НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

29 августа 2007, 09:58

Российское эхо американского кризиса

Кризис ипотечного рынка в США, формально никак не затрагивающий экономику Европы и России, тем не менее, показал сильную зависимость локальных фондовых и денежных рынков друг от друга. Например, в Европе, где никакого кризиса ипотеки не было, денежные власти в лице Европейского центрального банка (ЕЦБ) были вынуждены оказать временную финансовую помощь европейским коммерческим банкам, потому что те могли понести ущерб от операций своих филиалов в США или пострадать вследствие ухудшения дел у своих американских контрагентов. Российские банки, которые никаких инвестиционных операций в Европе и США не ведут в принципе, пострадали от американского ипотечного кризиса потому, что они относятся к «развивающимся рынкам», а из развивающихся рынков инвесторы «выдергивают» деньги в первую очередь, даже если на этих рынках все спокойно. На российском финансовом и денежном рынке все было как раз спокойно, однако волны американского кризиса достигли и его, что вызвало сильную напряженность и нервозность у всех его участников.

Напряженность началась с того, что иностранные инвесторы, которые почти полностью доминируют на российском фондовом рынке (это не очень трудно, потому что он у нас очень маленький), стали выводить средства. Средства им понадобились для того, чтобы «поддержать ликвидность» своих головных офисов, находящихся в Нью-Йорке, Лондоне, Франкфурте, а также других мировых финансовых центрах. Вывод средств повлек за собой падение курсов ценных бумаг российских эмитентов, обращающихся на биржах, что всегда служило внешним признаком ухудшения дел в экономике, хотя никакого ухудшения не было, а было, если смотреть сводки Федеральной статистической службы, сплошное улучшение по всем фронтам. Тем не менее, фондовые индексы пошли вниз.

Но этого, понятное дело, мало. Россия все-таки «развивающийся рынок», а это значит, что кроме отсутствия в необходимом количестве капиталов (поэтому и приходится прибегать к иностранным инвестициям), национальная валюта, в которой совершаются все внутренние сделки, слабовата, поэтому при первых признаках грозы инвесторы перекидываются во что-то более твердое, чем рубль. Так случилось и на этот раз: иностранные инвесторы, продав российские ценные бумаги за рубли, тут же стали эти рубли конвертировать в доллары, фунты и евро. Что, в свою очередь, привело к росту курсов этих валют, хотя некоторые из них (в частности, доллар) до сих пор падали по отношению к рублю. Но период падения сменился периодом роста, и этот период роста мог бы продолжаться очень долго, если бы в ход операций свободного валютного рынка не вмешался государственный регулятор в лице Центробанка. Регулятор вбросил на валютный рынок несколько миллиардов твердой валюты, и позволил, тем самым, нерезидентам вывести свои средства из российской банковской системы, не сильно теряя при этом на валютных курсах. Таким образом, с иностранными участниками рынка сейчас более или менее покончено, те их них, кто хотел, убрались восвояси, зализывать раны и подсчитывать убытки, понесенные на американском ипотечном рынке.

При этом, спасая иностранные инвестиции, российский Центробанк поставил российские банки в не менее жесткие условия, чем те, в которых оказались иностранные банки в местах их постоянной дислокации. Тот самый «кризис ликвидности», от которого чуть не пострадали американская и европейская банковские системы, едва не произошел и у нас. Дело в том, что, продавая нерезидентам валюту из своего резерва, Центральный банк автоматически уменьшал количество рублей в обращении, создавая тем самым кризис рублевой ликвидности. И хотя в последние несколько лет кто только не говорил, что рублевая ликвидность в российской банковской системе избыточная и ее надо уменьшать, делать это надо, все-таки, не в самый разгар кризиса. А у Центробанка РФ все получилось крайне неудачно: когда надо было сокращать ликвидность, он ее увеличивал, а тогда, когда надо было увеличивать, он ее сократил.

Кроме иностранцев, на российском финансовом и денежном рынке действуют и собственно российские банки и фирмы (правда, их капиталы и не сопоставимы со средствами нерезидентов), и им тоже требуется поддержка. Хотя российским финансовым компаниям выводить средства ни с фондового, ни с денежного рынка не надо (пусть некоторые все-таки и будут это делать), общая ситуация на мировых рынках затронула и их.

Во-первых, пока иностранные рынки не восстановятся, заказов на покупку ценных бумаг не будет, а значит не будет и комиссий за сделки, за ведение счетов и тому подобное. Во-вторых, надо понимать, что почти все брокеры торгуют с так называемым «кредитным плечом» (левереджем), причем в расчете на рост курсов ценных бумаг. При этом имеется в виду, что когда курсы действительно вырастут, брокеры эти ценные бумаги продадут и смогут погасить взятые кредиты, проценты по ним, и еще зафиксировать собственную прибыль. Но вот ценные бумаги вместо того, чтобы вырасти, сильно упали, и гасить кредиты стало нечем, а о прибыли и говорить просто неудобно. Поэтому многим брокерским фирмам и кредитующим их банкам тоже придется некоторое время отдохнуть от биржевых трудов, ожидая, когда снова появятся иностранные заказы и фондовые индексы поползут вверх, давая возможность быстренько избавиться от купленных в не самый удачный момент ценных бумаг. А пока таких заказов нет, банковским бухгалтериям придется заняться хорошо знакомым делом, а именно – «прятать» в балансовых отчетах сведения о непогашенных в срок кредитах и просроченных процентных платежах.

В-третьих, для банков неприятности одними брокерами не заканчиваются. Они сами выдавали кредиты вполне надежным заемщикам из реального, а не спекулятивного сектора экономики, под вполне надежное обеспечение в виде тех же самых ценных бумаг. А поскольку обеспечение теперь сильно усохло, то банки оказались в непростой ситуации: надо требовать от клиентов или довнесения обеспечения, или погашения части ссуд, обеспеченных ценными бумагами. Естественно, клиенты могут оказаться в непростом положении: они закладывали ценные бумаги для получения кредитов в одной ситуации, а теперь ситуация поменялась, но они к ее изменению оказались не готовы. То есть, иначе говоря, свободных денег, нужных для выполнения требований банков, у них нет и не предвидится. Что теперь делать банкам с этими клиентами и их обеспечениями, непонятно.

И, в-четвертых, в довершение всех бед, банки, испуганные кризисом и высокой вероятностью невозвратов, перестали предоставлять друг другу межбанковские кредиты, что для многих заемщиков равносильно немедленному прекращению бизнеса. Пока, правда, Центральный банк, так же как и в случае с иностранными инвесторами фондового рынка, удерживает ситуацию под контролем, выделяя нуждающимся коммерческим банкам рублевые кредиты, в которых им отказывают их коллеги. Но как долго он намерен это делать – тоже не ясно.

В общем, можно констатировать, что на российском фондовом рынке лопнул небольшой пузырь, раздутый иностранными инвестициями. Благодаря тому, что пузырь лопнул, некоторые показатели российской экономики придут в более или менее нормальное состояние и не будут вызывать подозрения своим через чур оптимистичным видом. Хотя тем, кто привык рапортовать об успехах, ссылаясь на эти показатели, теперь будет трудновато создавать даже видимость благополучия.

Обсудить статью

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.