НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

28 января 2008, 19:12

Elementary, Watson!

Нигерийская наука и высшее образование глазами университетского профессора. Только «национальный лидер» сделает Нигерию процветающей, современной страной. «Расизм» как повод для патриотической риторики. Чернокожий ученый бросает вызов белому генетику. Как наказывали Джеймса Уотсона. Наука и жизнь до второй мировой войны и после нее. Может ли ученый говорить то, что он думает. Сенсационное открытие исландских генетиков.

Джекоб Квага, профессор университета Ахмаду Бело, в статье, опубликованной на страницах нигерийской газеты “Daily Trust”, смело обрушился на некоторые институты своей страны и образ жизни сограждан. Текст Кваги выдержан в саркастическом тоне, процитирую лишь один пассаж: «Когда дело доходит до лидерства в науке или в высоких технологиях, мы не можем продемонстрировать какие-либо природные способности. Формат этой статьи не дает возможности детально проанализировать причины этой неспособности, укажу только на ублюдизацию (bastardization) наших университетов, степени и профессура которых вовсе не соответствует ожиданиям таких обитателей Башен из Слоновой Кости, как мы». Горькое разочарование профессора Кваги сменяется призывами поставить перед собой и страной благородные цели и решительно изменить ситуацию к лучшему: «Как рассказали мне историки, Южной Корее понадобилось меньше двадцати лет, чтобы стать и индустриальной державой, и всем остальным, чем нужно, будучи ведомой патриотическим национальным лидером, который имеет свой взгляд, понимает свою миссию и имеет достаточно энергии для действий». Дальше статья намекает на то, что таковым лидером может быть нынешний президент страны, который заявил ... и так далее и тому подобное. Нас здесь интересуют не обстоятельства нигерийской политики (важные сами по себе, но, все-таки, находящиеся далеко от сферы интересов Вашего Покорного Слуги), а повод, который вызвал бурное негодование профессора университета Ахмаду Бело.

Этим поводом стал скандал, связанный с высказываниями знаменитого американского ученого, лауреата Нобелевской премии в области биомолекулярных исследований Джеймса Уотсона.  Напомню некоторые факты. В октябре 2007 года вышла в свет автобиография Уотсона «Не досаждай людям, и Другие уроки жизни в науке». Генетик приехал на презентацию книги в Лондон и там дал интервью Sunday Times. В нем он рассуждал на разнообразные политические и общественные темы, в частности, сокрушался по поводу тяжелой жизни обитателей Африки и невеселых перспектив этого континента. Неумение остального мира (прежде всего, Запада) помочь африканцам, по мнению Уотсона, есть следствие неправильного исходного тезиса, согласно которому интеллект жителей Черного Континента равен интеллекту обитателя Европы или Северной Америки. «Все тесты говорят о том, что это совсем не так», - поставил точку в своем рассуждении (и, одновременно, крест на своем общественном имидже) профессор. Чуть позже он попытался разъяснить эту позицию, но, кажется, увяз еще больше: «Подавляющее большинство общества прикидывается, что одинаковый для всех уровень интеллекта является всеобщим достоянием человечества. Может быть и так. Но недостаточно просто хотеть этого. Это ненаучно. Ставить под вопрос это положение вовсе не значит быть расистом».

Разъяснения не помогли – бурю уже было не унять. На Уотсона обрушились проклятия, подозрения, санкции. Презентации его автобиографии были свернуты почти везде – включая знаменитый Музей Науки и Рокфеллеровский институт. Руководство Cold Spring Harbor Laboratory, которая под началом Уотсона превратилась в один из главных центров биологических исследований в мире, заставила профессора уйти в отставку. Генетик пытался оправдываться, говорил, что его неправильно поняли, но было уже поздно. Впрочем, думаю, скандал только поднял продажи книги, название которой так противоречит тому, как повел себя ее автор. Он действительно досадил общественности.

Среди тех, кому он досадил, как раз и оказался профессор Джекоб Квага. Нигерийский ученый не только – вслед за другими – обвиняет Уотсона в расизме и даже сексизме, он ставит под сомнение главное научное достижение американца, повторяя давно известные обвинения в плагиате и даже воровстве: «Любопытно также, что доктор Уотсон, который стал знаменитым благодаря открытию структуры ДНК, прославился только благодаря работе женщины, которая не играла по сексистским правилам.  Эта женщина, Розалинда Франклин, работая в лаборатории Мориса Уилкинса в Кембридже, получила рентгеноструктурные данные, которые дали совершенно определенный ключ к структуре ДНК. Говоря попросту, доктор Уотсон просто украл эти снимки у Розалинды Франклин, которая даже и не подозревала об этом. Это темное пятно ставит под вопрос репутацию доктора Уотсона». Надо сказать, что по поводу того, украл или не украл Уотсон результаты трудов Розалинды Франклин, уже десятилетия ведется дискуссия, поэтому мнение нигерийского ученого ничего не убавит в репутации выдающегося генетика, который, к тому же, широко известен своим скверным характером. Дело не в репутации. Дело в том, имел или не имел Уотсон права говорить то, что сказал в интервью Sunday Times. То есть, говорить, что он думает.

Чудак и скандалист Джеймс Уотсон привык мыслить категориями, доставшимися ему в наследство от героических времен жюльверновских чудаков с астрономическими трубами. Первое название его знаменитой книги шестидесятых годов «Двойная спираль» – «Честный Джим». Честный (то есть последовательный до самого конца) Уотсон хочет лишь беспрекословно следовать логике фактов – так, как это делал Витгенштейн, прославившийся, между прочим, тем, что поставил под вопрос существование этих самых фактов. В ту эпоху – со второй половины XIX века до середины XX-го – несколько наивная бескомпромиссность рассеянного в быту гения воспринималась западным обществом со снисхождением взрослого к странностям не в меру способного ребенка. Этим гениям много что прощали, достаточно вспомнить скверный характер того же Витгенштейна, его намерение устроиться профессором математики в советской Казани, его сожаления по поводу судьбы Гитлера и кое-что еще. Дело генетика Уотсона (полвека спустя после того, как была исчерпана модернистская парадигма отношений «науки» и «общества») стало чертой, отделившей наше время от времен, когда «наука» (имеется в виду «настоящая наука», «естественные науки» – ведь «гуманитарные науки» таковыми в англоязычном мире не считаются, и даже носят совсем иное имя, humanities) обладала полной и безоговорочной автономией от общества.

Не в моей компетенции рассуждать на темы генетики, зато мы можем попытаться посмотреть на эту ситуацию с точки зрения истории – и здравого смысла. Пусть последний считают каким-то чудным британским предрассудком, но – перефразируя известное высказывание Черчилля о демократии – ничего лучше человечество не придумало. Но начнем, все-таки, с истории.

Вторжение общественного мнения в сугубо научные вопросы есть следствие привилегированного, исключительного положения «науки» в массовом сознании. Она, вместе с поп-культурой, заполняют нишу, которую раньше занимала здесь «религия». Любое суждение, даже самое дикое, для того, чтобы иметь авторитет в глазах общества, должно быть:

  1. научным (то есть, исходящим из сферы науки, или подкрепленным мнением людей, представляющих эту сферу),
  2. медийно репрезетированным.

Иными словами, «ученые» должны вещать истину с экрана телевизора, иначе это не истина. Соответственно, мессидж должен быть «понятным» – по крайней мере, понятным человеку, который получил если не высшее, то, хотя бы, среднее образование. Таких людей стало много; почти все на Западе относятся к категории потенциальных реципиентов этой «истины», соответственно, почти все могут высказывать суждение по ее поводу – чем и отличается нерелигиозный культ науки/поп-культуры от времен господства церкви. То, что произошло с профессором Уотсоном, с исторической точки зрения – столкновение двух моделей поведения: модерной модели «гениальный ученый, поверяющий жизнь научной логикой» и нынешней политкорректной модели «общественной дискуссии по актуальным вопросам науки». Как известно Витгенштейн сочинил свой знаменитый «Логико-философский трактат», сидя в итальянском лагере для военнопленных, но он никогда не обсуждал его положений с товарищами по несчастью.

Что же до того, как эта ситуация выглядит с точки зрения здравого смысла, то здесь генетик явно неправ. Во-первых, он – не Витгенштейн, он живет в послевоенном мире и хорошо знает его законы. Сделав публичное заявление, опытный скандалист Джеймс Уотсон не мог рассчитывать на иную реакцию – и, судя по всему, прекрасно знал это. Единственное, чего он не рассчитал, так это силы такой реакции. Мне даже кажется, что он просто хотел пококетничать и в очередной раз продемонстрировать миру, что ему можно немного больше, чем другим. Ученый не только поставил под вопрос равенство рас, он намекнул, что и отдельные люди не равны в мире демократического равенства. И тут же поплатился за это.

Еще один, почти философский, вопрос. Если говорить не об исторических парадигмах и стратегиях поведения – может ли ученый честно, без экивоков публично высказать свою позицию по проблеме, имеющей прямое отношение к его специальности? Конечно да. Должен ли «кабинетный», «лабораторный» ученый учитывать возможные интерпретации того, что он говорит? С философской точки зрения – конечно же, нет. Но это только в том случае, когда он уверен  и может обосновать свою позицию. В случае Уотсона это было не совсем так. Конечно, есть результаты IQ тестов, которые показывают превосходство представителя «белой расы» над представителем «черной». Но генетик упускает из виду то, что тесты эти весьма специфические, составленные исходя из определенной историко-культурной позиции, в которой «белый человек» уже несколько веков находится в выигрышном положении. Кстати говоря, именно об этом говорят критики Уотсона. Точно так же, меньший процент женщин, занимающих профессорские позиции на факультетах математики или физики, свидетельствует вовсе не о том, что женщины глупее мужчин; просто этот процент является довольно точным показателем истории взаимоотношения двух полов. Если бы мы оказались в государстве амазонок, то там процент мужчин-воинов был бы ничтожен.

С другой стороны, тот же самый «здравый смысл» говорит о том, что все люди разные. Кто спорит? Разные не только люди, разные и народы, и расы. Каждый из этих людей или народов силен в той ситуации, правила игры которой он создал. Приспособление (чаще всего, насильственное, иного в истории почти не бывает) к другим, чужим правилам – процесс мучительный и даже драматический. «Политкорректность» в том виде, в котором она была задумана в западном демократическом обществе, как раз должна смягчить остроту и боль этого процесса; она, своего рода, наркоз. Джеймс Уотсон стал жертвой неумеренной реакции общества, панически боящегося боли.

И, наконец, самое последнее. В той же самой Sunday Times в декабре 2007 года были опубликованы результаты исследования ДНК самого открывателя структуры ДНК. Исландская генетическая компания de CODE Genetics утверждает, что 16 процентов генов Уотсона – африканского происхождения. Исландцы не исключают, что среди предков ученого были чернокожие.

См. также другие тексты автора:

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.