25 августа 2019, воскресенье, 15:04
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

31 мая 2004, 14:03

Украинская интеллектуальная периодика

«Íåïðèêîñíîâåííûé çàïàñ»

Группировки и «идеологические платформы», на которые распадается украинское интеллектуальное пространство, хорошо видны при взгляде на виды, направления и популярность издаваемой там интеллектуальной периодики. В своем обзоре ««Украинская» «интеллектуальная» «периодика». Часть 2. Вехи новой публичности» Яков Андерер, журналист, критик, социолог, живущий и работающий во Львове, предлагает собственную типологию интеллектуальных изданий. Основные наблюдения Андерера вполне совпадают с нашими ожиданиями, поскольку в целом повторяют матрицу постсоветской интеллектуальной среды: издаются старые («советские» и маловостребованные) и новые (либеральные и неотрадиционалистские) журналы. Важнейшей линией классификации является ориентация на либерализм западного типа (таких меньшинство) или, наоборот, на «национальную традицию», за которой обычно прямо следует ксенофобия и национализм специфического, интеллектуализированного порядка. Еще один определяющий признак – «открытость» (наличие дискуссий, форумов, возможности для диалога с читателем) издания, а следовательно, и его популярность, которая не всегда зависит от содержания, но почти всегда от «интерфейса» (качество сайта, оперативность реакций и т.п.).

Подобные опыты обзоров ценны сами по себе, но еще предоставляют возможность поиска общего и различного, указывающего на «национальные особенности» и цивилизационные закономерности. Статья Якова Андерера из последнего номера журнала «Неприкосновенный запас» публикуется сегодня в рубрике «Из жизни идей».

(Начало статьи читайте в предыдущем номере журнала "Неприкосновенный запас", сс. 114--121.)

Еще одну категорию изданий, которых следует коснуться в нашем обзоре, составляет собственно литературная периодика. Здесь весьма условно можно выделить две группы: во-первых, «старые», сохранившиеся еще с советских времен журналы Союза писателей и, во-вторых, «новые», возник­шие уже после про­воз­г­ла­ше­ния независимости и связанные отчасти с альтер­на­тив­ной писательской орга­ни­­зацией -- Ассоциацией украинских писа­те­лей, от­час­ти -- с разного рода ло­каль­ными литературными группировками, а отчасти -- просто с частной ини­ци­а­ти­вой того или иного писателя либо критика[1]. Спор меж­ду этими двумя груп­па­ми, строго говоря, не состоялся, поскольку они суще­ст­вуют, не соприкасаясь ни дискурсивно, ни социально. «Старые» -- «Київ», «Дні­про», «Вітчизна» («Оте­чество»), «Дзвін» («Колокол») -- по своему об­щест­вен­ному статусу совершенно несопоставимы с российскими «толстяками», они практически отсутствуют как в информационном пространстве, так и на рынке; их выписывают и читают главным образом члены Союза писателей (ор­га­ни­за­ции крайне архаической и в глазах более молодой части куль­тур­ного сообщества мало­поч­тенной); их пуб­ли­ка­ции почти никогда не об­суж­да­ет ни массовая, ни спе­ци­а­льная печать (за ис­к­лю­чением «Літе­ра­тур­ної України» -- совершенно не­в­лиятельного еженедельни­ка Союза писателей, или изданий, принадлежащих близким к Союзу организа­ци­ям, как, на­при­мер, «Голос Про­світи» или журнал академического Института ли­те­ратуры «Сло­во і час», ориентированный одновременно и на советские, соцреалис­ти­чес­кие еще, и на нацио­на­ль­но-державные стереотипы). Сколько-нибудь замет­но­го влияния ни на об­ще­ство в целом, ни на интеллигенцию они не оказывают, о чем жалеть не приходится, учитывая присущую их дискурсу смесь ксе­но­фо­бии, эт­ни­чес­ко­го национализма и советского ресантимента. Особняком стоит не­­боль­шой по объе­му харьковский двухмесячник «Березіль»[2] (главный редак­тор Во­ло­­ды­мыр Нау­мен­ко). Значительно более толерантный и эстетически, и идео­­ло­ги­чес­ки, он предлагает собственную, весьма эклектическую модель «здравого смыс­ла», пуб­ли­куя на своих страницах как старых членов Союза писателей вку­пе с их младшими последователями, так и «постмодернистов», со­с­тавля­ю­щих ис­теб­лиш­мент «нового» культурного сообщества, -- Мыколу Ряб­чука, Сер­гия Жадана, Оксану Забужко и других. Совсем в сторо­не от идеоло­ги­чес­ких и эстетических конт­ро­верз (а следо­ва­тель­но, и от эпицентра об­ще­ст­венного ин­тереса) оказался в си­лу своей специфики журнал иностран­ной литературы «Всесвіт» («Вселенная»; главный редактор Олег Мыкытенко) -- в позд­не­со­вет­с­кие времена едва ли не самое популярное среди украинской ин­тел­лигенции издание.

«Новые» гораздо разнообразнее стилистически и институционально, но и го­раздо эфемернее «старых». В контексте нашего обзора заслуживают упоми­на­ния львовский «Четвер» («Четверг»; www.ii.lviv.ua/chetver) -- очень последо­ва­тель­ный в сугубо постмодернистском эклектизме нерегулярный журнал ра­ди­каль­ной эстетической альтернативы, ко­то­рый редактирует один из наиболее интересных и герметичных писателей-вось­мидесятников Юрий Издрык, сам от этой альтернативы весьма далекий; до­нец­кий альманах «Кальміюс» (главный ре­дактор Олег Соловей), пытающийся со­четать традиции харьковского аван­гар­да 1920-х годов с левацко-националисти­чес­кой и антиглобалистской ритори­кой, криворожский ежемесячник «Кур’єр Крив­басу» (главный редактор Гры­го­рий Гусейнов), самый заметный, за отсутствием «старых» жур­налов, пред­ста­ви­тель патриархального дискурса в украинском литературном процессе; наконец, не­дав­но возникшая ки­евская «Молода Україна» (www.molodaukraina.org; ре­дактор Олесь До­ний), которая в литературной части допускает довольно широ­кий стилис­ти­че­с­кий плюрализм (с преобладанием, впрочем, «реалистических» мла­дотрадицио­на­листов и масскульта, тоже вполне традиционного), но в крити­ке и публи­цис­ти­ке, представленных теми же младотрадиционалистами, при­дер­живается жестко изоляционистской, агрессивно-антилибера­льной, анти­за­пад­ни­­чес­кой и антимодернистской риторики с элементами ксенофоб­ской конс­пи­ро­ло­гии и почвенническим пафосом, отчасти советского образца (в духе «дис­кур­са 1948 года»)[3].

Особое место среди «новых» изданий принадлежит «централь­но­европейско­му литературному журналу» «Потяг 76»[4] («Поезд 76»; www.potyah76.org.ua; со­редакторы Юрий Андруховыч и Олександр Бойченко). Возникнув в офф-лай­не, «Потяг» после первого же выпуска перешел в Сеть[5] и сразу оказался самым успешным украинским ли­те­ратурным интернет-проектом. Несмотря на преобладание литературного материала, «Потяг» с его куль­том фрагмента, эссе, характерно центральноевропейским топосом поиска иден­тич­ности и так далее представляет собой очень выразительный, почти химически чис­тый тип интеллектуального издания, даром что сетевого, и будет жаль, если в ско­ром времени он тоже столкнется с проблемой «кадрового голода», с не­воз­мож­­но­с­тью ре­гулярно обновлять авторский корпус, -- редак­то­ры тогда вынужде­ны бу­дут или корректировать концепцию и формат, или в еще большей сте­пе­ни привлекать иностранных авторов, и без того обильно представленных в жур­на­ле, который в результате может вовсе утратить украинскую специфику.

Как мы уже заметили, помимо «Потяга» к интеллектуальной периодике в са­мом тесном смысле сло­ва в Украине можно отнести буквально два-три издания: это ежеквар­таль­­ник «Ї» и ежемесячное обозрение (формально газета) «Критика» с ежемесячным же прило­жением «Коментар»[6]. Генезис и формат этих изданий совершенно раз­лич­ны, но в их идеологических основаниях, дискурсе, редак­ционной политике, «ав­туре», наконец, в социально-институциональном ста­ту­се[7] так много схо­же­го, что обнаруживающиеся на этом фоне различия оказы­ва­ются либо несущест­вен­ны­ми, либо, напротив, в высшей степени значимыми для понимания специ­фики, например, «философского» и «историко-филологичес­ко­го», «провинци­ального» и «столичного», «львовского» и «киевского», наконец, «краевого» и «диас­по­р­ного» и прочих начал каждого из журналов. Однако такое сопоставление тре­бу­ет отдельного исследования, которое в результате вполне может показать как раз иррелевантность этих, казалось бы, значимых, различий и мнимость специ­фи­ки.

 «Ї»[8] (www.ji.lviv.ua) возник в 1989 году как литературно-фи­ло­соф­ский самиздат (первый номер, что вполне значимо, со­с­та­ви­ли переводы его ре­дактора -- поэта, философа и переводчика, позднее по­ли­то­ло­га и политика Та­ра­са Возняка -- из Хайдеггера и Ясперса, а также фраг­мен­ты дневников Витольда Гомбровича, стихи диаспорной поэтессы Эммы Анди­ев­ской и украинская но­вел­ла Игора Клеха) и на протяжении 1990-х годов не­с­коль­ко раз существенно трансформировался, пока не пришел к нынешнему формату мо­но­те­матических выпусков, в которых вместе сведены преимущест­вен­но ори­ги­­наль­ная и пе­ре­вод­ная эссеистика, с одной стороны, и немногочис­лен­ные соб­ст­вен­но научные, а также литературные тексты и документальные материалы, с другой. Сами создатели определяют его как «независимый культурологичес­кий журнал», приз­ванный исследовать «межэтнические отношения, проблемы ци­ви­ли­за­цион­ных разрывов, формирование европейской идентичности и со­в­ре­мен­­ный политический дискурс». Последние несколько выпусков журнала были по­свя­щены проблемам молодежных субкультур, насилия, власти и тер­ро­ра, украинскому «топосу поражения», феминности и маскулин­нос­ти, польско-украинской резне на Волыни в 1943 году, феномену Льво­ва, наконец, различным манипуляциям сознанием. Объем и раз­нородность материала (в среднем каждый номер -- это 300 страниц довольно боль­шого формата, то есть около 40 авторских листов) обу­с­ло­ви­ли появление института ку­раторов номера, от которых едва ли не в боль­шей степени, нежели от глав­но­го редактора, зависит уровень того или ино­го вы­пус­ка, а отчасти и расстановка идеологических акцентов, хотя в целом «Ї» воспринимается как один самых по­с­ледовательных защитников либеральных цен­ностей в Украине (несколько ме­ша­ет такой последовательности не всегда оптимальный отбор кураторов и ав­то­ров, иногда неоправданная толерантность по отношению к позициям, весьма да­ле­ким от либеральных, и, главное, склон­ность злоупотреблять цивилизацион­ным подходом, плохо сочетающимся с либе­ра­лизмом). Специфика тематического ежеквартальника не способствует развитию по­­лемики, однако авторы и читатели «Ї» могут дискутировать на форуме -- очень содержательном, интересном и свободном от обычной форумной пены. Кроме того, издатели журнала регулярно проводят международные и междис­циплинарные семинары «Диалоги поверх рубежей», посвященные проб­лема­ти­ке культурного и политического пограничья, формируя, таким об­ра­зом, то, что в обиходе получило название «сообщество “Ї”».

Газету «Критика» (www.krytyka.kiev.ua) создали в 1997 году профессор Гарвардского университета литературовед Грыгорий Грабовыч, который стал глав­ным редактором нового издания, и уже упоминавшийся выше киевский критик и политолог Мыкола Рябчук, возглавивший редакцию в Украине. В 2001 году его сменил критик и искусствовед Андрий Мокроусов. В передовой статье пер­во­­го номера главный редактор объявлял, что новая газета соз­дается как «форум, на котором можно было бы вести полноценную, крити­ческую и свое­вре­менную дис­куссию, затрагивающую основные интеллек­ту­аль­ные, куль­тур­ные и общест­вен­­­ные вопросы дня как в Украине, так и в мире». При этом изна­чально пред­по­ла­галось ограничиться форматом эссеистичес­кой рецензии либо же обзора, об­ра­щенного прежде всего к той или иной кни­ге, но в конечном счете подразуме­ваю­щего весь поток «культуро- и социотворческой продукции». В качестве не­по­средственных ориентиров (в том числе и ди­зай­нер­ских) были избраны «New York Review of Books» и «Times Literary Supplement», но пре­дус­мат­ри­ва­лось так­же, что в отношении украинс­ко­го об­щест­ва (по мень­шей мере, куль­турного со­об­­ще­ст­ва) «Критика» должна сы­грать ту же роль и занять то же мес­то, что и па­риж­ская «Kultura» Гедройца -- в от­ношении об­щест­ва польс­кого. Вполне вы­держать сугубо рецензионный фор­мат не удалось -- от­час­ти из-за традицион­ной неразвитости в Украине са­мо­го ин­­ститута кри­ти­ки и ре­цен­зирования (как ли­те­ра­тур­ного, так и научного). Почти сра­зу, хотя и не­час­то, газета начала публико­вать рефлексии на «свободную те­му», не связанные с обяза­тель­ным рассмотрени­ем той или иной публикации, а также научные эссе, по­свя­щен­ные прежде всего ис­то­рии идей, ревизии ис­то­ри­ко-куль­тур­ных мифов и стерео­ти­пов, ана­ли­зу канона и так далее. Кроме того, время от вре­ме­ни на страницах «Кри­ти­ки» появ­ля­лись и чисто литературные тексты. В разгар «Кучмагейта» и так называемой «незавершенной рево­лю­ции» 2000--2001 годов первые по­зи­ции каждого номера (в газете отсутствует руб­рикация) редакция начала от­во­дить под актуальную политическую анали­ти­ку и публицистику. Эта прак­ти­ка со­храняется и поныне[9] -- так же как и после­до­ва­тельно критическое отношение к правящему режиму и ориентация на под­держ­ку демократической оппо­зи­ции, дискурс которой «Критика» прежде всего ис­следует, но в идеале, очевидно, хотела бы от­час­ти и выра­ба­тывать и коррек­ти­ро­вать, «навязывая» политическому классу и культурному сообществу определенные пред­­с­тав­ле­ния о либеральной норме[10]. В результате такой редакционной поли­ти­ки «Критика» пережила своего ро­да «кризис идентичности»: в структуре пуб­ли­каций начали все более пре­об­ла­дать политологические и со­циоантропологи­чес­кие сюжеты, анализ публич­ных дискурсов и исследования в области истории идей, тогда как роль «куль­ту­ро­логической» составляющей уменьшилась, а соб­ст­венно литературная критика почти вовсе сошла на нет (впро­чем, остались ис­то­рико-литературоведческие штудии и рефлексивная эс­се­исти­ка самих лите­ра­то­ров)[11]. Заметим, что «Крити­ка», в отличие от «Ї», не прак­тикует те­ма­тические выпуски (за ис­к­лю­чением двух спе­циальных польских номеров и номера, по­с­вя­щен­ного феномену львовской поли/мультикультурности), зато каждый выпуск может включать один или несколько проблемных «уз­лов», объе­ди­няющих те­мати­чес­ки близкие материалы, как, например, публи­ка­ции, посвященные теме ге­ноцида и памяти vs амнезии в связи с 70-летием ук­раинского голодомора, анализ традиционных и нетради­ци­онных на­ционализмов в их отношении к проблеме империи и либерализма или исследования содержания и рецепции польско-украинской рез­ни 1943 года на Волыни, вписанные в более широкий контекст практик other­ing’а, эт­ни­чес­кой и религиозной ксенофобии, националь­но-мифологического конструирова­ния врага (здесь, кста­ти, были помещены пе­рев­оды статей Алексея Левинсона и Галины Зверевой, анализирующих проб­ле­му на материале чечен­с­кой войны) и так далее. Также в отличие от «Ї», «Критика» не поддерживает дебаты на интернет-форуме, зато сама охотно исполняет функции форума, часто помещая полемические статьи, реплики оппонентов и прочее, порой многократ­но возв­ра­ща­ясь к обсуждаемой теме на протяжении довольно долгого времени (как, например, в случае содержа­тельно и методологически очень важной для ин­тел­лек­туального цеха продолжительной дис­кус­сии вокруг выдвинутой Рябчуком кон­цеп­ции «креольства» украинских русофонов или столь же серьезных контроверз по поводу реформы ук­раин­с­кой орфографии, об­суж­де­ния перспектив феминистической идеологии и гендер­ных исследований в Украине, проблемы «национальных мис­тификаций» от Ос­си­ана и «Слова о пол­ку Игоревом» до «Калевалы» и «Ве­лесовой книги», воп­ро­са о новом литератур­ном каноне и т.д.). Круг авторов, составляющих «со­общество “Критики”», отчасти тот же, что и в «Ї», но географически, поколенчески и дисциплинарно более ши­ро­кий: уже упомяну­тые политологи Мы­ко­ла Рябчук и Володымыр Кулык, ис­то­р­ики Наталя Яковенко, Ярослав Гры­цак, Олексий Толочко, фило­со­фы Мы­ро­­с­лав По­по­выч, Мырослав Марыновыч, Тарас Возняк, филолог Тамара Гундо­ро­ва, социолог Евген Го­ло­ваха, лите­ра­то­ры Юрий Андру­хо­вич, Сергий Жа­дан, Тарас Прохасько и другие. «Кри­ти­ка» мно­го пуб­ликует исследова­телей, принадлежащих к не­с­кольким последним поко­ле­ниям украинской ди­ас­по­ры (таких, как Игор Шевченко, Роман Шпорлюк, Марта Бога­чев­ская и др.), польских, амери­канских, немецких, французских эссеистов и ученых[12]. Остается еще сказать, что, выступая фактически в роли издательства, «Кри­тика», помимо двух газет, выпускает еще несколько на­учных журналов (в част­­ности, истори­ческие «полугодичники» «Ук­раїнський гуманітарний огляд» и «Україна мо­дер­на»), монографии украинских исследователей (Григория Грабо­ви­ча, Мыколы Рябчука, На­та­ли Яковенко, Тамары Гундоровой), переводы тру­дов американских и западноевропейских ученых (тех же Даниэля Бовуа, Ларри Вульфа, Эд­варда Кинана, Бе­не­дикта Андер­сона и др.), пуб­ли­кует материалы по истории украинской культуры XIX--XX веков, мемуаристику и книги современных ук­ра­ин­ских писателей.

Прежде чем завершить этот обзор, необходимо, хотя бы коротко, упо­мя­нуть и о специаль­ных философских и собственно научно-гуманитарных журна­лах, которые в си­лу самой строгости своего дискурса не вполне вписываются в рамки «интеллекту­аль­ной периодики», но без которых, вместе с тем, само суще­ст­во­ва­ние такой пери­о­дики, по всей видимости, проблематично. Институцио­наль­но эти издания при­ня­то разделять на «академические», то есть реально связан­ные с ка­кой-либо струк­ту­­рой Ака­­­демии наук, и «независимые», то есть обязанные своим существованием, прежде всего, то­му или иному научному обществу или же (не)формальному се­минару, а то и про­сто личности заметного в своей об­ласти ученого. Так, например, один из двух ве­ду­щих ис­то­ри­ческих жур­на­лов, основной «орган» украинских ис­то­ри­ков-ре­ви­зи­о­нис­тов (прежде всего специа­листов по истории Речи Посполитой Средневековья и раннего Нового времени) «Ук­раїнський гуманітарний огляд» («Ук­раинс­кое гуманитар­ное обозрение», или «УГО»), воз­ник в 1999 году из семи­на­ра про­фес­сора Ната­ли Яковенко при Об­ществе исследователей Центрально-Вос­точ­ной Евро­пы (фор­мально при Кие­во-Могилянской академии, но фактически не­за­висимом). Причем журнал изна­чально очень четко арти­кулировал свой ан­тиакадемизм как в смысле институ­ци­о­наль­но­го противостояния Академии наук, так и в смысле ревизии, деконструкции и преодоления уста­новившихся в ака­де­мической среде дискурсивных и по­ве­ден­чес­ких стан­дар­тов (например, очень широко распространившегося пла­­гиата, с которым, а еще более с тер­пимостью научного сообщества по от­но­шению к которому «УГО» все эти годы ведет безжалостную борьбу). Для этого и был избран формат жестко поле­ми­чес­ко­го с элементами интеллек­ту­аль­ной провокации, хотя и строго научного «обозрения». В отличие от «Кри­ти­ки», формат этот последо­ва­тельно выдерживался на протя­же­нии пяти лет. В послед­нем, девятом выпуске редак­ция объявила об отходе от сугубо ре­цен­зи­он­ной прак­­тики и постепенном преобразова­нии в историографи­ческое из­да­ние, по­с­вя­щенное глав­ным образом началу Нового времени, констатировав, что «карта ук­раинской гу­ма­нитарис­ти­ки» су­щественно изменилась по сравнению с 1999 го­дом, во мно­гом благодаря де­я­те­льности «УГО», который, постулируя прин­ци­пи­ально диа­ло­ги­ческий ха­рактер научного познания и призывая прежде всего к дис­куссии о том, «как мы думаем и пишем и почему именно так, а не ина­че», исполнял функцию в том числе и интеллектуального форума, хотя и при­бе­гал к несколько иными средствам, нежели, скажем, «Львів­ська газета», «По­с­туп» или «Ї» с «Кри­тикой».

Приблизительно по той же схеме разворачивалась и деятельность «України модер­ной» (www.franko.lviv.ua/Subdivisions/um), которую профессор Ярослав Гры­цак совместно с несколькими другими львовскими исто­ри­ками начал выпускать в 1996 году под эгидой созданного им же Института исторических исследова­ний при Львовском уни­верситете им. Франко. Исходя в первую очередь из представления своих редакторов о насущности тех или иных научных проблем, а не для непосредственного воз­дей­ст­вия на интеллиген­цию или об­щество в целом «Україна модер­на» запускала, например,  терминологичес­кую дискуссию о рамках понятия «модерный» применительно к истории Ук­ра­и­ны, публиковала исследования в области археологии ментальностей, устной истории, истории рецепции, опыта (ре)конструирования идентичностей или исторической па­мяти галычан XIX века, равно как и коллективной психологии надднепрян­с­ких крестьян пореформенной эпохи. Впоследствии выяснилось, что тем самым, а также установлением стандарта фундаментального и ост­­ро полемичного (хотя и не столь провокативного, как в «УГО») ре­цен­зи­ро­­вания исторической литературы редакция, не хуже тех же «Ї», «Критики» или «Львівськой га­зе­ты» с «По­с­тупом», решает задачи, обычно сто­я­щие имен­но перед интеллектуальной, а не научной периодикой. С по­доб­ным же вы­зо­вом столкнулись и остальные научно-исторические журна­лы, но «ответ» на­хо­дят лишь те, кто выказывает склонность к постмодернист­с­кой ин­тер­­пре­та­ции ис­тории, ревизионистской и релятивистской, и хотя бы толику вкуса к ис­то­рии идей, социальной антропологии, микроистории и так далее. В этом смысле ак­тив­ными и в разной степени «общественно полезными» участника­ми именно интел­лек­туаль­­но-медийного, а не только академического процесса оказы­ва­ются аль­ма­нах социальной истории Нового времени «Соціум» (www.history.org.ua/socium; от­­вет­ственные редакторы Виктор Горобец и Ната­ля Старченко) -- несмотря на то, что формально он приписан к крайне кон­сер­ва­тив­ному Институту истории АН Украины, директор которого, академик Смо­лий, значится в качестве глав­ного редактора, -- и аналогичный по статусу ежегодник средневековой истории и археологии «Ruthenica» (www.history.org.ua/sob/rut; научные редакторы -- Олек­сий Толочко и Володы­мыр Рычка), и историко-куль­туро­логический сборник «Схід-Захід» («Восток-За­пад»; http://keui.univer.kharkov.ua/publication; главный редактор -- директор Вос­точ­­ного института украинистики им. Ковальских при Харьковском универ­ситете им. Каразина, профессор Володымыр Кравченко), и квартальник «Молода нація»[13] (www.smoloskyp.kiev.ua; главный редактор -- про­фес­­сор Вла­дыс­лав Верстюк), порой даже весьма архаичная «Київська старо­ви­на» под ре­дакцией академика Петра Толочко. А вот безнадежно косный «Ук­ра­їн­­ський іс­торичний журнал» (http://history.org.ua/jornal/contents.htm) -- двух­ме­сячник Инс­титута истории под редакцией все того же академика Смолия -- в участники общественной дискуссии попадает разве что как объект ана­лиза, ког­да авторы «Критики» или «УГО» хотят на глазах у публики пре­па­ри­ровать мерт­во(рожденно)е тело официального историографического дискур­са.

Совсем скверно положение дел в филологии. «Слово і час» («Сло­во и вре­мя»; www.word-and-time.iatp.org.ua; редактор Лукаш Скупей­ко), орган ака­де­ми­чес­­кого Института литературы, остается одним из главных рас­сад­ни­ков не­ве­же­ст­венного национального мифотворчества в наихудшем изводе, а сколь­ко-ни­будь серьезное независимое филологическое издание, тем более с пре­тензией на роль общегуманитарного интеллектуального форума (как, на­при­мер, «НЛО» в Рос­сии), до сих пор не появилось и, учитывая глубину ме­то­до­ло­ги­­ческого кри­зи­са, охватившего литературоведческое сообщество, отсутствие бо­­лее или менее пристойной школы и перспектив социализации, едва ли скоро появится. Правда, время от времени сугубо фило­ло­ги­ческие сюжеты вы­но­сит в пространство пуб­лич­ного дискурса нефилологическая интеллектуаль­ная печать (прежде всего «Критика» в публикациях Грыгория Гра­бо­выча и Тамары Гун­до­ро­вой). В конце концов, возможно, что культурное сообщество вполне удов­ле­т­ворится таким объ­емом филологизации, но самой дисциплине неспо­соб­ность подключиться к со­временному интеллектуальному дискурсу обходится очень дорого.

Несколько иная ситуация у социологов. Главный «цеховой» журнал «Соціо­ло­гія: теорія, методи, маркетинг» издает по-украински и по-русски академичес­кий Институт социологии, а редактирует один из наиболее интересных украинских ученых Евген Головаха. Ему, безусловно, удается делать со­дер­жа­тельное и ка­чест­венное издание, востребованное, к сожалению, почти исключи­тельно про­фессиональной средой, но не включенное в пространство публичного дис­курса, то есть исследующее общественное мнение, однако никак не участвую­щее в его формировании. Это тем более заметно, что сам Голо­ва­ха (и мно­гие его ав­то­ры) весьма успешно выступает в роли как «об­ще­ст­вен­ного эс­пер­та», так и public philosopher, избирая для этого иные три­бу­ны: «День», «Дзер­ка­ло тижня», «Кри­тику», телевидение и прочее. То же можно сказать и об ук­ра­ин­с­ком партнере российского журнала «Полис», добротном по­ли­то­ло­гическом ежеквартальнике «Політична дум­ка» («Политическая мысль»; www.politdumka.kiev.ua), -- вполне, похоже, вост­ре­бо­­ванный политическим и экспертным сообществом, он напрочь отсутствует в ин­тел­лек­ту­аль­ном медиа-пространстве, несмотря на, казалось бы, естественную близость политологии к «народу», трехъязычность, на­ли­чие публицисти­чес­ких и историко-культурологических материалов, удобный сайт и, наконец, относительную популярность его редакторов, Володымыра Полохало и Олек­сандра Дерга­чова, которых обычные СМИ охотно приглашают комментировать текущие события.

Что касается академической философии, то, казалось бы, профессиональная фи­лософская периодика и составляет интеллектуальную прессу par excellence, и с нее-то мы и должны были начинать наш разговор. На деле это не так, во всяком случае в Украине. Здесь следовало бы говорить прежде всего о журнале академического Института им. Сковороды «Філософська думка», в начале 1990-х годов чрезвычайно популярном среди гуманитарной интеллигенции. К сожале­нию, теперь он совершенно выпал из поля зрения интеллектуального со­об­ще­ст­ва, несмотря на то что привлекает к сотрудничеству самых заметных и дей­ст­ви­тельно достойных представителей отечественной философии, затраги­ва­ет сю­же­ты, которые должны бы интересовать ги­потетического среднего представи­те­ля этого сообщества (от обзора ис­то­ри­ческой эволюции элитистского дискурса до анализа проблемы идентичности и жиз­ненного мира в контексте современных цивилизационных изменений), наконец, пуб­ли­ку­ет переводы из Деррида и прочих, а главное -- его редактирует (почему-то, если верить титульному листу, на пару с крупным государственным чиновником и философ­ст­вующим меценатом Тол­с­то­уховым) едва ли не самый авторитетный в Украине гуманитарий, непре­мен­ный участник практически всех важнейших ин­теллек­туальных дискуссий и граж­данских форумов, воплощенный украин­с­кий public philosopher -- академик Мырослав Поповыч. К сожалению, в этой функции он предпочитает выступать на страницах «Ї» и «Критики», если не в «Дне» или на телевидении, тогда как собственно философский цех приходится, по мере воз­мож­ностей, представлять провинциальным «Sententiae» (на их титуле ло­го­­типы Украинского философского фонда и Общества исследователей фило­со­фии Нового времени соседствуют с маркой Винницкого технического университета, в котором профессорствует главный редактор полугодичника Олег Хома) и сто­лич­но­му ежегоднику «Дух і літера» (www.duh-i-litera.kiev.ua), который выпускает од­но­и­мен­ное издательство совместно с Центром европейских гуманитарных исс­ле­до­ва­ний Киево-Могилянской академии под редакцией Костянтына Сигова и Лео­нида Финберга. При этом «Sententiae» мето­до­ло­гически и предметно го­раз­до бо­лее строгий и «закрытый» для просто интеллигентного читателя про­ект, ко­то­рый способен заинтересовать культурное сообщество только весьма ре­ши­тель­­ны­ми попытками ревизии философской (а следовате­ль­но, отчасти и об­ще­гу­ма­­нитарной) терминологии, обсуждением проб­лем философии дискур­са, ана­ли­­зом политической философии модерна (например, исследованием генезиса идеи суверенитета в Новом времени или же попыткой вычленить модерные основания современной толерантности), наконец, очень качественными, тща­те­ль­но от­ком­мен­тированными переводами весьма «раритетных» классиков, вроде Николя Мальбранша, Франсуа Пулена де ла Бара или вовсе Джеймса Харринг­тона. «Дух і літера», напротив, хотя и аттестует себя «сборником научных статей по проблемам социальной философии, философии истории, философии культуры, ис­тории философии, онтологии, гносеологии, феноменологии, философской ан­тропологии, логики, этики, эстетики, философии науки и образования, ре­ли­ги­о­ве­дения, теории и истории культуры», вполне «открыт» для простого интелли­гент­ного читателя, которого не отпугнет эта несколько пантагрюэлис­тс­кая са­мо­идентификация. Собственно строго философских или научных статей тут от­носительно (на 500 с лишком страниц) немного, причем на­и­бо­лее специ­аль­ные материалы относятся главным образом к религиоведению, точнее даже к те­о­логии и, в меньшей степени, к логике, этике или практической фило­со­фии. Философствование и богословствование здесь, скорее, элемент стиля: основной массив публикаций составляет культурологи­че­с­кая, в меньшей мере историко-ли­тературная, искусствоведческая и политоло­ги­ческая эссеис­тика, риторически заметно от­личающаяся от той, что практи­куют в «Критике» или «Ї», ак­тивным присутствием философско-теологического компонента в боль­шин­стве текстов; от дискурса же «Sententiae» ее отличает прежде всего фа­куль­та­тивный и неинструментальный характер. Если же отметить еще, что излюб­лен­­ные авторы «Духа і літери» -- это Аверинцев, Жорж Нива и Поль Рикёр, а за­вер­шает каждый выпуск весьма обширный и разнородный по ма­те­ри­алу и под­хо­ду рецензионный отдел, то можно интерпретировать ежегодник не сто­ль­ко как специально-философский журнал, сколько как образцово интел­лек­туальное издание, обращенное ко всему культурному сообществу, ко всем его сло­ям, уровням и секторам. Просто пафос анализа, ревизии и де­конст­рук­ции, свой­ст­венный «Критике», «Ї» или «УГО», тут заменяет пафос синтеза, пе­ре­дачи тра­ди­ции и «сохранения культурного наследия», то есть, в конечном счете, уже не раз описанного в нашем обзоре «центристского здравого смыс­ла» в не­с­ко­лько нео­жи­данной ипостаси. Полноценному существованию «Духа і літери» как интел­лек­туального издания, однако, изрядно препятст­ву­ет формат еже­годника и, в частности, связанная с этим невозмож­ность дис­куссии, диалога. Именно по­этому «Дух і літера» столь охотно помещает на своих стра­ницах ма­териалы конференций и различных чтений, а в течение нескольких лет публиковал записи заседаний междисциплинарного семинара им. Лысяка-Рудниц­ко­го, уч­ре­ди­телем и «хозяином» которого сам же ежегодник и выступал.

Очевидно, на этом пространство украинской интеллектуальной периодики, взятое в самом широком контексте, можно считать исчерпанным. Сегодня больше ничего из него не выжмешь, как ни ста­рай­ся…


[1] Недавно Союз писателей обзавелся новым альманахом «Соборність», в лите­ра­тур­­ном про­ст­ран­стве пока практически незаметным.

[2] По названию уничтоженного в 1933 году авангардистского театра Леся Курбаса, который, в свою оче­редь, использовал старославянское слово, обозначавшее первый месяц весны.

[3] После выхода в свет 5-го выпуска журнала его учредитель -- киевская городская администрация -- прекратил финансирование издания, мотивируя это тем, что «журнал, который публикует откровенные материалы с элементами извращений, брутальности, порнографии и ненормативную лексику, не имеет права распространяться среди молодежного круга читателей». По мнению учредителя, то, что издание такой формы и содержания называется «Молода Україна», «оскорбляет национальное достоинство украинцев». Последний, 6-й выпуск существует только он-лайн, и дальнейшую судьбу журнала сейчас прогнозировать весьма затруднительно.

[4] Поезд № 76 -- это поезд Черновцы--Перемышль (то есть Украина--Европа), который раньше шел че­рез всю Центральную Европу, в том числе и Галычину, с юга на север.

[5] Предполагается, что впоследствии в бумажной версии будет выходить своего рода «ежегод­ник» или антология «Потяга».

[6] Еще недавно к числу таких изданий принадлежала газета Ассоциации украинских писателей «Література Плюс» (http://aup.iatp.org.ua/litplus/litplus.php), которая выходи­ла в 1998--2003 годах, с перерывами, под редакцией сначала поэта Андрия Бондаря, а позднее -- критика Свитланы Мат­виенко (в 2002--2003 годах несколько номеров вышло в виде вклейки с отдельной пагина­ци­ей в журнале «Кур’єр Кривбасу»). В конце 2003 года газета была ос­та­нов­ле­на, и Свитлана Мат­ви­енко вместе с «Критикой» начала издавать новую газету «Коментар», от­час­ти продолжившую «Літературу Плюс», но с добавлением блока социально-по­­ли­тических ма­те­­риалов и существен­ным расширением общекультурологической (не­ли­те­ра­ту­р­но-критической) эс­сеистики.

[7] И «Ї», и «Критика» институционально представляют собой симбиоз общественной органи­за­ции и ком­мерческой структуры и существуют исключительно за счет зарубежного грантового финансирования («Ї», главным образом, немецкого, «Критика» -- американского, гарвардского; впрочем, в этом-то вовсе никакой специфики нет), оба практикуют разделение функций глав­но­го и ответственного редакторов (в «Ї» -- куратора конкретного тематического выпуска), оба, по­ми­мо собственно выпуска журнала, занимаются еще и книгоизданием, их тиражи сопоставимы (соответственно 1 и 2 тысячи экземпляров), как и объемы годовых комплектов -- около 150 листов в 4 выпусках «Ї» и приблизительно 110 листов в 10 номерах «Критики».

[8] «Ї» [ji] -- это одна из специфических, наряду с «є» и «ґ», букв украинского алфавита, три­над­ца­тая по счету, которой, в частности, посвящено стихотворение Ивана Малковыча «Наставление сельскому учителю», помещенное на входе на сайт «Ї».

[9] С этого же времени каждый номер завершает короткая про­за (обычно ненарративная, но иног­да и тра­диционно-повествовательная), в не­скольких номерах были даже опубли­ко­ва­ны по­э­ти­ческие подборки. Разу­ме­ет­ся, такие публикации, сознательно наруша­ю­щие чистоту формата, ни­коим об­ра­зом не могут компенсировать отсутствие как надлежащего уровня публицис­ти­чес­ких еженедельников, так и авторитет­ных литературных «толстяков», -- дело тут не в раз­решении проблемы, а, скорее, в ее обозначении.

[10] Вообще говоря, любое интеллектуальное (и не только интеллектуальное) издание стремится на­вязать или, по крайней мере, предложить свое представление о норме; естественно, что в слу­чае с демократически ориентированными изданиями, такими, как «Критика» или «Ї», это будет не­кое либеральное нормотворчество. Другое дело, что из внимательного анализа текстов сле­ду­ет, что основной корпус «критиковских» авторов, несмотря на все их полемики, идеоло­ги­чес­ки бо­лее однороден, сильнее сконцентрирован вокруг некоего ценностного центра, нежели в «Ї», парадигма всех номеров которого дает совершенно сюрреалистическое представ­ле­ние о норме, не говоря уже о «Столичных новостях», химерически объединяющих на одной только поч­ве «здравого смысла» не сходящиеся между собой представления о норме.

[11] Возможно, газета «Коментар», ориентированная на тот же круг идей и ценностей, что и «Кри­ти­ка», а во многом и на тех же авторов, но вместе с тем имеющая несколько иной формат, сможет от­час­ти снять с «Критики» публицистическое «бремя», а с другой стороны, предложить новый стан­­дарт газетного рецензирования, принципиально отличный от принятого и в массовой прес­се, и в специальных изданиях, вроде «Книжника».

[12] В том числе и «мэтров», хотя «мэтры», разумеется, специально для «Критики» не пишут, прос­то позволяют перевести уже опубликованное на языке ори­гинала. Некоторое исключение тут составляют разве что Эдвард Ки­нан, Ларри Вульф, Даниэль Бо­вуа, Ежи Помяновский и боль­шая часть польских авторов -- равно как и некоторые российские, представленные, кстати сказать, на ее стра­ни­цах много шире, чем в каком-либо ином украинском журнале (прежде всего это вци­о­мовские со­цио­­ло­ги Юрий Левада, Борис Дубин, Лев Гудков, Алексей Левинсон, но так­же и Анд­рей Зорин, Галина Зве­рева, Виктор Шни­рель­ман, Дмитрий Фурман, Рус­лан Хес­та­­нов). К сожалению, не­экс­­клюзивность интеллектуального продукта, равно как и дефицит отечествен­ных авторов -- об­щая проблема всех украинских изданий.

[13] Казус «Молодої нації» особенно любопытен тем, что весьма правонационалистически ори­ен­тированное издательство «Смолоскип» создавало этот альманах в 1996 году как про­ст­ранство, где «свои» молодые авторы могли бы упражняться в литературе и идеологии, то есть речь шла именно об интеллектуальном издании, хотя и чуждом идеологических ориентаций основной массы украинских интеллектуалов. Однако несмотря на вполне точное соответствие такому фор­мату и даже готовность поддерживать дискуссию, то есть служить форумом, альманах был со­вер­шенно незаметен в медийном (и идейном) пространстве и никакого воздействия на ауди­то­рию (в том числе и молодежную), по всей видимости, не оказывал. Когда же в нем, едва ли не слу­чайно, почти полностью сменился состав редакции и редколлегии и, не порывая с из­да­тель­ст­вом, он явочным порядком начал менять формат, превращаясь в строго научное издание, ме­­то­дологически и отчасти дискурсивно (но все же не идеологически!) сближаясь с тою же «Ук­раї­ною модерной», оказалось, что такое издание вполне востребовано культурным сооб­ще­ст­вом (разумеется, не всем, но некоторой, достаточно весомой его частью) как все же ин­тел­лек­ту­альное чтиво. Таким парадоксальным образом тщательно выверенные и откомменти­рован­ные публикации, например, воспоминаний одного из столпов украинского неонародничества пуб­лициста и литературоведа Сергия Ефремова или научно корректные очерки биографии и твор­чества националистического мыслителя и публициста Андрия Жука легитимизировали в глазах определенной части публики изначально запланированные издателями, но не восприня­тые в свое время читателем идеоло­гические опыты «смолоскиповских» политологов и социо­ло­гов (вроде ис­сле­дований на тему «Толерантность как навязанное достоинство в современных западных ли­бе­рально-демо­кра­ти­чес­ких обществах»). Правда, эти опыты принадлежали уже значительно бо­лее про­фес­сио­наль­ным людям, нежели когдатошняя молодежь.

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

14:29 Росгвардия потратит почти 4 млн рублей на пистолеты-шокеры
13:59 Кит Харингтон сыграет в очередном фильме по комиксам Marvel
13:30 Иркутский губернатор объявил фейком приписанные чиновнице слова о жителях-«быдле»
12:59 Лидеры G7 поддержали укрепление сотрудничества с Россией
12:35 «Аэрофлот» возглавил рейтинг гендерной нетолерантности среди авиакомпаний
12:03 Росгвардия проверит видео с сотрудниками, отказавшими в помощи из-за шаурмы
11:27 Оксимирон отказался исполнять старые песни
10:59 Мэрия Москвы насчитала полмиллиона участников Дня флага 24 августа. Ряд оппозиционеров задержали
10:29 «Роскосмос» уточнил график стыковки «Союза» с МКС
09:58 Дональд Трамп допустил приглашение Владимира Путина на следующий саммит G7
09:30 НАСА назвало время второй попытки стыковки «Союза» с МКС
24.08 18:58 Минобороны показало момент пуска баллистической ракеты с атомной подлодки
24.08 18:24 Игорь Крутой: фестиваль «Новая волна» останется в Сочи
24.08 17:58 Полиция задержала оппозиционеров на праздничном митинге в Москве
24.08 17:31 В Уфе незрячую женщину не пустили в автобус с собакой-поводырем. К расследованию подключилась прокуратура
24.08 16:59 В Минздраве связали наступление преждевременной смерти с использованием электронных сигарет
24.08 16:29 МВД сообщило о 100 тыс. зрителей на концерте в честь флага в Москве
24.08 16:00 Россия сменила посла в Великобритании. Впервые с 2011 года
24.08 15:27 Председатель ЕС предложил позвать Украину вместо России на саммит G7
24.08 15:10 Актер Петр Мамонов попал в больницу. У него инфаркт
24.08 14:51 В подмосковном Красногорске коллекторы обстреляли из пневматики мужчину с ребенком
24.08 14:08 В Подмосковье практически разобрали севший в кукурузном поле самолет. Видео
24.08 13:43 Глава российского сегмента МКС: на «Союзе» при стыковке возникли странные колебания
24.08 13:15 Умер переводчик фильмов Юрий Живов. Он перевел более 1300 кинолент
24.08 12:41 Роспотребнадзор возбудил дело на «Победу». Лоукостер не пустил на рейс летевшую на похороны пассажирку
24.08 12:28 Минздрав опроверг дефицит инсулина после срыва трети тендеров на госзакупки
24.08 11:58 Лолита предложила поклоннице поработать. Женщина пожаловалась на тяжелую жизнь
24.08 11:30 Центр Москвы частично перекрыли из-за концерта. Акции оппозиции в этот день запретили
24.08 10:53 «Роскосмос» назначил дату новой попытки стыковки «Союза» с МКС
24.08 10:28 Скарлетт Йоханссон возглавила рейтинг самых дорогих актрис Голливуда
24.08 09:59 НАСА объяснило провал стыковки «Союза» с МКС
24.08 09:30 Дмитрий Гудков получил еще десять суток ареста
24.08 09:04 «Союз» не пристыковался к МКС
23.08 18:50 Три сотрудника «Крестов-2» в Петербурге лишились работы. ФСИН подтвердила факт пыток в СИЗО
23.08 18:22 Disney взял бездомного пса на главную роль в экранизации «Леди и Бродяги»
23.08 17:38 Умер миллиардер Дэвид Кох
23.08 17:06 Чиновники и полиция угрожают жителям Кузбасса штрафами за плакаты «Мы любим Россию за красоту и природу»
23.08 16:19 Члена кущевской банды Цеповяза перевели в омскую колонию
23.08 15:48 Хоккеиста сборной России Евгения Кузнецова дисквалифицировали за кокаин
23.08 15:21 Главе Калининградской области предложили взятку за строительство мусороперерабатывающего завода. Он отказался
23.08 13:54 Роспотребнадзор: в южных регионах России опасных комаров нет
23.08 13:28 Росгвардия хочет получить право на изъятие домов и земель. Ранее этого добились ФСБ и ФСО
23.08 13:09 Пять пострадавших на акциях 27 июля и 3 августа обратились в СК
23.08 12:50 Росгвардия закупила у университета спецназа в Чечне багги по завышенным ценам. Поставщик связан с партнером фонда Кадырова
23.08 12:30 Нанотермометр способен измерить температуру отдельной клетки
23.08 12:02 Россия и Украина опять обсуждают обмен пленными. Вышинского и Сенцова в списках нет
23.08 11:30 Марроканский стегозавр отнял у китайского сородича титул древнейшего представителя своей группы
23.08 11:30 Составлен атлас активности генов возбудителя малярии
23.08 11:27 Чиновники с Ямала оказались самыми богатыми. Они зарабатывают больше 130 тысяч рублей
23.08 11:18 В Госдуме предложили поощрять врачей не за больных, а за здоровых пациентов
«АвтоВАЗ» «ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венгрия Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Коми Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МГУ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минск Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгордума Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Приморье РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство право православие преступность продовольствие происшествия ракета рейтинги реклама религия ретейл робототехника рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экспорт экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Северный поток» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Новак Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Зеленский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Пермский край Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Человек дня Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко Юрий Чайка авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции российское гражданство русские националисты русский язык сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание финансовый рынок фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба Федеральная таможенная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» компьютеры и программное обеспечение видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook G20 Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter Wikileaks

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.