31 января 2023, вторник, 20:51
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

09 марта 2006, 09:02

Рубежи несогласия

Промежуток между двумя самыми диковинными российскими праздниками – мужчин-защитников и женщин-работниц – был заполнен примерно теми же хлопотами, что и год назад:

  • успешный народ катался на горных лыжах в Европе,
  • неуспешный – ходил на демонстрации по месту жительства,  на этот раз на повестке дня была уже не  монетизация льгот, а коммунальные тарифы, 
  • питерцы (то есть лучшие представители успешного народа) с подкупающим упорством продолжали созидательную работу над обеспечением преемственности власти и контроля над углеводородными активами,
  • эксперты обещали дальнейшее падение доллара, стабильный подъем нефтяных цен и рост золотовалютных резервов ЦБ РФ; одновременно некоторые из них почему-то заговорили о предстоящих кризисах – банковском, фондовом, пенсионном…
  • день ото дня пополнялись ряды фан-клуба палестинских шахидов и миролюбивых иранских атомщиков. В него наперегонки  вступали активисты ЕР, карьерные дипломаты и ведущие авторитеты экспертного сообщества. Пост председателя фан-клуба оспаривали два бывших премьера гг. Примаков и Кириенко, статусные политические чиновники гг. Косачев и Маргелов и даже действующий руководитель МИДа,
  • скрытый либерал, бывший киндер-сюрприз, а ныне атомный начальник г-н Кириенко лично инспектировал строительство самого большого в мире (в 90 тонн обогащенного урана!) пояса шахида в Бушере, необходимого, как известно, иранским братьям по антиамериканскому фронту для успешной борьбы за мир,
  • другой скрытый либерал, поэт и гитарист г-н Лавров, тщетно пытался объяснить за товарищеским ужином г-же Райс мотивы своей пылкой безответной любви к упомянутым шахидам и моджахедам,
  • думцы предоставили силам ПВО право сбивать по представлению органов УВД-ИВП[i] гражданские самолеты в случае их захвата теми же шахидами и моджахедами. По-видимому, аналогичное право будет дано также подводникам, действующим по представлению Ространснадзора, и спецназу ГРУ по представлению органов ГИБДД;
  • прокуроры  начали  отказывать в реабилитации теперь уже всем подряд – от Императора Николая II с женой и детьми до польских офицеров из Катыни, что, впрочем, вполне логично, ибо «органы не ошибаются», «кого надо, того и убили», а «бывших чекистов не бывает»,
  • на Кавказе продолжалась стрельба и ускоренный распил федеральных денег, на ТВ – праздничные концерты и тот же распил,
  • солдатики из столичных гарнизонов просили милостыню около супермаркетов; что касается судеб их товарищей по несчастью из провинциальных гарнизонов, то об этом лучше не говорить вовсе …

Кто-то из моих внимательных читателей наверняка заметил, что я с минимальными коррективами повторил в предыдущих строках свой же комментарий годичной давности. Увы, «сюжет нашей памяти» и в самом деле весьма однообразен. Так что займемся повторением пройденного…

Начнем мы это повторение с урока истории

Прощеное воскресенье пришлось в этом году на  5 марта. В этот день ушли из жизни: русский тиран И.В.Сталин (1953 г.) и два русских гения – Сергей Прокофьев (1953 г.) и Анна Ахматова (1966 г.).

«Вождь народов» прекрасно понимал, что памятники ему будут ставить, притом с искренним энтузиазмом и в немеренном количестве, во всех географических точках, подконтрольных коммунистической власти, которую он создал и по сей день олицетворяет.

Строительство памятников началось еще при его жизни. Никаких специальных распоряжений по этому поводу на будущее т. Сталин не оставлял. Размножение каменных (бронзовых, гипсовых …) монстров в сапогах и с усами шло вплоть до середины 1950-х. Затем, в конце 1950-х и в начале 1990-х, их сносили. В последнее время – начали ставить снова, пока что в провинции (Иркутск, Мирный …), но с прежним энтузиазмом: народ вождя любит пуще прежнего. Что касается власти, то она у нас сегодня хотя и не коммунистическая, но тосты в честь т. Сталина по праздникам поднимает исправно, отдавая должное военным победам, а также «мощной идеологической работе и успехам в индустриализации» (В.Сурков).

Так что с памятниками Сталину у нас все было и будет в полном порядке.

Отношения Сергея Прокофьева с коммунистической властью были, скажем так, нейтральными: был хулим и даже зачислен в антинародную кучку формалистов, но, одновременно, хвалим и отмечен шестью (!) сталинскими премиями.

Был не только гениальным музыкантом, но и «способным человеком», то есть, в терминах С.Я.Маршака, человеком, способным на многое: если этой власти нужна была кантата на слова Ленина-Сталина, то отчего же не предложить…  

Не знаю, задумывался ли Сергей Прокофьев о будущих памятниках; никаких письменных свидетельств этому нет. Но он, во всяком случае, отлично осознавал свое место в истории музыкального ремесла и бесспорность мирового признания. 

Прекрасный памятник Сергею Прокофьеву стоит в центре Челябинска. Есть памятник и в Москве. По странному стечению обстоятельств, для него не нашлось места в Камергерском переулке, то есть по месту жизни и смерти музыканта, или, скажем, на Большой Никитской, по месту его службы в Консерватории. Но это уже детали… Так что мера забывчивости потомков по отношению к одному из самых исполняемых композиторов мира не выходит за грань пристойного.

Отношения Анны Андреевны Ахматовой с коммунистической властью были куда менее нейтральными. Меру своего литературного величия и будущего признания она осознавала безусловно. По поводу своего гипотетического памятника высказалась жестко и определенно:

«А если когда-нибудь  в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник  мне,
Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем – не ставить его
Ни около моря, где я родилась
(Последняя с морем разорвана связь),
Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,
А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов».

Место для памятника обозначено с предельной точностью: напротив питерской пересыльной тюрьмы Кресты и нигде более! С той же точностью обозначены также и причины этого выбора:

«Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,
Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь».

5 марта 2006 года стараниями продвинутой питерской общественности памятник Анне Ахматовой был, наконец, открыт.

Агентства сообщили, что памятник, поставленный в саду у Фонтанного дома в 40-ю годовщину со дня смерти Анны Андреевны, «является даром директора музея «Исаакиевский собор» Николая Hагорского и представляет собой кусок стены с изображением Ахматовой. Надпись, выгравированная в зеркальном отображении, содержит строчки из ее стихов «Тень моя на стенах твоих».

Так что - никаких Крестов. В том смысле, что никакой памяти. Какие еще там «черные маруси»? Старуха, которая «выла, как раненный зверь», давно умерла вместе со всей родней, а благополучные потомки вертухаев, хлопавших «постылыми дверьми», живы-здоровы, при чинах и пенсиях, на юбилеи ВЧК-НКВД хаживают. Они ведь и обидеться могут: зачем это вдруг памятник какой-то диссидентке, да еще напротив Крестов?

Бог с ними, с потомками вертухаев и любителями «мощной идеологической работы». Я все больше о продвинутой питерской общественности. Ее представители прекрасно знали, где действительно должен стоять этот памятник. Только понимали при этом, что власть желает одновременно и выглядеть прилично, и с ветеранами не ссориться, и ненужных аллюзий избежать. И уж заведомо не хотели с властями ссориться. 

Впрочем, трудно в наше непростое время осуждать за это интеллектуалов и  интеллигентов.  Как известно, «ученый, сверстник Галилея, // был Галилея не глупее. // Он знал, что вертится Земля,  // но у него была семья» (Е.Евтушенко).

Теперь к урокам географии

Эти уроки тем более необходимы, что некоторые весьма значимые события, уместившиеся между двумя праздниками, имели касательство к местам географически отдаленным и столичной публике почти неизвестным. Конкретнее –  к Забайкалью. Еще конкретнее – к точкам, образующим на карте почти правильный равнобедренный прямоугольный треугольник: вершина его – село Красный Чекой, один катет направлен на север к Северобайкальску, другой  – на восток к Краснокаменску, каждый порядка 1000 км.

В Северобайкальском районе Бурятии теперь уже наверняка начнется строительство ВСТО – нефтепровода, трассированного в 800-1000 метрах от уреза воды озера Байкал. Я подробно писал об обстоятельствах, предшествующих этому строительству; о том, как Геннадий Спиридонович Чегасов и тридцать его коллег по государственной экологической экспертизе  проекта первого линейного участка упомянутого нефтепровода подписались под крамольными выводами:

«предлагаемая трасса трубопроводной системы ВСТО представляет большую потенциальную опасность нанесения (в случае аварии) экологического ущерба озеру Байкал – объекту всемирного природного наследия, охраняемому Российским законодательством и конвенцией ЮНЕСКО»,

в этой связи необходимо переработать материалы ТЭО «в части альтернативных вариантов прохождения участка трассы за пределами бассейна озера Байкал».

Тогда же я заметил, что «генерала Пуликовского не для того позвали в Ростехнадзор, чтобы он подписывал  такие бумаги. Найдутся способы надавить на экспертов, или будут вскрыты процедурные нарушения, позволяющие не утверждать их заключение, или изобретательный чиновный народ еще что-нибудь придумает …».  Разумеется, так оно и вышло. 

Из экспертной комиссии вывели пятерых несогласных и ввели 34 (так!) новых и заранее согласных на все. На тех экспертов, которые трудились в государственной науке, давили через профильные ведомства, специалистов из частных научных центров доставали посредством налоговой инспекции. 

Положительное экспертное заключение было в итоге принято требуемым квалифицированным большинством: 58 «за», 26 «против».  

Среди тех, кто проголосовал «за», немало компетентных и разумных людей, прекрасно понимающих суть дела. Один из них, человек успешный и в научном мире известный, свою подпись прокомментировал так: «здесь ситуация, как в старой притче: покуда они действительно начнут копать, пока уложат трубы, пока сделают опытную прокачку, что-нибудь наверняка случится либо с ослом, либо с шахом, либо с Моллой Насреддином. Мало ли, спрос на нефть упадет или появится новая технология…  А если сегодня упереться рогом, то завтра же институт у меня отнимут и какому-нибудь ослу отдадут».

Замечу, что Г.С.Чегасов вместе с немногими своими коллегами собирается добиваться правды в суде.

Впрочем, трудно осуждать и более «гибких» экспертов. Повторю: «ученый, сверстник Галилея, // был Галилея не глупее. // Он знал, что вертится Земля, // но у него была семья».

Примерно по этим же причинам трудно осуждать, к примеру,  того же г-на Маргелова: умница, интеллектуал, политик толерантный и заведомо несовместимый с людоедскими установками Хамаса. Наверное, и в космологии не профан. Семья, однако…  

Случился, однако, казус в Краснокаменске.

Никто не требовал от 49-летнего священника, отца Сергия (Таратухина) согласия на загубление Байкала, на установление дружественных контактов с зарубежными бандитами или хотя бы на нарушение ясно выраженной воли нашей великой соотечественницы по поводу места для памятника.

От него требовалось всего лишь освятить административные здания здешней исправительной колонии ЯГ-14/10.

«Не могу, – ответил батюшка.  – Тогда мне пришлось бы благословить те муки, которые претерпевает там за решеткой политзаключенный Ходорковский».

Наказание последовало незамедлительно: руководство Читинского благочиния отправило непокорного священника из города Краснокаменска, где только что его же трудами была отстроена каменная церковь, в  таежное горное село Красный Чекой, что близ южного берега Байкала, на самой монгольской границе. Разумеется, исключительно «церковной пользы ради».

Сказал на это отец Сергий: «Ни о чем не жалею. Господь послал мне испытание. Я тихо-мирно служил, и тут присылают политического заключенного. Промолчит батюшка или нет? Я сделал все по совести. Если бы сейчас снова пришлось бы делать выбор – поступил бы также».

Между прочим, у отца Сергия тоже, наверное, есть семья. Батюшке это положено…

См. также:

__________________ 

[i]  ИВП-УВД –  управление воздушным движением и использованием воздушного пространства.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.