НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

24 февраля 2006, 10:00

Говорит Станция Абсорбции Репатриантов

Арсен Даниэль – автор и ведущий популярной развлекательной программы «Выше крыши» израильского «Радио РЭКА» рассказывает Веронике Гудковой о своей радиокарьере в Израиле и ситуации на «русском» радио Страны Обетованной.  Чем русскоязычная станция привлекает своих слушателей? Почему "репатрианту" из России не о чем говорить со слушателями на иврите? Как обстоят дела на ивритских радиостанциях?

Арсен, какова сейчас ситуация с русскоязычными радиостанциями в Израиле?

Прямо скажем - аховая. В стране процветает госнадзор над эфирными частотами. Ведает их распределением, ни много ни мало, Министерство Обороны Государства Израиль - ибо отечество перманентно в опасности, идет война, войсковые радиочастоты не должны пересекаться с гражданской развлекательной суетней. При этом рядом, на расстоянии охвата УКВ, - соседние страны и автономии, где масса своих радиостанций. В эфире кишат муэдзины. По большому счету, официально разрешена только одна государственная русскоязычная станция, вещающая на всю страну, - «Радио РЭКА». РЭКА – это аббревиатура, означает «Решет Клитат Алия», то есть «Станция Абсорбции Репатриантов» - вот так, без обиняков. Там и сям, на разных хитростях и «подножном корму», живет пара-тройка локальных станций. Самая успешная из них - Первое Радио, частный канал. Его открыл ивритоязычный израильтянин, исключительно для зарабатывания рекламной денежки в «русском секторе». От этого – разница форматов. Если на «Радио РЭКА» главная тема – «убалтывание» несмышленых новоприбывших, так называемых «олим хадашим», и все это с легким налетом ура-патриотизма и пропагандистским задором, то Первое радио – этакая провинциальная карикатура на самые попсовые приметы нового коммерческого русского радио. Берем самого массового, «типового» репатрианта из России и СНГ и «делаем ему красиво». А, как известно, большинство в любой стране и социальном слое ни изысканностью вкуса, ни запредельным интеллектом не блещет.

Что может сподвигнуть молодого-сильного-умного-образованного «русского» пойти работать на израильское радио? Ты журналист по образованию?

Я графический дизайнер. Этим на жизнь зарабатываю. Понимаешь, в русском бизнесе в Израиле можно заработать, только когда ты получаешь в руки оплату от клиента и сам решаешь, сколько отдать своим подчиненным. Все, что «ниже» на ступень или более, годится либо для хобби, либо только как источник дополнительного дохода. В моем случае – и то, и другое вместе. Мне, чтобы вот уже больше десяти лет заниматься любимым делом на радио, приходится вкалывать арт-директором в студии графического дизайна. Ну, не думаю, что это должно вызывать большие сожаления.

А есть ли у вас на «русском» радио свои звезды? Кто они и как «зазвездились»? Какие передачи ведут – политические, музыкальные?

Наши «звездочки» ведут «популярные» передачи - то есть утоляющие «массовый» интерес широкой репатриантской публики, доступной радио- (и соответственно рекламо-) охвату прайм-тайма. В России у вас тоже есть такие супер-звезды, с соответствующими рейтингами и репутацией. Не мне объяснять тебе механизм такого успеха - механизм работы с тем, что у нас называют «постсоветским менталитетом», везде одинаковый. Развеселая попса+блатной шансон+солоноватые шутки, и все в порядке.

Я так понимаю, что ты делаешь нечто совершенно иное?

У меня передача, которую я сам называю «развлекательной». При этом, разумеется, я отдаю себе отчет, что развлекает она, главным образом, тех, кто сидит в студии – моих коллег, друзей, среди которых много ярких, реализовавшихся в Израиле репатриантов и бипатридов, живущих «на две страны» - и на исторической, и на «доисторической» родине, вроде Антона Носика, скажем. При этом общий студийный дух, веселость эфира наверняка как-то веселит и некоторую часть слушателей. Но эти слушатели - мои единомышленники, «свои люди», малая доля от возможного электората радиостанции. Именно для них я и делаю программу, и это – моя так сказать концепция. Я строю некий анти-формат, радио для тех, кто не «покрыт» стереотипным вещанием. «Русское» радио для тех, кто понимает» - моя главная цель, можно сказать – личная амбиция. При этом и я, и мои коллеги по программе очень хорошо понимают, насколько нерейтинговый получается формат с точки зрения заинтересованности в размещении у меня рекламы, к примеру, концертов Бориса Моисеева или «короля пародии» Пескова, которые у большинства прайм-таймовых слушателей идут на ура. И да, я теряю денежку и не стригу купоны с «народной любви».

То есть ты энтузиаст? Почему хозяева продолжают «терпеть» тебя и твою передачу?

Нет, я отнюдь не энтузиаст. Мне платят зарплату, и вполне себе охотно. Я выполняю важную функцию – дополняю формат. Полноформатная радиостанция должна представлять все виды вещания - информационный, аналитический, новостной, музыкальный и развлекательный. Вот развлекательный вид вещания мы и представляем.

А как ты вообще попал на радио?

Попал я на радио по неизбежности. В год моего приезда в страну создавалось первое русскоязычное радио, на базе «вражьего голоса» - радиостанции «Голос Израиля», который в свое время усиленно «глушили» органы. Из его постоянной редакции плюс набор талантов «с улицы» сформировали государственный «радиорупор» Министерства Абсорбции для новых репатриантов. Станция получилась сугубо служебно-воспитательного характера, полностью ориентированная на удовлетворение практических нужд репатриантской волны. Разумеется, прослышав о наборе работников, рванулся туда и я. Меня приняли с сарказмом. Посоветовали пойти поучить иврит - и выставили за дверь.

Через пару лет, когда я таки подучил иврит, меня позвал к себе в программу один из ветеранов «вражьего голоса» Яков Цигельман, известный антисоветским радиолюбителям-сионистам под псевдонимом Яаков Ашкенази. Программа, которую вел Яша, называлась «Молодежная программа «Тусовка». Надо отметить смелость Цигельмана, опытного, матерого радийщика, писателя и просто замечательного дядьки: он делал действительно интересную программу, близкую репатриантской молодежи тех лет, их проблемам. Мудрым концептуальным решением Яши было то, что он зазвал в студию молоденьких энтузиастов-«помогайцев». Сейчас практически вся смена тогдашних «молодых голосов» программы совершила свои карьерные прыжки - кто пресс-секретарь, кто пишущий журналист, кто на телевидении работает. Наследником «Тусовки» остался только я - после ухода Якова Цигельмана на пенсию, в 1996 году, кажется, я получил свои два эфирных часа в неделю и полную свободу самовыражения. С тех пор строю свой эфир, де факто самый независимый и внеформатный во всем израильском, да что там, во всем ближневосточном русскоязычном вещании. Это без лишней скромности – но и без преувеличения. У нас нет никаких ограничений (кроме совести и профессиональной этики) и никакой цензуры со стороны радийного начальства. За что им - низкий поклон и любовь.

А что у вас творится в ивритоязычном секторе?

Радио в Израиле - как и телевидение, и Интернет-СМИ, - поразительно продвинутая индустрия. Только на УКВ «живет» около полусотни каналов (не считая «залетающих» с арабским ветром и подпольных радиотанциек-однодневок ортодоксального толка), из них дюжина - общегосударственные. И это при государственной монополии на частоты и жесточайшей политике ограничений на приобретение прав вещания. Лучшие из УКВ-станций – «Решет Гимель», музыкальная «Гальгалац», «Галей ЦАХАЛ» («Армейские Волны», ЦАХАЛ – аббревиатура Армии Обороны Израиля) - дают в эфир высококлассный звук. Там работают суперпрофи-диджеи - так, что уши заворачиваются. Кайфовые, веселые, техничные, очень живые. Ну, а на слабеньких каналах и журналисты соответствующие. Это как везде.

Может ли «русский» журналист пробиться на «ивритское» радио?

Примеры такие есть, например, журналистка Наташа Мозговая пишет для «ивритских» центральных газет и даже работает на «ивритском» телеканале. Но некоторые считают, что это исключение, подтверждающее правило. Большинство «наших» работает в «наших» СМИ. Или гордо сосут лапу. Причем попасть на «ивритскую улицу» сложно вовсе не из-за акцента или скудости словарного запаса. Как выяснилось – «нам» не о чем с «ними» разговаривать. Точнее говоря - болтать. Совершенно неконкурентен человек, придающий значение фразе «Лось. Просто лось», но не ведающий глубинного смысла изречений «Так не строят стенку!» или «Батья! Что за телепатья!». У «нас» с «ними» обратно пропорциональные ассоциативные цепи. Веселить страну при таком багаже - дело возможное, но напрочь лишенное вербального изящества и балаганной непринужденности - качеств, столь необходимых для радийного властителя дум. Так что на данный момент – «они» там, «мы» - здесь. И пусть нам всем будет весело. 

         См. также о РАДИО на "Прагматике культуры":

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.