НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

03 июля 2006, 08:37

Чей дом - "Газпром"?

Годовой отчет крупнейшей российской корпорации «Газпром» очень похож на официальное сообщение о победе на всех фронтах или на праздничные отчеты трудовых коллективов в преддверии 7 ноября, которые практиковались во времена советской власти. Содержание отчета, правда, не напоминает трудовые рапорты рабочих коллективов, но по стилю и пафосу сходство разительное. Есть и еще одно – очень опосредованное отношение к отечественной экономической реальности.

Достаточно привести лишь некоторые факты из «трудовой биографии» «Газпрома» за истекший год, чтобы сразу понять всю неординарность произошедших событий. Во-первых, государство установило контроль над корпорацией, доведя свой пакет акций с 39% до 50%. Во-вторых, был либерализован рынок акций «Газпрома», то есть сняты ограничения на владение его акциями иностранцами. Естественно, что либерализация рынка и установление госконтроля производились в связке – государство хотело удержать бразды правления в своих руках и в то же время, на будущее, повысить инвестиционную привлекательность корпорации.

В-третьих, «Газпром» приобрел нефтяную компанию «Сибнефть». Разговоров об этой сделке было очень много, и она рассматривалась как крайне сомнительная – зачем было вообще эту компанию покупать, да еще и платить такую высокую цену? Что, «Газпрому» уже мало собственных запасов газа, и он решил от нечего делать заняться еще и нефтью? Но, как оказалось, кроме запасов нефти и газа у «Сибнефти» на балансе числятся еще кое-какие активы: это 20% акций нефтяной компании «ЮКОС», самый лучший в России Омский НПЗ и доля в самом удачно расположенном НПЗ – Московском. Вот эти активы действительно кое-чего стоят, и их приобретение можно рассматривать как удачную сделку.

В-четвертых, к таким же удачным приобретениям можно отнести вхождение «Газпрома» в уставной капитал главной российской энергокорпорации – РАО «ЕЭС» и столичной ее дочки – «Мосэнерго». Тем самым «Газпром» сделал недвусмысленную заявку на контроль не только за продажей, но и использованием газа, хотя, честно говоря, электростанции – это все-таки непрофильный актив для газодобывающей компании.

В-пятых, корпорация начала строительство Северо-Европейского газопровода, который должен пройти из России по дну Балтийского моря в Германию, и тем самым уменьшить значение крайне ненадежных, дорогих и, что самое главное, совершенно не нужных посредников – Украины, Белоруссии и Польши.

Ну, и в-шестых, впервые за очень много лет прирост запасов газа у компании превысил объем годовой добычи, то есть вместо исчерпания запасов началось их пополнение.

Таким образом, «Газпрому» есть чем гордиться, и годовой отчет компании об этом наглядно свидетельствует. Косвенным подтверждением ее успехов является, кстати, рост капитализации, которая дошла до отметки $200 млрд. Благодаря росту капитализации «Газпром» занял 10-е место в рейтинге Financial Times среди 500 крупнейших компаний мира, и 3-е место – среди 400 крупнейших компаний Европы, хотя еще год назад он занимал 58-е и 20-е места соответственно. Правда, эти удачи корпорации относятся во многом только к ней самой – в целом же для развития российской экономики они дают довольно мало.

Это заявление, казалось бы, выглядит явным преувеличением, так как «Газпром» – основной налогоплательщик, основной поставщик валюты на внутренний рынок, один из крупнейших работодателей (на его предприятиях работает 370 тыс. человек) и, само собой разумеется, один из основных заказчиков для всей остальной российской экономики – и как покупатель оборудования и энергии, и как покупатель потребительских товаров (через сотрудников компании). Кроме того, корпорация является поставщиком очень дешевого, по мировым меркам, топлива для энергосистемы России, для домашних хозяйств и коммунально-бытового сектора.

Тем не менее, для такого утверждения есть основания. Когда мы говорим о «Газпроме», мы, в первую очередь, имеем в виду продажи российского природного газа в Европу. Собственно говоря, вокруг этих продаж и вертится основная масса вопросов, находящихся на слуху: строительство обходных трубопроводов, соотношение внутрироссийских и европейских цен, плата за транзит по территории Украины и Белоруссии, участие нерезидентов в капитале корпорации. И такой перекос не удивителен, потому что львиную долю выручки корпорации дает именно экспорт газа, а дешевые кредитные ресурсы для своего собственного развития она может позаимствовать только на западных рынках капиталов.

Что же касается российского рынка, то темы для обсуждения оказываются не очень радостными: неплатежи потребителей, низкие цены, проблемы газификации отсталых регионов – это как раз то, на чем много денег не заработаешь, но хлопот приобретешь более чем достаточно. Поэтому вполне понятно желание корпорации сместить свой бизнес за границу и заниматься строительством объектов газовой инфраструктуры именно там, а не в России. Отсюда постоянно возникающие истории о покупках газораспределительных сетей в той или иной европейской стране или о строительстве заводов по производству сжиженного газа. Концерн тянет прочь из страны, хотя и в ней есть куда приложить усилия.

Когда мы говорим об использовании газа, в первую очередь все думают о его применении как топлива – для электростанций, для систем отопления домов, для сжигания в газовых плитах и водонагревательных колонках. И уже только во вторую – как о сырье для производства химических продуктов, среди которых – удобрения, шины, полиэтилен, автобензин и многое другое. Выпуск этой продукции приносит прибыль гораздо большую, чем просто продажа газа – даже за границу. При этом, естественно, не возникает никаких «транзитных рисков», так как большая часть этой продукции может реализовываться на внутреннем рынке, а на внешний она поступает все-таки не по трубопроводам.

Выгоды налицо, однако газовая корпорация почему-то считает нужным продолжать гнать ценнейшее топливо по трубе за границу и почти не обращает внимания на развитие внутрироссийской газохимии. Этот сегмент рынка практически выпал из внимания корпорации, хотя строительство газохимических комбинатов в России могло бы капитализировать корпорацию во много раз больше, чем просто допуск нерезидентов на внутренний рынок акций или заключение выгодного контракта с крупной иностранной корпорацией.

И в этом смысле можно утверждать, что успехи «Газпрома» не имеют прямого отношения к собственно российской экономике – для нее, несмотря на массу точек соприкосновения, корпорация остается чуждой структурой, мало вкладывающей в ее развитие.

См. также:

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.