НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

11 марта 2004, 17:40

Почему сдался Магомет Хамбиев

Магомед Хамбиев, известный полевой командир из ближайшего окружения Аслана Масхадова, министр обороны Чеченской республики Ичкерия, добровольно сложил оружие и сдался. В этом качестве в понедельник, 8 марта в селе Центорой его представил журналистам Рамзан Кадыров, "начальник службы безопасности" и сын Ахмада Кадырова.

Некоторые политические комментаторы поспешили назвать это предвыборным пиаром, как и уничтожение днями ранее Руслана Гелаева. Однако на самом деле все значительно сложнее. Речь идет не только об изменении методов и о новом распределении ролей в борьбе с сепаратистами.

Для непосвященных сдача Магомеда Хамбиева подконтрольным федеральному центру чеченским силовым структурам явилась полной неожиданностью. Хамбиев был с Масхадовым с самого начала, и в предыдущую войну, и в межвоенное время - в отличие от "радикалов", вчерашних противников, которых лишь эта война сделала союзниками. Хамбиев не отходил от Масхадова и в последние годы, в отличие от иных ранее известных полевых командиров, например, Руслана Гелаева. На протяжении последней военной кампании Магомед Хамбиев по сути дела был министром обороны сепаратистов. Поэтому его добровольная сдача в плен была, казалось, совершенно невозможной.

Однако при ближайшем рассмотрении ничего странного в этом не было. В ситуации, которая была создана вокруг него самого, его семьи, десятков и сотен ближних и дальних родственников, у Хамбиева не было иного выхода. ПЦ “Мемориал” представляет собственную версию произошедшего.

*****

По официальной версии, озвученной Рамзаном Кадыровым и опубликованной в газете "Коммерсант", сначала "без единого выстрела" были задержаны 9 боевиков Хамбиева. Им предложили выбор: тюрьма или "явка с повинной" - они выбрали последнее (кстати, по данным Регионального оперативного штаба, на 5 марта сложили оружие 21 человек из отряда Хамбиева). Далее был блокирован дом Хамбиева в селе Беной, но Магомеду удалось бежать, и задержаны были только его родственники – все мужчины, проживавшие в доме. Вскоре всех, кроме двоих молодых людей, отпустили, и Рамзан Кадыров сказал освобожденным: "Уговорите Хамбиева сдаться или приведите его к нам - всех отпустим". В результате 8 марта Хамбиев то ли был захвачен, то ли сдался сам, то ли его уговорили старейшины села.

Газете "Русский Курьер" Рамзан Кадыров изложил события несколько иначе, "Мы оцепили его дом в Беное и три дня вели переговоры" - "То есть вы сделали ему предложение, от которого трудно отказаться?" - "Да, у него не было другого выхода." В первый день "осады" сдались 16 человек, на второй - трое, на третий - сам Магомет Хамбиев.

Как видим свидетельства, даже исходящие из одного источника, несколько расходятся. Сведения же, собранные Правозащитным центром "Мемориал" из разнообразных источников, в том числе - поступившие от жителей Ножай-Юртовского района и родственников Хамбиева, позволяют усомниться в "официальной" версии в целом.

*****

В конце февраля в Гудермесе прошел "парад" - общее построение формирований, как формально подконтрольных Ахмаду Кадырову ("службы безопасности", республиканского ОМОНа, - так и состоящих из чеченцев спецбатальона "Восток" военной комендатуры под командованием Сулима Ямадаева) и батальона спецназа ГРУ Генштаба МО РФ Саид-Магомеда Какиева. Прибывшие туда Кадыров и муфтий Чечни Шамаев сообщили собравшимся, что объявляют "джихад" чеченскому сопротивлению, и именно этот "джихад" самый правильный (в отличие от других, включая озвученный Кадыровым в первую войну).

Затем все эти формирования направились в горный Ножай-Юртовский район. Колонна насчитывала более ста автомашин - 99-е "Жигули", УАЗ-469, микроавтобусы УАЗ-452 ("таблетка"); для помощи им была придана бронетехника и вертолеты. 29 февраля в селах Мескеты, Беной и Турты-Хутор начались массовые задержания, или, точнее, захваты людей. Коснулось это прежде всего родственников Умара и Магомета Хамбиевых, ранее занимавших высокие посты в правительстве Аслана Масхадова. В селе Турты-Хутор таким образом была захвачена едва ли не половина жителей всех возрастов и обоего пола.

Задержание родственников Хамбиевых Ножай-Юртовским районом не ограничилось. Так, 1 марта в Грозном прямо с занятий увезли студента медицинского факультета Университета - 19-летнего первокурсника Асламбека Хамбиева. Задержали также и учащегося 6-го курса Шиту Хамбиева. Начались массовые волнения, студенты вышли на митинг перед домом правительства, требуя освободить товарищей. Власти поначалу пытались им угрожать, но затем пошли на переговоры, обещая найти и освободить задержанных. В результате Асламбек Хамбиев был освобожден - в четверг, 4 марта его избитого, в полубессознательном состоянии, выбросили из машины в с. Беной, на 9 марта он находился в районной больнице в тяжелом состоянии. Судьба же Шиты Хамбиева до сих пор неизвестна.

Наконец - небывалая ранее практика - в других населенных пунктах Чечни "кадыровцы" задерживали и увозили женщин, родственниц Хамбиевых, вышедших замуж и уехавших из родных сел. При захвате сестры Асламбека Хамбиева, жившей с мужем и детьми в Гудермесе, был тяжело ранен ее сын-подросток. Ее увезли вместе с мужем, которого впоследствии освободили, саму же сестру оставили на "базе" Рамзана Кадырова.

По сообщению сотрудников МВД Чечни, были задержаны и доставлены в официальные места содержания 16 человек, среди которых были 5 женщин. Всего же захваченных, видимо, больше - от 40 человек (нижняя оценка, со слов родственников) до двухсот (по словам местных жителей). Людей содержали в различных местах - в ИВС (изоляторе временного содержания) Ножай-юртовского РОВД (районного отдела внутренних дел), во вкопанных в землю цистернах для горючего на окраине с. Беной, и в Гудермесе, в двух незаконных местах содержания – на базах "службы безопасности" у Рамзана Кадырова и "спецбатальона" Сулима Ямадаева.

Далее началась собственно "спецоперация" против Магомета Хамбиева. Через посредников ему передали требование: немедленно сдаться, а в противном случае судьба его родственников, среди которых - старики и женщины, будет незавидной. Было очевидно, что это не пустые угрозы.

После этого Магомет Хамбиев "добровольно" сдался. Более того, жители Чечни не поняли и не приняли бы иной его выбор - заплатить за свою свободу свободой и жизнью родных означало бы нарушить неписаные законы и обычаи.

Таким образом, эта "операция" не ограничивалась осадой одного дома в течение трех дней - полторы недели не только в Ножай-Юртовском районе, но и по всей Чечне, включая Гудермес и Грозный, задерживали людей, не причастных к деятельности Магомета Хамбиева, а "виновных" лишь в том, что они его родственники.

Цель достигнута. Правда, смущают средства: захват заложников, угрозы и шантаж. Кажется, такие методы называются "террористическими"...

*****

Шамиль Басаев в Буденовске, Салман Радуев и Турпал Атгериев в Кизляре и Первомайском, Мовсар Бараев в Москве на Дубровке захватывали заложников и предъявляли требования к государству - их вполне справедливо называют террористами. Теперь те же (или почти те же) средства использованы против самих сепаратистов.

Можно, конечно, сказать, что и Кадыровы, и Ямадаевы – сами бывшие сепаратисты. Кстати, в свое время похищением людей не брезговали. Но это было бы явным упрощением. Ведь в первую чеченскую войну заложничество и "живой щит" широко использовали и сами "федералы". Более того, именно они в 1994-1996 годах укореняли в Чечне "заложническую" парадигму (причем успешно - это показал вал похищений 1997 года). А под конец той войны, в августе 1996 года, даже повторили в Грозном "подвиг Шамиля Басаева", захватив 9-ю городскую больницу.

Но обычно использование института заложничества тщательно скрывали, в случае же Хамбиева это едва ли не хвалились этим (правда, в последние дни неуклюже пытаются скрыть).

Если теперь "оппонентов" федерального центра уничтожают силами чеченских формирований, то почему тот же метод не был использован пять лет назад? Тогда через Турпала Атгериева велись консультации с Москвой о помощи в ликвидации наиболее одиозных лидеров экстремистов и похитителей людей силовыми структурами Ичкерии. О том, что это было возможно, свидетельствуют события лета 1999-го в селе Бамут, где сами местные жители под руководством главы администрации выступили против известного "ваххабита" и похитителя людей Руслана Хайхороева. Но Атгериева тогда в Москве арестовали, и переговоры были сорваны. Теперь, пять лет спустя, когда вся Чечня разрушена, десятки тысяч погибли, а сотни тысяч стали беженцами, федеральный центр, по сути, "благословил" использование подконтрольными чеченскими формированиями куда более ужасных методов. И тем самым "расписался" в том, что зря были потеряны эти пять лет, напрасно искалечены человеческие судьбы.

Впрочем, использование заложников в борьбе с партизанскими и повстанческими движениями не новость для Советской России и СССР.

Именно так действовали в 1921-м при подавлении восстания Антонова на Тамбовщине - захватывали часть жителей села, объявляли их заложниками, в доказательство серьезности своих намерений кого-то расстреливали, после чего остальные начинали "сотрудничать" с советской властью и ловить "бандитов". Там против повстанцев применялись и другие, не менее "сильные" средства - например, химическое оружие.

В конце сороковых заложничество использовалось в Прибалтике и на Западной Украине. Там арестовывали и отправляли в Сибирь целые семьи "лесных братьев" и "бандеровцев", и силам госбезопасности удалось за несколько лет подавить национальные партизанские движения.

*****

Однако с тех пор многое изменилось - по крайней мере, формально. В соответствии с международным законодательством, использование заложников государством или силами, действующими от его имени, является военным преступлением. Причем, с точки зрения международного права, - даже более тяжким, чем терроризм. Поменялась и страна - присоединилась к пактам по правам человека, выполнение которых должно было исключить заложничество. Наконец, чеченские войны начинались именно под лозунгами "восстановления конституционного порядка" и "борьбы с терроризмом", одной из основных форм которого является именно захват заложников.

Захват заложников, кстати, запрещен не только в обычной мирной жизни. Такую возможность не предусматривает ни режим чрезвычайного положения, ни действующие в ходе вооруженных конфликтов нормы международного гуманитарного права.

Так что хотелось бы уточнить: в рамках какого правового режима действуют "кадыровские" силовые структуры? О каком "восстановлении конституционного порядка" может идти речь?

Ужасно, когда заложников захватывают бандиты и террористы, но куда страшнее, если этим занимаются от имени государства. Потому что в этом случае стирается грань между властью и преступниками, между законом и беззаконием. Открытое использование заложничества в Чеченской Республике может означать возврат в прошлое для всей России – не то на пять лет назад, в Чечню конца девяностых, которую вроде бы решительно осуждают, не то на полвека назад, в сталинский СССР, который теперь принято сдержанно хвалить.

Большинство задержанных "кадыровцами" в ходе "спецоперации" по поимке Магомеда Хамбиева освобождены. Наверное, было бы хуже, если бы семьи всех Хамбиевых были депортированы (а тем более - весь народ, к которому они принадлежат). Было бы хуже, если бы задержанных увезли "федералы", а потом были бы найдены их взорванные останки. Но нельзя сказать, что этот исход - лучший, потому что между ужасным и чудовищным нет хорошего выбора.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.