НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

25 июня 2004, 15:40

Информационные итоги недели, 19 - 25 июня

**Идем на сближение?**

В прошлую пятницу на саммите в Астане президент России Владимир Путин потряс мировое сообщество, заявив, что после событий 11 сентября 2001 года и до начала военной операции в Ираке спецслужбы России предупреждали США о возможных терактах со стороны режима Саддама Хусейна, и якобы сам президент Буш "лично поблагодарил руководителя одной из российских спецслужб". Отечественные СМИ прокомментировали это событие достаточно спокойно. За этим спокойствием скрывалось очевидное недоумение по поводу причин, побудивших главу нашего государства столь неожиданно поддержать Джорджа Буша; может, в преддверии президентских выборов в Америке Москва решила, что техасский ковбой в Белом Доме нам выгоднее, чем интеллигент Керри?
Газеты отмечают, что признание Путина вызвало на Западе настоящую бурю. По мнению как отечественных, так и зарубежных журналистов, российский лидер, говоря о "саддамовском терроризме", рассчитывает получить от Вашингтона поддержку по "чеченскому терроризму", а также "застолбить" особую роль России в иракском и, шире, ближневосточном урегулировании. В самих США в связи с заявлением Путина началась настоящая паника. Представители Госдепартамента, как утверждает пресса, "не имеют ни малейшего представления о том, что имел в виду Путин, говоря о терактах, готовившихся Саддамом Хусейном", а пресс-секретарь Госдепа Адам Эрели говорит, что "российские данные о готовящихся терактах во внешнеполитическое ведомство не поступали". Сам Колин Пауэлл не смог проигнорировать эту тему, сказав, что нужно будет еще разобраться, какое ведомство и какие именно сигналы получало из России. ЦРУ, которое, естественно, должно было быть главным получателем информации такого рода, хранит молчание. Но в официальном порядке Вашингтон не подтвердил и не опроверг информации Путина.
Некоторые издания в связи с этой странной историей задают целый ряд риторических вопросов. Первый и самый важный: если Россия, с самого начала выступавшая против американской военной операции в Ираке, обладала столь ценной информацией и даже поделилась ею с Америкой, почему она скрыла ее от союзников по антивоенной коалиции - от Франции и Германии? По мнению одной влиятельной газеты, получается, что "все это время Москва водила их [Францию и Германию] за нос. Одной рукой сколачивала "тройственный союз", выступала против войны, другой - подстрекала [американцев] к агрессии".
По мнению другого издания, "Путин ведет очень умную игру, используя близость с одним европейским лидером против другого". Что ж, это вполне возможно. Находясь в коалиции с Францией и Германией, Россия уже не один раз совершала пируэты и шла на сближение с Соединенными Штатами по тому или иному вопросу, оставляя своих европейских союзников, по выражению газеты "Бильд", "в идиотском положении". Но ведь два европейских гиганта не являются настоящими союзниками для России, и наша страна не связана с ними никакими формальными договоренностями или обязательствами. Поэтому Москва и ведет политику свободного лавирования, поддерживая в зависимости от обстоятельств и собственной выгоды то американских "ястребов", то европейских "голубей". Пока Россия не вовлечена в устойчивые международные союзы, такая политика представляется совершенно логичной. Хотелось бы только одного: чтобы из очередной смены фронтов нашей стране удалось бы извлечь настоящую, а не эфемерную выгоду.

**Взять живым!**

На казахстанском саммите президент России Владимир Путин сделал еще одно политическое заявление, вызвавшее бурю, но только не западных правительственных кабинетах, а на отечественном фондовом рынке. Он заявил, что государство не заинтересовано в банкротстве компании ЮКОС. Результатом стал поистине невероятный рост рыночных котировок ценных бумаг компании - как на ММББ, так и на РТС (за сутки акции ЮКОСа успели подорожать на 37%), и взлет российских ценных бумаг в целом (на 8,4%). Российский фондовый рынок в очередной раз продемонстрировал свою зависимость не от экономических факторов, а от политической конъюнктуры.
В связи с этим многие газеты отметили, что после года с лишним молчания относительно дела ЮКОСа президент высказался тогда, когда руководство нефтяной компании, окончательно загнанное в угол, предложило премьеру Фрадкову погасить задолженность по налоговым платежам в 3 млрд. долларов путем передачи государству части пакета акций Михаила Ходорковского. Тут реакция главы государства последовала практически моментально.
Неудивительно, что следующим шагом стало давно ожидаемое введение Виктора Геращенко в состав совета директоров компании. Твердый государственник Геращенко станет хорошим "смотрящим" за крупнейшей в стране компанией, которая еще полтора года назад демонстрировала политические амбиции и грозила чуть ли не скупить весь депутатский корпус Госдумы.
Последние крутые повороты в деле ЮКОСа показывают, что государство действительно не желает проводить новую национализацию собственности. Действительно, "красные директора", которые в 90-х так возмущались тем, что госсобственность уходит из их рук, перетекая к никому не известным "выскочкам", к настоящему времени вымерли как класс, и собственных менеджеров в госструктурах давно не осталось. Да и стоит ли взваливать на плечи бюрократии ответственность за частные компании, а вместе с ней и за социальную обстановку в городах и регионах, где эти компании работают (только в случае с ЮКОСом это касается нескольких городов и десятков тысяч человек)? Поскольку сейчас некоторые политики, депутатские группы и Счетная палата разрабатывают законы, в соответствии с которыми налоговое бремя на добывающие компании будет сильно увеличено, государству выгоднее оставить компании в частных руках. Но во главе крупнейших из них Кремль желает видеть лояльных людей с тем, чтобы избежать "олигархической фронды" в стиле Березовского - Гусинского - Ходорковского.
Правда, распространить опыт с ЮКОСом на другие крупнейшие компании вряд ли удастся. Ведь Виктор Геращенко, соединяющий качества профессионала высокого класса с государственническими убеждениями, существует в единственном числе.

**Мятеж**

В начале недели небывалая по силе вспышка военных действий охватила и без того не очень мирную Ингушетию: несколько сотен боевиков одновременно атаковали от 15 до 20 военных и гражданских объектов на территории республики. По сути в течении нескольких часов власть в крупнейших населенных пунктах республики принадлежала боевикам, которые осаждали правительственные учреждения, беспрепятственно обыскивали частные дома, останавливали машины, устанавливали блок-посты на улицах, арестовывали и расстреливали работников милиции и прокуратуры.
Примечательно, что за двое суток до назранского побоища "президент Ичкерии" Аслан Масхадов, которого долгое время объявляли лишенным всякой власти над боевиками и оставшимся чуть ли не с одним телохранителем, дал телеинтервью, что говорит о том, что кое-какие возможности и влияние у него еще сохраняются. Так вот, он заявил, что военные действия из Чечни будут перенесены в другие северокавказские республики. Из этого некоторые газеты сделали вывод, что в Ингушетию вторглись чеченские боевики по той же схеме, что в августе 1999 г. Басаев напал на Дагестан.
Безусловно, после убийства президента Чечни Ахмада Кадырова и численный состав сепаратистов, и их боевые возможности увеличились. Пока чеченские милиционеры, ОМОН и служба безопасности президента готовятся к выборам преемника Кадырова, легализовавшиеся ранее боевики - только за последние 10 дней, по данным СМИ, до тысячи человек - вновь уходят в горы.
Отрицать участие чеченцев в июньских боях в Ингушетии глупо: Ингушетия с начала военных действий в Чечне превратилась в тыловую базу боевиков, множество ингушей участвовала (и участвует сейчас) в боях на стороне чеченцев. Но еще более неправильно сводить события 22 июня к чеченскому вторжению. Все гораздо хуже: военные действия начали местные ингушские отряды - возможно, при участии небольших групп, просочившихся из Чечни. Отлично спланированная и блестяще с военной точки зрения проведенная операция говорит о существовании законспирированной, хорошо подготовленной, многочисленной сети боевиков. Сама операция свидетельствует о наличии грамотного штаба, огромных запасов оружия, а также сочувствия ингушского населения, - ведь правоохранительные органы и контрразведка ничего не знала о предстоящем восстании. Да, именно восстании, мятеже, поскольку боевики ниоткуда в Ингушетию не вторгались и никуда не отходили, - они исчезли, просто растворились, то есть разошлись по домам. И боевики, по свидетельству очевидцев, говорили: мы устанавливаем в Ингушетии исламское правление.
Значит, делают вывод газеты, ситуация в Ингушетии не контролируется ни местной властью, ни федеральными службами безопасности. Федеральная власть, убрав с треском бывшего президента республики Руслана Аушева и заменив его на генерала ФСБ Мурата Зязикова, поменяла слабо лояльную, но спокойную автономию на абсолютно неподконтрольную республику, администрацию которой население не признает и никто ей не подчиняется. Это, согласно русской поговорке, поменять шило на мыло.
По мнению некоторых изданий, события в Ингушетии показали, что российская армия и спецслужбы со времени первого штурма Грозного в новогоднюю ночь ничему не научились. Пока боевики хозяйничали в городах и поселках республики, армейские подразделения делали вид, что ничего не происходит, хотя за это время можно было перебросить войска хоть из Москвы. Представители вооруженных сил бодро отрапортовали, что создано три (!) штаба для ликвидации боевиков, не понимая, что это выглядит просто вопиющим непрофессионализмом. Они же сообщили, что боевиков было "всего 200 - 300 человек" - хотя любой профессионал понимает, что для атаки на 15 объектов нужно до тысячи бойцов. А уж когда начались сообщения о том, что "ситуация в республике под контролем", а "боевиков преследуют", это у представителей прессы, как и у читателей, ничего, кроме злости, вызвать просто не могло. Те, кто устроил бойню в Ингушетии, своей цели достиг: всей России и всему миру они продемонстрировали, что реальная власть вне воинских казарм и отделений милиции принадлежит им. Для обычной армии не одержать победу - значит, потерпеть поражение, для партизанской армии не потерпеть поражение - значит, победить, как справедливо отмечал в свое время Г.Киссинджер.
Сайт чеченских сепаратистов назвал события в Ингушетии так: "22 июня 2004 года - День рождения новой ингушской армии". К несчастью, возможно, что так оно и есть. Если это так, проблемы в Ингушетии только начинаются. А ведь одновременно с ингушским побоищем, пусть в меньших масштабах, шли боевые действия в Дагестане...

**Инвесторы, ау!**

На прошедшей неделе внимание прессы привлекла работа VIII международной конференции инвесторов. На сей раз, как отметили газеты, "соблазнять" инвесторов решил сам премьер-министр России Михаил Фрадков.
Усилия государства по привлечению иностранных инвестиций - нормальная практика во всем мире, особенно в странах с не слишком высоким уровнем экономического развития. Однако внимание СМИ в первую очередь привлек нестандартный подход, примененный г-ном Фрадковым: он пообещал иностранцам в течение трех ближайших лет на 27% повысить доходы населения. По его мнению, доходы граждан будут трансформированы в сбережения, которые, в свою очередь, превратятся в инвестиции. Как отмечают некоторые издания, за последние три года рост доходов населения составил 22%, так что обещания Фрадкова не представляются чрезмерно оптимистическими. Премьер высказал недовольство тем, что внутренние инвестиции остаются прерогативой крупных отечественных ФПГ, а 40% инвестиций в основной капитал приходится на естественные монополии и нефтеэкспортеров. Это означает, что реформированное правительство РФ желало бы видеть сильный, активный средний и малый бизнес, способный к самостоятельному инвестированию, а также постарается уменьшить зависимость экономики страны от нефтегазового экспорта.
Что же, иностранные инвесторы в очередной раз получили заверения в том, что Россия стремится стать нормальной страной с рыночной экономикой современного типа. В принципе иностранные инвестиции в Россию уже идут, и достаточно широким потоком: 8 млрд. долларов, инвестированных в нашу экономику за первое полугодие текущего года - это совсем немало. Да, ряд изданий справедливо отмечает, что Китай получает ежегодно по 50 млрд. долларов, но ведь и население этой страны чуть не вдесятеро больше, и отношения с инвесторами выстроены четко и понятно. Стоит вспомнить, что России каких-нибудь десять лет назад приходилось довольствоваться жалкими тремя-четырьмя миллиардами, и нынешний уровень в 16 - 25 млрд. казался недостижимым, почти сказочным. Так что успехи в области привлечения инвесторов налицо.
Тем не менее некоторые газеты высказывают сомнения в том, что развитие России пойдет так гладко, как это обещает глава правительства. Все расчеты делаются исходя из нынешних сверхвысоких цен на углеводородное сырье, и никто не знает, как поведет себя экономика в случае падения цен. Кроме того, даже повышение доходов россиян на 27% не сделает их такими же обеспеченными, как средние европейцы и американцы, и через три года у нас с вами также не будет достаточных средств, чтобы вкладывать их в экономику в качестве инвестиций.
Тем не менее, несмотря на определенный скепсис, инвестиционную конференцию можно считать удачной. Ведь инвестиции приходят, а поддерживающие экономический рост нефтяные цены пока продолжают оставаться высокими.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.