НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

21 ноября 2005, 12:08

Full Verbal Jacket, или пуленепробиваемый фрак

Коррупции в России нет.

Правда, статистика (данные организации Transparency International) остается прежней:

Таблица 1.
Год исследований Индекс восприятия коррупции (ИВК) в баллах Место (ранг) России в общем списке стран мира С какими странами Россия соседствует (или делит это место)
1999 2,4 83 (из 99) Эквадор
2003 2,6 88 (из 133) Алжир, Пакистан
2004 2,8 90 (из 145) Непал, Танзания
2005 2,4 128 (из 159) Нигер, Сьерра-Лионе

10 баллов ИВК — показывает максимальную неподкупность (минимальную коррумпированность) страны. Чем ниже балл, тем выше коррупция; при этом «двоечники» и «троечники» (страны с ИВК от 3-х баллов и меньше) в списке исследованных стран занимают место ближе к концу.

Россия, разумеется, в двоечниках.

Но речь сейчас не об этом. Мне не дает покоя реплика молодой актрисы, далекой от филологии и политики. Она произнесла как-то, буквально, следующее: «Вот в газете написано: «алкоголизация мужа»… Как это странно! Будто муж бухает вовсе не сам… Будто с ним что-то делают извне… Мерзавцы связали его и обливают какой-то дрянью…»

Интересно: сама того не зная, эта женщина назвала функции русифицириванной латыни. Или: пути самообмана массового сознания.

Функция № 1: отфутболиваниe ужасающего явления куда подальше, как если бы его не было вовсе.

Слово «коррупция» в России никого не пугает. Когда говоришь: «Меня пытались сегодня коррумпировать» — это звучит, конечно, забавно (ирония обеспечивает ту же капитулянтскую дистанцию) — но это вовсе не одно и то же, как все было «на самом деле», — то есть когда тебя, инспектировавшую продовольственный объект, обманом затянули в какой-то смрадное складское подземелье, где приперли к обшарпанной стенке (ох, как у него, припиравшего, воняло изо рта!) и пытались, сопя и как бы шуткуя, засунуть во все полости твоей одежды емкости с дорогостоящим алкоголем. Причем намекали, что ты как бы сама в данный момент выбираешь между «коррумпированием» и изнасилованием. Ну, и так далее.

Носитель совсем другого языка говорит: криминализация, бюрократизация, деградация, пауперизация, стагнация — и от носителя же отскакивает, как горох. Ничего огнестрельного, режуще-рубящего и даже колющего в этих словах нет. Мерзопакостные явления спрятаны под элегантными костюмами; они деловиты, учтивы, полны европейской респектабельности. Совсем иначе зовутся (и, соответственно, живут) их саблезубые российские родственнички: грабеж, обнищание, бандитизм, беспредел, вырождение, болото (застой).

«Россия коррумпирована», — без конца слышу я, и мне хочется выть от этой заскорузлой лжи. Никакой «коррупции» в России нет! Никакая «пауперизация» там даже не ночевала! А ночуют и днюют пещерное бесчинство, животный грабеж, кровавое вымогательство, душегубство, поборы.

Функция № 2: приобщение к прогрессу.

Натянув импортную униформу, чувствуешь себя, безусловно, на целый парсек ближе к достижениям цивилизации. Ведь, например, эта самая «коррупция» — при Иване Грозном была? Нет. А при Отце Народов? Куда там! Ее даже и в Оттепель еще не достигли. Тогда не только что «коррупции» — самого необходимого не было (дилеров, киллеров, хакеров).

Чувство приобщения к прогрессу успешно заменяет в России прогресс. Условный рефлекс россиян — на красоты языка — таков, что стоит представителю населения произнести арабское слово «халва», во рту у него сладко становится моментально. В силу чего ему реальная халва (что это, братцы, такое?) — становится, натурально, как рыбе зонтик. А кроме того…

Прохиндей из Английского клуба — это совсем не одно и то же, что наперсточник с Кузнечного рынка. Жульническая сущность первого, будучи общим знаменателем для обоих, является внятным обещанием (перспективой) социально-имущественного роста второго.

Функция № 3: переброс ответственности на безразмерные плечи врагов.

Живя в Нидерландах, то есть получив возможность посмотреть на родную речь также снаружи, я увидела яснее, чем раньше: русский язык построен так ловко, что под развесистой флорой его неопределенно-личных и безличных предложений без труда может спрятать себя любой: «В этой стране нас 70 лет отучали от…», «В этой стране нас 70 лет приучали к…» (Престарелые подростки сетуют на развратные действия, произведенные в отношении них — так и не отловленной группой педофилов-энтузиастов.)

Получается так, что «коллективное бессознательное» интуитивно стремится к прояснению места и времени — «где?» и «когда?» (проделывалась та или иная мерзость) — при этом (неизбывный шок для толмачей-иноземцев) как-то не особо заботясь ответом на вопрос — «кем»? Субъект действия — кто он?

Слово «коррупция» указывает, где именно следует искать этот самый субъект. Если помните, «в начале всех дел» излюбленным ответом Gorby на многие очень не праздные вопросы был такой: «Нам с вами это подбросили». (Дескать, это же не ваши собственные мысли! Вам их «вставляют»!) А уж «коррупция»-то при таком раскладе — и вовсе отпетый диверсант-подкидыш.

Что же такое «настоящая коррупция»? Она предполагает, на мой взгляд, как минимум, два наиважнейших условия.

Условие № 1. О коррупции как таковой можно говорить в обществе, где ей, социально-диалектическим противовесом, противостоят отлажено функционирующие институты золотого латинского корня: независимые ветви власти, налоговое управление, социальное обеспечение, пенитенциарная система, призванная вправлять мозги, а не их окончательно вышибать, etc.

Но никакой коррупции нет — там, где грабежу противостоит только бандитский правеж.

Условие № 2. Оно является основой для предыдущего. Настоящая коррупция, без кавычек, конечной целью имеет процветание как взятку берущего, так и взятку дающего, причем процветание именно земное. Для получения и упрочения (внятных результатов неправедного обогащения) стяжательство, алчность, жестокость (как мздоимца, так и взяткодателя) должны быть строго целеустремленными. Опять же некоторые компоненты успеха — стяжательство, алчность, жестокость — в российском арсенале, грех жаловаться, уже присутствуют. Дело за малым: каким-то чудом заменить массе населения самодурство, безответственность, блажь — на стратегическое мышление, целеустремленность и дисциплину. Тогда, глядишь, поколение коррумпированных троглодитов выучит в кембриджах-оксфордах своих отпрысков, уже отчасти кроманьонцев, — а те, вернувшись на родину в незапятнанных мантиях, сначала обеспечат условия для цивилизованной коррупции, а затем начнут грамотную против нее кампанию.

Но это вряд ли когда-нибудь произойдет.

В стране, где индивидуальное сознание застыло на уровне трехмесячного заспиртованного эмбриона, трудно ожидать созидательного подхода к своему жизнеустройству — даже у отчаянных лихоимцев.

Мне позарез надоело слышать, что, вот-де, американцы в начале своей неспокойной биографии «тоже» были, в массе, бандитами, а сейчас, поди ж ты, — даже смотреть на них скукотища. (То есть: скукотища на них смотреть в их пенатах.) А слышу я это, конечно, от европейцев. Ну не привязано российское массовое сознание к материальному субстрату жизни! Не приковано оно каторжно к физическому носителю, не оскорбляйте вы население! Не будьте двоечниками: эту тему надо было выучить еще в последней четверти — в смысле, в последней четверти ХIХ-го века.

Иноземцы знай талдычат: «Если в России столько месторождений золота, почему же русские люди живут так бедно?..» — «Если в России столько (понизив голос) месторождений урана, почему русские люди живут так бедно?..» — «Если в России столько залежей меди, цинка, алюминия, кобальта, магния…»

А я, стоически сжав зубы, думаю: если они взялись перечислять всю Периодическую систему, я сойду с ума. Ну не привязано российское население к Периодической системе! Ни к чему периодическому, расчисленному, просчитанному не приклепано оно в свободном полете! Ну и что, если страна превратилась в тотальную барахолку; ну и что, если меняет часы на трусы, шило на мыло (или наоборот) — по большому счету, это просто слепое, постыдное, подневольное выживание, имеющее мотыльковой задачкой день продержаться да ночь простоять (или наоборот), но не имеющее ни глобальных стратегий развития, ни отчетливых целей, ни вкуса, ни радости.

То есть: если бы россияне приучили себя давать и брать взятки организованно, стратегически выверено, а не так, как это делают все и всегда (то есть по вдохновению и голосу свыше), глядишь, давно бы и вошли в семью цивилизованных народов.

Не вошли, не входят, вряд ли войдут. Отстаньте.

Не отстают. Требуют объяснений.

Ладно. Итак: «Почему средний россиянин, несмотря на залежи золота-серебра (далее см. систему Менделеева), не живет честно, в достатке и благоденствии?»

У меня есть только одно объяснение. Это ответ мудрецов Дивана (вахтанговская постановка «Принцессы Турандот») на свой же вопрос: «Почему верблюд не ест вату?» Вопрос, в ходе коварного испытания, задается принцу Калафу. «В вате нет витаминов!..» — вполне рационально умозаключает принц Калаф. — «Ответ не засчитывается, — злорадствуют мудрецы Дивана. — Мало ли в какой дряни нет витаминов, а верблюд все равно эту дрянь ест». — «Ваты нет в продаже!..» — логически продолжает принц (обнаруживая похвальную осведомленность в застойном быте советских семидесятых). — «А вот и неправдычка, — сурово, но справедливо одергивают его еще более продвинутые мудрецы. — Нам доложили, ее как раз недавно выбрасывали!..» (Одобрительное похохатывание зала.) Вообще говоря, довольно тягомотно идет это тестирование заморского принца, чей IQ по
сумме баллов оказывается еще ниже, чем российский ИВК… И это понятно: земная логика и рациональность в сказочной системе координат выглядят вполне имбецильно.

Так почему же все-таки верблюд не ест вату? Правильный ответ, до которого так и не додумывается бедный принц, оказывается таков: «Да просто не хочет».

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.