НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

20 ноября 2007, 09:52

«Конфликт в МГУ показал слабость профессионального сообщества»

1. Как бы вы охарактеризовали уровень образования на социологическом факультете МГУ? Насколько, на ваш взгляд, он соответствует современным научным требованиям? Какие конкурентные преимущества имеет социологический факультет МГУ на рынке социологического образования?

Главное конкурентное преимущество социологического факультета МГУ — это собственно бренд МГУ. Удивительный исторический феномен (сходная ситуация с Большим театром, Московским метрополитеном и некоторыми другими "жемчужинами" российской культуры прошлого, что может стать предметом отдельного разговора). Других преимуществ я просто не вижу. Социологи из МГУ хорошо понимают ситуацию и в немалой степени ее используют.

2. Были ли сформулированы в ходе конфликта и его обсуждения какие-то проблемы, значимые с точки зрения социологии и преподавания социальных наук? Какие? Если ничего нового сказано не было, какие из обсуждавшихся проблем современной российской социологии, на ваш взгляд, являются наиболее серьезными?

Любой конфликт в профессиональной среде (а то, что мы обсуждаем, - не эпизод, а крупнейший конфликт в российском обществознании последних лет) мгновенно высвечивает всю структуру профессионального сообщества и его проблемы. Теперь всем ясно (если кто в этом прежде и сомневался), что никакой единой российской социологии нет, а есть две достаточно различные дисциплины. Одна из них уходит своими корнями в советское обществознание с его идеологической запрограммированностью и нацеленностью на заданный исторический результат. Притом речь идет о парадигмальной ценности создания системы "оправдывающего" знания, поддерживающего определенную линию развития системы. Поэтому на социологическом факультете МГУ открыто говорят об идеологическом значении социологии и рассматривают его со знаком плюс. Тогда, действительно, почему бы не иметь православную социологию? В Турции, например, исламская социология преподается в порядке вещей. Если социология призвана создавать системы апологетики, то возможна любая социология. Другая точка зрения исходит из того, что социология никого не судит, никого не оправдывает и ничего не предписывает обществу, а "только лишь" исследует и дает диагноз (что, само по себе, чрезвычайно важно). Все остальное делают институты гражданского общества, общественное мнение, структуры власти, пресса и т.д. Это исследовательская парадигма.

Первые считают, что общество состоит из детей малых, которым постоянно и по мелочам надо объяснять, как себя вести. Вторые полагают, что общество вполне может решить самостоятельно, что делать и каким быть, если социология предоставит ему адекватные данные и модели. Примирить эти два подхода, на мой взгляд, невозможно. Они диаметрально противоположны по своей природе и апеллируют к различным тенденциям развития современной России.

3. На ваш взгляд, почему проблема плагиата, затронутая студентами, не стала предметом профессиональных дискуссий последних лет? По вашим сведениям, насколько и в каких формах распространена практика плагиата в российских социальных науках? Какими способами эту проблему можно решать?

Действительно, казалось бы, частная проблема незаконного заимствования чужой интеллектуальной собственности неожиданно превратилась в супер-вопрос. Как мне кажется, дело в том, что еще с советских времен существует традиция коллективного производства в идеологической сфере, когда группы обществоведов работали на госдачах и писали важные идеологические документы (доклады для партсъездов, книги членам Политбюро и т.д.). В текстах, которые производили эти группы, практика всеобщего заимствования из чужих источников была абсолютной нормой, ибо все "другие" авторы тоже работали в госструктурах (институтах АН СССР и университетах), и потому все обобществлялось в одном почти что анонимном резервуаре советской обществоведческой мысли. Из него и черпали идеи и тексты. Конечно, некоторое авторство признавали, но не в случае высших целей партии и государства. Исходя из этого, современные социологи идеологической направленности во многих случаях искренне не понимают, в чем проблема некорректного использования чужих текстов, "ведь цель-то благая". И цель для них оправдывает все остальное. Но это не единственная точка зрения. Современная мировая практика исходит из диаметрально противоположного принципа, а именно: четкого права на частную интеллектуальную собственность. То есть в зависимости от указания стрелки компаса решается и этот вопрос.

4. Как вы оцениваете действия студентов и коллег-социологов в ситуации конфликта? Повлияло ли развитие конфликта на ваше представление о российской социологии, о коллегах? Могли бы вы кратко сформулировать свои впечатления?

По моим убеждениям, в действиях студентов на социологическом факультете МГУ не было никакого заговора против устоев власти на факультете. И никто ими не руководил извне. Ни одно свидетельство, известное мне, не указывает на конспиративную версию происходившего и происходящего в МГУ и вокруг. Студенты решали вопросы взаимоотношения с руководством факультета, как считали нужным и как умели. Позднее к этому подсоединились и "взрослые". Тут уже мы наблюдаем всю палитру групповых ориентаций и целей, что естественно. Ситуация приобрела всеобщий характер в рамках российской социологии. В целом конфликт в МГУ, на мой взгляд, показал слабость профессионального сообщества, отсутствие в нем единой системы ценностных координат, солидарности и даже единого языка профессионального общения. Поле после битвы? Атомизация социологического сообщества. Возникновение отдельных анклавов социологии вокруг тех или иных центров или университетов. Короче, феодальная раздробленность. Хорошо забытое старое. Возможны и другие невеселые перспективы. Крайне обидно, что все это происходит именно в социологии. Насколько можно судить, ни экономисты, ни психологи, ни политологи (говорю о социальных науках только), слава богу, не подвержены этому синдрому. Пока или вообще?

5. Как, на ваш взгляд, конфликт на социологическом факультете МГУ повлиял на ситуацию в социологии в целом, на состояние социальных наук? Как, на ваш взгляд, он отразился на преподавании социологии? На отношениях между преподавателями и студентами? На отношениях между коллегами?

Преподавать стало значительно труднее, ибо преподаватель, как мне кажется, должен выступать от лица единой, а не разделенной дисциплины. Включать студентов в ситуацию профессионального конфликта крайне нежелательно. Но это, увы, происходит помимо воли самих преподавателей, ибо студенты задают вопросы и на них надо отвечать.

См. также:

См. также ответы других опрошенных экспертов:

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.