НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

01 июля 2005, 08:56

“Смешно говорить, что всё это организовали воры в законе”

В ночь на понедельник несколько сотен человек во всех 14 отрядах колонии города Льгова Курской области практически одновременно

изрезали себя безопасными бритвами, протестуя против нарушения своих прав и требуя увольнения всего руководства колонии. В расследовании случившегося намерены участвовать правозащитники. Пока же позиция ГУИНа по поводу произошедшего до сих пор не опубликована, а ответы на запросы правозащитных организаций отсутствуют. Корреспондент “Полит.ру” Юлия Фабрицкая побеседовала об инциденте с директором Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерием Абрамкиным.

Сейчас есть 2 версии произошедшего в Льгове: это спонтанная акция протеста или акция, организованная криминальным авторитетом. Что, по-вашему, там произошло?

Последняя версия - от ГУИНа (Главного управления исполнения и наказаний – Полит.ру), они на каждую акцию так реагируют. Посмотрите события прошлого года, когда были массовые акции протеста, правда, в основном это были голодовки, начиная с событий в колонии строгого режима в Форнозово, тогда голодали заключённые нескольких учреждений Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Потом такие же акции проводились в других областях, они были массовыми, с участием сотен людей. Смешно говорить, что всё это организовали воры в законе. Вообще-то в руках у администрации несравнимо более сильные рычаги воздействия, они могут сделать с зэком практически всё, что угодно. У воров в законе нет таких средств. У них есть одно средство, самое сильное - это авторитет, которого не имеет администрация.

То есть вы считаете, что это была акция протеста против администрации, или всё-таки какая-то организация имела место?

Наши сотрудники посмотрели сравнительно недавние письма из этой колонии, где-то месячной давности, по письмам вроде бы ничего страшного там не происходило. Мне трудно сказать, что послужило непосредственным поводом для такого массового выступления. Обычно это происходит стихийно, когда случается какое-то событие, вроде стычки. Скажем, недавно был случай, когда убили “красного” (“красные” - это те, кто активно сотрудничает с администрацией колонии). Такого рода события, нарушения каких-то моральных норм со стороны администрации, и приводят к бунтам, к массовым акциям протеста. В Форнозово выезжали сотрудники Уполномоченного по правам человека Лукина, они считают, что это были обоснованные выступления, потому что там администрация с помощью “красных” просто творила беспредел. Арестантов возмущало даже не то, что с них берут взятки, но, например, за то, чтобы иметь право ходить в туалет, надо было платить 100 долларов. В основном такие вещи творят люди, потерявшие всякую совесть: убийцы с большими сроками наказания, жестокие люди.

Вы имеете в виду сотрудничество с администрацией тюрьмы или колонии?

Да. Они берут здоровых, сильных, потерявших совесть. Потому что невозможно, с точки зрения нормального человека, осуществлять насилие по отношению к своим собратьям: предавать их, доносить на них, прессовать, как говорят арестанты.

Сведениями о таких случаях в Льгове вы не располагаете?

Нет, вроде бы не было. Но, вы понимаете, мы прогнозировали рост напряжённости в тюрьмах и колониях после принятия амнистии депутатами в апреле этого года, когда в честь 60-летия Победы отпустили 262 человека. Для сравнения могу сказать, что когда был юбилей 55-летия Победы, отпустили 250 тысяч человек, а всего амнистия тогда коснулась полумиллиона, считая тех, кто получил сокращение срока наказания, и тех, кто был освобождён от условного срока. Конечно, на амнистию по случаю такого праздника возлагались большие надежды. Она же оказалась издевательской и провокационной: под амнистию не попали традиционные группы: женщины с детьми, калеки, те, кто совершил незначительные преступления, - никто не попал, вплоть до ветеранов трудового фронта. Поэтому рост количества побегов и массовых акций протеста вполне можно было предполагать. Конечно, бегут люди, которым амнистия вообще не светит, убийцы и иже с ними, но из-за того, что напряжённость растёт, у администрации ослабевает возможность контроля, они уже не могут держать эту массу людей в таком состоянии - нагрузка на них возрастает. И, естественно, в такие моменты количество побегов действительно растёт.

Насколько сложно организовать такую синхронную акцию, допустим, 500 человек внутри тюрьмы?

Да, несложно. Обычно вскрываются как раз люди, которые сидят в одиночках - там это происходит синхронно. Всегда есть тюремный телефон: через стенки можно перестукиваться, можно через канализацию говорить, если воду откачать. Как сидевший зэк могу сказать, что всегда есть возможность организовать связь. А уж в колонии, где более свободно можно перекрикиваться, записки передавать, это еще легче.

Когда происходит что-то, что требует возмущения, естественно, арестанты так будут реагировать, если зона совсем не задавлена. А то, что в этом мог участвовать какой-то авторитет, то почему бы и нет.

Вы знаете, самое страшное сейчас то, что такого рода акции, широко освещаемые в СМИ, обычно бывают началом волны, проходящей по многим учреждениям.

А с чем это связано? Заключенные понимают, что такие акции действенны?

Да, раз пример есть... После Форнозово такие же акции начались во многих регионах. Потом с января вроде бы стало потише, поспокойней, поскольку начали ждать амнистию, о которой тоже много говорили.

Эти люди живут в надежде на милость. Сроки сумасшедшие, дают ни за что, амнистия как будто бы единственный способ исправить всё это безобразие. Но когда им сообщают, что никто не амнистирован…

Правильно говорят, что этих 260 стариков можно было помиловать указом Президента без всяких амнистий - лучше бы совсем не объявляли. Это провокация. Даже непонятно, откуда этот проект проявился.

Вообще-то Общественный совет при Министерстве юстиции приготовил проект, который в Думе был уже в конце марта. Предполагалась нормальная конституционная амнистия. Ну хорошо, внесли бы свои поправки, кого-то, может быть, исключили бы. Но я думаю, что можно было 80-90 тысяч человек выпустить - у нас сидит почти 800 тысяч. Отпускают же обычно некриминального, непрофессионального преступника.

Люди, которые выходят по амнистии или по помилованию, они ответственны внутренне, потому что к ним применили милосердие. А в этом году таким фактором пренебрегли.

См. также:

Событие. Курские зэки массово вскрыли себе вены

Абрамкин. Тюрьма и Россия

Абрамкин. “Надо ли и такое писать про русскую тюрьму?”

Абрамкин. Еще раз о судейских безобразиях

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.