НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

20 декабря 2007, 09:31

Бренд с ушами

Как и предупреждали аналитики "Деловой газеты", IPO московской девелоперской компании ОАО "РТМ" оказалось провальным. Компания сумела разместить свои акции по цене 2,30 долл. за штуку, что существенно ниже минимальной границы ценового коридора, объявленного компанией на уровне 2,60-3,25 долл. за акцию. Однако как сообщает РБК, в РТМ заявляют, что IPO прошло успешно, т.к. компания разместилась в рамках уже скорректированного ценового диапазона в 2,20-2,75 долл. По данным РТМ, коридор был скорректирован после обнаружения технической ошибки, которая заключалась в неправильной интерпретации отчета независимого оценщика и включении в девелопера долей, которыми он не владеет. Такое объяснение, конечно же, может вызвать только улыбку у профессионалов. (Деловая газета. 2007. 10Декабря № 436).

…результаты размещения получили крайне неоднозначную оценку: от «Инвесторы не поверили в потенциал акций группы «ПИК» и «ПИК проявила скромность», до «ПИК пережила удачное IPO» и «Очень достойные цифры».

Часть аргументов в пользу «неудачности» первичного размещения акций ПИК выглядит просто комично. Так, некоторые комментаторы считают неудачей то, что акции продавались по нижней границе коридора, одновременно утверждая, что сам коридор... завышен. (Квадратный метр. 2007. 25 (337)).

Некая девелоперская компания решила осуществить IPO (публичное размещение акций) в интересах своего главного — и единственного — бенефициара. Не то, что бы в этом была такая уж нужда с точки зрения финансового благополучия или интересов корпоративного управления, а… так. Мода нынче такая. Прошли славные времена, когда единоличное владение «империей» считалось признаком респектабельности. Все теперь размещаются, чтобы «разделить ответственность с акционерами».

Ну и, понятно, в свете уж самых новейших трендов, IPO было заявлено как народное.

Как и положено, привлекли «независимых оценщиков». Те, с учётом активов, предыстории и перспектив развития компании, оценили её капитализацию. И выдали рекомендации, на основании которых – в полном соответствии с общепринятыми стандартами – был заблаговременно объявлен ценовой коридор размещения: от 66,7 до 75,0 условных единиц.

Но тут возникла проблема. Единственный и главный бенефициар, будучи убеждённым традиционалистом, строго придерживался отечественных правил: помимо основной компании на всякий случай иметь хотя бы одну аффилированную и одну подставную. Сведущие люди говорят, что это небесполезно при всяких там конкурсах, аукционах и прочих барьерах на пути добросовестного бизнеса.

Традиционализм плохо сочетается с доверием к собственным корпоративным управленцам. Среди них ведь могут встретиться и недостаточно принципиальные, и просто примазавшиеся проходимцы. А, вдруг, – и агенты потенциальных наследников?

Поэтому, во избежание соблазнов, лучше всех на как можно подольше подвесить.

Тем более, если что, то делов-то. Эка невидаль: активы с одного юридического лица на другое переписать.

И команда «размещаться!» даётся сразу всем: и основной компании, и аффилированной, и подставной. CEO последней, впрочем, понимал, что не затем его нанимали, с весьма специфическим брендом впридачу, чтобы в одночасье перепрофилировать. А, вот, у его коллеги из аффилированной структуры появились какие-то смутные, но от этого не менее сладкие ожидания.

Однако, когда приблизилось время переправы, Главный и Единственный бенефициарий резонно заключил, что коней на ней не меняют. И весь свой авторитет (и бренд!) положил на продвижение основного проекта.

Но команды отозвать заявки запасных проектов не дал. Отыгрывать назад в последнюю минуту несолидно. Репутационный риск. Все ведь всё равно понимают, чьи уши торчат. Вдруг да пригодятся ещё эти «запасные» для раскладов на вторичном рынке. А активы и тогда не поздно переоформить.

Только свободные средства у инвесторов ограничены. И никто ещё закона сообщающихся сосудов не отменял.

Подошло время размещения. Как ни старался менеджмент основной компании (а злые языки утверждают, что дело до скупки собственных акций доходило), запасные часть спроса на себя оттянули.

Основная компания разместилась лишь по 64,30. Аффилированая же и подставная, в заявленные ценовые коридоры (у обеих начинались от 7,00) попали: 7,74 и 8,14 соответственно.

И понятно — почему. От них ведь большего не ожидали. Ибо в их активы не входило самое ценное: бренд Единственного и Главного бенефициара. За исключением, как отмечалось выше, – ушей от этого бренда.

Вот этих самых ушей основной компании и не хватило. А в первоначальную её оценку они вошли. Так что причина неуспеха лежала «в неправильной интерпретации отчета независимого оценщика и включении в девелопера долей, которыми он не владеет».

Впрочем, с неуспехом – это мы, того гляди, поторопились. В пресс-службе основной компании заявляют, что «IPO прошло успешно, т.к. компания разместилась в рамках уже скорректированного ценового диапазона в» 60-65 условных единиц.

«Такое объяснение, конечно же, могло вызывать только улыбку» у некоторых профессионалов, к числу которых несомненно относится бывший советник по экономике Единственного и Главного бенефициара. Правда «часть их аргументов в пользу «неудачности» первичного размещения акций выглядит», скажем так, недостаточно серьёзно. Нельзя же считать неудачей размещение ниже границ коридора, «одновременно утверждая, что сам коридор… завышен».

Тут пора бы остановиться. Случайное совпадение ряда цифр с итоговыми данными Центризбиркома наверняка уже навело на мысль о неких параллелях. Помилуй Бог! Где это видано, чтобы рейтинг, хотя бы и самого популярного лидера, выставлялся на IPO? Или – передавался во временное пользование юридическим лицам? Тем более, если рейтинг этот имеет статус национального достояния. Да и сам по себе приведённый случай, сознаюсь, – лишь учебный кейс. Он не претендует на полное совпадение даже и с бизнес реалиями. Кому, например, придёт в голову размещать акции трёх собственных/ контролируемых компаний одновременно? К тому же так, чтобы торчали уши?

Так что, если в сказке и есть намёк, то не на событие 2-го декабря, а на его интерпретацию.

Полярность оценок электорального достижения ЕР и первого номера в её федеральном списке, напоминает… официальные результаты голосования на участках Пресненского района г. Москвы. Там, если кто ещё не знаком с этой историей, на трёх пятых участков была зафиксирована довольно низкая явка (от 38до 52%), а ещё на одной трети – необычайно для Москвы высокая (от 70до 90%). И, вопреки закону нормального распределения, почти не было участков с серединной явкой. Схожая тенденция наблюдалось и по голосованию за ЕР.

Так и электоральные эксперты. Послушаешь одних — «режим» потерпел сокрушительное поражение со счётом 64,3 на 2,5 (11,6 за КПРФ на ум пошло). «Референдум» о доверии провалился. Послушаешь других — Единая Россия под флагом Путина одержала сокрушительную победу.

У каждой из этих точек зрения своя точка отсчёта.

У одной – президентские выборы 2003-го, когда за Путина проголосовало 49 млн. избирателей (71%). А теперь за ЕР под его флагом — лишь под 45млн. (64%). Значит, (по логике А. Илларионова) — потерял свыше 4 миллионов голосов. Постойте, да вы же сами утверждаете, что предел поддержки ЕР (даже с Путиным) 35-40%, не более. Выходит – успех? Из уст ревнителей неприкосновенности конституции следует неубиенный аргумент: что это за легитимность доверия такая, в основе которой лишь 41% от списочного состава избирателей? Это – да, это — конечно. Особенно если учесть, что конституция наша принималась на референдуме 32-мя процентами от всех имеющих право голоса.

У другой — предыдущие выборы в Думу. Тогда ЕР получила 37,5%. А теперь результат разве что не удвоился. По сравнению с чем? Разве в тот раз был «референдум» о доверии? И потом, ребята, не забывайте о «скупке собственных акаций».

Спрашивается, — где же начинается анализ, и где заканчиваются «партийные» флажки? Как ответили бы «резонные люди», анализ заканчивается там, где начинаются «партийные» флажки.

Но не всё так безнадёжно. По одному отдельно взятому предмету имеется консенсус между обоими лагерями. И это вселяет надежду на то, что шансы восстановления «полуразрушенных мостков общественно-политической коммуникации» («Полит.ру»), действительно не нулевые.

Я имею в виду консенсус по торчащим ушам. Оппозиционные эксперты их «не замечают». Иначе пришлось бы честно признать, что, раз уж мы ставим вопрос в плоскость доверия инвесторов ко всем активам «Главного и Единственного бенефициара», то к 64,3% надо приплюсовать и 7,74, и 8,14%. И тогда (даже с коррекцией на скупку собственных активов) 75% точно будет. Но и «Менеджерам основной кампании» задним числом сознаваться в том, что в их, пусть и временное, пользование был отдан бренд без ушей, как-то не с руки.

«СEO подставной компании» по данному вопросу — no comments. Он в своём бизнесе профессионал.

И только CEO «аффилированной структуры» не устаёт повторять что-то о вкладе ушей в доверие к бренду.

Однако похоже, что имеющий уши не слышит. Погружён, наверное, в сослагательное наклонение: был бы референдум, проголосовало б «за», без дураков, 75%, а на как бы референдуме, как бы 64% и проголосовало.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.