НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

17 мая 2004, 08:39

Чем и зачем замещать импорт?

Российский “крупный бизнес” заговорил о необходимости развития производств-аналогов иностранных товаров (см., например, обсуждение “Импортозамещающая политика и увеличение конкурентоспособности экономики России” на прошлой неделе в московской гостинице “Националь”). Если эти разговоры – всерьез, то у нашей экономики сложились достаточные предпосылки для мощного рывка вперед.

До последнего времени никто из крупного, а также среднего и мелкого бизнеса об импортозамещении и не заикался, потому что все прекрасно понимали, что качество российских товаров-аналогов (если, они, конечно, вообще существуют в природе) несопоставимо с качеством товаров иностранного производства. Более того, бизнес, с которого они в большинстве начинали, как раз и состоял в импорте готовых изделий потребительского назначения, продаже их здесь за рубли, а потом экспорте за рубеж какого-нибудь сырья. Хотелось бы верить, что это был период ученичества, а теперь повзрослевший и окрепший российский бизнес ставит перед собой новые, ответственные задачи.

Отметим по ходу дела, что за последние 15 лет идея импортозамещения иногда приходила в голову какому-нибудь крупному государственному деятелю и тесно связанной с ним группой директоров промышленных предприятий, производивших неконкурентоспособную продукцию. Но всякий раз эта идея оказывалась посрамленной, так как реализовывать ее пытались путем введения разного рода запрещений на импорт товаров, а не налаживанием производства такого же по качеству, но более дешевого аналога.

Единственным случаем, когда идея импортозамещения все-таки смогла восторжествовать, был период после дефолта 1998 года, но это произошло скорее естественным путем, из-за дефицита платежного баланса, а не под воздействием регулирующей воли государства. Тогда покупку резко подорожавшей (в рублях) импортной продукции многим пришлось и правда заменить приобретением отечественной.

Но постдефолтный эффект не мог быть вечным, и после того, как цены на наш сырьевой экспорт выросли и с платежным балансом у нас все снова стало в порядке, импорт не замедлил вернуться на утраченные позиции и в прошлом году превысил показатели докризисного 1997 года. Что, кстати, могло и послужить одной из причин пристального внимания к этой проблеме со стороны деловых кругов и государства. Тем не менее, классическая схема нашей внешней торговли – сырье на экспорт, готовые товары на импорт – по-прежнему никуда не уходит из повседневной хозяйственной жизни. И на это есть свои основания.

Сложились они еще во времена советской экономики, когда действовало своего рода “разделение труда” между СССР и странами Восточной Европы, входившими тогда в так называемый Совет экономической взаимопомощи (СЭВ). В рамках этого межгосударственного экономического объединения сформировалось, стихийно или сознательно, сейчас сказать трудно, определенное разделение труда, а, значит, и специализация. СССР производил для всех этих стран минеральное сырье (ну, и военную технику), а восточноевропейские страны – потребительские товары. Так и был устроен товарообмен: мы им сырье, а они нам – готовую продукцию.

Конечно, из этого правила были исключения, так как по части машиностроительной продукции, вроде легковых автомобилей и грузовиков, основным поставщиком был все-таки СССР. Но по большей части товаров повседневного спроса лидерами являлись именно Польша, Чехословакия, Румыния, Болгария и ГДР.

Поэтому, когда в ходе реформ конца 80-х – начала 90-х произошла отмена монополии внешней торговли и либерализация валютного рынка, серьезных изменений в структуре товарных потоков не возникло. Как мы поставляли сырье за границу, так и продолжали это делать. И как импортировали потребительские товары, так и ввозим их до сих пор. Произошло лишь географическое смещение этих потоков экспорта и импорта. Место стран Восточной Европы заняли страны Европы Западной, да и товарная структура немного поменялась. После снижения выпуска военной продукции и сокращения объемов капитального строительства большая часть продукции черной и цветной металлургии внутри страны оказалась никому не нужной – ее стали отправлять на экспорт. Ну а вместо изрядно надоевшего импорта зерна, которое шло на корм российской скотине, частные фирмы стали импортировать готовые мясные изделия, что было гораздо эффективнее и удобнее.

Таким образом, российская экономика просто воспроизвела основные пропорции экономики СССР, правда, значительно их облагородив, поэтому могло показаться, что такая ситуация будет воспроизводиться еще не одно десятилетие.

Спутала все карты хорошая экспортная конъюнктура – у российских экспортеров скопилось очень много свободных денег, и им теперь приходится задумываться над тем, как эти деньги получше пристроить.

Занимаясь много лет экспортно-импортными операциями и узнав как следует внутренний и внешний рынок, вчерашний торговый посредник чувствует себя готовым занять на нем еще более подобающее место – начать производство того товара, который он до сих пор только ввозил из-за границы. И прошедший “круглый стол” по проблемам импортозамещения отразил почти все возможные варианты нашего развития по этому пути.

Правда, для многих российских производителей “импортозамещение” – это всего лишь очередная модная наклейка, под которую можно будет урвать кое-какие льготы и преференции. Поэтому на “круглом столе” очень много говорилось о дороговизне сырья вообще и росте цен на металл в частности, растущей заработной плате и падающей квалификации рабочей силы, высоких процентных ставках и налогах, отсутствии государственных гарантий и государственного финансирования, высоких административных барьерах и т.п., что, кстати, содержит внутренние противоречия. Потому что если увеличивать государственное финансирование и гарантии, улучшать таможенное и налоговое регулирование, а также совершенствовать лицензирование, стандартизацию и патентную защиту, то это и будет, по сути дела, созданием административных барьеров, которые только помешают развитию производства, а не стимулируют его. Кроме того, есть сильное подозрение, что полученные таким образом от государства ресурсы будут использованы не самым эффективным образом, а, говоря проще, – разворованы, и вместо импортозамещения мы получим очередной пшик. При этом не стоит забывать, что государство и так очень много сделало для того, чтобы это самое импортозамещение начало воплощаться в жизнь. Девальвация рубля в 1998-2000 годах по своей эффективности оказалась куда более действенной, чем всякие тарифные и нетарифные ограничения.

Кстати, с тарифными ограничениями на импорт получается интересный анекдот. Не далее, как две недели тому назад, имел место другой “круглый стол”, но уже в Торгово-промышленной палате и по поводу высоких цен на металл. Все потребители металла бурно протестовали против “грабежа” производителей и договорились до того, что лучшим способом удержания внутренних цен на чугун и сталь было бы снижение импортных таможенных пошлин на металл, получаемый из Украины и Казахстана. Напомним, что средняя пошлина на украинский металл составляет сейчас 21% к таможенной стоимости. Хорошенькое же у нас выходит импортозамещение, если для устойчивого развития экономики России требуется эти самые импортные пошлины снижать!

Может быть, в самом деле, правы те участники дискуссии, которые заявляли, что лучшая политика в области импортозамещения – это полная отмена импортных пошлин и жесткая конкуренция между всеми производителями – как отечественными, так и иностранными?

Как нам кажется, проблема импортозамещения действительно есть. Причем подобная проблема вообще бывает только у таких больших стран, как Россия, Китай, Индия и, может быть, Мексика, Аргентина и Бразилия. Из-за своих размеров, численности населения и емкого внутреннего рынка они могут поглотить такой объем иностранных товаров, что производителю будет выгоднее организовать выпуск на месте потребления, чем завозить с места основного производства.

Другое дело – небольшие страны, вроде Бельгии или Голландии. Там любое производство автоматически становится и импортером, и экспортером, так как у нет ни собственных источников сырья и энергии, ни емкого рынка сбыта производимых товаров.

У больших же стран есть возможность полностью локализовать производство и перестать быть импортером. И поскольку Россия как раз к таким большим странам и относится, то импортозамещение – это не просто тема для очередной дискуссии, а насущная необходимость.

Чтобы лучше понять перспективы импорта, его нужно разделить на обычный (стандартный) и высокотехнологичный. И это разделение сразу же накладывает серьезные ограничения на всю нашу дальнейшую деятельность в этой области. Надо сразу признать, что во втором случае мы импортируем те или иные изделия не потому, что их производство обходится дешевле за границей, чем у нас, а потому, что ничего подобного мы сами изобрести и произвести не можем. Это были не наши изобретения, не наши технологии и не наше оборудование.

Примеры персональных компьютеров и мобильной телефонной связи достаточно очевидны. Поэтому, хотим мы этого или не хотим, а подобные “чудеса техники” нам все равно придется импортировать и платить за них твердой валютой. Которую получить можно будет только за счет сырьевого экспорта. Или за счет экспорта высоких технологий, если, конечно, мы сами сподобимся что-то такое создать. К этой же группе “незаменяемых” товаров можно отнести часть продовольственных товаров, вроде кофе, какао, бананов и пищевого сырья (такого, как агар-агар), которые у нас не могут производиться по природным условиям.

Что же касается “обычного” импорта, к которому можно отнести парфюмерию, продовольствие, одежду, автомобили, игрушки, мебель и тому подобную дребедень, то здесь никаких проблем с импортозамещением нет. Потому что замещение импорта путем переноса производства со временем будет осуществлено самой фирмой-изготовителем. Как только объем поставок из-за рубежа того или иного товара достигнет уровня, при котором станет выгодным организовывать производство на месте, перемещение мощностей с Запада на Восток произойдет достаточно быстро. И иностранный производитель начнет получать выгоды от дешевой земли, рабочей силы, экономя на таможенных пошлинах и логистике.

При этом, конечно, процесс не будет идти автоматически и касаться всех товаров подряд. Понятно, что “Мерседесы” у нас все равно никогда собираться не будут. А вот “Фольксвагены” или “Шкоды” производить можно совершенно спокойно и у нас. С другой стороны, надо понимать, что у самой фирмы-производителя могут быть проблемы, например, неполная загрузка производственных мощностей или неготовность переносить производство из опасения потерять свои технологические секреты. Такая фирма скорее будет настаивать на снижении таможенных пошлин, а перенос производства оставит на потом.

В тоже время, процесс перемещения иностранных производств можно будет ускорить, если к финансированию этих проектов подключится и временно свободный российский капитал - возьмет на себя часть расходов по организации производства. Причем, чем большая доля средств будет вкладываться российской стороной, тем быстрее и охотнее к нам будут перетекать иностранные производства, так как их риски будут существенно снижены.

Нельзя, наконец, отрицать и того, что какие-то изделия мы можем производить самостоятельно, без иностранной помощи, выступая прямыми конкурентами иностранных производителей. Но для этого нужна не мифическая поддержка государства, а определенные навыки ведения бизнеса, которых как раз и не хватает больше всего российским компаниям для успешного налаживания конкурентоспособного производства.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.