НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

19 сентября 2005, 08:54

Высокоразвитый придаток сырьевых стран

Статистические данные о состоянии экономики Германии за последние несколько лет так удручают, что заставляют задуматься: может быть, не так уж плохо быть «сырьевым придатком развитых стран». Германия как раз ничьим сырьевым придатком не является, так как никакого сырья у нее уже давно нет, да и исторически немцам было свойственно развивать именно обработку, а не добычу природных материалов (если не считать Саара и Рура). Но не обладать в наше время сырьем очень плохо - дорожает оно крайне быстрыми темпами и становится не по карману все большему и большему количеству потребителей.

Стержнем прошедшей предвыборной дискуссии в Германии стал вопрос о сокращении расходов на рабочую силу (кампания окончилась вничью, не дав ни одной из крупнейших сил -  СДПГ и ХДС/ХСС - абсолютного большинства в Бундестаге). Цены на сырье требуют от европейских стран «победившего социализма» сокращать социальные расходы и пытаться освободить бизнес хотя бы от части обязательств перед работниками.

Речь, правда, идет не о самих почасовых ставках заработной платы (их, кажется, никто резать не собирается), а о разного рода социальных выплатах, которые финансируются за счет специальных страховых взносов, устанавливаемых в процентах к валовой оплате труда на большинстве предприятий Германии. У нас подобные выплаты называются единым социальным налогом и полностью вносятся (или не вносятся) в бюджет работодателем, а в Германии они распределяются поровну между работодателями и работниками. И вот для того чтобы снизить издержки производства и удержать цены на готовую продукцию на прежнем уровне, предлагается социальные выплаты сократить, и за счет полученной экономии понизить ставки социальных взносов.

Естественно, немецкие профсоюзы не желают ничего слышать о снижении размеров социальных выплат - ни пособий по безработице, ни медицинских страховок. Предприниматели, в свою очередь, спят и видят, как снять с себя эту обузу и устоять в жесткой конкурентной борьбе. В соответствии с этими желаниями и требованиями программируют свою будущую деятельность политические партии.

Вопрос этот настолько обострился потому, что в результате подорожания цен на сырье страны с низким уровнем технического развития начинают выигрывать, а вот страны с высоким уровнем, как это ни странно, – проигрывать. Проигрыш, правда, распределяется неравномерно. Например, такая страна как США от повышения цен на энергоресурсы страдает не очень сильно, так как сама обладает значительными запасами нефти, газа и угля. Хотя, конечно, из-за роста цен происходит перераспределение доходов между различными американскими бизнес-группами.

А вот Германии, как и большинству других европейских стран, из-за роста стоимости энергоносителей приходится несладко. Сырье и материалы им приходится импортировать по постоянно растущим ценам, и если страны еврозоны все еще сохраняют прежний объем покупательной способности, то это только потому, что могут оплачивать импорт валютой, которую сами и выпускают. Но когда продавцам ресурсов надоест получать евро за нефть и газ, позиции европейской экономики могут серьезно пошатнуться.

Удары, которые наносят хозяйствам стран с развитой обрабатывающей промышленностью дорожающие энергоносители, способны развалить даже такую сильную экономику, как германская. Потому что она уже не в состоянии компенсировать рост стоимости сырья и, соответственно, рост издержек производства повышением производительности труда и капитала. Немецким концернам остается только перекладывать повышенные расходы на топливо и энергию в стоимость готовой продукции с последующим повышением отпускных цен, что, в свою очередь, вряд ли порадует потребителей и негативно скажется на спросе.

В этих непростых условиях, которые очень хочется назвать "тисками", немецкой экономике приходится как-то ужиматься, чтобы не потерять рынки сбыта и покупателей. Технический прогресс, который раньше помогал достойно отвечать на сырьевые кризисы, не дает о себе знать, что, впрочем, не удивительно, так как отреагировать на двукратный рост нефтяных цен за два года практически невозможно. И тогда, если уж технический прогресс неактивен, а сырьевые цены и не думают снижаться, производителям, чтобы удержаться на плаву, остается только прибегнуть к старому-престарому способу сокращения издержек, а именно - сократить расходы на оплату рабочей силы.

Христианские демократы по своей политической роли должны стараться снизить налоговое бремя на большой бизнес (и, может быть, на малый и средний), а социал-демократы, - настаивать на сохранении прежних социальных завоеваний. Но реальная жизнь заставляет отходить от классических ролей. Падение популярности СДПГ на протяжении последних лет было связано как раз с объективной необходимостью, вопреки традиционному амллуа, идти на либеральные шаги, постепенно уменьшая социальные гарантии. Христианские же демократы, хотя и предложили выгодную для крупного капитала, но непопулярную в широких кругах плоскую шкалу подоходного налога, в комплексе с этим выдвинули идею повышения на 2% налога на добавленную стоимость.

СДПГ и Герхарду Шрёдеру удавалось с переменным успехом балансировать на краю экономической пропасти, но отойти от нее они так и не смогли. Поэтому почти все слои немецкого общества на вполне законных основаниях могут испытывать недовольство деятельностью социал-демократической партии. С другой стороны, предвыборная программа христианских демократов предлагает отход от края пропасти с помощью ничуть не более популярных мер. Понятно, что избиратель (в меру сил) прокатил и тех, и других.

Но кто бы ни возглавил коалицию после выборов, Ангела Меркель или Герхард Шрёдер, канцлеру Германии придется очень туго. Любое наступление на социальные завоевания грозит бурными протестами пострадавших, а раз так, то любые шаги нового  или нового-старого правительства могут быть заблокированы. И наряду с экономической стагнацией Германия заодно получит и политический кризис.

В любом случае, новому канцлеру придется каким-то образом решать вопрос с теряющей конкурентоспособность экономикой Германии. Но никаких других решений, кроме понижения тех же самых социальных выплат, пока не просматривается. По логике вещей канцлером должна стать лидер ХДС/ХСС, так как иначе социал-демократу придется вновь делать работу, не предусмотренную политической "специализацией" его партии. Христианские же демократы хотя бы будут в своей стихии – осуществляя "наступление на социальные права трудящихся".

Хочется отметить принципиальную разницу в экономической ситуации в «бедной» России и «богатой» Германии. Россия просто не знает, как распорядиться десятками миллиардов долларов, свалившихся ей на голову в результате хорошей ценовой конъюнктуры, а Германия, наоборот, не знает, какую статью расходов, общественных и корпоративных, ей придется сокращать. А значит,  хотя Германия и не является сырьевым придатком, а Россия является, - шансов устоять в тяжелой ситуации у нас гораздо больше.

См. также:

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.