москвы Украина стала выглядеть достаточно надежным партнером, и уже планируется при участии Газпрома строительство нового газопровода из Казахстана через Украину.

С другой стороны, началась подготовка к созданию российско-британского консорциума для прокладки газопровода из России в Германию по дну Балтийского моря, о чем и было объявлено как о деле решенном во время официального визита Путина на острова летом 2003 г. Все это делает ненужным строительство второй ветки газопровода через Белоруссию и Польшу.

В феврале 2003 г. Москва и Варшава пересмотрели газовое соглашение. Россия согласилась уменьшить объемы поставок по жесткой схеме «take or pay» (обязательство потребителя выкупить не меньше заранее согласованного объема газа), получив среди прочего отмену обязательства строить вторую ветку. Впрочем, Газпром продолжает утверждать, что решения об отмене строительства никто не принимал.

В этих условиях Москва не торопится даже с достройкой первой очереди ямальского газопровода. Для ее нормального функционирования необходимо ввести дополнительные насосные станции и газохранилища на территории Белоруссии, иначе критическое падение давления в трубе, уже случившееся в этом году, может стать регулярным.

Похоже, что в сфере газового экспорта, также как и нефтяного, Москва постепенно создает новую ситуацию, при которой прежние (или потенциальные) монополисты транзита лишаются возможности диктовать свои условия. Поэтому Газпром и смог занять более жесткую позицию на переговорах с Минском по вопросу об условиях приватизации Белтрансгаза.

Остаются открытыми несколько вопросов. Неясно, имеем ли мы дело просто с очередным маневром с целью сделать Белоруссию более сговорчивой по сценарию, который сработал с Украиной. Поручение Газпрому возобновить переговоры по созданию совместного предприятия на основе Белтрансгаза, кажется, говорит в пользу такой версии. Но возможно, что Москве уже действительно не нужно увеличение транзита через Белоруссию.

Если верно второе предположение, то это открывает новые перспективы в отношениях Москвы и Лукашенко. До сих пор Лукашенко неизменно «приплачивали» политическую ренту из-за того, что Белоруссия рассматривалась как едва ли не единственный надежный транспортный коридор в Европу. Созрела ли ситуация для того, чтобы целиком снять эту ренту? Как далеко готова пойти Москва в своем давлении на Лукашенко? Батька очень неудобный партнер, но у него есть важное, с точки зрения Москвы, преимущество: свобода маневра у Лукашенко крайне ограничена, на Западе его никто не ждет. Поэтому давить Москва будет, но играть на свержение Лукашенко – вряд ли.

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.