НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

06 октября 2004, 14:40

За что охотятся на Масхадова

Ленты новостей передают все новые подробности об охоте на Аслана Масхадова. Сообщают, что его ликвидацию хотели приурочить к инаугурации Алу Алханова, что в ходе операции убито 30 боевиков, а сам Масхадов, возможно, ранен, что сейчас он бежал из Ножай-Юртовского в Курчалоевский район – и т.п. Говорят об этом как о чем-то само собой разумеющемся, как об охоте на зверя. Ладно бы так говорили только военные или кадыровцы – нет, почти все журналисты без всяких эмоций поют эту же песню.

Я редко заглядываю в Интернет – поэтому у меня от этого просто дыхание перехватывает, честно говоря. Люди пишут, уже совершенно не думая. Никого не смущает, что охотятся не за Басаевым, а за Масхадовым, который, как известно, готов был приехать в Беслан, чтобы уговаривать террористов отпустить детей. Понятно, что по телевизору об этом не говорили, но журналисты-то знают, небось, что Дзасохов и Аушев вели с ним об этом переговоры и Масхадов согласился – несмотря на то, чем ему это грозило. Что он готов был немедленно звонить в Беслан и уговаривать басаевских боевиков – при единственном условии, что военные не будут пеленговать его разговор – чтобы не быть убитым, как Дудаев.

Конечно, власти шьют Масхадову сотрудничество с Басаевым, показывают по телевизору террористов, которые говорят что ичкерийский президент готовил захват школы. Но любому вменяемому журналисту должно же быть ясно, чего это стоит. Любой, у кого не совсем отшибло память, должен помнить, что Масхадов ненавидит Басаева (как, впрочем, и почти все чеченцы).

Но никому до этого дела нет. Когда я читаю ленту новостей, у меня ощущение, что я попал в 37 год. Тот, кого власть назвала врагом, - враг - даже если нет никаких доказательств его вины. Думать не стоит, лучше повторять за всеми или пропускать мимо ушей. Через двадцать лет, если доживем, нам так же трудно будет объяснить людям, почему мы отключали сознание, не видели очевидного, как нашим дедам.

А ведь нынешняя охота на Масхадова началась сразу после того, как он заявил, что будет судить Басаева за совершенные тем преступления и что в случае переговоров он готов на любые российские условия ради мира. Масхадов не требует ни вывода войск, ни независимости, ни восстановления своей власти, ни демократических выборов.

“И теперь мы повторяем: достаточно 30 минут времени для того, чтобы встретиться двум президентам и остановить это кровопролитие, остановить эту страшную войну, договориться между собой, то есть остановить терроризм, кровь и страдания людей. Мои аргументы, мои амбиции, если хотите, заключаются только в одном: в гарантии безопасности для чеченского народа - и больше ничего. Во всём остальном я готов уступить в пользу России”.

Но читать это все уже некому. Не только Кремль, но и вся остальная Россия уже абсолютно слепа. Влиять на власть мы никогда не могли – ну и фиг с ней. Но своя голова все-таки у кого-то была. А сейчас ни люди у телевизоров, ни сами журналисты уже не в состоянии осознать, что власти называют террористом и охотятся на того, кто на самом деле предлагает мир. Никто об этом не говорит.

Масхадов остался за пределами путинской России – поэтому еще что-то предлагает, апеллирует к какой-то реальности. Но население наше уже просто не отличает черное от белого.

Только власти все секут. В свое время Джохар Дудаев был убит сразу после того, как заявил о готовности начать переговоры с Ельциным без условия независимости Чечни. Дело, напомню, было так: премьер-минстр Турции Эрбакан подарил Дудаеву спутниковый телефон. По нему Дудаев выходил на связь с российскими депутатами, пытавшимися склонить Ельцина к переговорам. Между тем, компания спутниковой связи NSA сообщила его номер ЦРУ, а Билл Клинтон подарил номер Ельцину – в знак дружбы. Тем самым, военным стали известны координаты Дудаева.

Конечно, я не знаю, как у них там все было, и почему они решили его убить именно тогда, 22 апреля 96 года. Но факты таковы. Накануне Дудаев сам позвонил в редакцию “Интерфакс АиФ” – чего никогда прежде не делал – более того, он вообще долго перед тем не давал интервью. Позвонил и заявил, что готов к переговорам с Ельциным без предварительных условий и что на переговорах он не будет ставить вопрос о независимости Чечни. Через день рано утром Дудаев вышел на связь с Боровым и был убит прицельным ракетным ударом.

Конечно, сейчас ситуация совсем другая. Никакого общественного мнения нет, никто Масхадова не слышит, Кремлю бояться нечего. Но чеченские власти любое проявление адекватности подпольного президента подстегивает как кнутом. Они помешаны на поимке Масхадова гораздо сильнее, чем на отыскании Басаева. Басаев им вообще не особо мешает – он может взорвать, но он такой же, как они, он не угроза системе.

Масхадова они ненавидят за то, что он другой. Не его легитимность им не дает покоя, а именно то, что он не такой бандит, как они с Басаевым.

Беспредел, который царит в Чечне, безнаказанность кадыровских боевиков (о военных говорить нечего), ежедневные похищения и убийства людей, грабежи, всеобщий страх, разрушение обычаев, отсутствие другого закона, кроме силы, вполне вяжутся с террором Басаева. А Масхадов у них как бельмо на глазу, потому что он приличный человек и напоминает населению, что установившиеся звериные законы – не норма. К тому же, власти не могут его поймать – то есть не всесильны. Вот и бесятся.

Полицейская российская власть не способна иметь дело ни с чем, кроме криминала. Она не может управлять Чечней, если у руля там находится кто-то, кроме бандитов, грабящих народ, не признающих законов, правящих силой, грызущихся друг с другом, и полностью зависимых от хозяина. Что там Масхадов? Не годятся даже совершенно лояльные Москве люди, если они не отморозки. Перед выборами президента Чечни Путин лично “попросил” не участвовать в них Асланбека Аслаханова. Потому что он тоже приличный человек и в эту систему власти не вписался бы. Во-первых, он честно победил бы на выборах и не был бы зависимой шестеркой. Во-вторых, действительно боролся бы с произволом военных. И, скорее всего, договорился бы с боевиками…

Наша страна убила сотню с чем-то тысяч человек – это так ужасно, что я, на самом деле, не могу представить. Поэтому субъективно для меня страшнее другое. Она, кажется, убила саму Чечню. Несмотря на все трагедии, войны и депортацию, несмотря на советскую власть, буквально до начала нынешней войны в Чечне железно правил адат – традиционная правовая система. И советские законы, и дудаевский шариат были декларативными вывесками, а за ними население жило по совсем другим законам. Нам они неизвестны и непонятны – кроме кровной мести, которая просто воспринимается как что-то дикое.

В действительности же чеченский адат – невероятно сложная и проработанная правовая система, в которой кровная месть – это только один, крайний и очень редкий в нормальной ситуации, сдерживающий фактор. Нигде на Кавказе традиционное право не регулирует отношения людей, семей и кланов так подробно, как в Чечне. В этой правовой системе нет государства - нет и официальных механизмов принуждения. Но поскольку ответчиком во всех конфликтах выступает семья, клан, а не отдельный человек, то семьи сами принуждают своих членов к компромиссам. Семьи постоянно судятся друг с другом при посредничестве хорошо знающих адат стариков. Иногда это тянется многими месяцами – до достижения согласия, исключающего кровопролитие.

Русскому сознанию трудно представить, что в нашей стране, в рамках тоталитарного государства все это жило. Нам вообще трудно представить, что что-то, помимо государства, может регулировать жизнь людей. Но это так. На самом деле жизнь чеченцев, особенно в селах, была очень мало связана с внешней системой – и всецело подчинялась обычаю. В этом смысле Чечня была независима всегда.

Эта система без больших изменений существовала столетиями, а то и тысячелетиями, сохраняя в народе мир. За четыре года последней войны все это разрушено. В Чечне никогда – ни при имаме Шамиле, ни при царе, ни в СССР, ни даже при Дудаеве и Масхадове не было внутренних сил, которые могли безнаказанно нарушать адат. Собственно, в Чечне никогда ни у кого не было власти. При Дудаеве и Масхадове существовал беспредел – но только по отношению к русским и другим меньшинствам, не защищенным ни семьей, ни государством – и это действительно ужасно. Но чеченцев это не касалось - за преступления по-прежнему приходилось отвечать (большинство убитых полевых командиров, вроде Арби Бараева, которых федералы пишут на счет своих “спецопераций”, на самом деле погибли от рук кровников).

Однако за эту войну Россия вырастила в Чечне жуткую внутреннюю силу, которая ни с какими законами не считается – поскольку имеет за спиной ВЛАСТЬ. Тысячи вооруженных людей, перед которыми все эти традиционные противовесы совершенно бессильны. Бесконечные зачистки, убийства и пытки создали ситуацию, в которой мужчина-чеченец мог чувствовать себя в относительной безопасности только надев кадыровскую форму. При том, в начале войны мужчине было безопаснее уйти с боевиками, чем оставаться в селе. Но теперь, если ты побыл боевиком, остаются две дороги – или в кадыровцы, или на тот свет. А стал кадыровцем – играешь в их игры.

При этом агонизирующая традиционная система только усиливает кошмар. Поскольку адат не соблюдается, вся страна стала друг другу кровниками – а это, в свою очередь, побуждает и кадыровцев, и боевиков еще больше ставить на насилие.

За четыре года Россия создала в чеченском обществе институт власти, основанной на насилии, - совершенно его деморализовав. Более того: российское государство уничтожает чужую цивилизацию. Не удивительно, что Кремль выбрал для показательной войны именно Чечню – тотальная государственность переварила последний оплот традиционного общества – и за счет этой победы набралась сил, накачалась, чтобы пасти и зомбировать собственное население.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.